ВСЕЛЕННАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МОЗГА. ПАМЯТИ ПЕТРА АНОХИНА. Виолетта Баша, газета "Тропарево плюс Никулино", 1999


Он родился 14 (27) января 1898 года в городе Царицыне. В начале революционного века создал «лигу воспитания воли». От мальчишеских игр в «подполье» - через партизанский отряд Гражданской, через журналистику - Путь вел к звездам Вселенной Человеческого Мозга. Его благословил Луначарский. Он учился у Павлова и Бехтерева. И успевал одновременно работать над разными темами, руководить разными коллективами. Был знаком с отцом кибернетики Нобертом Винером и наряду с ним стал родоначальником науки, без которой немыслимо наступающее техногенное тысячелетие. На излете эпохи поиска «врагов» его, ученика Павлова, осудили в отходе от учения Павлова и сослали в Рязань. Потом наградили. Как часто бывает в нашей великой стране. Он приблизился к раскрытию тайны Человеческого Мозга. И ушел в Вечность, оставив потомкам свои дела. Его именем названа улица столицы крупнейшего государства мира. Улица академика ПЕТРА КУЗЬМИЧА АНОХИНА.

Вряд ли кто-нибудь в Царицынском городском училище мог представить, что этот выпускник 1913 года войдет в историю отечественной науки. Правда, «соратники» по «лиге воспитания воли» знали об его интересе к возможностям человеческого познания. Сам он вспоминал : «Первое мальчишеское увлечение наложило отпечаток на всю мою жизнь. У меня начал пробуждаться интерес к человеческой психике и ее основе - мозгу». Однако, в 1915 году он поступил в Новочеркасское землемерно-агрономическое училище, которое окончил в 1918 году. И все-таки не только землемерное дело интересует его - он читает Спенсера, Молешотта, Бюхнера, которые рассматривали характер и психику человека. Знакомится с профессором Новочеркасского пединститута Николаем Алексеевичем Поповым. Каковы внутренние пружины механизмов человеческой души? Философия не давала ответа. Сборник статей Института мозга, которым руководил знаменитый Бехтерев, подсказал направление поиска.
Вихри русской революции в 1918-1919 вписали в его биографию строки: доброволец Доно-Ставропольского партизанского отряда на северном участке Царицынского фронта, старший топограф штаба 10-й Красной Армии, инспектор штаба обороны города. В 1920-1921 годах - член исполкома горсовета г. Новочеркасска, комиссар по печати, заведующий Центропечатью Донского округа, редактором газеты «Красный Дон».
Случай свел его с Луначарским, которому Анохин признался, что хочет продолжить учебу. Летом 1921 года от Луначарского пришло направление в Ленинградский государственный институт медицинских знаний под руководством В. М. Бехтерева. Анохин вспоминает первую встречу с Бехтеревым: «Я до сих пор помню эти серые пронизывающие глаза, которые как-то не гармонировали с его простым крестьянским обликом. «Вы хотите изучать мозг, его болезни? - спросил Бехтерев. - Хорошо, возьмите психиатрию Корсакова. Каждый вечер Вы будете приходить ко мне, и мы будем читать главу за главой из новой моей книги «Основы рефлексологии»». Но Анохин видел, что его дорога в науке лежит не через психиатрию, которая показалась ему беспомощной по отношению к раскрытию психозов. Хотелось экспериментировать с живым мозгом! Однако, Бехтерева он всегда будет считать своим учителем. На 1-м курсе под руководством Бехтерева Анохин проводит первую научную работу.
Дальнейший путь Анохина определила лекция И. П. Павлова в Военно-медицинской академии. Выбрав момент, Анохин постучал к Павлову в кабинет. «От волнения у меня захватывало дух» - вспоминает Петр Кузьмич. Он чуть было не повернул назад. Павлов принял Анохина радушно и пригласил приходить. Через несколько месяцев, когда Петр Кузьмич освоил эксперимент, познакомился со статьями Павловской школы, Павлов решил, что Анохину пора приступать к исследованиям. В 1922 году Анохин начинает работу под руководством Павлова в Военно-медицинской академии по изучению в корковом центре условного раздражителя во время применения безусловного сигнала. Первой темой, которую Павлов предложил Анохину, был «рефлекс новизны». Результаты исследования были опубликованы в «Физиологическом журнале». Мысли Анохина поглощены неразрешимым вопросом - о природе торможения.
Наступило лето 1925 года. Павлов уехал на дачу в Финляндию. Но вопрос, поставленный перед Анохиным, интересовал его настолько, что он писал из Финляндии письма и получал результаты в ответ. Анохину удалось понять многое, но даже теперь по мнению профессора кафедры нормальной физиологии ММА им. И. М. Сеченова В. А. Макарова «окончательного ответа на вопрос о механизмах торможения нет». По окончанию в 1926 году Государственного института медицинских знаний Анохин становится старшим ассистентом кафедры физиологии Ленинградского зоотехнического института. На этой кафедре работали ученики Н. Е. Введенского, бывшего в свою очередь учеником И. М. Сеченова. Таким образом, за короткое время Анохину удается пройти подготовку в трех ведущих школах физиологии - В. М. Бехтерева, И. П. Павлова и Н. Е. Введенского. Школа Бехтерева дала Анохину широкий взгляд на стыке дисциплин, выход на практическую медицину, школа Павлова - системный подход к процессам высшей нервной деятельности, школа Введенского-Сеченова - тонкий анализ внутренних механизмов. И все-таки, в первую очередь Анохин являлся учеником Павлова.
С 1930 года Анохин начинает самостоятельный путь в науке. В Нижегородском университете был объявлен конкурс, рекомендацию на который Анохину дал сам Павлов. Конкурс Анохин выиграл и стал заведующим кафедры физиологии, покинув при этом лабораторию Павлова. Основным направлением возглавляемых им работ стал системный подход для решения физиологических проблем. Предстояло долгих пять лет работы, чтобы сформулировать теорию функциональных систем.
Продолжались работы Павловской лаборатории о соотношении центра и периферии в физиологии нервной деятельности. В результате в 1935 году выходит в свет коллективная монография, где впервые, за 11 лет до начала развития кибернетики (!) была представлена теория функциональной системы как продолжение учения Павлова об условных рефлексах. Живой организм рассматривался с кибернетической точки зрения. В организме были открыты и изучены циклические системы с обратной связью. Эти открытия стали основой физиологической кибернетики, приоритет в создании которой признал за Анохиным и родоначальник кибернетики Ноберт Винер, посещавший лабораторию Анохина. В 1933 году на базе кафедры было открыто Отделение эволюционной физиологии нервной деятельности, директором которого стал Анохин.
В 1931 году Анохину предстояло пережить серьезную операцию, которую должен был производить профессор Р. Р. Вреден. Приехав в Ленинград, Анохин рассказал об операции Павлову. Узнав, что операция будет проходить под общим наркозом, Павлов оживился. Ученые стали обсуждать возможность исследования Анохиным действия наркоза на себе. Операция прошла успешно. Когда в 1932 году в Риме должен был состояться Х1У Международный физиологический конгресс, Павлов дал Анохину блестящую характеристику для участия в нем, однако, власти так и не послали Анохина в Рим. В 1935 году Петр Кузьмич защищает докторскую диссертацию и принимает участие в ХУ Международном физиологическом конгрессе в Москве. В 1935 году оставив Горьковского филиал, Петр Кузьмич переходит работать в ВИЭМ, где до 1944 года возглавляет кафедру нейрофизиологии. 17 февраля 1936 года скончался великий ученый Иван Петрович Павлов. Анохин посвящает серию монографий памяти учителя.
Параллельно с работой в ВИЭМ Петр Кузьмич с 1936 по 1942 год был профессором кафедры физиологии и патологии высшей нервной деятельности Центрального института усовершенствования врачей, с 1938 по 1941 - заведующим Отделом морфологии Института Мозга (Москва), с 1938 по 1945 год - заведующим психоневрологическим сектором Центрального нейрохирургического института АМН СССР. Там ученый провел исследования травм периферической нервной системы, исследовал свойства нервного рубца. Им был создан метод замещения нервного ствола.
Началась война. Последовала эвакуация в Томске. Анохин руководит нейрохирургическим отделением эвакогоспиталя. Его исследования пригодились в хирургии при лечении военных травм. Восстановление функций травмированных нервных стволов вернуло к активной жизни немало раненых. В госпитале на материале раненых Анохин изучает механизм возникновения каузалгических болей и предлагает метод их предупреждения. Он формулирует физиологическую теорию нервного рубца. Разработанный им метод трансплантации нерва вводится в повседневную практику военной хирургии. Анохин сам пересаживал раненым телячий нерв при трудно устранимых дефектах огнестрельного характера. Профессор Томского медицинского института Борис Александрович Альбицкий вспоминает:« Уверенные действия профессора-физиолога вызвали у меня удивление». Сложные операции по пересадке трансплантата Ано-хин делал как высококлассный хирург. Итогом исследований военного периода становится монография Анохина, опубликованная в 1944 году. В 1943 году за самоотверженную работу в эвакогоспитале П. К. Анохин был награжден орденом «Знак почета».
В 1942 году из Томска Анохин возвращается в Москву, где является профессором биологического факультета МГУ. В это время на кафедре физиологии животных появился новый заведующий, член-корреспондент АН СССР Хачатур Сергеевич Коштоянц, организовавший на кафедре кружок имени Павлова. Хачатур Сергеевич привлекает к работе кружка Анохина, представив его студентам как ученика Павлова. На заседания приглашались ведущие ученые: Л. Орбели, Б. Лаврентьев и другие физиологи, биохимики, химики. Работа шла на стыке наук. Военное время диктовало задачи - основным направлением кафедры стало изучение биохимической природы травматического шока у тяжелораненых. Анохин принес в стены «Альма-матер» практику военной медицины, в частности, эксперименты по полному или частичному восстановлению парализованных конечностей у раненых. В то же время в институте нейрохирургии Анохин работает как практический нейрохирург. По воспоминаниям студентов выпуска 45-47 годов, оба спецкурса Анохина в МГУ - по центральной нервной системе и высшей нервной деятельности они прослушали дважды. Такова была его популярность. Он специально не готовился к лекциям, каждую проводил как театральный режиссер, ярко и доступно, делая слушателей соучастниками творческого процесса. Обладал юмором и красочным языком. Позже Хачатур Сергеевич Коштоянц скажет: «Это было золотое время нашей кафедры». Хотя время было трудное - голодное и суровое. Петр Сергеевич любил молодежь и она отвечала взаимностью, с упоением слушая его рассказы о годах 20-х, о ВХУТЕМАСе и обществе «Зеленая лампа». Как-то в мае 1943 года, сдав первый экзамен, студенты решали, что подарить любимому «П. К.». А денег было мало. Подарили огромный букет сирени и «П. К.» был счастлив. А вокруг бушевала война! «Шефы» казались их ученикам стариками, а ведь тогда Коштоянцу было только 43, а Анохину - 45!
В 1945 году профессор П. К. Анохин был избран действительным членом Академии медицинских наук СССР, в 1946 году он становится членом президиума Академии. Опыт военной медицины дал новые темы. К примеру, «блокадная гипертония», гипертония, возникшая в результате нервного напряжения, к которой физиолог Анохин и переехавший из Ленинграда и возглавивший Институт экспериментальной и клинической терапии клиницист А. Мясников шли разными путями, стала одним из направлений экстремальной медицины, изучающей последствия стрессов.
Но…так уж повелось в русской истории, что величайшие наши ученые Вавилов и Чижевский были репрессированы, многие медики, среди которых коллега Анохина и известный ученый В. Н. Виноградов пострадали от сфабрикованного «дела врачей», многие не избежали «черной полосы» в своей биографии. Была такая полоса и у Анохина. Именовалась она Павловской сессией 1950 года. Многих крупных физиологов на этой сессии обвинили в «ревизии учения Павлова». Среди них Л. Орбели, И. Бериташвили. Доклад Анохина был ярким и логичным. Ему требовалось доказать, что выдвинутая им концепция функциональных систем не противоречит достижениям Павлова, а развивает их. Но критиковавшие его, в первую очередь профессор К. Быков, не желали слышать. После докладов Петр Кузьмич вышел грустный, не поднимая головы и сразу куда-то исчез. Сессия далась ему нелегко. Возмущенные пережитым, ученики собрали деньги и на все купили много цветов. Эти цветы полетели под ноги Орбели, единомышленника Анохина, устилая путь от выхода из Дома ученых до машины. Он так и поехал с охапкой цветов в руках, пытаясь улыбаться, но губы его дрожали. В результате этой «сессии» покончила жизнь самоубийством профессор Д. Сабинина. Позднее соратники узнали, что Анохина освободили от всех постов и лишили возможности заниматься наукой в Москве. Вместе с группой преданных учеников он был переведен на кафедру физиологии Рязанского мединститута заведующим. Пребывание в Рязани длилось не долго - до 1952 года. При этом в 1951 году Анохину удается вернуться в Москву, где он получает лабораторию физиологии и патологии в Институте хирургии имени А. Вишневского.
Развитие Анохиным темы «блокадной гипертонии» привело к возникновению концепции нейрогенной гипертонии. Работы в данном направлении были продолжены и в 1966 году ученый сформулировал новый подход к изучению нервного фактора в патогенезе атеросклероза и гипертонии и теорию эмоций как приспособительного эффекта эволюции. Но - как уже было не раз, работу в институте имени Вишневского Петр Кузьмич совмещает с другой работой - с 1953 года заведует кафедрой физиологии и патологии высшей нервной деятельности Центрального института усовершенствования врачей, а с 1955 года - кафедрой нормальной физиологии 1-го Московского ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени медицинского института имени И. Сеченова. Его научные интересы обширны - он формулирует теорию функциональных систем. Если перевести с научного языка на популярный - это поведение человека, стадии и механизмы принятия решения, обратная связь. Среди прикладных тем - новые трактовки механизмов сна и бодрствования, избирательное действие наркотических средств, механизмы боли, замыкание условного рефлекса. А разве теория стрессов не нужна современному измученному стрессами российскому обществу?
Человеческий мозг - самое загадочное явление природы. Он напоминает Вселенную и столь же не познан и сложен для изучения. Состоящий из несметного количества нейронов, связанных между собой определенным образом и способных к передаче по сигналов наподобие того, как это происходит в компьютере, головной мозг человека обладает удивительным свойством - создавать гениальные произведения искусства, делать величайшие открытия или толкать человека на преступления. Как на основе крохотных нейронов возникает мысль? То, что отличает хомо сапиенс, то есть человека разумного от прочего окружающего нас космоса. Изучая человеческий мозг, Анохин экспериментально обосновал гипотезу интегративной деятельности нейрона.
В последние годы своей жизни - с 1969 по 1974 год - Петр Кузьмич Анохин является заведующим лаборатории общей физиологии центральной нервной системы Института нормальной и паталогической
физиологии АМН СССР. Его награждают - в 1961 году орденом Трудового Красного Знамени и в 1968 году - золотой медалью имени И. Павлова за разработку нового направления современной нейрофизиологии - системного подхода в изучении функциональной организации мозга. В том же году его доклады на международных конгрессах в США на эту тему и в Японии на тему «Память как компонент системной деятельности мозга» замечены международным научным сообществом.
5 марта 1974 года академик Петр Кузьмич Анохин скончался. Он похоронен на самом известном в России Новодевичьем кладбище среди знаменитых людей нашей Отчизны.



Рубрика произведения: Проза -> История
Ключевые слова: Виолетта Баша, проза, документальная проза, Петр Анохин, академик Анохин, Двадцатый век в лицах, ХХ век в лицах,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 13.10.2016 в 06:29
© Copyright: Виолетта Баша
Просмотреть профиль автора






1