Исход


Мужчина тяжело опустился на колени перед алтарем. Грязно-серый капюшон скрывал его лицо. Он беззвучно прошептал слова молитвы. Пески наступали и не было спасения. Сколько он здесь находится? Год, два, вечность? С тех пор как она ушла… Мужчина оглядел стены маленькой кельи. Стена еще сдерживала напор, но скоро камни отсыреют, защита падет и тогда… Он оглядел небо, барханы. Каков выбор: песок или вода? Добро или зло? И что в этой ситуации считать добром, а что злом? Вчера они говорили с черным монахом. Он всегда приходит, когда на небе звезды. Мужчина никогда не видел его лица. Они говорили обо всем: о пустыне, о небе, о мире, разделившимся на две половины. Он не сумел спасти ее, и она ушла в мир иной. Он не хотел отпускать ее, но врачи лишь развели руками. Жизнь без нее пуста, уныла, песок не только снаружи, но и в душе.

- Сделай выбор, - сказал монах.

- Не могу, - ответил он.

- Она уйдет далеко, и ты никогда ее не увидишь.

- Я нарушу равновесие, - возразил мужчина, - живые не могут вмешиваться в дела мертвых.

- Подумай.

Мужчина тяжело вздохнул, если он пойдет за ней, вода сломает стену и затопит пустыню. Если не пойдет, она исчезнет навсегда.

- Я подожду тебя здесь, - сказал монах. – Грань хрупка, но выдержит.

Мужчина обвел взглядом келью, распятие, алтарь. Зыбкие тени скользили по стенам. Когда-то он был молод и горяч, мог многое… Если выйти из кельи – зной и жара и верная гибель, остаться – рано или поздно стена рухнет. Он находился между мирами. И выбор был непростой. И он решился оставить свой пост, свою цитадель. Что с того, что затопит пустыню?

Он брел по пустыне уже две недели, впереди песок, сзади барханы. Вода и питье в походном рюкзаке на плече. Зной наплывал, растворял горизонт, сознание путалось. Ему чудились голоса, смутные тени за барханами. Неожиданно пошел дождь, но тут же перестал. Он увидел ее следы, цепочку следов. Как долго она шла? И где сейчас? Следы обрывались за огромным барханом. Неужели опоздал? Мысль причинила боль, и мужчина мучительно долго всматривался в бархан.
Куда идти? Наверное, черный монах обманул его! Где-то впереди ярко блеснуло. Оазис? Но нет, то были нижние ступеньки лестницы, уходящие в небо. Сердце тревожно забилось. Опоздал! Опоздал! Стучало в висках. Он с трудом карабкался вверх, оскальзываясь и поражаясь высоте. Облака и туман обступили его со всех сторон.

- Где ты?! – крикнул он.

Неожиданно облака исчезли, туман рассеялся, и мужчина увидел поля изумрудного цвета, повсюду порхали бабочки, ласково светило солнышко, слышалось тихое пение. Во всем присутствовала умиротворенность. Он увидел ее издалека, она подходила к огромным золотым вратам, сверкавшим на солнце. Встрепенувшееся сердце неистово забилось, он забыл обо всем и устремился за ней. Его рука коснулась ее руки как раз в тот миг, когда она притронулась к створке врат.

- Не уходи! – попросил он.

- Пойдем со мной, - улыбнулась она.

- Там жизнь, - взывал он.

- Здесь так красиво, - возражала она.

Он подхватил ее на руки и кинулся к спасительной лестнице. Пейзаж вокруг стал меркнуть, исчезла изумрудная трава, уступив место пожухлой старой, вместо бабочек в воздухе зароились осы, облака налились чернотой. Подул промозглый ветер.

- Как ты посмел?! – громыхнул чей-то голос.

Мужчина крепче сжал объятья. Женщина прижалась к нему, дрожа всем телом. Огромная фигура заняла полнеба.

- Я ее люблю! – отчаянно крикнул мужчина.

Лестница завибрировала под их весом. Черная как смоль рука с длинными когтями потянулась к ним, но было поздно, они нырнули в облака.

Черный монах встал им навстречу, мужчина осторожно опустил на пол свою ношу.

- Что теперь?

- Вы должны разрушить стену, - велел монах.

Вода не хлынула потоком, не полилась как водопад, она застыла как стена.

- Вы должны войти в нее.

Они вошли в воду, и ничего не почувствовали. Вода расступалась перед ними легко, словно кто-то ее раздвигал. Где-то там далеко маячила дверь. Как странно, думал он, мы идем по дну океана, вокруг нас вода, но она не мешает. Заколдована? Наверное, так чувствовал себя Моисей, когда вел за собой людей.
Мужчина первым коснулся дверной ручки и свет померк.

                                                                                                                ***

Андрей очнулся от звенящей тишины. Вокруг белые стены, халаты и бьющий в глаза свет.

- С тебя отчет! – весело сообщил ему широкоплечий малый в белом халате. – С возвращением!

Андрей оглядел комнату. На соседней койке лежала Евгения, волосы ее растрепались, но она дышала. Он улыбнулся. Вокруг суетились ассистенты, щелкая кнопками приборов, снимая и отключая провода. Нейрошлем он снял сам. Он вывел ее из сумеречной зоны! После автомобильной аварии Женя впала в кому. Врачи ничем не могли помочь, прогнозы были неутешительными. Но выход всегда есть. Его предупредили, что вторгаться в чужой мозг всегда риск.
Они сидели в больничном саду, он держал ее за руку, она доверчиво положила ему голову на плечо.

- Я знала, что ты меня спасешь.

- Конечно, - поддакнул он. – А кто такой этот черный монах?

- Проводник в потусторонний мир.

- Харон? Я говорил с Хароном?

Евгения теснее прижалась к нему. Миф и реальность тесно переплелись. За любовь всегда надо бороться, теперь Андрей знал это наверняка.



Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 23.11.2016 в 08:14






1