Татьяна Левченко


Татьяна Левченко
* * *

Пути Господни неисповедимы.
Но путь судьбы мы выбираем сами.
А после, становясь же седыми,
Фальшивыми рыдаем голосами,

Что жизнь прошла бездарно и бесследно,
Что зря когда-то верили поспешно
В научные и анти-… в общем, бредни,
И оттого так горько неутешно.

Не сожалей об уходящем часе.
Не сожалей об уходящем веке.
Не плачь о растворяющейся расе, —
Плачь о несовершенстве человека.

Плачь о его пути, ведущем в бездну,
Плачь о планете, гибнущей нелепо.
Но даже эти слёзы бесполезны,
Как и стенанья: «Провиденье слепо!..»

Ведь и слепец во тьме найдёт дорогу.
Ведь и глухой вибрации почует.
Ведь и немой глазами молит Бога.
И лишь глупец судьбу свою линчует.


* * *
З. В. В.

А ты опять с иронией глядишь
И отстранился, усмехнувшись криво.
Опять не те слова ты говоришь,
Каких я жду давно и терпеливо.

Ты от себя меня отгородил
Последним, горьким, високосным летом,
Тем, что однажды, на вопрос один,
Мы отыскали разные ответы.

Уходишь, так и не сумев понять,
Как больно: обойдя насмешки мимо,
Взглянуть в глаза, обнять, поцеловать
И не успеть назвать тебя любимым. —

Ведь ты опять с иронией глядишь
И отстранился, усмехнувшись криво.
Опять не те слова ты говоришь,
Каких я жду давно и терпеливо.


БЕДА

Не аукнется —
не откликнется.
Покричи. —
Стая воронов
в небо вскинется
С каланчи.
Покачнут они
тяжкий колокол —
Гул пойдёт.
Этот гул тебе
сердце холодом
Обожжёт.
Видно, быть беде:
так тревожен он,
Так тосклив.
Чей-то взгляд мелькнёт,
настороженный,
Боль разлив.
Так беда беды
криком чинится —
Заучи.
Не аукнется —
не откликнется.
Помолчи.


* * *
А. Синеглазовой

Крушенье всех основ — сыновние могилы
И тени матерей, скорбящие на них.
И вечное «Прощай!» вытягивает силы,
И вечное «Прости…» поддерживает их.

«Позволь уйти с тобой!» —
Но он не позволяет.
И с фото, и из снов:
«Мам! Что ты… Не грусти!»
И верою Господь их — тени — оделяет,
Чтоб матери сынов продолжили пути.



АНТИ-МИРОВАЯ ШУТКА

В призрачно-туманном полумраке
Видятся химеры сотворенья:
Время отрицательного знака;
Антимир; иное измеренье.

Ты пройдёшь ТУДА, оно — ОТТУДА.
Встречь и сквозь — поёжишься невольно.
Встретить анти-я — совсем не чудо:
Не смешно, но, главное, — не больно.

Встретиться, мгновенно подивиться:
Зеркало миров меж вами встало?! —
Воспринять нелепой небылицей:
В анти-я нам верить не пристало.

Может, анти-я помыслит так же,
В антимире так же усмехнётся,
От тебя виденья отмахнётся:
Мол, химера! Не обидно даже.

И ни ты, ни он не раскусили,
Что на миг короткий постоянства,
Встречь и сквозь пройдя, миры сместили:
Обменялись временем-пространством.

Вот и всё! Теперь вы — анти-люди.
Только вряд ли это ощутили.
Ну, а дальше? Что же дальше будет?
Ничего. Живите, как и жили.


ОСТАННI ГАСТРОЛI

Дощ вночi розклеював афiшi:
Осiнь бо закiнчує гатролi.
Дерева прикрасили сукеньки
Павутинням, з краплями туману.
Ось, на небi, хмари вiдкривають
Виставу пластичної скульптури;
Водночас, на землю демонструють
П`єсу власного театру тiнiй,
У якому сонце — режисером.
А в оркестрi диригує вiтер.
I, мiж iншим, зовсiм непогано
Створює музику листопаду.
От i знову оплески зриває.
А вже, як пташиний хор доладно
Видав ораторiю «У вирiй!» —
Тут аж навiть море схвилювалось:
Хвилi повставали для овацiй.
Вистава закiнчилась. Й тихенько,
Легкою завiсою, на землю
Першi опускаються снiжинки…


СВЯТАЯ РУСЬ

Ещё Перун зловещим смехом
Гремел, крушил и нищил кровы,
А по Руси бродило эхо
Святой религии Христовой.

Бродило, отзываясь в душах,
И вырастало в Глас могучий.
И, рать Перунову порушив,
Над Русью разогнало тучи,

Пути проторя Свету Веры,
Любви, Надежды, Состраданья,
Где нет разлуки и потери, —
Есть только Встречи ожиданье.

И с этой верою Христовой,
Невзгоды, беды отметая,
Как мира верная основа,
Стоит над миром Русь Святая.


* * *

Нам предлагали чистые истоки
Великой мудрости — восточные народы.
Но мы стояли западней Востока,
Мы выходили в северные воды.
В Европу мы оконца пробивали,
Как думали — из затхлого подвала.
Ну, а на деле было — мы вползали
В болотный смрад, из Руси светлой дали.
Европа окультурить нас желала:
Чтоб скифов переделать на арийцев
Или на франков…
хоть бы на австрийцев… —
Все их потуги Русь перевирала.
Насильно насаждали, как картофель
(Мы и картофель — тоже не просили!).
Но переделать наш курносый профиль
На римский — даже Богу не по силам.
И бьётся Запад, нами озабочен,
Пытаясь притянуть к себе поближе.
Но мы-то, мы-то Запада восточней
И несколько посеверней Парижа.
И почему б России, Украине,
Как говорилось прежде:
Малой, Белой, —
Великой не остаться и поныне?
В чём дело, а?
За чем же стало дело?!



ЧЕРНУХА

На что истратили мы годы и столетия? —
На то, чтоб травы не росли по нас в пустыне.
А чтоб уже наверняка, по всей планете, —
В пустыню Землю обращаем мы отныне.

Посторонитесь, земноводные приматы!
Вы пропитаетесь и манною небесной.
Пещеры горные — пойдут под казематы.
А что тамреки и леса? — не интересно.

«Огнь очищающий пошлёт Господь на Землю»?
Да Бога ради! Мы исполним волю Бога!
Зачем ему ещё трудиться, в самом деле?! —
У нас горючего в запасе очень много.

И вот тогда увидим точно, кто же прав был —
Буддист, еврей, иль православный мусульманин:
Чей Бог опустится на Землю? (Эх бы, сам бы!)
Мы полюбуемся и… — залпом по вимане! *


КОЗЫРЯ

Как хотите, судьбу поверните —
Хоть с изнанки, коль будет резон.
Но Козырный Король, извините,
Стать не сможет Козырным Тузом.

Ведь судьба непомерно упряма:
Так порой завернёт, что — держись!
Если бьётся Козырная Дама, —
Значит, бьётся она не на жизнь.

Годы жизни — что жёсткая тёрка:
Изотрут до костей до поры.
И бывает: простая шестёрка
Вдруг выводит тебя из игры.

Правду-матку и крыть уже нечем…
Не о том, понимаете, речь…
Где-то сыплются звёзды на плечи.
Где-то сыплются головы с плеч…



КОНЕЦ ЗЕМЛИ

Я подходил, забавы для,
С вопросом к людям:
«Там, где кончается земля, —
Что ждёт? Что будет?»

Подружка, глазки округля,
В ответ смеётся:
— Там, где кончается земля, —
Трава начнётся!

Сосед водитель шутке рад,
Ответил ловко:
— Шоссейка там начнётся, брат:
Конец грунтовке.

А дед селянин плюнул: — Вот,
Уйдут все в город, —
Тут и конец земле придёт!
Начнётся голод.

Моряк ответил, с корабля,
Ни с кем не споря:
— Там, где кончается земля, —
Там только море.

Какой-то парень заправлял
За уши космы:
— Мой друг, где кончится Земля, —
Начнётся Космос.

А дуболом ответил: — Гля!
(На буквы слово он разъял.)
Во: где кончается земля, —
Там только я! —

И гыкнул, голову задрав.
Я обомлел:
Ведь, если дуболом был прав, —
Конец Земле!




Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 06.01.2017 в 00:05
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора










1