Галина Дмитрюкова


Галина  Дмитрюкова
ПОЧТИ СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН

Я опять опаздываю... мой приход вовремя — это праздник на работе. Но меня никто не ругает за это. Я отрабатываю эти мелочи, причём, добросовестно. Рабочий день у нас ненормированный и руководство, зная мои маленькие слабости, просто закрывает на них глаза.
Итак, я вылетаю из троллейбуса, начинается самое сложное. Дело в том, что здание, в котором я работаю, стоит полуокружностью, и площадка перед ним, метров в пятьдесят, представляет сейчас собой как бы минное поле, где минами служат многочисленные взгляды из окон всех девяти этажей. А главное, там, на третьем этаже, у окна сейчас стоит ОН и смотрит, как я опаздываю на работу. В остальных окнах — любопытные глаза женщин нашего учреждения. Почему? Потому что почти все женщины в НЕГО влюблены, а я, сумасшедшая, пытаюсь увлечь его своей работой. У нас почти «служебный роман», но об этом знаю только я. Я набираюсь смелости, всё же поднимаю голову и вижу ЕГО у окна. Я машу рукой ЕМУ и всем сразу. В окнах оживление, мне отвечают, улыбаются, что-то говорят. «Минное поле» позади, впереди рабочий день. ОН на работе, на душе спокойно и радостно; может быть я его сегодня и не увижу, это не имеет значения. Я знаю, что ОН рядом, значит всё хорошо.
И вот я перед дверью своего кабинета. Вхожу с улыбкой. Все сразу наперебой начинают говорить: «Ну, где ты ходишь?! Мы же тебя ждём!» Звонит телефон. Все моментально стихают и смотрят на меня.
Всё внутри меня сжалось, как пружина. Я равнодушно беру трубку. Я вслушиваюсь в ЕГО голос, такой спокойный, в каждое его слово, стараясь по интонации угадать ЕГО настроение. Я отвечаю на ЕГО вопросы «служебным» голосом, очень спокойно, краем глаза отмечая, как все сотрудники внимательно следят за моей мимикой, стараясь уловить в ней что-то тайное и двусмысленное. Но на мне маска, почти железная, непроницаемая. И я себя не выдаю даже взглядом. Я ужасно волнуюсь, но говорю своему шефу, что должна забрать бумаги, очень важные, и спокойно выхожу...
На самом деле я лечу, просто этого никто не видит. Это знаю только я. И, как я думаю, даже ОН не догадывается. Это же игра, у меня такая роль. Такой дурацкий сценарий... интересно, кто его придумал? Кажется, я сама... Я подхожу к его кабинету. Страх сковывает меня, я стала, словно замороженный Снежной Королевой Кай. Мамочка родная, как я ЕГО боюсь!
Я открываю дверь и, не глядя, вхожу. Страх остался за дверью, его место заступила, такая же безрассудная, бесстрастность: в чём дело, у нас служебные, чисто служебные отношения.
ОН улыбнулся, поздоровался и стал серьёзен. Но глаза смеются. Что смешного? По-моему, ОН радуется мне. Я внимательно ЕГО изучаю, незаметно разглядывая. Какие у НЕГО красивые губы!.. Я отвожу глаза. Мне ужасно хочется до НЕГО дотронуться, я пугаюсь этой мысли и спешу уйти. ОН словно читает мои мысли и останавливает меня каким-то вопросом. Смотрит куда-то в середину меня, но, глянув в глаза, улыбаясь, вдруг спрашивает: «Кофе будешь?» Я киваю. Подхожу ближе и присаживаюсь на краешек предложенного стула. ОН наливает мне и себе кофе, угощает конфетами и рассказывает о Сахалине. ОН серьёзно спрашивает меня о сыне (у меня есть сын и даже муж ещё), затем о муже, расспрашивает, чем он занимается, чем занимаюсь я в свободное время. Ну, конечно, конечно, я занимаюсь постоянной работой над собой. ОН ведь всё время об этом говорит, я это помню, потому что непрестанно думаю о НЁМ.
ОН был любимцем женщин, со всеми обходителен, но строг и бескомпромиссен. ЕГО боялись все. И я тоже. Я просто делала вид, что смелая. Я не знала, что мне делать, я просто испугалась, когда вдруг поняла, что в НЕГО влюбилась. Я злилась на НЕГО, ругала себя и ничего не могла с собой сделать. Я думала только о НЁМ...
Однажды я нарядила очень красивый пояс и, дожидаясь ЕГО, скромно стояла, с документами в руках. ОН влетел в кабинет и, проходя мимо меня, здороваясь и улыбаясь, вдруг игриво дотронулся до моего пояса! У меня был короткий вдох, ещё секунда, и я бы упала в обморок, но так как поддерживать было некому, я осталась стоять. В шоке. Это был поступок, нет, это была выходка, хулиганская, причём. ОН никогда и ни с кем не позволял себе фамильярности. Как я была рада! Я положила документы на стол и двумя руками взялась за пояс. ОН глянул и очень серьёзно спросил: «У тебя живот болит?» Я чуть не поперхнулась от смеха и помотала головой, стараясь не засмеяться. ОН радостно о чём-то заговорил. Я ЕГО не слушала, я держалась за пояс, боясь, что прикосновение улетучится, едва я уберу руки.
Я так и вышла из ЕГО кабинета, держась за пояс. Все мои знакомые женщины стали просить примерять пояс, это было удивительно, потому что просили даже те, кто не мог в него вместиться.
Я не хотела его никому отдавать! «Нет-нет, только не это! Просите, что хотите, только не пояс!» — говорила я и все непонимающе на меня смотрели. В конце концов, все решили, что пояс у меня заговорённый и отстали. Я носилась с ним, как дурень со ступой, нет, я носилась с ним, как с залогом надежды на любовь! Я поняла, что ОН тоже соскучился. Я была счастлива. «ОН дотронулся! ОН дотронулся!» — кричало мне моё сердце в восторге. Я улыбалась. Как мало нужно человеку для счастья. Даже смешно.




ДИАЛОГ
А. Шульге

— С тобой давно знакомы...
— Неужели?
— Тебя увидел я в шестнадцать лет:
Ты в шляпке кружевной
Сходила по ступеням —
Мне показалось, что красивей нет!
И, засмеявшись, ты легко сказала:
«На взрослых женщин рано так смотреть!»
И, растворившись в лете, ускользала.
А я, в мечтах, всё продолжал гореть.
Совсем немного, к смуглому мужчине,
Который тебя за руку держал,
Без зависти, открыто, без причины
Я ревновал. Я всё же ревновал.
— Мы влюблены друг в друга!
— Что же дальше?
Уже прошло с тех пор двенадцать лет!
— Я помню: лето... и красивый мальчик,
Восторженно смотрящий мне во след...


* * *

Для тебя «вчера» словно «сейчас».
Для меня «вчера» — уже как вечность.
И секунды складывают час,
Что как миг, летящий в бесконечность.
Для тебя «сейчас», так значит, «здесь».
Для меня «сейчас», наверное, «быть может».
От веселья ты искришься весь,
А меня такая скука гложет!
Для тебя любовь как бы игра.
Для меня любовь почти отрава.
У тебя весенняя пора,
У меня с сезонами забава.
И живём на разных полюсах.
Ничего полярности не значат.
И летаем оба в небесах.
Пониманье — трудная задача.


* * *

Я эту женщину вчера
Держал в объятьях.
Сегодня же со мною холодна.
И скромность нарядила,
Словно платье.
И взгляд, что холоднее льда.
О, женщины, зачем
Играть любовью?
Зачем же мучить,
Если не любим?
Не поведя при этом даже бровью —
Спокойно флиртовать с другим.
Но я ревную, глупо так ревную.
И взгляд ловлю,
И жду свиданья с ней.
Свою любовь, шальную и слепую,
Я подарю одной лишь только ей.


* * *

Иди вперёд! К успеху и победе.
И верь в себя
И больше ни во что.
Литавры пусть звучат —
Из звонкой меди.
Ты думай о любви
И помни то,
Что слово «нет» нельзя
Считать ответом,
Когда ты к цели
Новой устремлён.
Пусть думают, что ты —
Чудак «с приветом»,
Хоть сединой,
Как снегом, убелён.
Иди вперёд. Не бойся испытаний.
Иди скорей, пока душа зовёт.
Пусть меч твой заблестит
Над полем брани
И сердце гимн победы запоёт.


* * *

Наконец-то с тобою одни,
Суета дня куда-то исчезла.
Я ждала этой встречи все дни
И считала всю жизнь бесполезной.
Наконец-то с тобою вдвоём.
Я могу рассказать, что хотела.
Заглянув в светлой двери проём,
Для тебя одного песни пела.
Я хочу слышать голос родной.
Теплотой твоих рук согреваться.
Губы шепчут твои: «Будь со мной!
Нам не нужно с тобой расставаться.»



Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 02.01.2017 в 02:42
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора










1