Салават. Рейс первый



Теплоход «Салават», как и «Солнечногорск» был построен в Польше. Обе серии были представлены в ЧМП семью судами. Первая серия – суда типа «Лениногорск», там были еще Лабинск, Лесозаводск (до сих пор стоит в военной гавани, как тренировочный центр). «Партизан Бонивур», «Большевик Суханов». Седьмой не помню. Главные двигатели были завода Фиат, 8-цилиндровые, 8 тысяч лошадей.

Вторая серия пошла уже с Зульцером с масляным охлаждением поршней. «Салават», « Суджа», «Семипалатинск», .. Все на «С». Головное судно – «Симферополь». Я только на «Салавате» работал. Первый рейс был месяцев пять. Шел 1970 год. После «Солнечногорска» я успел подменить 4-го механика «Ромена Роллана» на рейс Куба – Канада. И четвертого на стареньком «Краснодаре», стоящем на линии Новороссийск – Ливия. И вот теперь –«Салават». Я снова четвертый ремонтный, но уже не новичок, поопытней.

Мне еще дважды повезло с самого начала. Мотористом у меня в ремонтной бригаде был Борис Бондарев. Постарше меня, с головой и руками. Работал несколько лет на ремонте автомобилей, занимался топливной аппаратурой. На флот вернулся с целью быстро заработать на Москвич. Жигули он не признавал. У него я многому научился.

Но больше я запомнил другое. Второй механик шел в рейс в должности первый раз. Не помню его имени, крупный мужчина с украинской фамилией, возможно Оноприенко. К работе он относился серьезно и все делал по указаниям завода- строителя. Все профилактические работы хорошо были описаны в инструкции. Мы с ним вдвоем по вечерам эти инструкции штудировали и утром уже оба были готовы к работе. Мотористы были среднего уровня, поэтому я, грамотно действуя, завоевал кое-какой авторитет.

Помню, что рейс был больше пяти месяцев. Мы обошли много портов Красного моря и Персидского залива. Возили разные грузы, даже верблюдов однажды. Много ездили на берег на шлюпке, тогда это разрешалось. За двигателем присматривали с четвертым механиком по очереди.

Подружился я и с третьим механиком, Виктором Кравчуком, тоже выпускником «Вышки» и с мотористом Севой Мархбейном. Сварщиков на торговых судах ЧМП не было,и одного из мотористов направляли на краткосрочные курсы, где он получал минимальные навыки, в дальнейшем совершенствуясь на судне.

Я часто работал с Севой в паре. Очень сильный физически и толковый парень, сварщиком он был еще начинающим. С первого раза заварить трубу у него получалось редко. Но мы не унывали, никто нас особо не подгонял. Варили трубы обычно на корме. Там же собирались и для перекуров на стоянке, когда людей в бригаде добавлялось за счет вахтенных.

Выходили на 15 минут. Травили байки. К концу перекура обычно слово брал Вовка Гусев, и начинал такой красочный рассказ, что перебивать его второй механик то ли забывал, то ли стеснялся. Минут только через пятнадцать, он, наконец, смотрел на часы и гнал нас в машину.

По вечерам наша компания собиралась у меня в каюте, вахту я не стоял и чайник всегда был горячий. Кофе пили литрами. Все учились печатать на печатной машинке, которая тоже прописалась у меня в каюте.

Интересный случай произошел в каком-то большом порту, где большинство экипажа собиралось на экскурсию. Накануне Сева Мархбейн насверлил в палубе румпельной вокруг баллера руля отверстий, чтобы скапливающаяся вода могла стекать вниз. Указание стармеха никто оспаривать не стал, сказано – сделано.

Пресной воды в ахтерпике у нас уже почти не было, зато правый мытьевой танк был полон, но вода оттуда почему-то не поступала к насосу. Труба проходила через пустой ахтерпик. Экскурсия обещала быть интересной и почти весь экипаж, кто только мог, погрузились в автобус и помахали нам рукой. Мы с Севой сидели на корме. Задание у нас было небольшое, нетрудное, но важное: нужно было установить причину отсутствия воды в всасывающей трубе и устранить ее.

Проводив ребят, мы с Севой спустились по скоб-трапу в ахтерпик ( самый кормовой танк судна, обычно используемый для воды мытьевой или балластной). Мы быстро приотдали гайки, крепящие трубу из мытьевого танка в машину. Труба была сухая. Причина была ясна: ржавчина в трубопроводе, или ветошь, забытая в цистерне во время очистки. Мы оттянули трубу на себя, сняли ее со шпилек и начали обстукивать молотком. Вода полилась по трубе и стала заполнять ахтерпик.

- Ну, все, Сева! Пол-дела сделано. Даже больше. Пусть промоется. Полезем наверх, перекурим, потом садим трубу на шпильки, закручиваем и обжимаем гайки и шабаш.
- Шабаш – в смысле на сегодня всё? – поинтересовался трудолюбивый Сева.
- Там видно будет. Пошли наверх.

Через полчаса, нисколько не сомневаясь в успехе дела, мы вернулись в ахтерпик и ахнули. Вода из мытьевого танка лилась внутрь уже мощной струей и наш рабочий фланец с шпильками вместе давно скрылся под водой.

- Сева, там хоть прокладка осталась?
- Прокладка старая неплохая была, вот только не смыло ли её водой?

Слава богу , этого не случилось. Но и без того фланец садиться на место не желал. В Одессе роженицы шутят: как ты хорошо входил, как ты плохо выходишь… У нас было наоборот. Сняли мы фланец легко, а садиться на место он не хотел. Я нырял в воду и направлял фланец на шпильки, Сева давил на трубу, пытаясь преодолеть сопротивление косо стоящих шпилек.

Наконец, сняв немного кожи с моих рук, труба легла на место. Еще десяток нырков с гайками и гаечным ключом, работа завершена. Можно идти мазаться зеленкой. Расход воды пошел с мытьевого танка, ахтерпик остался полупустым.

Если вы думаете, что история на этом закончилась, значит, вы не механик. Или плохой механик. Или невнимательно читали начало этого рассказа.

На следующее утро вахтенный моторист обнаружил затопление румпельной (иначе, помещение рулевой машины, где, если вы помните Мархбейн сверлил отверстия, как оказалось , прямо в ахтерпик). Боцман ночью принимал воду с берега и пополнил все танки до перелива. Вот она и перелилась. В рулевую машину. Устранить течи при полном ахтерпике было очень сложно.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 09.01.2017 в 09:12
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора










1