Старый пароход, новый контракт-3




Утром события развивались бурно. За завтраком я уже сидел рядом с Вилли, как в старые недобрые времена. Саша в девять ехал в аэропорт. Расставаться с ним было откровенно жаль, а работать было – отлично.

Первый грузовой кран электромеханики ввели в строй, провозились почти до полуночи. А утром уже привезли первый генератор после ремонта, начали установку.

Вспоминая вчерашнюю ударную работу на кране, я тихо про себя радовался, понимал, что с генератором всё будет в порядке, повезло нам с Сергеем, присмотрит. А три дизель-генератора в строю – я уже и забыл, когда это было. Работали всё время в страхе, что ещё один подведёт. Теперь заживём!

Сергей позавтракал, отправился с электромехаником в машину, проверять центровку агрегатов. А на судно в это время пожаловал инспектор портнадзора. Документы в каюте капитана ещё вчера проверили, так что с утра он сразу в машину направился. И, конечно, первый вопрос, глядя на необычную картину:

- Это что такое?
- Масляный насос главного двигателя. Приготовлен для отправки в ремонт в Роттердам. Скоро транспорт подъедет.
- Ну-ну!

Пошли по машине. Как обычно, проверяют чистоту льял машинного отделения в первую очередь. И не с точки зрения санитарии, а на предмет присутствия в льялах остатков топлива и масел. Если они там есть, значит, и за борт систематически попадают, потому, что воду из-под льял, постоянно накапливающуюся, по-любому за борт откачивают, хоть и через сепаратор льяльных вод.

Вот и сепаратор этот проверяют, и инсенератор, который существует для сжигания всяких масляных остатков, и аварийные разные механизмы, которым несть числа. Аварийный дизель-генератор, аварийный пожарный насос, аварийная система управления рулём, только перечислять всё, и то замучаешься. А инспектора ведь всё в работе проверяют!

Потом поднялись к капитану, сел инспектор свои предписания составлять. Первым делом написал, что судно не имеет резервного масляного насоса, и до отхода судна его надо установить, проверить в работе, предъявить Регистру и портнадзору. Всё! Это уже не мои просьбы. Теперь суперинтендант обязан что-то придумать. Иначе стоять будем долго.

Он и придумал. На следующий день с того же роттердамского завода, на котором наш насос был признан не подлежащим ремонту, привезли странные какие-то агрегаты. Никогда такого не видел. Переносной дизель-генератор, смонтированный на одном фундаменте с гидравлическим насосом. Установить его хотели на кормовой палубе, но места там было недостаточно, и пришлось поднять агрегат на три метра, закрепить его с кормовой стороны надстройки, там проход позволял.

К насосу присоединили гидравлические шланги высокого давления, много метров, и ещё один насос, уже далеко внизу, в машинном отделении, который должен был приводиться в действие силой гидравлики и играть роль запасного масляного насоса. Ну, чудеса!

Помогли мы закрепить генератор на палубе, протянуть шланги в машину через аварийный выход, самый короткий путь. Один шланг к маслонасосу, другой – от него. Всего – метров под сотню. Опустили наши гости масляный насос в танк циркуляционного масла. Запустили двигатель. Начал нижний насос вращаться, мы давление масла контролируем. Обычное наше, рабочее давление – три атмосферы. Сигнализация настроена на полторы, остановка двигателя – на одну атмосферу. Цифры, понятно, округляю, но порядок их, примерно, такой.

А на масляном манометре, который измеряет давление входа на двигатель, у нас при работающей конструкции меньше двух атмосфер получилось. То есть, намного ниже номинала. Но можно ли так работать, это уже не мне решать, и не суперинтенданту. На то есть компетентные органы.

Выпустят в рейс – пойдём. В крайнем случае, думаю, если наловчиться всю эту технику запускать быстро, то хотя бы малым ходом можно будет двигаться. А в этом деле лучше синица в руках, чем утка под кроватью. Хотя бы какую-то мореходность сохранить!

Пришел другой уже инспектор, подошёл к генератору, хмыкнул, спустился вниз, проверил давление, почесал в затылке.
- Ты сам-то, чиф, понимаешь, на что идёшь?
- Понимаю, но это ведь на аварийный случай только. К тому же ненадолго.
- Угу. Ненадолго. Верится с трудом. В общем так. Я дам разрешение на работу в течение тридцати суток, но не сейчас. Это что за сопли? Почему насос бултыхается в открытой горловине танка? Качать начнёт, всё масло в льялах будет. Связывайтесь со специалистами, танк должен быть закрыт, насос жёстко закреплён. Сегодня суббота, вряд ли до понедельника сможете найти спецов. Но это вопрос не мой. Будет готово, вызывай Регистра.
- Спасибо. Я вас провожу.

Суббота-субботой, а у нас рабочий день. Позвал я Гену, второго, позвал Мальвара, бригадира сварщиков. Спустился наш «бугор» под плиты с рулеткой, вылез, говорит:
- А что тут думать? Тут делать надо.
- Сами сделаете?
- А кто за нас сделает?

Закипела работа. У Мальвара в голове чертёж уже был зарисован, даром, что диплома у него не было. Насос жёстко крепится на трубе, приваренной к крышке танка с внутренней стороны. На этой же крышке варятся патрубки для крепления масляных шлангов. Дальше всё было просто и быстро. Вечером в воскресенье вся эта техника была сварена, установлена, проверена в работе. Гидравлические шланги красиво пропустили от аварийного выхода под плитами, всё замыли, и даже покрасили крепления и крышку люка.

В понедельник утром тот же инспектор спустился в машину снова посмотреть на ход работ. Не доверяя собственному зрению, перещупал всё руками, осмотрел с фонарём, спросил, какая фирма выполнила работу.

- А что, хорошо получилось?
- Лучше не бывает. Давление, конечно, от этого больше не стало, но с точки зрения безопасности и экологии – замечательно. Так кто это делал в выходной? Как вам удалось договориться?
- Да это наша фирма, филиппинская. Вот он, главный специалист, самый маленький, ушастый.
- Повезло вам, чиф, таких людей на судне иметь. Тут же одной сварки на три дня. Не понимаю, как они так быстро сделали. Молодцы!

Вечер у нас получился свободный, отход был назначен наутро. Рейс утвердили из Риги в Амстердам. В город я уже не поехал,отпустил всех желающих, кроме вахты. А мы с Сергеем часа два гуляли просто по торговому порту, благо, что он большой и сравнительно безопасный. Сережа оказался тоже любителем прогулок, и мы по очереди рассказывали друг другу, где учились, где работали, и как теперь кому живётся.

Он закончил, как и Анатолий, Ленинградское высшее инженерное морское училище имени Макарова, по распределению попал в Ригу, и работал на судах пароходства до 92-го года. Позже латыши стали прижимать русскую часть населения, и Сергей с женой решили рискнуть всем, что имели. Продали квартиру и уехали во Францию.
Со временем, приспособились, и уже и с работой, и с жильём всё получилось. Богатства не было, конечно, но жизнь, довольно обеспеченную, Сергей своей семье обеспечил.

Но в Ригу его, безусловно, тянуло, и узнав, что судно туда направляется, Сергей сделал всё, чтобы остаться на судне ещё на неделю, до Голландии. Позвонил Анатолию, а они, как оказалось, давно друг друга знали, объяснил ему, что и генератор надо хорошенько в рейсе проверить, и с противопожарной автоматикой электромеханику помочь. Датчики, как температурные, так и дымовые, нужно было перебирать, по этому поводу уже и предписание Регистра было. Анатолий согласился продлить ему командировку. Я, конечно, обрадовался.

К отходу оказалось, что в придачу к голландской технике нам дали машиниста по обслуживанию дизель-генератора. Работа у него была классная. Раз в день он запускал свой агрегат вхолостую, прогревал его и останавливал. В Генте было тепло, около пяти градусов, столько же, примерно ожидалось и в Амстердаме. А вот как двигатель себя покажет в Риге? Там стояли холода - минус двадцать.

Продолжение следует.



Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 09.10.2016 в 16:00
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






1