Приключения Одиссея - 3 часть


На одесский вокзал проводить Алексея приехал из Херсона Иосиф. Он не мешал Алику и Маше прощаться, подошел уже за пять минут до отхода поезда.
- Ну, Алька, ты, как всегда, первопроходец. Желаю тебе нормального капитана и хорошего второго. Позвони, если сможешь.
- Я Машке отзвонюсь по прилету, чтобы не беспокоилась, а тебе – уже с судна, когда пойму, на каком я свете. Экипаж почти весь филиппинский, наших только двое – второй и электрон, капитан - из Южной Африки. Больше ничего не знаю. Все, Длинный, я тебя вызову. Эрлен Михайлович сказал, что так будет проще.
- Удачи!

Поезд набрал скорость, провожающие скрылись из виду. Алексей вышел из купе в коридор, провожая взглядом одесские окраины. В купе осталась семейная пара москвичей со школьного возраста девочкой.

Дорога в Москву заняла, как всегда, сутки, скорый фирменный одесский поезд приходил во второй половине дня. Вылет из Шереметьево-2 был на следующее утро. Алексей заехал к старым знакомым, живущим в Скатертном переулке в двух шагах от Калининского проспекта. Попили чаю, вспомнили общих знакомых в Одессе. Алик традиционно привез знаменитые «Микадо», - одесские помидоры, в память о молодости нынешних москвичей. Рано утром он отправился в аэропорт.

Рейс на Аргентину, в Росарио, куда приходила “Красная роза”, состоял из двух этапов. Пересадка на другой самолет, аэробус, должна была состояться в Амстердаме. Расписание Алик знал давно, высчитал, что он может оставить чемодан в камере хранения и съездить на электричке в город.

Поменяв доллары на гульдены, он засунул свой чемодан в автоматическую камеру хранения, и с портфелем в руках поехал в центр. Раньше бывать здесь ему не доводилось. Ехать было недолго, буквально через двадцать минут, он уже был на вокзале. Не думая о том, куда пойти, Алексей перешел привокзальную площадь и углубился в полные движения неширокие улицы. Главное было – делать поменьше поворотов ,чтобы не заблудиться. По всей видимости, вокзал находился в центре. Алексей неторопливо шел по-прежнему прямо, читая вывески и глядя на нидерландские здания. Музей водки! Однако! Музей секса! Магазин с легкими наркотиками! Пожалуй, пора повернуть куда-нибудь.

Алик выбрал поворот налево и через пару кварталов оказался у канала, вдоль которого тесно, прижатые один к одному, стояли двух-трех этажные здания, не похожие друг на друга. Через канал были переброшены мостики, на многих из них стояли велосипеды. Вдоль канала расположены были столики уличных кафе. Он присел на свободное место рядом с молодым парнем. Заказал местного пива, огляделся.

- Это я удачно попал, - подумал он. – Район красных фонарей, не иначе. – К пиву подали арахис. Алексей не стал заказывать еду, есть не хотелось, в самолете накормили. Посидев минут пятнадцать, поглазев на местную публику, состоявшую, в основном, из туристов, Иванов сориентировался и пошел назад к вокзалу по другой уже улице. Времени посещать музей восковых фигур мадам Тюссо у него не было, а в музей водки идти не хотелось.

Купив в качестве сувенира голландский табак и папиросную бумагу, Алик сел в электричку и направился в аэропорт. Лучше приехать пораньше, сориентироваться, где регистрация, где посадка.

Полет на аэробусе удовольствия ему не доставил. Тяжело сидеть долго в кресле, не имея возможности прогуляться. Даже выйти в туалет из среднего ряда, куда определили Алексея, было проблематично, вокруг все спали. Кое-как он дождался рассвета и включения света в самолете.

- На пароходе лучше, - подумал он. - Медленно, но комфортабельно. А если бы у меня такие ноги были, как у Длинного? Ужас! Ну, Иосиф и не летал уж лет шесть, наверное. А теперь вот придется!

В аэропорту Буэнос-Айреса Алика ждал агент с табличкой "Mr.Ivanov. m/v "Red Rose". Он объяснил, что судно приходит в порт рано утром, ехать им несколько часов, у Алика целый день свободен. Отель находится в центре города Росарио на проспекте Сан-Мартин. Недалеко от отеля и парк Сан-Мартин с памятником Аргентинскому национальному флагу.

- Знает ли сеньор Иванов, что "Росарио" по испански означает "Розовый сад"?
- А помнит ли сеньор агент, что название моего судна означает "Красная роза"? Видимо, в вашем саду не хватает красных роз? – Оба посмеялись. Алик сказал несколько испанских фраз, демонстрирующих его кастильский диалект.
- О, сеньор инхеньеро, Вы знакомы с диалектом центральной Испании! Но этого достаточно, чтобы чувствовать себя в Аргентине, как дома! Знаете ли Вы, что здесь родился знаменитый Эрнесто Че Гевара? Здесь есть даже музей команданте. А башня с 70-метровой мачтой находится рядом с отелем. Обязательно поднимитесь на лифте на самый верх. Это недорого!

Обедать и ужинать предстояло на первом этаже отеля. Алик принял душ, побрился, прилег в постель и закурил. Времени впереди много. Часок поспать не мешает.
Через пару часов, отдохнув, позвонив Маше, и пообедав, Иванов вышел из гостиницы и повернул к парку.

Ему понравилась аргентинская нумерация домов: каждый квартал начинался с новой сотни. Так, номер дома его гостиницыбыл 1024, следующий дом шел под номером 1026, затем 1028. Через дорогу, на новом квартале нумерация начиналась с 1100-го. Алик прошел 1102, 1104, и так далее. Очень легко ориентироваться в городе такой нумерацией. Ну, а названия проспектов, улиц, бульваров – это, как обычно, как везде.

Испанский язык Алик знал неплохо. По крайней мере, достаточно для того, чтобы обойдя памятник и прочитав надписи, понять, что памятник сооружен в честь его первого подъема на берегу реки Панары, что в основе памятника находится склеп основателя башни. Там же были памятные надписи в честь погибших на Фолклендских островах. Алексей купил входнойбилет, поднялся наверх, сначала на лифте, последние метры – пешком по лестнице. Вид сверху – захватывающий!

Он не стал искать дом "товарища Че", решив вместо этого прогуляться по десятикилометровой набережной Росарио. Вдоволь полюбовавшись на аргентинских красоток, Алексей вернулся в отель, поужинал и залег в постель. Развлечения закончились. Впереди было восемь месяцев тяжелой работы.

Наутро в номер позвонил агент, и после обычных любезностей, сказал, что через час подъедет к отелю. Времени достаточно, чтобы собрать вещи в чемодан. Позавтракать Алик уже успел, и лежа планировал приемо-сдаточные операции:

- Первым делом, скажу второму и третьему сделать замеры топлива и масла. Узнаю у стармеха, когда он сходит с судна, сколько у меня времени на приемку. Соответствие количества топлива и масла вахтенному журналу. Журнал нефтяных операций. Отчетная документация. Тут придется мне туго. Балкер – это серьезно. Хорошо хоть, английский я в прошлом году подтянул. Но все равно, отчеты – первое, что с меня спросят. Дай Бог, чтобы капитан был адекватный, тогда все будет тип-топ. Ну, а техника, – какая уж есть, с такой и работать придется.

Позвонил агент, попросил спускаться. Алексей сел в кресло, осмотрел номер в последний раз. Полминуты подумал, все ли собрал. Документы в портфеле, паспорт в кармане. Все, вперед. Спасибо этому дому, пойдем к другому.

- Буэнас диас, сеньор Иванов! Позвольте Ваш чемодан.
- Буэнас диас! Где ваша машина?

Портье остановил Алика, спросил, не пользовался ли он мини-баром, не смотрел ли платные кабельные каналы.
- Нет, сеньор. Не пользовался, не смотрел. Международных звонков не делал.
- Всего хорошего, счастливого пути. Приезжайте еще.

Агент открыл багажник и поместил туда чемодан. Портфель с документами Алексей держал при себе. Поехали в иммиграционный отдел порта, поставили печати в паспорт. Впрочем, все было сделано быстро, чемодан не открывали.

Не успели подъехать к пароходу, спустился матрос и понес чемодан по трапу. Алик с агентом прошли к капитану. Мастер оказался белокожим , сказал свое имя – Пит Лонг.
- Алекс! Очень приятно. Документы Вам отдать сейчас?
- Нет, не нужно. Я пришлю третьего помощника, отдадите ему все документы, он проверит их соответствие и сроки годности. А сейчас вызову стармеха. Вы его еще не видели?
- Чиф, замена на борту. Зайдите ко мне.

Через минуту Алексей уже сидел в каюте, в которой ему предстояло прожить не менее семи месяцев. Пока что он видел только офис – комнату с большим письменным столом, с угловым диваном вокруг другого стола, двумя креслами, огромными шкафами, очевидно, с инструкциями, диаграммами и отчетами. Старший механик оказался мариупольцем, невысоким, уже с брюшком, лет пятидесяти блондином. Представился:

- Игорь Иванович.
- Я – тоже Иванович. Только Алексей. Первый, самый важный вопрос: когда Ваш самолет? Точнее, когда Вас агент заберет с борта?
- У нас целый день почти для передачи дел. В шесть вечера агент за мной заедет. Постараемся уложиться до четырех, чтобы помыться, побриться, переодеться. Начнем с документации или хотите переодеться и сразу в машину?
- Да, пожалуй, лучше сделать небольшой обход по машине, и по палубным механизмам, так, чтобы увидеть общую картину. Часа за полтора-два управимся. Потом засядем за бумаги, и часа в два-три спустимся в машину снова. Я бы хотел посмотреть операции по подготовке главного двигателя и произвести пробный пуск, если не возражаете.
- Это если мастер не будет возражать. А он обычно, как раз возражает, не дает никогда проворачивать главный у причала. Хорошо, рядом свободная каюта, я ее уже открыл. Переодевайтесь, и заходите.

- Я готов, Игорь Иванович. Только хочу попросить в двух словах охарактеризовать свой штат. Я вообще думал, что тут наших двое, а оказалось что, больше?
- Это Вам, наверное, в «Диаманте» сказали?
- Да.
- Потому, что «Диамант» двоих только посылал. А три человека – через Новороссийское «Кредо» устраивались. Старпом, начальник рации и я.
- Как с Мастером работается?
- Мастер отличный. И человек хороший, и специалист. И характер у него спокойный. Хорошо работалось. До него козел был, лучше про него не скажешь. А сейчас старпом такой. Даром, что русский. Ну, сами увидите. Начальник рации – нормальный мужик, в возрасте уже. А с чифом лучше не связываться. Совсем-то не получится, конечно, но Боже упаси по рюмке выпить, или в город вместе пойти. Нехороший человек, редиска.

- Ну, а механики? Второй, третий?
- Так у нас третьего нет. Владелец считает, что на автомате двух механиков достаточно. Второй – крепкий парень, но он контракт уже дорабатывает. В Филиппинах сойдет. Про электромеханика ничего говорить не буду, сами увидите. А четвертый филиппинский. Как для четвертого, так он нормальный, но он же по сути третьим работает. Слабоват.
- А мотористы? Я слышал, что сварщика у вас нет, так? Кто варит?
- Сварщика как раз недавно прислали. А вот мотористов у нас нет. Не положено на судне с безвахтенным обслуживанием.
- Так что, два механика, и все?
- Еще филиппинский вайпер есть, ну, это как моторист второго класса. Но он только по уборке. Хотя парень хороший.
- Ну, ладно, пойдем, познакомите со вторым, пусть замеры все сделает. И обойдем все механизмы.

Два механика и стармех на такую машину? Обалдели эти империалисты. Правильно нам учительница истории в школе рассказывала об их интенсификации труда, а мы, дураки, смеялись.

Они обошли главный двигатель, вспомогательные, осмотрели котел, испаритель, компрессора, сепараторы, насосы. Санитарное состояние было неплохое, все чистенько, выкрашено. Но Алик хорошо знал, что выкрашенное – еще не значит - рабочее. Поговорить со вторым было бы лучше, но до этого еще дойдет. Второй никуда до Филиппин не денется.

- Ну что, Иваныч, пока хватит. Давайте бумагами займемся. Акт о приемо-сдаче уже написали?
- Напечатал, осталось только Ваши замечания вписать, если будут такие, и проставить количество топлива и масел по сортам.
- Хорошо. Покажите, где что лежит в шкафах. Потом – журнал нефтяных операций. И отчетность. Что шлёте в контору ежедневно, что еженедельно, что ежемесячно и так далее.
- Так. Значит, в этом шкафу все ремонтные ведомости и отчеты о ремонтах. Дальше – папки с инструкциями. На стене – перечень документов, что в какой папке. Теперь об отчетах…

Часа два Алексей разбирался с отчетами.
- Игорь Иванович, а второй в курсе этих бумаг, или Вы его сюда не подпускаете?
- Да не то, что не подпускаю, времени у него нет. Он бы и рад вникнуть в них, ведь хочет уже старшим механиком пойти, да некогда. Был бы хоть третий на борту!
- А, кстати, не пора уже ему топливо принести? Сколько можно мерить?
- Он уже промерил. Наверное, считает теперь, по таблицам калибровочным. Надо же дифферент судна учесть, сейчас где-то полтора метра на корму. Я ему позвоню сейчас.
- Денис, ты скоро? Сейчас зайдет.

- Разрешите? Денис Денисов, второй механик.
- Алексей Иванович Иванов. Посчитали? Журнал мне вахтенный принесите, пожалуйста, посмотрим, есть ли разница.
- Так, мазута на борту всего 215 тонн? Это на неделю, наверное. Сколько суточный расход?
- Около 25. Скоро бункеровка будет. Получите полные танки, я заказывал по 90 процентов емкости, хотел по 85, но фрахтователь настоял на 90.
- Не опасно?
- Опасно, конечно. Но если быть внимательным, то все нормально будет. Не в первый раз. Счастье, что загашника у меня всего 10 тонн. Дизельное мы вообще не используем, вспомогачи на мазуте работают, главный даже на маневрах на мазуте, так – есть 20 тонн, на всякий случай. Хотелось бы хоть 50, но не дают.

- Ладно. Масла. Циркуляционное – 12500. Хорошо. Дизель-генераторное – 2200 литров. Нормально. Цилиндровое – 6000 литров? Маловато будет, ребята. Суточный расход у нас сколько - двести? Заказывали?
- Заказывал 8000 литров, чтобы полный запас был. Но вот когда дадут, не знаю.
- Значит, так, Игорь Иванович. Сейчас подойдем к капитану, выясним насчет заказа цилиндрового масла. Вопрос серьезный. И заодно попросим разрешения провернуть на топливе главный. Денис, сколько тебе времени нужно на подготовку?
- Минут пятнадцать, а лучше двадцать.
- Тогда начинай готовить машину, но второй движок запустишь, если дадут добро. Я позвоню.

Игорь Иванович постучался в дверь каюты капитана. Дверь была нараспашку, так что стук – это чтобы внимание привлечь:
- Каптин, можно?
- Прошу, заходите, садитесь. – Капитан поднялся из кресла за своим письменным столом и прошел в приемную, где стоял диван и четыре кресла вокруг низкого стола. – Что, уже все закончили?
- Нет пока. Вот у нового стармеха есть вопросы, - доложил Игорь Иванович.
- А Вы не можете на них ответить?
- Так это к Вам вопросы, мастер, - улыбнулся Иваныч.

- Скажите, каптин, - вступил в разговор Алексей, - Вы в курсе, что количество цилиндрового масла на борту недостаточно для перехода на Филиппины?
- Хм. Честно говоря…
- Каптин, я заказывал 8000 литров цилиндрового масла. И был уверен, что мой заказ будет выполнен в одно время с бункеровкой топлива – Игорь Иванович стремился показать, что он свое дело сделал.
- Да, но наш суперинтендант сказал мне по телефону, что мы поздно подали заявку. Вроде бы положено за десять дней, а мы написали за пять.
- Каптин, - Алик поднял правую руку, - давайте для начала займемся арифметикой. Не возражаете?
- Нет, наоборот, мне интересно, как Вы считаете.
- А я еще ничего не считал. Подсчитаем вместе. Расстояние до Филиппин Вы знаете лучше меня. Около десяти тысяч морских миль. Правильно?
- Чуть меньше.
- Чуть в море не считается. Плановая скорость в чартере в грузу сколько?
- 12 с половиной узлов.
- Значит, 300 миль в сутки при условии выполнения плановой скорости. А мы ее редко выполняем, так ведь? Встречное течение, шторм, еще что-нибудь.
- Так мы закладываем в расчет двое суток штормовых.
- Отлично. Значит, 33 дня плановых плюс 2 дня штормовых равно 35. Суточный расход по журналу составляет 200 литров. Итого – 7000 литров. А у нас – 6000. Ровно тысячи не хватает. Пять бочек масла – это тот минимум, который мы должны взять в этом порту. Иначе – не дойдем. Что Вы будете делать?

- Сейчас уже поздно, в конторе ночь. Рано утром позвоню суперинтенданту, объясню ему ситуацию.
- А он что, сам считать не умеет? Любой пятиклассник подсчитает, если знает условия задачи.
- Он все на нас спихнет. Придется Вам завтра с ним по телефону разговаривать.
- Знаете, каптин, у меня есть некоторый опыт. Телефонный разговор к делу не пришьешь. В этом случае мы сами дадим ему возможность вину на нас спихнуть. Лучше всего составьте телекс с этими элементарными расчетами, укажите дату подачи заявки. Не может быть такой глупости, чтобы за 10 дней подавать заявку. Врет он без зазрения совести. А зачем, не понимаю. Ну, допустим, масло наливом заказывать за 10 дней, это еще, куда ни шло. Но в бочках же можно взять?

- Второй вопрос. В принципе, мы все посмотрели, и топливо второй дал, отчеты я посмотрел, переписку с компанией. Документация в порядке. Но хотелось бы мне главный двигатель толкнуть хоть на 10 секунд. Вперед, назад, реверс проверить. Тогда я спокойней себя буду чувствовать. И процедуру пуска изучить. Даете добро?
- Нет. Не знаю, где Вы раньше работали, но на подобных крупнотоннажных судах это не рекомендуется.
- Ну, есть такое правило у механиков: запускать двигатель после любой произведенной работы. Любой! Иначе можно столкнуться с непредвиденным, и в самый неподходящий момент, когда лоцман на борту.
- Я этот риск беру на себя. Двигатель нас пока ни разу не подводил, спасибо главному механику и второму, конечно. Надеюсь, и у вас так же будет.
- Ну, наше делать прокукарекать, а там хоть и не рассветай.
- Как Вы говорите?
- Да это я попытался русскую пословицу перевести. Типа: мое дело предупредить.
- Считайте, что предупредили. Телекс я дам за двумя подписями. Не возражаете?
- Наоборот, просил бы именно с моей подписью. Для знакомства. Посмотрим, что супер ответит. А отход когда у нас намечается?
- Быстро здесь грузят. За сутки обещают закидать. Так что смотрите, чтобы с откачкой балласта не было проблем. Механики чтобы в оба следили, важнее этого сейчас ничего нет.
- Есть, капитан! Рад был познакомиться. Мы пойдем?
- Игорь, вы задержитесь, я выдам все документы, билет на самолет, и расчет.

Воспользовавшись тем, что дед остался в кате капитана, Алексей пошел в машину. Второй сидел в центральном посту управления.
- Как с балластом?
- Откатываем двумя насосами, одновременно сливаем с подвесных танков. Пока все нормально. Но тяжело, если честно, без мотористов. Хоть бы третий был, а так приходится сутки пополам с четвертым делить, а он еще и звонит постоянно, если чего не знает. В море еще ничего, а в порту я за полгода ни разу на берег не вышел, верите?
- Ох, верю, Денис! Ты мне скажи, как главный двигатель, не подведет?
- А вам Иваныч ничего не говорил?
- Насчет чего?
- Да есть тут проблема одна.
- Большая?
- Огромная! Но сделать ничего нельзя до ремонта, поэтому и молчим.
В ЦПУ зашел Игорь Иванович.
- Игорь Иванович, а что Вы скажете по поводу главного?
- Главный не подведет. Никаких работ сейчас не делалось, поэтому запустится без проблем.
- А по поводу утечек втулок Вы рассказывали? – это уже второй вклинился.
- Времени не было Вас, Алексей пугать. На вид все очень страшно, но мы притерпелись. Денис все расскажет, а сейчас пойдем наверх бумаги подписывать, да буду я собираться.
- А что насчет пуска?
- Мастер запретил. Отбой.
Через два часа умытый, побритый и наодеколоненный Игорь Иванович заглянул во временную каюту Алексея:
- Пойдем ко мне!

Зайдя в каюту старшего механика, Алик увидел два небольших запакованных чемодана.
- Все, Алексей, все шкафы в твоем распоряжении. Спальню и ванную полностью освободил, весь хлам выкинул. Телевизор ни разу не включал, если захочешь смотреть, попроси радиста антенну наладить. Мне некогда было. А сейчас давай подпишем акты и занесем капитану. Вот журнал, запишешь, что дела принял. Топливо и масла по замерам, только мазута у тебя на десять тонн больше, чем по журналу.
- Да я готов подписать, давай акты.

- Ну вот, машина с агентом будет минут через десять. По паре капель? Бренди?
- Ну давай. Тебе много в дорогу нельзя, да и мне, чувствую, на этом пароходе не до выпивки будет.
- Первое время – сто процентов. Но у тебя Денис есть. И пока он есть, тебе легче. А вот как дальше будет, от тебя зависит. На таких судах ты не работал, правильно?
- А что, заметно?
- А ты думал? Но это не беда, Леша. У тебя месяц впереди. Берись за дело с первого дня. Инструкции, схемы, системы. Все, что непонятно, спрашивай у Дениса. Используй время по максимуму. Пароход хороший, но сложный, напичкан автоматикой до предела. А вот когда она выходит из строя, тут все и начинается.

- А что электромеханик? Я пока его только мельком видел.
- Электромеханик у нас … Как раз тот случай, когда исключение подтверждает правило. А как правило, наши электромеханики – лучшие в мире.
- Я понял. Значит, только Денис…
- Четвертый тоже парень неплохой, но он тебя ничему не научит. Да и не положено стармеху у четвертого учиться. Смотри, они и догадываться не должны, что ты пока мелко плаваешь. Сядут на голову, и не заметишь. Держись с ними построже. А лучше, поменьше разговаривай первое время. Пускай Денис покомандует.

- А что со втулками главного двигателя? Я так и не понял.
- А что тут понимать? Текут уплотнения на всех втулках, и текут сильно. В компанию я сообщил. Но чтобы эту втулки все перепрессовать, надо судно вывести из эксплуатации на неделю и вызывать береговых специалистов. Кто же тебе даст? А с нашими силами, мы и за три недели не управимся. Рабочих рук не хватает. После Филиппин планируется ремонт в Китае. Там все и сделают. А пока – держись и крепись! И учи матчасть.

Алексей проводил своего коллегу на причал, попрощался. Второй тоже вышел к машине, помог снести чемоданы. Видно было, что эти двое прошли вместе через многое.

Алексей вернулся в каюту и взялся за уборку. Влажной тряпкой протер платяной шкаф, перенес свой чемодан и начал развешивать рубашки. Нашел в ящике комплект постельного белья, застелил постель. Палубу оставил на завтра. Решил пересмотреть ящики письменного стола и полистать входящие и исходящие радиограммы и заявки на снабжение. Его интересовала заявка на цилиндровое масло и переписка по поводу течи охлаждающей воды из цилиндровых втулок.

В восемь вечера спустился в машину специально на смену вахт. В ЦПУ второй объяснял четвертому положение с выкачкой балласта. Маленький, худенький четвертый механик был уже немолод, лет сорока. Алексей познакомился с ним на палубе еще днем, но в машине увидел впервые. Начиналась вахта четвертого.

- Вы закончили? Рикардо, все понятно? Балластные операции продолжайте, постоянно требуйте информацию с палубы об остатках по танкам. Если будут проблемы с выкачкой, звоните мне.
- Иваныч, он мне позвонит, если что. Пойдемте наверх, Рик справится, он парень опытный.
- Денис, зайди ко мне в каюту. Присядь. Выпьешь рюмку?
- Одну – могу. За знакомство. Давайте, я кофе сварю. У дедушки тут натурального нет, но чайник стоит всегда горячий. Растворимый пьете?
- Пью. Денис, давай про бункеровку поговорим. Завтра к ночи нас перетянут на нефтяной причал. Машина должна быть в готовности. В курсе, сколько мы берем топлива?
- Нет. Иваныч не говорил.
- Я пока точно сам не знаю. Но дед сказал, что у нас будет по 90 процентов во всех танках. Чтобы не хлюпнуло нигде на палубу. Шпигаты должны быть надежно зацементированы. Напомни старпому.
- У нас боцман филиппинский опытный все сделает. А со старпомом у нас отношения плохие. Какой-то он… да сами увидите.
- А начальник рации? Я его и не видел еще.
- О, Паша совсем другой человек. Классный радист, рыбак, вообще мужик хороший. С причудами, немножко. Любит видео смотреть в салоне, и сразу же засыпает. Но мы с ним дружим.
- Ты сам откуда? Что заканчивал?
- Одессит я. И учился в Одессе. Факультет автоматики академии закончил. А вы?
- И я тоже ОВИМУ кончал. И живу в Одессе. Значит, завтра расскажешь мне все про втулки и будем решать, как нам быть с цилиндровым маслом. Спокойной ночи! Да, подожди. Как вы тут домой звоните?
- У мастера возьмите бумажку, там все написано. Стоит полтора доллара минута. А телефон в радиорубке, если что непонятно, Паша поможет. Спокойной ночи!

Звонить с судна Алексею не очень хотелось. И с Машей он любил поговорить без лишних ушей, и с Длинным не мешало бы пообщаться. С ним особенно нужно было поговорить именно с берега. Но дома уже глухая ночь. Завтра.

Алексей решил лечь пораньше, неизвестно, что будет ночью. Пароход незнакомый, а людей – кот наплакал. Гори она огнем, эта автоматика. Насколько спокойнее стармеху, когда в любое время можно позвонить в машину и услышать живой голос вахтенного механика, расспросить его обо всем, и спать спокойно дальше. Так нет же, выдумали комплексную автоматизацию. Сами бы тут поработали, изобретатели хреновы.

Проснулся Алексей в 4 утра с тревожным чувством. Проблемы дольше спать не давали. Было еще много механизмов и машин, на которые он только лишь взглянул. Нужно было в станцию тушения пожаров зайти, хотя бы примерно разобраться в ней, аварийный пожарный насос запустить, шлюпки проверить. Да и топливо Алик привык мерить сам, ожегся когда-то на излишнем доверии. Оказаться в океане без топлива – хуже не придумаешь. Хотя, и без масла тоже. Сегодня решающий день. С утра надо зайти к мастеру, узнать, что он написал. Телекс должен быть коротким и категоричным, иначе нас не послушают. Алексей умылся и пошел в машину.

Интересно, как все же его механики умудряются нести вахту по 12 часов?
В ЦПУ сидел Денис.
- Доброе утро! Давно здесь?
- Только пришел, отпустил четвертого. Начали откатку четвертых танков. Первые три пустые по обоим бортам. Сантиметров по 20 осталось, потом эжектором зачистим.
- Денис, я тогда пройдусь по машине. Много вопросов, потом к тебе подойду, если не возражаешь.
- Конечно, все покажу, можете на меня рассчитывать.
Алексей начал обход машины сверху, с утилизационного котла. До завтрака он медленно, кругами, обошел всю машину, записав в блокнот родившиеся вопросы.
- Пойдем завтракать? Или ты уйти не можешь?
- Пойдемте. Автомат у нас или нет? Только переключу сигнализацию на кают-компанию.

После завтрака Алик присоединился к пьющему кофе в курительном салоне капитану:
Гуд монинг, каптин! Как самочувствие?
Доброе утро. Спасибо, хорошо! Садись, чиф, поговорим. Телекс я послал, и уже получил ответ. Суперинтендант пишет, что согласно инструкциям, часовой удельный расход масла у нас завышен на 10 процентов и нам следует перерегулировать подачу масла в цилиндры, сделав суточный расход 180 литров вместо двухсот.
- И тогда нам должно хватить масла до Филиппин?
- Вот именно. Что скажете?
- Я скажу, что этот главный двигатель слишком дорогой для подобных экспериментов. Если даже в одном цилиндре произойдет задир поршня, мы вынуждены будем делать моточистку в море. А с нашими силами это в лучшем случае часов 12. Фрахтователю как Вы будете объяснять остановку? А если шторм? Как мы выгребать будем, веслами? На борту, между прочим, двадцать человек, и груз немало стоит. В общем, капитан, я на это не подписываюсь. 200 литров в сутки судно тратило 15 лет подряд,всех это устраивало, и вдруг взять и убавить на 10 процентов? Я отказываюсь. Последствия непредсказуемы.
- Но мы уже вечером идем на бункеровку. Наличных у меня на судне нет масла покупать, и компания покупку не одобряет. Вы со вторым не советовались?
- Нет. И не собираюсь. Это моя ответственность, зачем парня подставлять?
- Вы не против поговорить по телефону с суперинтендантом?
- Именно, что против. Я английский плохо понимаю, могу не так понять, недослышать. Вопрос серьезный, лучше все доверить бумаге.
- Я постараюсь закупить масло, но боюсь, что ничего не получится. Мало времени осталось.
- Стармех бывший заказал масло во время, вы послали заявку сразу же. Вашей вины я не вижу. Пускай теперь дают заход в Кейптаун или Дурбан.
- Хорошо, Чиф, Вашу точку зрения я понял. Свободны.

К нулю стало ясно, что погрузку закончат не раньше четырех утра. Механики закончили с балластом и ушли отдыхать. На 6 утра был назначен отход на нефтяной причал для бункеровки топливом. Масла пока так и не удалось закупить.

Отошли от причала совершенно неожиданно с проблемами. Главный двигатель, работавший до этого безукоризненно, запускаться отказывался. Лоцман уже собирался покинуть судно, когда Денис нашел причину: забилась масляная трубочка, подающая масло на систему защиты двигателя. Получалось, что при нормальном давлении масла в двигателе, на систему защиты подавался ложный сигнал. Мастер вел себя на удивление порядочно. В машину не звонил, не подгонял, ногами не топал. А после перешвартовки признал, что Алексей был прав, когда требовал запуска двигателя при приемке дел.

Бункеровка прошла тяжело, но безукоризненно. Слишком много топлива заказали. Тем не менее, справились. Сразу же отошли от причала. Алик следил за приборами, все было для него внове, и он не сразу заметил, что в машину спустились сварщик и вайпер. Быстро и деловито они принесли шесть двухсотлитровых бочек и установили их на платформе топливных насосов. Затем подключили контрольные трубки цилиндровых втулок к общему самодельному коллектору с шестью шланговыми отводами.

- Денис! Это что такое?
- Утечки собираем, воду надо беречь. Потом из бочек переносным насосом закачиваем в ситему охлаждения, в расширительную цистерну.
- И давно это у вас налажено?
- Уже несколько месяцев. Не волнуйтесь так, Иванович. Народ службу знает.
- А ночью как же? У нас же вахты нет!
- Вечером вахтенный механик откачивает, в два часа ночи встает вайпер, а в шесть утра – опять вахтенный. Да не переживайте, мы уже привыкли. Через полтора месяца ремонт будет, дотянем.
- Да, Денис, я вижу, даром денег тут не платят.
- А где их даром платят? Зато переводы домой уходят без задержек, авансы по паре сотен подкидывают, на жизнь хватает. Телефон – в любое время, дороговато, конечно, но совсем недавно и такого не было. Через Мобил американский, помню, по десять долларов минута звонили. А куда деваться? Если на берег времени выйти нет?

- Все, Иваныч, лоцман сошел, набираем полные обороты. Потом один вспомогательный движок остановим, испаритель запустим, сепараторы, обход сделаем, передадим управление на мостик. И можно гулять, пока автоматика не позовет.
- Ясно. Ну, а мне предстоит работать сразу в нескольких направлениях. И отчетность изучать, и технику, и думать, как с маслом быть. Ведь бочек-то так и не купили... Денис! Это что, нормально, что бочки наши в облаках пара?
- Так вода ведь 80 градусов! Привыкнете, Иваныч! Это без привычки страшно выглядит, а мы тут уже пуганые. Доедем!

* * * * * *

Иосиф открыл дверь квартиры ключом и услышал обрывки телефонного разговора:
- Ну, и слава Богу. Месяц им идти? Как долго! А Иосиф как раз вернулся. Да, я ему передам. Целую, сестричка! Ты бы приехала в гости! Родители соскучились, и я тоже. Приезжай!
- С Машей говорила? Что нового?
- Алик звонил уже второй раз. Сначала из гостиницы, а сейчас уже с судна. Они вышли в море, переход больше месяца. Сказал, что все нормально. Скучает уже.
- Конечно, скучает. Все мы скучаем без вас, дорогие наши женщины.
- И еще сказал, что позвонит скоро тебе, чтобы ты ждал дома.
- Ясно, Маринка. А чем это у нас так вкусно пахнет? Я уже мою руки. Накрывай на стол, умираю с голоду.
- Да вот решила последний месяц тебя побаловать. Сегодня у нас грибной суп и жареная картошка с грибами.
- Ой, Маринка! Какая же ты у меня умничка. Обожаю грибной суп. Я за него Родину продам.
- Садись уже, пустомеля! Не шути святыми вещами.
- Давай по паре рюмок за Алешкин рейс выпьем, не возражаешь? У меня коньяк открытый есть.
- Давай!
- А где дети все? Что-то тихо в доме.
- Мама недавно пришла, и взяла Маргошу на прогулку. А старшие тоже гуляют во дворе, ты их не встретил?
- Нет. Да я такой голодный был, что и по сторонам не смотрел. Ну, Мариночка, за тебя, любимая!
- Вовсе не за меня. Ты же за Алика хотел.
- За моряков положено третий тост. Мы по полрюмочки, тебе не повредит. Коньяк отличный, лекарство, а не коньяк.
- Телефон! Это Алька, наверное.

- Да! Я, Алик! .. Как Ромайский? Отлично. Второй… Пестряков. Понял. Повезло тебе. Ага. Электрон. Понятно. Жаль. А куда я денусь? Ну, как-то будем бороться. Держись там. Звони хоть иногда. Хорошо, Машке поможем, если что. Не переживай, у нас все в порядке будет. Пока.
- Что там? При чем тут Ромайский?
- Это шифр у нас такой, чтобы никто не догадался. Капитан у него толковый и порядочный, как Боря Ромайский. Второй механик хороший, грамотный, как Саша Пестряков. Ты его не знаешь. Электромеханик полный ноль. А работы много, как на панском дворе. Предупредил меня заранее, чтобы не думал, что там медом помазано.
- А Маше сказал, что все нормально.
- А что ей настроение портить? Чем она ему поможет? Да ничего, Алик не пропадет. Главное, что второй механик нормальный. А за месяц Алексей и сам там ассом станет, будет меня учить. Зато начну деньги нормальные зарабатывать. А то дети наши уже поизносились.
- Ничего не поизносились. Не хуже других. И квартира теперь у нас нормальная, нам достаточно. Всех денег не заработаешь, Иосиф!
- Ты что это сегодня разошлась? Жалеешь, что отпускаешь меня надолго? Или что другое?
- Сама не знаю. Как то мне тревожно.
- Так я еще месяц буду дома по любому. Месяц, Маришка! Разве мало? В Москве сколько мы были?
- Сравнил. Тогда детей не было, мы были вместе каждую секундочку. Молодость!
- А я тебя сейчас люблю еще сильней, правда. Тогда ты была просто очень красивая девушка, с которой мне было интересно, и в постели замечательно. А сейчас ты моя родненькая. И ты мама троих моих детей!
- Трое детей. Ужас! Некоторые мои одноклассницы еще и замужем не были, а я уже почти мать-героиня.
- Ты героиня не поэтому, а потому, что столько лет мне верна.
- А как я могу быть неверна с тремя детьми? То мама зайдет, то папа, то Машка приедет. Никакой личной жизни.
- Ну хочешь я тебя отпущу на…на целый день? Хочешь, к Машке съездишь, развеешься немножко?
- Нет, не хочу. Лучше ты поезжай и привези ее сюда, а то ей одной тяжело с ребенком добраться. Вещей много. Привезешь?
- А она сама-то хочет?
- Спрашиваешь! Она всегда по Херсону скучает. Что ей там одной, без Альки делать?
- Маринка, я устал. Давай отдохнем немножко. Пока детей нет.
- Так ты устал, или что?
- Или что. Иди ко мне!
- Марчук! Не порть мне прическу! И не мни блузку.
- Прическу – не буду. А блузку лучше снять. А помнишь, как ты любила, как я тебя целовал?
- Я и сейчас люблю. Но целуешь ты редко.
- А я исправлюсь. Прямо сейчас.

Иосиф стащил с Марины оставшуюся одежду и начал ласкать свое такое родное, такое знакомое тело. Каждый сантиметр его был знаком и многократно обцелован.
- Иосиф! Мама сейчас вернется.
- Не успеет. Иди ко мне ближе, любимая!

* * * * * *

На «Красной розе» рейс протекал благополучно. Миновало уже три недели после отхода, Алик с головой был в изучении инструкций и схем. Он не помнил, чтобы на каком-то судне занимался этим так рьяно. Однако Филиппины приближались с каждым днем, Денис собирался домой, и помощи ждать будет не от кого. Длинный, конечно, механик хороший, но на таких судах и близко не работал. Алик вздохнул и развернул на столе схему системы охлаждения. Он завел себе тетрадь, куда записывал все необходимое и каждый вечер перелистывал ее. Утечки главного двигателя были очень большими, но не увеличивались. Алексей уже и сам начал привыкать к этому абсурду. Первые дни ночью не мог спать и приходил проверять, встала ли вахта.

С маслом вопрос решился неожиданно. Оказалось, что капитан в компании не первый год, и хорошо знаком с фактическим владельцем парохода. После того, как Мастер поддержал Алексея в опасности уменьшения подачи масла в цилиндры, греческого супер-интенданта от работы отстранили за некомпетентность, а судну дали заход в Южную Африку. В Дурбане получили 10 бочек масла, там же сели на борт шестеро практикантов из ЮАР, четыре стажера в машину и две девушки – будущие штурмана - на палубу.

Одна из них, Лулу, была очень крупная, с тяжелыми бедрами и тазом. На прошлогодней практике на другом судне этой же компании она забеременела, а сейчас оставила ребенка своей матери. Вторая была очень симпатичная обезьянка. Даже имя у нее было Притти, то есть, хорошенькая. В машину попали трое второкурсников морского училища Дурбана, все цветные юаровцы, и один третьекурсник из Анголы, учащийся Кейптаунского училища. Имя его было Франсиско Педро, моряки стали его называть по среднему имени, Педро, легче и короче.

Сразу же определили его на ночную перекачку утечек. Остальных троих Алик стал различать быстро, только имена не мог запомнить, поэтому некоторым дал прозвища. Самым толковым был Томас, младший, миниатюрный, спокойный паренек. Он хватал все на лету. Другой был фанат швабры, не требовал никаких инженерных работ, зато самозабвенно тер палубы, платформы и площадки, отбивая хлеб у вайпера. Прозвище ему дали соответствующее: Клинер. Третий, высокий, с лысым черепом парень, был старше других и работал до училища электриком, здесь же напросился помогать электромеханику Семену. Так его и стали звать: Элек. Сокращенно от электрика.

Соотечественники капитана и судовладельца, ребята пришли на пароход на три месяца. Учились они все серьезно, у каждого был настоящий журнал практики, программа которой предусматривала контроль со стороны механиков с подтверждающими это подписями.

Мастер Алексею нравился все больше. Одевался он всегда строго по форме: в черные брюки и туфли и белую рубашку. Немного непривычно для обычного торгового судна, но на этом его странности заканчивались. Чувствовалось, что он отличный навигатор, опытный капитан. Был контактным, вежливым, спокойным человеком. Сам в дела машины не лез, но всегда выслушивал и помогал, чем мог, особенно с отчетами.

Сегодня он решил устроить барбекью. Было воскресенье, для всех, кроме вахтенных – не рабочий день, тихая погода, Мадагаскар обогнули, пиратские зоны прошли благополучно, до Малаккского пролива еще далеко. Идеальный вариант для маленького сабантуя в честь молодых моряков и морячек.

В кормовой части навигационного капитанского мостика, возле фальштрубы, филиппинцы установили несколько длинных самодельных столов, отдельный стол возле борта был установлен для кока, рядом был мангал, но не такой, как мы привыкли видеть у нас на дачах. Обычная жестяная бочка была разрезана по высот вдвое и установлена лежа на козлы. Внизу горели угли, а наверху, на решетках жарилось мясо разных сортов. Замариновать мясо филиппинский шеф-повар не сумел, держал его в соевом соусе вместо маринада, поэтому свинина оказалась недожаренной, куриные крылышки Алик стал дожаривать сам.

Но сама атмосфера была праздничной, через судовую трансляцию на палубу пустили музыку, и негры принялись так танцевать, что все рот открыли. Все они были необыкновенно пластичными, музыкальными, двигались легко и грациозно, даже массивная Лулу.

Филиппинцы тоже музыкальный народ, по вечерам без конца поют караоке, но здесь, на фоне африканцев, они потерялись. Наступили сумерки, быстро стемнело, но танцы на палубе не прекращались. Пьяных не было. Да и застолья, как такового – тоже. Каждый накладывал себе мяса, дожаривал его сам по своему вкусу, и все это стоя. На палубу вынесли всего несколько стульев – в основном, для дам и ветеранов – капитана и стармеха.

Часов в девять Алексей решил, что с него хватит. Пива много он никогда не пил, мяса наелся на день вперед, на танцы Притти полюбовался. Будь это не на пароходе, может и поволок бы ее в уголок, а здесь – нет. Ни к чему это

Он переоделся и спустился в машину. На суточной был сегодня Денис, но – мало ли. Мог и позабыть что-то сделать, выпил немного. Алик зашел в машину в самую верхнюю дверь и не спеша, сверху вниз, обошел все машинное отделение.

Все было в порядке, бочки на половину полные, маленькими клапанами наполнение было отрегулировано и сделано равномерным. Зашел в ЦПУ, проверил температуры выхлопных газов, наддув, обороты газовых турбин. Заполнил вахтенный журнал, журнал распоряжений по вахтам, поднялся в каюту и стал готовиться ко сну.
Алексей выключил свет и задремал.

Неожиданно раздался телефонный звонок:
- Иваныч, Педро умер!
- Как умер, где?
- Он внизу, в коридоре. Спуститесь!

Алексей натянул на себя брюки и выскочил из каюты, быстро сбежал по четырем трапам и оказался в поперечном коридоре на главной палубе. Педро лежал на ней без сознания, возле него, на коленях стоял Денис, и кричал:
- Педро, не умирай! Педро, не умирай! – по лицу его текли слезы.
- Что произошло, Денис?
- Электришен с ним боролся, вот здесь, на этом месте. В шутку. Он обхватил Семена сзади и хотел оторвать от пола, а тот обеими руками держался за поручни. Потом отпустил руки, Педро его дернул на себя и упал на спину, тот на него сверху, и вот… Сердце остановилось.

- Подожди, я в рейс нитроглицерин купил, может поможет? Сейчас сбегаю, - Алик побежал наверх, столкнувшись на трапе с капитаном. Видно было, что он в курсе дела. Алексей вбежал в каюту, трясущимися руками вытащил из ящика стола в спальне пакетик с лекарствами, тут же просыпал их, схватил несколько штук и помчался вниз.

Капитан стоял на коленях с обеими руками на груди Педро и ритмично нажимал ему на грудь. Неожиданно, тот вздохнул. Но через мгновение опять потерял сознание. Алик разогнал толпу, окружившую Педро:
- Ему дышать нечем, что вы тут все столпились?

- Радист сменил уставшего капитана, положил левую руку на грудь Педро, правую на нее сверху и сильно нажал на грудную клетку. Потом начал нажимать в ритме дыхания, но все было тщетно. Наконец, Паша решил применить последнее, где-то слышанное средство. Размахнувшись правой рукой, он с силой ударил кулаком в грудь Педро.

- Дышит! – Воскликнул капитан.
- И глаза открыл! – сказал электромеханик.
- Воздуха! – попросил Педро.

Действительно, в коридоре было душно. Кто-то принес вентилятор, но толку от него было мало. Крайняя от входа в коридор дверь вела в судовой лазарет. У Алика прошел шок, он начал немного соображать:
- Давайте его занесем в лазарет. Там и свет, и кондишен. А если холодно ему будет, укутаем его.

Педро аккуратно перенесли в лазарет и уложили на кровать. Пульс был очень слабый. Алик вспомнил, что можно ведь получить консультацию по телефону, побежал в рубку и набрал номер своего кума, жена которого была терепевтом. Но она, разбуженная в три часа ночи, тоже растерялась. Все-таки назвала два лекарства, которые полагается ввести внутривенно.

- Да у нас тут наркоманов нет. А кто, кроме них, вену найдет? Капитан?
Мастер покачал головой, практики у него такой не было. Старпом! Их же готовят на берегу получше, чем механиков. Тем более, что он много лет был и вторым, отвечающим за аптечку, и старпомом, да и капитаном ходил, по его словам. Чиф был, пожалуй, единственным, кто и не подозревал, что творится на судне. Алексей набрал номер старпома:

- Чиф, это стармех. У нас тут случай клинической смерти. Выходи, ты же человек опытный, тренированный.
- Я за это не отвечаю. Позовите капитана.
- Капитан давно здесь. Укол нужно сделать, тебя же тренировали!
- Ничем помочь не могу. К тому же мне скоро на вахту.
- Что? Не придет? Зачем вообще ты этому козлу звонил?
- Я же не для себя… Вот что ребята, я вспомнил, ему глюкоза нужна. В таких случаях положено давать сладкий чай с лимоном. - Алик тут же сбегал в буфет и приготовил теплый чай, выдавил туда поллимона, добавил четыре ложки сахара. Оказалось, что чай Педро пришелся по вкусу. Сказал, что ему немного лучше.

- Господи, помоги! Хоть бы пронесло. А ведь Педро вообще не пил. Ни капли! Полчаса прошли без осложнений. Пульс немного поднялся.
- Как ты, Педро? Лучше?
- Бо…Бочки пора откатывать.
- Ну, если про бочки вспомнил, будет жить, - сказал Денис. Я пойду, выкачаю их.
- Не надо. Иди лучше отдохни пару часов, заведи будильник. Сегодня ночью сам встанешь, после барбекью я боюсь кого-то другого назначать. А сейчас я сам пойду, стажера какого-нибудь прихвачу, кто по пути попадется. Педро уже лучше, тут матрос будет сидеть, и я зайду через полчаса.

До Филиппин Педро отлеживался. О работе никто не заикался, было бы с ним только все в порядке. В день прихода ему исполнилось 22 года. Педро поехал на берег, набрал фруктов и сладостей и накрыл стол в столовой. Себе на день рождения он купил белый костюм и сидел в нем целый вечер. Вечер вышел безалкогольный. Обжегшийся на молоке, на воду дует.

А с заменой Дениса вышла заминка. Иосиф с новым электромехаником прилетели в Манилу, но пройти границу не смогли. В офисе круинга забыли, что нужна филиппинская виза. Пришлось им лететь опять в Париж, потом в Москву и в Одессу. За два дня Иосиф налетал больше, чем за всю свою жизнь.

Судно было уже на отходе, когда вновь прибывшие появились… на другом берегу реки. Потом их усадили в какую-то джонку, у которой посреди реки заглох мотор. И как итог, приемо-сдача вторых механиков и электромехаников, на которую Алексей возлагал большие надежды, произошла на судовом трапе:

- Стармех все знает! Счастливо оставаться!
- Привет, Длинный! С приездом!
- Привет! Как ты тут ?
- Пока живой.

Дедушка, к телефону, - капитан звонит, - вахтенный у трапа передал Алику трубку.
- Да, стармех слушает.
- Чиф, готовьте машину, через 15 минут лоцман.
- Ясно понял. Через 15 минут будем готовы. Доложу о готовности из ЦПУ.
- Длинный, матросы покажут каюту, она открыта, документы занесешь капитану, потом переодевайся, и в подвал. Я пошел в машину, отходим.

Алексей спустился в ЦПУ. Убедился, что два вспомогача работают уже в параллели, велел четвертому провернуть главный двигатель валоповоротным устройством, и через 10 минут вывести его из зацепления.

- Чиф, двигатель провернул, масляные лубрикаторы прокачал, валоповоротку вывел – доложил Карлос, четвертый механик.
- Возьми вот Клинера, пусть с тобой бегает, учится. Продуйте баллоны, открывайте воздух на главный двигатель.
- Томас, - позвал Алик другого практиканта, - а ну, скажи, мы готовы к пуску? Что надо сейчас сделать?
- Сверить с мостиком часы, машинный телеграф, потом попросить разрешения провернуть главный на воздухе, - четко ответил Томас.
- Молодец. Только сначала проверь, нормальные ли давления масла, топлива, охлаждения. Температуры тоже проверь. Все запасные насосы должны стоять в готовности, в режиме подстраховки, - по возможности Алик всегда натаскивал молодежь. Томас ему нравился.

- Можно звонить на мостик. Разрешите мне?
- Нет, Томас, в другой раз где-нибудь на рейде. Сейчас не время экспериментов. Воздух открыли?
- Да, давление 24 атмосферы.
- Ставь оба компрессора на автомат. Мостик, стармех. Машина готова к пуску. Прошу добро на проворачивание. Понял, через 5 минут. Проверим телеграф. Скажите судовое время. 20.12. Совпадает. Работайте телеграфом, я буду дублировать.

- О, Длинный! Быстро ты, - Алексей был рад видеть своего старого друга. – Денис, конечно, в этой машине был ассом, но с Божьей помощью, продержимся и мы как-нибудь. – Давай, бери ручку телеграфа, сверяем с мостиком.
- Машина – мостику, – это капитан. - Разрешаю провернуть на воздухе главный. Потом проверим реверс.
- Длинный, ставь телеграф на самый малый вперед. Проворачиваем. П-ш-ш-ш.- Воздух с шумом выходил из цилиндров двигателя.- Все, стоп! Ставь на самый малый назад. Реверс сработал, видишь? Можно проворачивать назад. Давай, я сам на первый раз. П-ш-ш-ш. Карлос!Из цилиндров ничего не выдуло? Все нормально? Закрывайте с Клинером индикаторные клапана! Закроешь, покажешь руками, что готовы. Я буду на тебя через иллюминатор смотреть.

- Мостик, мы готовы к пробному пуску. Вперед, или назад? Как? Понял.
- Мастер сказал, на топливе пока нельзя, слишком мелко здесь, и суда рядом. Буксиры уже работают, оттягивают нас. Стоять у реверсов. Ну, дай, хоть посмотреть на тебя! Машку, Лауру давно видел?

- Позавчера. Все нормально у них, я письмо привез. Ты знаешь, что мы сюда трое суток летели? Бляха-муха! С моими длинными ногами! На рыбаках я всегда первым врывался в ИЛ-62 и занимал место у аварийного выхода. Там расстояние между креслами пошире. А на ТУ – 154 такого нет, так я садился в хвосте...

- Ладно тебе с воспоминаниями. Тут на них времени нет.
- Машина, готовы? Передайте управление в рубку.
- Машина готова, передаем управление на мостик. Все, можно работать. Длинный, а где электрон новый? Кто он, откуда?
- Работал электриком раньше в пароходстве. Электромехаником первый рейс. Заочник.
- Они что, там в Одессе, охренели? Я этого электромеханика, как Бога ждал. У нас тут был… слабенький товарищ. И сюда, на автомат – электрика? Я этого не выдержу. Ты знаешь, что это за пароход? Я месяц, как папа Карло, из машины не выхожу, и то только-только начинаю что-то соображать. Третьего нет вообще. Хорошо, хоть практикантов пригнали. Теперь у нас свои негры есть!
- Много?
- Четверо в машине. Но один уже вышел из строя… Так, поехали… малый. Средний вперед. Давай, познакомься с четвертым, и делайте обход, он тебе покажет, где – что, а завтра уже со мной по второму кругу пойдем. Томас, где Карлос?
- Он внизу, они с вайпером и сварщиком бочки ставят. Позвать?
- Не надо. Покажи второму все, чему тебя учил. Полный обход по машине. Справишься?
- Конечно, чиф. Все покажу.
- Это, Иосиф, у меня помощник растет. Классный мальчишка. Иди с ним, английский свой проверишь. О грамматике не думай, просто говори и все. Так и научишься, другого пути нет.
Кстати говоря, я Денису велел написать на бумаге для тебя основные проблемы, что-то типа приемо-сдаточного акта. Нашел его?
- Нашел. Только на акт это не похоже. Вот, смотри:
- «Уважаемый коллега! Старший механик за месяц выжал меня, как губку. Все, что я знал, все передал ему. Желаю удачи, она вам пригодится. Денис».

- Вот ведь сукин сын! Но он прав, я из него выжал все, что смог. И насчет удачи - тоже прав. Нам с тобой предстоит много тяжелой работы. Готов?
- Конечно. Ничего, Алька, не в первый раз. Не боги горшки обжигают. Прорвемся.
- Ну-ну!

- Отбой машине. 22.30 – начало морского перехода. Стармеху просьба подняться на мостик с данными по расходу топлива и наличия на 22.30.
- Длинный, смотри сюда. Вот переключатель постов управления. Сейчас я переключаю на ЦПУ. Такой же переключатель есть на мостике. Сейчас начнем выходить на режим. Примерно на 110 оборотов в минуту, но мы сориентируемся по нагрузке, обычно смотрим обороты турбины и наддув. В течение часа постепенно подгружай двигатель. Выйдем на нужный режим, отдадим управление штурману. Понял? А я сейчас сниму показания топливного расходомера и пойду на мостик. Если что, Томас еще здесь. Понадоблюсь – звони в рубку.
- Понял, Алик. Ты когда вернешься?
- Минут через 20. Ты не голоден? Потом пойдем ко мне, когда на режим выйдем, перекусим. Испаритель четвертый запустит, я ему сейчас позвоню.Хватит ему отдыхать. Строго говоря, он должен был быть все время здесь, но если по букве закона работать, мы тут умрем все в машине. Стараемся, по возможности, друг друга жалеть.

- Так, мы уже на курсе. Ну что, порядок? Еще оборота 2-3, и мы в режиме полного хода. Скорость уже 12 узлов, погода отличная. Да нам особо и спешить незачем. Мастер сказал, пойдем экономическим ходом.
- А куда мы вообще идем? Я тебя все хочу спросить, да некогда.
- Вот именно. А я тебя хочу спросить, как дома дела, что у Маринки, как дети. Да и письмо еще не читал, но это лучше уже потом, когда все здесь закончим. Пока давай чайку попьем. Так что дома? Как старики?

- Ой, Алик, в двух словах не расскажешь. Игорь Васильевич внуком вплотную занимается. Максим уже в капитаны готовится. У тестя библиотека хорошая морская, Макс запоем читает, парусное вооружение уже выучил, зачем только, не знаю. Английским занимается, дед заставляет, говорит, что без английского штурман -не штурман. Ленка моя кукол все лечит и просит маму собаку завести, а пока дворовых котов перевязывает. А Маргарита с Лаурой – как двойняшки. Вырастут, будут кавалерам головы морочить.
- А что Маша, не сложно ей с дочкой?
- Да все нормально. Маринка вон с тремя управляется. Сказала, чтобы ты за нее был спокоен.
- Добавь один оборот, следи за ростом наддува. Как тебе машина?
- Первое впечатление – огромная. Да еще все автоматизировано. Сложно было разобраться?
- Нелегко. Сейчас хоть практикантов дали, если их правильно использовать, помощь огромная. Бочки-то видел?
- Конечно. Что, все втулки текут?
- Ну, две – капают, две - текут. А первая и третья – льют! С каждой из них – отводы на две бочки.
- Спишь-то нормально? Не бегаешь в машину проверять?
- Бегал вначале. Теперь уже нет. Ребята серьезные, да и если прозевают, уровень в расширительной цистерне уменьшится, сработает сигнализация в каюте вахтенного. Тут другая беда была недавно. Стажер чуть концы не отдал.
- Какой?
- Ты его еще не видел. Он на больничном до Китае. Работать не разрешаем. Береженого Бог бережет.
- Так мы что, в Китай идем?
- Да. Слава Богу, осталось немного. Ремонт в Китае, чувствую, тоже не сахар, но хотя бы втулки главного заново перепрессуют, утечек не будет, уже хорошо. Движки – первый и третий - в ремонт идут, турбины главного, котел, донно-забортная арматура.
- Что, докование будет?
- Ну, конечно. Винт снимут, концевой вал будут вытаскивать. Но этим супер-интендант командовать приедет.
- А супер нормальный? Не выёживается?
- Да вроде нет. Я его не видел еще, но по словам капитана, он долго стармехом работал. В годах, шотландец. А раньше грек был,того выгнали. Хотел меня заставить на 10 процентов уменьшить подачу цилиндрового масла. Ладно, потом расскажу. Сейчас еще оборотик добавим и пойдем вместе по машине, проверим все, чтобы спать спокойно.

- А что со стажером, серьезное что-то?
- Да черт его знает! То ли просто глубокий обморок, то ли клиническая смерть. Перепугались все, у меня так вообще всю сообразиловку отключило. Денис мастеру кричит: вертолет вызывайте! – А какой на хрен вертолет в открытом море? К тому же капитану на себя все это вешать… Не хотел бы я быть на его месте. В общем, несмотря на все наши усилия, пациенту удалось выжить.
- А как вы его вывели из обморока? Нашатырь нюхать давали?
- О-па! Где ты раньше был? Никому и в голову такое не пришло.
- Я же в баскет серьезно играл в юности. У нас бывали такие столкновения! Сразу доктор с нашатырем подбегал, это первое дело.
- Не знал я, кому звонить надо было!
- А старпом ваш что, их же тренируют в Одессе!
- А старпом наш… Не будем о грустном. Лучше поговорим о наших делах. Значит, Карлос сейчас запускает испаритель, делает обход, и будет до утра на суточной. Это означает, что постоянно будет в каюте. Спит нормально, но сигнализация переключена на него. Практически, он у нас – третий, просто платят ему, как четвертому. Желательно тебе с ним подружиться. Он тут уже месяцев шесть, все знает.
- Толковый?
- Нормальный. Пока что он здесь больше моего знает. Но вот этого он как раз не подозревает, и это хорошо. А ты будешь работать по моему плану, завтра утром покажу.
- Чиф, испаритель запустил, воду направил на танк левого борта.
- Ясно, Карлито, молодец. Позвони на мост, пусть переключают управление на себя. Мы со вторым пойдем. А ты еще полчасика понаблюдай за главным, сделай обход последний раз, и свободен. Спокойной тебе ночи!

- Длинный, пойдем, каюту тебе покажу, а то и не найдешь! Отдашь письмо и что ты там еще привез?
- Привез кое что. Газеты свежие. Сало. Черного хлеба буханку. И Немировскую с перцем.
- Уже уговорил. Я тебе новое постельное белье у боцмана взял. И подушку нормальную, как ты любишь!

Иосиф на «Красной розе» освоился за неделю. Помог и Алик, и его заранее составленный план, и Карлос, оказавшийся дружелюбным парнем, но больше всего – суточные вахты каждый второй день. Ответственность быстро учит человека, а база у Марчука была серьезная. До Китая от Манилы – рукой подать, но порт Циндао, выбранный судовладельцем для ремонта находился далеко на востоке.

Алексей настаивал на том, чтобы Иосиф больше общался с филиппинцами:
- Мне не трудно с тобой лишний раз по пароходу пройти, но надо, Длинный, срочно учиться английскому. На ремонте без языка с китайцами сложно. Я знаю, что в подкорке у тебя и словарь богатый, и грамматика, надо это все поднять, вытащить. Особенно полезно разговаривать с капитаном, у него хороший, правильный английский.

У нашего вайпера тоже богатый словарь. Он, видно, из хорошей семьи. Закончил мореходку, первый раз на флоте. Но уже кое-что знает. Таскай его по машине, двойная польза, пусть рассказывает тебе все, что знает. Хуже не будет, знания лишними не бывают. А ты и в языке потренируешься, и в контакт с фильками войдешь. В столовую их вечером зайди, они интересно время проводят. Пиво, бутылка виски по праздникам на десять человек. Пьяными никого не встретишь. Очень полезно. Больше общайся, и через неделю сам удивишься, как ты легко начнешь говорить. Просто не стесняйся, забудь для начала о сложных временах.

Алик страшно рад был видеть старого друга, так бы и сидел с ним часами, вспоминая жен, детей, Херсон, Одессу, но у него самого работы было по горло. Подготовка к ремонту за границей дело нелегкое. Суперинтендант сказал ему по телефону, что ремонтная ведомость составлена в компании, однако список трубопроводных работ, и дополнение к типовой ведомости остается за ним. Вот и бегал Алик с рулеткой, штангенциркулем и тетрадью по машине целыми днями, перепечатывая списки по вечерам.

- Иосиф, надо посмотреть топливную систему, отметить все клапана для перехода на дизельное топливо. Мы же тут на него ни разу не переходили, представляешь? Как было 20 тонн на борту, когда я пришел, так они и остались.
- Что, и вспомогательные двигатели на соляре ни разу не работали?
- Нет. Первый пароход у меня такой. Вначале дико было даже. Системы обогрева очень хорошие, но перед ремонтом надо трубы тщательно промыть легким топливом, котел-то работать не будет. И проверить соединения береговой воды для охлаждения провизионной установки и кондиционера.
- Я завтра с утра топливную систему всю проползу со схемой в руках, а ты возьми на себя охлаждение, ладно?
- Я смотрел уже. Там сварщику полдня работы. Пойдем в каюту, чайку попьем? Хватит на сегодня, семь часов уже.
- А когда приход?
- Завтра вечером встанем на якорь. А сколько стоять на рейде будем, пока не знаю. Никто из нас не торопится. Кристмасс же на днях. У филиппинцев – первый праздник. Да и капитан тоже празднует Рождество по западному. Все надеются, что постоим немного. Продукты на Филиппинах взяли. Настоящий барбекю будет.
- Что значит: настоящий барбекю?
- Значит, что свинья жарится на вертеле целиком! Не ел никогда?
- Да откуда же?
- Филиппинцы праздновать умеют. И поют, и танцуют, а уж насчет поесть - первые мастера. Миску риса съедают за две минуты, а свиные щеки… О! Это лакомство. Уши тоже хороши.
- А ты где все это перепробовал?
- Да в подменке еще. Стармехом в подменке было замечательно. Сколько впечатлений, приятно вспомнить. Буэнос-Айрес, Кальяо! А Лас Пальмас?
- Ладно тебе. У меня уже слюна течет.
- Так там осталось в бутылке. Пойдем, братишка, сегодня Карлос на вахте. Вечер у нас свободен.
- А с Мастером ты как? Не выпивали вместе?
- Боже сохрани! Он даже на праздник только пару баночек пива пьет. Нет, мужик он хороший, но отношения у нас чисто деловые.
- Так что, вдвоем посидим?
- А кого тебе надо? Электрона приглашать я не хочу, старпома – тем более. Вот Пашу – можно. Сейчас позвоню, ты с ним хоть познакомиться успел?
- Ну, как? Конечно. Здороваемся в кают-компании.
- Ну, а сейчас познакомишься.
- Паша, стармех. Не занят? Зайди, пожалуйста.

- Паша, это мой лучший друг! Прошу любить и жаловать!
- Марчук Иосиф. Зовут Длинным.
- Павел Шевчук. Представитель отмирающей профессии.
- Ну, что, хлопцы? За знакомство, за встречу! – Алик поднял рюмку.
- Паша, новостей нет по поводу постановки в завод?
- Вот как раз есть. Только что телекс от агента пришел.
- И что? Рыбу на рейде половим? Ты же у нас фанат рыбалки.
- Половим. Я уже снасти приготовил.
- Так сколько ждать?
- Неделю минимум. Новый год тоже на рейде. Но я вам ничего не говорил!

- Конечно, Паша! Вот за это и выпьем! Водки мало, по-полрюмки. Хав-хав!
- Хав-хав? А что это значит, не понял?
- А что тут понимать? Учи английский, Длинный! Хав - по-английски, -половина. Хав-хав – по пол-рюмочки.
- И третью – за тех, у кого не все дома. За наших любимых!

Рейдовая стоянка оказалась лучшим временем рейса. Любители рыбной ловли получили возможность предаться любимому занятию. Механики и штурмана отдыхали от ходовых вахт. Алексей закончил перечень дефектных трубопроводов и клапанов. Иосиф продолжал изучение систем трубопроводов различных назначений. Филиппинские матросы занимались приготовлением главного блюда предстоящего праздника католического Рождества.

Утром, в канун рождества, на судно приехал новый супер-интендант компании, по нашему, групповой инженер, приветливый шотландец, среднего роста, с брюшком, лет шестидесяти.Праздничный стол был замечательным. Украшением стола стал кабан, зажаренный на вертеле. Мастер выставил на стол пару бутылок виски, но воспоминания о недавнем несчастном случае с Педро мешали веселиться, пить и танцевать. Так что, в основном, это был праздник желудка.

Пообщались за столом с Роном, так звали суперинтенданта, он оказался легким в общении, веселым человеком. Расспросил Алексея о рейсе, о степени готовности к ремонту, сказал, что постановка судна в сухой док намечена на 10 января, а к заводскому причалу поставят под Новый год.

Встреча Нового года была еще менее запоминающаяся. Отметили Новый год по местному времени, скромно и без эксцессов. Тем более, что 31-го пришлось становиться к причалу, потом по очереди являться на глаза китайских пограничников. Но до ночи все успели, даже сгоняли в ближайший магазин.

Первые же дни ремонта показали, что Алексей был неправ насчет английского языка. На совещаниях, которые проводились с участием всех ведущих инженеров в судовом офисе, действительно говорили по-английски. Но рабочие, пришедшие в машину для ремонта, его не знали почти совершенно. Только в бригаде по ремонту турбин нашелся слесарь, знающий английский. С остальными приходилось объясняться жестами. В сложных случаях звали ведущего инженера.

За три недели ремонта Алексей потерял 5 кг веса. Путь вниз, в машину, и наверх, в каюту он проделывал за день раз тридцать. Да и нервов тратилось не мало, а с нервами уходили и килограммы. Аппетита в обед не было совершенно. Зато по вечерам, после ужина, экипаж был свободен, на судне оставалась только вахта и домоседы. Алик в первые же дни разведал обстановку и потащил Иосифа на прогулку. До автобуса нужно было идти минут пятнадцать пешком, но погода стояла чудесная. Много дешевых ресторанчиков было и возле порта, но для начала решили выбраться в центр.

Оказалось, что к строительству города приложили руку немцы, которым был в 1897 году передан город из-за убийства двух немецких миссионеров в восточном Шаньдуне. Немцы спланировали улицы, построили католический собор, даже пивоваренный завод. Во время второй мировой войны город вернулся в китайское управление. Последнее время сюда стало приезжать много туристов. Был построен мост через залив длиной 440 метров, разбит красивый городской парк.

Ресторан оказался очень дешевым, а утка по пекински –необыкновенно вкусной. По дороге домой зашли на рынок, работавший допоздна, накупили по большому пакету с китайскими фруктами, большую половину из которых моряки видели впервые в жизни.

Несколько раз Алексей, у которого побаливала спина, сходил на массаж.Массажные услуги, как и везде на юге Азии очень популярны, но салоны в Китае огромные. Массажистки носят на груди значки с номерами, которые показывают, что их больше сотни. Видов массажа тоже много, можно выбрать из длинного списка. В кабинет подают чай или соки, то же самое, если массажистку, которую ты запомнил по значку, приходится ждать. массаж делают не на голое тело, а через майку.

Ремонту главного двигателя с выемкой всех цилиндровых втулок было отдано самое большое внимание. Иосиф осуществлял контроль и наблюдение за сборкой и двигателя , и турбин, помогал Карлосу контролировать ремонт дизель-генераторов, но он хотя бы меньше бегал, и не привлекался к бесконечным совещаниям.
Докование судна было проведено в срок, корпус очищен и покрашен в три слоя, винто-рулевая группа отремонтирована. В машине заменили и отремонтировали негодные трубы, клапаны морской воды.

За день до спуска судна с дока главный инженер пригласил основных специалистов парохода в ресторан. Поехали на двух машинах, капитан и все наши моряки, старпом и филиппинцы остались править вахту.
На первом этаже огромного ресторана были стеклянные витрины аквариумов. Рядом, тоже за стеклом, демонстрировались все блюда, перечисленные в меню, иначе разобраться с заказом было бы сложно. Здесь же был просторный зал с множеством столиков, но китайцы предложили подняться на второй этаж, где из коридора двери вели в отдельные кабинеты.

Кабинет представлял из себя квадратную комнату с громадным круглым столом человек на двадцать, центральная часть которого могла проворачиваться, чтобы каждый мог выбрать себе закуску, не сходя с места. Все китайские инженеры, ведущие ремонт присутствовали.

Главный инженер предложил разлить по рюмкам рисовую водку, довольно крепкую. Выпили за успешный ремонт, закусили. Закусок было очень много, преобладали дары моря и разнообразные овощи и грибы. Водку больше не наливали, но местное пиво, уже упомянутого немецкого завода было в изобилии. Когда все уже наелись так, что на еду не хотелось смотреть, появились сразу четыре девушки, в руках у каждой было по литровой бутылке того же пива. На посошок!

Рон присутствовал при спуске с дока, двигатели к тому времени все были собраны, и судно на три часа вышло на ходовые испытания. Главный двигатель наконец-то прекратил течь, все было в порядке. Устали, конечно, сильно, но усталость была приятная, дело было сделано большое. Шотландец тепло попрощался с коллективом. Обе практикантки уехали домой, Педро тоже решено было оставить на берегу – просто на всякий случай. Остальные же на следующий день после докования покинули Китай на "Красной розе".

Следующий переход был в Сайгон, порт города Хо Ши Мина, столицы объединенного Въетнама. Предстояло погрузить около тридцати тысяч тонн риса на Одессу. Порт Сайгон стоит на одноименной реке в дельте Меконга. Идти пришлось около недели, сначала провели обкатку главного двигателя, потом добавили оборотов до полных: причал был уже свободен, судно ждали.

Порт в Сайгоне расположен недалеко от центра. Возле проходной толпой стоят мотоциклисты и велорикши. Такса и у тех, и других одинаковая – доллар до центра. Первым делом поехали на почту нормально позвонить по телефону. Здание центральной почты и переговорного пункта расположено на Парижской площади. Самое видное сооружение на этой площади – собор Сайгонской богоматери, сооруженный французскими колонизаторами, точная копия Собора Парижской богоматери. Скульптура ее находится перед собором.

Город очень красив, и это заслуга как раз французов. Широкие улицы, засаженные деревьями, бульвары, президентский дворец, здание городского театра, многочисленные отели – все построено в разное время, но все впечатляет. Уровень жизни явно невысокий, цены на все низкие.

Множество уличных торговцев, бистро, рестораны на каждом углу. Очень часто идут дожди, они начинаются неожиданно и быстро превращаются в ливни. Дожди, естественно, задерживают погрузку, и это устраивает всех, кроме матросов, вынужденных без конца открывать и закрывать грузовые трюма.

Филиппинцы, в массе своей, не любящие осмотра достопримечательностей, но предпочитающие любовные утехи недалеко от судна, быстро обнаружили прямо в порту интерклуб для моряков. И очень живописный! Тропинки и мостики через небольшой участок с тропической растительностью заканчивался рестораном на открытом воздухе, но под крышей. Уютные столики, бар, примыкающая к ресторану дискотека, девушки, напоминающие японских гейш, которые по первому приглашению садятся за столик, составляют компанию на вечер, танцуют, опять возвращаются к столику, чистят креветки и кормят ими с рук разомлевших моряков.

На втором этаже – два валютных магазина с сувенирами и предметами первой необходимости. Здесь же – кабинеты для массажа. Есть и профессиональные, классные массажистки, знающие ремесло, но бывает, что в роли массажисток выступают «гейши». Все по желанию моряка. Все девушки хрупкие, изящные, как статуэтки. Молодые, конечно, больше 25 не встретишь, и то это уже редкость.

Алексей увидел одесское торговое судно в порту, «Мытищи», принадлежащее Черноморскому морскому пароходству, и зашел к коллеге. Оказалось, что экипаж на борту уже около года, ходят постоянно между Вьетнамом и Филиппинами и знают город, как свои пять пальцев.

- Алексей, я тебе покажу все, что хочешь, ты только скажи, что тебя интересует. – Старший механик «Мытищ» Костя Коломиец предлагал свои услуги. - Шопинг? Пожалуйста. Девочки? Только скажи. Рестораны? Выбирай по вкусу . Но хорошие – дороговато. Мы последнее время только к Хао ходим.
- Что за Хао?
- Вьетнамец, лет сорока. Держит ресторанчик недалеко от Парижской площади. Ресторан чисто для вьетнамцев, но кухня у него! Фирменное блюдо – свиная печенка, жаренная со сладким перцем. А рыба у него вообще феноменальная! Шеф-повар экстра класса.
- А по-моему здесь в любом ресторане вкусно поесть можно, - заметил Алик.
- Дело в том, что Хао отлично говорит по-русски и очень гостеприимен. В молодости учился сначала на Украине, потом в России. Песен наших знает столько, что за пояс заткнет любого. Вот пойдем завтра, сам увидишь.

Назавтра Иосиф был тоже свободен, взяли с собой и Пашу. Каждого из них мотоциклист – таксист заботливо укутал в плащ, начинался ливень. Поднялись в центр, проехали театр, президентский дворец и остановились у Рекс отеля.
- Лучшая точка для встреч. – сказал Коломиец, - центральная улица, напротив – самый популярный у наших специалистов магазин – Ха Тах. Там на втором этаже множество мелких магазинчиков. Но я хочу вам показать русский базар. Тут недалеко.
- А к Хао когда пойдем?
- Как проголодаетесь. У кого какие пожелания?

Паша хотел на почту, последнее время с домом невозможно было связаться. Иосифу понравились сувениры из красного и черного дерева. Алику нужно было обновить гардероб, прикупить маек и шорты.

- Все будем делать по порядку. Отведу вас на рынок, - сказал их проводник, - там и сувениры, и тряпки. Рекомендую купить ремни с длинным внутренним карманом на молнии. Всего два доллара, незаменимая вещь для путешествий. Только аккуратней, смотрите за деньгами. Тут на каждом квадратном метре два воришки.
- А где переговорный пункт ? - спросил радист.
- Тоже недалеко. Все покажу. На Парижской площади. Там в прошлом веке Нотр дам де Сайгон построили. Впечатляет. А пару кварталов вверх , и мы у Хао.

Ресторанчик у Хао оказался обыкновенной забегаловкой. За столиками, на открытом воздухе, сидели вьетнамцы. Коломиец заказал 4 бутылки пива. К пиву подали маленькие розетки с кучками соли и черного перца. Рядом лежали четвертинки лимона. Тут же принесли тарелку с креветками.

- Кто хочет, попробуйте. Просто, и вкусно. – Константин перемешал специи, выжал в лимон и обмакнул в смесь кусочек креветки.
- Вкусно! - Иосиф тоже попробовал.
- Что-то тут не очень уютно.
- Подожди, сейчас Хао появится, увидишь.

И в самом деле, не успел появиться хозяин заведения, как ребят пригласили в закрытую часть ресторана. Она была небольшая, столиков на пять, для избранных гостей.
- Что пожелаете? – спросил Хао, среднего роста крепыш, прекрасно говорящий по-русски. – Печенку? Фирменное блюдо! Подается на сковородках.
- А-а…
- Все понял, сейчас подам. - Рисовая водка появилась на столе, как будто по волшебству. Тут же подали какие-то черные грибы и блюдо с креветками. – Насчет печенки распорядился. Кушайте, ребята!
- Да, Костя, ты был прав. Мы еще до печенки не дошли, но сервис чувствуется. Любит Хао русских, заметно.
- Да нет, это он просто молодость вспоминает, а мы ему помогаем. Подожди полчасика, караоке поставит.

И точно, не успели мы доесть поданную с зеленым перцем печенку на маленьких сковородках в виде поросят, как Хао уже начал петь, и призывал нас к тому же.
Песни были разные, многие из них широко известны, но Хао пел и украинские песни, которые никто из одесситов не знал. Он сказал, что жил два года в Черкассах и два года в России, в Саратове.

Вечер прошел замечательно. Все четверо остались довольны, и обещали посетить Хао вновь.
- Вы, если меня не будет, спрашивайте жену мою, - Хао показал на тоненькую вьетнамочку , сидящую за стойкой бара. Она по русски не говорит, но все сделает, как надо. И меня позовет.

Хао предложил вызвать такси, но было еще рано, решили прогуляться. Возле Рекс отеля наняли рикш. Пускай люди заработают. А Паша до порта не доехал. Вьетнамская девушка пришвартовала свой мотобайк к рикше и похитила начальника рации.

Переход из Сайгона в Одессу проходил на удивление гладко. Малаккский пролив проскочили без приключений, при бункеровке в Сингапуре «нагрели» всего на двадцать тонн, бывало и хуже, океан баловал чудесной погодой и попутными ветрами.

После напряжения первого месяца контракта, нынешнее затишье Алексею казалось подозрительным:
- Нет, так не бывает, - думал он.– Когда все хорошо, жди какой-нибудь гадости. – Он сам, не доверяя и Марчуку, придирчиво осматривал все работающее оборудование каждое утро. Но все было в порядке. Оказывается, неплохо на автоматах работать! Надо только привыкнуть, изучить пароход. Плохо только, когда проверенные кадры меняются.

К сожалению, перед отходом из Вьетнама, частично сменился экипаж. Новый капитан, поляк по национальности, характером напоминал прежнего мастера, Пита, но был более дотошен и зациклен на безопасности, учебных тревогах и борьбе за живучесть. Все понимают важность этих мероприятий, но никому не хочется лишний раз спускать спасательную шлюпку, или бегать с пожарными шлангами в полном вооружении, в маске, каске, и изолирующем противогазе.

Три южноафриканских практиканта по-прежнему были на борту и под руководством Иосифа и филиппинского вайпера привели машинное отделение в безукоризненное состояние. Новые трубопроводы были выкрашены, все переборки и трапы – вымыты, стажеры заполняли свои журналы практики и обращались за консультацией ко второму механику.

Благодаря общению с ними, а особенно с Томасом, Иосиф сделал значительный прогресс в английском. Главное, что он уже не стеснялся говорить, понял, что его знаний, его словаря вполне хватает, чтобы вести разговор почти на любую тему. Специальные же термины и запоминать не пришлось, их он ежедневно писал в машинном журнале и в отчетах.

Не во время, в самом жарком месте, вышел из строя кондиционер. В Индийском океане, на входе в Аденский залив! Пекло в каютах наступило уже через полчаса после поломки. Но причину установили быстро, за день разбитые подшипники электродвигателя вентилятора общими усилиями заменили, заодно и конденсатор почистили, и вечером уже можно было нормально отдыхать.

Наутро Иосиф распорядился навести порядок в помещении кондиционера, отрядив для этого двух стажеров. Убрав инструменты, оставшиеся разбросанными после вчерашнего ремонта, Клинер с Элеком решили помыть воздухоохладитель и компрессор кондиционера. Марчук только порадовался инициативе южноафриканцев и дал добро.

Через час перепуганный Клинер прибежал в машину. Оказалось, что залезая на испаритель кондиционера, он наступил на манометровую трубку высокого давления и сломал ее. Пока Иосиф поднялся наверх, компрессор уже стоял, сработала защита. Большая часть фреона ушла из системы.

- Ну, хорошо хоть, что причину искать не надо, - пошутил Алексей. – Сварщик трубку отремонтирует, фреон есть. А то привыкли все, что в каютах двадцать три градуса. Полезно иногда поломать кондишен. Больше уважать будут.

И опять потекли спокойные дни. Работы было ровно столько, чтобы не скучать и меньше вспоминать о доме. Неожиданное известие о рейсе на Одессу переполошило и порадовало всех. Во время погрузки Алексей и Иосиф договорились домой о будущем приходе не сообщать. Мало ли что может случиться? Но по выходу, когда порт выгрузки подтвердили, оба позвонили женам, радости их не было конца. Обе ведь настроились на долгое, восьмимесячное ожидание. Выгрузят рис, конечно, быстро, это вопрос нескольких дней. И погрузка возможна в другой стране, но все равно, главное – увидеться, потрогать своего родненького, накормить его, обцеловать, прижаться покрепче!

Сестрички сразу же захотели повидаться и насладиться хотя бы предвкушением встречи, разговорами, поделиться ожиданиями, планами. Марина выбрала подходящий день, договорилась с мамой, что дети переночуют у родителей и поехала в Одессу навестить сестру. Днем, пользуясь теплой зимней безветренной погодой, погуляли по городу, вечером, уложив Лауру, долго сидели, вспоминали мужей и обстоятельства их знакомства:

- Знаешь, Алька мне говорил, что тогда, в библиотеке подумал, что это я. Позавидовал я,говорит, Длинному. Алексей мне раньше легковесным казался. А сейчас, когда я его лучше узнала, он мне очень нравится. К тому же мне кажется, что Алик последнее время изменился.
- Ты права. И это случилось после моей поездки в Ростов, и рейса с ним.
- Думаешь, все из-за ребенка?
- Может быть… Нет, не только. Мы как-то очень сблизились за то время, что я была на судне. И еще я увидела его в служебной обстановке, он там совсем другой, и мне понравилось, как все к нему относятся уважительно. Приятно! Он ведь дома такой смешливый, шутит постоянно, и мне странно было, как люди его слушаются.
- Иосиф говорит, что Алька умеет создавать коллектив на пароходе, это очень важно.
- Вот! И я прониклась этим чувством, что все там, как одна семья. А ты, когда была, тоже это почувствовала?
- Да. У них хороший был коллектив, мне жаль, что Иосиф теперь так надолго ушел. Денег только в два раза больше, это помогает. Трое детей все-таки. А сейчас вдруг звонит, спрашивает, как дела, как дети, а я ему:
- А куда следующий рейс? - А Иосиф:
- Я разве тебе не сказал? Как это я не сказал? В Одессу рейс! В Одессу, Маринка! Через месяц дома буду!
- Уже через неделю. Они к Суэцкому каналу уже подходят!
- Я, конечно, всех детей привезу, пусть папа на них посмотрит. А потом, как уж выйдет. Иосифу, конечно, домой захочется, но сможет ли он уехать, не знаю.
- Ты приедешь ко мне, а отсюда уже будем связываться с Трансфлотом, узнавать, когда швартовка будет. Господи, мне не верится! Я уже на восемь месяцев настроилась, а тут такой подарок. Дождаться не могу.
- Вот и я тоже. Но все равно это приятные хлопоты, думать, как одеться, как причесаться. Как детей нарядить. Какие мы с тобой счастливые, Машка!

К Суэцу «Красная роза» подошла в полдень. Через час судно встало на якорь и связалось с диспетчером. – Ждите агента! – сказал он.

Ну, моряки рады приходу. Не порт, конечно, но … Якорная стоянка позволяет сделать много работ в машине, которые давно просятся. Иосиф тут же мобилизовал сварщика, четвертого механика, начали варить трубопроводы, которые в рейсе временно ремонтировали хомутами.

Вокруг стояли на якоре с десяток судов, подошедших чуть раньше. Порт Суэц, стоящий практически у входа в Суэцкий канал, разделяющий Азию и Африку, был хорошо виден невооруженным глазом. Вскоре оттуда подошел катер с агентом, который поднялся к капитану, снял положенный оброк в пару блоков сигарет, проверил уже приготовленные для него судовые документы и повез их в офис оформлять проход канала. Проход такого судна, как «Роза» в грузу приносит Египту около полумиллиона долларов, между прочим.

Вечером вернулся агент, подъехали инспектор канала и доктор, проверяющий медицинскую декларацию. Все, судно проверено, документы от имени капитана агентом подписаны, проход канала назначен на три часа утра.

Рыболовы собрались на корме со снастями. Течение не сильное, может, что и поймают. Ни Алексей, ни Иосиф фанатами рыбалки не были.

- Алик, ты когда каналом проходил последний раз?
- Я вообще здесь не ходил. Когда на практике в ЧМП был, канал был закрыт из-за арабо-израильской войны, шли вокруг Африки. А в 75-м его открыли, я как-раз в «Антарктику» по распределению попал, работали в Атлантике, в основном и в Тихом. Но ты-то здесь ходил?

- Тоже мало. Я проходил каналом два раза на юг и один раз на север. Последний раз – когда был стармехом на СРТМ . Мы из Ильичевска в Аден шли. А в северном направлении – еще раньше, на «Днепре», ночью зашли, к вечеру вышли. Нормально часов 15 идти с подходами. Сначала контейнеровозы, потом газовозы, танкера, потом уже сухогрузный флот, рыбаки последние.
- Реверсов много было, не помнишь?
- СРТМ, он же с ВРШ, забыл? Штурмана себе на мостике сами управляют, как надо. Нам тоже нечего волноваться. Управление на мостик отдадим, и все.

- Я смотрел на сегодня на мостике. Весь канал – меньше ста миль, но с учетом остановок, малого хода, как раз и получится около 15 часов.
- Все равно в ЦПУ по очереди нам сидеть придется. Ты с четвертым будешь, а я Томаса к себе в помощь возьму. До Большого Горького озера часов 5-6, там опять на якорь.встанем на несколько часов. Или это северный караван пропускает южный, я не помню.
- Хорошо бы не подряд 15 часов. А с маневрами на входе и выходе – замучаемся.

В три часа ночи подняли якорь и вошли в фарватер канала. Вскоре подъехали лоцман, электрик и три швартовщика. Тут же подскочила небольшая шлюпка с торговцами. Из нее наверх подняли с десяток узлов с товарами, затем подняли и саму шлюпку.

«Красная роза» пристроилась между двумя балкерами. Они были на расстоянии полутора миль сзади и спереди. Пейзажи канала довольно унылые, никакого сравнения с Панамским каналом, вырубленным в скалах. Синайская пустыня справа, почти такая же, с небольшими вкраплениями зелени пустыня и слева. Зато никаких шлюзов, поэтому проход быстрее.

Утром, часов в девять, торговцы разложили свой товар, где только можно, в коридорах, на главной палубе, в столовой команды, в стивидорской. Товар был разнообразный, цены – как договоришься. Чего только не было: масса изделий из бронзы на египетские мотивы, сфинксы, божества, кожаные изделия: кошельки, ремни, куртки; электронные часы, брелоки, пирамиды, сделанные из разных материалов, плюшевые верблюды. Крупные купюры давать арабам в руки было неразумно. Сдачу они не давали, вместо неё предлагали выбирать другой товар со скидкой.

Так называемые швартовщики, которые не делали ничего, но за присутствие которых нужно было платить, валялись в гамаках, мгновенно повешенных на палубе. Электрик, как правило, тоже не устанавливал прожектор на носу судна, а просто проверял его наличие.

Наконец, канал остался позади. Торговцы первые, запаковав товары, погрузились на свою шлюпку и отчалили, все остальные сошли с судна чуть позже. Последний, третий уже по счету лоцман, тоже снял с капитана положенную мзду, пожал руку провожавшему его штурману и сошел в лоцманский катер.

- Машина мостику!
- Слушаю. Второй механик.
- Примите временно управление, нагрузите машину по максимуму, потом передадите управление на мостик. Стармеха попросите дать сводку по топливу.

Через четверо суток пароход уже выходил из Босфора в Черное море. Иосиф стоял вахту в ЦПУ. Алексей спустился его подменить на ужин.
- Все, длинный, еще часок, лоцмана сдадим, а там полный ход, двадцать часов до Одессы. Завтра вечером будем у причала, если все нормально будет.
- Ты уже домой звонил?
- Нет пока. А что говорить? Вот выйдем уже благополучно, ляжем на курс, позвоним.
- Завтра надо будет порядок наводить.
- Вот именно. Портнадзор сейчас только и смотрит, за что оштрафовать, так что мобилизуй всех практикантов, сварщика, вайпера. Пусть наводят марафет сверху донизу. Проверь пломбировку всех забортных отливных клапанов. Третьему я сам скажу навести порядок по его заведованию.

- А у тебя какие планы на завтра?
- Большие, Длинный. У меня свои дела. Вахтенный журнал пересмотреть, журнал нефтяных операций заполнить, да много всего. Приходи в каюту, покажу, бумаг полно. Топливо надо замерить, не дай Бог не совпадет с журналом, у нас здесь сейчас строгости, как нигде в мире. А насчет станции бактериологической очистки отдельный разговор. Просто кормушка для наших экологов. Ладно, не будем о грустном. Завтра у нас праздник, и никто нам его не в силах испортить.
- Я тоже сегодня позвоню. Управление на мостик переключу после канала и пойду с Маринкой разговаривать. Она уже ждет, не дождется.
- Да, Длинный, удачно мы с тобой тогда в Херсон заехали, а?
- Сто процентов.



Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 33
Опубликовано: 08.10.2016 в 18:12
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






1