ТО ЛИ ГРЕЗЫ, ТО ЛИ СОН - венок сонетов


1.

В мечтаньях, грезах пропустил рассвет,
И он ушел подхваченный любовью,
томившейся во мне уж много лет.
Остались грусть, тоска с сердечной болью.

Любви безумство, взвившись до небес,
повязанное похотью и волей,
носилось над землею, словно бес,
поддразнивая своей страстью поле.

И лес шумел, приветствуя тот пыл,
И горы откликались долгим эхом.
А я – на месяц молодой завыл.
И этот вой – душевной раны веха.

Ищу, где потерявшаяся стая,
ущелье волчьим воем наполняя.

2.

Ущелье волчьим воем наполняя,
свои молитвы к светлым образам
я в небосвод холодный направляю,
как неподвластной вечности глазам.

Как будто не было напрасных ожиданий,
обмана, обещаний и речей.
Как не было порочных заклинаний,
тысячелетья прошлого ночей.

Яд ожиданий вены разъедает,
И сталь ножа пригрелась на груди.
Ну, что с того, что жжет и разрывает?
Зато вся жизнь, как будто впереди.

И долгий крик: Где в прошлое билет?.. –
Звучал он как космический кларнет.

3.

Звучал он как космический кларнет
(я вечно с музой в облаках витаю).
Иду к тебе уж много тысяч лет,
но… до сих пор пороги оббиваю.

Побитую морозом седину
мне зеркало показывает ясно.
Плачу я дань не знанью, а вину –
симфонией, во славу, громогласно.

В ней мысли о тебе из давних снов.
Звучанье не нарушит чья-то ревность.
А вот тоску, обжившую мой кров,
я посылаю к черту, как и трезвость.

Творят мелодии мне Боги (знаю)
и гаммы звезд, что небеса роняют.

4.

И гаммы звезд, что небеса роняют
собрал орган в прелюдию Творца.
Здесь не поют – гордыню усмиряют,
сочится кровь с тернового венца.

Никто не должен никому. Ты вправе
вести себя как раньше, как всегда.
Но сердцу, что полощется в отраве,
последняя привычней, чем вода.

Случайности не в счет, и лишь «победы»
сжигают близких, что с тобой, дотла.
Живешь, как «шестикрылые полпреды»*,
укрывшись, без двора и без кола.

Вот, проступила правды тихой соль -
приснилось мне, что голый я король.

5.

Приснилось мне, что голый я король,
Живу, как Карлсон с Малышом, на крыше.
И эта сказочно оформленная роль
предписана Судьбой и тем, кто свыше.

Вчера во сне летел к тебе всю ночь
и собирал все звезды по дороге.
Я не услышал утром слова «прочь» -
ты далеко, я ж записался в йоги.

Весь грех в любви, что ищем мы всю жизнь.
След за спиною поглощает время.
От близких ждем лишь милых укоризн,
а судит нас всегда людское племя.

Как трудно смыть греховность изысканий ,
сны наяву – предел людских мечтаний.

6.

Сны наяву – предел людских мечтаний.
Предчувствия? – Спасут ли Душу вновь.
Ты счастлив от астральных обожаний,
увидев в них реальную любовь.

Не зря, наверно, люди верят в числа
и в гороскопы звездных теорем.
Но только, вдруг, не та звезда зависла -
не та Судьба и в Книге Перемен.

И, вот приходят с мыслями страданья,
и тело вытворяет черти что.
Потом опять молитвы, созерцанье,
и пляшешь с тенями у цирка Шапито.

Понятен смысл значения «юдоль» -
плоть ненасытна, причиняет боль.

7.

Плоть ненасытна, причиняет боль.
Звонить тебе, наверное, не буду.
Какая, к черту, может быть здесь роль?
Чего не сделаешь от морока и сдуру.

Как будто нет обмана наяву,
об обещаниях как не было и речи.
Теперь я верю только в синеву,
в безоблачную высь - погасли свечи.

Познавший вмиг предательства порок,
и знаньем искушенный до предела,
надеюсь, что очередной урок
я выучу и без подсказки тела.

И пользы нет от самобичеваний.
Любовь не признает года скитаний.

8.

Любовь не признает года скитаний.
Не страх довлеет над моей Душой.
Я не пришел из эры опозданий
с Судьбою, не желавшей слыть грешной.

Следов осталось столько на дороге…
Но, вот, спросить, а что считать за грех?
Не все скитальцы платят дань тревоге,
чтобы понять, я спрашивал у всех.

Утраченных предметов невесомость,
утраченной любви забвений сад.
В березовом сиянье где-то совесть.
В Душе шумит осенний листопад.

Пришла пора, нам нечего терять,
нам всю неделю нечего сказать.

9.

Нам всю неделю нечего сказать.
Ты приглашаешь, я не приглашаю.
Уходит время нашей жизни вспять.
Но ты же знаешь, я не все решаю.

Уверенно шагает Командор,
Моя Судьба зависима от камня
и слов тех, что составят приговор,
что прозвучат, когда коснется дланью.

Нависло будущее, прошлое ушло,
а настоящее, как цепь мгновений.
Жизнь из мгновений – это не смешно,
когда в мечтах так много привидений.

Как веры нет тем скучным оправданьям,
признаться в том нет сил, так и желанья.

10.

Признаться в том нет сил, так и желанья.
Пророчества, наверное, не те.
Ты пропустила важное свиданье,
мне кажется, и дело не во мне.

С моим приходом, вроде казус вышел:
переплетенье судеб и времен.
Круг твой и мой, как на корове дышло,
и знак дан – совпадение имен.

Мне б не хотелось здесь пороть горячку.
А, вдруг, и, вправду, в жизни повезло
и нет причин впадать мне снова в спячку,
и в снах встречаться с девушкой с веслом.

Ожог весны – и нечего роптать.
Как страсть и страх игрою обуздать?

11.

Как страсть и страх игрою обуздать?
В каких мирах начертаны ответы?
Полыни блеск – серебряная прядь,
абсента вкус вплетаются в запреты.

Не видит страсть пределов и преград,
не слышит голосА предупреждений.
Лишь падший ангел без сомненья рад,
ждет за плечом ошибок и затмений.

И страх, поверьте, тоже в сердце спит.
Боится шкура ран и повреждений,
боится боли, смерти – не гранит –
суть паразита, что из Нави древней.

Судьба ткет покрывало из страданья.
Не верить как в пророчество гаданья?

12.

Не верить как в пророчества гаданья,
хотя проспали полночь петухи.
Оплыли свечи от зеркал мерцанья,
где проявились тайные грехи.

Здесь царство серых призраков тумана,
безумства горных речек, тишина…
В Душе не затянувшаяся рана –
во времени прозревшая вина.

Мне не взлететь подхваченным потоком
к вершина снежным горного хребта.
Я жду Любовь, ушедшую без срока,
где перед ней хрустальная черта.

Для праведных поступков нужен джин –
расцвечен весь огнем Души рубин.

13.

Расцвечен весь огнем Души рубин.
Я ухожу, и часа нет отсрочки.
Струится к звездам в ночь осенний дым,
мелькают искры – будущие строчки.

Я, может, повторюсь в грядущих снах,
В твоих друзьях, знакомых и любимых.
А вдоль дорог слова, что на устах.
И образы любви, где мы едины.

Закована Душа во льдах зимы.
Ей ждать, когда проснется ветер южный.
В словах, что на листе, не «Я», а «Мы»,
И крик Души оглохшей и ненужной.

Последний путь, как журавлиный клин.
На встречу с Госпожой иду один.

14.

На встречу с Госпожой иду один.
В моих словах и над собой насмешка.
Пусть полыхает юмора камин,
пусть я не первая – вторая пешка.

И Госпоже приятно – сдался Принц.
Мечтателям сюрприз – полеты в бездну.
Уже к Душе рванулась стая птиц,
похожих здесь на оборотней местных…

Но, кажется, тебе понятно все,
что топором не вырубишь - бумага.
Поэзия – ведь тоже ремесло.
Разинешь рот – повесят за оврагом.

Захочет ли Судьба мне дать совет? –
В мечтаньях, грезах пропустил рассвет.

15.

В мечтаньях, грезах пропустил рассвет,
Ущелье волчьим воем наполняя.
Звучал он как космический кларнет
и гаммы звезд, что не6еса роняют.

Приснилось мне, что голый я король.
Сны наяву – предел пустых мечтаний.
Плоть ненасытна, причиняет боль.
Любовь не признает года скитаний.

Нам всю неделю нечего сказать.
Признаться в том нет сил, так и желанья.
Как страсть и страх игрою обуздать?
Не верить как в пророчество гаданья?

Расцвечен весь огнем Души рубин.
На встречу с Госпожой иду один.

Шестикрылые полпреды* - Серафимы



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика любовная
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 413
Опубликовано: 16.11.2011 в 13:07
© Copyright: Олег Бескровный
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1