Хочешь быть свободен?


"Хочешь быть свободным? Свободен!" - по крайней мере, так говорил Жириновский. И лучше уже не скажешь. Что значит свобода в этом странном мире? Свобода - это отход от изначального зверя.
Говорят, есть вещи, свойственные только людям. Я бы сейчас выделила два явления: игра и самоубийство. Да, животные иногда играют, но их игра инстинктивна и практична. Гоняясь за своим хвостом, они, как бы, преследуют настоящую добычу. А что преследует Лионель Месси, когда гоняет мячик на стадионе? Миллионы долларов? Ну, не только. Тем более, что ребята во дворе готовы бить по мячу за бесплатно. А еще животные не лицедействуют. Волк не может притвориться зайцем, верно и обратное. Волк осознает себя лишь волком. А у нас актер может быть Гамлетом. Тайваньский трансгендер может быть и мужчиной, и женщиной. И ведь что-то толкает людей за рамки своих биологических корней.
Игра задает определенные ограничения. Поле большое, но бегать с мячом можно только до того камня - дальше штраф. Что это за бред? Волк будет преследовать добычу, пока не настигнет или пока не выбьется из сил. Для него нет никаких условностей, никакого "того камня". Волк существует в объективной реальности. А человек с мячом - создает собственное измерение. Обычное поле вдруг становится полем футбольным, на котором действуют другие законы.
Но ведь шаг в сторону от волка - это шаг в сторону человека. Стало быть, человек играющий, Homo ludens, приближается к освобождению от зверя.
Объективная реальность жестока и равнодушна. Она накажет вас, если вы сунете руку в огонь. Инцест ведет к вырождению. Так что человек, который не сует руку в огонь и ищет жену в соседнем племени, не является ни свободным, ни разумным. Он всего лишь логичен. Но при этом реальность не будет штрафовать вас, если на обломках постапокалиптического мира вы отнимите банку тушенки у ребенка. Напротив, это в каком-то смысле бонусные очки.
Логика подсказывает, что надо замочить недобитого врага. Однако известен случай, когда какой-то средневековый король три дня ждал, пока другой средневековый король соберет войска и подтянет резервы, поскольку напасть на него было бы нечестно и некуртуазно. Реальность подсказывает, что если в холодильнике стоит буженина, то ее надо сожрать. Однако христианин сидит на кухонной табуретке и блюдет пост.
Кто здесь зверь, а кто человек?
Человек может придумать себе правила, принципы взаимодействия с реальностью. Один человек выудит монетку из грязи, а другой пройдет, гордо подняв нос. Кто из них свободнее? Один человек возьмет пятый по счету кредит, чтобы купить второй по счету смартфон, а другой припомнит Шекспира: "Не берите и не давайте деньги в рост. Ссужая, лишаемся мы денег и друзей, а займы притупляют нашу бережливость". Кто из них зверь, преследующий зайца, пока не упадет?
Человек доказал, что он способен на свободный выбор самосознающей воли уже тогда, когда выдумал алкоголь. Я пробовала подносить коньячок ко многим животным. И все они шарахались прочь. Верно, это ведь яд. Но я пью этот яд. А потом смеюсь или плачу. Потому что после доброй фляги злого коньяка весь мир превращается в футбольное поле: реальность отступает, а я предаюсь пьяным откровениям.
И важно, что человек может пресечь свое биологическое бытие. В угоду умозрительным представлениям. Суицидник стоит на краю крыши и думает о жизни, которая могла бы у него быть, а не о той, что есть. И ему не жалко, потому что у него уже случилась жизнь идеальная. А волк может представить себя более успешным волком? Волк может перегрызть себе вены из-за того, что дважды не поймал зайца?
У свободы нет позитива или негатива. Это свойство. Инструмент. Условие существования добра и зла в человеческом разумении. И пьяный картежник, просовывающий голову в петлю, куда больше человек, чем дородный чиновник, ворующий лес, в котором жили волки и зайцы.



Рубрика произведения: Проза -> Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 4
Опубликовано: 30.11.2016 в 21:03
© Copyright: Дарья Сокологорская
Просмотреть профиль автора






1