Стихи Николая Тихонова

Тихонов Николай
Тихонов Николай Семёнович (1896 - 1979) - русский советский поэт, Герой Социалистического Труда, лауреат Международной Ленинской «За укрепление мира между народами» , Ленинской и трех Сталинских премий первой степени.

Мы разучились нищим подавать
Мы разучились нищим подавать,
Дышать над морем высотой соленой,
Встречать зарю и в лавках покупать
За медный мусор - золото лимонов.
Руки сборщицы чая
Я видел их не на полях сражений,—
То был труда обычного пример,—
В колхозе, что не знает поражений,
Который все зовут «миллионер».
Там генцианы синие в лугах
Там генцианы синие в лугах,
Поток румяный в снежных берегах.
Там в неповторной прелести долин
Встал ледяной иль черный исполин.
Под сосен снежным серебром
Под сосен снежным серебром,
Под пальмой юга золотого,
Из края в край, из дома в дом
Проходит ленинское слово.
У моря
(Остенде)
Ненастный день. Как лезвия
Небезопасных бритв,
Срезает отмели, звеня,
Посмотри на ненужные доски -
Посмотри на ненужные доски -
Это кони разбили станки.
Слышишь свист, удаленный и плоский?
Это в море ушли миноноски
Великим океаном нашей жизни
Великим океаном нашей жизни
Сейчас плывем к тем дальним берегам,
Что назовем землею коммунизма...
Наш долгий путь закончим только там.
В Ла-Манше
Мы чинно ползем
По белесому скату,
Вот это Ла-Маншем
Зовут небогато.
Я люблю тебя той — без прически
Я люблю тебя той — без прически,
Без румян — перед ночи концом,
В черном блеске волос твоих жестких,
С побледневшим и строгим лицом.
Крутой тропою - не ленись
Крутой тропою - не ленись -
К лесам Таврарским подымись,
Взгляни в открывшуюся высь,-
И ты увидишь наяву
Земляки встречаются в Мадрасе
Далеко остались джунгли, пальмы, храмы,
Город-сад, зеленая река.
Вечером, примчав с Цейлона прямо,
Встретил я в Мадрасе земляка.
Женщина в дверях стояла
Женщина в дверях стояла,
В закате с головы до ног,
И пряжу черную мотала
На черный свой челнок.
Хотел я ветер ранить колуном
Хотел я ветер ранить колуном,
Но промахнулся и разбил полено,
Оно лежало, теплое, у ног,
Как спящий, наигравшийся ребенок.
Я - одержимый дикарь, я гол.
Я - одержимый дикарь, я гол.
Скалой меловой блестит балкон.
К Тучкову мосту шхуну привел
Седой чудак Стивенсон.
Посмотри на ненужные доски
Посмотри на ненужные доски -
Это кони разбили станки.
Слышишь свист, удаленный и плоский?
Это в море ушли миноноски
Не заглушить, не вытоптать года,-
Не заглушить, не вытоптать года,-
Стучал топор над необъятным срубом,
И вечностью каленная вода
Вдруг обожгла запекшиеся губы.
Опять стою на мартовской поляне
Опять стою на мартовской поляне,
Опять весна - уж им потерян счет,
И в памяти, в лесу воспоминаний,
Снег оседает, тает старый лед.
Я - одержимый дикарь, я гол
Я - одержимый дикарь, я гол.
Скалой меловой блестит балкон.
К Тучкову мосту шхуну привел
Седой чудак Стивенсон.
Переулок кота-рыболова
Там подошла, к стене почти, стена,
И нет у них ни двери, ни окна.
И между них, такой, что видно дно,
Бежит ручей - название одно.
Наш век пройдет Откроются архивы
Наш век пройдет. Откроются архивы,
И все, что было скрыто до сих пор,
Все тайные истории извивы
Покажут миру славу и позор.
Хоровод в Сульдуси
Хлынул дождь, когда девушки, встав в......
В старом Сульдуси, в Сульдуси пели,
И казалось, что дождь все их ленты зальет,
Пояса из цветной канители.
Ночь
Спит городок
Спокойно, как сурок.
И дождь сейчас уснет,
На крышах бронзовея;
Искатели воды
Кую-Уста зовут того, кто может
Своим чутьем найти воды исток.
Сочти морщины на верблюжьей коже,
Пересчитай по зернышку песок -
Повсюду раннее утро
Свет льется, плавится задаром
Повсюду, и, в себя придя,
Он мирным падает пожаром
На сеть косящую дождя.
И встанет день, как дым, стеной
И встанет день, как дым, стеной,
Уеду я домой,
Застелет поезд ночь за мной
Всю дымовой каймой.
Ночной праздник в Алла-Верды
За Гомборами скитаясь,
миновал Телав вечерний,
Аллавердской ночью синей
схвачен праздника кольцом.
Пушка
Арнольду Пек
Как мокрые раздавленные сливы
У лошадей раскосые глаза,
Лоскутья умирающей крапивы
Ты не думай о том, как тоскую я в городе......
Ты не думай о том, как тоскую я в городе......
И высокие брови не хмурь на чернеющий снег.
Ты со мною всегда: и в снегах, и под......
Улыбнись, моя гордость, ты поедешь навстречу......
Сами
Мариэтте Шагинян
1
Хороший Сагиб у Сами и умный,
Только больно дерется стеком.
Когда уйду - совсем согнется мать
Когда уйду - совсем согнется мать,
Но говорить и слушать так же будет,
Хотя и трудно старой понимать,
Что обо мне рассказывают люди.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1