Человек-волк. Вольфсманн.З.Фрейд



Человек-волк. Вольфсманн.З.Фрейд
Пациент Зигмунда Фрейда Сергей Панкеев (или Вольфсманн) обратился к врачу из-за постоянных депрессий. Впрочем, это было семейное. Его отец покончил жизнь самоубийством, сестра тоже.
В 1918 году З.Фрейд издал на немецком языке описание случая болезни пациента о фобии волков, который он страдал. Эта работа была убедительным аргументом в наличии детской сексуальности. Анализ Вольфсманна проливал свет на более раннюю оральную организацию либидо. Фрейд в этой работе утверждает, что выявленный "канибалический" материал служил доказательством взаимосвязи между интернализацией, идентификацией, образованием Я-идеала, чувства вины и депрессии.
З.Фрейд пишет: "[Случай] касается одного молодого человека, который на восемнадцатилетнем году своей жизни после гонорейной инфекции (в 16 лет заразился от крестьянской девушки Матрены) обессилел от тяжелой болезни и, по прошествии многих лет приступил к психоаналитическому лечению, был полностью зависим от других и нежизнеспособен".
История "невроза" взрослого человека с волками была диагностирована З.Фрейдом как проявления детских нарушений; анализ продлился 4,5 года. Первые внешние нарушения этих детских нарушений являли собой смену настроения. Обычно тихий, Панкеев-ребенок становился раздражительным, его гнев был направлен на тех, кого он любил: отца и кормилицу. Его сексуальное развитие протекало компульсивно, виде ломанной линии. В 3 года и 3 месяца его сестра пыталась соблазнить Сергея, играя с его пенисом. Ребенок оттолкнул её, но его протест был направлен против сестры, а не против собственно действия. После попытки совращения он стал пассивным.Сестра не унималась и , позже она наслаждалась страхами брата волков, показывая ему картинку волка с хвостом и вытянутой в перед лапой.

З.Фрейд пишет: «Мужские гениталии начали играть свою роль и продолжают её играть под влиянием совращения сестры.
Однако создается впечатление, что совращение не только способствует развитию, но и в гораздо большей степени его нарушает и отклоняет. Оно предполагает пассивную сексуальную цель, которая в принципе не совместима с действием мужских гениталий. При первом же внешнем препятствии , при намёке няни на кастрацию (3,5 года), робкая пока ещё генитальная организация рушится и регрессирует на предшествующую ей ступень анально-садистической организации …
<…> Насильственная мышечная деятельность с объектом, которая её отличает, находит свое место в качестве подготовительного акта пожирания, которое выступает как сексуальная цель. Этот подготовительный акт становится самостоятельной целью. Новшество по сравнению с предыдущей степенью состоит в сущности, в том, что принимающий, пассивный орган, отделенный от зоны рта, образуется в анальной зоне. <..>Совращение продолжает оказывать своё влияние, сохраняя в силе пассивность сексуальной цели» (с.357-358).

Позже Сергей сам попытался соблазнить няню, занимаясь мастурбацией в её присутствии и писая при ней на пол. После этого он снова стал активным. Но тогда Сергей получил первую угрозу кастрации: «У детей, которые занимаются этим, образуется рана в этом месте». После, по Фрейду, мальчик заметил такую рану у сестры и её подружек, когда они мочились: «попа спереди», то есть девочки лишены пениса. Именно этот факт стал часто напоминать ему о кастрации. Этот страх повлёк за собой регрессию его сексуального развития, которое уже находилось на генитальной стадии, и вернулось к анальной стадии. Его болезнь перешла в новую фазу, добавилась фобия животных, но в тоже время и жестокость по отношению к ним и к себе. Это проявилось в видениях.
Садизм сменился у Сергея мазохизмом, но не менее повелительным: он желал, чтобы его ярость служила детонатором для наказаний, которые назначил ему отец. Это было ещё одно сексуальное удовлетворение, вследствие которого он становился пассивным. В 4,5 года его приобщили к религии. Он выказывал глубокую веру, но чувство его было двойственным: он присутствовал при церковных службах, целовал иконы, но он и богохульствовал.
В 4 года ему приснился сон, как открылось окно и на большом ореховом дереве перед окном сидят несколько белых волков. Их было 6 или 7 штук. Он испытал сильный страх, что они его съедят. Согласно Фрейду, с тех пор страх, что отец его кастрирует был вызван двумя событиями: нежными словами отца, типа «я тебя съем" и открытием, что надо быть кастрированным, чтобы стать объектом отца.

"Отношение к отцу, которое от сексуальной цели – быть им телесно наказанным – должно было бы привести к следующей цели – совершить, как женщина, коитус с отцом, - из-за отпора, со стороны его нарциссической мужественности было отброшено на ещё более примитивную ступень и в результате смещения на замену отца отщепилось в виде страха быть съеденным волком … (мальчик в неврозе – находился на уровне каннибализма…"(c. 318-319)

В тоже время на седьмом году жизни Панкеев- мальчик, когда мать привезла его в санаторий, чтобы увидеть его больного отца плохо выглядевшего: ему было его очень жаль. У мальчика возникло намерение не стать таким как отец похожим на всех калек, уродов, попрошаек и нищих, в присутствии которых он должен вдыхать святой дух и выдыхать злой исходящий от них.

Ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы осуществить отделение от отца и его враждебному к нему отношению под влиянием страшного сна с волками. Это было возрождением для его собственной жизнью.

Когда мальчику было десять лет, к нему был приглашен немец гувернер, который очень скоро стал оказывать на него большое влияние. Набожность пропала вместе с зависимостью от отца, которого сменил новый более обходительный отец. Учитель уговорил его не проявлять жестокостей по отношению к маленьким животным.

"На время перед освобождением благодаря учителю приходится сновидение. Ему снилось, что он скачет на лошади, преследуемой огромной гусеницей. Та им образом сон подтверждает, что подросток вынужден был защититься с помощью религиозной сублимации, а затем ещё эффективней – посредством военной. Всё это явилось предпосылкой вытеснения гомосексуальной установки" [с.319-325].

Под влиянием немецкого учителя возникла новая и лучшая сублимация его садизма, который в соответствии с приближавшимся тогда пубертатом, и созревание мальчика взяло верх над садомазохизмом. Он начал увлекаться солдатской жизнь, обмундированием, оружием и лошадьми и непрерывно подпитывал этим дневные грезы. Таким образом, под влиянием мужчины он избавился от своих пассивных установок и первое время находился на нормальном в целом пути.



Рубрика произведения: Проза -> Психология
Ключевые слова: Маниакальный- депрессивный психоз,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 26.11.2016 в 19:36
© Copyright: Гадаев Алексей Вениаминович
Просмотреть профиль автора






© 2009-2016 Litprichal.ru. Литпричал - новый литературный портал.
Стихи, проза, все литературные жанры. Литпричал - это сайт для авторов и читателей.
О проекте Контакты Карта сайта


1