ПРЕОБРАЖЕНИЕ.


ПРЕОБРАЖЕНИЕ.
В ЗАГУЛЕ.
Петровича на работе, кроме как "Афоня", никто по - другому и не называл. Да, по правде сказать, он полностью и соответствовал имиджу этого киногероя, больше того, он и сам даже где - то в душе гордился своей кличкой. Потому -- что также работал сантехником --был не без греха -- любил и за воротник закладывать. Все как у людей -- бывало и прогуливал после получки день, два, ну редко три. Начальство  смотрело на его загулы сквозь пальцы. "Афоня" отработает, он безотказный. И правда -- где какой прорыв, ночь за полночь -- без пререканий в любом виде шел устранять аварию. Маленький, шустрый, между любыми трубами пролезет, по любой подземке пройдет и сделает  все как надо, не подкопаешься. И себя не обижал, конечно, там на пузырек подшабашить где --нибудь всегда умел. И даже когда пошли перебои с зарплатой, то все равно находил выход из положения. Такая уж работа была. Поменяет кран, к примеру, с первого подъезда в пятый, предварительно перебравши, вот и навар. У него своя, жизнью подкрепленная, арифметика была -- от перемены мест кранов -- бутылка в кармане. И пускай умные головы своими янтигралами занимаются, бутылка вещь все --таки материлизованная единица, душу греет. Опять же, если что, дружки выручат, у них завсегда бормотухой разжиться можно.

Жил он в скромной родительской коммуналке. Батя с маманей, Царствие им небесное, в свое время сильно выпивали, и оставили "Афоне" не такое уж богатое наследство. И на том спасибо, что коммуналку не пропили, вот и жил он в ней один. И жена у него была поначалу, да надоели ей "Афонины" загулы, пожелала она ему на прощанье чтобы он сдох скорее со своими дружками, и укатила в деревню к сестре. Устала она с ним до смерти бедняга, вот и не выдержала больше такого испытания. По молодости еще как-- то боролась с его пьянкой, кодировала даже. Два месяца держался, но разве удержишься,  в одном месте нальют, в другом предложат, да и дружки обижаться стали --- не уважаешь "Афонь! Детей у них не было, какие дети при муже --алкоголике.

Не  стало хозяйки в квартире, совсем с тормозов съехал "Афоня". Соседи пошли с жалобами на его оргии.-- А что "Афоня"! "Афоня" на свои кровные пьет.-- Так он что удумал: сунул тряпку в канализацию в нужном месте и на три дня лишил весь подъезд септика. Рембригада, во главе с "Афоней", "искала" причину, да так и не нашла ничего. Соседи точно знали чьих это рук дело, горячие головы предлагали даже сбросить его с третьего этажа, да доказательств, жаль, не было. А ему все нипочем, сбегал за гаражи , и все проблемы решены. Пришлось всему подъезду сдаваться на милость победителю,Презентовали"Афоне" сумку за его "праведные" труды. С тех пор предпочитали больше с ним не связываться.

Вообще --то по натуре он был человеком добрым, но только когда случалось быть редко трезвым, что было все реже и реже, а так частенько ходил с синяком под глазом за свою несговорчивость в пьяном угаре.
Вот так и дальше бы он жил, да спивался, при своей квартире с ободранными стенами, да еще с черно--белым телевизором, настроенным на одну программу --картину Малевича "Черный квадрат". Да только здоровье -- оно не ведь не беспредельно.
Сердечко стало работать что -- то с перебоями, одышка,слабость во всем теле появилась, руки дрожат, А еще стала перед ним появляться всякая нечисть, и не поймешь, то ли это сон то ли просто галлюцинации. Папаня вон  заявился не запылился, к себе стал звать, лежал бы уж спокойно там где положили. Мало что ли  он за свою жизнь бутылок пустых посдавал на хлеб, после папашиных загулов. Нет уж, лучше на этом свете подольше продержаться, чтобы оттянуть "теплую" встречу с ним на том. "Афоня" был человеком неглупым -- в свое время в ремеслухе  год проучился ( жаль, за аморалку выгнали), понимал, к чему он теперь катится. Все нужно завязывать, свой тазик похоже он уже выпил, не ровен час и сама "мадам" с косой  заявится. Не автограф брать, разумеется. Стал прятаться от дружков, они уже насмехались над его дрожащими руками, да квартиру предлагали ему толкнуть по сходной цене и перебираться к ним на дачу за городом.
В соседнем доме жил старичок --бегунок, не раз "Афоня" его подкалывал по поводу его пробежек. Но если поставить их вместе, то легко можно было спутать кто из них был старше, хотя и  был он от старичка лет на двадцать моложе. Пригласил дед как --то "Афоню" по случаю поставить фильтры в его квартире, не дорого он за свою работу брал. Хотя был случай -- менял он ему же ванну в квартире. У "бизнесмена"  по "бартеру"  выменял, да и всучил  деду под шумок не кондицию. Три дня дедову "обновку" с дружками обмывали. Но дед зла на него не держал, что было то прошло. Слово за слово , так и поговорили они за жизнь "Афонину" непутевую. После еще не раз к нему на чай по приглашению прибегал, прячась от своих дружков. И однажды тот  и пригласил его в "Клуб бегунов", собиравшихся в отремонтированном своими силами  подвале, недалеко от их домов. Долго "Афоня" упирался от такого предложения,но старичок настырным оказался. Сам к нему однажды заявился, и почти за рукав  привел в клуб.

В КЛУБЕ.

Были там люди и моложе его и старше  по возрасту, но ничего этого не ощущалось, все были единым коллективом. Вместе пробежали не спеша, чай с сушками,песни под гитару пели, да караоке в чести было. Надо ли говорить, что Петрович,а он уже и забыл свое настоящее имя отчество, словно свежего воздуха глотнул после своей душной жизни.Потихонечку стал втягиваться в бег, с пьянкой решил завязывать окончательно и бесповоротно. Курс анонимного закоренелого алкоголика прошел--
ему одному из 30 анонимщиков помогло,другим не очень. И однажды явился на работу,как стеклышко, трезвым. Решил -- все хватит пить горькую! Полгода отваживал собутыльников разной масти, по привычке еще по пьяни   вваливавшихся в его квартиру. На работе  стали его уже встречать ироничными словами:"Привет самому непьющему сантехнику России!" А потом отстали -- только  крутили пальцем у своего виска.
После года неторопливых пробежек,Петрович начал участвовать в соревнованиях, да выезжать в разные города. Возьмут в аренду автобус и всем клубом вперед, на пробег. На работе все изменилось в худшую сторону, начальство стало коситься на Петровича, придираться к нему. Теперь он был независимым от них и получался вечно виноватым во всем. Стал отказываться подписывать накладные за не сделанную работу,и не полученные материалы со склада. А вскорости и пенсия подошла, его втихую и уволили, по сокращению штатов. Да он особо и не расстраивался --много ли ему ,холостяку, для жизни нужно. Теперь  в клубе все больше стал пропадать. Все шутили -- вот теперь и у нас в клубе свой завхоз появился.  По старинке  народ еще к нему бежал -- кому что нужно с сантехникой разобраться:"Петрович теперь точно драть три  шкуры не будет -- у него совесть есть".
Быстро время бежит, вот уже и пять годков  его бегового ,слава богу, стажа накопилось. Окреп Петрович и душой и телом, ушли из его тела проклятые токсины, по утрам зарядочка  посильная. С велосипедом не расставался, накручивая  километры здоровья. Особенно полюбил стоять на одной ноге с закрытыми глазами, даже рекорд установил ,20 минут простояв, а раньше на второй секунде с ноги валился. Попробуйте и вы испытать Себя в год "Огненного петуха" Простоите с закрытыми глазами босиком по минуте на левой и правой ноге, будет вам в этом году большая удача! Да и для мозгов прекрасное упражнение вам готовое. ДЕРЗАЙТЕ! И возникла у Петровича шальная мысль, бес в ребро постарался, смотаться куда -- нибудь заграницу на пробег, да не просто так, а на велосипеде.  Тем более, что из их клуба уже некоторые бегуны побывали там и с восторгом делились впечатлениями с остальными, о своем пробеге. А он чем хуже, пора и мир посмотреть, и себя показать,  после армии , по большому счету, нигде далеко от дома так и не был.Стал потихонечку воплощать свою мечту в реальность. Оформлять загранпаспорт, копить на дорогу деньжат, переводя их в евру, будь она неладна,. К  лету уже  был готов, пожалуй,  в путь дороженьку. Вся поклажа уместилась в одном рюкзаке: одноместная палатка,запасные кроссовки ,сменное белье, беговая форма, кое -- что из посуды одноразовой ,запчасти для велосипеда. Из продуктов  -- различные каши быстрого приготовления. Остальное решил покупать в дороге по минимуму, не миллионером ведь ехал, а простым бывшим сантехником. Целью своей избрал город Магдебург, что в Германии, предварительно изучив свой маршрут и сроки прохождения, чтобы не опоздать на соревнование. Рано -- ранехонько по холодку и  выехал в путь -- дороженьку, все меньше движение по утрам на трассе, пораньше на ночевку становиться буду -- решил он. 
Потихонечку и продвигался согласно предварительно подготовленному графику, по нашим родным российским ухабам. Перекусывая  все больше на ходу. а на ночевку останавливаясь, разводил костер, пек в золе картошку, еще что -- нибудь по мелочи к ней, запивал горячим с дымком чаем и в палаточку до рассвета.

ЗАГРАНИЦА.

Вот и граница показалась на горизонте, На удивление очень быстро прошел таможенную службу. Документы были в полном порядке, нехитрый скарб за плечами не вызвал никаких подозрений. Боялся другого -- чужая земля, ни языка, ни друзей рядом, кто подскажет?  Да только зря волновался.
Поехал он по германским автобанам гладеньким, с ветерком по велодорожкам выделенным. Везде указатели стоят, куда , до чего и сколько километров осталось. Прикатил за два дня до соревнований и был одним из первых. Организаторы соревнований и волонтеры, узнав, что он из Волгограда, запричитав: O, Stalingrad ,  Stalingrad, -- освободили его от вступительного взноса. Крепко же им досталось в Сталинграде , что не только дети, а и внуки тоже, помнят  горький урок, полученный ими на нашей земле. Но неприязни не было -- понимали сами нарвались на крупные неприятности для себя. никто им не виноват. За десять евро разместился в парковой зоне, выделенной специально для участников пробега. Поставил свою палаточку в тени под деревом, к нему примкнул свой велосипед, и -- на отдых с дороги. Проснулся от шума  снаружи. Трое мужчин стояли около его велосипеда и весело переговариваясь, любовались его амбарным замком с цепью. Один из них, по -- видимому коллекционер, вытянул 10 евро и изъявил горячее желание приобрести этот диковинный раритет. Давно еще, когда он по пьяни, а может и правда украли, его первый велосипед, Чтобы больше не искушать судьбу, снял с сарая в ЖКО увесистый замок еще с петровских времен видимо сделанный, нашел в куче металлолома кованую цепь ---соорудил себе противоугонное устройство. И вот сегодня, не без выгоды для себя, благополучно его лишился.
Постепенно  парковая зона наполнялась участниками пробега. Разноязычный говор слышался со всех сторон. Сразу видно, что спортсмены уже встречались между собой не в первый раз. Все наперебой делились свежими новостями, кто, где, и на каких соревнованиях бывал за прошедшее время, какие там трассы и какие условия приема. И все это жестами, похлопыванием по плечам, улыбками. Спортсмены все равно, что женщины -- всегда найдут тему для разговора. К вечеру лагерь уже был забит участниками под завязку. Под свет ярких ночных фонарей. Гомон  и смех еще больше усилился -- стали ходить  к друг -- другу в гости на ужин, но без алкоголя, не для того они проделали такой длинный путь, чтобы испортить себе праздник, отказавшись от пробега после пьянки.
На утро,  все обитатели городка, закопошились , зашевелились рано, с веселым гомоном подались на пробежку по парку. Петрович же в этот день взял себе выходной после дальней дороги. Рядом возле своего автотрейлера, сокрушенно мотая головой, возился голландец. За минуту, жестами выяснил у него в чем проблема, мигом соорудил из подручных средств что --то  отдаленно напоминающее ершик. Маленький, юркий, залез под его кемпинг на колесах. Со знанием дела открутил пару трубок, тут же прочистил ему септик. Неожиданно получив при этом 20 евро за грязную работу. Сарафановое радио быстренько разнесло весть о русском умельце, и целый день Петрович решал чужие проблемы, получая вознаграждение за свой "непосильный" труд. На ближайшей станции техобслуживания за эту работу брали 150 евро, а здесь русский, почти задаром, сделал все, да как надо.

ПРОБЕГ,

В день пробега, без спешки и суеты , весь этот Вавилон подался к месту старта. На пробег в Магдебург собралось порядка  двух тысяч участников. Трасса пролегала в основном по живописной набережной Эльбы. Приятно удивил образцовый порядок в стартовом городке. Никто не пытался во что бы то ни стало протиснуться в первые ряды стартующей шеренги, как это часто бывает на наших российских пробегах, где при количестве 200 -- 300 человек наблюдается такое столпотворение. Независимо от своей физической формы и возраста, все лезут вперед, так что судьям приходиться изрядно потрудиться, чтобы в этой нетерпеливой толпе навести хотя бы видимый порядок
У немцев все не так! Записал при регистрации свой планируемый результат, и согласно этому занимаешь место в соответствующем секторе стартового коридора. Волонтеры помогают надевать чип на ногу, а лидер поведет по трассе с четко заданной скоростью. Чувствуешь в себе силы бежать быстрее -- беги, а отстанешь, не беда, к другой группе попадешь.
Долгожданный выстрел стартового пистолета, заставил"муравейник" шевеля лапками двинутся в не близкий путь. На всей протяженности дистанции в течение пробега царила атмосфера веселья. Запах утренней реки отдавал свежестью и покоем. По обочине многочисленные зрители  создавали приподнятое настроение. Они приветствовали спортсменов аплодисментами  и возгласами молодцы!  Среди зелени в разных местах стояли музыканты, задавали ритм барабанщики, танцевали симпатичные девушки -- не только для участников, но и для зрителей.
Петрович бежал как в приятном тумане, легкий пьянящий запах цветов, меняющейся за каждым поворотом красивый пейзаж -- сказка, а не пробег. Поначалу думал пробежать по дистанции в полную силу, а потом подумал, какая разница -- тысячный или тысяча сотый, бежал свободно, впитывая всеми фибрами души, эту красоту, с украинцами переговариваясь на ходу. Победители и призеры давно уже разошлись по окрестным лужайкам на отдых, получив заслуженные награды. А прибегающих бегунов волонтеры вежливо, но настойчиво, просили не задерживаться на финише, направляя через турникет, где уже другие снимали с ноги чип, тут же получали диплом участника соревнований со своим результатом, вымпел и памятную медаль.
Петрович после пробега и полученных эмоций в этот день решил отдохнуть, а  уже утром следующего дня, сделав кое --какие покупки, отправляться в обратную дорогу. Постепенно в городке становилось все тише и тише, стремительно опустошаясь, бегуны возвращались по домам. Голландец предложил Петровичу поехать с ним в Швейцарию, там в следующее воскресенье в Берне, предстояли другие соревнования. Но он отказался -- не захотелось быть обузой хорошему человеку.
Вечерком пошел по городу прогуляться. Ничего не скажешь, везде чисто, красиво, клумбы на каждом шагу, туристов кругом полно. Европа  --одним словом. Незаметно вышел опять к Эльбе. Сейчас, в вечернее время, река выглядела совершенно по -- другому. В свете вечерних фонарей все светилось и сверкало вокруг разноцветными огнями. Цветомузыкальный фонтан, выбрасывая струю высоко верх, переливался всеми цветами радуги. Маленькие яркие теплоходики, все в огнях, сами казались летящими по огненной дорожке. Так  красиво непередаваемо все вокруг, для непосвященного глаза.
А мимо не спеша толпами  прохаживаясь гуляли люди, а он лишь провожал их взглядом. Здесь бурлила другая жизнь, и не было им никакого дела до Петровича, присевшего на краю лавочки, бедным родственником. Они были богаты уверенным прочно вошедшим в их жизнь богатством, которому не нужно кричать о произволе ЖКХ, о растущих ценах на все подряд каждую неделю. И это побежденный народ, когда --то бежавший от стен Сталинграда, а мы его победители -- невольно подумал Петрович.

ДОМОЙ.

Утром его ждал неожиданный маленький сюрприз. С вечера на растяжках палатки развесил для просушки свою беговую форму с кроссовками, рядом висела кружка с эмблемой Олимпиады 80 , купленная в свое время на волгоградской толкучке. Нет,  форма и обувь осталась на месте, а вот вместо кружки было привязано 5 евро, какой --то еще один коллекционер купил ее без согласия хозяина. 
Сборы были недолгими. Оказавшись неожиданно хозяином неплохого капитала, быстро нашел супермаркет. Решил сменить  свой старенький велосипед, свидетеля его прошлой загульной жизни, на новый, немецкого качества, так сказать,. с помощью сообразительного молодого консультанта, выбрал себе красивый никелированный , многоскоростной дорожный велосипед с электронным  противоугонным замком, да еще и сигнализацией. Перегрузив свои нехитрые вещи на удобный багажник, оставил свой старенький велосипед у стен супермаркета и в обратную путь дороженьку покатил по немецким уже знакомым автобанам. Быстро добрался до границы.
Впустить -- то быстро в Германию впустили, а вот с теплым расставанием дело затянулось надолго. Для начала составили протокол, а затем взяли с него штраф за оставленный возле супермаркета старый велосипед, при въезде он был зарегистрирован в базе данных. Расписку написал, что он не имеет претензий к ликвидации его частной собственности, 20 евро за ликвидацию, тут же возвратили 5 евро за металлолом от его велосипеда.Да еще содрали за растаможку нового -- по прейскуранту, еще какой --то налог, так и не понял за что. В общем обули его по полной, и все правильно, все по закону -- хорошо, что еще евра оставалась -- подумал он. Пожелали ему немцы счастливого пути и впредь не нарушать их законы при новых посещениях, и отпустили с миром..
Здравствуй, Россия! -  с твоими дорогами да ухабами родными. Целых десять дней как уехал от тебя, а показалось, что целую вечность не был дома. Хорошо, конечно, в этой прилизанной Европе, но дома гораздо лучше. На первом же рынке, купил картошечки, сальца с мясной прожилкой, да на первом же вечернем привале, спек все это добро на костре, запил крепким чаем. И завалился спокойным праведным сном, под шум родной дубравы.

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

Вернулся в свою захудалую однушку, взглянул на нее новыми глазами,и начал приводить ее в божеский вид. На пенсию, правда, не больно --то разбежишься, вот он и подрабатывал понемногу, а вечером в клуб к друзьям на пробежку непременно. Не сразу, но, через некоторое время, и у него стало не хуже, чем у людей.Да только уюта в ней как не было так и не стало: "Без женского тепла и дом сирота" -- так гласит пословица.Долго колебался Петрович, но все --таки решился. Махнул  за своей женой в деревню к ее сестре, вот только, жаль, опоздал где --то годика на три. Приглядел хорошую хозяйку  односельчанин, вот и жил с ней, как за каменной стеной, по -- стариковски. Петрович, конечно, возмущаться стал, -- при живом муже  другого нашла, разтуды тебя в качель! И получил в ответ по полной программе. Припомнила ему его бывшая женушка все сполна: и как гулял раньше с дружками в пьяном угаре, и свою загубленную молодость, и еще ой как много чего набралось. Обиделся, уехал ни с чем, получив от ворот поворот. А потом подумал: Все правильно, за прежние грехи жизнь предъявила ему свой счет. Бумерангом  вернулась его загульная молодость и больно ударила по затылку. Друзья  -- собутыльники уже давно отошли в мир иной, да и для него те "веселые" года не прошли бесследно. Сумел соскочить с поезда идущего в бездну и на том спасибо.
Неприятности на этом не кончились, Велосипед у него все --таки благополучно украли. Всегда поднимал его на третий этаж, а в этот раз оставил его на 5 минут возле подъезда. Подскочил "пирожок",Бросили велосипед в будку, и только жалобный" псик" издала его иномарка, прощаясь со своим хозяином навсегда. Ребята из клуба усмотрели в его немецком паспорте на велосипед, что еще не кончилась страховка на его железного друга. Отослали, заверенную милицией, справку о краже, чем черт не шутит, может что - нибудь и  получится. Но жизнь продолжается. 
Подрабатывает Петрович понемногу и мечтает. Мечтает вновь куда --нибудь поехать на пробег, Очень жалеет, что тогда отказался от предложения голландца, да что теперь жалеть о былом. Вот соберет денег на новый вояж и поедет, хотя бы в ту же Швейцарию.




Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 14.01.2017 в 00:16
© Copyright: Александр Харченко
Просмотреть профиль автора










1