Мастер


– Здравствуйте, о великий Мастер! – возопил очередной Ищущий. – Я наслышан о вашей мудрости и знании, и непременно хотел бы стать вашим преданным Учеником!
– А сердце от радости из груди не выскочит, коли приму? – Мастер сощурил правый глаз и пристально взглянул на нежданно обретенного неофита, продолжая лузгать семечки. – А то ведь мне потом за твое бездыханное тело еще перед ГорЗдравом отвечать чего доброго придется. А я у них итак на заметке, ибо здоровье у меня уже не то, что прежде.
– Да я из штанов скорее от радости выпрыгну, коли возьмете меня к себе! – уверил его Ищущий.
– Из штанов – это ты зря. У нас тут все–таки не Европа, другой духовный климат, так сказать. Кто тебя надоумил то хоть ко мне явиться, да еще в такую рань, а? – пробормотал Мастер, почесывая себе спину.
– Сама судьба привела меня к вам тропами нехожеными и путями неведомыми! – пылко воскликнул Ищущий.
– В газете, чтоли, объявление вычитал? – кашлянул Мастер, подавившись ошкурком очередной семечки.
– И в газете, и в клозете! – затараторил Ищущий. – Понял я, что жизнь свою единственную в унитаз спускаю, аки дурак последний!
– Ну, не ты первый, не ты и последний ! – хохотнул в ответ Мастер. – Последним дурачком на деревне у нас был Васька.
– Захотел я понять смысл жизни моей, предназначение мое, путь свой! – продолжал тараторить скороговоркой Ищущий.
– Ну, тогда тебе с мной по пути, коли ты такой прыткий, – ответил Мастер. – Дрова, к примеру, колоть умеешь?
– С радостью научусь! – пылко признался Ищущий. – Только возьмите в Ученики!
– Заметано! – кашлянул Мастер и выплюнул очередную семечку в траву. – Бери вон там топор, и айда за мной. Сам то я уже старый стал, а тут молодая кровь нужна, ударный труд то бишь, дела то такие проворачивать.

* * *

– Ты как топор то держишь, бестолочь! – крикнул Мастер и ударил Ученика клюкой по башке. – Ты почто его одной рукой то держишь? Двумя держать надо при ударе!
– Также и мы должны усиленно прорубаться через тяготы жизни нашей? – с надеждой взглянул на Мастера Ученик, смахивая рукой со лба пот.
– Какая ж это тягота то! – ошалел Мастер. – Тебе ж просто дрова наколоть было поручено. Ты что, белены объелся, чтобы быт за испытание выдавать?
– Интернета я объелся, Мастер! – горько воскликнул Ученик. – Заелся я и пресытился! По форумам спамил, детей троллил, статьи гадкие в газетах разных пописывал.
– Грехи твои тяжкие! – всплеснул руками Мастер. – А тролли – это кто такие? – решил уточнить он на всякий случай.
– Это такие как мы, Мастер, – вздохнул ученик. – Твари дрожащие.
– Это ты еще наших морозов не ведал, дрожайший ты наш! – гоготнул Мастер. – Ничего, вылечим мы тебя от дури этой цивилизованной, дай времечко только.
– Спасибо, Мастер! – воскликнул Ученик. – Только скажите, что мне делать, я на все готов!
– Дрова коли, бестолочь городская! – гаркнул Мастер и вновь шандарахнул Ученика клюкой по башке.

* * *

– Вот, – удовлетворенно заметил Мастер, залезая наверх. – Печка – она тепло дает. А тепло в наше время – дорогого стоит.
– Охладели сердца человеческие к тяготам братьев своих земных…, – понимающе кивнул головой Ученик.
– Балбес! – воскликнул в ответ Мастер и кинул в него снятым с ноги валенком. – Дрова – они дешевле будут, а за радиатор какой масляный мне бы знаешь сколько выложить то пришлось? А у меня пенсия, между прочим, нерезиновая, и без надбавок всяческих. Даже ветерана труда не дали за труды, вредители! – огорченно проворчал Мастер, устраиваясь на печке.
– Мастер! – насупился Ученик. – Мастер…
– Хррррр…, – раздалось ему в ответ с печки.
– Мастер! – умоляюще крикнул Ученик. – Мастер, я жду вашего ответа!
– А, что? – открыл глаза сомлевший было от тепла Мастер, уставившись на Ученика. – Ты почто меня опять потревожил, когда я сил набирался, а? – воскликнул Мастер и кинул в него вторым валенком.
– Мастер, мы уже вот как несколько месяцев занимаемся какой–то фигней – то воды из колодца таскаем, то траву в стога собираем, то рыбу в речке ловим, то уху себе готовим. Когда мы уже начнем делать что–нибудь великое, значительное, а? Мой дух изнемогает в ожидании грядущих свершений!
– А это что по–твоему, незначительное? Отличная, между прочим, у нас с тобой уха получается. Особенно из карасей и сомов когда, – объедение! Давно я тут без тебя такой ухи уже не пробовал.
– Вы издеваетесь, Мастер?! – горько крикнул Ученик. – Что же в этом значительного?
– Пустая твоя башка! – вздохнул Мастер. – Это она самая смысл не хочет вкладывать в то, что ты делаешь. А если бы вкладывал – то любил бы ты это, а если бы любил – то и делал бы с удовольствием, а если бы делал с удовольствием – то и счастлив бы был, а если бы счастлив бы был – то и с другими счастьем своим поделился. И у них знаешь, какая уха бы от счастья то получилась? Божественная!
– Вам легко говорить! – обиделся Ученик. – Вы то там в тепле себе полеживаете, а мне на этой кровати деревянной здесь внизу каждый день божий мерзнуть приходится. Хотел бы я оказаться на вашем месте!
– Точно хочешь? – прищурился Мастер. – А ну, залезай сюда! А я на твоем месте понежусь пока, мне ведь не привыкать, где нежиться.
– Блин … да как же тут … да где … да ептыть … мастер! У вас же здесь места нет совсем! – запричитал Ученик, в который раз ударившись головой о выступающий из печки кирпич.
– Это для тебя там места нет, потому что у тебя свое место в жизни есть, бестолочь! – с этими словами Мастер закинул на печку ранее выброшенный вниз валенок. – Держи валенок!
– Зачем мне ваша обувь, Мастер? – непонимающе взглянул на него Ученик. – Лучше возвращайтесь на свою печку, а я вернусь на деревянную кровать.
– Не так шустро! – хохотнул Мастер. – Быстро надевай валенки и тулуп, на почту сейчас пойдешь! Должно тебе смирения и терпения урок пройти сейчас будет.

* * *

– Уже вернулся? – улыбнулся Мастер, видя, как заиндевевший Ученик с трудом перевалился через порог и устало упал на свою кровать, даже не удосужившись снять чужие валенки. – Ну, как тебе мои валенки, не жмут?
– Тяжек путь в сандалиях ваших …, – устало пробормотал Ученик еле слушающимися его губами.
– Вот, – удовлетворенно вздохнул Мастер, поерзывая на печи. – Почта России, село … Дальше объяснять надо, или сам допрешь, тролль бесхребетный? А я, между прочим, каждый месяц так ходил, когда пенсию то получать надо было. Но вижу теперь, что заменить меня ты на этом поприще вполне способен.
– Черт вас угораздил в такой глуши селиться, Мастер! – проворчал Ученик. – Я к вам черт знает сколько по лесам продирался, чтобы вас найти!
– Остолоп ты мой ненаглядный! – всплеснул руками Мастер. – Да кто ж тебе сказал то, что ко мне лесами то продираться надо было, эго твое чтоли, али буддист какой? Ты, видать, про общественный транспорт то вообще не слыхивал? Шестьдесят второй автобус каждый день к нам сюдыть ходит до остановки, а от остановки то минут десять ходу тебе будет, не более.
– Мудрость речей ваших ускользает из поля зрения духа моего … – устало пробормотал Ученик, засыпая.
– Остановки в жизни правильные находить нужно, дурень! – захохотал Мастер.

* * *

– Мастер, ну вот зачем нам все это сдалось, а? – Ученик осторожно тронул Мастера по плечу.
– Чтобы оно нам сдалось, его еще поймать надобно, а ты мне силки на лис расставлять сейчас как раз и мешаешь! – одернул его Мастер. – А ну тихо!
– Вас понял! – ответил Ученик. – Буду молчать, как молчал великий Будда, созерцая мир.
– А вот этих самоистязаний мне тут не надобно! – шикнул на него Мастер. – Я так долго не общаться и сам не могу, и тебе советовать не планирую. Нам тут только парочку капканов еще поставить осталось – и по домам, на печку.
– Главное, не угодить в собственноручно сделанную яму или капкан, возжелав зла ближнему своему…, – деловито подтвердил Ученик.
– Едрить твою налево! Да когда ж ты умничать то прекратишь, а? У тебя ж эго до сих пор хвостом аки лиса виляет!
– За этот год я набрался мудрости, в том числе от вас, Мастер! – заверил его Ученик. – Теперь я чувствую себя сильнее.
– Расскажешь это завтра сорокаградусному морозу, когда силки проверять пойдешь, – ответил Мастер и сплюнул в снег.

* * *

– Мастер …, – в который раз раздался уже знакомый призыв.
– Да не мастер я тебе давно уже! Егорыч я, Степан Егорыч! – воскликнул дед, устало присаживаясь на завалинку. – Вот ведь сколько лет уже талдычу тебе, троллья башка, а ты все “мастер!”, да “мастер!”
– Но ведь в том давнишнем объявлении в газете вы же так и называли себя – “мастер”, – возразил изрядно заросший и похудевший за последние пять лет Ученик.
– Сантехник я бывший, бестолочь! Нас же всегда мастерами называют. И помощника–ученика я себе искал, чтобы трубы в селе нашем кому было чинить, а то совсем прохудились с советских времен то, вот того и гляди лопнут, – и вот тогда дело точно труба будет всем нам здесь, и никакие мастера не помогут.
– Что же это получается …, – обреченно сел на землю пораженный услышанным Ученик, – вы не мой Мастер?
– Ну почему ж не твой то? Ежели тебя судьба ко мне привела – значит мой теперь. Мы ж с тобой за эти пять лет то так хозяйство наше все подняли и наладили, что теперь тебе самое время в распоряжение Авдотьи Михайловны поступать – у нее вон давно труба из–под ванны в бане то протекать начала … да и на почту ей тоже ходить за пенсией то надобно.
– Выходит … все напрасно … весь смысл жизни – в трубу …, – шептал не слушающимися его губами поникший Ученик.
– А может быть непонятый тобой твой смысл жизни и был всю жизнь, – Авдотье Михайловне помогать? – с улыбкой прищурился Мастер.



Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 13.11.2016 в 15:32
© Copyright: Прохор Озорнин
Просмотреть профиль автора






1