Так хочется жить


В роддоме сельской больницы под Новый 1940 год родился мальчик, которого назвали Игнатом. Видимо, для того , чтобы новорождённому не было скучно, в тот же день родились ещё один мальчик и девочка. Когда пришло время забирать Игната домой, медперсонал был немного удивлён: надо же, за теми двумя детьми приехали их молодые папы, забрав молодых мам чуть ли не с детьми на руках, а за молодой мамой с Игнатом приехал дедушка. Им, разумеется, было невдомёк, что этот пятидесятилетний «дедушка», которого звали Терентием, и есть настоящий папа маленькому Игнату. Его жена была моложе на тридцать лет.

Женился Терентий на молодой соседке Марианне после того, как похоронил долго и тяжело болевшую неизлечимой болезнью свою жену Василису, за которой последние перед смертью годы ухаживала будущая новая жена. Своих детей у них с Василисой не было. Причину выяснять не стали: не было, значит так было Богу угодно. Хотя соседи догадывались: причиной являлось болезненное с детства состояние супруги Терентия. Брать с детдома ребёнка на воспитание не решались. Всё по той же причине.

Игнат рос вопреки «предсказаниям» врачей, считавших «пожилой» возраст отца отрицательным фактором на физическое и умственное развитие ребёнка, здоровым и любознательным мальчиком. Рано научился разговаривать, рано стал читать и писать.
- Поменьше читай книжек, Игнат,- просила его мама накануне школы, - а то тебе скучно будет сидеть в первом, да , пожалуй, и во всех четырёх начальных классах.
- Не волнуйся, мамочка, выход найдём. Я чувствую, что в жизни мне не будет скучно.

Это говорил семилетний ребёнок. Необычный, как давно уже заметила его мама. Обычные дети в его возрасте рассуждают совсем на другие темы. Если родившихся с ним в один день Клаву и Стёпу, с которыми Игнат ходил в детский садик, интересовало больше то, что их окружало, то его интересовал, например, вопрос: «Почему дважды два будет четыре, а не пять? Почему Солнце светит днём, а Луна – ночью? Почему люди умирают, а не живут вечно?». Ответить на эти недетские вопросы мама с папой, конечно же, не могли и говорили: «Пойдёшь, сынок, в школу, там всему тебя научат».

В школу Игнат пошёл первого сентября 1947 года. Если для его одноклассников понедельник оказался вдвойне тяжёлым, то сам он вернулся со школы весьма довольным. Но не совсем: всё то, о чём рассказывала их учительница , он знал уже давным-давно. Но как ученик с примерным поведением, внимательно слушал Елизавету Тихоновну. Ученик не стал унижать остальных и показывать имеющиеся у него знания. Все пришли в школу чему-то научиться, так пусть же учатся, не обращая внимания на него.

А выход Игнат, как и обещал маме, нашёл: сидя в начальных классах на уроках, он мысленно в голове уже решал задачки за пятый класс. Мама у него была тоже прилежной ученицей и сохранила у себя все свои учебники с первого по десятый классы. Сыну было откуда брать те самые задачи. Чему она не препятствовала, а только радовалась: на её глазах рос будущий учёный. В пятом классе он уже решал задачи за десятый. Решал, понятное дело, в своём уме, никого, кроме родителей, не посвящая в это.

Любимыми предметами в школе у Игната были математика, физика, химия, но в последних классах его душа "лежала" к биологии. Его отец часто рассказывал, как жила и от чего медленно умирала его первая жена. Игнат внимательно слушал, а в его голове «бродили» мысли избавить человечество от онкологических заболеваний. Долго и упорно десятиклассник не мог понять почему этой смертельной болезни дали название «рак». Разгадку он оставил на потом.

Окончив школу на «отлично», Игнат Дегтярёв поступил в институт на физмат. Он считал математику «царицей» всех наук и понял, что используя математические методы можно в жизни многое сделать на благо людей, в том числе и излечить «рак».

В институте в отличие от школы, он уже не стал «прятаться» и скрывать свои умственные возможности. Его однокурсники были поражены увиденным : на их глазах Игнат у доски за несколько минут смог решить очень сложную математическую задачу, которую вся его группа не могла решить и за час. Были случаи, когда студент Дегтярёв приходил на помощь и самим преподавателям в решении задач. В голове Игната, говоря языком двадцать первого века, по сути находился супермощный компьютер. Пока он шёл с института в своё общежитие, в голове у него рождались новые формулы, которые он потом записывал на бумаге.

После успешного окончания института Дегтярёва «с руками и ногами» взяли в один из Научно-исследовательских институтов. Его руководитель специально приехал на защиту им своей дипломной работы и был шокирован знаниями молодого выпускника вуза. Такого в жизни ему не приходилось ещё видеть и слышать. Игнат согласился работать в этом научном учреждении, хотя его приглашали с большим желанием и в другие места, в первую очередь потому, что здесь одним из направлений научных разработок значилась вакцина против «рака». Он очень боялся, чтобы и его отец, которому шёл уже восьмой десяток не заболел этой неизлечимой болезнью. По крайней мере, пытался найти к тому времени антираковое средство. В эту научную проблему Игнат окунулся с головой. Для решения проблемы в институте создана была специальная лаборатория под Дегтярёва, которую, разумеется, он и возглавил. Сотрудников набирал сам. Кумовства не терпел.

В лабораторию попали такие же молодые люди, как и их руководитель. Хотя в институте везде работали не очень молодые, если не сказать больше, сотрудники. И это тот самый случай, когда необходимо вспомнить такое понятие как «Чёрная зависть». На Дегтярёва посыпались со временем доносы. Доносчики или «доброжелатели раскопали компромат, что брат отца (дядя Игната) в Гражданскую войну служил сначала у «белых», затем в армии «батьки» Махно. Сталина в живых давно уже не было, на дворе заканчивалась хрущёвская «оттепель», но соответствующие органы работали соответственно: начали разбираться по анонимке. Разобрались: Павел Дегтярёв, восемнадцати лет от роду, в 1919 году был принудительно призван в армию Деникина, но сбежал от туда через месяц. А по пути домой попался на глаза "красным". На следующий день был убит в бою с «белыми». Игнату повезло, что наступило время, когда «сын за отца не отвечает», как говорил когда «вождь всех времён и народов», одновременно репрессируя этих самых сыновей с формулировкой «сын врага народа».

Директору института, однако, пришлось немало «попотеть» за своего талантливого молодого учёного. Пока его полностью не оставили в покое.
Десять лет работы в научно-исследовательском институте Дегтярёва стали приносить свои «плоды»: лаборатория вплотную приблизилась к разработке лекарства против рака. Теме не менее работа требовала продолжения. Основные формулы по созданию лекарства по-прежнему были в голове у руководителя лаборатории. В беседах со своими сотрудниками Игнат Терентьевич уже с уверенностью говорил: «Скоро настанет день, когда диагноз «рак» перестанет быть «приговором» для человека. Ещё чуть-чуть надо поработать, надо всё перепроверить и можно считать, что мы с вами поработали эти годы не зря».

Это «чуть-чуть» было пройдено и Дегтярёв приглашался на совещание учёных по проблемам лечения «рака». Занятый очень в работе, Игнат последние последние 5 лет не был у родителей в родном селе. Его отпустили на неделю, но не одного: слишком сведениями огромной важности обладал молодой учёный. С ним на автомобиле поехал наравне с водителем и охранник.

Радости родителям не было конца. Весёлый и жизнерадостный в первые дни отпуска, Игнат перед отъездом загрустил. Виной тому явился сон, содержание которого так никто и не узнает.
- Ты что, сынок, такой не весёлый сегодня? – допытывалась весь день его мама.
- Не грусти, сынок, тебе ещё и тридцати пяти лет нет, вся жизнь впереди,- вмешивался в их разговор отец.- Это я уже девятый десяток разменял.

На вопросы родителей Игнат отвечал одно и тоже: «Так хочется ещё жить, сколько бы полезного для людей я сделал, но, видимо, не судьба». Что приснилось, он так и не сказал. Неделя отпуска пролетела незаметно. Всё было готово к отъезду. Прощались долго, как будто навеки. Будто они все знали, что произойдёт на обратном пути. Об этом, судя по всему, « знал» только один Игнат, иначе он не переживал бы за свою дальнейшую судьбу после того, как ему приснился тот зловещий сон.

Половину пути проехали без происшествий. Далее был лес. Водитель предложил его объехать, так как начинало темнеть, но охранник приказал ехать прямо. Поехали. Наехали на какое-то бревно, автомобиль перевернулся.
- Что это было?- спросил водитель, которому удалось быстро выбраться из автомобиля.
- На бревно наехали, не видишь что ли?- ответил охранник.- Куда ты смотрел?

И тут только до их обоих дошло: «А почему не выбирается из автомобиля учёный?». Взглянув друг на друга, они одновременно с трудом открыли правую и левую задние двери. Вдвоём вытащили на землю Дегтярёва. На первый взгляд показалось, что он продолжает спать. Он действительно перед аварией дремал на заднем сидении. Потом же оказалось, что произошло непоправимое: учёный не подавал признаков жизни. Экспертиза установила, что смерть наступила от удара виском о что-то металлическое в автомобиле.

Случайная авария с трагическим финалом или подстроенная кем-то автомобильная авария? Об этом так никто и не узнал. Расшифровать имеющиеся записи и формулы ученого Дегтярёва его сотрудники так и не смогли. А он не успел это сделать на предстоящем совещании. Лаборатория была закрыта.



Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 02.12.2016 в 00:28
© Copyright: Петр Панасейко
Просмотреть профиль автора






1