Пастух и пастушка


Лето 1970 года было жарким. Дожди не баловали. В эту пору не хотелось выходить на улицу. Но это невозможно: летом в селе работы много. Кроме полей и ферм колхоза, надо было трудиться и в подсобных своих хозяйствах. К тому времени Никита Сергеевич не был у государственного руля и колхозники потихоньку устранили его «грубейшую ошибку»: «иметь корову на двоих». Они «замычали» практически в каждом дворе. Если колхозных коров пасли на пастбищах штатные пастухи на лошадях, то частных приходилось выгонять на пастбища их же хозяевам. Собрать всех «личных» коров в общее стадо в огромном по масштабам того времени селе, не было никакой возможности. Пришлось их делить по сельским улицам.

Когда очередь подошла к семье Вакулевич, её глава Антон Степанович был срочно вызван в район на соревнование трактористов, а его жена не могла на весь день оставить свою больную мать. Пасти коров по графику могла только их четырнадцатилетняя дочь Маша. Одну отпускать на такое ответственное мероприятие родители не решились и нашли выход. На следующий день пасти коров должна семья Павлюченко. И мама Маши отправилась к соседям справа.

- Выручай, Лиза. У нас такое дело, что пасти коров завтра должна наша Маша. Пошли в помощь ей своего Пашу. Ему – пятнадцать, Маше – четырнадцать, надеюсь, справятся, - уговаривала соседка соседку.
- А что ты меня упрашиваешь, Люба, проси Пашу? Они с Машей в школе что-то «не поделили» весной и сели в классе по разным местам. А вообще-то, соседка, ты не по адресу пришла. Проси соседей слева. Уж больно их Егорка засиживается допоздна на скамейке у твоей калитки с Машей.
- Понимаю тебя, Лиза, но Егора родители вчера отправили на месяц в деревню к бабушке.

В это время на крыльцо вышел проснувшийся Павел.
- Что за шум, а драки нет?- пошутил он.
- Пашенька, выручи нас.
- А что надо сделать, тётя Люба?
- Коров пасти завтра.
- Так наша очередь послезавтра.
- Это понятно. Но мы должны пасти коров-то завтра. А Маша одна боится.
- Ага! Как целоваться с Егором так не боится?
- Егор уехал в деревню.
- Тогда я, тётя Люба, согласен. А согласится ли Маша? Целоваться придётся со мной.
За такие слова Паша получил от своей мамы «подзатыльник». Но «добро» получил.

Рано утром следующего дня Паша с Машей погнали коров на пастбище, которое находилось в двух километрах от села. Маша шла спереди стада, Паша – сзади. Шли молча до самого пастбища.

Когда коровы мирно стали щипать травку, Паша, убедившись, что они никуда не денутся, расстелив на траве простынь, лёг на неё и взял в руки книгу. Её он вытащил наугад из семейного книжного шкафа. Взял без разрешения родителей: вряд ли бы они ему разрешили её читать. Как не разрешили однажды прочитать «Декамерон». Книгой оказался роман древнегреческого писателя Лонга «Дафнис и Хлоя». Начав читать книгу, Паша уже не мог оторваться от неё и не слышал, как Маша просила и ему дать её почитать от скуки. Во-первых, коровы на удивление оказались какими-то тихими существами, во-вторых, Маша с собой вместо книги взяла своего верного пса Арлета, лишавшего коров шанса уйти «налево или направо».

В отличие от Паши Маше пришлось впервые в своей жизни пасти коров. Первые минуты на пастбище ей показались часами, а прошедший час превратился в целую вечность. Зато у Паши время побежало, не догонишь. Он с наслаждением стал вникать в сюжет романа.

В Древней, понятно, Греции жили-были два пастуха. Один –раб, другой – свободный человек. Как-то однажды раб увидел, что одна из его коз кормит подкидыша-мальчика. Он его забрал к себе, усыновил и назвал Дафнисом. Свободный пастух пас овец. И надо же такому случится, что ровно через два года он заметил, как и его овца кормит подкидыша-девочку. Он также её удочерил и назвал Хлоей. Шло время, дети росли. Оба пастуха не заметили, как Дафнису исполнилось пятнадцать лет, а Хлое –тринадцать. Пора помогать родителям. Сказано-сделано. С того времени он стал пастухом, она –пастушкой. Козы паслись отдельно от овец. Но это козы и овцы. А где в это время находились пастух и пастушка?

Выяснить этот вопрос Паше не удалось: Маша, подкравшаяся незаметно, вырвала книгу с рук: «Дай и мне почитать, жадина». Пастух остался без движения лежать на своём месте, а Маша вернулась на своё и стала читать с той страницы, на которой тот остановился.

«Больная я, а чем не знаю: не ранена, а сердце болит, сижу в тени, а вся пылаю»,- читала Маша слова Хлои. Последняя слова «любовь» не знала. Но когда Дафнис поспорил с другим пастушком, кто из них больше ей нравится, то она поцеловала Дафниса. «Дух у меня захватило, сердце выскочить хочет, тает душа, всё же опять я хочу её поцелуя: уж не зелье ли какое было на Хлоиных губах»,- прочитала Маша слова Дафниса, не знавшего также, что такое «любовь».

Над читающей Машей появилась тень: это подошёл и лёг рядом Паша:
- Давай вместе читать, мне же тоже интересно: поцелует ли он её или нет?
- Пока только Хлоя его поцеловала, читаем дальше, - ответила подружка.
Но чтение было прервано поцелуем Паши:
- А зачем нам ждать пока он её поцелует, я и сам могу это сделать.

То ли страшная жара подействовала на Машу, то ли она представила перед собой Дафниса из читаемой книги, но она не только не возмутилась непрошенным поцелуем, но и попросила его повторить. Дальше читал Паша, Маша слушала.

Осенью на пастбище к Дафнису и Хлое подошёл старик-пастух и рассказал им своё видение. Он «видел» бога Ерота, сказавшего ему, что теперь он «пасёт» Дафниса и Хлою, а раньше делал это в отношении их с подругой. При этом старик особо подчеркнул, что от Ерота спасения нет, есть одно только средство – целоваться, обниматься. Дальше прочитать чтец не успел. Маша крепко обняла его и стала целовать. Книга выпала из рук Паши. Подошедшая корова "пыталась прочитать", что там такого написано, что пастухи на них не стали обращать никакого внимания. Можно было разбегаться … , если бы не Арлет. Увидев, что его хозяйка занята весьма приятным занятием, он взял в свои лапы контроль над стадом коров. Иначе, кто-то вечером не нашёл бы своих Марту, Зорьку и так далее.

Потом читала Маша. Однако вскоре она замолчала. Стала листать книгу до конца.
- Паша, дальше там не интересно: поженились и жили счастливо,- закрыв книгу и отложив её в сторону, сказала пастушка.
- Как поженились? В пятнадцать и тринадцать лет? Нам сейчас с тобой пятнадцать и четырнадцать, но кто нам разрешит жениться?
- Глупенький ты, Пашенька, это им было в начале романа, но по его ходу минули не одна осень и не одно лето. Кстати, нашлись их настоящие богатые родители. Им повезло.
- Им-то повезло, Машенька, а нам?
- Что ты имеешь ввиду, Пашенька?
- Через месяц вернётся из деревни твой Егор и ты снова станешь целоваться с ним, а не со мной.
- Нет, мой дружочек, теперь мне Егор и даром не нужен, твои поцелуи слаще. Скажу тебе больше: я буду рада, если ты уговоришь завтра своих родителей не ходить с тобой пасти коров по графику, а возьмёшь меня с собой.

Паша очень хотел этого, но стеснялся первым предложить подружке. Вместо ответа он обнял её и начал снова целовать как в первый раз. Маша этого только и ждала.

За объятиями и поцелуями влюблённые пастух и пастушка не заметили, как солнце стало постепенно уходить за горизонт. Начали собираться в обратный путь. Арлет от своей хозяйки получил команду: « Всех коров в стадо». Приказ был выполнен, и коровы медленно направилось в сторону села. Теперь впереди никого не было: они оба шли вместе сзади, обнявшись. Когда вошли в село, то с каждым домом коровы в стаде «таяли»: с неохотой заходили в свои дворы. Последними коров забрали Паша и Маша.

Перед сном Паша снова открыл недочитанную на природе книгу. Его очень заинтересовало, почему Маша тогда неожиданно прекратила чтение и не позволила ему дочитать роман до конца? Дочитав его, Паша долго не мог уснуть: перед его мысленным взором были Хлоя и Дафнис. Они, как написано в романе, долго целовались, обнимались, потом разделись и лежали друг возле друга. Что делать дальше – не знали. Узнали после того, как со временем поженились. «Мудро поступила, однако, Маша,- подумал про себя Паша, - если бы она тогда книгу вслух дочитала, то неизвестно, чем бы это чтение для нас закончилось? А так и коровы целы, и пастухи в порядке». Заулыбавшись, он закрыл глаза и вскоре уснул. Что ему снилось в ту ночь, никому не говорил. Хотя догадаться было не трудно. Первой это сделала Маша, но вида не подала. Сначала надо было закончить школу. А любовь, если она настоящая, никуда не денется. Такие были тогда замечательные времена. Не то, что сейчас.




Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 30.11.2016 в 13:22
© Copyright: Петр Панасейко
Просмотреть профиль автора






1