Старый пароход, новый контракт-5



Следующий день оказался воскресеньем, но уголь нам в трюма грузили без перерыва, и стотонную баржу для нефтеостатков тоже подогнали под борт, несмотря на выходной, прямо с утра. На радостях выкачали мы с третьим механиком всё, что накопилось в цистерне грязного масла, потом – полностью балластную воду из четвёртого.

Места пустого на барже хватало, и, воспользовавшись моментом, мы стали выкачивать из топливных танков всю воду, попавшую в них во время подогрева из паровых змеевиков. Эта операция не быстрая, но на барже уходить не торопились, а мы и рады. Когда закончили, настроение сразу поднялось, душа запела. Как бы ещё убедить Вилли больше балласт в трюм не брать?

Разрешение на разборку двигателя агент привёз лишь к обеду, и только до восьми утра, потому, что на утро уже был запланирован отход. Посовещавшись с Геннадием, мы решили, что ничего страшного в цилиндре не происходит, и заставлять наших слесарей работать до полуночи смысла нет. Переход короткий.

А самое главное, что замене поршневых колец, по технологии ремонта, должна следовать, так называемая, «обкатка», притирка поверхностей на сниженных оборотах двигателя. Нас же ожидал опять ледовый переход на полных оборотах, с реверсами на задний ход. Какая уж тут обкатка? Только хуже сделаем. Псу под хвост вся работа пойдёт.

- Гена, потянем поршень в Амстердаме. Двое суток мы там точно простоим. Выгружать – это не грузить. Зато всё сделаем, как положено, обкатаем машину. Возражения?
- Нет возражений. Всё правильно. И ребят отпустим, многие в город просились. Пива хотят купить. Мелочей разных. И водка, говорят, здесь хорошая и недорогая..
- А что? Вполне может быть. Я не в курсе, если честно. Значит, ты на пароходе, всех остальных, кроме вахты можешь отпускать. Я переодеваюсь, и ухожу. Буду часов в десять, одиннадцать.

Не дожидаясь ужина, часа в три, сбежали мы с Сергеем в город. Воскресенье ведь всё- таки. Проходная порта была недалеко – меньше километра от судна, и центр города тоже близко, так что пошли пешком. Первым делом, повёл меня Сергей к управлению Латвийского пароходства, в котором он работал, и попросил сфотографировать его на фоне здания. На память.

Потом пошли в центр. Показал он мне Домский собор, Ратушную площадь, памятник Свободы, церковь святого Павла, кафедральный собор святого Иакова, церковь старой Гертруды, театр русской драмы. Красивый город, нравится мне Прибалтика.

Как-то давно, были мы в Риге вместе с женой и дочкой три дня. Ездили, помню, в Юрмалу, где побывали в пивном ресторане. Там я выпил пиво впервые за год после болезни желтухой. Вкусно!! Не передать. Закуски специальные, пивные, пиво разливное, в графинах. Как тут удержаться?

Поздно уже было, когда я увидел небольшой магазин, где продавались различные минералы и самоцветы. Люблю я подержать камешки в руках, погладить, полюбоваться на них. Купил несколько штук, лежат у меня дома в шкатулке. Яйцо из яшмы, например, так приятно иногда потрогать! Мой камень, между прочим, по гороскопу.

Утром вышли в Даугаву, сначала пошли за буксиром, быстро, а только он повернул в порт, как мы встали. Потом, после обеда уже ледокол подошел с двумя судами, нас забрал. Но всё равно, продирались сквозь льды тяжело.

Уголь был на Амстердам, переход у нас занял четверо суток, если считать полный ход. Получилось удачно, сразу же с приходом на борту появился мой суперинтендант, Анатолий. Сергей меня с ним познакомил, и я попросил проследить, чтобы разрешение на разборку двигателя мы получили с утра пораньше.

Поговорили и насчёт насоса. С запчастями движения не было. Машиниста у нас забирали, решили, что сами справимся. Дело шло к тому, что все силы будут брошены на то, чтобы данный нам месяц заменить тремя.

Топливо тоже привезли почти сразу, поэтому первый день я был занят бункеровкой. После одного случая, как раз в этом же Амстердаме, бункеровочные операции я не доверяю никому.

После бункеровки оставили на вахте третьего, а с Геной и Колей-четвёртым поехали в город.

В Амстердаме я тоже однажды с женой был. Туристом, проездом в Париж. На автобусе ездили. Катались по каналам города на судне. Были на ювелирной алмазной фабрике. Возле музея восковых фигур мадам Тюссо только сфотографировались, времени не было заходить. А одному - мне и не хочется.

Амстердам, наверное, большой город, но все почему-то туристы ищут квартал «красных фонарей», и, хочешь-не хочешь, сам туда идёшь, вся индустрия туризма там трудится.Вот и в тот день попали мы всё равно в этот же квартал. От вокзала рукой подать, а мы приехали на электричке.

Ребята захотели сфотографироваться на фоне витрины магазина с наркотиками. Легкие ( так называемые лёгкими) наркотики продаются в Нидерландах открыто. Многие туристы и приезжают туда для того, чтобы отведать запретный плод. Меня это никогда не интересовало.

А вот Сергей, как оказалось позже, съездил в музей Ван-Гога. Подарил мне потом проспект, откуда я узнал, что вход туда стоит пятнадцать евро. Но где музей находится, не знаю до сих пор. Времени у моряков на всё не хватает. Пива тоже хочется попить, а оно у них отличное. Да просто вытянуть ноги за столиком на берегу канала и забыть на полдня о поршнях и втулках, уже хорошо.

А Ван-Гог... Ну что, Ван Гог? Я про него у Вознесенского читал, и до сих пор помню:
- Жил огненно-рыжий художник Гоген, богема, а в прошлом – торговый агент, чтоб в Лувр королевский попасть из Монмартра, он дал кругаля через Яву с Суматрой...

Ах, это про Гогена? Простите великодушно. Трудно не перепутать. Оба рыжие, оба постимпрессионисты, оба при жизни были мало известны. Ровесники, друзья, ещё и фамилии похожи! Так что не удивительно…



Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 12.10.2016 в 20:30
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






1