Деньги, страсть, унижение. Глава 19.


Деньги, страсть, унижение. Глава 19.
Глава 19
Поднявшись в номер, Штырь придирчиво оглядел обстановку. Прихожей не было - сразу за порогом начиналась гостиная, где стоял мягкий уголок, журнальный столик и телевизор. Из гостиной был проход в спальню. Зайдя туда, Штырь присел на кровать, оценивая её ширину и мягкость. Заглянул в санузел, проверяя белизну сантехники, прислушался к тишине, стоящей в гостевом доме. Остался доволен.
- Доллары принимаете? – обратился он к стоявшей в дверях администраторше.
- Конечно! – отозвалась та.
Достав из бумажника толстую пачку зелёных купюр и отслюнявив немалую сумму, Васильич протянул её Надежде Семёновне.
- На сутки!
- Хорошо, - кивнула та. – Ужинать будете?
Васильич посопел и вопросительно взглянул на Еву. Та неопределённо дёрнула плечиком.
- Будем - почему нет?
- Стандартный набор блюд входит в стоимость номера. Можете заказать ужин по своему вкусу. Если его стоимость превысит стоимость стандартного набора, придётся доплатить. Заказ надо делать за два часа до ужина. Ужин в восемь, - отчеканила Надежда Семёновна заученный текст.
- Ладно, насчёт заказа мы ещё подумаем, - произнёс Васильич. – А сейчас меня вот что интересует - я хотел бы арендовать бассейн на пару часов.
- Пожалуйста, - администраторша не повела даже бровью. – Закрытый или открытый?
- Закрытый.
- Двойная цена от цены, указанной в прайсе – и бассейн на два часа в вашем личном распоряжении.
- Не вопрос.
- Когда желаете арендовать?
- А вот прямо сейчас.
- Хорошо. Оплата вперёд.
Штырь снова достал пачку долларовых купюр и, отсчитав несколько, протянул администраторше.
- Сауну включить? – забрав деньги, спросила та.
Васильич снова вопросительно взглянул на Еву, которая неторопливо прохаживалась по номеру.
- Мне не надо, - отказалась она.
- Не надо! – подтвердил Васильич.
- Хорошо. Тогда пройдёмте, я вас провожу.
- Через пять минут, - сказал Штырь.
- Как угодно. Я жду вас внизу.
Надежда Семёновна бесшумно ретировалась из номера. Васильич тяжёло протопал к дивану, стоящему в гостиной, плюхнулся на него так, что жалобно застонали пружины, и обратился к Еве:
- Ну что ты там маячишь? Подойди.
Ева послушно подошла. Васильич притянул её к себе поближе, обнял за бёдра и прислонил к своему объёмистому животу.
- Ну как, детка, тебе здесь нравится? – промурлыкал Штырь, задирая Еве юбку и запуская обе руки ей в трусики.
- Да, замечательно! – в тон ему ответила она, улыбнувшись алым ртом. – Я даже не знала, что у нас на побережье есть такие места. Думала, просто дома стоят - и всё.
- Правильно, - наглаживая гладкую попку, произнёс Васильич. – Просто стоят дома - и всё. Ничего больше.
- Я хочу в бассейн! – Ева сделала капризную рожицу.
- Сейчас идём. - Рука Штыря с попки перешла несколько глубже.
- Ах, пупсик, ты шалишь! – хихикнула красотка, однако с места не сдвинулась.
- Пу-упсик! – скривился Васильич, убрал руки и отодвинул от себя Еву. – Что ты за прозвище выдумала?
- А что? – захлопала та ресницами. – Не нравится?
- Какой я тебе пупсик?! Шариком ещё обзови или колобком! Я что, похож на розовую куклу?
- Ну… Ну… Не сердись! – засуетилась Ева. – А как мне тебя называть?
- Не знаю. Что-нибудь поинтереснее для мужчины нельзя, что ли, придумать?
- Поинтереснее – это как?
- Как-как! Как – и будет кучка! – пыхтел директор завода. – Ты должна называть меня так, чтобы я ощущал себя сильным и красивым. Супермен, например, или ковбой.
- Ковбой? – подняла Ева аккуратно нарисованные брови. Одновременно она поправляла трусики и одёргивала юбку.
- Да, ковбой. А что? – запальчиво спросил Васильич.
- Ничего, - пожала плечиками та. – Очень даже замечательно. Буду называть тебя «мой суровый ковбой».
- Во-от! – одобрительно протянул Штырь и со всего размаха хлопнул её по заду. – Давай, пошли в бассейн!

Когда парочка, сопровождаемая администраторшей, спустилась в подвальное помещение, их взорам предстала небольшая чаша бассейна, наполненная изумрудной водой. Вокруг располагались кадки с искусственными пальмами и фикусами. Шезлонги, накрытые белыми полотенцами, услужливо ждали клиентов.
- А почему вода зелёная? – удивилась Ева.
- Вода у нас морская, изумрудный оттенок придаёт плитка на дне бассейна, - отрапортовала Надежда Семёновна. – Напитки не желаете? Я принесу из бара.
- Пить будешь? – обратился Штырь к своей спутнице. Та кивнула. – Желаем!
- Принести карту вин?
- Не надо карту вин, - отмахнулся Васильич. – Девушке шампанское, а мне коньяк.
- Каких марок?
- Самых дорогих!
- Сколько?
- Шампанского бутылку, а коньяка грамм двести.
Когда напитки были доставлены, Штырь захлопнул за администраторшей дверь и повернул ключ. Теперь, в течение двух часов, их с Евой никто не должен был беспокоить.
- Всё, птичка, клетка захлопнулась! – довольно произнёс директор завода, обращаясь к своей спутнице. – Мы здесь одни, можешь раздеваться.
Девушка начала стягивать с себя одежду. Первой скользнула на пол юбка, за ней последовала блузка. Босоножки на высоченных каблуках Ева скинула последними и, сразу уменьшившись ростом, осталась в купальнике.
- Не понял! – нахмурился Васильич. – Ты что, в этой фигне плавать будешь? – указал он на купальник.
- Не нравится? – тоненьким голоском спросила девушка, жалобно глянув на своего покровителя.
- Нет, не нравится! Снимай, к чёрту! Я бассейн арендовал, чтоб на твои тряпки смотреть, что ли?!
Ева покорно разделась догола. Открылась неплохая грудь с торчащими розовыми сосками, плоский живот, круглая попка, стройные ноги без каких-либо волос между ними.
Штырь между тем тоже полностью разделся. Нисколько не стесняясь обвисших складок жира, он уселся в шезлонг с бокалом коньяка в руке. Указав Еве между ног, спросил:
- Зачем здесь бреешь? Не брей больше! Я люблю, чтобы там волосы были.
- Как скажешь, мой суровый ковбой! – жеманно улыбнулась блондинка.
- Молодец, соображаешь! – похвалил Васильич. – Подойди!
Ева подошла. Штырь отставил коньяк и пребольно схватил её за грудь. Девушка дёрнулась, но улыбку с лица не стёрла. Васильич мял её соски пальцами, стискивал рёбра железной хваткой и запускал руку в промежность. Ева терпеливо сносила всё. Она лишь обратила внимание, что мужское достоинство её спутника оставалось в неподвижном состоянии.
- Ладно, иди плавай! – закончил Штырь своё занятие и с размаху ударил девушку по попке, оставив красный след. – Я коньячка пока попью.
Ева осторожно спустилась в изумрудный бассейн и поплыла. Прохладная вода приятно и непривычно будоражила обнажённое тело. На плиточном потолке отражались световые блики, дрожащие и пляшущие. Девушка перевернулась на спину, затем на живот. Хлебнула солёной воды, фыркнула, закашлялась, засмеялась.
- Плещешься, русалка? – раздался из шезлонга голос Васильича. Ева попыталась уловить интонацию – доволен или нет? Кажется, доволен. Блондинка снова засмеялась и помахала ему из воды рукой. В голове одна за другой неслись мысли.

Что ж, её новый любовник действительно богат. Ева с замирающим сердцем следила, как он в буквальном смысле сорит деньгами направо и налево. А шестисотый «мерседес» с личным водителем! Девушка ощущала себя просто королевой, когда садилась в эту шикарную машину.
При этом Васильич, естественно, женат. С этим Ева смирилась сразу - по-другому, к сожалению, в жизни не бывает. За достойными мужчинами женщины выстраиваются в очередь, и почему-то всегда в этой очереди кто-то стоит впереди тебя.
А вот к третьему обстоятельству Ева не знала, как относиться. Штырь оказался импотентом. Хорошо это или плохо? Наверное, всё-таки хорошо – отпадает необходимость с ним спать. Потискает немного, как сейчас, да и всё. Можно жить за его счёт, не напрягаясь на секс. Но, с другой стороны, чем тогда его к себе привязывать? Если главное оружие женщины – постель – оказывается недейственным, возникает опасность, что такая связь будет недолгой. Это Еву не устраивало. Ей хотелось чувствовать себя королевой как можно дольше. Лучше всего, до конца жизни.

- Ну, хватит там круги нарезать! – снова раздался голос Васильича. – Уже марафонскую дистанцию проплыла. Иди сюда!
Очнувшись от раздумий, Ева вышла из бассейна.
- Иди сюда, моя девочка! – захмелевший Штырь вытянул губы трубочкой. Блондинка послушно запечатлела на них поцелуй.
- У них тут, оказывается, кушетка стоит, - указал в угол Васильич. – Пошли, сделаешь мне массаж.
- Я не умею! – хлопнула ресницами девушка.
- Ну, значит, просто спинку почешешь.
Штырь протопал в угол и, кряхтя, примостился на узкой кушетке. Ева встала на колени и принялась почёсывать ему спину.
- Ох, хорошо! – прижмурился тот. – Можешь ещё сиськами об меня потереться, мне это нравится.
Привстав, красотка наклонилась вперёд и стала исполнять пожелание.
* * *
Подвезя начальника с любовницей к гостевому дому, Славка поставил «мерседес» на расположенную здесь же, на территории, стоянку. Автоматические ворота с лязгом распахнулись, поглотили машину и с таким же лязгом закрылись снова.
«Почему бы Васильичу у себя дома такие не сделать? - подумал водитель. – А то как приедешь в усадьбу - вечно топай, с замком возись…»
- Можешь здесь нас подождать, - предложил шеф. – В баре посиди, кофе попей. А хочешь, сходи куда-нибудь. Только сотовый с собой возьми.
- Я на квартиру схожу, братана повидаю, - сказал Славка. – Тут пять минут ходу.
- Между прочим, Жанна тебя ждёт! – поведала ему Ева непонятно зачем.
- Ага, - буркнул Воробьёв. – Привет ей передавай.
- И всё?!.
Посчитав диалог законченным, водитель развернулся и пошёл в сторону пятиэтажек. У подъезда дома, как всегда, на скамеечке сидели бабульки.
- Здрассти! – бросил им парень. Те закивали и проводили его внимательными взглядами.

Квартира снова оказалась пустой. Никак не хотел брат сидеть дома. На зеркале в прихожей красовалась надпись, сделанная губной помадой:
«Завтра в 19.00 на том же месте».
Славка усмехнулся – видимо, вчерашняя девица ушла от Сашки по-английски. Вздохнув, парень прошёл на кухню, порылся в ящиках и извлёк на свет ручку и огрызок бумаги. Начал прикидывать.
«Так, завтра встретиться с братом не получится - у него вечером свидание. Ева работает два дня через два. В воскресенье и понедельник она отдыхала, значит, завтра и послезавтра она в бутике. Васильич эти два дня просидит дома, и у меня будут два свободных вечера. Из этого следует, что надо назначать встречу с братом на послезавтрашний вечер. Что ж, так и сделаем».
Воробьёв накорябал на огрызке бумаги:
«В среду после семи будь дома. Заеду. Славка».
Постоял в раздумье, куда бы прикрепить записку, чтобы брат её, наверняка, заметил. Не придумал ничего лучше, как положить бумагу на телевизор рядом с пультом. Ещё раз усмехнувшись красной надписи на зеркале в прихожей, парень покинул квартиру.

Не успел он выйти из подъезда, как вдруг сотовый телефон разразился длинной громкой трелью. На экране высветилась надпись: «Подавление номера». Такое случалось, лишь когда кто-то звонил Славке со стационарного поселкового телефона. Номера старенькой аналоговой телефонной станции, обслуживавшей посёлок, не определялись сотовым оператором.
«Мать, что ли, с почты звонит? - подумал Славка. – Случилось, что ль, чего?»
Галина Сергеевна звонила сыну на сотовый только в самых крайних случаях.
- Алё, - произнёс парень в трубку. Бабульки, сидящие на лавочках, смотрели на него, открыв рты. – Алё, кто это?
- Привет, Слав! – раздался в ухе женский голос.
- Алё, мам, ты?
- Это Вика Матюшина.
- Кто?! – оторопел Славка.
- Вика Матюшина.
- Вика?! Как ты… Чего тебе… - От возмущения парень стал заикаться. Потом вдруг тревожная мысль пришла ему в голову: – С матерью что-то случилось?
- Нет-нет, Слав, с твоей мамой всё в порядке!
- В порядке? – Воробьёв расслабился и продолжил свой путь. – Точно?!
- Точно.
- А чего ты тогда звонишь? Как ты вообще этот номер узнала?
- Галина Сергеевна дала.
- Ага. - На парня накатило раздражение. – Ну, хорошо. С ней я отдельно разберусь. Так, ладно. Что тебе надо?
- Я хотела спросить, Слав, во сколько ты сегодня вечером приедешь?
- Во сколько я вечером приеду? – удивился тот. - А какая тебе разница, Матюшина?
- Я хотела к тебе в гости зайти.
- В гости?
- В гости.
- Матюшина, а я тебя не приглашал!
- Близкие люди приходят без приглашения! – Вика всеми силами старалась обратить разговор в шутку.
- Да? – Славка не был настроен на весёлый лад. – Может быть. Только ты к моим близким людям не относишься.
- Я знаю. Но очень хочу относиться. Очень-очень. - Вика перешла на шёпот.
- Матюшина, я тебе по этому поводу всё вчера сказал! – поморщился Воробьёв. – Хочешь, чтобы я тебе сегодня ещё раз повторил?
- Значит, я могу прийти? – В голосе девушки появилась надежда. – Во сколько, Слав?
- Матюшина, ты меня удивляешь! – усмехнулся парень. – Вот просто удивляешь, честное слово!
Вика молчала, в трубке слышно было только её дыхание.
- Ну хочешь, приходи. - Воробьёв внезапно согласился. – Приходи. В восемь устроит?
- Да.
- Отлично. Пока! И не звони больше на этот телефон, поняла?
- Почему?
- Потому! Твои звонки денег стоят! Сама будешь их оплачивать!
- Хорошо, Слав, не буду звонить. До встречи!
- Ага, давай.
Водитель с облегчением отключил связь. Он знал, что сегодня шеф не отпустит его домой до ночи.
* * *
- Расскажи мне о себе, - попросила Ева, почёсывая спину Васильича и разглядывая его затылок.
- Чего? – приоткрыл тот один глаз.
- Расскажи мне о себе, - повторила просьбу девушка.
- На фига? – удивился Штырь.
- Просто. Мне интересно.
- Что тебе интересно? – закряхтел тот, поворачиваясь к ней лицом.
- Всё.
- Что – всё? Биографию, что ль, тебе рассказать?
- Ну, хоть бы и биографию.
Васильич хмыкнул и смерил Еву скептическим взглядом.
- Биография как биография. Родился, учился, женился.
- А потом сразу стал директором завода и разбогател?
- А, вон что тебя волнует! – догадался Штырь. – Откуда бабки. Зачем тебе это знать, девочка? Меньше знаешь - лучше спишь.
- Ну, тогда расскажи про детство, - не унималась блондинка.
- Про детство? – Васильич подпёр голову рукой и наморщил лоб. – А что - детство? Двоечник я был и лоботряс. С уроков сбегал. Еле-еле из класса в класс переползал.
- А что же родители тобой не занимались?
- А когда им было заниматься? Отец с матерью на заводе пахали. Батя пил, как сволочь. Я сам по себе рос.
Штырь почесал волосатую ляжку и с нотками самодовольства добавил:
- Зато я к восьмому классу хорошистом стал! Море любил, хотел в морское училище поступить. Знаешь, как учителя удивлялись?! Был двоечником, стал хорошистом. А всё потому, что стимул появился, желание! Я в науку, как зверь, вгрызался! Сказал себе, что должен поступить в морское училище, и пёр напролом. Такая сила воли была, ух!
Васильич сжал кулак и потряс им в воздухе.
- Поступил?
- А как же! Я – да не поступлю! Поступил и закончил. У меня специальность знаешь какая? Механик судовых установок. Вот так! И в море ходил. Интересно было.
Штырь решил принять вертикальное положение, спустил ноги с кушетки и сел.
- Дай мне коньячку! – обратился он к Еве. Девушка принесла. – А сама что не пьёшь?
Та пожала плечами.
- Для кого я это долбаное шампанское покупал? – поднял брови Васильич. – Пей, давай!
Блондинка послушно взяла бокал.
- Вот так, - продолжил Штырь свой рассказ. – Семь лет в море отходил. Я бы и дальше ходил, да здоровье подкачало. Воспаление лёгких подцепил, запустил. А когда спохватился, осложнение пошло. Сосуды стали ни к чёрту, давление начало скакать… В общем, списали меня на берег. Обидно было до слёз. Здоровый мужик, а тут – бабах! – инвалид. И главное, ни с чего! От простуды какой-то идиотской!
Ева сочувственно смотрела на своего покровителя, сидя в шезлонге и маленькими глотками прихлёбывая шампанское.
- Пошёл на винно-водочный завод, к алкашам, блин.
- Почему к алкашам? – удивилась красотка.
- Потому что там одни алкаши работают! И я вместе с ними алкашом стал.
- Наверное, на любом заводе работяги пьют, - предположила девушка.
- На любом, - согласился Штырь. – Только на этом в три раза больше. Если водка– вот она, под носом, как её не выпить? Воруют – и пьют, воруют – и пьют! Знаешь, как они мне надоели? Во как!
Васильич полоснул себя ребром ладони по шее. Взял со столика пачку сигарет и закурил.
- Ну и что, ты дослужился до директора? – задала вопрос Ева.
- Ага! – Штырь выпустил изо рта струю дыма. – Но сначала высшее образование получил. Заочно. А потом назначили директором. Так что всё честно.
- Что честно?
- Ты хотела узнать, откуда у меня бабки? – прищурился Васильич. – Так вот я тебе и говорю – деньги честно заработаны. Никого не убил, никого не ограбил. Руковожу заводом, получаю прибыль. А директором ещё при Союзе стал, с тех пор и тружусь. Тащу на себе весь этот воз. Всю эту шушеру, которая работать не хочет, а только денег требует! Заехал сегодня утром на работу. Зашёл в отдел маркетинга. А они там знаешь что делают? В футбол гоняют! Листы ватмана в трубки свернули, на стульях ездят и мяч этими трубками гоняют!
- Это не футбол, это, скорее, хоккей, - улыбнулась Ева.
- Один хрен! – отмахнулся Штырь. – Разогнать надо всех к чёртовой бабушке!
- Не кипятись. - Девушка положила свою ладонь ему на плечо.
- Да надоела вся эта богадельня! – Васильич затянулся дымом.
- Какая богадельня – завод?
- Ага! Хочу накопить деньжат да продать его на фиг.
Ева навострила уши и осторожно спросила:
- А что, уже что-то накопил?
- Конечно. - Штырь затушил сигарету и откинулся в шезлонге. – Счётик в швейцарском банке на кругленькую сумму имеется.
- И насколько кругленькая сумма? – игриво спросила блондинка. Встав со своего места, она села на колени к Васильичу.
- А вот этого я тебе не скажу! – в тон ей ответил Штырь. – Этого у меня даже жена не знает.
- А! – Ева накрутила на палец золотистую прядь. – Да я и не настаиваю, я просто так спросила.
Васильич погладил её по округлой груди.
- А ты жену любишь? – сменила красотка тему.
- А что тебе до моей жены?
- Интересно.
- Какая мне любопытная девочка попалась! – ущипнул её Штырь. – Всё-то ей интересно!
- Да. - Блондинка жеманно наклонила голову.
- А если люблю, то что?
- Тогда я обижусь, - надула губы Ева.
Васильич засмеялся.
- Хорошо, тогда не люблю.
- А если не любишь, зачем тогда с ней живёшь?
- Привык.
- А дети у вас есть?
- Нет. У неё есть дочь, а у меня детей нет.
- Почему?
- По кочану.
- А ты хочешь детей?
- Девочка, ты стала меня уже доставать! – В голосе Штыря послышались жёсткие нотки. – Нет, я не хочу детей! Я хочу покоя! Хочу накопить денег, продать завод и свалить на Карибы. Хочу до конца жизни сидеть у тёплого моря и умереть в объятиях молоденькой красотки. Ещё вопросы будут?
- Будут!
Васильич напрягся.
- Можно этой красоткой буду я?
- Можно! – Васильич обмяк, стиснул Еву в объятиях и укусил за грудь.

Он даже не подозревал, что в эту секунду сам определил свою судьбу.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ РОМАНА МОЖНО ПРИОБРЕСТИ ЗДЕСЬ:

https://ridero.ru/books/dengi_strast_unizhenie/



Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман
Ключевые слова: деньги, лето, любовь, море, мистика,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 11.10.2016 в 19:48






1