Год Козла


Плывет по морю лодка без весла
под управлением? Правильно - козла!





В один из канунов очередного Нового Года курсанты училища связи Паша Метлин и Саша Бурлак
уединились после ужина в казарме и сидя на Сашиной койке, живо обсуждали последние
новости. Дружескую беседу прервал их приятель Снегирев, внезапно возникший в узком проходе
кроватных ярусов:
- Ну что, мужуки, где Новый год собираетесь справлять?
- Да куда нам идти в форме и с пустыми-то карманами, - грустно пошутил Паша. - Разве
только в мороженицу “Чебурашка” наведаться можно, но она в десять  уже закрывается.
А что, у тебя есть предложение?
- Скучные и серые вы людишки, ей богу, - Снегирев плюхнулся на соседнюю койку. - Фан-
тазия полностью отсутствует, живете как обезьяны в зоопарке. Посмотрите на себя со сторо-
ны, когда идете в увольнение. Это же позорище! Ни одна нормальная тетка с вами никогда
познакомиться не захочет: рожи кирпичом брюки в складках, шинели как на верблюдах сидят,
кроме кино и всяких низкосортных забегаловок нигде не бываете. Вам обоим имиджмейкер ну-
жен, чтобы жизнь вашу серую немного подкрасить. Короче, есть предложение! Я тут давеча с
одной нормальной девахой познакомился на показе мод, и она меня пригласила вместе, так
сказать, Новый Год и отметить, но самое главное,что у нее есть две реальные подруги, для
которых нужна, соответственно, пара конкретных мужиков. Если хотите, могу взять с собой
на этот праздник жизни, только вы можете не оправдать возложенного на вас моего дове-
рия. С другой стороны, я знаю, что так и просидите всю ночь как сычи, поэтому все же
лучше будет взять вас собой, поскольку человек я сердобольный и беспросветная жизнь то-
варищей будит во мне жалость. Ну, так что, согласны?
- Согласны, согласны! - хором воскликнули приятели, будто опасаясь, что Снегирев
передумает. - А ты подруг-то ее сам видел? - осторожно спросил Паша. - А то може
крокодилы какие. Он почему-то сделал ударение на втором слоге.
- Ну ты, Метлин, и наглец! - Снегирев рассерженно нахмурил брови. - Тебе, засранцу, и
стол новогодний, и ёлочку на халяву предлагают, так еще и Брижит Бардо, оказывается, подавай!
Ты же знаешь старую армейскую поговорку: “Некрасивых женщин не бывает, а бывает
только мало водки – и сойдет любая молодка”.
- Дима, да ты не подумай ничего такого. Я просто так спросил, для интересу.
- Засунь ты этот интерес в самое свое интересное место, - скаламбурил Снегирев и дру-
жески потрепал Пашу по щеке. - Вон учись у Шуры. Он дурацких вопросов не задает, потому
как знает, что Димон никогда ерундой не занимается и предлагает всегда стоящие вещи. Так,
Шурик?
Бурлак улыбнулся и кивнул головой. За два года учебы он достаточно хорошо узнал Снегире-
ва. Учился он кое-как, зато по части всяких веселых затей равных ему в роте не было
. Предложение Димы было как подарок, потому что и вправду идти им было абсолютно некуда.
- Ну, вот и ладно, - затейник потер ладони друг о друга. - Тогда, я считаю, надо бы нам скинуться
по-маленьку и завтра прикупить кое-чего для наших дам. У меня есть конкретные и деловые
мысли на этот счет.
Он достал из-за пазухи небольшой листок с записями и друзья стали живо обсуждать
детали грядущего мероприятия.

Весь следующий день в училище проходил под знаком светлейшей Новогодней звезды. Боль-
шинство офицеров и служащих, едва дожив до полудня, стали потихоньку покидать альмаматер,
и после обеда все курсанты, после предварительного поздравления от командования, были
отпущены в увольнение до завтрашнего вечера. Снегирев,тщательно проиструктировав
товарищей, испарился в город еще до обеда и те, чтобы скрасить медленно тянущиеся
часы, пошли смотреть телевизор, где лихим разноцветьем ярких огней мир встречал Новый Год.
Когда часовая стрелка наконец приблизилась к семерке, приятели надев тщательно отутюженную
форму и надушившись дешевым одеколоном, запах которого лучше бы годился для защиты от
комариных укусов, выползли из нутра училищного КПП на занесенные снегом улицы города. Они
шли пешком вдоль освещенных гирляндами фонарей улиц, где нескончаемые вереницы радост-
ных и веселых людей спешили по домам, чтобы вовремя успеть отметить самый долгожданный
и любимый праздник в году. Местом явки Снегирь обозначил улицу Первомайскую, которая на-
ходилась не так чтобы и далеко, но с учетом того,что общественный транспорт ходил уже как попало,
курсантам понадобилось около часа, чтобы туда добраться. Когда они подошли к
универсаму, их встретил Снегирев, который в занесенной снегом шинели был похож на ма-
некен посыпанный мукой. Рядом с ним стояла спортивная сумка и, то ли от холода, то ли
от нетерпения, он отбивал чечетку своими модными остроносыми шузами, гармонирующими с
армейскими брюками, как цыганский платок  - с галифе.
- Ну что, бабуины, добрались наконец-то! - он потер пальцами заиндевевшие уши и, достав из
кармана пачку “Marlboro”, c наслаждением закурил. - Короче, я все подготовил, прикупил живой
воды и все остальное, так что можем двигать потихоньку. Лидке уже звонил, они там тоже
готовятся.
Теперь, братва, слушай сюда. Чтобы не выглядеть полными ослами, прежде чем что-нибудь ска-
зать, десять раз подумайте. За столом не чавкайте и прежде чем положить себе что-то на тарелку и,
соответственно, налить, поухаживайте за дамами – они любят джентельменов, а не баобабов.
Когда будете, не дай бог, танцевать, на ноги партнершам не наступайте и армейские анекдоты
за столом не рассказывайте, чтобы за дебилов не приняли. Понятно?
Мужики дружно кивнули головами и, как всегда любопытный, Паша спросил у закончившего
последний инструктаж Снегирева :
- Слышь, Димон! А не рановато мы к ним привалим-то? Время, посмотри, еще девятый час
только. До Нового Года еще почти три часа. Что мы там все это время делать-то будем?
- Павлик, ты на самом деле идиот по-жизни или только прикидываешься? Что же, по-твоему
мы должны без пяти двенадцать туда приплыть? Так поступают только полные дегенераты. Сра-
зу видно, Метлин, что с этикетом ты не знаком, поэтому учись, пока я жив. Когда придем, на-
до девчонкам помочь будет. Только не сидите на диване как вороны на суку, будте проще и люди
к вам потянутся. Вобщем берите вот эту сумку и почапали, а то что нам на улице митинговать.
Я и так уже как сосулька стал, вас дожидаясь.

Через десять минут Снегирев подвел их большому и красивому серому дому, судя по архитек-
туре, построенному еще в послевоенные годы и, сверившись с номерами квартир, открыл массив-
ную дверь парадной. Лифта в доме не было, поэтому до нужного им четвертого этажа они доби-
рались пешком по лестнице и, когда наконец  добрались к заветной квартире, Саша,тащивший
нелегкую сумку, был похож на альпиниста, покорившего вершину Джомолунгмы. Снегирев, стро-
гим взглядом оглядел товарищей и достав из кармана носовой платок,которым видимо счищал
пыль со своих новомодных ботинок, вытер пот с красного от натуги Сашиного лица. Потом он
достал из сумки три картонных маски: одна была с мордой козла, а другие изображали то ли
кроликов, то ли зайцев с выступающими вперед крысиными зубами. Козлиную маску Снегирев
напялил на себя, остальные приказал надеть приятелям. Чтобы нахлобучить их, пришлось снять
ушанки и засунуть их в сумку. Когда маскарадные приготовления были закончены, козел пере-
крестился и как-то неуверенно нажал кнопку звонка.

Дверь открыла молодая блонд, очень похожая на Мирей Дарк. Увидев трех военных в курсантских
шинелях и совершенно идиотских, ни к селу ни к городу, масках на подстриженных под
полубокс головах, она широко улыбнулась во все тридцать два и чистым, звонким как горный
ручей, голосом воскликнула :
- Салют травоядным! Дима, я давно уже поняла что ты большущий оригинал, но почему имен-
но козел?
- Лидуся, да только лишь потому, что встречать мы будем год Козла по восточному календа-
рю. Будто ты этого не знаешь!
- Ну, во-первых, не козла, а козы, а во-вторых зачем же тогда приятели твои  зайцы-кролики?
- А затем, что в нашей замечательной компашке и одного козла вполне достаточно, - сострил
Снегирев, чем вызвал всеобщий смех.  - А козой может ты тогда побудешь???
 - Нет уж, уволь от такой роли: молока у меня нет, а рогов пока ещё никто не наставил...
Пора знакомиться с косыми, - Лида с видимой иронией посмотрела на Диминых
спутников. - Меня зовут Лидой.
- Вот это  наш Паша, - Снегирев с силой наступил на ботинок Метлину, и тот поспешно
склонил лицо в маске в легком поклоне. - А вот это - Шурик.
В отличие от Метлина, Бурлак снял маску и смущенно протянув хозяйке руку, тихо пролепе-
тал : - Рад познакомиться с Вами.

Лида лишь на несколько секунд задержала взгляд на покрасневшем лице Саши и, взяв его
протянутую десницу в свою теплую маленькую ладонь, еще раз улыбнулась и ответила :
- Я тоже рада, что у моего Димочки такие вот замечательные друзья. Вы тогда раздевай-
тесь и проходите в комнату, а я вас с подругами познакомлю.  Она развернулась и упор-
хнула на кухню, из которой доносился веселый девичий смех и пахло чем-то вкусным. Запах
давно не еденной домашней пищи невидимым туманом обвил гостей и, проникнув через ноздри
внутрь, вызвал сладкие ощущения где-то под ложечкой. Сила предвкушения была настолько яв-
ной, что приятели в какой-то момент испытали ощущение эйфории. Раздевшись в прихожей, они
сняли дурацкие маски и, попрыскав на свои синюшные носки казарменным одеколоном, осторож-
но прошли в комнату, где на самой середине красовался стол в белоснежной скатерти с расстав-
ленными тарелками, фужерами, рюмками и всякой всячиной. Около одной из стен стоял большой
старинный диван коричневой кожи с которого вдруг спрыгнул тощий полосатый кот с одним
пораненным ухом и длинным шрамом под левым глазом. Он несколько секунд рассматривал
нежданных гостей, от которых пахло каким-то абсолютно еще не ведомым ему вонизмом, после
чего лениво мяукнув, неспеша удалился из комнаты. Друзья сели на освобожденное котом место
и принялись оглядываться по сторонам, пытаясь по убранству комнаты определить вкусы и при-
страстия хозяев квартиры.
- Ну ладно, мужики, - Снегирев внезапно резко поднялся с места. - Вы тута пока посидите, а я пойду
поспрошаю Лидусю насчет помощи.
Он уже направился в сторону кухни, но на пороге комнаты лицом к лицу столкнулся с хозяй-
кой в сопровождении еще двух девиц.
- А мы к вам знакомиться идем, - Лида легко подтолкнула Димона обратно в комнату. - Вот
это мои подруги: Оленька - она положила руку на плечо полненькой, похожей на сдобную булочку,
подружке с румяным и почти лунообразным лицом и курносым носиком и Мариша...

Та, которая была Маришей, представляла стрёмный экземплярчик, этакую жуткую смесь из
женщины-вамп, заядлой рокерши и пляжной нимфетки. В ней всё удивило. Прическа, похо-
жая на воронье гнездо, губы в темно-коричневой помаде, вызывающе короткая мини-юбка и яр-
ко-красные чулки делали ее похожей на персонаж из фильма ужасов. Она с неподдельным инте-
ресом обсмотрела вжавших головы в плечи скромных курсантов и, задержав взгляд на Паше, ис-
кренне улыбнулась ему, обнажив ровный ряд белоснежных красивых зубов. Метлин еще больше
съежился под знойным взглядом красотки и вдруг стал икать. Вовремя спохватившийся Снеги-
рев метнулся к нему и с силой ударил по спине, пытаясь предупредить конфуз. Не ожидавший
такого приема, Паша не удержал равновесия и растопырив руки, повалился прямо на Маришу.
Та же, пытаясь удержаться на ногах, ухватилась за руку Лиды, но было уже поздно - все трое
оказались на полу.
- Это у нас называется "Здравствуй, жопа, Новый Год!", - Лида с трудом встала с пола, поти-
рая ушибленный копчик. - Вот так познакомились! Ты прав Дима: одного козла нам сегодня
предостаточно!
Она помогла подняться и Марише, и достаточно сильно саданувшемуся о край стула Метли-
ну. Озадаченный Снегирев, увидев результат своей помощи, с тупым выражением лица чесал свой
бритый затылок и виновато смотрел на рассерженную пассию. Саша, наблюдавший всю эпопею
со стороны, вдруг громко рассмеялся и вслед за ним стали ржать и присутствуюшие. Обстанов-
ка разрядилась.. Знакомство было продолжено. В процессе разговора выяснилось, что Мариша
работала моделью в городском доме мод, Лида и Оленька работали там же: первая была модельером,
вторая -  бухгалтером. Познакомившись с кавалерами, девчата вновь убыли на кухню колдо-
вать над салатами-винегретами, а курсанты, оправившись от первоначального шока, стали тихо
обсуждать свои первые впечатления.
- Ну чо, пацаны? - Снегирев озорно подмигнул напряженным товарищам. - Как вам девахи?
На мой вкус -  самое то! Паша! Мне кажется Мариша на тебя глаз положила, ты учти это на буду-
щее. А ты, Шурик, давай Оленьку обрабатывай, пампушку эту очаровательную.
- Ты знаешь, Димон, мне Оленька-то не понравилась. Скажу тебе прямо: не в моем она вкусе,
понимаешь? Я стройных девушек люблю, худеньких.
- Так может тогда наоборот: ты за Маришей этой атомной приударь, а он за Олей, - Сне-
гирев похлопал Пашу по плечу. - Согласен?
- Да мне абсолютно все равно с кем тусоваться. Сам же надысь говорил, что надо водки побольше
 хлестануть. Так что мне и эта Наф-наф сгодится.
- Ну, вот и отлично. Теперь, когда с бабцами вроде разобрались, пора и по соточке пропустить
за грядущий, так сказать.
Он залез в нутро сумки, бережно достал оттуда поллитровку “Юбилейной” и со стуком воодру-
зил  на стол.
- Димон, послушай! - Саша встал с дивана и подошел к Снегиреву поближе. - А не рановато мы
начинаем праздник-то отмечать. Сам же говорил, что хозяйке помочь надо.
- Если надо бы было – сказали бы. Думаю, что справятся и без нас, поэтому по-чутку можно
принять. Давайте, садитесь за стол.

Друзья не стали спорить с благодетелем и скромно пристроились с краешку стола. Снегирев разлил
водку в красивые резные рюмки и многозначительно произнес :
- За успех нашего безнадежного мероприятия!
Вся троица весело чокнулась хрустальными рюмками с чистым звоном и... вот уже упавшая на
дно желудков беленькая живительным теплом разливалась по артериям и венам, привнося в каж-
дую клеточку тела маленькие клубочки энергии жизни. Замотанные учебой и службой, курсант-
ские души потихоньку начали оживать и за первым тостом последовал второй. Помня об этикете,
сервировку стола служивые решили не нарушать и поэтому водку запивали только минералкой,
в изобилии присутствующей на столе. По этой причине к тому моменту, когда бутылка уже обнажи-
ла донышко, гости хотя еще и могли членораздельно говорить, но нужные слова уже подбирались
с трудом. Прибежавшая из кухни с большим блюдом заливной рыбы Лида, увидев распивающих
водку друзей при полном отсутствии еды в их тарелках, рассердилась:
- Вы что же пьете не закусывая, неандертальцы! Что мы потом с вами кривыми делать-то бу-
дем? А ну, накладывайте еду немедленно. Смотри у меня, Дима, чтобы были как огурчики!
- Будем, будем, будем! - Снегирев послал Лиде воздушный поцелуй и изобразил на дурашливом
лице глупую улыбку. - А ты шампусик в холодильник положила, несравненная моя?
- Я чувствую, что до шампанского у вас дело может реально и не дойти, - Лида бросила не-
довольный взгляд на чересчур счастливые лица гостей и плавно удалилась из комнаты.
- Ну что, орёлики! Теперь, когда есть такая замечательная закусь, сам Бог велел еще одну
баночку приговорить, - Снегирев плотоядно подмигнул немного захмелевшим визави и встав
со стула, достал еще одну бутылку водки. Саша, не понимая зачем нужен сей спурт, осторожно
спросил его:
- Димон, может хватит пока выпивать? А то развезет нас задолго до полуночи как алконавтов
и будем мешками с дерьмом за столом сидеть.
- Эх, Шурик! Сразу видно, что нету у тебя житейского опыту. Ты сам подумай, кому мы здесь
трезвые нужны с мордами протокольными? Дамы везде и всегда веселых мужиков любят, таких
чтоб с вые..пендрежем были и все такое. Что на трезвую голову выдумать можно интересного?
Ни-че-го! Поэтому давай не отвлекайся и рюмку свою подставляй.
- Да если мы так продолжать пить будем, то до Нового Года точно с копыт свалимся, поэтому
я пока пас, а вы как хотите.
- Да тебя, трезвенник, никто и не заставляет. Это дело добровольное, но все же от коллектива
отрываться не следует, если совесть на месте.
- На месте у меня совесть! - Бурлак решительно встал из-за стола и подошел к музыкальному
центру, стоящему в нише мебельной стенки из орехового дерева. Перебрав стопку кассет, он
выбрал какой-то музыкальный микс, вставил его в чёрную пасть кассетника и на-
жал на кнопку. Комнату заполнили звуки когда-то очень модной японской песни “У самого сине-
го моря” и Саша, повинуясь знакомому музыкальному ритму, стал легонько пританцовывать на
глянцевом паркетном полу.
- Посмотри-ка, Павлик, на этого, бляха, танцора! - Снегирев ехидно ухмыльнувшись уставился
на оставшегося собутыльника. - Ему для полнейшего счастья балерины только и не хватает!
Давай хоть мы с тобой нормальными мужиками будем.
Он налил себе и Метлину по полной и протянул ему рюмку. Павлик совершенно не сопротив-
лялся напору тамады и послушно выпил предложенную порцию. Было видно, что ему было уже
все равно, что пить и сколько. Он был близок к точке насыщения спиртом и с улыбкой дауна
любовно глазел на Димона, как на своего гуру. Саше стало скушно смотреть на пьяный дуэт и
он решил пройти на кухню и узнать, когда девушки, наконец, присоединятся к ним. На стене
вдруг забили часы громким мелодичным боем. Он посмотрел на них - было только десять часов.
До Нового Года оставалось еще целых два часа и ему показалось что они будут длиться бесконечно.
- Вас кажется Александром величают? - Лида внезапно столкнулась с Бурлаком в коридо-
ре нос к носу. - Будьте добры, помогите мне банку с огурцами открыть, а то силы не хватает.
Пойдемте со мной.
На кухне для Саши, как ни странно, нашлось немало работы. Он открывал банки, точил ножи,
резал хлеб и рассказывал девчатам о себе, об учебе в училище и обо всякой прочей ерунде.
Когда приготовления были закончены, Лида, сняв передник и кухонное полотенце с плеча , пригласила
всех к столу. Девчонки пошли в ванную навести марафет у зеркала, а Саша вернулся к приятелям,
которые стояли подле сумки и о чем-то громко спорили. Снегирев, увидев его, махнул рукой, как бы подзывая к себе.
- Вот, Шурик, мозгуем мы тут о том, кому что дарить будем. Я думаю, духи мы вручим моей
Лиде, колготки Марише, а вот этот чудный маникюрный набор - Оленьке. Ты не против?
- Делай как знаешь, только обрати внимание на то, какие оригинальные колготки Мариша носит.
Думаю, что вот эти, обыкновенные, ей точно не понравятся.
- Тогда Марише подарим набор, а Оленьке – колготки.
- Димон, а они на ее ноги влезут? Ты уверен?
- Так они же вроде безразмерные, мне продавщица сказала.
- Безразмерность – это тоже относительное понятие.
- Тогда остается последний вариант: Лиде дарим колготки, Марише - набор, и Оленьке – ду-
хи. Ух, совсем ты меня замодулировал, - Снегирев вытер пот со лба. - В трех соснах запутались.
Павлик, а ты согласен с таким раскладом?
Метлин, широко осклабившись, тупо посмотрел на Димона и, растянув свою идиотскую улыбку
еще шире, согласно кивнул головой.
- Имеем требу..ваемый консенсус, - Снегиревское лицо выразило полное удовлетворение.
Он притянул голову Паши к себе и поцеловал в лоб. - Когда дарить будем?
- Если и дарить, то только сейчас, а то вскоре вы и двух слов связать не сможете, - резонно
заметил Бурлак. - Нажрались уже как поросята. Я ведь предупреждал.
Снегирев хотел ответить ему что-то откровенно грубое, но в этот момент в комнате появились
девушки и стали рассаживаться за столом.
- Дорогие наши красавицы-симпатульки! Прошу немного внимания! - пафосным голосом
воскликнул Снегирев. - Мы, сирые и бедные курсанты, хотим поздравить вас с Новым Годом и
вручить скромные сувениры, как говорится, от чистого сердца. Просим не обижаться, если чего
не угадали.
С этими словами он, по совместно утвержденному плану, поочередно одарил дам заготов-
ленными подарками, не забывая облобызать каждую своим слюнявым ртом аж по три раза. Де-
вушки с благодарностью приняли подарки и, в свою очередь, предварительно пошушукавшись,
принесли свои. Павлику они презентовали красивые синие импортные плавки, Саше – тёмные
пляжные очки в модной золотистой оправе, а Димону – складной спиннинг с красивой пробко-
вой ручкой. Было такое впечатление, что все эти вещицы покупались в одном магазине с очевидной
спецификой. Видимо девушки хотели, чтобы ребята вспомнили о жарком летнем солнце, золотом
песке пляжей, манящей глади теплых морей и на душе у них стало от этого светлее.
По восторженной реакции кавалеров они поняли, что подарки им явно понравились и
это привело их в прекрасное расположение духа. Лида предложила всем наконец сесть за стол,
а сама включила гирлянду на небольшой елочке, стоящей в углу комнаты и, погасив люстру,
присоединилась к остальным участникам новогоднего банкета, уже усердно разрушающим
ложками и вилками красоту салатов. Когда суета за столом утихла, слово взяла Мариша.
Она встала, взяла в руку бокал с искрящимся темно-красным вином и, манерно отставив в
сторону мизинец, обратилась к присутствующим:
- Девочки–мальчики. Я от себя предлагаю тост за этот год, который через совсем чуть-чуть
уйдет от нас навсегда в историю. Он для всех нас был разным: в чем-то хорошим, в чем-то -
не очень, но окончание его мы все сейчас встречаем живыми-здоровыми и это надо считать глав-
ным итогом. Пусть и следующий год закончится для всех нас также в теплой компании друзей,
каковыми, я уверена, мы теперь останемся.
Снегирев нарочито громко зааплодировал Маришиному тосту и все стали чокаться, видимо наде-
ясь, что сии золотые слова обязательно сбудутся: они действительно хотели, чтобы так оно и было.
За столом воцарилось веселье, изредка прерываемое новыми тостами и взрывами хохота, вызыва-
емого уматными прибаутками Димона, в которых он раскрывал свой от природы клоунский та-
лант. Когда все уже собирались выслушать следующий тост, на который решился Бурлак, раздался
громкий звонок. Лида выбежала в прихожую открыть дверь и через уже пару минут возвратилась
вместе с молодым длинным черноволосым парнем в больших очках, строгом черном костюме и
белоснежной сорочке с узким красным галстуком.
- Знакомтесь, это Лев, мой братец-студент. Решил в последний момент составить нам компанию.
Принимаем его? - Лида улыбнулась гостям и обняла пришедшего за талию.
- Еб..стественно принимаем! Мы ему сейчас сразу и штрафную нальем! - быстренько воодуше-
вился Димон. - Ну-ка, Лев, давай поближе ко мне. Щас мы с тобой к встрече Нового Года конк-
ретно подготовимся. А пока я наливать буду, доложи нам, где ты науки изучаешь и на кого учишься.
- Дима! - Лида строгим взглядом посмотрела в лицо Снегиреву. - Ну, не надо братца моего
ничем поить! Он кроме минералки и сока ничего не признает, так что не старайся.
- Надо говорить – не признавал, потому что надо же обязательно когда-нибудь начинать. Вот
мы и начнем, чтоб в Новом году уже был как все нормальные мужики. Я правильно говорю, Лев?
Парень смущенно улыбнулся и скосил глаза на слишком уж активного Димона. Потом почти не-
заметно пожал плечами.
- Молчание – знак согласия! - Снегирев быстренько встал со стула и, сильно надавив на
узкие плечи Льва, насильно усадил его подле себя, поставил перед носом узкий бокал для шам-
панского, полностью наполненный водкой и положил в чистую тарелку кусок розовой жирной
ветчины плюс маленькую шпротину.
- Давай, мой хороший, за наше с тобой знакомство и, чтоб до дна! - разошелся Димон. - Во-
дочка, она самый что ни есть честный продукт, потому что сразу видно кто есть кто по-жизни!
Ее уважают и студенты, и интеллигенты,и импотенты, ха-ха!
Лев неуверенно взял бокал в руку и с растерянностью посмотрел на сестру, пытаясь понять,
что же ему надо сейчас делать. Он в реале никогда водки не пил, но оказаться белой воро-
ной в этой веселой компании ему не хотелось. Видимо, взесив все “за и против”, он все же
выпил половину под одобрительные возгласы курсантов.
- Ну вот, крещение состоялось! - Снегирев широким жестом обнял Льва и облобызал его.
- Хоть не до дна, а все равно молодец! В этом мире не только наукам надо учиться, а и еще кое-чему.
Есть предложение это дело перекурить!
Он, легко пошатываясь, с трудом встал из за стола и, нащупав в кармане кителя пачку сигарет,
двинулся в прихожую. Вслед за ним, как шакал за тигром из сказки “Маугли", потянулся Паша.
Саша тоже решил проветриться и присоединился к товарищам. Они вышли на лестничную клетку и закурили.

- Ну чо, мужики, всё путем у нас в этот раз? - язык Димона уже явно заплетался. - Хорошо сидим,
мне лично нравится. Щас ещё примем и надо к танцам-обжиманцам переходить, а то
девахи наши уже засиделись и хотят активного праздника. Вот ты, Павлик, готов с дамами тан-
гу изобразить или вальс-фокстрот сбацать?
- Что, думаешь не могу? Запросто! - раздухарился Метлин. - Ты что ли танцор крутой? Если
хочешь знать, вальс и фокстрот - это разные танцы на самом деле. Тоже мне, Барышников нашел-
ся!
- Паша, ты, Навуходоносор, чего на меня наезжаешь? Я ведь тебя подкалывать-то не собирался.
Просто смотрю, что ты уже дюже выпимши. Не будет качать-то?
- А я за тебя, устойчивого, подержусь, - Паша, куражась, обнял явно обиженного Димона
сзади за плечи. - Пойдем лучше спецкабинет навестим, а то что-то прижало.
- И то правда, надо от лишнего ослобониться перед дансингом, - Снегирев затушил окурок
о стену и подтолкнул приятелей в квартиру.

Когда полегчавшие и повеселевшие друзья вернулись к столу, то увидели как дамы, вклю-
чив громко музыку, танцевали быстрый танец напоминавший уже давно забытый шейк. Лев оди-
ноко сидел за столом и с аппетитом уплетал зимний салат, заедая его большим куском свежего
ржаного хлеба. Саша и Паша присоединились к девушкам, а Димон, сев рядом со Львом, стал объ-
яснять тому, что еда впустую наносит организму непоправимый вред и потому салат надо обяза-
тельно запивать водочкой. Кончилась беседа тем, что бедный Лев вновь был вынужден выпить
полбокала водки и от этого окончательно окосел. На его лице появилась несползающая дурацкая
улыбка, так присущая напившимся гражданам. От внешней английской чопорности не осталось
и следа и он, стараясь быть услышанным среди музыкального шума, громко и настойчиво объяс-
нял Димону современные проблемы математического моделирования, в которых тот был ну, прос-
то абсолютным профаном, однако изобразив на лице крайнюю степень интереса, внимательно
слушал картавую и полную специальных терминов речь Льва. В тот момент, когда студент решил
перевести дух и продолжить знакомить благодарного слушателя с теорией сетей, Снегирев опе-
ративно поставил перед его носом бокал с водкой и радушно улыбнувшись, поднял свою рюмку
до уровня глаз и уже явно косой, продекламировал :
- А кто говорит, что водка вредная?
Кто говорит весь этот бред,
тот просто ни хрена не понимает!
Кто так про водку говорит
пускай под ним земля горит
и пусть его в могилу закопают! Живым!!!
- Давай, Лев, за успех точных наук и твою бакалавру, - он подвинул бокал ближе к жертве и
настойчиво прожужжал: - Давай, давай, мой хороший, прочисти сосуды от хостелерина.Тьфу ты,
слова-то какие приходится выговаривать,мать честная!
Через полчаса полновесной псевдонаучной беседы и Снегирев, и Лев достигли полного взаимо-
понимания и крепко обнявшись, распластались на мягком диване не в силах уже ни говорить,
ни тем более двигаться, а стрелки часов неумолимо приближались уже к заветной полуночной
цифре, за которой лежали совсем другие жизненные рубежи.

- Эй, танцоры и танцорки! Стоп, стоп! - Лида внезапно остановила музыку. - Время-то уже
сколько! Посмотрите! Пора шампанское нести, десять минут осталось.
Она направилась на кухню и походя посмотрела в сторону дивана. Увидев двух блаженных, с
досадой в голосе воскликнула :
- Господи, вы посмотрите на этих миленьких таких голубочков. Хоть картину, блин, с них
пиши. Ну Снегирёв, гад такой!  Братца моего довел до безобразия, алкоголик чертов! Саша, а ты
сможешь шампанское открыть? И где ваш друг Павлик? Что-то я его не наблюдаю!
- Да он, Лида, животом слаб с детства, вот и прихватило с непривычки. Мы и вправду та-
кой еды уже два года как не пробовали. Вы уж простите его ради Христа.
- Вот Новый год в этот раз отличный удался! Замечательный! - нервно усмехнулась Ли-
да. - Двое в умате на диване плющатся, третий на очке сидит. Хорошо хоть один при памяти
остался, а то хоть плачь, хоть смейся.
Она исчезла и вскоре вернулась с двумя запотевшими бутылкамими шампанского. Одну сразу
поставила на стол, другую же вручила Саше и показала глазами на часы. Пока тот откручивал
проволоку, она растолкала сладкую парочку на диване :
- Эй, братцы-алкоголики! Новый год пришел незаметно! Пора вставать!
Растормошенный Снегирев с большим трудом разлепил ставшие неимоверно тяжелыми веки
и тупо уставился на стоящую над ним Лиду. По всему было видно: он абсолютно не понимал, что
именно от него хотят в данный момент. Потом повернул голову к полулежащему рядом Льву и
погладил его по кудрявой шевелюре а-ля Макаревич:
- Лева, вставай дорогой! Щас шампусик пить будем! Новый Год пришел!
Лев промычал в ответ что-то невнятное и плавно скользя по спинке дивана, принял горизон-
тальное положение. Лида, наблюдая все происходящее с нескрываемым раздражением, вдруг
схватила Снегирева за лацканы кителя, подняла его с дивана как телеграфный столб и гром-
ким командирским голосом прокричала ему на ухо :
- Стоять! Смирно! К встрече Нового Года равняйсь! - она еще раз сильно тряхнула Димона и
взглянула в сторону Саши, стоящего наготове с бутылкой шампанского. - Шампанское открыть!
Саша, к сожалению открывавший шампанское до этого только два раза в жизни, конечно нем-
ного оробел и покраснел от смущения. Он освободил капроновую пробку от проволочной корзи-
ночки и та, выскользнув из рук как кусок мыла, полетела белым ядрышком, выпущенным из ма-
ленькой пушки навстречу Метлину, как раз в этот момент возвратившемуся из клозета. Прочер-
тив баллистическую кривую, пробка шмякнулась в лоб последнему и, не готовый ни к чему подобному,
он обескураженно посмотрел на артиллериста с бутылкой и сказал с досадой:
- Шурик! Я всегда знал, что по жизни ты стрелок никудышний и хреновый, но не до такой-же
степени! Смотреть надо куда целишся!
- Павлик! Между прочим, - Лида ехидно улыбнулась, глядя на озадаченно потирающего ушиб-
ленный лоб Метлина, - Саша единственный из вас, кто трезв и в состоянии хотя бы вот так от-
крыть шампанское. Будем считать, что пришедший Год Козла уже осенил тебя, Паша, ударом сво-
его рога, тем более, что через полминуты он действительно наступит. Давай, Саша, наливай наши
бокалы и вперед!
Бурлак,торопясь, разлил искрящееся вино в бокалы, из-за чего часть его в виде бурлящей
пены была пролита на белую скатерть стола. Лида вставила в руку Снегиреву, стоящему у стола
подобно лому, воткнутому в землю, бокал и дождавшись первого удара кремлевских курантов,
задорно крикнула :
- Ура! С Новым Годом, друзья!
Все остальные немедленно поддержали хозяйку и с веселыми криками стали активно чокаться
и обниматься, и даже плохо соображающий Снегирев ухитрился облобызать стоящую с ним рядом
Маришу и выпить с нею шампанское на брудершафт. Однако свежие дрожжи, попав на уже удоб-
ренную почву, свое дело – пятью минутами позже он все же свалился с ног на диван в
компанию к мирно сопящему Льву, которому Новый Год уже давно наступил на измученные выс-
шей математикой и иссохшие от непомерного учения мозги. Не освежили брызги шампанского
и Метлина, каковой и так криво ходивший, и вовсе стал качаться из стороны в сторону подоб-
но маятнику от часов,отсчитывающих первые минуты Нового козлиного года. В итоге, к тому мо-
менту, когда веселая девичья компания стала лихо отплясывать модные заморские танцы, единс-
твенным мужиком среди них оставался все тот же Бурлак, весьма довольный своей нежданной
ролью и с большим удовольствием принимающий знаки внимания от этих благоухающих дорогим
парфюмом и таких соблазнительных дамочек. Почувствовав внезапный прилив сил, он беспре-
врывно танцевал со всеми с ними по очереди, но все-таки несколько больше приглашал на танец
Лиду, которая ему сразу понравилась своей неброской, но какой-то очень притягивающей красо-
той с оттенком высокой пробы, так присущей девушкам из благородных интеллигентных семей.
Честно говоря, о такой девушке Саша и мечтать не мог, разве лишь во сне, но попользоваться
моментом общения с нею было вне сомнения крайне приятным делом. Он в мыслях был благодарен
Диме за то, что тот, сам того не ведая, подарил ему несколько столь приятных часов. Даже то,
что Димон лежал сейчас напитый в хлам, было несомненным плюсом, иначе пообщаться и потан-
цевать с Лидой ему бы, естественно, не удалось. Короче говоря, Саша был благодарен судьбе за
чудный новогодний праздник и душа его находилась в тот момент в самой что ни на есть нирва-
не, чего нельзя было сказать о Метлине, который никак не мог найти себе места. Пару раз он
попытался было станцевать с Оленькой, но после очередного медвежьего жеста был отдален от
тела и теперь болтался по комнате,периодически предпринимая попытки разбудить Снегирева, но
это было абсолютно бесперспективным мероприятием.

Тем временем, с улицы настойчиво стали доноситься громкие хлопки петард и окна озарились
яркими вспышками разноцветных огней. Мариша, постояв у окна минуту, обратилась ко всем с
предложением присоединиться к гуляющим внизу людям. Идея понравилась и, наскоро одевшись,
компания нетвердыми шагами преодолела лестничные пролеты и оказалась на шумной улице,
где толпы радостных, поддавших и не очень людей, от всей души веселились и радовались прихо-
ду такого долгожданного праздника. Атмосфера всеобщего ликования втянула в себя девушек
и курсантов и, несмотря на совсем не легкий мороз, они присоединились к развеселой публике.
Когда разгоряченные массовыми плясками на снегу и с красными от холода носами они верну-
лись обратно, то ни Снегирева, ни Льва на месте не обнаружили. Лида, заглянув на кухню, в
ванную и туалет, недоумевала: куда могли деться из квартиры только лишь час назад полностью
отутюженные водкой новоиспеченные приятели, тем более, что одежда и того, и другого висела в
прихожей нетронутой. Решив уже было идти на розыски пропавших, Лида вдруг услышала какие-
то странные звуки со стороны лоджии и не обманулась – Димон и Лев, как оказалось, проветри-
вали там мозги, стоя на бетонном полу в одних носках в облаках сизого сигаретного дыма.
Лида повертела пальцем у виска и стала ругать своего дружка:
- Дима! Что ты за человек! Как это называется?! Мало того, что сам напился, как последний
козел, так еще и брата привел к общему знаменателю! Он в жизни никогда не пил и не ку-
рил! Не ожидала я такого! Устроил праздничек, нечего сказать! Бросили одного Сашу под
танк! Одного на всех женщин. Я-то выводы из всего этого сделаю, и будут они для тебя
огорчительными. А пока, раз уж вы на балконе, достань там торт. Он справа лежит на
столике - Лида прикрыла дверь лоджии, из которой несло весьма ощутимым холодным сквозня-
ком.
- Ну что, Лев? - задубевший Снегирев аккуратно и бережно снял с носа студента запотевшие
очки и любовно протер стекла своим знаменитым носовым платком. - Получили мы с тобой пи-
люль по самое нижнее колено. Водка хорошая оказалась, крепкая, неразбавленная, вот и повело
маленько. С кем не бывает! Ну, ничего, не тушуйся, братан, прорвемся!
Лев, еще полностью не отрезвевший от ударной и непомерной лошадиной дозы, согласно кивал
кудрявой головой и переминался с ноги на ногу заиндевевшими от холодного пола ступнями.
- Так, где же этот кондитерский торт? Куда она его положила? - Димон повертел головой вок-
руг. - А, вот он! Слушай, Лев, какой здоровый-то, мама не горюй! Тут килограмма два, не ме-
ньше! Лидуся видать сама пекла. Вкусный небось. Смотри крема сколько шоколадного! Лева, да-
вай выползай отсюда, щас чаи гонять будем!
Студент открыл дверь и, скрипя зубами от лютого холода, сразу ринулся в направлении туалета.
Снегирев же взял большущее блюдо с тортом и понес его к выходу с лоджии, держа драгоцен-
ный груз над головой. Когда он поравнялся с балконным проемом, то ступил на кусок линоле-
ума, постеленный у самой двери. Он не знал, что на морозе линолеум становится скользким как
лед, поэтому, когда одна нога была на пороге комнаты, вторая, одетая в настоящий армейский
карась из тех, которые стоят вместе с сапогами, поехала в сторону и враз потерявший рав-
новесие Димон тут же оказался на балконном полу, накрытый сверху упавшим тортом. Мало того,
что тяжелое глиняное блюдо садануло его по лбу, так и весь огромный торт оказался у него
на лице и груди. Услышав грохот, к лоджии подошли Мариша и Лида. Когда они увидели лежав-
шего внизу Снегирева по пояс в бисквите и креме, Лиду разобрал нервный смех. Она, в общем то,
была готова ко всему, но когда результаты двухдневного труда оказались эскимом на
лопате, реагировать на это адекватно не было никаких сил. Она позвала Сашу и при помощи его,
а также выражений из крепкого русского мата, Димон был поставлен на ноги и под руки вне-
сен в залу. Вид у него был таков, что позавидовали бы постановщики киношных трюков. Вся го-
лова и верхняя половина тела были измазаны в креме. Им же забиты уши и глаза. На лбу красо-
валась большущая шишка сине-розового цвета. Что стало с форменным кителем, об этом было
лучше и не думать. Бурлак,рассмотрев при ярком свете незадачливого приятеля, схватился за
живот и стал ржать, надрывая все внутренние связки и перегородки. Таким Снегирева не уда-
валось видеть еще никому. Конечно, он заслуживал сострадания, но вид его был настолько
комичным, что удержаться от смеха не было никакой возможности.
- Так что, Димулик, говоришь год Козла к нам пожаловал нонче? - Лида взяла своего дружка
под руку. - Теперь я точно в этом не сомневаюсь. Не зря говорится, что как Новый Год встре-
тишь, то так его и проведешь. Так вот, я не хочу проводить весь этот год с козлом, впрочем
как и все последующие. А теперь иди в ванную и чисти шерсть и рога, - она ехидно посмотре
ла на снегиревскую шишку. По всему было видно, что хозяйка уже устала от общества напивше-
гося, ни на что негодного Димона а он, хоть и кривой, но понял это и с обреченным видом почапал
принимать душ и чистить китель. Праздник для него, увы, на этом, видимо, был закончен,и, самое
главное, скорее всего, закончены были и сами отношения с Лидой.

Пока бедный Снегирев под отрезвляющими ледяными струями душа пробовал смывать ос-
татки крема, девчата убрали со стола еду и посуду и принесли большой узорчатый чайник с
чашками и всякие кондитерские штучки в виде конфет, эклеров, цукатов и зефира в шоко-
ладе. На сладкое, как мухи на мед, к столу подобрались все, и даже никак не могущий согреться
и не отошедший еще от удара, Лев одним из первых решил хлебнуть ароматного чайку. Уселся
за стол и ошалевший от бесцельного шатания по квартире неприкаянный Метлин.
- Мы тут прямо как в Мытищах сидим, - вдруг почему-то сказал он и, насыпав в чашку с
чаем аж четыре полные ложки сахара, расплылся в дурацкой пьяной улыбке.
- В каких ты Мытищах, барбос гималайский? - раздался совсем рядом с Пашиным ухом ехид-
ный голос. Это почти отрезвевший Димон вернулся из душа. - Дупло-то не слипнется от сиропа?
Налей-ка и мне чайку нутро прошпарить, а то зябко апосля душа прохладного.
- Уж чья бы корова мычала насчет липкого! - немедленно парировал удар Метлин. - Я ведь
свою физию от торта не отмывал как некоторые, да и китель завтра в химчистку не понесу.
- Это уж точно, - Лида сердито посмотрела на мокрого Димона. - Ты, Павлик, прав, однако.
Он только другим замечания делает, а сам как слон в посудной лавке топчется. Ладно уж, да-
вай садись, козлик ты наш однорогий, попей хоть чаю со всеми. Эх, Дима! Хороший ты
мужик, но дурак дураком, честное слово.Устроил Новый год, нечего сказать! Лев, наверное, те-
перь мой дом за километр обходить будет, - она повернулась к брату, который поглощал
уже третью чашку чая. - Правда, братуха?
- Да не, сеструха, всё нормально прошло. Биномиально, так сказать. Дима человек душевный.
Я бы с ним в разведку точно пошел. Зря вы на него скалитесь, ведь такое с кем не бывает. Пусть
это считается просто недоразумением, этаким новогодним приключением. Я так вот думаю.
- Ничего себе приключеньице! - Лида удивленными глазами посмотрела на Льва. – Молодцы!
Мало того, что напились как поросята, так и торт, который я два дня делала, умудрились изнич-
тожить. Хорошо, наверное, идти в разведку с другом, у которого полтуловища в бисквите разма-
занном. Театр полномасштабных придурков, вот как это называется! Представляете, идут двое
разведчиков по лесу: один из них чучело огородное, другой в костюме при галстуке. Все что они
могут разведать, так это месторасположение ближайшего магазина, где можно купить пивка
для поправки здоровья.
При этих словах Бурлак поперхнулся горячим чаем и в приступе подступившего вдруг неу-
держимого смеха нечаянно опрокинул свою чашку на стол. Горячая жидкость в момент растек-
лась по скатерти и, как на грех, ошпарила ноги сидящей с ним рядом Марише.Та же, от неожи-
данной боли, в свою очередь подавилась куском зефира и, машинально всплеснув руками, заехала
локтем в лоб сидящему по другую сторону Метлину, чинно вкушавшему свой сироп. Через нес-
колько секунд вся грудь последнего была залита липкой коричневой жидкостью и он, ничего не
понимая, удивленно смотрел как теплые струйки стекают вниз по животу, оставляя густой след
на стиранной недавно форменной рубашке.
- Ну что скажешь, дружбан? Боженька-то не фраер, он все видит! - Снегирев с удовольствием
потер ладони друг о друга. – Понял, Павлик, кто первым в химчистку направится? Правду го-
ворят, не рой колодец другим, так и сам в дураках не будешь.

Обескураженная всем происходящим, Лида, округлив свои красивые очи, воспринимала ситуа-
цию как некую злую шутку, но когда ее ошарашенный взгляд вдруг остановился на Бурлаке,
трясущемся от приступов дикого хохота, сама нервно рассмеялась и стала с небольшим над-
рывом в голосе повторять:
- Год Козла, год Козла, год Козла-а-а…!
Глядя на ставшее пунцовым от напряжения лицо хозяйки с выступившими то ли от досады,
то ли от смеха слезами, все собравшиеся переглянулись и дружно подхватили:
- Год Козла, год Козла!
- Дай-то Бог нам и его прожить, - как-то тихо и грустно промолвил Снегирев и, достав свою
рогатую картонную маску, порвал ее на мелкие, мелкие кусочки.

Эпилог.

Ровно через полгода - 30 июня .... года состоялись  две свадьбы, женихами на которых были
Саша Бурлак и Паша Метлин, а невестами - Лида Дулина и Мариша Дрогобыч.
Свидетелями со стороны Бурлака на этом достойном мероприятии были (не удивляйся дорогой читатель)
Дима Снегирёв и Оленька Медведева.
Вот такой год Козла получился...



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 472
Опубликовано: 02.01.2012 в 22:10
© Copyright: Евгений Форт
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1