Я выбрала жизнь


После победного мая 1945 года в село возвращались не только фронтовики определённого возраста, но и постепенно стали возвращаться молодые люди, угнанные во время немецкой оккупации на принудительные работы в Германию. Те, кто выжил.

- Владимировна, дорогая,- не вбежала, а влетела в калитку двора соседка Кондратенко,- радость-то у меня какая, моя Светка из Германии вернулась.
- Одна вернулась, а моя Катя?
- Не знаю, соседка, заходи, спроси её сама.

… Света Кондратенко и Катя Симоненко дружили с первого класса, сидели за одной партой. Учились на «отлично», но поступить в институт после окончания школы не успели: началась война. В сентябре сорок первого года немецкие войска без боя заняли украинское село. Сначала никого не трогали. Но прошло несколько месяцев и всё изменилось. По всей округе начались массовые отправки молодёжи в Германию, понятно, что не для отдыха. Цивилизованные немцы в середине 20 века начали применять у себя рабский труд. Не избежали этой печальной участи и подруги, Света и Катя.

В Германии их определили на работу на местную фабрику. Жили в охраняемых лагерях. Переносили и холод, и голод. …

Через несколько минут соседки уже сидели в доме Кондратенко и, затаив дыхание, слушали печальный рассказ её дочери.

И в товарном вагоне, и в лагере, и на фабрике подруги не расставались, держались вместе. Однако со временем из-за плохого питания, если его можно было вообще назвать питанием, первой заболела Света. Силы медленно покидали её. На работу направлять её перестали, готовили для отправки в крематорий. Никто лечить её не собирался. Да и зачем? Если новая рабочая сила прибывала в лагерь постоянно. Однако спасение всё же к ней пришло. В лице простой немки. Её муж и два сына к тому времени погибли на Восточном фронте, хозяйство было большое, не хватало работников. Она в лагере выпросила себе в работники умирающую Свету.

Увидев в доме немки еду, Света набросилась на хлеб. Хозяйка быстро отобрала буханку хлеба, сказав при этом на ломанном русском языке: «Хочешь выжить, ешь по кусочку с перерывами». Она знала, что говорила: истощённый организм не выдержал бы приёма пищи в большом размере после долгих месяцев голодания. Послушав немку, Света в итоге выжила. До самого момента, когда в Западную Германию вошли союзные войска, она работала на винограднике у немки, получая такую пищу, которая позволила ей и работать, и жить. После этого её, как и многих женщин с Украины, не пожелавших остаться в Германии (хозяйка Светы долго её об этом уговаривала), отправили на Родину. Где её ждали мать и младшая сестра. Отец и старший брат погибли на фронте.

Выслушав Свету, мама её подруги встала со стула, походила по комнате.
- Где моя Катя? Ты убила её! Ты! Ты! Ты! – с криками набросилась она на Свету. – Если она не вернётся, я тебя убью.
- Владимировна, ты что, с ума сошла, - пыталась успокоить разбушевавшуюся соседку Кондратенко, - они же были лучшими подругами.
- Были. Но Света-то твоя есть, а моей Кати-то нет, как это понимать?

Когда Симоненко успокоилась, Света подошла к ней, обняла её и со слезами на глазах сказала: «Тётя Зина, я ни в чём не виновата, мы с Катей расстались только тогда, когда я не смогла из-за болезни и упадка сил ходить на работу. А Катя продолжала ходить. Она тоже обязательно вернётся». Не ответив, тётя Зина ушла к себе домой в подавленном состоянии.

Прошёл год. Света поступила в институт, о котором они мечтали со своей подругой Катей и в школе, и в кошмарных условиях немецкого лагеря. На её очередной день рождения с поздравлениями пришла и мама Кати. Поздравив подругу дочери и расплакавшись, она снова повторила ту сцену своего гнева, обвиняя Свету в том, что её Катя так и не вернулась. За год судьба её не прояснилась.

Шли годы. Света вышла замуж за одноклассника-фронтовика. Его друг-одноклассник, с которым они прошли трудные военные дороги, как не пытался узнать о судьбе Кати, так ничего и не узнал, и женился на соседке по дому.

В 1953 году умер Сталин. Затем состоялся знаменитый 20 съезд партии. Медленно, со скрипом, начиналась «хрущёвская оттепель». Страх постепенно уходил в прошлое.

Потеряв мужа и сына на войне, Симоненко одна трудилась на огороде.
- Владимировна, бросай работу, тебе письмо,- стоя у калитки, кричала почтальон Нина. – Но письмо не простое, а «золотоё».
- От Кати, - подумала её мама, и расстояние от огорода до калитки преодолела за несколько секунд.
Обрадовавшись вначале , она потом отдала почтальону конверт , на котором обратный адрес был написан по-английски.
- Ты что-то, Нина, перепутала, у меня родственников за границей нет,- с грустью произнесла она.
- Да это же от твоей Кати письмо. Давай я тебе его прочту.

Письмо действительно было от Кати, но только не от Симоненко, фамилия была другая и трудно произносимая. Текст был написан её рукой: в доме у мамы сохранились тетради за 10 класс и сравнить почерк не составило никакого труда.
« Дорогая мамочка, - писала Катя. - Я очень виновата перед тобой, что раньше не дала знать о себе. Несколько раз пыталась это сделать, но пока жив был Сталин, пока жив был Берия и его репрессивный аппарат работал на полную катушку, ты могла свободно пострадать из-за меня. За то, что я не вернулась с Германии, будучи туда угнанной на работы. Тебя могли судить как мать изменницы Родины. Но видит Бог, никому и ничего я не изменяла.

Когда мы расстались со Светой, я продолжала работать на фабрике, жила в невыносимых условиях. Накануне освобождения американскими войсками силы покинули меня, я медленно стала умирать. Меня спас офицер армии США и отправил на его родину к родителям. Иначе я бы не выжила. Его условием было, что по окончании войны я выйду за него замуж. Мама, прости меня, я согласилась. В той страшной ситуации, в одном шаге от смерти я выбрала жизнь. Сейчас он мой муж, у нас двое детей, твоих, мама, внуков. Ехать к вам в гости сейчас я боюсь. Меня просто могут не выпустить обратно. Подождём до лучших времён. Бог даст, свидимся. Но не сейчас. Ещё раз прости меня, мама, за то, что я выбрала жизнь. Другого выхода судьба мне не предоставила».

После этого Симоненко пошла к соседке, стала на коленях перед бывшей подругой дочери, и попросила у неё прощения. Света её простила. Как-никак были подругами. А в том, что пути их разошлись - виновата только война.




Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 30.11.2016 в 13:11
© Copyright: Петр Панасейко
Просмотреть профиль автора






1