Тысяча и одно - 4


"Поэты"

Знаешь, Настя,
Большинство поэтов - очень странные люди,
Во всяком случае, с точки зрения
Обыденного кругозора.
Из твоих любимцев
Есенин и Маяковский,
Яркие новаторы в литературе,
В обыденной жизни
Были скорей негодяями.
Одного того довольно,
Что по приглашению чекиста Якова Блюмкина
(Одиозного псевдопоэта)
Они ходили в застенки чека
Глядеть на расстрелы.
Острых ощущений не хватало ребятишкам!
Ещё и девах своих, как в театр, захватывали...
Вон, Осип Мандельштам, еврей-недоучка,
Рвал из рук чудовища Блюмкина
Готовые к исполнению смертные приговоры
И рвал их в клочки.
А эти - ходили глядеть, как на зрелище.
А эти на поверку
Были неспособны по совести полюбить
Ни женщину, ни друга.
Тела многих постелей!
Более адекватные литераторы
Вообще с превеликим трудом с ними общались.
Анна Ахматова (совсем не ангел)
Как-то попыталась
Завести знакомство с Есениным -
Надо ж как-то дружить большим поэтам!
Но толкового общения не получилось:
По её словам, всё в Есенине
Было неадекват и бравада,
Всё неестественно,
Каждое действие - заранее продуманная
Придурошная пиар-акция.
Просто не смогла толком пообщаться...
Я по-настоящему понял Ахматову,
Когда столкнулся
С одним российским неоесенинцем.
Весь такой рубаха-парень, весь из народа -
И жуткий расчёт и хитрость,
И делает невозможное:
Не будучи поэтическим грандом,
Преотлично кормится за счёт поэзии.
Очень-очень душевное,
Но внутри - поразительно холодное полуживотное.
И - способные стихи пишет, волнующие,
Неоесенинские. Вот так-то...
С Маяковским, в целом, не легче.
Когда Маяковский приехал в Симфи,
То первым делом
Прошёл по всему Пушкарю
Под ручку с двумя голыми девицами.
На каждой из одежды -
Только красная ленточка поперёк
С начертанием: "Долой стыд!"
Михаил Булгаков
Часто играл с Маяковским на бильярде,
Поскольку оба увлекались
И были соотносимые по силе игроки.
Булгаков потом вспоминал,
Что его искренне поражал
Мрачный и даже злобный характер
Владимира Маяковского.
Не будь у них общего интереса
За зелёным сукном,
Булгаков ни за что бы не стал общаться
С поэтом пролетарской революции...
Только с Иосифом Бродским,
Слава Богу, как-то полегче вышло.
Но и то - своеобразный был человек.
Этот совершенный певец свободы и справедливости
На поверку был изрядным тираном.
Бывало, тиранил друзей-поэтов,
Бывало, что и возлюбленных.
Главную свою "поэтическую" любовь,
Марину Басманову,
Всё никак не мог отпустить на волю
И, в конце концов,
В стихах некрасиво ославил её гулящей.
Впоследствии, он не вернулся в Питер
Не только из-за "невозвратимости былого".
Его биологический сын от Басмановой,
Когда подрос,
Пообещал с клятвой
Хорошенько отделать папеньку при встрече
За это публичное оскорбление...
Кроме того, Бродский страдал
Генетически обусловленным
Ранним старением организма.
Первый инфаркт миокарда
В тридцать шесть лет.
В Советском Союзе он вообще
Вряд ли протянул бы более сорока.
Американская медицина,
Несмотря на уйму его вредных привычек,
Сумела додержать его здесь до пятидесяти шести...
Последствия частых близкородственных скрещиваний
Ортодоксальных евреев-ашкенази...
Знаешь, Настя,
Всё это ни к чему, так, пустое,
Но серьёзные поэты в большинстве своём
Очень, очень странные
Нелогической жизни люди.



Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 26.11.2016 в 16:55
© Copyright: Николай Ширяев
Просмотреть профиль автора






1