Приключения Юного Одессита




Предисловие
Я писала это произведение в шестом классе, но выбросила его на помойку. Главный герой был назван именем одного из моих одноклассников, отвечавших в тот день. Но этот мальчик может обидеться, поэтому я оставила героя без имени, к тому же перенесла место действия в Одессу.
Юный Одессит — образ собирательный.Не обижайтесь, если узнали себя: в тот день смешно отвечали не только вы. К тому же, я расширю свое повествование и добавлю смешные ответы из пятого класса, по которым была написана комедия "Пятиклассник", тоже выброшенная на помойку.


Глава 1
И шо смешного?
Юный Одессит очень боялся известности, поэтому никто не называл его по имени. Даже в журнале он значился как Одессит Юный. А почему он боялся известности? Да потому что учился он хуже всех в Одессе. Вся школа страдала из-за него.
В начальной школе на второй год не оставляли. В пятом классе жалели. Таким образом Юный Одессит доучился до шестого класса.
Был самый обычный день. Все, как обычно, шли в школу к девяти. Только 6 "Б" спал. Первым уроком у них была математика — учительница поехала со своим классом на экскурсию. Учительница украинского языка заболела. Учитель физкультуры поехал на соревнования. У 6 "Б" было всего два урока: русский язык с Ларисой Петровной и литература с Ларисой Павловной. Поэтому Юный Одессит не боялся ничего: за два урока можно получить всего лишь две двойки.
Он шел в школу, напевая свою любимую песню собственного сочинения. Чужих песен мальчик не любил: ему не нравилось петь мелодию без слов, а слова еще учить надо! Юный Одессит запоминал то, что писал, но только если ему нравится это писать.
На уроке русского языка Юный Одессит вместо того, чтобы писать под диктовку Ларисы Петровны русские словосочетания со слитным и дефисным написанием, сочинял новую песню. Когда он закончил, остальные переделывали словосочетания. Например, "бумага, чувствительная к свету" — "светочувствительная бумага". Лариса Петровна опустила мальчика с небес на землю:
— Как ты переделаешь словосочетание "девушка семнадцати лет", Юный Одессит?
Вдруг мальчик громко захохотал. Не полагает ли он, что его заберут в больницу из-за истерического смеха?
— И шо смешного? — сказала учительница, и после этой фразы засмеялись все. После этой фразы всегда все смеются.
— Анекдот вспомнил, — объяснил Юный Одессит.
— Так расскажи, вместе посмеемся.
— Один мужчина говорит, шо ему семьдесят восемь лет, шоб все говорили, шо он хорошо сохранился, ведь он выглядит на сорок. А ему всего семнадцать!
— Во-первых, не смешно, во-вторых, не относится к уроку, — строго сказала Лариса Петровна.
— Относится. Вы же сказали "лет семнадцати дедушка"!
Все опять засмеялись. Юный Одессит превратил в смешные такие словосочетания, как "пятитомное собрание сочинений"(написал "пететомное"), "нефтеперерабатывающий завод"(случайно написал "заводоперерабатывающий"), "крупнопанельный дом"(обозвал его крупнопаленым), "двенадцатиэтажное здание"(здание оказалось заданием).
— Может быть, задание и двенадцатиэтажное, — сказал Микола, — но ты все равно его не делаешь!
Тут уже все засмеялись на всю школу, а Юный Одессит смеялся чему-то своему.
— И шо смешного? — сказала учительница и пошла проверять домашнее задание, и тогда Юному Одесситу стало совсем не смешно.
— Микола, ты кусок идиота! — прошептал он. — Шоб тебя цыгане покусали!
И тут прозвенел звонок. До звонка учительница успела проверить несколько тетрадок, но не дошла до единственного ученика, не сделавшего домашнее задание. А одноклассники поставили ему пятерку за урок в виде рукопожатий.
— А шо я сделал? — не понял Юный Одессит.
— Как — шо? Очень смешной урок! Та шоб все такими были!
— Все уроки я такими сделать не смогу, — серьезно сказал мальчик. — Сегодня два урока, у меня хорошее настроение. А завтра я уже буду другим.
Но его хорошее настроение оборвалось гораздо раньше: прозвенел звонок на литературу. Задано было выучить статью о Чехове. Естественно, первым спросили Юного Одессита. Он, естественно, не выучил и начал рассказывать то, что успел прочитать за минуту.
Глава 2
Антоша Чехарде и его мертвый знакомый
— Антон Павлович Чехов вошел в литературных авторов совсем молодым, — начал свой рассказ Юный Одессит. В этой фразе вроде бы не было ничего особенного, но все засмеялись. Лариса Павловна, в отличие от Ларисы Петровны, поняла юмор.
— Где, где он вошел?
— В литературных авторов! — уверенно ответил мальчик.
— Распорол и вошел?
Продолжать урок не было смысла, но Юный Одессит этого не понял. Он продолжил свой рассказ:
— Один из псевдонимов Чехова — Антоша Чехарде, потому что он любил играть в чехарду. Ну, это я так думаю.
— Неправильно думаешь, — улыбнулась учительница. — Не Чехарде, а Чехонте! Продолжай!
— За рубежом Чехов наиболее известен как этот… как его… хирург!
Все опять засмеялись на всю школу, и опять из-за Юного Одессита. Лариса Павловна не поставила мальчику двойку, но посадила на место и стала вызывать других двоечников. Они все подхватили игру и отвечали смешно, но до Юного Одессита не дотянули, потому что такое нарочно не придумаешь.
Ни разу не засмеялась только одна девочка — Людмила. Она была отличницей, и ее раздражали ответы всех двоечников. После уроков она подошла к Юному Одесситу и сказала:
— Школа — не цирк! Уроки должны быть не смешными, а полезными. Когда ты начнешь учиться? Давай прямо сейчас! Пойдем ко мне домой и будем делать уроки!
Юный Одессит вздохнул и пошел рядом с Людмилой. Кончилось его счастье! Вдруг девочка сказала:
— По твоим ответам можно сказку сочинить. Хочешь послушать?
Сказки мальчик любил, поэтому сразу же согласился.
Вдруг он перенесся в больницу. Там оперировали нескольких человек. Из одного из них достали чью-то стопу. Юный Одессит закричал от страха.
— Замолчи свой рот! — прикрикнул на него один из врачей. — Мы еще громче закричим, когда соединим части тела Антона Павловича. Ведь он знаменитый хирург, и наверняка мы, малоизвестные врачи, делаем шо-то не так! А виноват во всем Юный Одессит!
Тут мальчик впервые воспользовался отсутствием имени:
— Кто именно из юных одесситов? Назовите его по имени!
— Да нет у него имени, — вздохнула какая-то медсестра. — Просто Юный Одессит. Хлопец, а ты не мог бы нам помочь?
— Помочь? С радостью! А как?
— Слушай сюда, хлопец. Этот Юный Одессит сказал, шо молодой Чехов вошел в литературных авторов совсем молодым. Это литературные авторы. В каждом из них какая-то часть хирурга Антоши Чехарде. Шоб по-быстрому достать его, ты должен правильно построить фразу за литературных авторов.
Для мальчика такая просьба оказалась неожиданной:
— Щас я возьму разгон с Дерибасовской!
— В следующий раз ты сделаешь это в прямом смысле, — строго сказал врач. — Не забывай, шо ты в Ялмезе — волшебном мире: как скажешь, так и будет. Исправь фразу: Чехов вошел в литературных авторов совсем молодым.
И тут Юный Одессит догадался, что нужно было сказать так: Чехов вошел в число литературных авторов совсем молодым. И тогда литературные авторы исчезли. Остался один Чехов.
— Ужасно вы меня лечили, — вздохнул Антон Павлович. — Не фонтан.
— Фонтана крови не было, — заверил писателя Юный Одессит.
— Хоть в этом они не оплошали. А то я, как знаменитый хирург...
Тут мальчик вспомнил, что Чехов был врачом, но за рубежом известен как драматург, а не хирург. И только он это сказал, Чехов перестал критиковать свое лечение, но почему-то предложил поиграть в чехарду.
— Я как раз песню за чехарду сочинил! — радостно воскликнул Юный Одессит. Он даже не сообразил, что что-то пошло не так. Один из врачей подсказал ему:
— Как ты думаешь, хлопец, почему Чехов предлагает играть в чехарду?
— А я знаю?
— Если ты Юный Одессит, ты знаешь.
— Я юный одессит, но это не имя, поэтому я не знаю, шо он там наговорил! Чехов… Чехарда… Он, наверное, обозвал Чехова Антошей Чехарде. А он был Антошей… Антошей...
Мальчик никак не мог вспомнить псевдоним Чехова. Тогда пришлось согласиться играть в чехарду. И вдруг у него в голове отчетливо прозвучал голос Ларисы Павловны: "Неправильно думаешь! Не Чехарде, а Чехонте!"
— Не Чехарде, а Чехонте, — повторил мальчик.
— Можешь не играть в чехарду, — разрешил Чехов. — Ты все за меня вспомнил, поэтому я познакомлю тебя еще с одним великим писателем. Правда, несмотря на то, шо мы перенесемся в его эпоху, он мертв. И только такой умный мальчик, как ты, может его спасти!
Юного Одессита не напугал знакомый мертвый писатель. Ему было все равно, ведь теперь можно не ходить в школу! Правда, ему немного портило настроение то, что он своими знаниями должен кого-то спасать: знаний-то никаких!
Когда мальчик перенесся в какой-то дом, он увидел чей-то труп. И это он должен спасать!
— Ничего я не знаю, — признался Чехову Юный Одессит. — Я двоечник.
— Значит, ты слышал за Юного Одессита! — воскликнул Антон Павлович. — Все украинские двоечники любят Юного Одессита. Но Грибоедова убил он сам.
— Я не мог убить Грибоедова! — обиделся мальчик. — Мы с ним в разные времена живем!
— Значит, ты и есть Юный Одессит, — покачал головой Чехов. — Помнишь, как ты сказал на уроке, шо Грибоедов влюбился и умер? Так вот, в Ялмезе он умер от любви. Шоб его оживить, ты должен правильно построить фразу, учитывая факты за Грибоедова.
Но вся проблема в том, что собака знает о Грибоедове больше, чем Юный Одессит. Этот урок был месяц назад, и мальчик не мог его помнить, тем более, на этом уроке он сочинял песню о тяжелой школьной жизни. Поэтому он брякнул наобум:
— Грибоедов влюбился и вскоре умер, но не от любви.
— А отчего? — спросил Чехов.
— Разве мне самому неинтересно, отчего на самом деле умер Грибоедов?
— Значит, не знаешь?
— А вы как думаете?
Чехов рассказал мальчику, что в Персии Грибоедова убили религиозные фанатики. Он повторил, и Грибоедов ожил.
— Не стану читать тебе "Горе от ума", — строго сказал Александр Сергеевич. — Помни, шо это просто комедия. Пора тебе сделаться умнее, Юный Одессит. Когда придет время, я тебя проэкзаменую, и ты вернешься домой.
Но домой мальчик не хотел, поэтому он решил ничего не вспоминать и никого не спасать.
Глава 3
Дедушка женского пола и другие странности
Юный Одессит и Антон Павлович Чехов прогуливались по Городскому саду. Мальчик радовался своей свободе, потому что думал, что она будет вечной. На этот раз он радовался искренне, в отличие от того дня, когда узнал, что в четверг будет всего два урока: тогда он понимал, что пройдет эта минута, и все пойдет как обычно. Теперь же он был абсолютно счастлив.
Мимо прошел дедушка, но наши друзья не обратили на него никакого внимания. Вдруг у него зазвонил телефон.
— Алло! — сказал дедушка женским голосом, и тогда Чехов и Юный Одессит его заметили. — Ой, я вас умоляю! Почему вы надо мной издеваетесь? Когда я стала дедушкой, вы стали поздравлять меня с семнадцатилетием!
— По-моему, это опять твоя работа, — строго сказал Чехов.
Услышав это, странный дедушка двинул Юному Одесситу по морде.
— А шо я сделал? — возмутился мальчик.
— А ты разве не понимаешь?
— А почему это я должен понимать?
— А разве не ты превратил в дедушку меня, молодую дивчину? Разве ты не Юный Одессит?
— Вы не любите одесситов? — притворно удивился мальчик, снова воспользовавшись отсутствием имени. — Шо вы тогда здесь делаете? И, допустим, вы рано поседели, но как вы могли быть дивчиной? Вы же дедушка, не так ли?
— Сейчас отвечу на все вопросы, — вздохнул дедушка тем же женским голосом. — Только не перебивай. Во-первых, я не могу не любить одесситов, потому что сама одесситка. Во-вторых, я ненавижу только одного из них — мальчика без имени. Его называют Юным Одесситом. Люблю его только за Близ и Скольз. В-третьих, раньше я была дивчиной, но этот мальчик сказал на уроке "лет семнадцати дедушка", и это за меня! Вот я и превратилась. А ударила я тебя, потому что Чехов сказал, шо это твоя работа. Шоб все стало как прежде, нужно переделать русскую фразу "лет семнадцати дедушка" так, шоб в ней было два слова, и изменить второе. Ты мне поможешь?
Юный Одессит вспомнил свое решение ничего не вспоминать и никого не спасать.
— Почему это я должен тебе помогать?
— Разве ты Юный Одессит?
— Почему? — обиделся мальчик.
— Разве ты не слышал, шо только Юный Одессит не может меня спасти?
Мальчику не хотелось, чтобы ему опять двинули по морде, поэтому он стал напряженно думать, как правильно сказать эту фразу. Лет семнадцати дедушка… Он говорит, что был дивчиной, то есть… девушкой! А "лет семнадцати" нужно сказать одним словом.
- Семнадцатилетняя девушка! — воскликнул мальчик.
Дедушка сразу превратился в красивую девушку, которая, нахмурившись, сказала Юному Одесситу:
— Еще раз крикнешь — убью!
Но девушка была так красива, что мальчик пропустил ее слова мимо ушей. Он не хотел с ней расставаться. Да и Чехова рядом не было. Красавица словно прочитала его мысли:
— Я вижу, тебе негде жить. Хочешь жить у меня?
— Ты шо, с ума сошла?
-Да или нет?
— Да! — воскликнул мальчик.
Но, когда он вошел в ее комнату, у него сразу испортилось настроение: за столом сидел юноша чуть старше девушки и с грустным лицом что-то читал.
— Мы до сих пор не знаем, как нас зовут, - прошептала девушка. — Меня зовут Елена, а тебя?
— Микола, — назвался мальчик именем одного из одноклассников.
— Петя, оторвись от чтения! — воскликнула Елена. — Вот, Миколу привела, бездомного. Я знаю, как ты к этому отнесся. Он будет жить у нас, пока мы не поедем в Близ или Скольз!
— Ей экзотические города подавай, — проворчал Петя, — а я должен прочитать эти длинные и неинтересные книги, иначе меня уволят! Понимаешь, хлопец, этот Юный Одессит заставил вот это пететомное собрание сочинений томить меня, Петю!
Юный Одессит приготовил такой ответ, для правдивости которого нужно было знать, как сделать "пететомное" собрание сочинений нормальным. Он стал перебирать буквы: "Пететомное… нет, это я как раз написал. Пититомное… пить… нет, во время чтения не пьют. А от какого слова это происходит?"
— Последний, пятый том, — произнес Петя.
И тогда мальчик все понял и сказал приготовленную фразу:
— Я знаю, как сказать, но из принципа не буду этого делать. Может быть, опять скажете, шо только Юный Одессит не может с этим справиться? Так вот, он не может, а я не хочу.
— А по какой причине не хочешь? — спросила Елена. — Оракул сказал, шо Юный Одессит влюбится в меня, поэтому не станет помогать моему мужу.
— Не морочь мне голову! — воскликнул мальчик. — Он тебе не муж, тебе только семнадцать!
Девушка объяснила, что в Ялмезе все может быть, и повторила слова оракула с просьбой помочь.
— Собрание не пететомное, а пятитомное, — со вздохом ответил мальчик. — Петр, я освобождаю вас от чтения этих длинных и неинтересных книг!
Тогда Петя рассмеялся и бросил пятитомное собрание сочинений на пол. Юный Одессит чувствовал, что смеется он неискренне: что-то его угнетает. Мальчик отличал этот особый смех особых людей, обиженных судьбой, потому что сам относился к таким людям. Обычному человеку этого не понять.
Вдруг Елена дала мальчику понять, что тревожит ее мужа:
— Может быть, мы все-таки поедем в Близ? С этим тянуть нельзя: как только Юный Одессит сдаст экзамен Грибоедову, этот город исчезнет!
"А Юный Одессит не будет сдавать экзамен, — подумал мальчик. — Но почему город исчезнет? Понял! Какой же я молодец! Я создал город ее мечты! Правда, я такого не помню".
— Но основатель, Близа и Скольза сам их и закрыл, — возразил Петя. — Шоб туда попасть, нужно выполнить двенадцатиэтажное задание. Кто его выполнит или скажет, откуда оно взялось, с тем ты и поедешь в Близ, а оттуда в Скольз. Я уже смотрел это задание. Слишком оно нудно. После собрания сочинений это не для меня. Мы должны отложить поездку.
— А вот и нет! — воскликнул Юный Одессит. — Мы не будем ничего откладывать. Я знаю, откуда взялось двенадцатиэтажное задание. Это Юный Одессит написал так в тетрадке, а там, наверное, было здание, а не задание!
Вдруг само собой включилось радио. Это означало, что в Ялмезе происходят важные вещи. Несмотря на то, что радио только один раз из пятидесяти принесло хорошую весть, ялмезские одесситы ожидали хорошего. На этот раз их ожидания оправдались:
— Уважаемые жители и гости Ялмеза! Теперь вы можете ездить в Близ и Скольз без выполнения двенадцатиэтажного задания, потому что в документы закралась опечатка: речь шла о главной достопримечательности Близа: спаленном по-крупному двенадцатиэтажном доме. Поскольку эту опечатку заметил юный одессит… ой, прости, герой! Я хотел сказать, поскольку эту опечатку заметил мальчик из Одессы и сообщил об этом Елене Ивановой, жене Петра Иванова, этот мальчик и Елена должны приехать на Морской вокзал. Оттуда их доставят в Близ.
Елена строго посмотрела на мужа.
— Вот кто достоин моей красоты! — сказала она, указав на мальчика. — Я вышла за тебя, потому что ты обещал мне эту поездку! Теперь мы разводимся!
Девушка и Юный Одессит пошли в одну сторону, Петя — в другую. Покинутый нисколько не опечалился. Он даже обрадовался возможности дурачить другую чудачку, обещая ей поездку в Близ: Елена упоминала об этом при первой возможности, и, если бы не счастливый случай в лице Юного Одессита, Пете пришлось бы туда поехать.
Глава 4
Уничтожение достопримечательностей
Елена обнимала Юного Одессита и благодарила за то, что он осуществил ее мечту, но мальчику было стыдно. Он вспоминал то, что говорили по радио: "Поскольку эту опечатку заметил юный одессит… ой, прости, герой! Я хотел сказать, поскольку эту опечатку заметил мальчик из Одессы"… Это означало, что теперь назвать любого юного одессита юным одесситом — величайшее оскорбление, ведь под этим именем известен худший ученик Одессы.
"Хватит стыдиться своего имени! — решил мальчик. — Шоб его не стыдиться, я его сменю. Я начну лучше учиться, Еленой клянусь! Я стану отличником, но настоящее имя не верну. Стану Одесским Отличником".
Так у Юного Одессита появилась мечта: сделаться Одесским Отличником. Молчать о мечте он не мог. Также он не мог сказать девушке, кто он такой, поэтому сказал так:
— Мы много слышали за Юного Одессита, основателя Близа и Скольза. Это имя собственное, но нарицательное стало оскорблением, шо мы вчера слышали по радио. Конечно же, у него есть настоящее имя, но он его скрывает. Я хочу сделаться полной противоположностью этого мальчика: стать лучшим учеником Одессы под псевдонимом Одесский Отличник. Но дело в том, шо я учусь неважно. Ты мне поможешь?
— А ты как думаешь? — ответила девушка. — Я перед тобой в долгу. Но только не сейчас. Сейчас мы пойдем смотреть на крупнопаленый дом.
— Крупнопаленый? — удивился мальчик. — Шо ты мне уши шлифуешь? Если он спален по-крупному, там ничего нет!
— Есть. Двенадцать этажей пламени.
— А далеко идти? — поинтересовался Юный Одессит.
— Не смеши мои тапочки, — строго сказала Елена. — Неужели ты никогда не слышал, чем знаменит Близ? Все достопримечательности находятся в одном шаге от любого места. Достаточно просто за них подумать.
Елена и Юный Одессит очутились возле главной достопримечательности Близа — крупнопаленого дома. Там действительно было пламя высотой с двенадцатиэтажное здание и не выходило за его пределы.
— Шикарно! — воскликнула Елена.
— По-моему, не фонтан, — возразил Юный Одессит.
— Это не фонтан, это огонь, — улыбнулась девушка. — Интересно, как у него получается все время быть высотой с двенадцатиэтажное здание?
— Ты не знаешь, почему это не фонтан, — вздохнул мальчик. — По-моему, это работа основателя, и надо ее как-то исправить.
— Я тебя умоляю! Если все исправить, Близ и Скольз исчезнут! Ты этого хочешь?
— Слушай, Лена, а откуда взялись эти города? Как двоечнику удалось их создать?
— Этого даже он не знает, — странным шепотом прошептала Елена. — Я думаю, он даже не знает, шо создал эти города! Мы узнаем, как они возникли, когда Юный Одессит ответит это Грибоедову на экзамене. Я знаю, шо там будет всего два вопроса: как ему удалось создать такие замечательные города и шо он понял за время жизни в Ялмезе.
Мальчик решил прикинуться дурачком:
— Разве он в Ялмезе? А как он сюда попал?
— С ним все ясно, а ты-то как сюда попал?
— Меня здесь нет, — догадался Юный Одессит. — Я здесь только в своем воображении. На последнем уроке я плохо отвечал, и сейчас отличница Людмила рассказывает сказку о Ялмезе. Я тоже должен сдать экзамен Грибоедову. Вопросы те же?
— Не морочь мне голову! Откуда тебе знать ответ на первый вопрос, если ты не Юный Одессит? Первый вопрос для каждого свой, и его никто не знает. Просто Юный Одессит — слишком известная личность, и вопрос для него придуман не Грибоедовым, а обычными ялмезцами. Проболтаться ему никто не боится: он бесследно исчез.
На это Юный Одессит не сказал ничего. Он просто тихо посмеялся и стал думать, откуда взялся крупнопаленый дом, ведь ему такая достопримечательность была не по душе. Что же говорила Лариса Петровна? Что же она диктовала? Какой дом там был? Вдруг он услышал голос учительницы:
— Записали? Не отвлекайся, Юный Одессит! Записываем следующее словосочетание: крупнопанельный дом.
Юный Одессит не хотел обидеть свою возлюбленную, убрав достопримечательность ее любимого города, но также он решил бороться за свою мечту, поэтому не стал кричать о том, какой дом на самом деле, а прошептал: "Крупнопанельный".
— Смотри! — воскликнула Елена. — Удалось-таки этому куску идиота сделать из крупнопаленого дома крупнопанельный! Ничего страшного, в Близе есть еще одна достопримечательность: заводоперерабатывающий завод.
Тут мальчик сразу вспомнил, какой завод на самом деле. Ему помогла шутка Ларисы Петровны. Вот как это было.
Учительница прочитала в тетрадке мальчика "пететомное собрание сочинений", представила бывшего мужа Елены, томящегося над книгами, и ей стало смешно. Заряженная положительной энергией, "завод" она прокомментировала так:
— А почему не заводоперерабатывающая нефть?
— Нефтеперерабатывающий завод, — прошептал мальчик
— Ненавижу Юного Одессита! — заплакала девушка.- Теперь завод вместо заводов перерабатывает нефть! Теперь Близ можно уничтожить, ведь главных достопримечательностей нет! Пошли в Скольз, там Чуйковский живет!
— Пошли? — удивился мальчик. — Я думал, туда ехать надо!
— Из обычного города надо ехать, а из Близа- идти. Как всегда, один шаг!
Глава 5
Две большие разницы в одном лице
Скольз сразу не понравился Юному Одесситу: очень уж там было скользко. Елена же убеждала его в том, что это первая особенность города. Вторая — здесь живет Чуйковский, и его надо найти. Юный Одессит мучительно вспоминал, кто же такой Чуйковский. Ему казалось, что это то ли детский писатель, то ли композитор. Кажется, он что-то отвечал на уроке. Кто же это спрашивал? Точно! Лариса Павловна! А раз это спрашивала Лариса Павловна, значит, это писатель — о композиторе спросила бы Любовь Владимировна — учительница музыки.
— Шо ты знаешь за Чуйковского, Одесский Отличник?- спросила Елена.
Мальчику понравилось, что возлюбленная назвала его именем мечты.
— Это известный детский писатель! — ответил Юный Одессит. — Правда, я его не читал.
— И правильно, шо ты меня не читал, хлопец! — улыбнулся мужчина, появившийся из воздуха. — Я не писатель, я композитор.
— Ой, позвольте застыть перед вами в глубоком пардоне,- извинился мальчик. — Перепутал.
Чуйковский нахмурился и что-то шепнул Елене. Она посмотрела на мальчика и отшатнулась, а потом вскрикнула:
— Товарищ, та вы шо! Я с такими не вожусь! С ними водиться — искать пачку неприятностей!
— Девушка, разве вы не знаете, кто создал меня, Чуйковского? — удивился композитор. — Или вы всегда думали, шо есть такой композитор, как Чуйковский?
— Ой, простите, — смутилась девушка. — Конечно же, Юный Одессит придумал вас тогда, когда основал Скольз. До этого было двое...
— Двое?! — воскликнул мальчик. — Как он умудрился из двоих сделать одного?
— А ты сам не догадываешься?- нахмурился Чуйковский. — Ну, шо, я тебе подскажу, хлопец. Итак, опера "Муха-Цокотуха!" Мелодия моя.
Чуйковский включил музыку и запел о Мухе. "Пошла Муха на базар и купила самовар", — пел он противным голосом. Юный Одессит был воспитанным мальчиком, поэтому терпел. Кстати, несмотря на ужасное пение, сюжет ему понравился. Но, когда Чуйковский дошел до того места, где появляется Паук, он так его описал, что Елена и Юный Одессит невольно испугались. А причитания Мухи он растянул на целый час.
— Хватит! — воскликнула девушка.- Разве это опера? Разве это пение? Разве можно так растягивать? Я за вас столько слышала, а вы… Ладно. Может быть, серьезная опера понравится мне больше, а то взяли детскую сказку...
— Я всегда беру детские сказки, — строго сказал Чуйковский. — Я превращаю в оперы сказки известного детского писателя. Какую еще оперу вы бы хотели послушать?
— А какие есть? — из вежливости поинтересовался мальчик.
— "Бармалей", "Мойдодыр", "Тараканище", "Айболит"...
Вдруг в голове Юного Одессита что-то шевельнулось. Он вспомнил, что отличнице Людмиле нравятся эти сказки. Оттуда-то и взялся Чуйковский: девочка назвала фамилию автора, а мальчик плохо ее запомнил и неправильно воспроизвел на уроке литературы. Лариса Павловна спросила:
— Ребята, каких вы знаете детских писателей?
— Чуйковский! — выпалил Юный Одессит.
— Юный Одессит, ЧАйковский — это кОмпОзитОр!
— Чайковский — это композитор, — повторил мальчик, тупо глядя на Чуйковского. — А писатель… Чуковский! Да это ж две большие разницы!
При этих словах Чуйковский раздвоился. Юный Одессит понял, что один из двух — Чуковский, а другой — Чайковский. Оба познакомили мальчика и его возлюбленную со своими творениями.
— Извините, товарищ Чайковский, но Чуковский мне нравится больше! — прокомментировал Юный Одессит. — Правда, вы лучше Чуйковского, — тут же добавил он.
— Та ты шо! — воскликнула Елена. — Сам сказал, шо Чайковский и Чуковский — это две большие разницы! Их же нельзя сравнивать! И, кстати, я выяснила, шо в ближайшее время экзамен Грибоедову сдает только Юный Одессит. Прощай, предмет моей ненависти!
И Елена удалилась, но мальчика печалило не это. Как теперь найти Грибоедова? Как из противного Скольза добраться до прекрасной Одессы?
Глава 6
Три вопроса, и вы в Одессе!
Вдруг появился Грибоедов.
— Здравствуйте, молодой человек! — поздоровался он. — Вы задали два вопроса: как найти Грибоедова и как из прекрасного Скольза добраться до противной Одессы.
— Наоборот! — обиделся мальчик.
— Конечно, наоборот. Думал, вы с вашими умственными способностями не заметите эту ошибку. Так вот, ответ на первый вопрос: я здесь. Шоб получить ответ на второй, вы должны ответить на три вопроса. Всего три вопроса, и вы в Одессе! Обычно их два, но давайте сделаем количество вопросов равным: вы мне три, и я вам три. Не беспокойтесь, ваш третий вопрос еще созреет. А вот мой первый вопрос по русскому языку, по предмету, на котором вы все время отвлекаетесь, потому что думаете, шо вы и так его знаете. Итак, назовите род и склонение слова "роза".
Юного Одессита рассмешил такой вопрос, но он сдержал смех и ответил:
— Женский род, первое склонение.
— А не наоборот?
— Запутать хотите?
— Почему же запутать? На уроке вы сказали именно так: "Первый род, женское склонение". На второй вопрос я и сам еще вчера не знал ответа, а сегодня уже знаю. Как же возникли города Близ и Скольз?
Юный Одессит знал, что его об этом спросят, но хороший ответ приготовить не смог.
— Ну, в Близе все близко, а в Скользе скользко...
— Подсказку хочешь? — предложил Грибоедов.
— А можно?
— А почему нельзя? В Ялмезе, когда идти недалеко, говорят "близское расстояние", а когда дорога как в Скользе, ее называют скользской дорогой.
— У нас тоже говорят "близький",- сказал Юный Одессит. — Но это пишется без С, а ваши слова пишутся через С, потому что происходят от городов. Ой! Я на русском через С написал! Так эти города и возникли!
— Правильно. Последний вопрос, и вы в Одессе!
— Ой… только отправьте меня, пожалуйста, в нормальную Одессу, а не в ялмезскую, — попросил мальчик.
— Ялмезской Одессы нет, — объяснил Грибоедов. — У нас Одесса — это разговорное название города Асседо-Роф-Сому-Днэ-Ижап, а его жители официально называются Асседо-Роф-Сому-Днэ-Ижапцы, но для экономии времени называют себя одесситами. Название Одесса взято из вашего мира. Третий вопрос: шо вы, собственно, поняли?
— Много, — серьезно сказал мальчик. — Я посвятил себя песням и сочинял их везде, но на уроках нужно слушать учителя. Школа тяготила меня, потому что я получал двойки. А двойки я получал, потому что отвлекался. Я не делал уроки, потому что считал это пустой тратой времени. Теперь я понял, шо без хорошей учебы не смогу найти хорошую работу. Да шо там работу! Меня не будут уважать. Мне стало так стыдно, когда по радио извинились за нарицательное имя "юный одессит"! Теперь я решил сделаться Одесским Отличником. В этом мне поможет отличница Людмила.
— Вы успешно сдали экзамен, — произнес Грибоедов.- Сейчас я отправлю вас в Одессу.
— Подождите! — воскликнул мальчик. — Почему все писатели оказались одесситами?
— Ялмезцы превратили их в одесситов ради вас. Когда вы покинете Ялмез, все встанет на свои места. До свидания, Юный Одессит! Раз, два, три!
Юный Одессит оказался дома у Людмилы.
— Тебе понравилась сказка, — сказала девочка. Она не спрашивала, она утверждала. — Правда, я не верю, шо ты действительно решил стать Одесским Отличником. Это я преувеличила.
— Но ты так рассказывала, шо я был в Ялмезе, я чувствовал себя там!
— Хорошее у тебя воображение, — похвалила мальчика Людмила.


Заключительное предложение
Людмила быстро осуществила мечту мальчика: благодаря ей он сделался Одесским Отличником и стал известным не только на всю Одессу, но и на весь мир, ведь за весь седьмой класс он не получил даже ни одной четверки, и все ехали в Одессу, чтобы увидеть этого вундеркинда своими глазами, поговорить с ним и даже послушать его песни, которые он так и не перестал сочинять.
24 октября — 5 ноября 2016 г.



Рубрика произведения: Проза -> Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 12.11.2016 в 01:08
© Copyright: Татьяна Бендер
Просмотреть профиль автора






1