Маршрутка


Маршрутка

– Что делать, что делать, ЧТО ДЕЛАТЬ?! Танька прибьет! Если из дома выгонит, считай, повезло…
– А ты ей правду скажи.
– Как правду?
– Так правду.
– Какую?
– Всю! Скажи, что не шевелится у тебя ничего, глядя на помятый халат и тапки, которым лет триста. А когда начинает шевелиться, у тебя, мол, или голова болит, или вообще нельзя. И еще скажи, что нет сил смотреть на тебя: голова постоянно или в бигудях, или волосы дыбом торчат. Так и хочется импотентом стать. А я, скажи, импотентом быть не хочу, скучно это. А ты хочешь? Вот и приходится… Так что, понимать должна, а не матом ругаться.
– Думаешь сработает?
– На все сто!
Дня через три опять этот же мужик едет:
– Сказал?
– Сказал.
– Ну и как?
– Обалдеть! Даже не ругалась! Тут же куда–то убежала, а вернулась – королева королевой! Три дня из дома не выпускала, на работе отгулы пришлось просить. Представляешь, ноги не держат и голова кружится. Обалдеть!
– Ну вот. Пойдешь еще по бабам?
– Да ты что? Какие бабы?! Моя Танька – гений в постели! Микеланджело на пару с Рембрандтом, в одном лице! Вот, теперь на работу еду, перед начальством надо оправдываться. Что говорить, не представляю.
– Что значит, не представляю ? Правду скажи! Учишь тебя, учишь, никакого толка!
– Думаешь?
– Попробуй, потом расскажешь.
– Слушай, а ты кто?
– Конь без пальто!
– Не, правда. Ты мой ангел–хранитель?
– Да пошел ты! Больно надо…

***

Маршрутка я, такси маршрутное, если кто не понял. При маршруте состою, потому и маршрутное, людей перевожу.
А ты что же думаешь, если из железа сделана, то молчать должна?! Накося, выкуси! Сам ты железяка, вернее, дубина стоеросовая! Я не знаю, что это такое, но подозреваю, для людей что–то обидное.
Это я такая злая на тех, кто считает, если маршруткой на этом свете числишься, то молчать должна, и только делать, что людей перевозить.
А я что делаю?! Я, как раз, людей–то и перевожу. Причем, каждый день и с утра до вечера перевожу.
Вы что же думаете, если вам попить–поесть надо, то мне не надо что ли? Тоже надо. Только не ем я вашу колбасу, которую вы лопаете и тут же ругаете, мол, отрава. Я солярочку люблю, это и есть мой хлебушек. Ну и маслице к хлебушку тоже надо, и не желательно, как у вас, а надо, потому что необходимо. Иначе переклинит меня всю, встану и дальше ни ногой, вернее, ни колесом. Вот и придется вам пешком ходить. Будете ходить и меня материть, хотя, вы и так меня на чем свет постоянно материте, а доброго слова, и не дождешься.
Если у вас жизнь такая тяжелая, думаете у меня она легкая? У меня, в отличии от вас, выходных и отпусков не бывает, каждый день на работе, хлебушек свой зарабатываю, вас, паразитов, перевожу.
А тот, кто мной рулит, я его рулевым называю, хоть мужик и хороший, но в основном – первостатейная сволочь. Постоянно старается на моем здоровье сэкономить. Вы что же думаете, раз железная, значит, и здоровья никакого нету? Как бы ни так! Есть и еще как есть!
Если говорить, по–вашему, заболит что, я ему сигнализирую: стучу чем–нибудь, завожусь плохо, ну или еще что придумаю, говорю ему так: к доктору мне надо, автомобильному. А он, в меня залезет, покопается, придурок и, ничего не сделает. В лучшем случае, тряпкой протрет, потом махнет рукой, мол, сойдет, и дальше поехали.
Вот так и приходится жить. Не, я не жалуюсь. Что ж поделаешь, если маршруткой на свет появилась, жить–то надо. Вам, смотрю, тоже хлебать всласть и через край приходится, однако, живете же.
И мечта у меня есть, как и у вас, почитай у всех – дом свой иметь. Вы что же думаете, приятно на улице жить? Днем, еще куда ни шло – на месте не стоишь, постоянно куда–то едешь, а ночью? Ночью сплошная тоска. Если погода хорошая, тогда, можно сказать, сплошное удовольствие. А если дождь или снег да все тебе по спине лупит, по крыше, если по–нашему, каково, а? Попробуйте под дождем поспать, тогда поймете!
Мечта у меня, гараж иметь, сухой и теплый. Мне без надобности ваши квартиры, они, сами рассказываете, все маленькие и тесные, не развернуться. Ну а если вам не развернуться, то мне и подавно. Вот поэтому и мечтаю. А рулевой все обещает и обещает, только нету пока у меня гаража, врет наверное. Ну и хрен с ним, пусть врет, мне не привыкать.
А вообще–то, жизнь моя не такая уж и плохая, если бы не одно но. А «но», это – вы, пассажиры. Не, немного не так: не вы, потому что во мне едете. Здесь как раз все нормально. Вы едете, денежку за это платите, а мне с этого на солярочку с маслицем перепадает, так что, здесь все нормально.
Дело в другом. Народ, племя вы придурошное! Какого хрена, вы, когда едете, думаете? Лучше бы разговаривали! Сейчас объясню.
Ваш разговор я не понимаю. Слышать, слышу, а о чем вы меж собой разговариваете – ни бум–бум. А вот мысли ваши, не только слышу, но и понимаю, и поговорить с любым из вас могу, только не хочу. Грустные мысли у вас какие–то или злые, а мне и без вас хватает: то светофоры, чтоб их подбросило и разорвало или козлы, нашего роду–племени, которые постоянно подрезают.
Правда, иногда бывает, разговариваю, как вон с тем мужиком, который после загула, к жене своей, Таньке, сдаваться ехал. А бывает, что и совет дам, правда, не очень–то меня слушают, а зря. Я плохого не посоветую. Вон, мужику посоветовала, послушался, теперь довольный весь, аж светится.
Эх, люди, люди, смотрю на вас и удивляюсь. Общее, что, почитай, у вас у всех есть и что вас в род человеческий объединяет – это дурь несусветная. Иногда такая дурь из кого–нибудь прет, что так и хочется затормозить и крикнуть всем: «Сломалась я! Идите все нахрен, вернее, пешком идите, оставьте меня в покое!»

***

– Как жить?!
– Случилось что?
– Козлы! Кругом одни козлы и ворье!
– Неужели все?
– Абсолютно!
– Президент, ворует! Депутаты – сплошное ворье и уголовники! Начальство, еще хуже! Тоже, ворье! Так и зыркают, как бы зарплату зажилить! Хозяйка – стерва законченная! Народу отраву продает и цены накручивает, все ей мало!
– Да, мужик, не повезло тебе. Ну раз все вокруг воруют, сам–то почему не воруешь? Или не дают?
– Да что ж у меня, совести что ли нету?
– Тоже верно. Поди, грузчиком работаешь?
– Каким нахрен грузчиком! Охранник я, в магазине работаю. Продукты охраняю, чтобы покупатели не воровали.
– А что, часто воруют?
– Да не… Бывает конечно, но в основном или малолетки, по дурости своей, или наркоманы. А так, чтобы все, этого нету.
– Ну вот, а говоришь, что все.
– Простой народ, он потому и не ворует, что у него зарплата маленькая, потому и в начальство не выбился. А как стал начальством, так сразу воровать начинает, точно знаю.
– А хозяйка магазина, она тоже начальство?
– Какое нахрен начальство! Так, жулье мелкое. Крутится с утра до ночи: там купила, здесь продала, но стерва, каких свет не видел! А у меня зарплата с гулькин нос, понимаешь, обидно.
– Ну, так сам открой магазин.
– А где я денег возьму?
– А она где взяла?
– Продавщицы говорили, кредит взяла, ну и, раскрутилась.
– Ну и ты возьми.
– Что я, дурак что ли?!
– Тогда в депутаты иди. Я смотрю, ты за правду, а народ, таких как ты, любит. Выберут, к бабке не ходи, выберут.
– Да ты что, издеваешься что ли?! У них там все схвачено! Да и образование у меня маленькое.
– Что ж не учился? Поступил бы в институт и был бы сейчас начальником или депутатом, зарплату бы большую получал, людьми командовал.
– Да ну его нахрен! Пять лет лапу сосать неизвестно за что! Буду начальством, не буду, это еще неизвестно, мне жрать сейчас хочется. Да и говорить я складно не умею.
– Так уж и не умеешь. Со мной, глянь, как разговариваешь, заслушаешься.
– С тобой – другое дело, не слышит никто.
– Ну, милый мой, для того, чтобы много иметь, надо чтобы о тебе и о твоих делах все слышали, по–другому никак.
У тебя же получается, если человек имеет больше, чем ты, значит он плохой. А ведь он не стесняется, не прячется, о себе, о своих способностях и талантах заявляет, не боится. Вот и платят ему много за таланты его и за то, что ничего и никого не боится. А ты, хочешь иметь много, но ничего не хочешь для этого делать. Хочешь, чтобы тебе просто так все приносили и у ног складывали. Потому и злой такой. Эх ты, мужик, мужик…
– Да пошел ты!
– Это ты пошел. Твоя остановка, тебе выходить пора.

***

Ну вот как тут появиться хорошему настроению, если в тебе, с утра до ночи, такие идиоты ездят? Воруют все потому, что сам воровать не умеет, да и страшно. Хочет иметь много, а делать для этого не хочет ничего. Так что, не такая уж у меня плохая жизнь, если с этим придурком сравнивать.
Да и вообще, не все так плохо и беспросветно. Хоть я и не человек, а всего лишь маршрутка, у меня друг есть, настоящий.
Это женщина. Если брать по людским меркам, то красивая и похоже, очень красивая. Когда Она появляется в салоне, все мужики аж напрягаются, я это чувствую, и чуть ли шеи себе не сворачивают, в ее сторону смотрят.
Один раз, смех, да и только, зашла Она в салон и пошла на свое любимое место – у окна, сзади и слева. Один мужик, а он с женой был, вставать начал, ну, как бы за ней тянуться. Так жена, его так в бок саданула, что он аж охнул. А после, даже народ хохотал, взяла и развернула его голову к себе, ну чтобы смотрел на нее. Ну чем не комедия?
Ее любимое место я всегда для нее приберегаю и не даю занять кому–либо. Если кто раньше усядется, я начинаю его оттуда выкуривать, в прямом смысле этого слова, выкуривать.
У меня там, в полу, маленькая дырочка есть, вот я в нее немного выхлопа и направляю. Тот, кто Ее место занял, начинает сначала морщиться, запах видите–ли ему не нравится, а потом или пересаживается на другое место или стоя едет. Так и отпугиваю, пока не придет Она и не займет свое любимое место, сзади, слева и у окна. Правда, она об этом не знает, это моя тайна.
А познакомились мы очень даже случайно. Тогда я на Нее никакого внимания не обращал – пассажир как пассажир, ничего особенного.
Еду как–то, а меня Жигуль подрезает, козел! Да так подрезал, что и уйти никуда не уйдешь, чуть его в задницу не поцеловал! Ну и выдал в его адрес:
– Ты что творишь, полуторка хренова?! Тебя что, из дерева сделали?! Чтоб тебя всю жизнь кока–колой заправляли! Ну и так далее и в таком же духе.
Вдруг слышу:
– А ты не ругайся на него. Может он чувствует себя плохо, может заболел? А может быть водитель спешит куда или просто дурак, водитель, этому Жигуленку достался.
– Кто это? – спрашиваю.
– Я. – отвечает.
– А ты где?
– Слева, последнеее сиденье у окна. Видишь?
– Вижу. – отвечаю, а сама обалдела. Ни разу еще не было, чтобы пассажир, сам, первым со мной заговорил. – Ты что же, – спрашиваю, а сама продолжаю, ну просто шалеть. – с автомобилями разговариваешь?
– Разговариваю, – отвечает. – Ведь вы тоже живые.
Так и познакомились…

***

Иногда Она немного опаздывает и я всегда чувствую это, даже вижу, как Она спешит. Тогда я устраиваю своему рулевому концерт. Какой концерт? Да очень простой – глохну и ни в какую не завожусь.
Рулевой матерится на чем свет стоит, ругает меня, бьет ладонями по баранке, ну и так далее. Пассажиры тоже ругаются, правда, в основном на рулевого. А мне хоть бы хны, не завожусь и все тут, Жду.
И вот Она появляется. Садится на свое любимое место, я тут же завожусь с пол–оборота.
– Привет. – говорю я.
– Привет. – отвечает Она и улыбается.
– Поехали?
– Поехали…




Рубрика произведения: Проза -> Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 01.12.2016 в 12:27
© Copyright: Сергей Романюта
Просмотреть профиль автора






1