И был вечер, но наступило утро...


И был вечер, но наступило утро...
 
Скачать файл


Предисловие.

Тот, кто может быть нечаянно уже читал «Сублимацию» и даже прочёл до конца со всеми её 7-ю пришествиями и 2-я набегами – это не диалоги Платона, тот может быть не забыл Катерину Последнюю и Александра из упомянутой «Сублимации» и драматическое окончание их нон фикшн-диалогов во всемирной паутине, из чего собственно и состоит пресловутая «Сублимация». Ну, а кто ещё не успел, т.с. приобщиться, не читал - и не надо, не рекомендую, не читайте – пообедайте и подремите или, уж если неймётся, то - Вишневского: «188 дней и ночей» (лучше – триптих: «Одиночество в сети») – это лёгкое и познавательное чтение.
Замечательный русский писатель, талантливый и нервный, живший, правда, ещё до исторического материализма, высказал в знаменитом своём произведении, вошедшем в школьную хрестоматию, такую мысль: «Странная вещь сердце человеческое вообще, и женское в особенности!». Другой писатель и поэт перед тем сказал другую фразу на ту же тему – не менее интересную, но приводить её здесь я, пожалуй, не стану, чтобы не быть обвинённым … кое в чём.
Это – к тому, что по прошествии значительного времени после указанного окончания (казалось бы) «Сублимации» Саша, прошу извинить – Александр вдруг получил от Катерины записку и даже - несколько…
Вы это можете себе представить? Естественно, я спрашиваю тех, кто читал, а не других. Вот я – скажу без лицемерия – не представлял, не представляю, и вряд ли представлю. Но такие они – девушки: с особенностью в странности. М-да…
Так вот, продолжу о том, что не представляю указанного пассажа с женской особенностью. Я на месте Александра выпал бы – нет, не из окна – зачем мне это надо, но – в трансцендентальное состояние – при моей впечатлительной нервной системе. При той невероятной очевидности, что товарищ Катерина как бы повернулась к Александру лицом, а не юго-восточной частью своей спины с ногами в синих чулках без «стрелок». Можно ли от этого помереть – не знаю, но Александр жив, и вы сейчас в этом убедитесь. Однако, тоже был несколько ошарашен демаршем своей vis-а-vis – если судить по медицинскому фактунаписания им по поводу этого судьбоносного события сногсшибательной вещи. Хотя Александр и являл собою пример прозаика до мозга костей и «не мог он ямба от хорея – как мы ни бились – отличить» и даже морщился при виде строфического изложения мыслей, однако, сотворённое им, оказалось поэмой, причём, с хореем и ямбом – одновременно (если кто-то подумал, что я знаю – чем они отличаются, то глубоко ошибается – кажется чередованием ударных гласных).
В общем, Александр, разорвав,как Прометей, Сизиф и Геракл, вместе взятые, путы земной прозы, поднялся, скорее – взвился на Пегасе по ступеням ямбов и хореев на вершину поэтического Эвереста, т.е. Парнаса, желая открыть всем людям и даже другу человека – женщине всю правду, а может быть и даже истину в предпоследней инстанции…
Что касается меня, то скажу, не взирая на лица: я переписал кровавыми иероглифами японской кисточкой рубаи-поэму Александра, дал подсохнуть от слёз умиления и восторга, вставил под стекло в рамочку – размером с человеческий рост и повесил, нет – водрузил на стену почти в центральном помещении дома: туда, куда «не зарастёт народная тропа» - в ванную комнату (она у меня совмещённая, что называется, «со всеми удобствами», т.е. не «во дворе, за углом», а внутри).
«Водрузил» напротив устройства – результата инженерной и – не побоюсь этого слова –массы конструкторских расчётов, рацпредложений и чертежей (что зримо показано в фильме «Старый Новый год). Надо прямо сказать – это белоснежное, как девичья фата и подвенечное платье, устройство бывает и цветным и разноцветным, а иногда – из золота - пробы с четырьмя знаками после запятой (как и говорил Ленин), которым пользуется всё прогрессивное человечество, как мужского, так и женского рода, восседая на нём в задумчивости в позе «Мыслителя» известного ваятеля Родена, вспоминая прожитую нелегкую жизнь, намечая планы на будущую, читая книгу или даже решая кроссворды. Да что там «человечество», даже я, и то бывает,.. но сугубо по назначению, технологически, безо всяких излишеств в виде одновременного просмотра телепередач или там разговоров по телефону, как было по этому поводу лаконично сказано великим Юлием Цезарем: «Пришёл, увидел…», ну, и т.д.
Уже в одной из первых строк, да что там скрывать – в первой же строке своего гениального произведения Александр берёт быка за рога, точнее, если быть ближе к «сермяжной правде» жизни, приёмам и методам соцреализма, то не «быка» и не «за рога», а совсем даже барышню и за другое место. Он со всей пролетарской прямотой, «грубо, зримо, как водопровод, построенный ещё рабами Рима», вопреки издевательскому обращению к нему со скрытой между строк надеждой на его скорую кончину, бросает аккуратно в лицо этой самой vis-а-vis – почти, как вечный Рабинович своё: «Не дождётесь!» - без обсценных междометий и восклицательного знака фразу:

Я здоров – к чему скрывать.

И продолжает скромно, но практично, подтверждая этим своё рабоче-крестьянское происхождение:

Могу я гвозди забивать,

И далее - вежливо, как бы подчёркивая свою толерантность и терпимость на изуверство инсинуации милой барышни, взвешенно и уверенно, но, надо полагать, сдерживая себя, пишет:

Записки глупые читать

А завершает мысль мудро и несколько с иронией, что свойственно неглупым, хотя и некрасивым людям, как, например, Эзоп, Козьма Прутков, Сирано де Бержерак или Мюнхгаузен:

И даже так же отвечать…

Вот такой случАй под впечатлением от демарша Катерины (Последней).
Из дальнейшего будет понятен мотив приведённого поэтического «шедевра».
Итак, чтобы не растекаться по древу, привожу без комментариев внеочередной диалог, снабдив его лишь небольшими примечаниями в конце – для лучшего въезда в тему.
Большого интереса он возможно не представляет, но может имеет смысл для установления исторической правды и в назидание потомкам.

Да, чуть не забыл: опять же те, кто дочитал «Сублимацию», возможно помнят Комдива – бригадира бульдозеристов Василь Иваныча – это тот, у которого над кабиной бульдозера укреплён железный лозунг: «Карфаген должен быть разрушен». Так вот, как записку Катерины, так и ответ на неё Александра, принёс мне Комдив и предложил обнародовать (по указанным выше соображениям), а уж вопрос об авторстве: сам ли Комдив это сотворил, является ли это оригиналом и правдой – решать не мне… Добавлю только, что Василь Иваныч принёс не только указанную записку, но и бутылку хереса с сыром, как это водится у бульдозеристов.
Конечно, в изложении авторского текста да ещё в сопровождении комментариев – «это не Рио де Жанейро», лучше и правильнее читать и чувствовать самостоятельно.
Итак, как заявил Маяковский в своём политически верном произведении: «Стихи о советском паспорте», где он, т.е. Маяковский достаёт «из широких штанин», но об этом – в другой раз, а сейчас: «Читайте, завидуйте…»…

24 окт. в 21.52.56. Е.
Саша, Вы не заболели?? Ваше «killed»(прим.1) действительно убийственно. Очень прошу ответить.

Зеркало для экзальтированной невесты.
26 окт., днём. А.
Ответ Васи Крючкина девочке Кате Чемберлен (она же - Керзон) на нелогичную записку (но если девочка просит), состоящий из нескольких эпиграфов и одного послесловия.

Эпиграфы.

«Тает луч пурпурного заката…»

«Эх, Катюша».

«Зачем звонить,
Когда почти уснули…».

«Эту песню прекратить».

Я здоров – к чему скрывать.
Могу я гвозди забивать,
Записки глупые читать
И даже так же отвечать…

«Не надо впадать в отчаяние».

«killed» - не «убийственно», но иронично.

«Пра-а-айдёт!»

«Если жизнь тебя обманет,
Не печалься, не сердись!
В день уныния смирись:
День веселья, верь, настанет.
Сердце в будущем живет;
Настоящее уныло:
Все мгновенно, все пройдет;
Что пройдет, то будет мило».

«Не говори навзрыд».

"Зачем мне это надо?"

"А Катюша, сразу вспомнив про дела,
В другую сторону пошла"
Послесловие.

Марк Твен сказал как-то, что «когда чего-то очень ждёшь, и оно, наконец, приходит, то всегда кажется неожиданностью».
Возможно, Марк Твен был хохол и первую часть фразы придумал после обеда. А утром, протрезвев, сообразил вторую.
После годового молчания, барышня, с паузами для ругательств и обвинений Ваша сакральная мысль неожиданного внеочередного 3-го набега (не 8-го пришествия): «Саша, Вы не заболели??» видится издёвкой или лицемерием. На большее вашей фантазии не хватает (на ночь глядя).

Вы, редактор(2), некоторое время назад сообщили, что удалили № моего телефона. Как же он теперь у Вас проявился?.. Опять нет повода не выпить. (Но: «пьянству – бой, решительный и беспощадный»).

И снова – здрасьте, мадмуазель.

Что это Вы, мин херц, вдруг вздумали посетить - вспомнили о бедном, несчастном Васе, которого когда-то так «чувственно» обозвали: «дурак» (может быть), «пикапер» (ну, это комплимент, а не правда) и - далее по списку, но про октябрь перед тем написали, что «не замёрзнем» (сейчас тоже октябрь, однако, не 2038 год(3)).
И редакторские наклонности опять прорезались, как молочные зубки у младенца (или – мудрости, как у большой девочки?). Но Вася не ест апельсины, а мне больше нравятся мандарины (они пахнут Новым годом).

Плохо, если человек необязателен и непоследователен, когда – это представительница женского персонала – тоже плохо (даже если редакторствует «безвозмездно, т.е. даром»).
После обеда у меня начало было создаваться впечатление (разумеется, нелогичное), что Вас «невольно к этим грустным берегам … влечёт неведомая сила» (как сказано в «Русалке») - хохлы «после обеда» хреновато соображают. Зато на следующее утро (которое мудренее – по Высоцкому) пришла здравая мысль. Вы не русалка – вода в Вашей речке холодная и грязная (а Вам ведь подавай с душистой солью и горячую и так, чтобы глубиной – до … ну, в общем, чтобы не утонуть), да и омутов там     нет, (Вам также далеко до омута, как омуту – до Вас).

Это у Вас «осенняя скука» (по Некрасову, а по научному - сплин), «отголоски дней минувших» (по Лепсу), следы маниакально-депрессивного психоза, отягощённого мечтами… (…).
Некая гримаса зевоты к тому виртуальному, что Вы случайно прочитали («да Вас самих лечить надо» за это). Но - это недолго, чуть-чуть, иногда, мгновенно, от безделья, бывает, пра-а-айдёт.

Говоря честно, но откровенно, среди множества моих недостатков: ирония – не самый большой и скорее – избыток. Если же – без неё, то, как после обеда, так и до него не постигаю цели Ваших демаршей – при всей моей негениальности. Однако, полагаю, было бы наивностью, как с моей стороны, так и с Вашей, воспринимать редакторство целью...
Может Вы, барышня-крестьянка, хотите таким образом обратить на себя внимание (невероятная гипотеза) – так обратил уже: 7 декабря - вторая официальная годовщина, преддверие которой ознаменовано Вами выдающейся, оригинальнейшей и, в тоже время, мичуринской сентенцией: «Все мужики - д…» (за что Вам - отдельное мерси боку от одного из них).

Что же Вы – такая вся ортодоксальная, как «синий чулок», использующая в письмах цеховую обсценную лексику – из поэтических соображений, «из любопытства», в 11-и минутном «физическом процессе», желая «доставить удовольствие, но никогда себе», стремитесь, не зная броду, в одежде - в это самое «д…»? Это непоследовательно.

Вы, мин херц, уже большая девочка - можете регулировать своё шатающееся эго.
И, право же, «не надо впадать в отчаяние» (даже если никто не занимает очередь за Вашим каре – «может завтра будут встречи…») и обращать внимание на бедного Васю – у Вас масса друзей, одноклассников, дочка, личный шофёр («целуйте его почаще в носик») - пишите им (т.б. после Вашего пророческого замечания – что ко мне писать опасно).

Доброе утро и спокойной ночи, невеста.

Примечания.
1.
На одном, из представленных Александром рисунков, были изображены мужской и женский профили по разные стороны от синей розы с надписью на английском: «Я знаю, кто убил меня».
2.
Катерина, написав Александру, предложила несколько редакторских замечаний к тому, что он написал когда-то.
3.
В интернете Александр обнаружил как-то предсказание, что он умрёт в октябре 2038 года, и запись об этом появилась в Одноклассниках.




Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Ключевые слова: Сублимация.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 02.11.2016 в 21:13
© Copyright: Саша Стогов
Просмотреть профиль автора






1