Хочу жить. Книга первая - Восставший из огня. Глава 10.


Хочу жить. Книга первая - Восставший из огня. Глава 10.
Глава 10.

Командир роты согласно уставу гарнизонной и караульной службы вооруженных сил СССР на сопке выставил караул в шести точках, откуда хорошо просматривался весь полигон во всех направлениях, лагерь роты и прилегающая территория. Бойцы в полудрёме лежали на сырой земле, наблюдая за прилегающей территорией к сопке. Сергей спал рядом с окопом, прижавшись к нему спиной. Обняв свой ПК, спал сержант Соловей.
Ночь выдалась на удивление тёплая и спокойная; старослужащие бойцы сидели в низине возле костра, рассказывали анекдоты и страшилки, которые нагоняли страх в этом мрачном месте, показывая пальцем на закопанные трупы людей и животных, остальные солдаты, намаявшись за целый день, спали.
Руководство роты время от времени поднималось на сопку, проверяли караул. Тихую спокойную обстановку прервали беспрерывные автоматные очереди, доносящиеся издалека.
Вскоре стрельба прекратилась, наступила тишина. Сергей открыл глаза, прапорщик Кувалда сидел рядом на корточках, ехидно смотрел на спящих бойцов.
— Товарищ прапорщик, извините, задремал, – пробормотал Сергей.
— Всё нормально, отдыхай.
— Я слышал выстрелы или мне приснилась.
— Действительно, стреляли, далеко отсюда в тайге акустика хорошая, кажется что рядом.
Прапорщик ушёл. Попытки заснуть у Сергея были безуспешны, ему не давали покоя автоматные очереди, в голове крутилась одна страшная мысль: — Как ребята из группы Коваля, а вдруг они попали в засаду, погибли.
Протяжный вой волков навивал тоску. Сергей взял свой ПК, спустился в лагерь. Рядом с костром лежали старослужащие бойцы, под голову подложив бронежилеты, спали. Один майор сидел, курил.
— Кувалдин, бессонница?
— Да нет, товарищ майор, жутко что-то, чушь всякая в голову лезет.
— Небо всё в звёздах, странно с вечера тучи были.
— Товарищ майор, мы с вами так и не съездили в больницу к вашей супруге, всему виной усиленный режим несения службы.
— Извини, Сергей, уже не надо ехать, умерла она неделю назад.
— Вы же говорили, что она идёт на поправку?
— А что ты хотел, 70% ожогов кожного покрова и сильный ожог дыхательных путей, я вообще удивляюсь, что она столько прожила.
Разговор прервал капитан, он подошёл сел рядом с майором, положил ему руку на плечо, сказал:
— Командир, иди хоть пару часиков покемарь.
— Ладно, ты прав, Николаевич, уже скоро рассвет, я пойду, прилягу. Коваль вернётся, сразу буди.
— Само собой, разбужу.
Командир роты ушёл в палатку, капитан посмотрел на Сергея, спросил: — Кувалдин, что не спишь?
— Выспался.
— Кувалдин, я слышал, ты стихи пишешь?
— Так балуюсь.
— С бацай что-нибудь.
Сергей из внутреннего кармана достал блокнот, открыл его начал читать:

Как много тех, с кем можно лечь в постель,
Как мало тех, с кем хочется проснуться...
И утром, расставаясь улыбнуться,
И целый день, волнуясь, ждать вестей.
Как много тех, с кем можно просто жить,
Пить утром кофе, говорить и спорить...
С кем можно ездить отдыхать на море,
И, как положено - и в радости, и в горе быть рядом...
Но при этом не любить...
Как мало тех, с кем хочется мечтать!
Смотреть, как облака роятся в небе,
Писать слова любви на первом снеге,
И думать лишь об этом человеке...
И счастья большего не знать и не желать.
Как мало тех, с кем можно помолчать,
Кто понимает с полуслова, с полувзгляда,
Кому не жалко год за годом отдавать,
И за кого ты сможешь, как награду,
Любую боль, любую казнь принять...
Вот так и вьётся эта канитель.
Легко встречаются, без боли расстаются...
Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель.
Все потому, что мало тех, с кем хочется проснуться…

— Неплохо, ты прям поэт, ты меня удивляешь, Сергей, вроде здоровый парень, а посмотреть на тебя с другой стороны - ты обычный романтик.
— Я вам отвечу экспромтом.
Все, что происходит в нашей жизни - к лучшему.
Иногда, кажется тупик - не получилось, не случилось, не сбылось.
Оказывается не тупик, а крутой поворот, не конец...
— Да, младший сержант, тебе печатать свои стихи, чтобы они были достоянием общественности, вернёмся в дивизию, я поговорю с комдивом. У него старшая дочь работает главным редактором в газете «Ленинский путь».
—Товарищ капитан, не стоит, ребята не поймут, смеяться будут.
— Кувалдин, ты ещё молодой, многих вещей не понимаешь, я тебе отвечу четверостишием:

Тихо в церковь я зайду, за семью зажгу свечу.
Тихо Бога попрошу: — Береги их, я молю.
А за себя я не прошу, да и просить не смею.
Тебя Господь благодарю за всё, что я имею.

— Товарищ капитан, вы тоже пишете стихи, наша власть их не поймёт, они у вас неправильные.
— Кувалдин, ты сам неправильный, сейчас модно стало посещать церковь. Советую сходить, будешь в увале, съезди в посёлок Тельму, рядом с прудом там стоит старенькая церковь, поставь свечку за упокой своим родителем. Стихотворение я в электричке услышал, бабушка ходила по вагону читала, я только четыре строчки запомнил.
— Я думал, это вы написали?
— Да нет, раз не желаешь спать, разбуди Бабенко, Игнатова, Исаулова, Никитина, Гапона, Сидоренко. Разводящего Волкова не буди, за место его ты, всё равно не спишь, надо сменить караул.
— Разрешите выполнять.
— Валяй.
Сергей зашёл в палатку, которая была расположена напротив костра.
Солдаты, свернувшись калачиком, подложив под голову бронежилеты, спали на земле. Сергей разбудил шестерых бойцов, они неохотно встали и вышли, у костра их ждал капитан.
— Пора, бойцы, два часа прошло, надо сменить ребят на сопке, – глядя на солдат, сказал капитан.
Налево, за мной на сопку, — скомандовал капитан.
Неспешным шагом они поднялись на сопку, бойцы в полудрёме лежали в своих неглубоких окопах, сменившейся караул отказался спускаться вниз, мотивируя тем, что через два часа им придется подниматься наверх, капитан не стал возражать.
Они неспешно шли поверху, время от времени капитан смотрел внимательно на полигон и прилегающею территорию к нему. Единственное, что создавало дискомфорт - это комары, они, словно хищники, выбирали оголенное место на теле, при первой возможности, словно ястребы, налетали, пытались впиться и высосать максимальное количество крови.
— Какого хрена мы здесь делаем, надо быть полным идиотом пробираться через полигон, – произнёс капитан.
— Да, да, я тоже про это, – в ответ пробормотал прапорщик Кувалда.
— Комаров надо кому-то кормить, – добавил сержант Соловей.
Сергей кинул взгляд на отдельно стоящую невысокую ель, прижавшись к стволу дерева, сидели, курили прапорщик Кувалда и сержант Соловей.
— Что за бунт на сопке? – спросил капитан.
— Да, всё нормально, Николаевич, присаживайся, покурим,
– произнёс прапор.
— Если угостишь, то вопросов нет, кстати, Кувалда, на рассвете со вторым отделением пройтись по зелёнке вдоль полигона, надо посмотреть, как проглядываются наши огневые точки со стороны.
— Сделаем, Николаевич, вопросов нет.
— Бродягу возьми за одно, чтобы он здесь демагогию не разводил.
Сергей лёг рядом со своим окопом, направил ствол ПК в сторону полигона. Он смотрел в чистое безоблачное небо, где среди многочисленных звёзд наблюдал метеоритный дождь и медленно движущейся спутник. Ему казалось, что с небесной бездны за ним наблюдают его родители, пытаясь что-то сказать.
Постепенно начало светлеть, его поразил восход солнце; территория занята целой системой высоких хребтов, покрытая растительностью, словно серебром. Над деревьями медленно всплывало солнце, неумолкающий птичий щебет пробуждал от ночного сна густой труднопроходимый лес.
— Младший сержант, просыпайся, уже восход.
— Я не сплю, товарищ прапорщик, посмотри, какая необыкновенная красота, – пробормотал в ответ он.
— Кувалдин, хватит усугубляться романтикой, бери свой ствол и пошли вниз.
— Есть, товарищ прапорщик.
Соловей с капитаном сидели у ели, курили, затем неторопливо встали, прихватив своё оружие, и пошли вниз. Когда они спустились в низину, там была суета, всеобщее оживление.
Начинался новый день: бойцы толпились рядом с кухней, повар накладывал кашу, старослужащие солдаты сидели рядом с костром, устраивали перекур, а молодые приступали к чистке одежды и своих котелков. Капитан построил второе отделение, провёл краткий инструктаж, пожелал бойцам удачи. Когда отделение ушло, капитан закурил, сел рядом с костром к остальным бойцам, сам смотрел в след уходящему отделению.
Из командирской палатки вышел командир роты, он подошёл, сел рядом с капитаном, спросил:
— Николаевич, группа Коваля ещё не вернулась?
— Нет, на связь тоже не выходили, я Кувалду отправил разведывать прилегающею территорию к полигону, посмотреть, как наши огневые точки снизу просматриваются.
— Ребята, давно ушли?
— Десять минут назад, да ты не грузись, они хорошо подготовлены.
— Я не гружусь, меня пугает вся эта не определенность.
Обойдя полигон по сопке, они спустились вниз. Прапорщик Кувалда остановил отделение из десяти бойцов, сказал:
— Наша с вами задача - разведывать прилегающую местность к полигону, только без шума. Нас ушло одиннадцать, и обратно должно прийти столько же, задача всем ясна?
— Так точно. Да, – услышал он ответ от бойцов.
Пожелав всем удачи, группа медленно двинулась вглубь тайги. Они медленно продвигались вперёд, бойцы пробивались через таёжную чащу, сержант обратил внимания, что Сергей внимательно смотрит в правую сторону.
— Зёма, что ты там увидел? – спросил он.
— Если я не ошибаюсь, там пещера или катакомбы.
— Братишка, ты с Наркошай случайно косяк не раскуривал?
– шутливо ответил сержант.
— В натуре, говорю, там пещера или катакомбы, товарищ сержант, надо срочно доложить взводному, – настойчиво произнёс Сергей.
В разговор вмешался прапорщик, он спросил:
— Что за спор?
— Товарищ прапорщик, на сопке, где расположена наша рота, с правой стороны, мне кажется, видна пещера или катакомбы.
— Когда кажется, креститься надо, – с усмешкой ответил прапор.
— В натуре, говорю, – пробормотал Сергей.
Прапорщик взял бинокль, внимательно посмотрел в сторону, на которую показал младший сержант.
Он увидел на склоне траву, не естественного цвета, больше напоминающею маскировочную сетку.
— Вы что, медведя там увидели? – спросил Соловей.
— Кувалдин был прав, там что-то есть, пробираемся туда,
– произнёс прапор.
Бойцы мелкими перебежками через полигон подошли к месту, на которое показал Сергей, предварительно дали знать своей роте, что это они.
Когда они добрались, то увидели, что за кустами малины проглядывалась большая железная дверь, прикрытая маскировочной сеткой. Прапор осторожно открыл массивную железную дверь, за дверью оказалось огромная пещера, больше похожая на просторный ангар.
Прапорщик окинул взглядом бойцов, скомандовал:
— Рядовой Данилов и Казаков, остаётесь прикрывать, остальные за мной.
Отделение вошло в просторное помещение, в котором было темно и сыро, лучи солнца пробивались через открытую дверь, они включили свои фонарики.
— Товарищ прапорщик, ничего себе, какая огромная пещера,
– с восторгом произнёс Цибиков.
— Это не пещера, а что-то другое, сюда можно загнать штук пять «Уралов» или даже «АН-12», – в ответ сказал прапор.
Сергей заметил в углу справой стороны небольшое отличие, он подошёл, начал слегка постукивать кулаком по стене, затем он начал медленно и настойчиво поглаживать стену, нащупал небольшое отверстие, просунул туда руку.
— Кувалдин, ты что делаешь? – спросил сержант.
— Здесь дверь, я отвечаю, точно дверь, – пробормотал он в ответ.
— Ты что, белены объелся, младший сержант, здесь сплошной камень, – добавил прапор.
— Кувалдин, выходим, нора пустая, – сказал Соловей.
— Товарищ прапорщик, я ручку нащупал.
Сергей рукой схватился за ручку, нажал её вниз, через мгновение со скрипом открылась небольшая дверь, он с восторгом произнёс:
— Видите, товарищ прапорщик, это точно дверь!
За дверью был тёмный потайной ход 2х2, Сергей направил свой фонарик в туннель, который плавно уходил вниз.
— Кувалдин, подожди, вместе и зайдём, Николаев и Абдурахманов, остаётесь здесь, остальные за мной,
– скомандовал прапорщик.
Прапор вошёл в туннель первый, следом за ним и остальные бойцы.
Они медленно с опаской продвигались по узкому тоннелю. Пройдя метров десять вглубь туннеля, они наткнулись на деревянную дверь, прапорщик открыл её, посветил своим фонариком.
От того что он увидел, им овладел шок: просторное помещение, больше напоминающее секретный бункер, с огромным количеством деревянных ящиков и стеллажей. На стеллажах аккуратно была сложена военная форма летнего и зимнего варианта: сапоги, бушлаты, шапки, шинели, ремни. Рядом со стеллажами были небрежно набросаны в кучу около тридцати опломбированных инкассаторских мешков с деньгами. Вся правая сторона была под потолок заставлена деревянными оружейными ящиками. Бойцы начали открывать ящики, там лежали совсем новые в масле; АКМ, РПК, ПК, АГС и огромное количество боеприпасов. Несколько деревянных ящиков были набиты золотыми слитками и самородками, с левой стороны от стеллажей стояли коробки с тушёнкой, крупами и сигаретами.
— Короче, ребята, выходим это папандос, – окинув взглядом бойцов, произнёс прапор, — Быстро, выбираемся наверх, – добавил он.
— Командир, разреши прихватить ящик с ПК и патронами, ну и само собой, пару коробок тушенки, – произнёс сержант Соловей.
— Бродяга, это называется мародерство, – в ответ сказал прапорщик.
— Это не мародёрство, а трофей, в своё время в горах Афганистана такой трофей мне жизнь спас, – добавил сержант.
— Хорошо, хватайте ящик ПК и цинки, пару ящиков тушенки и выбираемся.
Прихватив деревянные ящики и коробку с тушенкой, они всё аккуратно закрыли, спешно поднялись наверх, спустились в низину. У костра сидели, пили чай майор, капитан и замполит, командир роты увидел ящики и коробку спросил:
— Кувалда, откуда это?
— Всё оттуда, заносим всё в командный пункт, – в ответ произнёс прапор.
Бойцы занесли трофей в палатку, положили ящики и коробку на пол, следом за ними вошли офицеры. Майор возмущённо спросил:
— Ну, давайте, попытайтесь объяснить, что в ящиках и где вы их взяли?
— Командир, не кипятись, под нашей сопкой тайник, которым можно вооружить не одну дивизию, – в ответ сказал прапор.
— Не понял?
— Товарищ майор, что здесь непонятного, под нами находится склад, в котором находится оружие, золото, деньги, форма и продукты питания, – пожимая плечами, произнёс прапор.
— Нам срочно надо дождаться группу Коваля, интересно, что он скажет, – сказал капитан.
По приказу командира роты выставили новые огневые точки, в сторону тайника направили стволы АГС и ПК, усилили караул…

Если вас заинтересовал мой остросюжетный роман об армии и превратностях судьбы,
Вы можете его приобрести:
https://ridero.ru/books/hochuzhit_kniga_pervaya_vosstavshij_izognya/



Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература
Ключевые слова: Остросюжетный роман, армия, трагедия, смерть, солдат, поезд, катастрофа, ВДВ, любовь, убийства, Байкал, друзья, стихи, романтика, врач.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 28
Опубликовано: 16.10.2016 в 19:04
© Copyright: Александр Марченко
Просмотреть профиль автора






1