Наталья Трушкова


Наталья Трушкова
ДЕРЗАНИЕ

Новая планета радовала Создателя. Она была хоть куда: синее небо, голубые моря и реки, а главное — горы.
Высокие, величественные, покрытые шапками снега, они тянулись вершинами в небо, к Нему, словно ожидая чего-то. Создатель чувствовал это и сказал своим любимцам: «Живите, размножайтесь, а главное — дерзайте!».
Горы радостно ухнули, глубоко вздохнули и задумались. Жить — это понятно! Утром встречать солнце, днём нежиться под его лучами, вечером окунаться в холодный свет луны. Осенью и весной подставлять мощные плечи упругому, резвому ветру, зимой тонуть в благодатном пушистом снегу, летом изнемогать в сладкой истоме жаркого солнца. Это хорошо и понятно.
Но дальше? Что такое «размножайтесь»? Наверное, чтобы нас стало много, больше, чем есть. Как это сделать? Горы думали не одно столетие, борозды морщин испещрили горные кряжи, побелели скалы от морозов и ветров.
Горы думали. И однажды, ухнув тёмными ущельями, загрохотали, рванулись куда-то вдаль и вверх и, нарушив все законы земного притяжения, сдвинулись с места. Лавина камней, отколовшись, покатилась вниз, сметая всё на своём пути. Крупные камни дробились всё мельче и мельче, и у подножия гор превратились в мелкую гальку и песок.
Всё. Нас стало больше. Мы выполнили второй наказ Создателя.

Но что такое «дерзайте»? Блистающие снегом вершины вопросительно поглядывали на небо. Ответа не было. Только свободный ветер насмешливо сбивал шапки снега и, улюлюкая, развеивал мелкие сверкающие и гаснущие звёздочки.
Нахмурились обрывами, от тяжести мыслей, горы. Валун, что находился пониже на склоне, тоже размышлял. Крепкий широкий лоб его пересекли трещины-морщины. Мелкая галька постукивала под порывами ветра и тоже думала.
И однажды высокая скала вместе с сильным порывом ветра устремилась ввысь.
Вверх, туда, к Создателю! Словно прозрев, словно прося принять её порыв и стремление совершить нечто дерзкое, чего никогда до сей поры не совершала. И этот порыв, это неукротимое желание творчества и перемен, и дерзание — превратилось в прекрасную сосну. Горы ахнули. Родилось чудо. Сосна величественно оправила пушистые ветви, подняла гордую крону вверх и улыбнулась. Она родилась и радовалась жизни. Корнями крепко держалась за мать-скалу, ветвями тянулась ввысь, к Создателю.
У валуна тоже радость: рядом ярко горели красные цветы шиповника. У мелкой гальки хлопала маленькими ресничками ромашка.
Горы торжествовали. Растения обживали планету, они украшали её цветами небесной красоты. Весёлый ветер разносил их семена неустанно, и те давали новые всходы. Беспечальная жизнь. Но был третий наказ, о котором неустанно твердили им горы: «Дерзайте!»
Растения стали думать. Они робко поглядывали на праматерь-сосну, но та отводила взгляд. Перед нею стояла такая же задача.
И однажды ночью, когда буря завывала особенно тоскливо и ветви сосны, словно изломанные руки, рвал ветер, она не стала больше ему сопротивляться, вытянулась за ним ввысь, и устремилась куда-то в ночную даль, и вдруг ощутила в ветвях своих что-то мягкое и тёплое. Свив ветви вокруг ЭТОГО в пушистый ком, сосна почувствовала живое существо. Оно тихо покоилось, обхватив её цепкими лапками. А когда взошло солнце, нечто рыжее, как переспевший осенний лист, взметнулось вверх и принялось довольно бесцеремонно бегать по гордой кроне. Сосна вздрогнула от возмущения, но тут же успокоилась и уже с интересом наблюдала за зверьком. «Трик-трак» — и шишка уже в лапках маленькой хозяйки. «Щёлк-щёлк» — и скорлупа от семян полетела вниз. Сосна хотела строго зашуметь, ведь это семена, из которых должны вырасти новые сосны, как повторялось многие и многие годы подряд. Но, глядя, как вкусно зверёк поедает её плоды, задумалась. Этот рыжий грызун был её дерзанием. Сосна удовлетворённо улыбнулась. Она выполнила завет. А что же её сёстры? С высокой скалы было видно, как то здесь, то там возникали всё новые и новые существа. Это были звери. Они населили планету. Они умели двигаться. Ими любовались горы, ими гордились растения, многие даже жертвовали собой во имя жизни зверей.
Но шли века. Горы недоумевали, почему звери не дерзают. Растения наблюдали за ними и тоже беспокоились. И наконец, задумались сами звери.
Лев собрал совет. Звери сидели кругом и напрягались.
— Надо кого-то создать! — рявкнул царь.
— Мы не против. — проворчали медведи.
— Была не была! — загримасничала Мартышка. — Творение будет общим, значит, мы должны подарить ему по одному своему качеству. — и, гордо подняв голову и почесав за ухом, добавила — Предлагаю свою внешность.
Лев хмыкнул. Лиса ехидно заметила:
— Это ещё не самое худшее, чем ты обладаешь. Я, по крайней мере, предлагаю хитрость.
Медведь потряс лапой:
— Я — силу.
Тигр лениво заметил:
— Жестокость ему пригодится.
— Мудрость тоже. — зашипела Змея.
— Силу наших ног. — прошептали лани.
— Зоркие глаза. — заклекотал Орёл.
— Ум! — важно заикал Осёл. Раздался дружный смех.
— Аккуратность! — прохрюкала Свинья. Веселье продолжалось.
— Ехидство. — выдавила Ехидна. Стало тихо.
— Большое сердце. — выдохнул добрый Слон.
Шакал отодвинулся подальше и промолчал
— Нахальство — не всегда счастье, предлагаю скромность. — прошептал Заяц
— Трудолюбие! — хором пискнули муравьи.
— А я — лень. — промяукала Кошка.
— Этому не будет конца! Вы хотите создать какое-то необычное существо! Если всё это в него натолкать, на кого же он будет похож? — покачал головой Лев. — Но ладно, давайте объединимся в едином порыве, думая о дерзости Творчества.
Звери вытянули морды вверх и потянулись своими звериными сердцами к Создателю, во всю силу отпущенной им способности любить. Это был зов и страстный порыв создать что-то новое.
Раздался писк. Звери охнули. Перед ними лежал голенький детёныш без хвоста, очень похожий на Мартышку. Она торжествовала.
Это был человек.
— Мы выполнили завет... — разочарованно рыкнул Лев, с жалостью и любовью поглядел на их общее творение.
— Он мал... — вздохнул Слон.
— Он беспомощен. — уронил Тигр.
— Он гол! — брезгливо бросила Лиса.
А Волчица, воинственно сверкнув на неё глазами, подошла к детёнышу и легла рядом, чтобы накормить его.
Кошка пренебрежительно поглядела на своих кошачьих старших братьев: Льва и Тигра, прошла мимо, демонстративно распушив хвост, и, мурлыкая, лизнула ребёнка, а потом свернулась вокруг него клубочком.
— Мы ещё посмотрим, что из него выйдет. Он ещё всем нам покажет... — загадочно промурлыкала она.
Звери промолчали, потом нехотя разбрелись по норам. Ночью им всем снился малыш: как-никак, он был их общим детёнышем.
Шли годы. Люди обжили планету. Они радовались восходящему солнцу, трудились под его благодатными лучами. Влюблялись при лунном свете.
Строили города, пахали землю, растили детей. Сочиняли музыку и писали книги. Но чувствовали, что не выполнили третий завет — «Дерзайте!».
Им казалось, — они дерзали: бороздили кораблями моря и океаны, взлетали в небо, пересекая синие просторы. Разгадывали тайны природы. Но главную тайну — себя — разгадать не могли. И тогда люди поднимали глаза к небу и спрашивали: «Что же есть — я, Создатель?! Я не могу себя постичь, но я хочу быть таким, как Ты.»
— Ты такой, как я! — шептал ветер голосом Создателя.
— Отец надо мной смеётся! — горько думал человек.
Ночью он выходил из жилища и смотрел на звёзды. Они загадочно мерцали и манили к себе человека.
— Почему меня так тянет к ним? Что в них? Какая тайна? Как разгадать её власть и смысл?
И однажды, когда выдался особенно хороший день, и человек сделал много полезных дел, он, уставший и счастливый, лёг спать. И то ли во сне, то ли наяву, он стал лёгкий-лёгкий и взлетел. Он летел над спящим городом, потом над облаками и большие звёзды почти касались его своими сверкающими хвостами. Ему было радостно и свободно. Душа его пела. Тела он не ощущал, оно больше не докучало ему своими бесконечными потребностями и болями.
Воздух упруго ласкал его ночной прохладой. В бесконечную даль уходила звёздная дорога, и новые миры сияли радужными огнями.
— Как здесь интересно! — успел подумать человек и проснулся.
— Какой необычный сон! — решил он и вдруг увидел сияние, которое исходило из него самого. Он увидел своё сердце, окружённое лёгкой дымкой. Это оно сияло, как солнце, и разноцветные радуги переливались одна в другую и кружились в нём. Как фейерверк, вспыхивали маленькие и большие звёздочки. И этот светящийся, фонтанирующий вулкан был его сердцем. В нём рождались новые миры. В нём была беспредельность и красота. В нём было всё. Стоило только внимательно вглядеться в сердце.
Умение видеть это — и есть дерзание.



* * *

То звёздная дорога в небеса,
То радуги цветная полоса
И на море луны дорожка.
А в поле вьётся человечья стёжка.
Но ночь пришла, смешав дороги все.
Летит душа, свободная во сне,
По звёздным рунам, по морской волне.
Восторг полёта — птицей по весне
Ворвётся в тусклый день ко мне.


ГДЕ-ТО

Где-то в лесу дремучем
Прятались мавки лесные —
Грустные девушки-феи,
Дочери старых берёз.

Где-то у ивы плакал
С сердцем ребёнка мужчина,
Его обманула любимая —
Ранят колючки роз.

А на поляне влюблённые
Дарили друг другу радуги.
Слепые от счастья люди,
Они беззащитней мимоз.

А где-то бегали дети,
Пригоршнями рвали ягоды
И радостно уплетали,
И хохотали до слёз.

Где-то шумел ветер,
Касаясь гордых сосен.
А одинокому лешему
Ночами совсем не спалось.


* * *

Снегопад обрушился на город,
Как небесной рати торжество.
И воитель показал свой норов,
В белый цвет украсив Рождество.

Распушил тонюсенькие ветки,
Изукрасил голые стволы,
Кружева развесил на беседке,
И дома стоят — белым-белы.

Ветром ураганным вышиб слякоть
И морозом лужи заковал.
И дожди, с желаньем вечным — плакать,
Заменил на бодрости накал.

Снег и смех, снежки, крутые горки,
Новогодних праздников полёт!
Дед Мороз идёт, и на закорках
Счастье разноцветное несёт.



Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 02.01.2017 в 02:55
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора










1