SALIGIA


Европейской ментальности всегда было важно найти виноватого и осудить его, поэтому католицизм составил лучший и наиболее структурированный список страстей человеческих. Возможно, если бы тогда существовал психоанализ, то часть священнослужителей смогла бы разрабатывать свои идеи на ниве психологии.
Так или иначе, я люблю пользоваться мнемоническим правилом SALIGIA.

Superbia - гордость
Avaritia - жадность
Luxuria - похоть
Invidia - зависть
Gula - чревоугодие
Ira - гнев
Acedia - праздность


Я предлагаю рассмотреть их в таком порядке:
1) Invidia - завистью поражены почти все люди. Это определенно грех социальности, и чем больше мы вовлечены в людское сообщество, тем больше мы завидуем. Не следует понимать этот грех в одном только значении: "У Васи есть машина, а у меня нет. Жанна ездит на Мальдивы, а я нет". Зависть начинается уже тогда, когда вам хочется поглядеть, как там дела у Васи и Жанны. Нам ведь важно сравнивать себя с другими людьми, не так ли. С одноклассниками, коллегами, друзьями-подружками. Мы ведь хотим убедиться, что из всего нашего идиотского "Б" класса нормально в жизни устроились только мы. Или мы регулярно обновляем страничку какой-нибудь девушки, чтобы посмотреть не бросила ли она того паренька, который висит у нее в графе бойфрендов. А если нам кто-то не нравится, то мы будем пристально следить за ним, ожидая, когда же с ним случится несчастье.
Вот, что такое зависть. Это нарушение частной жизни, подглядывание, любопытство. Сплетни - это тоже зависть, равно как и расклеивание ярлыков. Лицемерие и маски порождены завистью, потому что мы не только следим за соседями, но и стараемся сами предстать перед ними в лучшем свете.

"Зависть гибельнее и труднее для излечения, чем все пороки, ибо она еще более воспламеняется теми лекарствами, от которых страсти прекращаются. Например, кто скорбит о причиняемом ему вреде, тот исцеляется щедрым вознаграждением; кто негодует о нанесенной обиде, тот умиротворяется смиренным извинением. А что сделаешь тому, кто еще более оскорбляется тем, что видит тебя более смиренным и более приветливым, которого воспламеняет гневом не корыстолюбие... но раздражает чужое счастье. Кто же для удовлетворения завистливого захочет лишиться благ, потерять счастье, подвергнуться какому-либо бедствию?" Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

2) Acedia - праздность порождает самые удивительные извращения. Химер можно выдумывать только от скуки. Сколько имен у праздности: скука, лень, цинизм, депрессия. Все это состояния, которые изобрел человек в оправдание тому злу, которое он творит. Праздность - это состояние статики, а достигнуть его, как известно, можно, не только лежа не на диване. Достаточно остановиться. Дать рутине и быту поглотить себя. Пять дней в неделю учеба или работа, два дня выходных. И так из года в год без малейшего прогресса. Это тоже праздный стазис. И зависнув в нем, человек начинает изворачиваться, желая найти какое-нибудь увеселение. От праздности становятся троллями, репостят двухстрочную псевдоафористичную ересь, издеваются над теми, кто не даст ответ, и, конечно же, графоманствуют, зарываясь в грязь еще глубже.
А еще праздность рано или поздно ведет к отчаянию. Боль имеет кумулятивный эффект. Застряв в бытовухе надолго, человек может сорваться: уйти в запой, рассориться с окружающими, шагнуть в окно. Короче говоря, если человек не может выйти из праздности позитивно, через становление кем-то лучшим, то он найдет негативный выход. А все это якобы циничное глумление есть лишь попытка обесценить и высмеять мир, в котором они застряли. Кстати, когда им это все-таки удается, становится еще гаже.

"Враг времени есть леность; она берет в плен это наше драгоценное сокровище. Как взятый в плен воин уже не воюет за нас, ибо руки и ноги его связаны, так и время, плененное леностью, для нас потеряно, ибо оно никакому уже нашему действию не помогает. А оставшись без времени, которое состоит в непрестанно текущих действиях, как мы можем считаться живущими? Тень не есть тело, а только вид тела; так и человек, расслабленный леностью, не есть живое существо, но только тень живого существа... Расслабь руки и колени и предай себя постоянному лежанию и неге; помышляй только о пище и питии, служи чреву и услаждай чувства, повергни разум в бездействие и усыпи все душевные силы - посмотрим, что из этого выйдет хорошего? Дух отяготится унынием и скукой, тело расслабят и измучат болезни, душу обременят пороки, совесть растерзают собственные упреки, обличения и беспокойства; сам себе будешь лишним, другим во вред, и для земли - бесполезная тягость..." Платон, митрополит Московский

3) Gula - чревоугодие больше смерти боится боли. Опять же, не будем воспринимать этот грех слишком узко, только как обжорство. Нет, это вообще излишняя любовь к себе: к телу и к разуму. Человек не гордится собой, но зато стремится себя всячески оберегать. Он и кормит себя, и плачет себя, чтобы другие жалели, и привычки свои не меняет. Привычки, сложившийся уклад - вот истинный бич чревоугодника. Он научился наслаждаться своей праздностью и стал консерватором. Он боится всего, что может лишить его удовольствий. И не стремление к удовольствиям здесь сильно, а страх перед их потерей. Например, человек курит. Все говорят: "Вот у тебя легкие уже превратились в губку для обуви". Он с ними даже согласен, но он не бросит. Потому что меняться придется на другом, более фундаментальном уровне. Чтобы избавиться от какой-то привычки, надо избавиться от части себя. А это болезненно, даже под анестезией.
Чревоугодник - трус, мямля и паразитический приживала. Я знала нескольких нахлебников, которые, не стесняясь, висели на шее у родителей почти до сорока лет. Глупые девочки любят перекладывать ответственность на обеспеченного мужа, а быт на домработниц. Избегание зла порождает страшную смесь гедонизма и эскапизма. Если вдруг вы не делаете шаг вперед, потому что это сложно, значит вы стали больно много думать о чреве.

"Какое в скоте и в звере замечаем злонравие, такое есть и в человеке, не возрожденном и не обновленном благодатью Божией. В скоте видим самолюбие: он один хочет пищу пожирать, жадно хватает ее и пожирает, прочий скот не допускает и отгоняет и прочее; то же есть и в человеке. Сам обиды не терпит, но прочих обижает; сам презрения не терпит, но прочих презирает; сам о себе клеветы слышать не хочет, но на других клевещет; не хочет, чтобы имение его было похищено, но сам чужое похищает... Словом, хочет сам во всяком благополучии быть и злополучия избегает, но другими, подобными себе, пренебрегает. Это - скотское и мерзкое самолюбие!" Святитель Тихон Задонский

4) Ira - что заставляет нас гневаться? Если мне в поезде наступят на ногу и извинятся, то я не обращу внимания на произошедшее. А вот если мне на ногу наступит какой-то мудак, тогда я, конечно, разозлюсь. Гнев страшен не злобой, не аффектами, когда мы с легкостью засаживаем врагу ножницы в глаз, а тем, что мы начинаем судить других. Мы злимся потому, что считаем, будто тот или иной человек ведет себя неправильно. Озлобленный человек думает, что он вправе судить других. Мы легко записываем окружающих в ряды мудаков и злимся на них, отвергаем все, что они делают. И озлобленный человек не избивает, не занимается травлей, нет, в своих глазах он справедливо (sic!) карает и наказывает. В этом даже есть некоторый оттенок назидательности. Да кто вы такие, чтобы судить?
Тем более, гнев может надолго охватить душу человека, сковать его разум. Когда думаешь только о мести, то альтернативных вариантов не существует. Это злопамятство. А поскольку большинство не мстит, а ноет, то
нереализованный гнев сжигает их изнутри. Первыми горят глаза.

"Гневливый человек далек от долготерпения и любви, пустыми речами легко приводится в смятение, из безделицы заводит ссоры; где в нем нет нужды, там вмешивается и навлекает на себя все большую и большую ненависть". Преподобный Ефрем Сирин

5) Luxuria - похоть никогда не ограничивается физическим удовольствием. Иначе как объяснить запредельную похоть прыщавых девственников, которые, по сути, даже не знают, чего желают. Аспекты сексуальности гораздо сложнее. В конечном итоге, они сводятся к обладанию и к власти. Все зависит от конкретной цели. У кого-то есть фиксированная идея обладать конкретным человеком. Почему-то чаще я встречала это у женщин. Они готовы нести свою страсть годами. Им все равно, как привязать к себе человека - секс, дети, забота, самоунижение. В ход идет все. Это не любовь. С любовью вообще ничего общего нет. Здесь похотливый человек думает только о своем будущем, и уж точно не думает о последствиях.
Некоторые люди способны ощутить свою власть только через секс. Будь это обладание одной девушкой или сотней, не суть важно. Однако это важно нашему милому грешнику, от этого зависит его самооценка. Совратители и соблазнительницы острее других ощущают власть над людьми. И, пожалуй, сильнее других в ней нуждаются. Наркотик.

"Грех блуда имеет то свойство, что соединяет два тела, хотя и не законно, в одно тело. По этой причине, хотя он прощается немедленно после раскаяния в нем и исповеди, при непременном условии, чтобы покаявшийся оставил его, но очищение и отрезвление тела и души от блудного греха требует продолжительного времени, чтобы связь и единение, установившиеся между телами... и заразившие душу, обветшали и уничтожились" Епископ Игнатий (Брянчанинов)

6) Avaritia - жадность выражается в страсти к накопительству. Мне, если честно, вообще не нравится это бестолковое слово "жадность". Мне больше по душе "алчность", алкать - желать. Алчущий человек всегда чего-то хочет, он движим стремлением что-то приобретать. Кризис перепроизводства и перепотребления на макроэкономическом уровне. Человек берет себе больше разумного. Ресурс, к которому тянется наш жадина, может быть принципиально любым. Деньги, недвижимость, машинки - банально, но по-прежнему крайне популярно во всех слоях населения. Я встречала жадность, распространенную на знания, когда человек хотел быть умнее всех и яростно поглощал умные книжки. Я встречала людей, алчущих образования и социального престижа. Много кого встречала, всех объединял один порок - они брали больше, чем им было надо, больше, чем заслуживали.
Даже с точки зрения логики, чем большими средствами мы обладаем, тем менее эффективно их используем. Большие земельные участки трудно обрабатывать, защищать от врагов, да и вообще хоть как-то контролировать. Жадный человек погибнет в любом случае: либо умрет, пытаясь урвать побольше, либо захлебнется, преуспев в своих планах. Само собой, честным такой человек быть не может, поскольку основой честности как раз и является справедливость в отношении собственных потребностей. Следуйте пути Дао - берите столько, сколько нужно, чтобы продолжать идти. Лишние вещи тяготят и тянут к земле.

"Приобретение богатства стоит великих трудов; сбережение стоит великого страха; порядочное употребление требует подвига благоразумия. Не имея его, беспокоимся; получив его, страшимся, чтобы из-за какого-нибудь случая его не потерять. Не употребляя его, должны обременить свой дух тягостью сребролюбия; употребляя же, должны бояться, чтобы недостойным употреблением не расслабить тела и духа... Но таково несчастье человеческого рода, что мы редко можем сохранить меру. Справедливое попечение о своих нуждах часто обращается в постыдный порок корыстолюбия, непомерной заботливости, скупости и роскоши. Бесчисленные ненасытные люди достойны сожаления, что столь много, а напрасно себя беспокоят; но притом и порицания, потому что, изобилуя всяким излишеством, попускают другим истаивать от
скудости; а иногда и всякого проклятия достойны, когда обогащают себя, разоряя других, и на развалинах убогих расширяют свои здания". Платон, митрополит Московский


7) Superbia - гордыня. Гордыня очень сложный грех, кардинально отличающийся от остальных. Мы пока не будем о нем говорить.
Сперва избавьтесь от остальных.



Рубрика произведения: Проза -> Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 3
Опубликовано: 30.11.2016 в 21:32
© Copyright: Дарья Сокологорская
Просмотреть профиль автора






1