Проведал.


Он открыл бутылку водки и плеснул на самое донышко стакана. Подумал секунду и налил в половину его.
- Вообще-то я завязал… почти…но так принято…надо, что бы не пустой был…так сказать, за встречу…а вам вот…побольше…мне не жалко..
      Взял стакан, выпрямился.
-Ну, здравствуйте мои дорогие папа и мама! - плеснул водку в скособоченный рот и весь, от макушки до пяток, передернулся.
-Как вы? – спросил он, прожевывая кусок колбасы. – У меня сейчас всё хорошо, - отправил второй кусок вслед первому.
- Вот вернулся. И знаете, я теперь совсем другим стал. Правильно ты … вы, батя, меня наставлял. Дурак тогда был, что тебя не слушался и …и даже делал всё специально «на зло». И зря не порол. Хотя честно скажу, что наверно ты чувствовал, что могу в ответ дать. Вишь, какого бугая откормили. Но теперь я другой. Теперь я за ум взялся. Теперь пойдёт всё по другому. Все старые дела и друзья забыты. Хорошую школу прошел. Уважаемые люди объяснили - родителей надо уважать….слушаться. И теперь, я вас начал уважать и это…любить и буду делать всё так, как вы хотите. Ты мамань прости, что и тебя не слушал…говорю же, что дураком был…а теперь…давайте выпьем что ли!
-Василий! Васька! – донеслось до него.
-Кто это? – не громко спросил он, поворачивая голову на призыв. – Эээээ! – отозвался.
- Василий! Ээээ! – голос стал слышен ближе. – Ээээй!
- Здорово, Васёк! – через минуту предстал перед ним приятель, – Чуток опоздал. Как узнал, что ты вернулся сразу к тебе, а тётка сказала - на кладбище собрался, вот я следом и поехал.
        Они сблизились и заключили друг друга в крепкие объятия.
- Здорово, Серёга! Вот, – ответил Василий, - приехал проведать своих, - и он кивнул на два могильных холмика с двумя железными, тронутыми ржой, крестами, с фотографиями и табличками на которых большинство букв и цифр кануло в Лету.
- Молодец! Хорошее дело…, - начал приятель и осекся. - А чего здесь-то?! Твои вот там лежат.
Василий долго переводил взгляд с приятеля на могилы.
- Так ведь, слева же от часовни…и кресты…похожи, - он влил водку в рот и опять весь покривился.
- Правильно, слева, - согласился приятель, выпивая из одного стакана стоявшего на холмике, – только с той стороны.
Василий опять стал водить глазами, по густо утыканному крестами и надгробными памятниками, кладбищу.
- Пьяный я тогда был…видно плохо запомнил. Да и сам понимаешь, что меня тогда всего тряхануло, когда оба предка…мамаша с батей коньки отбросили! У обоих почти сразу - инфаркт. Было бы с чего! Машину я же не угонял. Это все Витек Гнусявый. Сказал нам, что машина его знакомого. А мы тогда, со Светкой бухие, на заднем сиденье спали…как живой остался не понимаю! Весь «КРАЗ» с его прицепом под низом пролетели.
- Вот поэтому и живой остался, что спал под Светкой…. Давай помянем обоих. Они тоже здесь.
- Знаю. Давай, - они наполнили стаканы и сразу выпили.
- А я смотрю и думаю: батя же отродясь усов не носил? Хорошо, что ты пришел…давай уж к моим пойдем.
- Да это, - замялся приятель, - я не один. Там у ворот Семёныч ждет. На машине мы. Он по поводу твоей встречи столик в сауне заказал до утра…
- Семёныч! – встрепенулся Василий, – тогда давай!
   Они быстро долили остатки водки, выпили.
- Ну, вот…дела тут…надо идти, - сказал Василий обращаясь к крестам, затем повернулся в левую сторону от часовни и громко крикнул, - на днях еще раз обязательно приду…бывайте…это…земля вам это…небесное.
      И он кинулся догонять спину приятеля.




Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 22.11.2016 в 19:48
© Copyright: Александр Власенко
Просмотреть профиль автора






1