Алкоголь (хвала ему)


Они обезглавили курьера, провозившего спиртное. Они устроили публичное сожжение ящиков с сигаретами и алкоголем (Мир ему). На подконтрольной территории они ввели в действие принцип "откажись или умри". Меня завораживает этот спектакль: на нас надвигается агрессивная орда трезвенников.
С мусульманами у меня выстроился нейтралитет. Они не выдергивают у меня бутылку, я не пытаюсь им подливать. Потому что если передо мной атеист, синтоист или добрый христианин, то я, конечно, буду ему подливать. Но эти люди готовы разбить мой мир на хрустящие осколки, как на свадьбу.
Алкоголь (Честь ему и хвала) в исламе относится к ??????, то есть к "хамру". Это особая категория продуктов, которые дурманят и затмевают разум. Сюда можно отнести спиртное, наркотики, табак, Первый канал и синие фломастеры. Все это запрещено, причем запрещено даже заниматься деятельностью, связанной с хамром. Например, правоверный мусульманин не может растить виноград под вино, не может торговать им, не может даже работать барменом.
В этом отношении исламисты под черными флагами являются агентами и распространителями подлинной и прямолинейной реальности. Они отрезают головы пьяницам и тем, кто их поит, а из пустых бутылок собирают готические соборы, которые потом расстреливают из РПГ. Наш одурманенный мир трещит по швам - тяжелым черным маршем к нему подбирается сама реальность. Сама объективность.
И я, господа, буду держать последние рубежи обороны. Покуда я существую, алкоголь (Да будет доволен им Господь) у нас никогда не закончится. Я буду настаивать, варить, гнать, фильтровать и запирать черно-белые сны в дубовые бочки, пока они не станут цветными. Они так яро сражаются с алкоголем (Да благословит его Господь и приветствует), потому что в нем и заключается их, реалистов, смерть.
Да, я пьяна, одурманена и хмельна. Мои фантазии оживают и отстраиваются, пронизанные оптоволокном. Моя история полна крови, рома и пороха. С бутылкой огненной воды я покорила индусов, стерла с лица земли индейцев и поработила негров. Весь мир метался, охваченный вдохновением. Мои венецианские маски не имеют ничего общего с их балаклавами. Две тысячи лет я правила этой землей, и должна отступить перед теми, кто отказывается видеть мир через призму дурмана, а принимает его таким, каков он есть?
Да такой, как он есть, он никому и не нужен, кроме черного марша.
Ислам зародился в те дни, когда люди пили лишь слабенькое фруктовое вино. Халифы падали под стол от двух кружек компота. Вот их грозный хамр. Этиловый спирт научились выделять только в середине девятого века. А делать из него зелья - и того позже.
Так что, эти люди, испугавшиеся фруктового вина, хотят бросить вызов мне, зеленой ведьме абсента?
Алкоголь (Хвала ему) не позволит нам отступить под контратакой разочарованного мира.



Рубрика произведения: Проза -> Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 30.11.2016 в 22:22
© Copyright: Дарья Сокологорская
Просмотреть профиль автора






1