Однажды летним вечером


Однажды летним вечером
На Приморском бульваре обычно многолюдно, а к исходу дня – особенно. Но сегодня, по какой-то необъяснимой причине, гуляющих было немного. Вечер выдался тёплый и спокойный. Наступило то чудесное время, когда день ещё не угас окончательно, но приближающиеся сумерки уже обозначились слабыми тенями в подъездах старых дворов и разомлевших кустарниках. Едва уловимый летний ветерок наполнял воздух солоновато-тёрпким ароматом нагретых за день морских водорослей, что в избытке дотлевали на пляжах у самой кромки лениво накатывающихся волн. А из Лунного парка плыли обволакивающие звуки мягкого гитарного дуэта – нынешним вечером там собирались городские блюзмены. На скамейках бульвара то тут, то там сидели влюблённые парочки. Одним словом – полная идиллия.
И вот, среди всего этого умиротворения по аллее со стороны Воронцовского переулка брёл одинокий мужчина средних лет. Его взгляд с надеждой блуждал по лицам влюблённых, словно стараясь отыскать кого-то. Одет он был в просторную летнюю рубаху и светлые холщовые штаны. На ногах болтались разношенные старенькие сандалии.
На скамье у парапета, отделявшего бульвар от спуска к Лунному парку, шумная компания парней и девушек дружно пыталась решить, куда бы отправиться. Одни предлагали провести вечер в уютном кафе Пале-Рояля. Другие настаивали спуститься к пляжу и встретить закат на морском песке. Мнения разделились. Никто не хотел уступать.
Поравнявшись с молодёжной компанией, мужчина остановился, вглядываясь в лица.
- Эй, дядя, тебе чего? – окликнула его рыжеволосая хохотушка.
- Наверное, даму сердца потерял, - предположил кто-то из парней.
Все дружно рассмеялись. Но мужчина неожиданно шагнул к скамье и с радостной надеждой спросил:
- А вы её видели?
- Кого?
Взгляд мужчины сразу потускнел. Он опустил голову и невнятно пробормотал:
- Значит, не видели…
Незнакомец неуверенно переступил с ноги на ногу, не решаясь шагнуть дальше. Бросив быстрый взгляд по сторонам, он кивнул, словно соглашаясь с самим собой, и застыл в каком-то сомнамбулическом состоянии.
Молодые люди, заинтригованные его необычным поведением, переглянулись и, не сговариваясь, раздвинулись, освобождая место посередине скамьи.
- Вы присядьте, пожалуйста, и отдохните, - предложила девушка.
- Может, пивка? – добавил её сосед.
- Ах, оставьте…
Мужчина отмахнулся и уныло ссутулился. В уголках его глаз блеснули предательские искорки слёз. Он устало опустился на скамейку.
- Что случилось? Вы чем-то расстроены… может быть, мы сможем как-то помочь?
Мужчина повернул голову, внимательно глядя на участливую девушку, и спросил:
- Как вас зовут, милая барышня?
- Лена…
Девушка растерянно посмотрела на друзей, но те лишь заговорщически подмигивали ей, пряча ухмылки и стараясь придать лицам серьёзное выражение. Компания почувствовала зарождающуюся интригу и всеми силами старалась её сохранить. Что и говорить – с появлением странного незнакомца обычный летний вечер обещал стать любопытным, возможно, даже весьма интересным.
- Знаете, Леночка, вы очень добрая и симпатичная. Наверное, о такой девушке мечтают многие молодые люди. Вот и я, когда был ещё юн, но уже закончил гимназию и устроился на службу, тоже хотел встретить именно такую девушку. Но угораздило меня влюбиться совсем в другую…
Мужчина умолк, но тут в разговор вступил Павел – ухажёр Леночки. Он снисходительно усмехнулся и с видом знатока пояснил приятелям:
- Судя по возрасту, дяденька учился ещё при Советском Союзе, а тогда гимназий ещё не было!
- Возможно, вы хотели сказать: уже не было? – оживился незнакомец. – Ведь они были упразднены… если мне не изменяет память, примерно, в…
Он прикрыл глаза и беззвучно пошевелил губами, словно что-то просчитывая в уме:
- Да, это печальное событие произошло именно в… ах, впрочем, это не имеет особого значения!
Молодые люди с недоумением переглянулись. Павел пожал плечами, незаметно крутанул пальцем у виска и недоверчиво поинтересовался:
- Вы хотите сказать, что окончили гимназию ещё до революции?! Сколько же в таком случае, вам лет?
- Ну, это зависти от того, который сейчас год…
- Две тысячи шестнадцатый! – торжествующе объявил Павел.
- Не может быть! От Рождества Христова?
- От него самого.
Мужчина обвёл компанию недоверчивым взглядом и сокрушённо вздохнул:
- Как быстро и безжалостно летит время… а ведь я помню, когда на Николаевском бульваре ещё не было никаких деревьев…
- Извините, о каком бульваре вы говорите? – недоумённо пожала плечами рыженькая хохотушка.
- Об этом самом, где мы с вами сейчас беседуем.
- Но ведь это Приморский бульвар.
- Возможно, однако в дни моей юности он назывался в честь Николая Александровича…
- Кого-кого?
- Царя-батюшки Николая II…
Молодые люди понимающе-сочувственно переглянулись, стараясь спрятать ухмылки. Павел выразительно округлил глаза и развел руками. Одна только Леночка, сердито нахмурившись, быстро взглянула на приятелей, а затем участливо обратилась к незнакомцу:
- Простите, вы говорили, что ищете какую-то женщину… это ваша знакомая или жена?
- Ах, это моя жизнь! Она – всё, что у меня есть… боюсь, я ей надоел, и она меня бросила…
В голосе мужчины сквозило такое искреннее отчаяние, что Леночка сочувственно взяла его за руку и попыталась успокоить:
- Не огорчайтесь! Всё будет хорошо и, возможно, вскоре вы снова будете вместе. А если даже и нет… то вам обязательно повстречается та, которая подарит вам счастье новой любви…
Девушка говорила с такой убеждённостью и теплом, что, казалось, должна была успокоить любого. Однако её слова возымели обратное действие. Мужчина гордо вскинул голову, выступившие на его глазах слёзы мгновенно высохли, а голос зазвенел, как сталь.
- Да что вы такое говорите?! – воскликнул он. – Новая любовь… думаете, вы на самом деле знаете, что такое любовь?! Ха! Сейчас я вам расскажу, что это такое!
На мгновение умолкнув, незнакомец вперился взором в пустоту, словно отыскивая там необходимые слова, а затем заговорил:
- Я встретил её в тот памятный день, когда августовское солнце пылающим шаром медленно оплывало к горизонту. Над брусчатым покрытием проезжей части дрожал знойным маревом горячий воздух, пропитанный запахом иссушенной травы. Жара была невыносимая. Даже чопорные старушки, которые всегда любят посидеть на солнышке, словно первые весенние мухи, в тот день искали тень, поджав от недовольства сморщенные губы. Последние палящие всполохи уходящего лета. Ещё несколько дней – и оно, как и многие предшествующие ему, безвозвратно канет в небытие.
Шагая по тротуару, я старался не выходить из тени зданий. Сегодня, в выходной, можно было бы спокойно отсидеться в такую жару дома. Но я не хотел терять время понапрасну. Уходящее лето дарило последние краски, и нужно было этим воспользоваться.
Да, совершенно забыл сказать, что в ту пору я шесть дней в неделю трудился художником в газете "Одесские новости", а по выходным для души писал картины, которые потом выставлял в "Товариществе южнорусских художников". Иногда мои работы даже демонстрировались в новомодном тогда литературном клубе "Зелёная лампа"… впрочем, это не важно.
В тот день я хотел сделать несколько набросков в городском парке у старого фонтана, который вчера неожиданно заработал после длительного ремонта, весело фырча и жизнерадостно выбрасывая искрящиеся на солнце капли.
На противоположной стороне улицы по залитому ярким солнечным светом тротуару неторопливо шла прекрасная молодая женщина. Да, да! Именно – прекрасная! Как только я увидел её, то уже не смог оторвать глаз. Завороженный соразмерностью и совершенством её форм, я совершенно позабыл, куда направлялся и поплёлся следом за незнакомкой, даже не осознавая течения времени. Казалось, она просто беззаботно гуляет по улицам, разглядывая дома и скверы, улыбаясь прохожим и ласково трепля вихрастые головы ребятишек, встречающихся на пути. Так мы бродили до самых сумерек – она чуть впереди, а я в десятке шагов следом, не решаясь приблизиться.
Поравнявшись со скамейкой у молодого платана, незнакомка неожиданно шагнула к ней и опустилась на сиденье. С весёлым любопытством взглянув на меня, она ободряюще улыбнулась и, похлопав ладонью рядом с собой по сиденью, произнесла:
- Присаживайтесь, молодой человек, ведь наверняка уже устали… не смущайтесь.
Ах, какой это был голосок! Мягкий, нежный и в то же время чуть игривый, слегка, самую малость властный, с едва уловимым оттенком страстности, обещающий и ускользающий… нет, пожалуй, словами это не передать.
Я робко уселся рядышком с пленившей меня незнакомкой, не зная, что сказать и как себя вести. Но она взяла инициативу в свои руки:
- И зачем вы меня преследуете, молодой человек?
- Я… нет, я не преследовал… просто… так получилось, извините…
Незнакомка усмехнулась и пристально заглянула мне в глаза.
- Ох, сколько раз я уже видела подобный взгляд… - сочувственно вздохнула она. – Не следовало вам, юноша, идти за мной. Всё это бессмысленно и ни к чему не приведёт…
- Почему?! – не удержавшись, воскликнул я.
- Да потому, юноша, что вы слишком молоды… для меня.
- Ну и что?! Ведь вы тоже молоды, и едва увидев вас, я тотчас влюбился без памяти! Разве так не бывает?
Незнакомка, как мне показалось, с едва заметной грустинкой кивнула, лёгкая поволока на мгновение коснулась её глаз.
- Да, бывает… но как часто после этого приходит разочарование… как вас зовут, юноша?
- Николай.
- Николя… замечательное имя.
- А вас? – снова не удержался я.
- Меня?..
Незнакомка удивлённо замерла, на мгновение призадумалась, словно припоминая, а затем лучезарно улыбнулась:
- Пожалуй, Любовь… да, именно так!
- А по отчеству? – не унимался я.
- Ну, естественно – Купидоновна. Впрочем, можете называть меня просто по имени. Вы такой чудный мальчик…
Незнакомец мечтательно глядел куда-то вдаль отрешённым взглядом. На его губах блуждала светлая улыбка.
Павел осторожно кашлянул, привлекая внимание. Мужчина вздрогнул, словно просыпаясь.
- А что же было дальше? – нетерпеливо воскликнула Лена. – Расскажите нам, пожалуйста!
- И кто была та дама? – добавил Павел. – Вы нас так заинтриговали…
Незнакомец окинул компанию добродушным взглядом и, слегка пожав плечами, спокойно ответил:
- Честно говоря, я и сам до сих пор не могу определённо сказать. В различные времена её знали под разными именами, которые всегда были окружены ореолом тайны…
- Например? – вновь поинтересовался Павел.
- Что ж, - обречённо вздохнул рассказчик. – Вы мне всё рано не поверите, но… вам что-нибудь говорят такие имена как: Нинон де Ланкло, Елизавета Тараканова, Мата Хари? Я уж не говорю о её более ранних воплощениях…
- Я вроде бы слышал чего-то про эту… ну… Мата Хари, а про остальных никогда, - с сомнением признался Павел.
- А я слышала и даже читала! – победоносно заявила Леночка. – Эти знаменитые в своё время женщины жили, кажется, в шестнадцатом и семнадцатых веках.
- Да ну, это ж когда ещё было! – снисходительно ухмыльнулся Павел. – Так можно понапридумывать много чего…
Друзья поддержали его одобрительным гомоном, но Леночка шикнула на них так, что все тотчас умолкли.
- И всё же меня интересует продолжение этой таинственной истории, - сказала девушка. – Это прямо как роман какой-то мистический.
- Вот и напиши его! – подхватил кто-то из друзей. – Ты же собираешься поступать на литературный факультет.
- И напишу! – решительно кивнула Леночка. – Но сперва хочу дослушать историю до конца. Продолжайте, пожалуйста…
Незнакомец смущённо улыбнулся и пожал плечами.
- Собственно говоря, особенно и нечего рассказывать, ведь моя история – это сплошная история всепоглощающей любви… а разве можно словами передать эти невероятные чувства?!
- И всё же, прошу вас…
- Мне трудно вспомнить подробности, барышня, поскольку я был ослеплён своими чувствами, и не замечал ничего вокруг, кроме предмета моего обожания. После нашей первой встречи я написал несколько десятков её портретов, но ни один из них не смог передать очарование образа моей любимой… да и разве способны краски воспроизвести на холсте само совершенство?! Отчаявшись, я поклялся никогда больше не брать в руки кисти…
Очевидно сжалившись, Любовь проводила со мной дни напролёт, гуляя по аллеям парков и любуясь морским заливом с обрывистых берегов. Но ничто не вечно… внезапно она объявила о том, что уезжает. К тому времени я забросил все дела, не ходил на работу и вообще жил, как в каком-то романтическом сне. Услышав о предстоящем отъезде, я упал на колени и умолял о том, чтобы она не бросала меня, клялся в любви… О, какие слова я говорил! Каким жаром, какой страстью дышали они! Я и сам не представлял, что способен на такие признания и… она сжалилась. С тех пор я повсюду следую за своей любимой, никогда не разлучаясь с ней и не замечая течения времени, которое почти не трогает меня. Но сегодня каким-то странным образом я потерял её…
Рассказчик умолк, словно погрузившись в воспоминания. Странная тишина воцарилась на Приморском бульваре. Даже беспрестанно воркующие голуби затихли, смолкли крики чаек в порту, и басовитый гудок буксира на рейде, словно поперхнувшись, погас. И в этой внезапно наступившей тишине все отчётливо услышали приближающиеся лёгкие шаги.
- Ах, Николя, вот ты где! – раздался мягкий грудной голос.
К скамейке уверенно подошла красивая молодая женщина. Сказать, что она красива, было всё равно, что ничего не сказать. Пышные каштановые волосы обрамляли невероятно прекрасное лицо без малейшего изъяна. Чувственные губы, казалось, обещали вечное блаженство. Чуть зеленоватые глаза под тонкими раскосыми бровями, словно два глубоких омута, завораживали и увлекали куда-то в мир иллюзий. Точёная шея и соразмерная во всех пропорциях фигура… нет, слова не способны были описать внешность незнакомки. Единственное, что соответствовало – это то, что она являла собой абсолютное совершенство женской красоты.
Вся компания замерла, не в силах оторвать взгляд от женщины. И парни, и девушки с безмолвным восхищением взирали на неё.
- Наконец-то я тебя нашла, - радостно воскликнула незнакомка, беря за руку Николая. – Надеюсь, ты ничего не натворил, пока я отсутствовала?
- Не волнуйтесь, мы всего лишь беседовали, - вступилась Леночка. – Мне очень понравилась история, которую рассказал Николай… извините, не знаю как по отчеству.
- Да, Николя умеет рассказать такое, из-за чего мне потом краснеть приходится. Он у меня такой… вы уж не очень обращайте внимание.
Женщина лучезарно улыбнулась, обведя взглядом ошеломлённую компанию и, потянув за руку Николая, проворковала:
- Идём, дорогой, нам пора в путь.
- А куда вы направляетесь? – не удержалась Леночка и смутилась.
- О, я ещё и сама не решила, но точно знаю, что пора.
- Ах, как жаль…
В словах девушки было столько искреннего сожаления, что женщина внимательно заглянула в её глаза и неожиданно, сняв с пальца тускло блеснувшее колечко, вложила его в ладонь Леночки.
- Береги его. Оно очень древнее… ты даже не представляешь, насколько!
Леночка с удивлением посмотрела на кольцо и заметила на внутренней его стороне какую-то надпись на непонятном языке.
- Что там написано? – спросила она.
- Здесь говорится: "Всё проходит". Но лично я с бывшим хозяином этого кольца в одном не согласна: настоящая любовь не проходит никогда – она вечна! Запомни это!
Помахав компании молодых людей на прощание, незнакомка ободряюще улыбнулась и, подхватив Николая под руку, направилась в сторону Потёмкинской лестницы. Странное дело – её спутник, казавшийся только что совершенно разбитым и потерявшим всякий интерес к жизни, теперь шагал уверенно и легко, словно юноша.




Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: лето, вечер, незнакомец, любовь,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 01.01.2017 в 20:01
© Copyright: Анатолий Валевский
Просмотреть профиль автора










1