Глава 4. Отъезд


Пятница прошла вся в хлопотах. Счастье ещё, что билеты были на дневной субботний поезд. В воскресенье - Москва, там где-то надо будет перекантоваться до утра, а уже в одиннадцать - вылет на Лас-Пальмас. Субботний завтрак дома накрыли поздно, зато праздничный. Деньги, одолженные у Андрея, тут же пошли в ход.

С утра Валерка с Костиком пробежались по магазинам. Вернее, по промтоварному рынку. Кто его знает, есть ли у греков судовой ларёк. На всякий случай он купил два больших тюбика зубной пасты, новую щётку, шампунь, хорошие ножницы для усов и бородки, которые пять лет уже носил, не сбривая. Хоть и непьющий, взял, на всякий случай в дорогу два шкалика четырёхзвёздочного коньяка (пусть будет).

Ну, и по промтоварам тоже прошёлся. Раз пошла такая пьянка, кореш деньги одолжил. Электромеханик не должен в обносках ходить. Купил Валерка большую сумку на колёсах, и начал туда покупки складывать, с каждой минутой всё больше входя в азарт. Обновил запас белья. Купил приглянувшийся ему красивый спортивный костюм, пару тёмных футболок на борту носить, босоножки, банные тапочки, кроссовки, одну, но модную, красивую рубашку - в город выйти, если в Европе удастся. Хорошо подумав, выбрал себе и джинсы. Не из дорогих, но приличные, классического стиля. Старые его уже на чёрта были похожи. Опять же, в расчёте на приличный порт. В Африке-то и в комбинезоне можно выйти, никто не удивится.

И про сына он не забыл, подсластил Костику грусть расставания обновками, купил всё, что сын попросил. И бутылку водки взял напоследок, выпить с тёщей мировую, что уж теперь. Зашли и в парикмахерскую, грива его рыжая давно уже просилась привести её в порядок. Сразу пять лет скинул.

Билет ему достался в девятый вагон (возле ресторана), зато место тринадцатое. Не то, чтобы Валера был суеверным, но могли бы и другое купить. Ладно, зато нижняя полка. Верхние места купейных вагонов Валерка не любил, ноги его длинные там не помещались.

Простились с женой и сыном дома. На этом Валера сам настоял. (Я всё равно мыслями уже на пароходе). Попутчиками оказались пожилая пара, едущая в Киев, и мальчик лет четырнадцати до Москвы. Тут же старики и попросили отдать им тринадцатое место. Валера не отказал, старость надо уважать. Проводница обмен полками одобрила, и сказала, что в час ночи поезд приедет в Киев, и Валерка может занять своё законное место.

Выпив на прощание дома три рюмки водки, Валера, не привыкший к спиртному, в поезде сразу же постелил постель и забрался на второй этаж. С наслаждением перевернулся на спину, и подумал, что на судне будет каждый вечер ложиться в десять. Какое это удовольствие, отдельная каюта, своя кровать! А ещё море баюкать начнёт... Лепота!

Так он и провалялся целый день, то спал, то газету читал, то просто блаженно улыбался, глядя в потолок и вспоминая, как ловко у него всё сладилось. Андрюха два месяца должность высиживает, и курсы английского языка закончил, а устроиться пока не получается.

Будущего своего он не опасался нисколько. В прежние времена, при штате электрогруппы в три или четыре человека, именно он всегда был опорой электромеханика, брался за самые сложные работы. И двигатели ему приходилось перематывать, был бы провод. А с судовой автоматикой разобраться ему помогали знания, полученные в техникуме.

Ещё неизвестно, получил бы он столько знаний в Морской академии. Валера сомневался, там половина учебного времени уходила на общетеоретические науки, и марксизм-ленинизм с политэкономией. На пароходе это нисколько не помогало.

За окном стемнело, в вагоне зажгли свет. Проводница зашла, предложила чай с лимоном, и Валерка заказал сразу два стакана, и покрепче. Старики уже сидели за столом, разложив домашние припасы, и угощали Тимку, московского парнишку, возвращавшегося домой к родителям. Пригласили и Валеру поужинать с ними. Сам он от Ларкиных бутербродов отказался сгоряча, так что приглашение было кстати.

За едой и представился, сказался бывшим моряком, решившим вернуться на флот. Старики заохали, стали вспоминать одесских знакомых, в Одессе в каждой семье моряки, или бывшие, или будущие. Тимка, хоть и москвич, тоже к морю ездит, дядя у него в порту работает, за малым не моряк. Полтора месяца у него пробыл, и не в первый раз.

В Киеве Алексейчев помог соседям спуститься на перрон, снёс вещи, и с удовольствием прошёлся по перрону. Стоянка поезда была более получаса. В вагон Валера зашёл последним, вместе с проводницей. Через минуту она заглянула в его купе:

- Вы вниз не будете переселяться? Мне нужны два нижних места для женщины с ребёнком.
- Нет, не буду. Я пока в коридор выйду, пусть устраиваются.
- Помочь бы надо, мужчина, с вещами. Женщина больная, сама не сможет.
- Без проблем, помогу, конечно.

Валера шагнул в коридор и увидел девочку, лет пятнадцати на вид , а за ней - женщину среднего роста, прислонившуюся к переборке соседнего купе.

- Заходите, пожалуйста, только сначала давайте ваши вещи, я помогу их занести. Тим, а ты чего встал, лезь на свою полку, больше места будет. Чемодан можно под полку положить, или он вам будет нужен?
- Мама, как ты думаешь? - переадресовала вопрос девочка. Ответ Валера не услышал. - Можно, мама сказала. Всё, что нужно, у нас в сумке. Меня Маша зовут. А маму - Елена Сергеевна. Мы в Москву едем, домой.
- И мы с Тимкой до Москвы. Так что закрываем купе на ночь на защёлку. А пока я выйду, если моя помощь больше не нужна.

Проводница принесла постельное бельё, привычно быстро постелила постели. Свет в купе был уже выключен, когда он вернулся. Горел только ночник над Машиной постелью. Валера подтянулся на руках, забираясь наверх. Под ним расположилась Елена Сергеевна.



Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 22.11.2016 в 07:57
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






1