Родина как ощущение счастья


Вчера я наткнулась на сообщение о запуске всероссийского конкурса школьных сочинений «Родина как ощущение счастья». Пережевав первые нецензурные выражения, которые возникли сами собой, я призадумалась. Формулировка задания обязывает и принуждает детей по капле выдавливать из себя патриота на страницы тетради. А я уже убедилась, что счастье возможно не благодаря Родине, а скорее вопреки ее усилиям.

Что для вас значит любить свою страну? И вообще из чего эта страна складывается? Если говорить обо мне, то моя любовь начинается с языка. Я не смогу, подобно Набокову, легко найти себя вне пространства, наполненного русскоязычной речью. Эта речь сформировала мое мышление, мой характер. Лучшие свои мысли я могу выразить только на русском и для русских.

Разумеется, вместе с языком я люблю нашу литературу и все искусство следом. Я преклоняюсь перед Толстым и Достоевским, обожаю Андреева и Хармса, рада, что живу в одно время с Покровским, и огорчаюсь, что самую малость не застала в живых Ерофеева и Рыжего. Прокофьева я считаю одним из самых значимых композиторов двадцатого века. Архитектура, великие фильмы, песни и картины. Только дурак откажется от такого титанического наследия.

Любить людей и сограждан намного труднее, чем мертвого Достоевского. Я утешаю себя тем, что все люди разные. Есть быдло, чинуши, воры и коррупционеры. Но есть ведь и прекрасные люди буквально под боком. Не было бы их - не было бы меня. Я не хочу переписывать культурный код и, как и многие из вас, считаю американские улыбки лицемерием.

Я была бы счастлива, если бы у меня была возможность тихо-мирно клепать культурологические статейки в научные альманахи, получая определенную дозу денег и признания. Но в итоге вынуждена продавать свой талант корпорациям и госструктурам.

Вернемся к теме нашего школьного сочинения. Я перечислила то, что я люблю. Скажите мне, пожалуйста, как я должна относиться к людям во власти, которые все это уничтожают, перевирают и предают забвению?

Путинская эпоха, которую мы окрестили периодом стабильности, стремится к абсолютной серости. Это скука, затхлая духота. Во времена Ельцина, не взирая на разруху, у нас присутствовала хоть какая-то жизнь. Это было время удивительной свободы журналистики, какого не было за всю историю страны. Появились такие гении, как Листьев, Парфенов, Супонев. Кого путинская эпоха предложила им на замену? Киселева, Соловьева, Урганта?

Ельцинская пора - расцвет частного предпринимательства. Существовали не только бандиты и олигархи, но и множество мелких бизнесменов. Сейчас олигархи никуда не делись, а к бандитам добавились чиновники и силовики, полностью перенявшие их повадки. А вот предприятия простых людей загублены на корню, задушены налогами и бюрократией. За последние десять лет из правительства были изгнаны все экономисты и эксперты по промышленности, чье мнение расходилось со мнением Путина и его приближенных. Самодурство власти никто не сдерживает.

В начале двухтысячных у нас был шикарный потенциал для того, чтобы стать одним из лидеров информационной эпохи. Кто мне скажет, почему Дуров и Брин свалили? И почему из США не свалили Цукерберг и Элон Маск? До какого-то момента Россия по инерции производила талантливых инженеров, физиков, биологов и программистов, но почти никому из них не удалось найти себе место на Родине. Сейчас все проще - школа, отказавшаяся от многостороннего эвристического обучения, выпускает потребителей, а не творцов, - как и мечтал Фурсенко.

Серое время. Серая литература, серый кинематограф, серые мечты и стремления. Никто не дерзает. Никто не может выйти за пределы товарно-денежной парадигмы. Кто укажет на что-либо великое, что мы создали в новом тысячелетии?

Так откуда такой патриотический угар? Вы тащитесь от нашей военной мощи? Вон там, справа на карте, есть одна очень маленькая страна с очень большой армией. Там тоже гордятся своими вооруженными силами, которые могут раздавить любую региональную державу. Там такие же парады, такие же концерты, такой же патриотизм. Вот только поговаривают, что людям там жрать нечего.

Предположим, что я люблю Христа и считаю, что он утверждал очень крутые вещи, которые даже в дошедшем до нас искаженном виде не могут не задеть за живое. А потом я перевожу взгляд на РПЦ, и меня начинает колбасить. Я чисто физически не могу совместить одно и другое. В итоге я должна или отринуть свое понимание Христа и принять РПЦ, сохранив гордое звание православной. Либо отказаться от РПЦ, заклеймить их, чтобы они в ответ навесили на меня ярлык гордыни, а моего Христа объявили ложным идолом.

Вот и с патриотизмом точно такая же фигня. Я могу зиговать георгиевской ленточкой, списывать все внутренние проблемы на происки Меркелихи с Обамкой и не видеть никакой альтернативы Путину (даже не задумываться о том, что неплохо бы ее все-таки иметь). Тогда я официально смогу числиться патриоткой, меня будут признавать другие такие же патриоты, а за моей спиной будут грозно рычать махины, вроде Russia today.

Церковь говорит, что я могу любить Христа, но без их ритуалов я не спасусь. Государство утверждает, что я могу тащиться от Достоевского сколько мне влезет, но подлинная любовь к Родине заключается в признании путинского курса в экономике и политике единственно верным. Более того, ничего не мешает патриотам заявить, что и мои права на Достоевского как-то неубедительно смотрятся. Мол, это чисто русский артефакт, для тех, кто флагами машет и не позволяет себе вольностей и брюзжания. Великий русский народ не потерпит в своих рядах трусов и пораженцев.

Что следует делать в такой ситуации? Да идите вы на хуй - скажем мы. Я знаю, что земля круглая, и что сытая серая стабильность держалась за счет высоких цен на нефть. Наши талантливые управленцы талантливы лишь в том, как бы внедрить себя и своих родственников в распределительную систему благ и капиталов. Я знаю, что квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов, и что нынешние действия власти следует считать откровенно вредными и антиконституционными. У людей есть право быть непрозрачными для государства и иметь свои секреты, особенно когда власть, собственно, и не скрывает, что не имеет на наш счет никаких гуманных планов. Я знаю, что за осенью следует зима, и знаю, что мы во всех аспектах живем в десять раз хуже, чем жили бы при честном руководстве. Это не я ною и возмущаюсь - я по большей части фиксирую недовольство - это люди во всех регионах ропщут и протестуют. Такие же люди, как вы, просто их уже отымели и обокрали, а вам пока еще везет. Видите, сколько я всего знаю?

Сами мне скажите, нормально ли сажать за репост свастики на страничке, куда заходят 12 человек? Нормально ли заставлять безногих инвалидов ежегодно проходить ВТЭК, а у ДЦПшников и душевнобольных отнимать инвалидность, поскольку, они, видите ли, на 62% пока еще функционируют? Нормально ли хапать и хапать наши деньги, запуская руки по локоть в пенсионные фонды, ради которых люди горбатились всю жизнь? Нормально ли глумиться над нищим народом, напоказ наслаждаясь роскошью и безнаказанностью перед законом?

Если вы считаете, что это нормально, то вам ничего другого не остается, кроме как отправиться вслед за товарищами, которые приравнивают критику властей к измене Родине и вялой интеллигентской рефлексии. А всех, кто еще не покинул аудиторию, я призываю задуматься, какую страну они любят и за что.

Перед каждым из нас лежит двойной листик в линейку. Тему сочинения можете списать с доски - «Родина как ощущение счастья». Разрешается списывать друг у друга, но вы обязаны настучать на соседа, если тот начал вместо счастья описывать депрессию и тоску. Мне интересно, что вы напишете? Я крепкая троечница, закаленная прогулами и алкоголем. Пусть влепят двояк, пусть позорят перед всем классом, пусть вызовут к директору, пусть оставят на второй год. Мне всего лишь противно лгать двойному листку в линеечку.



Рубрика произведения: Проза -> Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 4
Опубликовано: 30.11.2016 в 23:41
© Copyright: Дарья Сокологорская
Просмотреть профиль автора






1