Старый пароход, новый контракт-7



Коккола, небольшой по нашим меркам, городок, пятьдесят тысяч жителей, оказался почти с четырёхсотлетней историей. Основал его в 1620 году шведский король Густав II Адольф, и был он ранее богатейшим портом Финляндии, крупным центром кораблестроения и торговли. Да он и сейчас является крупнейшим портом, он популярен у туристов, которые приезжают насладиться лыжными прогулками и побывать на различных праздничных мероприятиях. В Кокколе традиционно устраивают множество самых разных музыкальных фестивалей, от оперных до рок-музыки.

В Старом городе много музеев, да и сам Неристан, старый деревянный район города, представляет собой фактически музей северного зодчества. Очень старые, но красивые, лёгкие, яркие деревянные дома продолжают жить своей прежней жизнью, но хозяевам их запрещены любые переделки, в частности установка пластиковых окон.

В центре выделяются водонапорная башня, действующая церковь Каарлела, одноимённый музейный комплекс. Все окружающие их дома не более, чем двухэтажные.
Меня привлекала именно тишина, малолюдье, чистота, лесные массивы прямо внутри города, какая-то патриархальность. За полторы недели, которые я провёл в Коккола, не было дня, чтобы я не ушёл в одиночку бродить по городку. Как же легко там дышится!

Было не холодно, около нуля, и, зная, что это мои последние дни на пароходе, я наслаждался покоем и тишиной вокруг. Недалеко от причала, на котором стояло наше судно, расположен клуб для моряков с интернетом и маленьким магазином сувенирных товаров. Продавали там и разные сладости, безалкогольные напитки. Сидеть там, блуждая в интернете, было очень приятно.

Выйдя из порта, я попадал на дорогу, окружённую сосновым лесом. Чуть дальше начинались ничем не отгороженные частные участки земли, по три сотки, примерно. Никакими заборами они не огорожены. Не считать же забором штакетник в двадцать сантиметров высотой. На многих участках никого не было, люди приезжали ближе к воде только по выходным.

Дома маленькие, никаких дворцов. Небольшой гараж. Два-три привязанных велосипеда. Попадались и не привязанные, и я долго боролся с искушением одолжить один на время. Блуждая по улочкам, я переходил с одной на другую, зачастую даже через частные участки, не отдавая себе в этом отчёта. Но ни один человек не попытался сделать мне замечание. Удивительно тактичный народ. Думаю, и велосипед бы дали покататься, если бы я попросил.

Очень мне понравился раздельный сбор мусора. И не захочешь, а сам начнёшь дома сепарировать. На пересечениях улиц стоят такие разноцветные мусорные сегменты, вместе образующие круг. Четвертинка – под пластик, четвертинка – под пищевые отходы. Кажется, ещё стекло и металл. У нас же разговоры об этом будут еще двадцать лет.

На судно неспешно грузились пиломатериалы. Десять дней было запланировано на стоянку в Кокколе, ещё неделю – на догрузку в Швеции. Срок действия моих документов уже истёк, теперь я никуда уже не торопился. Наступил апрель, очаровательный месяц в Финляндии. Люди уже начинали потихоньку готовиться к Пасхе.

На пароходе же наступило затишье. Это был именно то исключение из правил, когда и порт хорош, и стоянка длительная. Ещё до прихода в Финляндию поменялся второй механик, Контракт Гены был закончен. Новый хозяин машинного отделения, Дмитрий Кравец, обходил все закоулки, пролезал самые труднодоступные места и составлял план работ на ближайшее время.

Каждый механик начинает с этого. Уходящий в отпуск расслабляется даже против своего желания, такова природа человека. А новому ещё – пахать и пахать. Поэтому, не слушая никого, второй изучал и машину, и системы, и состояние с запасными частями, и с экологией. Вот с ним как-то перед отъездом в спортзале мы и разговорились ни много, ни мало, как о моём будущем.

- Иванович, а Вы что, больше плавать не собираетесь?
- Нет, Дима. Молодым пора дорогу уступать.
- Да бросьте Вы! Какую дорогу? На мировом флоте всем места хватит. Заскучаете ведь дома. Чем Вы заниматься будете?
- Хороший вопрос. К земле у меня тяги нет. Хотя дача – есть. Читать буду, гулять.
- Читать! Сколько же можно читать? Иваныч, Вы привыкли работать, а на берегу работы нет. Даже для молодых. А пенсия у вас какая?
- Смешная. На пенсию я не проживу, конечно, тут ты прав. Ну, пока у меня деньги есть. Надолго хватит. Да я бы, если честно, и поработал годик –два ещё. Но сертификаты уже кончились, подтверждение диплома, паспорт моряка. Всё кончилось.

- Тоже мне, проблема. Не знаете, где новые делают? Так я подскажу. Сейчас можно и на курсы повышения квалификации не ходить. Сдаёте все экзамены экстерном комиссии, и получаете новое подтверждение диплома. Только сначала надо сделать все сертификаты по безопасности, живучести, шлюпки, первая помощь. Да кому я рассказываю?
- Не знаю, Дима. Пока – не собираюсь. Но и зарекаться не буду. Время покажет.

А через день весь экипаж провожал меня на причале. Приехал я один, и уезжал один. В этот раз контракт на «Thuleland» был и короче, и легче. Я сфотографировался на его фоне на память. Станет ли он моим последним судном, я тогда не знал.



Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 24
Опубликовано: 12.10.2016 в 20:33
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






1