Табачники


Пили мы недавно с господами табачниками. Рассказывали они мне, что после всех ограничений, после прекращения торговли табаком в НТО, после запрета на курение в общественных местах, объемы производства табачной продукции выросли на 10 %. А импорт сигарет вырос где-то на 23 %. Потому что люди перестали брать по пачке в ларьках и начали брать блоками в супермаркетах.
Когда я продавала сигареты, то была удивлена, что практически никто из линейного и высшего менеджмента не курит. Причем это распространялось не только на молоденьких девочек из рекламы, но и на вполне себе серьезных мужиков. Это считалось чем-то вроде дурного тона.
Мы никогда не продавали сигареты. Нет, мы продавали свободное время, удовольствие, свободу, да что угодно. Фриц Гаган, когда его спросили, как ему удается продавать смерть, ответил: "Мы подбираем шикарные виды... горы, открытые места, побережье. Мы привлекаем молодых, красивых, пышущих здоровьем людей. Атлеты. С каким вредом может ассоциироваться сигарета в этой ситуации? Слишком много свежести, слишком много здоровья и молодости".
А еще мы делали сигареты, различающиеся по форме и цвету. Женщины любят тонкие сигареты. Slims и super slims. В них больше стиля и на вид меньше вреда. По статистике девочки начинают курить раньше мальчиков, и курящих девочек больше, потому что они чувствительнее к имиджу и эстетике, которую мы предлагали. Вы знаете, что одна пятая часть курильщиков считает, что белые, желтые и синие пачки сигарет не такие вредные, как черные и красные? Мы даем иллюзию выбора. Как детям: хочешь манную, гречневую или овсяную? Но все равно ты будешь жрать кашу.
Если на нас наезжали власти, то мы изворачивались и кусали в ответ: мы даем рабочие места, мы спонсируем социально значимые и спортивные мероприятия, мы одна из основ выживания малого бизнеса от киосков до кафешек.
Вы думаете, что эти надписи про "курение убивает" или "курение превращает ваши легкие в губку для посуды" это прокол моей бывшей индустрии? Ха! Да мы сами ставили их, для того, чтобы отбиться от судебных исков. Теперь любой курильщик, пытающийся отсудить компенсацию за рак легких аккуратно разворачивался обратно: ведь мы сами предупреждали, что курить - опасно и вредно. С момента появления этих предупреждающих надписей табачники не проиграли практически ни одного дела.
Это уже зависимость. Два поколения курящих сограждан сами воспитают третье. Дети являлись нашим самым ценным активом - будущим, либо даже уже настоящим. Традиционное русское равнодушие, смешанное с пофигизмом, является мощным заслоном для распространения зловредной западной толератности. Потому что она требует хоть какого-то активизма. А мне, и почти всем вам, проще посидеть дома, почитать книжку, чем идти в свой выстраданный выходной на какой-то митинг, где еще можно получить судимость или удар по каске. Но та же особенность мешает активно впрягаться в борьбу с курением.
Как часто наши коллективы осуждают человека, за то, что он курит или бухает? Пока он сохраняет относительную работоспособность и более-менее прилично выглядит, никто никаких претензий не предъявляет. Пусть хоть зубы коксом чистит. Нам не больше всех надо. А вот западная ментальность приучилась выдавливать таких индивидов, как прыщи. Например, я частенько ем "разогревки", TV-dinners. В Канаде и Америке человек моего статуса не может есть дешевый Junk food, не может ходить в Макдак. Это непрестижно. На меня начнут смотреть косо и постепенно перестанут со мной контактировать. И это идет на уровне всего коллектива. То есть, это реальная социальная изоляция, а не как сейчас у нашей обложенной санкциями страны.
Именно поэтому мы не курили в наших западных табачных компаниях.
Впрочем, утешу вас. Весь Запад после отказа от сигарет массово перешел на кофе, благодаря которому удалось выравнять просевшую статистику смертей от инфарктов и инсультов.



Рубрика произведения: Проза -> Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 4
Опубликовано: 30.11.2016 в 21:46
© Copyright: Дарья Сокологорская
Просмотреть профиль автора






1