Стихи Николая Рыленкова

Рыленков Николай
Николай Иванович Рыленков (1909 - 1969 гг.) - русский советский поэт. Лирика тяготеет к классическим и фольклорным традициям. Автор стихотворного пересказа «Слова о полку Игореве». Печатался с 1926. Первая книга стихов — «Мои герои» (1933). Автор сборников «Берёзовый перелесок» (1940), «Синее вино» (1943), «Книга полей» (1950), «Рябиновый свет» (1962) и др., нескольких поэм. Автор песен, рассказов, очерков, автобиографических и исторических повестей. Издал сборник статей «Традиции и новаторство» (1962).

Кричат грачи, журчат ручьи
Кричат грачи, журчат ручьи
На все лады.
В снегу следы, не знаю чьи,
Полны воды.
Наш век не ограждал нас от забот
Наш век не ограждал нас от забот,
Он не кормил нас в детстве соской сладкой.
Для нас в ночи четырнадцатый год
Вставал звездой кровавой над кроваткой.
Дубок
Мой приятель лесник говорил мне, бывало, не......
— Верь тому, кто себя не спешит выставлять......
Погляди на дубок, что стоит на опушке......
Позже всех он весной расправляет свой лист......
Как мне жалко людей, про которых
Как мне жалко людей, про которых
Говорят, что угрюмый их глаз
Видит лишь водоёмы в озёрах,
А в лесу древесины запас;
И сам бы я хотел забыть о всяких бреднях
И сам бы я хотел забыть о всяких бреднях,
Рассудка не терять в удаче и в беде,
Но есть в моей душе какой-то привередник,
Меня за годом год он путает везде.
Дождь, по кустам пробегавший и падавший
Дождь, по кустам пробегавший и падавший,
Остепенился, ушёл на закат.
Кажется, до колокольчиков, ландышей
Только дотронешься — и зазвенят.
Без громких слов, без ложной скромности
Без громких слов, без ложной скромности
Идут в мой стих
Простые радости и горести
Людей простых.
Вновь сквозь дым паровоза
Вновь сквозь дым паровоза
Чую горечь берёз,
А запахло берёзой —
Время сеять овёс.
Я не знаю своей родословной
Я не знаю своей родословной,
Дальше прадедов счёт не идёт,
Только знаю — в родне моей кровной
Были все не гулящий народ.
Глухо охают пушки во мраке
Глухо охают пушки во мраке,
Тяжко стонет земля в забытьи.
В ожиданье сигнала атаки
Снова письма читаю твои.
В переулке пустынном, в бревенчатом домике
В переулке пустынном, в бревенчатом домике
Поселиться хотел бы я после войны,
Чтоб, листая поэтов любимые томики,
Пить, как мятные капли, отстой тишина.
Пускай угрюмые догматики
Пускай угрюмые догматики
Ворчат, я к этому привык.
Я до сих пор ещё грамматике
Нет-нет и покажу язык.
Как слава непостоянна
Как слава непостоянна —
Знали и в оны дни:
Сегодня кричат — осанна,
А завтра кричат — распни!
Слышишь, плачет иволга от счастья
Слышишь, плачет иволга от счастья
Где-то за рекой, в березняке.
Вновь кому-то с кем-то там встречаться
И бродить всю ночь рука в руке.
Наше ремесло
Может быть, среди ремёсел трудных
Нет трудней, чем наше ремесло.
В нём всё то, что в праздниках и в буднях
Радостью и горем сердце жгло.
Не ты несёшь мне, муза, новости
Не ты несёшь мне, муза, новости,
Они спешат ко мне чуть свет
В тревожном шелесте газет,
Сигналы радостей и бед,
Потомки поймут, современников наших читая
Потомки поймут, современников наших читая,
Какая у нас за плечами дорога крутая.
Как нас опекала ревнивая наша эпоха,
Чтоб где-то в грядущем о нас не подумали......
Есть поговорка русская. Она
Есть поговорка русская. Она
Была мне в детстве как завет дана,
Её отец мой повторял в тиши:
— Снял урожай — и вновь поля вспаши.
Мы с детства не были заласканы
Мы с детства не были заласканы.
Нас провожала в путь гроза,
Сама судьба брала за лацканы,
Смотрела прямо нам в глаза.
Нет, волшебные русские сказки не лгали
Нет, волшебные русские сказки не лгали
Про Кощееву смерть, про ковёр-самолёт;
Нет, не праздные люди те сказки слагали,
А провидцы, в чьих вымыслах правда живёт, —
Волос каштановые пряди
Волос каштановые пряди
Посеребрит весенний дождь,
Когда давнишней дружбы ради
Ты вновь встречать меня придёшь.
Письмо и карточка в конверте
Письмо и карточка в конверте,
Написан чётко адрес твой.
Обязан быть готовым к смерти
Солдат, не раз ходивший в бой.
О край глухариный, лесная сторожка
О край глухариный, лесная сторожка,
Лужайка, где воздух как спирт муравьиный.
Там зори калиной ломились в окошко,
А полдни мне пачкали губы малиной.
Не по-праздничному позолоченную
Не по-праздничному позолоченную,
А по-будничному озабоченную,
Сложа руки сидеть не умевшую,
На виду у меня постаревшую,
Коктебель
Есть что-то от древней Эллады
В тебе, коктебельская синь.
Трещат, не смолкая, цикады,
Горчайшая пахнет полынь.
Избави Бог от поздних сожалений
Избави Бог от поздних сожалений,
Когда нельзя поправить ничего.
Нам так отрадно сквозь туман осенний
Увидеть праздник лета своего.
Как полынь, мне хлеб разлуки горек
Как полынь, мне хлеб разлуки горек,
Долги ночи, беспокойны сны.
Может быть, стихи мои историк
Не запишет в летопись войны.
Меркнут осеннего неба края
Меркнут осеннего неба края,
В сумерках смутно лепечет осина...
Ты — возвращённая юность моя
С первым свиданьем у старого тына.
Записал народ в свою книгу книг
Записал народ в свою книгу книг,
Справедливость во всём любя:
— Глупый больше требует от других,
Мудрый — от самого себя.
В суровый час раздумья нас не троньте
В суровый час раздумья нас не троньте
И ни о чём не спрашивайте нас.
Молчанью научила нас на фронте
Смерть, что в глаза глядела нам не раз.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1