Апологетика шансона


Апологетика шансона

Сразу же оговорюсь, я не люблю шансон. До какого-то момента я его презирал и на дух не переносил. А так же его носителей. Но выше эстетических пристрастий для меня является интеллектуальная честность. И поэтому, разобрав природу своего и не только, предвзятого отношения к этому жанру, я изменил свое отношение к русскому шансону с негативного на нейтральный. В чем-то я ему даже стал симпатизировать. И потому выкладываю на ваш суд свою казуистику, оправдывающую такой феномен как «русский шансон».
Как то зашел ко мне друг, то же музыкант и стал сетовать на то, как достало его, что везде в маршрутках, из всех окон льется шансон. В своих сетованиях он даже договорился до того, что стоит принять закон, запрещающий публичное воспроизведение данной музыки. Слово музыка он интонировал в кавычки.
Хоть я и идеологический противник шансона, но счел такие методы неприемлемыми и авторитарными. Я взял слово и как-то постепенно ускоряясь, вывел, что шансон неоднозначное явление и стал открывать в нем много позитивного и даже нужного для формирования личности и общества.
Начнем с того, что шансон первичен. То есть, это единственный жанр, не имеющий аналогов нигде в мире, он полностью аутентичен. Все остальное, пришло к нам с Запада. Я не беру фольклор, он есть везде, речь идет именно о созданных стилях, а не рожденных стихийно. Классика, джаз, рок… они все пришлые. Сейчас я выскажу крамолу, от которой у любителей классики могут начаться судороги, а с языка начнутся сыпаться проклятия в мой адрес. Так вот: наше все в музыке, Чайковский, Римский-Корсаков, Глинка, Бородин и прочие все и вся они – ВТОРИЧНЫ.
То же касается и джаза, и рока. Даже барды – они вторичны. Все бы это не состоялось без западной музыкальной традиции. Конечно, все в мире переплетено и запутанно и у ткани шансона есть несколько прядей от западной музыки. Но они не так ярко просматриваются, как это проступает в перечисленных мною жанрах.
Не знаю как вам, но у меня даже появилось какое то уважение к шансону. Чуваки на трех аккордах, без всякого образования сделали то, что не смогли за десятилетия сделать наши высоколобые композеры. Создали жанр, я отмечу особенно, не имеющий аналогов в мире.
Теперь наступлю на мозоль любителям блюза. Что то подобное, но раньше было сделано в Америке, а именно блюз. Ведь блюз – это тот же шансон, только американский. Уверен, что и в Штатах есть люди, которых коробит от блюза. Дескать, задолбали уже этой музыкой. Возьму на себя смелость выразить надежду, что есть и те, кто потихоньку слушают Шуфутинского, Круга и поигрывают в квартире на гитаре «Владимирский централ».
В основе блюза и шансона, нет, не музыкальная составляющая, ошибаетесь, а смысловая, а именно – что жизнь тяжелая штука, особенно без штуки баксов. И что есть проблемы с законом, с девушками, с родителями и вообще – траблов вагон и маленькая тележка. Все это пропевается под нехитрый аккомпанемент на гитаре, банджо, гармошки, клавиш с авто аккомпанементом.
Но на этом я не закончил свою мысль. Меня понесло дальше, и я замахнулся на святая святых, а именно на морально-этическую составляющую. И вот что я открыл.
В шансоне ярко выражена гетересексуальность, вкупе с брутальностью. В нем сильно мужское начало. В женском – женское. Все мы знаем, в классической среде, как и рок, поп, джаз, много представителей нетрадиционной сексуальной ориентации. Но вот при всем своем воображении я не могу представить гея исполнителя шансона. В роке много протеста и нигилизма. Причем не только против засилья закона, но и против традиционных ценностей. Сомнению подвергается институт семьи, традиций, патриотизма, совести. Все относительно в этом мире. Вызывающее поведение многих рок-идолов известно. Пьянки, оргии, наркотики. Они выше правил. Выше морали. Это все мещанство. Главное – разбудить в себе чувственное начало, никаких рамок, границ.
Джаз и классика – интеллектуально-чувственны. Чувственность лежит в основе эстетизма. А как писал Лев Толстой: «Когда человек утрачивает нравственный смысл, он становится через чур чувствительным к эстетизму».
Шансон учит не быть крысой, быть преданным друзьям. Да, он борется против произвола Системы, но не против традиционных ценностей. Он четко очерчивает рамки: так поступать нельзя – потому что это впадлу. Нет объяснений, почему нельзя. Просто – НЕЛЬЗЯ!
Культура – это система запретов, выработанная в процессе эволюции для сохранения популяции. Это аксиомы и константы не логичные на первый взгляд. Я не сделаю открытия, сообщив, что понятия Чести особенно сильны в уголовной среде, главных потребителей шансона. Все знают, что делают на зоне с насильниками и педофилами.
Я много лет закрывал глаза на то, что зачастую те, кто разделяют мои музыкальные вкусы и литературные, в жизни оказывались непорядочными людьми. А вот те, кто слушает шансон, зачастую демонстрируют высокие стандарты Чести и Достоинства.
Бывают, конечно, исключения, как и везде.
Но давайте немного подумаем над тем, что сейчас происходит в мире. Нравственное разложение налицо. И откуда оно идет? И вот тут страшная мысль коснулась меня своим крылом.
Отчасти ответственность на то, что сейчас твориться в культуре, в политике я возлагаю на рок-музыку, джаз, классику. Потихоньку размывая фундамент культуры, как системы запретов и правил, они подготовили Человечество к принятию таких, уже ставших норм на Западе, как гомосексуальные браки, педофилию, инцест, двойные стандарты.
Ведь все относительно. Главное – твои чувства и ощущения. Нет границ, ты свободен в своем решении и никто не имеет право указывать тебе, куда втыкать свой отросток.
Ведь те, кто сейчас заседают в Европарламентах, в комиссиях, те гей-лобби, в прошлом хипповали на полную катушку. В те далекие, славные 60-70-е года. Года сексуальной свободы и пропаганды наркоты. Сейчас они повзрослели, одели костюмы, взяли в руки кейсы и рычаги влияния. Но ведь такое не забывается и душа млеет от воспоминаний тех славных времен.
И вот, под влиянием гормонов затмевающих разум и дающих команду заполнять пещеристые тела, рука начинает подписывать законы, противоречащие здравому смыслу.
Вот такой краткий анализ. Вот к таким выводам я нехотя пришел.
Стал ли я любить шансон? Нет, и еще раз нет. Но среди разнообразия музыки рожденной и рождающей я считаю, что шансон имеет не меньше, а порой и больше прав на существование. Да, он непритязателен, прост, может, даже примитивен, но в нем есть стержень, который утрачен в других стилях. Стилях – где красота формы полностью нивелировала Человеческое, низведя его до уровня похотливого, ищущего новых ощущений и эстетических красок бесполое, потреблядское существо. И поверьте, в окопах, на передовой будут тянуть на себе груз опасности и ответственности именно сторонники шансона. Они будут делать всю грязную работу. Рвать жилы, подставлять грудь под пули.
Хотя, конечно и тут будут исключения. Все в мире относительно. И вполне возможно, что Александр Матросов был коллекционером пластинок Чайковского, Равеля, Дюка Эллингтона и…. Джимми Хендрикса.



Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 27.11.2016 в 08:17
© Copyright: Евгений Колтович
Просмотреть профиль автора






1