Стихи Владимира Маяковского

Маяковский Владимир
Маяковский Владимир Владимирович (1893 - 1930) — русский советский поэт, драматург, киносценарист, кинорежиссёр, киноактёр, художник, один из ярчайших представителей авангардного искусства 1910-1920-х годов.

Война объявлена
"Вечернюю! Вечернюю! Вечернюю!
Италия! Германия! Австрия!"
И на площадь, мрачно очерченную чернью,
багровой крови пролилась струя!
Левый марш
Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше
Ничего не понимают
Вошел к парикмахеру, сказал - спокойный:
"Будьте добры, причешите мне уши".
Гладкий парикмахер сразу стал хвойный,
лицо вытянулось, как у груши.
Вам!
Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
вычитывать из столбцов газет?
Ты
Пришла -
деловито,
за рыком,
за ростом,
Дешевая распродажа
Женщину ль опутываю в трогательный роман,
просто на прохожего гляжу ли -
каждый опасливо придерживает карман.
Смешные!
Братья писатели
Очевидно, не привыкну
сидеть в «Бристоле»,
пить чай,
построчно врать я,—
Мелкая философия на глубоких местах
Превращусь
не в Толстого, так в толстого,—
ем,
пишу,
Разговор на одесском рейде десантных судов
Перья-облака,
закат расканарейте!
Опускайся,
южной ночи гнет!
Еду. Из цикла «Париж»
Билет —
щелк.
Щека —
чмок.
Я
По мостовой
моей души изъезженной
шаги помешанных
вьют жестких фраз пяты.
Любит? не любит? Я руки ломаю...
I
Любит? не любит? Я руки ломаю
и пальцы разбрасываю разломавши
так рвут загадав и пускают по маю
К ответу!
Гремит и гремит войны барабан.
Зовет железо в живых втыкать.
Из каждой страны
за рабом раба
Портсигар в траву ушел на треть...
Портсигар в траву
ушел на треть.
И как крышка
блестит
России
Вот иду я,
заморский страус,
в перьях строф, размеров и рифм.
Спрятать голову, глупый, стараюсь,
Товарищу Нетте, пароходу и человеку
Я недаром вздрогнул.
Не загробный вздор.
В порт,
горящий,
Вывескам
Читайте железные книги!
Под флейту золоченой буквы
полезут копченые сиги
и золотокудрые брюквы.
Товарищ Иванов
Товарищ Иванов -
мужчина крепкий,
в штаты врос
покрепше репки.
Революция
Поэтохроника
26 февраля.
Пьяные, смешанные с полицией, солдаты
стреляли в народ.
Кофта фата
Я сошью себе черные штаны
из бархата голоса моего.
Желтую кофту из трех аршин заката.
По Невскому мира, по лощеным полосам его,
Прощанье
В авто,
последний франк разменяв.
— В котором часу на Марсель?—
Париж
Гимн обеду
Слава вам, идущие обедать миллионы!
И уже успевшие наесться тысячи!
Выдумавшие каши, бифштексы, бульоны
и тысячи блюдищ всяческой пищи.
Мама и убитый немцами вечер
По черным улицам белые матери
судорожно простерлись, как по гробу глазет.
Вплакались в орущих о побитом неприятеле:
"Ах, закройте, закройте глаза газет!"
Любовь
Мир
опять
цветами оброс,
у мира
Ужасающая фамильярность
Куда бы
ты
ни направил разбег,
и как ни ерзай,
Канцелярские привычки
Я
два месяца
шатался по природе,
чтоб смотреть цветы
Гейнеобразное
Молнию метнула глазами:
"Я видела -
с тобой другая.
Ты самый низкий,
Казань
Стара,
коса
стоит
Казань.
Разговор с фининспектором о поэзии
Гражданин фининспектор!
Простите за беспокойство.
Спасибо...
не тревожьтесь...
Сергею Есенину
Пустота...
Летите,
в звезды врезываясь.
Ни тебе аванса,






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1