Судьба героя


Мне очень нравится каноничный образ опустившегося частного детектива, который находится в одном шаге от терминального алкоголизма. Мне это близко, и я наметила себе похожую жизненную модель.
Есть люди, а есть герои и героини. Я героиня. Достаточно двух лимитирующих признаков. Во-первых, я сама себя выдумала и поместила в жизнь, как в художественное произведение. Все, что происходит, подчиняется правилам гармонии, монтажа и имеет определенный морально-нравственный посыл. Во-вторых, я живу для подвигов.
Жить для быта слишком скучно и не совсем верно для меня после всего, что мне удалось пережить. К сожалению, подвиги - это не та штука, которая ежедневно валяется на дороге, словно щебень. Подвиги подворачиваются раз в год, а то и раз в жизнь. Тяжелыми усилиями я превратила окружающую действительность в кинофильм, в котором грандиозные события случаются несколько чаще, чем в среднем по статистике.
Почему мне нравится нуаровский частный детектив? Это тоже герой, вынужденный коротать дни в прокуренной конторе на отшибе. Большую часть времени он, безусловно, персонаж многогранный и опытный, просто ждет. Он крестиком зачеркивает дни в календаре, надеясь, что завтрашний день принесет ему неординарное дело, в которое впутаны мафиози-бутлегеры или серийный маньяк, или иностранный шпион. И роковая красавица. Дождавшись, он в один миг мобилизуется, надевает широкополую шляпу, плащ и выходит на улицы города.
Собственно, фильм будет именно об этом, о приключении. Но что остается за кадром? Я думаю, что частный детектив впадает в среднее состояние между стазисом и режимом самоуничтожения. Пока нет драконов, доблестный рыцарь становится не только бесполезным, но и вредным. Обуза на шее работящих крестьян. Геройскую тягу приходится заливать алкоголем. В противном случае начнется сомнительный поиск подвигов на пустом месте. Кому от этого польза?
День сменяется днем, город живет своей жизнью, подвига все нет. В глазах общественности частный детектив постепенно опускается на дно. Никто уже не поминает о его прошлых заслугах, да и сам он как будто стесняется ссылаться на былое величие. Это очень серьезное унижение. Его самоуверенность и гордость, если они еще сохранились, выглядят безобидной блажью, прожектерством, утешением для пропащего человека.
Проходит еще много дней и уже никто не воспринимает его всерьез: ни бывшие коллеги, ни близкие, ни преступники, ни пришедшие на смену юнцы.
Тем разительнее и удивительнее перемена, происходящая с ним, когда наступает час Х. Как было сказано в TES, не будет героя - не будет подвига. Впрочем, верно и обратное.
Герой, стряхивающий с себя пыль и паутину, чтобы потом убить прилетевшего дракона, становится героем вдвойне. Он побеждает дракона (что естественно), и свое положение. Не себя, как учат попсовые психологи и духовные учителя, а обстоятельства. Вопреки здравому смыслу и гравитации полуспившийся частный детектив останавливает свое падение, а может быть, достигнув дна, мощно отталкивается от него. И это куда интереснее.
У Дино Буццати была очень сильная повесть "Татарская пустыня". Там речь идет об офицере, который ждал своего боевого подвига всю жизнь. А перед сражением его насильно комиссуют по старости и болезни. И он сидит в комнате гостиницы, одинокий, завидующий другим солдатам, которые остались воевать, и понимает, что ему предстоит куда более изощренный подвиг: не совершив ничего этакого, полностью разочаровавшись, суметь достойно встретить смерть. Вот настоящий поступок, господа.
Я рада и благодарна, что мне выпала куда более легкая доля - я убиваю драконов в промежутках между запоями.



Рубрика произведения: Проза -> Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 30.11.2016 в 21:19
© Copyright: Дарья Сокологорская
Просмотреть профиль автора






1