Капитан Вилли и другие-4



Долго можно писать о том, как вьетнамцы чистили и мыли танки, как работали специалисты по замеру остаточных толщин, как нам было предложено выгрузить весь рис в Сайгоне и идти на срочный ремонт в Сингапуре. После долгих переговоров нашего высокого начальства с не менее высоким начальством инспекции Регистра было принято Соломоново решение: около шестидесяти подозрительных мест в днище судна следовало задублировать согласно прилагаемой карты, и в таком состоянии судну разрешалось работать ещё год.

Ремонт, естественно, выполнялся силами вьетнамских сварщиков, контроль за ним возложили на меня и старшего помощника капитана, а окончательную приёмку ремонтируемых участков – конечно, на инспектора Регистра, которому мы со старпомом ассистировали. Во время этих совместных погружений в танки двойного дна мы успели уже чуть ли не сдружиться. На перекуры выходили вместе, даже сфотографировались на память. Фото назвали «Три танкиста».

Конечно, физически это было очень тяжело. Но морально – намного легче, чем на заводском ремонте в Китае. Я потел, худел и стройнел не по дням, а по часам, получал удовольствие от отсутствия шотландского начальства на судне, а мои филиппинские подчинённые за это время сделали массу полезных дел в машинном отделении.

Сказать, что мне это так уж не нравилось – значит, погрешить против истины. Пароход стоял камушком, а стоять всегда лучше, чем идти. Вилли, видя нашу с чифом самоотверженность, особо не цеплялся. Я довольно часто по вечерам ездил на берег. Иногда – в пригород, иногда – и в Хо Ши Мин. На полпути к нему я давно уже приметил большой красивый ресторан с огромной автостоянкой.

Приближался день моего рождения, но отметить его филиппинский второй помощник предложил мне вместе с ним, на судне, мы родились почти в один день. Так и порешили, я закупил спиртное, а он заказал через девушек –снабженцев огромный именной торт и закуски.

Но за два дня до этого события я пригласил всех желающих составить мне компанию в придорожный ресторан. Я сказал, что день рождения праздновать заранее не положено, поэтому мы отмечаем окончание первой половины моего контракта. Поехали почти все мои филиппинцы, кроме вахты. Человек восемь. Ресторан сказочный.

Зелень, речки, мостики, столики все отдельно друг от друга. Приятно вспомнить, как красиво и весело мы провели вечер. По дороге подхватили знакомую вьетнамочку, та взяла ещё одну подружку. Болтали, смеялись и развлекались допоздна. Все остались очень довольны, а я – особенно.

Прошло ещё пару недель, и мы вышли в рейс. Ремонт шлюпбалки решили делать в первом африканском порту, в Гане, а пока заказали необходимые для ремонта материалы. Шлюпку тоже обещали найти точно такую, как наша. Месячный переход прошёл на удивление спокойно, погода нас баловала, и терзали меня только две проблемы. Одна из них была старой: место утечки фреона в системе кондиционера так и оставалось не найденным. Фреона на борту становилось всё меньше.

Вторую проблему мне на ровном месте сделал второй механик, тоже филиппинец, умудрившийся принять в Сингапуре четыре кубометра масла для дизель-генераторов в цистерну для главного двигателя. Масло главного он этим не испортил. Но назад его перекачать я уже не мог. Головная боль до самого последнего дня контракта. Но как я выходил из этого положения, интересно только специалистам.

Первым портом выгрузки в Африка была Тема, крупнейший сейчас порт в Гане, недалеко от столичной Аккры. Оттуда я и вылетал домой. После швартовки в порту, я увидел на другой стороне бухты рефрижератор. Их легко отличить от других судов по белому цвету корпуса и сравнительно небольшим размерам. Чисто на удачу решил прогуляться в гости. Оказалось, что и рефмеханик, и опытный рефмоторист, были одесситами. Мы немного пообщались, я рассказал о своих затруднениях, и попросил квалифицированную помощь.

Ребята не отказали, и сразу же отправились со мной, прихватив все средства для обнаружения утечек. Искали они их везде, и в компрессорах, и в испарителе воздухоохладителя, и в трубопроводах и … ничего найти не смогли. Сказали, что система герметична.

Но как она могла быть герметична, если фреон продолжал уходить, помалу, но ежедневно? Вскрыли и проверили конденсатор фреона, не обнаружили утечки и там. Тогда они заявили, что надо дозаправить систему фреоном, давление немного повысится, и легче будет искать.

Этого я сделать без Вилли не мог. Последний, уже начатый баллон, я держал, как аварийный. Кондиционер, в конце концов, для людей. Люди могут и пострадать. А вот рыба и мясо в провизионных кладовых, терпеть не будут, испортятся за сутки, если что-то случится. Но и упускать возможность бесплатной квалифицированной помощи было не очень умно. Зашёл я к капитану, объяснил ситуацию.

- А ты заявку на фреон давал?
- Конечно. Я четыре баллона выписал. Но подтверждения из компании нет.
- А в провизионку часто добавляешь?
- Очень редко. Месяца два назад пару килограмм. Там утечек нет.
- А в кондиционер ЦПУ7
- Тоже редко. Почти не добавляю.
- Так заправь тогда в кондишен. Пускай эти русские уже всё хорошо проверят.
- Мастер, я улетаю послезавтра. Баллон полагается держать аварийный. Что я сменщику скажу?
- Объяснишь, как есть. Что получим на днях. Да и прилетает наш бывший стармех. Он эти системы лучше тебя знает. Всё будет нормально.
Но нормально не было. Систему дозарядили. Утечек специалисты снова не нашли.

Единственное, что я смог сделать в своё оправдание – познакомил с ними нового старшего механика. Но ему-то не знакомства полезные были нужны, а фреон.

Собрался я в дорогу, и полетел домой. В самолёте подсчитал свои потери и приобретения. Было у меня перед рейсом сто килограммов веса, сильно болели колени. Предыдущий мой контракт был короткий – всего два месяца, а дома я отдыхал десять. Но, конечно, работу искал. С деньгами давно уже была напряжёнка.

И вот, лечу я на родину, после пяти месяцев контракта, забыв о болях в коленях, потеряв пятнадцать килограмм живого веса, выдержав все тяготы и трудности рейса, очень и очень хорошо поправив своё финансовое положение. И всё бы хорошо. Но…

На Рождество Христово получил от Рикардо – электромеханика нашего, поздравление.

Послал и ему – в ответ, и поинтересовался, как обстояли дела с кондиционером. Оказалось, что фреон им в Африке закупить не разрешили, дорого показалось, а по выходу в рейс, лопнула трубка в мясной камере провизионной установки. Трубку, конечно, заварили, но фреона в запасе уже не было.

Пришлось отбирать газ из системы кондиционирования воздуха поста управления. Так и добрались до Бразилии, мясо – плюс пять по Цельсию, в ЦПУ – жара, а по каютам тоже – хуже, чем раньше. Не стал я уже спрашивать, какими словами меня поминали, и так было ясно.




Рубрика произведения: Проза -> Мемуары
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 05.10.2016 в 20:30
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






1