Вместо вступления


ОТБЫТИЕ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ





Хуже нет, – оказаться в местности незнакомой, особенно, безлюдной.
Худо вдвойне, если заранее предчувствовал нечто, в подобном роде, но безрассудно надеялся, может быть, повезёт?
И к обычной растерянности примешивается досада. Какого чёрта понесло меня в эту глушь!

Ведь знал же, как в воду глядел, возражая супруге: « Дурацкая затея».
И даже добавил, в шутку: «Заметь, все твои любимые ужастики обычно и начинаются так: кто-то покупает заброшенный замок с привидениями, кто-то получает в наследство дом, по соседству с вампирами…».

Но увы… иногда, доказать очевидное гораздо сложнее, чем обнаружить в яичнице божий дар. Особенно, когда с тобою не спорят, лишь терпеливо выслушивают с равнодушным вниманием и снисходительным сочувствием.

«Домик в деревне» достался нам от какого-то дальнего родственника, о существовании которого мы даже не подозревали, до его письма. В письме же, помимо сентиментальных воспоминаний о днях, когда деревья были большими, а реки чистыми, находилась заверенная нотариусом « дарственная» на жилое помещение с приусадебным участком. Но сооружённое в столь отдалённой местности, что её название, ни о чём нам не говорило.

Приятно, конечно, ощущать себя нечаянным частным собственником, владельцем недвижимости.
Но вот беда, что с этим делать? 
Вся палитра мнений – от «продать», до «переехать туда жить», – свелась к одной тривиальной задаче: «Неплохо было бы посмотреть, что за дом, и в каком он теперь состоянии?».

Интуитивно догадываясь, что эта миссия достанется мне, я, с самого начала, выразил решительное недоверие к данному плану, – « Дурацкая затея».






ПРИБЫТИЕ






Как я и предполагал, станция, где следовало бы подробнее разузнать о местонахождении нашей «собственности», оказалась, всего лишь полустанком с одноэтажным административным строением для размещения касс или зала ожидания.  Естественно, закрытым на амбарный замок.

Несколько древних лавочек под навесом на скрипучем дощатом настиле и почерневший от сырости плакат – « Берегите леса – они наше богатство!», на той стороне путей, на платформе из бетонных плит, не могли ввести в заблуждение.
Судя по всему, защитники леса да и люди вообще, здесь – гости не частые.

Осматриваясь по сторонам, будто человек, потерявший рюкзак, одетый на спину, я мысленно начал готовить ходы к отступлению: «А может, просто отправиться восвояси, да соврать жене, что домик рухлядь, развалюха, и ни продать его, и ни переехать жить . Всё равно ведь не станет проверять…
Но, вдруг, не поверит?»

И, увы, что делать, когда, тщательно изучив расписание поездов, так заранее подгадал, чтоб обратная электричка остановилась тут через три часа?
Провести всё это время на пустом полустанке, изначально не входило в мои планы.
Значит, здравому смыслу вопреки, придётся размяться, прогуляться на свежем воздухе, побродить по заповедным местам…

Я не любитель экстрима, однако, предвидя заранее подобный разворот дел, держал в уме и «попутный» вариант, – поискать в ближайшем лесочке грибов.
Главное не заплутать в пути, и не прозевать поезд.

Для верности, гляжу на часы – без четверти девять.
А без четверти двенадцать, край,
необходимо быть под плакатом незримых защитников леса.
В расписании пригородных электричек потом следует большой перерыв до вечера.

С трудом подавляю одолевающую с утра зевоту, что неудивительно, поскольку выбрался сюда нарочно в четверг, после ночной смены , чтобы зря не тратить выходные.
День, разумеется, по любому, пропащий.
Но лучше бы я дремал сейчас в кресле, с котом на коленях, под привычное брюзжание телевизора.

Подбросить, монетку что ли и загадать на «чёт-нечет»?
Я достаю мелочь из кармана мастерки и становлюсь в тупик, не решаясь, что же выбрать в качестве аргумента «за», чтобы идти или не идти, – « орёл» или « решку»?
А может, не «испытывая судьбу », просто спуститься с перрона на тропинку, утопающую в траве, и устремиться в неизвестность, наугад?







ИСХОД






Как поступает человек рассудительный, в подобной ситуации?
Разумеется, не искушая напрасно фортуну, переходит железнодорожные пути и перебирается на соседнюю платформу.
Располагаясь, как в скверике, на скамеечке со спинкой в три доски, чтоб в ожидании обратного поезда лущить, припасённые для такого случая, сканворды или слегка подремать…

Человек менее благоразумный, имея на руках план пути , едва ли избежит искушения сойти на извилистую тропку, ползущую ужом в высокой траве, правда, не прошагав и пяти минут, встанет на развилке в недоумении, в какую сторону идти…
Влево, по ходу движения поезда, или вправо?

Поскольку, приложенный к письму план, торопливо начертанный нетвёрдою рукою, и надо полагать, не в лучшую минуту жизни «дарителя», представляет собою нечто среднее между наскальным рисунком и арабскими письменами. Не имея даже намёков на ориентир, где север, где юг…

Самое печальное, что словом « станция» там помечены два кружка, и ещё один с крестиком, подписан как «посёлок».
Вызывая сомнение, какая же из « станций» та, от которой следует идти к посёлку и какая служит указателем направления, куда надлежит свернуть на развилке ?

Ничего удивительно, если путник, не посвящённый в особенности местного ландшафта , следуя этой схеме, повернёт влево.

И ступая по каменистой тропинке усыпанной шишками и увядшей хвоей , карабкаясь вверх, и едва не срываясь вниз на холмистой, пересеченной оврагами местности, через четверть часа или чуть более, выйдет на неширокую насыпную дорогу. Прошагав некоторое время по ней в направлении каких-то построек, скрытых наполовину деревьями, неожиданно упрётся в высокий кирпичный забор с колючей проволокой и строгими надписями на ржавых транспарантах: « Внимание! Территория объекта Охраняется Собаками! ».
« Вход на Территорию Посторонним Строго Воспрещён!
».

Где упоминание о собаках вначале насторожит. А затем рассмешит: «Без сомнения, живность в этих краях обитала, может даже, дежурили с ней и охранники. Но если не принимать в расчёт призраков з амка Баскервиллей и прочую дремучую страсть, то едва ли существует на свете, что-то более заброшенное и безлюдное, чем эти, забытые богом места»…

Возможно, недобро глянув на огромные железные ворота, истерзанные безжалостными следами непогоды и времени, утомлённый путешественник, мрачно ругаясь, уже соберётся повернуть обратно…

Но заметит вблизи ворот « проход», судя по сохранившимся надписям, служивший некогда «проходной», двери которой окажутся соблазнительно приоткрытыми .

Скорее всего, пребывая в уверенности, что населённые пункты не называют « территориями объекта» и не увешивают предупреждениями « вход запрещён», некто, любознательный, но сметливый, не решится на глупую выходку…

Да и кто бы отважился?
Вообразив себя человеком-пауком, – проникнуть на огороженную высоким забором, но явно не охраняемую «территорию»? Рискуя при этом «изгваздать» свой новенький спортивный костюм?

Ну, может, разве, из ребяческого озорства или праздного любопытства, чтобы как-то разнообразить бедную на впечатления жизнь?
Хотя, кроме шуток, что ожидать, и на что надеяться , воспылав охотой к запретным местам? Разве, что местная «золотая рыбка», прыгнув к вашим ногам царевной-лягушкой, велит загадать три желания и потребует на себе жениться…

…После того, как дверь проходной с противным скрипом распахнётся.
А колесо турникета-«вертушки» с неприятным скрежетом повернётся на своей оси, освободив проход ко второй двери.
Когда, от неслабых толчков корпусом, плечом и коленом, с треском вывалится наружная, рассохшаяся в проёме, не желающая сразу открыться дверь…

…Прямо у самых ног, выскочившим из-под рёбер сердцем , распластается, зевая под ногами , жуткая глубь обрыва. Злобно скалясь клыками камней, остро торчащими из пасти зловонного болотца, заросшего илом и камышом…
Чтобы, урча, поглотить не удержавшую равновесия жертву, с криком рухнувшую в этот кошмар





Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 19.11.2016 в 17:22
© Copyright: Ле из Маале
Просмотреть профиль автора






1