Подари мне надежду


Светлана Соловьёва



Трилогия «Не вини судьбу»
Из трёх романов:
Подари мне веру
Подари мне надежду
Подари мне любовь

Роман второй

Подари мне надежду

Оглавление

1…………………………………………………………………………………..4
2…………………………………………………………………………………..5
3…………………………………………………………………………………..8
4…………………………………………………………………………………10
5…………………………………………………………………………………13
6…………………………………………………………………………………15
7…………………………………………………………………………………17
8…………………………………………………………………………………20
9…………………………………………………………………………………22
10………………………………………………………………………………..24
11………………………………………………………………………………..26
12………………………………………………………………………………..28
13………………………………………………………………………………..32
14………………………………………………………………………………..34
15………………………………………………………………………………..36
16………………………………………………………………………………..37
17………………………………………………………………………………..40
18………………………………………………………………………………..42
19………………………………………………………………………………..44
20………………………………………………………………………………..48
21………………………………………………………………………………..51
22………………………………………………………………………………..54
23………………………………………………………………………………..56
24………………………………………………………………………………..59
25………………………………………………………………………………..62
26………………………………………………………………………………..64
27………………………………………………………………………………..66
28………………………………………………………………………………..69
29………………………………………………………………………………..71
30………………………………………………………………………………..75
31………………………………………………………………………………..78
32………………………………………………………………………………..80
33………………………………………………………………………………..82
34………………………………………………………………………………..84
35………………………………………………………………………………..87
36………………………………………………………………………………..90
37………………………………………………………………………………..92
38………………………………………………………………………………..95
39………………………………………………………………………………..97
40……………………………………………………………………………….100
41……………………………………………………………………………….102
42……………………………………………………………………………….104
43……………………………………………………………………………….106
44……………………………………………………………………………….108
45……………………………………………………………………………….111
46……………………………………………………………………………….114
47……………………………………………………………………………….117
48……………………………………………………………………………….119
49……………………………………………………………………………….121
50……………………………………………………………………………….125
51……………………………………………………………………………….128
52……………………………………………………………………………….130
53……………………………………………………………………………….133
54………………………………………………………………………………..134
55………………………………………………………………………………..137
56………………………………………………………………………………..140
57………………………………………………………………………………..144
58………………………………………………………………………………..146
59………………………………………………………………………………..148
60………………………………………………………………………………..150
61………………………………………………………………………………..152
62………………………………………………………………………………..156
63………………………………………………………………………………..158
64………………………………………………………………………………..160
65………………………………………………………………………………..163
66………………………………………………………………………………..165
67………………………………………………………………………………..168
68………………………………………………………………………………..169
69………………………………………………………………………………..172
70………………………………………………………………………………..174
71………………………………………………………………………………..178
72………………………………………………………………………………..180
73………………………………………………………………………………..183
74………………………………………………………………………………..186
75………………………………………………………………………………..190
76………………………………………………………………………………..192
77………………………………………………………………………………..194
78………………………………………………………………………………..196
79………………………………………………………………………………..199
80………………………………………………………………………………..202
81………………………………………………………………………………..205
82………………………………………………………………………………..209
83………………………………………………………………………………..211
84………………………………………………………………………………..213
85………………………………………………………………………………..215
86………………………………………………………………………………..216
87………………………………………………………………………………..220
88………………………………………………………………………………..222
89………………………………………………………………………………..224
90………………………………………………………………………………..226
91………………………………………………………………………………..228
92………………………………………………………………………………..230
93………………………………………………………………………………..234
94………………………………………………………………………………..236

Подари надежду
на любовь и счастье.
От автора.


1
Над морем тихо спускалась ночь. Солнце медленно, как будто зацепившись за тучи, опускалось к линии горизонта, подсвечивая небо где-то жёлтым, где-то оранжевым, а ближе к кромке воды багровым цветом. Вода быстро, как по мановению волшебной палочки, меняла свой цвет, становясь всё темнее и темнее. Легкий ветерок доносил солоноватый, приятный морской воздух.

На набережной было тихо. Санаторий постепенно начинал засыпать. На пляже оставались редкие купающиеся, любители ночной тишины и прохладной воды. Надя, уставшая за день, стояла на набережной, держась за металлическое ограждение. Она наблюдала за утопающим солнцем в темнеющих, почти чёрных волнах моря и слушала бесконечную музыку прибоя.

Спать совсем не хотелось. Такой красивый закат, такая тишина! От всей этой красоты на душе должно быть истинное блаженство, ощущение счастья, но его нет. Нет ни блаженства, ни счастья, есть только боль и страдание, от которых хочется уплыть далеко, далеко, опустится на глубину и раствориться там, забыв обо всём!

Надя стояла, неотрывно глядя на солнце и печально размышляла:

- «Я думаю о величие Бога сотворившего эту красоту и о том, как мы должны быть счастливы, что живем, дышим, видим всё это. Но нет ни радости, ни наслаждения! Ничего нет! Только одна пустота, наполненная такой же темнотой, как ночное море. Доченька, родная моя! Где ты сейчас, что с тобой? Куда судьба забросила тебя? Зачем разлучила нас!? Как мне тяжело жить и ничего не знать о тебе. Господи, только бы тебя нашли живой!»

Надя тихо вздохнула, слёз, чтобы плакать, уже давно не было. За последний год она, кажется, выплакала все до капельки. Ещё немного постояв и дождавшись, когда солнце полностью скроется за линией горизонта, она пошла в санаторий. Нужно идти ложиться спать, завтра к ней приезжает лучшая подруга Ольга. Она несколько лет отработала по контракту в Германии и по возвращению домой, сразу же поспешила к подруге. Они очень давно не виделись и вот сейчас, при первой же возможности зная, что у Нади случилась беда, Ольга бросила всё и едет поддержать подругу.

Надя, медленно шла по центральной аллее, возвращаясь в свой корпус. В санатории уже было тихо и спокойно. Только иногда, ей встречались, куда-то спешащее люди.

Закончился ещё один день, а вместе с ним все хлопоты и суета. Детский санаторий, в котором жила и работала сейчас Надя, был переполнен больными детьми, но мало кто нарушал режим и установленные правила. Поэтому после отбоя на улице можно было встретить только родителей и то, торопящихся к своему ребёнку. Уже поздно и давно объявили отбой. Но во многих окнах ещё горел свет, и доносились звуки музыки или работающего телевизора.

Подумав о приезжающей к ней подруге, Надя начала вспоминать те годы жизни, что они провели вместе. Как это было давно! Какое лёгкое и свободное было время. Впереди была целая жизнь! Сколько они вместе мечтали, о будущей работе, о семье, о любви и конечно как они мечтали и хотели простого женского счастья. Они были уверенны, что у них будет всё, всё, что нужно женщине!

И что в итоге!? Пройдена лучшая половина жизни, а они обе так и не познали этого простого женского счастья, любви.

Ольга по своей глупости потеряла возможность стать матерью и теперь живёт одна, и только мечтает и ждёт своего счастья.

Надя познала счастье материнства, но вырастив дочь, она потеряла её и сейчас не знает, как с этим жить дальше!? Она вообще перестала что-то чувствовать и уже привыкла жить, как робот. Просыпаясь, заставляла себя встать, встав, заставляла себя умыться и позавтракать. Если не нужно идти на работу, не вспомнив, что нужно поесть, могла просидеть у окна, глядя в одну точку целый день. А когда что-то делала или говорила, то просто не осознавала что говорила или делала. С ней могли разговаривать, а она даже не слышала собеседника и витала где-то далеко, далеко в своих мыслях.

Всегда весёлая, активная женщина совсем перестала проявлять какие-нибудь эмоции. Вроде бы живёт, но как то не осознано, на автомате. И с каждым днём жить становилось всё труднее и труднее. Иногда просыпаясь утром, Надя до боли сжимала зубы, чтобы заставить себя встать и идти в следующий день. Её удерживает на этом свете, только одно - это надежда и вера! Надя несмотря ни на что надеется и верит, что её дочь найдётся, вернётся к ней, и они ещё будут счастливы!
2

Ольга с Надей вместе учились в медицинском институте и всё время обучения, не расставались ни на один день. Девушки быстро сблизились не только из-за того что вместе учились и жили, а из-за того, что у них очень много было общего. Они любили читать одни книги, смотреть одни и те же фильмы. Они одинаково не любили ходить на шумные дискотеки, а предпочитали уединение и тишину. Все интересы у них были общими!

И хотя внешне они были очень разные, но очень симпатичные и стройные девушки. Ростом и фигурой они были очень похожи, как сёстры, но лицом совершенно разные.

Надя со светло-русыми волосами, с каким-то необычным золотым оттенком и красивыми природными кудрями. Ольга в шутку называла её «Златовлаской». Надя вся была какая-то светлая - светлые волосы, светло-зелёные, даже немного бирюзовые, глаза. Но она не была бесцветной, потому что природа очень ярко очертила её чёрные, с красивым изгибом брови и подарила ей густые, длинные ресницы. Она совсем не красила глаза, потому что в этом не было необходимости, она только подкрашивала немного полноватые, приподнятые к уголкам губы. Из-за этой особенности строения губ, она всегда выглядела улыбающейся. Она и в самом деле всегда улыбалась, была очень весёлой и интересной девушкой!

Ольга, не сказать что полная противоположность своей подруге, но она от природы была яркой – тёмно-каштановые волосы с красивыми, большими волнами. Её причёска всегда выглядела так, как будто лёгкий ветерок поднимает её волосы. У неё серые глаза, но они, скорее тёмные, чем светлые и ресницы у неё хоть и были чёрными, но не такие густые и длинные, как у подруги и она всегда обильно подкрашивала их тушью. Что раскрасила ей природа, да-к это губы! Полные, как будто немного приоткрытые губы всегда были алыми до блеска.

Девушки были очень дружны, и всё время обучения были вместе, с утра до вечера, каждый день и не расставались даже на каникулах. Только после окончания института, жизнь развела их. Ольга осталась в Москве и работала в частной стоматологической клинике, а Надя вернулась на свою родину, в деревню с красивым названием «Радостная», недалеко от города Снежинска.

Как Ольга не уговаривала подругу, Надя не захотела остаться в столице и решила вернуться домой к родителям, которые сейчас жили с бабушкой. Она решила вернуться туда, где провела своё детство!

Пытаясь разъяснить Ольге причину, почему она не остаётся в очень крупной стоматологической клинике, отказывается от большой зарплаты и жизни в столице, Надя в очередной раз объясняла подруге:

- Оля, я маме обещала, что вернусь домой!

Подруга, удивляясь такому решению, в полном непонимании, спрашивала:

- И кем ты там собираешься работать?

- Врачом конечно!
- Но ты же сказала, что родители переехали из вашего города, в деревню к бабушке!?

- Ну и что!?

- Как, что!? Ты едешь к ним в деревню!?

- Да! В самую настоящую деревню!

Ольга, не желая расставаться с подругой и до конца не понимая принятого ею решения, растеряно спросила:

- Не понимаю, зачем? Там хоть больница-то есть?

Надя, видя удивление своей близкой подруги и, пытаясь в очередной раз объяснить ей своё желание вернуться к родным, отвечала:

- Во-первых, я очень соскучилась и хочу домой. Во-вторых, у нас в деревне большая больница, для меня работа уже есть. Мама написала, что Семён Григорьевич, наш главный врач, сделал заявку на стоматологическое оборудование. У меня будет свой кабинет, так что не переживай, у меня будет своя стоматологическая клиника!

- Надя, не смеши меня, пожалуйста! Стоматологическая клиника! Мне кажется, что ты там будешь работать обычным фельдшером, когда всем вылечишь зубы. Сколько там народу живёт!?

- Нет, Оля, ты просто не представляешь масштабов нашей деревни. Она только по названию деревня, а так довольно большой посёлок. В нашей больнице есть своя операционная и свой стационар. Я буду работать на две ставки. Наши с тобой курсы и приобретенная практика массажистов, мне помогут, а дальше будет видно!

Ольга, качая головой и не желая соглашаться с подругой, с тоской в голосе сказала:

- Но я всё равно удивляюсь тебе! Ладно бы в своём родном городе, где окончила школу, где школьные друзья остались и вообще всё родное, а то почему-то к бабушке в деревню?

- Потому что с уходом на пенсию мои родители переехали в её большой дом и теперь живут там все вместе!

Ольга, с грустью глядя на подругу, вздохнув, спросила:

- И что? Мы с тобой, теперь будем только переписываться!? А как же наша дружба? Как я без тебя?

Ольга, очень расстроенная предстоящей разлукой, сидела чуть не плача. За столько лет проведённые вместе, девушки так сблизились и сроднились, что стали как сиамские близнецы. И вот наступил такой момент в жизни, когда им нужно расстаться, а от этого так грустно и печально, что хоть плачь!

3

Надя села рядом с запечалившейся подругой и приобняв её, немного раскачиваясь, улыбнулась и сказала:

- Мы будем не только переписываться, мы будем ездить друг к другу в гости. Пойми подруга, меня очень ждут дома! Я одна из сестёр, ещё не замужем, свободная, не привязана к семье и какому-нибудь городу. Вот на меня и надеются родители. Папа говорит, что я их единственная надежда! У сестёр уже свои семья и они устроили свою жизнь, а я, как говорит мама, одна из дочерей мыкаюсь как неприкаянная. Вот я и хочу вернуться к родному берегу, к маме с папой. Кроме меня просто некому! Старшая сестра Вера осталась в Снежинске, в деревню с родителями, конечно, не поехала. Они с мужем Ваней, когда умерли его родители, построили для себя большой дом, звали маму с папой к себе, но они отказались из-за бабушки. Младшая сестра Любаша, домой уже не вернётся. После смерти мужа, она как уехала на его родину, так и не захотела уезжать от его могилки, осталась там навсегда. А бабушка у нас уже старенькая, хоть и очень даже ещё ничего, но помощи уже требует. Ей трудно одной содержать большой дом и хозяйство. Там только один огород почти сорок соток! Бабушка категорически отказалась ехать в Снежинск, сказала, что умирать будет в своей постели и никуда не тронется с места. Поэтому мама с папой и перебрались к ней.

- Всё равно не могу понять, почему? Почему именно ты должна возвращаться и вообще, зачем возвращаться? С бабушкой сейчас родители, они ей и помогут. Тебе-то, зачем туда ехать, что за самопожертвование!?

- И никакое это ни самопожертвование! Ты не представляешь как там красиво, а главное тихо и спокойно. Там совсем другая жизнь, другой ритм. Оля ты не представляешь как там хорошо! Да, что я тебе рассказываю, ты и сама всё видела!

- Видела, да! Мне, в самом деле, очень понравилось, но это было на каникулах, пока мы отдыхали, а чтобы жить там!? Нет, это не для меня!

- Оля бабушка просто мечтает, чтобы я приехала! Она столько лет прожила одна, хотя всю жизнь мечтала о большой семье под одной крышей, поэтому ждёт меня с нетерпением. Устала она от одиночества, от пустоты в доме. Я очень хорошо её понимаю и рада, что хоть на старости лет могу её порадовать таким малым. С моим приездом осуществится мечта и желание всей её жизни!

- Надя многие старики живут одни и это нормально!

- Оля, подруженька моя дорогая, подумай только, что в этом нормального!? Живёт семья, в которой есть всё, а самое главное дети и вдруг ничего не остаётся! Дети выросли, у каждого из них своя жизнь, своя семья. Любая опека и забота теряет всякий смысл, потому что не о ком заботиться и некого опекать. Ты только представь, как это тяжело! Было всё и вдруг ничего не осталось! Пока с бабушкой жил сын, мой дядя, родители не волновались за неё, но он уехал, и она осталась одна. В жизни любого пожилого человека наступает такой момент, что он уже как маленький ребёнок просто не справляется, казалось бы, с привычными, ежедневными делами. Баба Катя, и так очень долго прожила одна и ни от кого не зависела, а сейчас ей просто необходима наша помощь! Родители вышли на пенсию, почему бы не уехать к ней в деревню!?

- Катя, ладно родители - это я понимаю и поддерживаю. Пошли на пенсию и переехали. Им самим может быть в деревне, на свежем воздухе будет лучше, но тебе-то, зачем ехать? Молодой, красивой, в полном расцвете сил, дипломированному специалисту и похоронить себя в деревне!?

- Я не собираюсь себя там хоронить! Я собираюсь там жить и работать!

Переведя взгляд на быстро бегущие облака за окном, Надя тихо, спокойно сказала:

- Ты знаешь Оль, я хорошо помню, как мне бабушка говорила, что как тяжело жить одной в большом доме, особенно зимой. Летом хоть огород, хозяйство отвлекает, а как заканчиваются все заготовки, все летние работы по хозяйству, так и наступает тоска, страшная тоска. Иногда, она говорила, что чувство ненужности и одиночества просто душило её. Ходила по дому и не знала, куда себя деть, как убить время. И самое страшное то, что она начинала думать, что никому не нужна! Бабушка столько пережила за свою долгую жизнь, что хочется её хоть на старости лет порадовать.

- Всё равно не понимаю!?

- Оля, я очень удивляюсь твоему отношению к родителям!? Я не хочу тебя обидеть, но моя семья для меня всё! И жить в Москве мне совсем не хочется. Я устала от большого города, от постоянного гула огромного количества всевозможного транспорта, уж про воздух я и не говорю. А дома меня ждут и тоскуют, и я очень соскучилась по ним. Не поверишь, так хочу домой!

- Не обижаюсь и верю, но с трудом! Всё-таки почему, из-за чего такое желание у бабушки? Неужели она не понимает, что у каждого ребёнка своя жизнь, своя судьба? Ведь наоборот должна была уже привыкнуть к такой жизни, а она, наоборот, чем старше становится, тем ей становится тоскливей?

- Да, Оля, ты права! Она с возрастом всё труднее и труднее переносила одиночество. Это всё последствия войны! Страх тех лет не прошёл и когда пусто, тихо в доме, она всегда начинает вспоминать те страшные и трудные годы.

Надя, задумавшись, замерла. Глядя вдаль, стояла думая о чём-то грустном. Ольга внимательно посмотрела на неё и растерянно подумала, что не отговорить ей подругу, потому что она всей душой, сердцем, всеми мыслями там, дома со своей семьёй!
4

Попереживав, из-за безвыходности ситуации и, не переставая удивляться решению подруги, Ольга потерянно сказала:

- Причём здесь война!? Уже прошло больше полувека!

Надя, печально вздохнув, сказала:

- Это для нас с тобой прошло, потому что мы этого не переживали! А с теми, кто это пережил, память о тех страшных годах живёт на протяжении всей жизни! Бабушка постоянно вспоминает и говорит о тех летах своей жизни. Каждый раз, когда слушаешь её, сердце кровью обливается, видя, как она переживает. Это те воспоминания, которые забыть нельзя!

- А что с ней произошло, ведь ваша область не была под немцами!?

- Не была, но понимаешь, Оль, после войны в деревне остались только женщины и дети! Она до сих пор об этом очень тяжело вспоминает.

- Почему только женщины и дети, как это?

- Так получилось, что после войны никто не вернулся в деревню. Совсем не один мужчина, ни один человек! Ни мужей, ни отцов, ни сыновей не отдала война.

- Что даже после ранения никто не вернулся!?

- Нет, ни один человек! После войны наша деревня из «Радостной» превратилась во «Вдовину». Её так и называют все. Даже до сих пор старые люди на письмах пишут «в деревню Вдовину». «Радостной» она осталась на бумаге, да мы молодёжь её так называет.

- И как же они жили?

- Бабушка рассказывала, что очень тяжело было. Первые годы не могли одни поднять колхоз, женских сил не хватало. Потом к ним в деревню, назначили бывшего военного председателем и объявили набор одиноких мужчин на работу механизаторами. Вот после этого деревня начала оживать, но название осталось. Моя мама с тридцать пятого года, а дядя Саша, её брат, с тридцать седьмого. Они по происхождению немцы. Первый муж у бабы Кати был немцем. В самом начале войны бабушка вышла второй раз замуж, и они поменяли не только фамилию, но и отчество у детей. Бабушка не выходила больше замуж, говорит, что как вспомнит эту мобилизацию мужиков, так становится не хорошо на душе!

- Почему?

- Говорит, что очень неприятно было! Ведь все, всё понимали. Приехало двадцать мужчин, а на них помимо молодых девушек, одиноких вдов вся деревня и среди них больше половины тоже молодые. Вот и ходили мужики, как гусаки по деревне, выбирая себе свою гусыню! Сколько говорит, драк и скандалов было на этой почве, особенно между женщинами. Подруги становились врагами и всё из-за мужиков! Я, тебе повторяю бабушкиными словами, потому что понятнее не выразишься, если говорить современным языком, то совсем некрасиво получится. Говорит, что и к ней захаживали. Она ведь в молодости очень красивой была!

- И что она!

- Говорит, что пару раз ухватом огрела, и её дом стали обходить стороной.

Ольга заулыбавшись, смотрела на подругу. Надя взглянула на неё и продолжила говорить:

- Тебе смешно, а я как представлю эту картину, то тоже неприятно становится! Дальше баба Катя жила одна и воспитывала детей. Поэтому очень переживает, что дети не возвращаются домой. Она очень страдает оттого, что вырастая, дети уезжают из родного дома. Бабушка после войны выстроила огромный дом на два хозяина, в надежде, что все дети и внуки будут жить с ней. Сейчас родители, объединили обе половины и живут вместе. Места много, дом просто огромный! Для меня будут целых две комнаты на выбор. Вот такие дела! Поэтому я больше из-за неё возвращаюсь в деревню, чем из-за родителей.

Ольга, печально взглянув на подругу, искренне переживая из-за предстоящей разлуки, сказала:

- А я думала, что по окончанию института ты всё-таки передумаешь! Надеялась, что столичная жизнь тебе понравится и ты, так же как и я, не сможешь отсюда уехать.

- Нет, я всегда знала, что вернусь домой! Пойми Оля, у меня там всё: мама, папа, бабушка и сестра с семьёй. У меня племянник растёт, а я его видела последний раз, когда ему было только пять лет. Мы же семья! Должны быть рядом! Я по-другому не могу!

- А я, как ни странно, могу! Могу и не хочу возвращаться домой! Что я там увижу? Серые дома, одни старики, молодёжи совсем не осталось. Хоть и городок, ни деревня как у тебя, но всё-таки провинция. Я хочу остаться в Москве, хочу здесь жить и работать. Знаешь, Надь, я к маме буду в гости ездить, а жить там, ну совсем не хочу!

- В этом нет ничего удивительного. Каждый выбирает свой путь, по нему и идёт! Может быть, это и есть судьба!?

- Эту судьбу ты запросто можешь изменить, оставшись в Москве!

- Не хочу я ничего менять!

Ольга с сожалением понимала, что подруга уезжает, и видеться они будут редко. В тоже время она понимала, что каждый человек идёт по выбранной им дорожке и как бы она не мечтала, но Надя уедет. Уедет туда, где живёт её семья, где она проводила своё детство. Где у неё остались друзья, о которых она тоже вспоминала и грустила, особенно первые годы обучения.

С грустью глядя на подругу Ольга, цепляясь хоть за маленькую, но надежду, сказала:

- Надя, но ты же там, в этой деревне, никого не знаешь?

Надя удивлённо посмотрела на неё и радостно ответила:

- Почему? Я когда была маленькой, гостила у бабушки каждое лето и вообще все каникулы проводила там. Мы с Любашей больше всех родственников жили в деревне у неё. Поэтому она меня и ждёт больше всех! Она ведь понимает, что Люба не приедет. Она осталась жить со свекровью, не захотела оставлять её совсем одну. Вот вдвоём с ней и воспитывают её сына Кирилла. Поэтому в деревне у нас с сестрой было много друзей и знакомых. У меня там была одна, особенно закадычная подруга - Зойка. Мы с ней крепко дружили, тогда и до сих пор переписываемся.

- Да знаю я!

- Что же тогда говоришь, что у меня там никого из друзей не осталось!?

- Надь, мне просто обидно!

- Оленька, подружка моя дорогая, тебя мне никто не заменит, и я всегда буду тебе писать, а по возможности приезжать в гости. Ты вот через год пойдёшь в отпуск и приезжай ко мне погостить, хоть ненадолго.

Ольга с грустью спросила:

- Приглашаешь?

- Да приглашаю!

Ольга, загрустив села у окна, а Надя, продолжая собирать вещи, вспомнила о своей подруге детства - Зое.
5

Оканчивая школу и готовясь к выпускным экзаменам, Надя с Зоей уже строили планы на будущее. Для Нади вопрос, где учиться никогда не стоял, она с детства любила играть в доктора. Лечила сначала кукол и своего любимого плюшевого мишку, а когда подросла и стала старше, несла в дом раненых птичек, котят и щенят. Из-за её пристрастия всем помочь, всех вылечить, в их доме всегда было много животных. Мама никогда не возражала и не ругала её за это, а во всём поддерживала и помогала. Последние годы, Надя увлеклась стоматологией. Кукол уже не лечила, а вот подруг, родителей и младшую сестру замучила, обследованием их полости рта.

Её подруга Зоя, с самого детства мечтала стать актрисой. Но очень самокритично относилась к себе. Она понимала, что со своей уж очень скромной внешностью, маленьким ростом, рыжими, как огонёк волосами и курносым, сильно вздёрнутым носиком, всегда, независимо от времени года, обсыпанным веснушками, эта мечта может так и остаться не осуществимой. Она, сидя перед зеркалом и подводя серые глаза чёрным карандашом, чтобы сделать своё лицо ярче, приговаривала:

- Ну и что, что я рыжая! В любом случае я совсем не страшная, я даже очень симпатичная и интересная девушка. А цвет такой, так это как раз для того, чтобы выделить меня в толпе. Может быть, как раз это и понравится приёмной комиссии!?

Поэтому до самого последнего момента Зоя не могла решить для себя, куда поступать и кем быть!? Её мама настаивала на серьёзной профессии, ставя Надю в пример, говорила:

- Зоя, доченька посмотри на свою подружку, на Надю. Она будет врачом, куда как с добром и зарплата хорошая и уважение людей.

- Мама, я люблю театр!

- Зоя, дочка! Ради Бога, подумай! Из тебя же не выйдет никогда артистки, ты уже взрослая, сама должно это понимать.

- Думала я мама над этим и не раз! А как посмотрю кино, так опять охота в артистки. И напрасно ты думаешь, что я не подойду по внешним данным. Я ведь понимаю, что ты именно поэтому меня отговариваешь. Мама, но там, не все красавицы! В кино нужны всякие и красивые, и не очень. Так, что мама, ты не ругайся, но я всё-таки попробую.

Мама, с досадой глядя на дочь понимала, что когда рухнут все её мечты, она будет переживать, потому что очень ранимая и чувствительная девушка. Она очень жалела и хотела предостеречь дочь от разочарований, в очередной раз, пытаясь её уговорить, убеждала:

- Зря ты Зоя всё это затеяла, ох зря! Ведь сама потом будешь волноваться и расстраиваться. Подумай хорошенько, а если всё-таки не поступишь? Целый год потеряешь! Ты же знаешь, как нам с отцом тяжело. Бабушка после того, как сломала шейку бедра, уже седьмой год лежит, а ведь ей семьдесят. Кости не срастутся уже никогда, а пролежать она может ещё лет десять. Прости, Господи! Конечно, дай Бог ей здоровья и пусть живёт, только мне помощь твоя нужна.

- Мама, как обидно, что ты не можешь понять меня! Я из-за бабушки не могу ломать себе жизнь! Я её очень люблю, но сидеть рядом ещё десять лет не хочу. Потом я состарюсь, превращусь в старуху и меня уже точно, никто не возьмёт в артистки. Мамочка, ну пожалуйста, не сердись, я ведь отучусь и вернусь домой, это же всего несколько лет!

- Если поступишь в артистки, то уже не вернёшься никогда!

Зоя заулыбавшись, ответила:

- Мама спасибо, что всё-таки веришь в меня!

Мама, качая головой, печально смотрела на дочь, отлично понимая, что её не переубедить, и она сделает всё по-своему. Хотя отлично знала, что всё напрасно! С наступлением весны и бес того веснушчатое лицо у Зои, стало совсем рыжим и выглядела она не как девушка, а как подросток. Отчаявшись, мама, советуя дочери, сказала:

- Зоя, доченька, ты хоть подумай заранее, что будешь делать, если не поступишь в артистки!

- Мама, я что-нибудь придумаю!

- И, что!? Зоя, доченька, времени думать уже совсем не остаётся!

- Есть у меня одна мысль, так что ты мам, не переживай! Если я не поступлю в артистки, то пойду в Культпросветучилище.

- И на кого ты будешь там учиться?

- Окончу его и смогу работать директором клуба в любом месте!

- Сразу директором!?

- Ну, нет, конечно! Смогу вести театральный кружок и сама учувствовать в спектаклях.

Удивлённо глядя на дочь, мама сказала:

- Да-к, у нас и клуба-то давно уже нет, сколько лет как закрыли. Все праздники и концерты в школе, в спортзале проходят. Где ж ты будешь работать?

- Потом буду думать над этим вопросом, нужно сначала отучиться.

Не переставая расстраиваться из-за выбора дочери, мама причитала:

- Ой, Зоя, Зоя! Нет, чтобы пойти куда-нибудь и получить нормальную профессию, чтобы потом, работать на хорошей должности, а клуб это баловство! Когда наиграешься, что будешь делать?

Но у подруг, уже было всё решено, и менять они что-то совсем не хотели.
Хотя и профессии для себя выбрали совершенно разные. Всё-таки характеры очень влияют на выбор! Спокойная, рассудительная Надя и профессию выбрала для себя серьёзную, хотя в семье, врачей не было никогда. А задорная и энергичная Зоя и в будущем не хотела останавливаться, всё неслась куда-то. Поэтому её выбор и был связан с театральными подмостками.

6

Успешно сдав экзамены в школе, Зоя с Надей уехали в Москву. Поселились в небольшую, дешёвую, по Московским ценам, гостиницу и на следующий же день пошли с документами по своим учебным заведениям. Надя сдала документы в Московский государственный медико-стоматологический университет и успешно поступила в него. Получила место в общежитии и начала жить студенческой жизнью и учиться.

Зоя в театральный институт не поступила, завалилась сразу же на первом туре. Хотела попробовать в консерваторию, думала, что за счёт красивого голоса попадёт туда. Но у неё даже не приняли документы, потому что она не прошла предварительное тестирование. Ей посоветовали взять преподавателя и позаниматься, а на следующий год, попробовать ещё раз. Но она, рассердившись на весь белый свет, сдала документы в Культпросветучилище и была зачислена. Но из Москвы ей пришлось уехать. Это для неё было неприятным сюрпризом, потому что приёмная комиссия работала в Москве, а само училище находилось в пригороде, там было и общежитие. Она никак не ожидала, что будет жить и учиться не в самой Москве!

Первое время подруги виделись часто. Каждые выходные Зоя приезжала в Москву на электричке и девушки гуляли весь день. Постепенно эти встречи становились всё реже и реже. У Зои в училище появились новые подруги. Общие интересы и общее обучение, сблизили их. А Надя очень много времени посвящала занятиям и даже иногда, если Зоя и приезжала к ней в гости, эти встречи были не долгими, наспех.

Учиться Наде было трудно! Очень многое приходилось учить наизусть, зазубривая трудновыговариваемые слова, огромное количество формул, всевозможные задачи, особенно по химии. У Нади по химии в школе всегда была пятёрка, и ей казалось, что она знает её очень хорошо. Но химия в институте и в школе, это совершенно разные вещи! То, что им преподавали в институте, не входило в школьную программу, и она начала изучать её практически с нуля. Всё было совершенно иным!

У Нади если и было свободное время, то она тратила его на дополнительную подготовку к очередной лекции, которое она проводила или за письменным столом в общежитии, или в библиотеке. Благодаря тому, что она быстро усваивала новый материал, она училась хорошо и все экзамены и зачёты сдавала в срок. Но, несмотря на тяжелые, порой непосильные нагрузки, учиться было очень интересно!

Так постепенно, Надя с Зоей, увлечённые, каждая своим ремеслом, разошлись по разным дорожкам. Жизнь развела близких подруг. Подруг, которые с самого детства дружили и расставались только, когда заканчивалось лето, и Надя уезжала домой в Снежинск, на очередной учебный год. Пока они были вместе, думали, что никогда не расстанутся, не смогут жить друг без друга. Но время не стоит на месте! Детство закончилось, началась взрослая жизнь и их пути разошлись. Разошлись дорожки, но дружба осталась! Они часто созванивались, постоянно узнавая новости, друг о друге.

Надины новости всегда были одинаковыми: учусь, зубрю, никуда не хочу, с утра до ночи сижу в институте или в библиотеке. А рассказывая свои новости, Зоя просто захлёбывалась, пытаясь успеть за короткий срок рассказать подруге о том, как она рада и счастлива, что поступила в училище. Она весело рассказывала, как ей нравится всё, что им преподают и то кем она дальше будет в жизни. Надя слушала подруга и радовалась за неё, за то, что она всё-таки смогла найти себя и одновременно воплотить мечты детства в реальность. Так, казалось совсем рядом, но одновременно так далеко друг от друга и учились подруги.

Рядом с Надей теперь каждую минуту была Ольга. Они познакомились ещё на вступительных экзаменах. Сидели рядом в одной аудитории, потом вместе волновались в ожидании зачисления. Вместе радовались, когда у них всё получилось, и они поступили. Учились девушки в одной группе и, сдружившись, попросились жить в общежитии вместе. Всё делили поровну и учёбу, и быт. Все долгие годы обучения, они были рядом, всегда и во всём поддерживая, помогая и сочувствуя друг другу.

Окончилась учёба и подругам пришлось расстаться. Надя уехала работать в родную деревню, а Ольга осталась в Москве.

Они обе, очень сильно переживали из-за предстоящего расставания. Но, увы, жизнь развела их дороги в разные стороны. Развела, но не разорвала их отношения! Несмотря на расстояние, они остались подругами и несли эту дружбу через всю жизнь.

Как это замечательно, что есть друзья! Друзья, от воспоминания о которых, чувствуешь внутреннюю радость, радость от того, что ты не один. Очень важно знать, что ты кому-то нужен, осознавать свою, хоть и небольшую, но значимость для кого-то. Есть родители, сестры, но этого недостаточно. Без друга, жизнь неполноценна!

В жизни Нади не было обид и разочарований, ей не пришлось испытать предательства. Всегда рядом с ней был надёжный друг, сначала Зоя, потом Оля и та и другая, если ей было плохо, одинаково говорили: «Не раскисай, ты справишься! Вот увидишь, завтра будет лучше!»! Надя считала себя счастливой, потому что знала, что всегда, когда ей будет плохо, они будут рядом!

На определённом этапе нашего жизненного пути нам встречаются разные люди. Некоторые из них просто проходят мимо, не оставив в нашей судьбе никакого следа, а некоторые живут, если не рядом с нами, то в наших душах всю жизнь!

И неправда если говорят, что детская и юношеская дружба, должна оставаться в детстве, что это всё баловство. Если дружба настоящая, то она может пройти через всю жизнь! Хотя понимание своих чувств, эмоций и отношения друг к другу, люди начинают постигать, взрослея и только повзрослев, могут понять, где друг настоящий, а где лживый и только завидующий тебе человек. Если человек искренне рад тому, что у друга жизнь складывается лучше, чем у него и при этом, не завидуя ему чёрной завистью и не желая зла более успешному другу, стремится сделать для себя выводы и старается добиться такого же успеха, то такой человек, такие отношения и есть настоящие!

7

После окончания училища Зоя возвращалась домой, к родителям. Она была полна решимости, восстановить клуб в родной деревне и работать в нём всю свою жизнь. У неё было столько планов, что она мысленно расставляла их в очередь, чтобы планомерно воплощать в жизнь.

Зоя так долго прощалась с подругами, что опоздала на свой поезд. Ей пришлось сдать билет и поменять его на следующий день. Предстояло ждать целые сутки! Это время она провела на вокзале. Из общежития, в котором жила, она уже выписалась, подруги все разъехались. Даже Нади не было в Москве! Она с подругой Ольгой, уехала на каникулы к её маме. Как ни прискорбно, но поехать некуда! Пришлось сидеть и ждать своего поезда на вокзале. Несколько раз у Зои проверяли документы и билет. Несколько раз ей пришлось объяснять причину долгого нахождения на вокзале.

Она сдала вещи в камеру хранения и от безделья слонялась по вокзалу. Чтобы убить время и подышать свежим воздухом, она часто выходила на улицу прогуляться.

Проходя по полупустому перрону, она заметила сидящего на скамейке молодого, симпатичного парня. Он одиноко сидел, не глядя ни на кого. У его ног стояла небольшая дорожная сумка. Пройдя мимо скучающего парня несколько раз, Зоя села на лавочку рядом с ним. Парень не шелохнулся, даже не заметив её. Зоя покосилась на него, немного посидела молча и сказала:

- Здравствуйте!

Парень повернулся, посмотрел на неё и, молча в ответ, только кивнул головой. Зоя пододвинулась ближе и осторожно спросила:

- Я смотрю, вы давно сидите, тоже поезд ждёте?

Не глядя на неё, парень холодно ответил:

- Ну, не самолёт же!

- Ну да, глупый вопрос, что можно ждать на железнодорожном вокзале!?

Она продолжала спрашивать, не обращая внимания на то, с какой неохотой парень отвечал ей:

- А вы, на какой поезд?

Не глядя на неё, вздохнув, он ответил:

- До Снежинска!

Зоя обрадовавшись, что встретила попутчика, радостно сказала:

- Надо же, мы ждём один поезд! Здорово!

Парень посмотрел на неё, не понимая, чему она так обрадовалась, а Зоя продолжала возбуждённо говорить:

- Я еду до станции «Радостная», она перед городом Снежинск.

Парень улыбнулся, глядя на возбуждённую, непонятно чему обрадовавшуюся девушку и спросил:

- А долго ехать до него?

Зоя с готовностью продолжать начатый разговор, ответила:

- Почти двое суток.

- Далеко!

Зоя замерла, пристально глядя на него и с интересом спросила:

- А вы, что едете и не знаете, сколько ехать?

Печально улыбнувшись, парень ответил:

- Нет!

Зое было очень интересно узнать, почему он едет в Снежинск, и она продолжала спрашивать:

- А вы в гости или домой?

Вздохнув и почему-то отвернувшись в сторону, парень свёл брови и сердито ответил:

- А вам не всё равно?

Зоя обиделась, ведь было не очень приятно услышать почти грубый ответ! Надув губы она отодвинулась от него, поняв, что лезет не в свои дела и молодому человеку это не понравилось. Понимая, что её разговоры совсем не интересуют его, она замолчала, глядя на редко проходящих мимо них пассажиров.

8

Парень взглянул на её веснушчатое, как солнце лицо и, улыбнувшись, спросил:

- Вы обиделись?

Не глядя на него, немного задрав курносый носик, Зоя как можно безразличнее, ответила:

- Нет, сама виновата! Вяжусь к незнакомому человеку. Просто я здесь уже почти сутки, скучно очень!

Чтобы как-то загладить свою вину, улыбаясь, парень сказал:

- Мне тоже скучно, давайте познакомимся. Я Слава, а вас как зовут?

Забыв о своих обидах Зоя, повернувшись к нему, обрадованно ответила:

- А я Зоя!

Парень ей очень понравился - симпатичный, тёмные волосы, серые глаза и смотрел он как-то по-доброму так, что у Зойки защемило в сердце. Он пододвинулся к ней ближе и спросил:

- А вы к кому едете?

- Я еду домой!

- Домой это хорошо! А что вы здесь делали, в Москве?

- Я закончила учёбу и возвращаюсь на родину. Буду в родной деревне работать директором клуба!

С улыбкой посмотрев на Зою, Слава пропел:

- Ого-го-го!

Девушка застеснялась и добавила:

- Сначала, правда, клуб нужно восстановить!

Сдерживая улыбку Слава, кивая головой, сказал:

- А-а! Понятно!

- Зря вы так иронизируете! Мне в отделе культуры нашего района, обещали помочь всем необходимым.

Поняв, что он своими словами опять обижает девушку Слава, посерьёзнев, сказал:

- Ну, если так, то здорово! Интересная у вас работа, живая!

Зоя, почувствовав одобрение и поддержку с его стороны, повернулась и радостно, с восторгом произнесла:

- Да, очень интересная! У меня столько планов, просто громадьё! Не терпится начать воплощать их в жизнь.

- Интересная у вас будет жизнь!

- Да, очень! А вы к кому едите в Снежинск?

Слава замолчал, опустив глаза вниз. Зоя наклонилась и с интересом заглянула ему в глаза. Он посмотрел в её тёмно-серые, немного кошачьи глаза и ответил:

- Я ни к кому. Просто купил билет туда, потому что название понравилось.

Зоя сидела и в растерянности глядя на него. От удивления, широко открыв глаза, спросила:

- Как? И, что вы там будете делать?

- Ещё не знаю!

Он отвалился на спинку лавочки, и с его спины съехала наброшенная ветровка. Зоя увидела, что у него по локоть нет левой руки. Она от испуга, даже откачнулась в сторону. Лицо стало испуганно сочувственным и, не отводя глаз от руки, она медленно со страхом спросила:

- Где ж вы сможете работать с одной рукой?

Слава печально улыбнулся, поправляя куртку. Виновато посмотрел на Зою, поняв, что напугал девушку и спокойно ответил:

- Посмотрим!

Объявили посадку на их поезд. Зоя заспешила, быстро сказав:

- Я побежала за вещами. Ой! Они ж у меня в камере хранения! В поезде увидимся!

Она быстро встала и почти бегом поспешила в здание вокзала. Вдогонку услышала:

- Я в восьмом вагоне!
9

Не сообразив сразу, что они едут в одном выгоне, Зоя бежала в камеру хранения, в страхе опоздать ещё и на этот поезд. Но успев всё сделать, к вагону подбежала ещё за десять минут до отправления. Запыхавшись, остановилась, судорожно вытаскивая билет.

Проводница, следившая за ней, улыбнулась и спокойно сказала:

- Куда так торопитесь девушка!? Остановитесь, отдышитесь немного. У нас ещё уйма времени.

Зоя раскрасневшаяся, от быстрой ходьбы, вскинула на неё глаза и недоверчиво спросила:

- Да!?

Проводница, проверяя билет, только кивнула ей в ответ головой. Зоя, пытаясь немного унять волнение, выдохнула. Стараясь, успокоиться, огляделась по сторонам и вошла в вагон. В поисках своего места она медленно шла по узкому проходу, перешагивая через вытянутые ноги пассажиров. Найдя нужный номер, спрятала вещи под свою лавку и села у окна. Она сидела и с грустью смотрела в окно. С печалью и не понятной ей тревогой, не переставая думала о парне, с которым сейчас познакомилась.

Чувствуя, что немного успокоила сильно колотящиеся сердце, от быстрой ходьбы, Зоя бросила взгляд на вокзал и высокие дома, виднеющиеся из-за него. Она смотрела в окно и прощалась с Москвой, со своим училищем, понимая, что не скоро всё это увидит вновь, да и увидит ли когда-нибудь!? Поезд тронулся, резко рванув с места, за окном сначала медленно, потом быстрее и быстрее, удалялись дома. С грустью и одновременно с радостью, она провожала взглядом мелькающую за окном Москву.

Зоя, глядя в окно, сидела без движения, пока не услышала громкий голос проводницы:

- Приготовили билеты на проверку!

Она повернулась и только тогда увидела сидящего на боковом сидении Славу. Он смотрел на неё и улыбался, открытой, доброй улыбкой. Зоя лишь сейчас, вспомнив его слова, сообразила, что они едут в одном вагоне! Слава встал и прошёл к ней. Сев, напротив Зои на свободный диван он, не переставая улыбаться, смотрел на удивлённую девушку.

Проводница проверила билеты, поворчала, что он сидит не на своём месте, но выгонять не стала, вагон был полупустой, поэтому она ушла, оставив их в покое.

Зоя проводила её взглядом и, посмотрев на Славу, сказала:

- Хорошо, что со мной пока нет соседей, правда!?

- Да, поболтаем дорогой!

Слава снял ветровку и сидел в кофте с заправленным рукавом в брюки. Зоя невольно опять посмотрела на руку. Заметив это, он спросил:

- Что, страшно смотреть?

Зоя не зная, что ответить, виновато пожала плечами. Он спокойно сказал:

- Да ты, Зой не стесняйся, я уже привык. Это поначалу было страшно, а позже я уже думал, что хорошо хоть не правая.

Зоя со стеснением, осторожно спросила:

- Это у тебя травма?

Слава спокойно ответил:

- Да, поездом отрезало!

Зоя со страхом, произнесла:

- Как поездом?

- По своей же глупости! Сам виноват, дурак!

- Расскажи, Слав!

Он, даже обрадовавшись, спросил:

- А тебе, правда, интересно!?

- Да, конечно! И интересно и жалко тебя!

Посерьёзнев и сведя брови, Слава твёрдо ответил:

- Ну вот, жалеть меня как раз не нужно. Главное, что я вообще жив остался! А рука, что? Проживу как-нибудь!

Видя, что Зоя с интересом ждёт, сел поудобнее, навалившись на стол, поближе к Зое и чтобы никто не слышал, спросил:

- Ты точно хочешь, чтобы я тебе рассказал!?

Зоя пододвинулась вперёд и, покивав головой, уверенно, но очень тихо ответила:

- Точно!
10

Слава посмотрел по сторонам. Увидев, что на них никто не обращает внимания, почему-то отвернувшись к окну и не глядя на Зою, начал рассказывать:

- Я на заводе работал в кузнечном цеху. Завод большой, можно сказать – огромный. Поезда ходили по территории завода, железнодорожная развязка как на приличном вокзале. Но порядок передвижения рабочих очень строгий, поэтому поводу даже отдельный инструктаж проводится. Для людей специальные переходы настроены, всевозможные указатели. У меня перерыв обеденный начался. А накануне мы с ребятами ходили в кино, и я не успел до закрытия магазина купить сигарет. Дотерпел до обеда и решил сбегать в киоск за проходной, чтобы купить пачку сигарет, а ребята пошли в столовую, занять очередь. Я торопился и решил напрямик, через пути рвануть, чтобы успеть. Как нарочно шнурок развязался. Я второй ногой на него наступил и запнулся. Упал и ударился головой. Очнулся я от гудка приближающегося паровоза. Кинулся, да ни в ту сторону, не успел! Зацепил меня поезд, руку сразу как бритвой отрезало, ровненько так. Не поверишь, сначала даже больно не было! Стою, смотрю на свою руку, лежащую на земле, и понять не могу, что произошло, а ноге тепло, тепло стало. Это кровь так сильно текла. Потом я очнулся только через несколько часов в больнице.

Слава прервал свой рассказ, услышав тоненький писк. Замер, поднял глаза и увидел, что Зоя залезла на диван с ногами, обхватила их руками и тихо плачет, уткнувшись в колени, глядя на него огромными как блюдца глазами. Слава смотрел на неё в растерянности, не зная, что делать. Обвёл взглядом по сторонам и увидел на боковом сидении пожилого мужчину. Мужчина укоризненно, качая головой, смотрел на него, указательным пальцем он сильно постучал себе по лбу. Тогда Слава понял, что своим рассказом испугал девушку и взволновано, потеряно спросил:

- Зой, ты, что? Не надо, не плачь!

Он вытащил из кармана измятый платок и подал ей. Зоя вытерла глаза, нос и, всхлипывая, спросила:

- А почему тебе её не пришили?

- Хватит об этом, не надо!

- Нет, ты мне ответь, я теперь хочу всё знать!

Слава, покосившись на мужчину, молчал. Мужчина постучал по карману, проверяя наличие спичек, и ушёл в тамбур. Проводив его взглядом, Слава ответил:

- Лето было, жара. Поздно, не успели. Да и крови я много потерял.

- А при чём здесь жара?

- Если бы была зима, можно было бы попробовать оторванную руку сохранить в снегу – заморозить. Нервные окончания заморозятся, но останутся живыми, а так…

- А что потом было?

Слава, поглядывая на неё и не зная как себя вести в этой ситуации, спросил:

- Зой, может не нужно больше?

Она вытерла глаза и твёрдо ответила:

- Нет, рассказывай!

Вздохнув и с тревогой поглядывая на девушку, Слава ни уверенно продолжал говорить:

- Потом я долго лежал в больнице, много приходили ко мне с завода. Это ж не производственная травма, хорошо хоть больничный лист оплатили. Я ж в обед по собственной инициативе, не обращая внимания на все предупредительные щиты, полез туда! Из больницы вышел, меня на проходную определили работать. Я не смог, не выдержал! Все, особенно девчонки, идут мимо улыбаются, глазки строят, а как увидят руку, сморщатся и отворачиваются, будто я прокажённый. В общем, решил я уволиться и уехать. Рванул в Москву.

Слава замолчал, печально глядя в окно на быстро мелькающий густой лес за окном.
11

Наблюдая за грустно смотрящим вдаль и совсем ничего там не видящим Славой, немного подождав, Зоя спросила:

- И как Москва?

- Да, никак! Промыкался полгода, ничего не нашёл, деньги заканчивались, вот я и поехал куда глаза глядят.

Слава замолчал, продолжая смотреть в окно. Зоя посидела немного молча, не радостно наблюдая за ним и сказала:

- Вот, Слава, ты говоришь, что жалеть тебя не надо, а я не могу, мне тебя жалко! Так жалко, что хоть плачь!

Он взглянул на неё растерянно. Зоя вытерла наполнившиеся слезами глаза и, навалившись вперёд на стол, глядя ему прямо в лицо, не моргая сказала:

- Не могу я так! Мне жалко тебя, очень! Хочется прижать к себе, посочувствовать, пожалеть.

Зоя замолчала, но видя удивлённый взгляд тронутого её словами Славы, опустив глаза, добавила:

- Как брата!

Слава улыбнувшись, медленно, нараспев сказал:

- А-а!

Поняв смысл её слов и, видя, как она застеснялась, он молчал и улыбался. Зоя не обращая внимания на его улыбку, спросила:

- А почему, ты не поехал домой к родителям!?

Посерьёзнев, Слава ответил:

- Нет у меня никого!

Зоя растерявшись, часто заморгав глазами, оторопев, спросила:

- Как это?

Он отвернулся и не глядя на неё, не отрывая взгляда от окна, спокойно, как-то отречено, ответил:

- Детдомовский я!

Зоя от сочувствия и сострадания даже сморщилась. Печально глядя на него, в сердцах, произнесла:

- О! Господи! Навалится же всё на одного!

- Да уж!

Они замолчали, глядя в окно сидели задумавшись. Слава не поворачиваясь тихо сказал:

- Хорошая ты девчонка, Зайка! Жаль, что выйдешь ты в своей деревне «Радостная» и не увидимся мы с тобой больше никогда!

Зоя разволновалась от его слов ещё больше, чем от рассказа, и сидела тихо, украдкой поглядывая на Славу. Она понимала, что чувствует в нём родного человека, человека требующего её помощи и внимания. Сидела лихорадочно думая, что делать, как ему помочь? Ей казалось, что если она выйдет на своей станции, а он уедет дальше, то всю оставшуюся жизнь она не сможет забыть его и будет от этого мучиться. Ей стало страшно за их будущие и, немного успокоившись, решившись, Зоя сказала:

- Вот, что, Слав! Поехали со мной!

Слава удивлённо посмотрел на неё. Зоя открыто, совсем не таясь, ласково смотрела ему в глаза. Понимая всю безнадёжность ситуации, вздохнув глядя на неё, спросил:

- Куда?

Она не моргая и, не отводя взгляда, уверенно ответила:

- В нашу деревню.

Вздохнув он промолчал. Зоя, пытаясь его убедить, продолжала возбуждённо говорить:

- Ты не думай, у нас уже давно не деревня, а большой посёлок. Мы все её так просто называем, как бы ласково, как привыкли. У нас там очень хорошо, красиво, а какая тишина, ты не представляешь!?

Слава, улыбаясь, посмотрел на неё и спросил:

- И, что я там буду делать, в вашей деревне-посёлке?

Зоя, пристально глядя ему в глаза, твёрдо сказала:

- У нас председатель очень хороший! Он для тебя, что-нибудь придумает, обязательно, ты не сомневайся!

Слава ласково посмотрел на Зою и, взяв её за руку, произнёс:

- Спасибо, тебе Зайчонок!

Услышав второй раз такое ласковое и нежное к себе обращение, она очень застеснялась и вся покраснела. Казалось, что покраснела даже кожа на голове и от этого её волосы стали ещё рыжее. Слава смотрел на неё и, улыбаясь, но с грустью, думал:

- «Какая солнечная, добрая девчонка! Если бы меня такая душевная девушка смогла полюбить!»

Но посерьёзнев, резко приказал себе:

- «Не мечтай, дружок об этом! Ты инвалид и кому ты нужен!»

Они долго сидели молча, держась за руки, и глядя друг на друга. На следующей станции вошло много пассажиров, и заняли все свободные места. Зоя со Славой подолгу стояли в тамбуре, разговаривая. Вместе ели пирожки, которые разносила по поезду буфетчица и о чём-то смеялись.

12

Приближалась Зоина станция, оставалось меньше часа пути. Она засуетилась, готовясь к выходу и посмотрев на Славу так, как будто у них уже всё давно решено, сказала:

- Всё Слав, пора! Пошли собирать вещи.

Удивлённо и в тоже время радостно, Слава стоял и не понимая до конца, того что происходит, смотрел на Зою. Она, видя его замешательство, дёргая за рукав, уверенно сказала:

- Чё стоишь, как вкопанный!? Скоро наша станция иди, бери свою сумку!

Глядя ей в глаза, Слава нерешительно спросил:

- А я думал, ты пошутила!?

- Какие шутки, я вполне серьёзно!? Пойдём, а то опоздаем!

Слава продолжал стоять, внимательно глядя на неё. Зоя быстро, волнуясь, сказала:

- Что стоишь, опоздаем!? Пошли собираться!

Но видя, что он продолжает стоять в растерянности и не может решиться, Зоя тихо сказала:

- Славик, пойми, я не могу отпускать тебя одного! Я теперь буду постоянно думать о тебе, переживать. Избавь меня от этих мук, пожалуйста!

Он крепко сжал Зоину кисть и радостно сказал:

- Я согласен! Я еду с тобой! Я тоже не хочу с тобой расставаться!

На удивление проводницы они вдвоём вышли из поезда. Увидев в его руках сумку, она громко сказала:

- Молодой человек! Это ещё не ваша станция, заходите в вагон скорее, сейчас поезд тронется, Вам нужно ехать дальше!

Он повернулся к ней и громко ответил:

- Нет мне не нужно дальше, я приехал домой!

Поезд тронулся, а они ещё долго стояли, провожая его взглядом. Когда последний вагон скрылся за поворотом и, вокруг стало тихо, Слава повернулся к Зое и нежно глядя ей в глаза, спросил:

- Зой, как-то страшновато!? Ты уверена, что мы поступаем правильно?

Улыбнувшись, Зоя ответила:

- Я уверенна!

Он, боясь говорить о главном, спросил:

- А где же я буду жить! Вдруг ничего не найдётся!?

Зоя посмотрела на него и, борясь со своей застенчивостью, робко произнесла:

- Знаешь, что Слав!? А пойдём сразу ко мне!

Он подошёл ближе, поставил сумку на асфальт и взял её за руку. Пристально глядя Зое в глаза, спросил:

- И, что ты скажешь своим родителям?

Она, стесняясь но, не отворачиваясь, смотрела на него. Слава чувствовал, как ей тяжело, но сам не решался что-то предложить. Напряжённо ждал. Зоя несмело произнесла:

- Скажу, что приехала не одна!

Не переставая пристально смотреть ей в глаза и горячо дыша в лицо, Слава взволнованно спросил:

- А с кем?

Немного помолчав, но сердцем чувствуя, что он хочет того же, стыдливо сказала:

- С женихом!

И быстро, зардевшись сильным румянцем, скороговоркой добавила:

- Если ты конечно не возражаешь!?

Слава нежно смотрел на неё и улыбался. Видя как ей неловко от сказанного, ласково произнёс:

- Зайка, я с большим удовольствием! Ты мне очень понравилась, ещё на скамейке, там на вокзале. Я бы сам никогда не решился тебе этого предложить!

Стараясь незаметно, выдохнуть воздух, Зоя спросила:

- Почему!?

Нежно сжимая её пальцы, он ответил:

- Не хочу навязываться, кому нужен инвалид!

Уже немного успокоившись от того, что она смогла всё это сказать, Зоя серьёзно ответила:

- Во-первых, ты не инвалид! Во-вторых, ты мне нужен!

Он прижал её голову к своей груди, а Зоя продолжала говорить:

- Знаешь, как мне страшно было предлагать это! Ты такой красивый парень, а я всегда была невзрачной, не симпатичной девчонкой. Сама удивляюсь, как решилась на такое!?

Слава, плечом отодвинув Зоину голову, посмотрел в её глаза и сказал:

- Ты самая симпатичная и самая лучшая девчонка на всём белом свете! Ты молодец, Зайка, спасибо тебе!

- За что!?

- За то, что решилась! Ты хоть понимаешь, что ты сейчас решила нашу судьбу! Если бы ты промолчала, постеснялась или побоялась, то я как бы этого не хотел, никогда бы ничего не сказал и не предложил. Я за это время столько видел и столько слышал, что уже давно для себя решил, что буду один, что никогда не смогу кому-то дать счастье, если даже полюблю. Спасибо тебе, моя хорошая!

Он ещё сильнее обнял её и прижал к себе. Они постояли немного, и пошли на автобусную остановку. Зоя шла и, качая головой, говорила:

- А, ты знаешь, Слав, я ведь случайно села на этот поезд! На свой опоздала, пришлось сдать билет и ждать сутки.

Посмотрев на неё с улыбкой, Слава ответил:

- А я думаю, что это произошло не случайно, это судьба! Зоя, ты об этом не думала?

- Нет, ещё не думала! У меня всё в голове перепуталось от счастья, что я вообще мало о чём могу сейчас думать.

Первые нежные поцелуи и настоящие признания в любви пришли позже. Сначала была симпатия, забота и доброта, а позже пришла настоящая любовь! На свадьбе при криках горько они оба стеснялись и опускали глаза, удивляя гостей своей скромностью. Только через полгода от первой, по настоящему счастливой ночи, у них родился сын Илья!

Они жили счастливо, с заботой и вниманием относились друг к другу. Родители полюбили Славу, и он платил им тем же. Так и жили они первое время все вместе в одном доме с Зоиными родителями. За три года совместной жизни, на их участке поставили для себя дом и стали жить рядом, но отдельно от родителей. Огород и хозяйство вели вместе, всегда были рядом и во всём помогали друг другу.
13

Надя вернулась домой, в свою родную деревню «Радостная». Бабушка не болела, она просто сильно изменилась, похудела. Нет, даже не похудела, а высохла, стала ниже ростом и двигалась только при помощи батожка. Без него, ей трудно было держать равновесие, но она бодрилась и старалась не показать своей слабости.

Увидев внучку, бабушка очень обрадовалась, обняла, расцеловала её, приговаривая:

- Как хорошо, что птенцы возвращаются в родное гнездо!

Тяжело вздохнув, бабушка вытерла слёзы. Надя посмотрела на неё и, отойдя в сторону, тихо спросила у мамы:

- Мам, что с ней? Почему она плачет?

Мама, поманив дочку на улицу, чтобы не услышала бабушка, рассказала:

- Сашка, дядька твой, письмо прислал. У его внучки обнаружили опухоль на позвоночнике, будут делать операцию.

- Мама это, плохо, но поверь не смертельно. Уберут опухоль, потом восстановится и всё будет нормально!

- Дай-то Бог!

- Мама, не сомневайся, так и будет! А Маша как? Ведь дядя Саша из-за неё уехал в Крым. Она как себя чувствует?

- У неё, был туберкулёз, уже там нашли. Сейчас говорят, что вроде бы вылечилась от этой заразы, да-к другая болячка, привязалась.

- Что у неё?

- Астма. Она от этого и задыхалась, особенно зимой в морозы. Совсем на улицу не выходила из дома. Хотя там и небольшие морозы, с нашими зимами не сравнишь! Говорят, что это благо, что они по совету доктора переехать в Крым, здесь у нас, она совсем не смогла бы дышать! Только я всё равно не понимаю, зачем в Крым, чем там воздух лучше нашего? По-моему где человек родился, там и годился, именно в родном месте для него самый лучший климат!

- Мама, во-первых, если быть точными до скрупулёзности, то Крым это Родина всем нам! Там родилась ты и наши дедушка с бабушкой. На генетическом уровне это могло проявиться больше всех именно в Маше. Во-вторых, дело в том, что только там, в Крыму растут сосны, которые помогают излечиться от этого недуга. Мы проходили это в институте. Там и в самом деле люди выздоравливают полностью, прожив несколько лет!

- Ой, дочка, ты про всё это бабушке расскажи, только поподробнее. Она успокоится, что они поправятся, а то уж очень переживает. Машка рядом с ней с самого мальства была. Как Сашина жена умерла, так они с бабой Катей её вдвоём растили, представляешь, как болит у неё душа за них.

- Расскажу, конечно, расскажу, мамочка!

- Вот и хорошо!

Озабоченно поглядывая по сторонам, Надя тихо спросила:

- Мама, ты мне лучше скажи, что с папой?

Мама, насторожившись, с удивлением посмотрев издалека на мужа и спросила:

- А, что с ним? Он ни на что не жалуется?

- Давно у врача были?

Мама, задумавшись, пожала плечами и ответила:

- А, что туда ходить, если ничего не болит?

- Ну вот, что! Мне это совсем не нравится! Устроюсь на работу, всё узнаю и вам, как пенсионерам проведём обследование!

- Почто время на нас тратить-то, дочка?

- Мама ты как маленькая!

Мама засмеялась и, покачивая головой, произнесла:

- Я дочка, всё поверить не могу, что ты у нас доктор! Чудно, как-то!

Надя, понимая маму, обняла её за плечи и, заглядывая в доброе, заботливое лицо, нежно сказала:

- Привыкай, мамочка!
14

Когда Надя вернулась в деревню, Зоиному сыну было уже больше двух лет. За это время, она сумела не только построить свою семью и родить сына, но и отремонтировать, восстановить клуб. Она на крыльях любви развила такую бурную деятельность, что в кратчайшие сроки смогла выбить в районе всё необходимое для строительства и дальнейшей работы клуба. У Зои проявились такие сильные организаторские способности, что под руководством совсем молоденькой девушки, из руин поднялся клуб, и в нём забурлила активная жизнь. Из бывших одноклассников, живущих в деревне, нашлись соратники, которые во всём ей помогали.

Для работы в клубе она нашла себе помощника, списавшись с ребятами из своей группы по училищу. Она отыскала того, кто ещё не нашёл себе место в жизни и с согласия председателя колхоза вызвала к себе на работу. Приехал парнишка небольшого роста, худенький, маленький с крупными очками, но так виртуозно играющий и на баяне, и на фортепьяно, что его сразу все полюбили. Вдвоём они организовали большой хор из числа голосистых односельчан и проводили многочасовые репетиции, почти поселившись в клубе. Зоя преподавала вокал и наконец-то смогла осуществить мечту всей своей жизни! Она открыла театральный кружок. И уже через полгода после открытия клуба они закатили такой концерт, с присутствием представителей из района, что им в районной газете посвятили всю первую страницу!

Все эти годы, Надя с Зоей не переставали переписываться. Несмотря на то, что они долго не виделись, они продолжали чувствовать себя подругами. Приезд Нади для Зои был большим праздником. Они встретились в тот же вечер, как она приехала. Зоя накрыла стол у себя дома и с мужем ждала гостью. После праздничного ужина, когда Слава забрал сынишку и ушёл, подруги долго болтали. Так они просидели до самого утра, говорили и говорили без-умолку. Казалось, что им не хватило ночи, чтобы всё рассказать друг другу о своей жизни за эти годы, за годы разлуки, пока они были далеко друг от друга.

После возвращения Нади подруги виделись очень часто. Пока Надя не вышла на работу, она всё свободное время проводила в клубе. С интересом слушала эмоциональную, возбуждённую подругу и, восхищаясь её энтузиазмом, говорила:

- Зойка, какая ты молодец!

Зоя с радостью и полной самооценкой своей деятельности, гордо подняв голову, отвечала:

- Да, я сама собой горжусь!

Надя, не переставая удивляться, спрашивала:

- Зоя, откуда у тебя такая организаторская жилка появилась!? Ты ж в детстве была как все мы, ничего особенного не проявляла!

- А, знаешь, Надь, мне кажется это после того, как я услышала рассказ Славы, про его жизнь. Я как подумала, что он уже пережил в этой жизни и что его, такого, ждёт впереди. Один, ни друзей, ни семьи и едет в никуда, вот и решила тогда, что не дам ему сгинуть! Сделаю всё, чтобы он жил как человек, чтобы его любили и заботились о нём. Как вспомню то своё душевное состояние, понимаю, что что-то во мне тогда произошло, как будто крылья кто-то развязал, и я была готова сотворить любое чудо!

Надя приобняла подругу и радостно сказала:

- Молодец, Зойка, главное, что ты счастливая от того что сделала и что делаешь не только для родных и близких, но и для всех нас! Ты бы слышала, как про тебя говорят, мои мама с папой! Папа вообще сказал, что благодаря таким людям как ты, деревня никогда не умрёт!

- Да, мне, когда в районе вручали грамоту, сказали, что молодые специалисты начали проситься в наш колхоз. Слух о том, что у нас есть чем заполнить свой досуг, разнёсся быстро. У меня в планах гастроли!

- Какие гастроли?

- Районные власти, просят меня проехать по соседним деревням с концертами! Хочу подобрать программу так, чтобы было задействовано немного народу, но всесторонне и попробовать организовать выезды.

- А почему немного народу? Желающих выступить, по-моему, будет много!?

- Желающие-то будут, я не сомневаюсь, но не отпустят, все ж работают! Вот закончится уборочная, дороги встанут и поедем.

- Здорово!

- Да здорово! Только ты Надюха, в стороне не оставайся, тоже приобщайся.

Засмеявшись, Надя спросила:

- А, я-то с какого боку к искусству? Я ничего не умею!

- Ты!? Надь ты, что, в самом деле, так думаешь!? А стихи!? Вспомни, как ты читала Пушкина, слёзы на глаза наворачивались. Я вообще считаю, что это твоё! Так, что готовься, будешь в концертах читать стихи.

- Не смеши меня, подруга! Кому интересно слушать какие-то стихи. А ты молодец! И Слава мне твой понравился, а Илюша вообще - просто прелесть!

- Да уж, моя семья, моя гордость и моё счастье! Думаем о втором ребёнке, но на кого я клуб оставлю!? Кто будет вести кружки, готовить концерты? Вот оно служение искусству!

Подруги замолчали, услышав, что к клубу подъехал мотоцикл.

15

Подскочив, Зоя подбежала к окну и радостно сказала:

- Мой, Славик приехал!

Надя выглянула в окно и, не скрывая своего удивления, спросила:

- Он что один, сам на мотоцикле?

- Да, он с одной рукой ездит на папином мотоцикле. Ему-то права не дадут, так он на папином мотоцикле катается. Сам изловчился, разъезжает везде с одной рукой, да так лихо получается! Только он не быстро ездит, осторожничает, понимает же!

Надя посмотрела на подругу, на её, вдруг ставшее нежным и заботливым лицо и, улыбнувшись, спросила:

- Зой, ты его сильно любишь?

Не отрывая взгляда от мужа, сидевшего на мотоцикле и ждавшего её, Зоя ласково ответила:

- Да, очень!

И не переставая улыбаться с такой лаской и нежность глядя на мужа, ответила:

- Я его просто безумно люблю! Правда по-настоящему поняла, что такое любовь я только после свадьбы и то ни сразу.

- Как это?

- Я никому не говорила, да и не скажу уже никогда, мы ж с ним всего один день были знакомы.

Надя в изумлении посмотрела на подругу и, не скрывая своего удивления, спросила:

- Как один день!?

Зоя, улыбнувшись, ответила:

- Вот так, подруга! Мы познакомились с ним на перроне, перед посадкой в поезд на Снежинск. Дорогой он мне всё рассказал про себя, про свою жизнь и я сразу в него влюбилась! Но он такой красивый, высокий, что я сама не могла поверить в своё счастье. Наверное, это судьба, потому что он вышел со мной, не поехал дальше. И домой я его привела и представила, уже как своего жениха! Мама сначала плакала, как увидела его, а потом свыклась. Сейчас в нём просто души ни чает!

С улыбкой и восхищением, Надя произнесла:

- Ну, ты даёшь, Зойка! Это, что, как в кино один день и вся жизнь!

- Получается, что так! Ты не поверишь, мы первый раз поцеловались с ним на свадьбе. Это уж позже мы над собой смеялись. Славик говорил, что я хороший режиссёр, а срежиссировать репетицию с поцелуем, заранее не смогла. Так что пришлось нам целоваться без репетиции. Он мне так и говорит, что я режиссёр нашей жизни! Я не раз думала о том, как я смогла так смело позвать его с собой!? Получается, что это я ему предложение сделала, а не он мне!

Улыбаясь глядя на счастливую подругу, Надя с восхищением, нежно сказала:

- Зойка, подружка моя дорогая, какая разница кто кому сделал предложение! Главное вы любите друг друга, и смогли навстречу сделать шаг, а всё остальное ерунда, кем-то придуманная формальность.

- Да, Надя, ты права! Я теперь точно знаю, что когда принимаешь человека таким, какой он есть, когда не можешь без него дышать, когда сердце наполняется радостью, от того что мы вместе, что мы рядом, вот это, подруженька и есть сильная, самая настоящая любовь!

16

Надя не стала засиживаться дома, на следующий же день пошла, устраиваться на работу. Познакомилась с главврачом с Семёном Григорьевичем. Он ей понравился! Добрый, но немного суетливый мужчина, с приятным, хотя и очень печальным лицом. Усадив Надю напротив себя, он долго молча смотрел на неё. Она была очень симпатичной девушкой и её внешность притягивала к себе, своим обаянием и чуть застенчивой улыбкой. Длинные золотистые волосы собраны в косу, из-под чуть косой чёлки на него поглядывали красивые, необычного цвета глаза. Она от стеснения постоянно опускала их вниз, взмахивая густыми, чёрными ресницами, как веером. Поглядывая на молчаливо сидящую Надю, Семён Григорьевич внимательно рассматривал её своими карими, красивыми глазами. Он был не молод, седоват, внешне уставший и потерявший интерес к жизни человек. Он выглядел очень печальным, только глаза у него оставались живыми и подвижными.

От долгого молчания, Наде стало неловко и она от волнения, сидела, покусывая губу, изредка вскидывая на Семёна Григорьевича глаза. Он, улыбнувшись, сказал:

- Милости просим в наш коллектив, с нетерпение ждали вашего приезда Надежда Анатольевна.

Надя в ответ только кивнула головой. Он, улыбнувшись, продолжал говорить:

- Оборудование для вашего кабинета привезут только через неделю. Так, что пока отдыхайте! Вы ведь только вчера приехали!?

Надя, коротко, застенчиво ответила:

- Да!

- Вот и отдохните немного.

- Хорошо, спасибо!

Немного поколебавшись, Надя спросила:

- Только я хотела узнать?

Он, внимательно посмотрел на неё и сказал:

- Что? Спрашивайте, не стесняйтесь!

- Я хотела бы проверить состояние здоровья своего отца!

- А, что с ним, он заболел?

- Он не жалуется, но по всем симптомам у него сахарный диабет.

- Вот как! В таком случае завтра утром приводите его. Положим на пару деньков и возьмём все анализы, сахарную кривую сделаем. Обследуем его, на что надо и не надо и всё выясним. С этим проблем нет, я только приветствую это. Их пенсионеров, знаете ли, в больницу не зазовёшь!

- Спасибо! Тогда у меня всё, больше вопросов нет.

Встав со стула, она застенчиво сказала:

- До свидания!

Не оборачиваясь, Надя вышла из кабинета. Семён Григорьевич проводил её взглядом и ещё долго сидел, задумчиво глядя на дверь.

В коридоре её встретила полная брюнетка в белом халате. Она почему-то зло взглянула на Надю и, не ответив на приветствие, дёрнув плечами, ушла. Надя стояла, в недоумении провожая её взглядом. Рядом с ней остановилась молоденькая девушка и, поправляя завернувшийся воротник халата, не поздоровавшись, полушёпотом, сказала:

- Не обращайте внимание! Это жена Семёна Григорьевича. Она в каждой женщине видит потенциальную соперницу.

- Ах, вот оно, что!

Повернувшись и с интересом рассматривая Надю, девушка выпалила как из пулемёта:

- Ой, простите, я не поздоровалась! Здравствуйте! Вы наш новый доктор?

Улыбнувшись, Надя ответила:

- Да!

- Вы будете лечить наши зубы?

- Да!

- Здорово! Не нужно будет теперь ездить в район лечиться! Но ваш кабинет ещё не готов!?

- Я знаю, через неделю начну работать. А пока займусь здоровьем отца, завтра приведу его в больницу на обследование.

- Это хорошо! Меня Семён Григорьевич отправлял весной с заданием, и я обходила всех пенсионеров, приглашала пройти полное обследование, но пришли единицы. Им же некогда, у них же хозяйство!

- А Вас как зовут?

- Я Лена, медсестра! А Вы Надежда Анатольевна!?

- Да!

- Надежда Анатольевна, а можно я к вам попрошусь медсестрой? Я очень хочу поработать в стоматологии! Надоели эти уколы, да капельницы. Пожалуйста!

Лена сложила перед собой руки, умоляющи глядя на Надю. Но она, пожав плечами, ответила:

- Не знаю, это как главврач решит! Извините Леночка, но это ни в моей компетенции.

- Но если, что, Вы не будете возражать?

Надя улыбнувшись, ответила:

- Я не буду возражать!

- Спасибо! Спасибо Надежда Анатольевна!

И не попрощавшись, девушка быстро пошла по коридору. Надя, постояв немного в одиночестве, ушла домой.

Родители с бабушкой сидели за столом под большим кустом сирени и ждали её возвращения. Надя радостно вошла в калитку и, подходя к ним, на ходу весело сообщила:

- Всё нормально, меня ждут! Через неделю, как только прибудет всё оборудование, я выхожу на работу! Для меня приготовили отдельный кабинет, отремонтировали и покрасили его.

- Ну и славненько, доченька! Значит, скоро всё наладится! Садись, мы тебя ждали, обедать будем.
17

Утром, на следующий день, Надя, как и было условлено с главврачом, привела отца на обследование. На удивление её и мамы, он даже не спросил – зачем!? Просто молча согласился, кивнув головой, побрился, оделся и пошёл с ней.

Два дня, пока папа был в больнице на обследовании, Надя эти день, провела рядом с ним. Познакомилась со всем персоналом. Сестричка Леночка с удовольствием её знакомила со всеми и всё показывала в больнице.

Как Леночка не старалась, как не просилась, но её не перевели в помощь к Наде. Из-за нехватки персонала, стоматологический кабинет вообще осталась без медсестры!

После очередного посещения отца, Надя зашла в кабинет к главврачу и спросила:

- Семён Григорьевич, а как я буду работать без медсестры? Мы почему-то с Вами не обговорили этот вопрос?

Понимая её беспокойство, он внимательно посмотрел на Надю и, вздохнув, ответил:

- Надежда Анатольевна, персонала в больнице катастрофически не хватает! Поэтому, голубушка, как-нибудь одна начните, а там дальше посмотрим!

Надя растерянно глядя на него, широко открыв глаза, со страхом и тревогой, проговорила:

- Но есть такие операции, которые в две руки я просто не сделать!

Семён Григорьевич, пытаясь успокоить и поддержать её, понимая, что Надя ещё слишком молода, совсем не имеет опыта, ей очень трудно и страшно, и как можно спокойнее сказал:

- Надежда Анатольевна, не волнуйтесь! На отдельные, особые случаи, будете брать операционную медсестру Аллу. Об этом не беспокойтесь, мы не бросим вас на произвол судьбы, будем помогать во всём. На все необходимые операции у вас будут помощники. Только о таких больных я должен знать заранее, чтобы спланировать работу и поставить их в график плановых операций. Вы главное начинайте, Надежда Анатольевна, а постепенно всё рассосётся!

Несмотря на его попытку успокоить её, Надя вышла из кабинета расстроенная. Но делать нечего, эти первые трудности, выпавшие на её долю, нужно преодолеть и начинать работать! Начинать работать самой, без помощи, хотя это и трудно. Пройдя в конец коридора к своему свежевыкрашенному белой краской кабинету, открыв дверь, она увидела двух мужчин монтирующих оборудование. Посмотрев на вошедшую Надю, один из мужчин спросил:

- Посмотрите, так будет удобно?

Надя подошла к уже установленному креслу, держась за высокую, мягкую спинку, посмотрела в окно и ответила:

- Да, хорошо! Спасибо!

Мужчина подошёл к столу и, взяв бумаги, обращаясь к Наде сказал:

- Ну, тогда, ещё пара часов и мы всё закончим. Вот бумаги, пока подпишите их у главного врача.

Надя покачала головой и твёрдо ответила:

- Всё сделаете, я проверю, тогда и подпишем. Не нужно спешить, соберите сначала всё!

Мужчина молча посмотрел на неё и, отложив бумаги в сторону, продолжил работу. Она, чтобы не мешать им, вышла из кабинета. Ей нужно было зайти к терапевту, чтобы узнать результаты обследования отца.

18

Ирина Максимовна, очень приятная, средних лет женщина, внимательно посмотрев на Надю, своими маленькими, глубоко посажёными глазками, выглядывающими из-под узеньких, как ниточка бровей, отодвинула в сторону чью-то карточку и сказала:

- Проходите, Надежда Анатольевна!

Пододвинув к себе новую, подписанную карандашом папку, подождала, пока Надя опустится на стул и пристально глядя на неё, тихо сказала:

- Надежда Анатольевна, извините, что приходится говорить Вам такие неприятные вещи, но я вынуждена сообщить …

Она замолчала недоговорив. Надя, перестав дышать, внимательно смотрела на неё. Боясь, но понимая, что сейчас скажет Ирина Максимовна, сидела, не шелохнувшись, пристально глядя ей в глаза и ждала. Где-то далеко, в глубине души надеясь, что её подозрения напрасны и у папы не нашли ничего серьёзного. Но слова доктора прозвучали как приговор:

- Надежда Анатольевна, я как доктор доктору хочу сказать Вам, что дела у вашего папы не очень хорошие!

Надя с трудом прошептала:

- Что вы обнаружили?

- Надежда Анатольевна, Вы только раньше времени не волнуйтесь! С сахаром, Вы оказались правы скачки до семнадцати. Диабет и сильно запущенный, отсюда всё вытекающее, сами понимаете!
Надя, держась за сиденье стула, сжимала его с такой силой, что заломило пальцы. Видя, что Ирина Максимовна уходит от сути вопроса, взволнованно сказала:

- Но это не приговор! Это можно стабилизировать и поддерживать в дальнейшем, с этим можно жить. Что ещё?

Ирина Максимовна вздохнула и с сожалением произнесла:

- Да, Вы правы! Мне очень жаль, но вторая совершенно, не зависящая от сахара болячка, уже на много серьёзнее!

- Что, что???

- Слишком поздно Вы привели его!

У Нади на глаза навернулись слёзы, Ирина Максимовна подала ей бумажную салфетку и ответила:

- Как не прискорбно мне об этом сообщать, но у него рак пищевода!

Надя в растерянности произнесла:

- Но он хорошо кушает, глотает без труда.

- Надежда Анатольевна, голубушка, Вы же понимаете, что на той стадии, на которой он сейчас находится, видимых признаков ещё просто нет.

- Тогда операция!?

Ирина Максимовна, видя её состояние, старалась говорить как-то помягче. Но как помягче можно сообщать такие страшные вещи? В данной ситуации как не подбирай слова, они в любом случае будут страшным приговором.

- Поздно! Уже поздно, голубушка!

- Сколько ему осталось?

- Полгода, год! Счёт пойдёт с того момента, как он откажется от пищи, будет только пить.

Надя, закрыв лицо руками заплакала. Ирина Максимовна подошла, села на стул рядом с ней и по-матерински ласково сказала:

- Надюша, не нужно так плакать! Держитесь! Вам нужно набраться терпения, сил. Вам ведь всё придётся рассказать маме.

- А как же папа?

- Я как лечащий врач, сама поговорю с ним. Скажите ему, чтобы завтра утром он пришёл ко мне!

Надя поднялась и, забыв попрощаться, вышла из кабинета. Ушла в туалет, умылась, смыв небольшой макияж, подержала лицо под сушилкой для рук и немного успокоившись, пошла в свой кабинет.

Мужчины закончили монтаж и собирали инструменты. Надя молча села на высокий стул и проверила работу стоматологической установки, поочерёдно включая все приборы. Проверив исправность аппарата, она молча взяла бумаги и ушла к главврачу подписать документы.

Семён Григорьевич был в своём кабинете. Надя постучав, тихо вошла, положила перед ним Акт выполненных работ и товарную накладную. Он, не задавая вопросов, взглянув на неё, молча подписал. Забирая подписанные документы, Надя заметила на его столе медицинскую карту отца. Сергей Григорьевич поймав её взгляд, спокойно сказал:

- Вы, Надежда Анатольевна, проводите механиков и возвращайтесь ко мне. Есть о чём поговорить!

Надя не спрашивая ни слова, быстро ушла. С нетерпением дождалась, когда закончившие работу мужчины соберутся, и быстро закрыв дверь, бегом побежала в кабинет к главврачу.
19

У двери она замерла, чтобы перевести дыхание и остановить волнение. Дверь была немного приоткрыта и Надя услышала голос Ирины Максимовны, она возбуждённо говорила:

- Семён Григорьевич, это чистой воды авантюра! На такой стадии операции не делают, да при таком сахаре. И вообще, Вы что хотите, чтобы он у вас на столе умер! Вам, это нужно?

Надя замерла, перестав дышать. Семён Григорьевич, явно взволнованно, отвечал ей:

- Но если есть хоть один шанс, его нужно использовать!

Надя вся сжалась, боясь, пошевелиться. К ней подошла Леночка и замерла рядом. Надя показала ей знаком, чтобы она молчала. Нараспев, не спеша молодой, но уже довольно опытный хирург, Андрей Васильевич, сказал:

- А я согласен с Сергеем Григорьевичем! Если есть хоть один шанс его нужно использовать.

Леночка, наклонившись к Наде, пропела ей в ухо:

- О ком они?

Из-за двери раздался громкий голос Сергея Григорьевича:

- Надежда Анатольевна, что Вы там стоите, заходите!

Надя осторожно вошла в кабинет. В нём находились все врачи больницы, которые были в это время на работе и пришёл в свой выходной Андрей Васильевич. Сергей Григорьевич, глядя на взволнованную Надю, указав ей на стул начал говорить:

- Мы здесь посоветовались с коллегами, но сразу скажу, что не все согласны с моим предложением.

Надя молчала, широко открыв глаза, в ожидании смотрела на него. Он, обведя всех взглядом, сказал:

- Я предлагаю сделать операцию вашему отцу!

Он посмотрел на молчавшую, дрожавшую от волнения Надю и продолжил говорить:

- Могу сразу сказать, что шансов немного, но если получится, то он ещё поживет, и не один годок!

Надя, сжимая руками кромку стула, выдавила из себя:

- И что для этого нужно?

- Его согласие и согласие членов семьи.

- Хорошо, я согласна! В остальном тоже не сомневайтесь. Если есть хоть малейший шанс, я согласна его использовать!

Ирина Максимовна взмахнув рукой, улыбаясь, сказала:

- Ну, ещё одна революционерка в нашей больнице! Ладно, раз так я тоже даю своё согласие!

Сергей Григорьевич повернулся, к сидящей в стороне жене Андрея Васильевича, к Наталье Ивановне, она работает невропатологом в больнице, и сказал ей:

- Наталья Ивановна, оформите всё как заседание комиссии, раз всё уже решили и вызовите из отпуска анестезиолога! А вам, Надежда Анатольевна, нужно завтра привести папу и маму ко мне. Жена обязательно должна дать своё согласие на операцию.

Надя взволнованная, вышла из кабинета. Переодевшись в ординаторской, поспешила домой. Всю дорогу до дома, шла и готовила себя к встрече с родителями. Она пыталась настроиться, по возможности, на спокойный разговор. Но как она не старалась, психотренинг, когда касается родного, близкого человека не помогал.

Подходя к дому, Надя увидела сидящего на лавочке у калитки отца. Подойдя ближе, она разволновалась так, что не смогла даже поздороваться с ним. Молча села рядом, руками теребя ручку сумки. Отец, не поворачиваясь к ней спокойно сказал:

- Надя, доченька, ты не волнуйся, всё нормально! Ты просто скажи – сколько мне осталось?

Надя боялась разрыдаться, поэтому, закусив губу, сидела молча. Отец опять спросил:

- Надюша, дочка, я уже давно знал, что болею. Скажи, я хоть годок-то ещё потопчусь?

Надя, обняв его, расплакалась. Отец, похлопывая её по плечу ласково сказал:

- Тихо, дочка, тихо! Маму испугаешь!

Надя, всхлипывая и вытирая льющиеся из глаз слёзы, тыльной стороной ладони, очень сбивчиво начала говорить:

- Потопчемся, папка, потопчемся, я в этом просто уверена! Семён Григорьевич берётся за операцию!

- Ну, тогда, что же ты плачешь-то Надюша?

- Операция слишком сложная! Почему ты как заболел не пошёл в больницу?

- Думал, пройдёт само, рассосётся.

- Завтра тебе к Семёну Григорьевичу, будут оформлять в стационар. Начнут готовить к операции. У тебя ещё сахар высокий, его нужно привести в норму, потом всё остальное.

- Ну, вот видишь дочка, всё ни так плохо, ещё поборемся!

- Поборемся, папка, обязательно поборемся! Как-то нужно всё сказать маме, её согласие на операцию потребуется.

Задумавшись, папа предложил:

- Может, мы ей скажем, что у меня аппендицит!?

Надя, прижимаясь к отцу, ответила:

- Нет, нельзя!

Они оба замолчали, услышав где-то за спиной тихий писк. Встали, вошли во двор. За забором на корточках прижавшись спиной к столбу, сидела мама. Она плакала, тихо беззвучно, закрывая рот двумя руками, а из больших светло-зелёных глаз катились крупные слёзы. Надя, не выдержав кинулась к маме, упала перед ней на колени и, стараясь больше не плакать, виновато улыбаясь, начала её уговаривать:

- Мамочка, милая, не надо! Не плачь так, всё будет хорошо!

Папа подошёл к ним, присел рядом на корточки и спокойно сказал:

- Аннушка, родная, не плачь! Григорьич мне сделает операцию и всё будет нормально!

Но мама, переводя взгляд с мужа на дочку, не переставала плакать, только уже не закрывая рот. Услышав плачь во дворе, из дома вышла напуганная бабушка и с крыльца громко крикнула:

- А, ну, быстро все в дом! Пока не переполошили всех собак в деревне!

Мама от этих слов, немного пришла в себя и, взявшись за руку мужа, встала. Они вместе медленно пошли в дом. Пропуская их мимо себя, бабушка вошла последней, плотно прикрыв за собой дверь. Опередив всех на кухне она, сильно опираясь на костыль, прошла в комнату и закрыла открытое окно. Села в центре, накрытого красивой гобеленовой скатертью стола и твёрдо сказала:

- Садитесь! Надя сказывай, что случилось?

Надя чувствовала, с какой тревогой мама ждала её слов, стараясь держаться спокойной, начала говорить:

- Папа болен и ему нужна срочная операция!

Бабушка посмотрела на всех и, обратившись к дочери, строго сказала:

- Ну, что, ты рёв устроила на всю деревню!? Сделают операцию, и будет как новый!

Надя посмотрела на бабушку с благодарностью, умеет же она своим железным характером всех успокоить и вселить надежду!

Вечер прошёл в молчании. Никто не мог и не хотел разговаривать. Все очень переживали и молчком пытались переболеть последние, не радостные новости. Надя почувствовала, что она как будто разделилась на две половинки. Одна половинка ходит по дому, делает все дела, а вторая смотрит на всё происходящее как бы со стороны, наблюдая за домочадцами.

Вечером, когда все легли спать, её как накрыло тоской и страхом. Она пыталась сдержаться, но не смогла и тихо заплакала. Надя понимала, что придётся обо всём, что происходит говорить и обсуждать, что-то объяснять маме, бабушке, но ей так страшно и так не хочется, чтобы всё это происходило с ними! Закрыв глаза и пытаясь успокоиться, чтобы не заплакать, она шептала:

- «Я не хочу, чтобы папа умирал. Мой добрый и заботливый папа!»

Стараясь взять себя в руки, ругала и уговаривала себя:

- «Молчи, не смей думать о плохом! Всё будет хорошо, всё получится. Операция пройдёт удачно, и он будет жить! Мой папа будет жить ещё долго, и мы все ещё будем счастливы!»

Она успокаивала себя, но страшные мысли лезли и лезли в голову, изъедая душу, как червь.
20

Утром, немного успокоившись и настроившись на трудный день, Надя повела родителей в больницу. Папу, сразу же положили в палату. Нужно в первую очередь снизить сахар и готовить его к операции.

С Анной Семёновной долго разговаривала Ирина Максимовна, пытаясь её успокоить и настроить на то, чтобы она не думала о плохом, а ждала и надеялась. Но ничего не помогало и только после того, как ей поставили укол, она немного успокоилась и её на машине скорой помощи отправили домой.

Надя, пытаясь отвлечься от холодящих душу мыслей, начала готовить свой кабинет к работе. Через два дня у неё первый приём! Она начала мыть кабинет и стерилизовать инвентарь к приёму первого больного.

Всё подготовив к назначенному дню, она с нетерпением ждала начала приёма. Несколько раз выходила из кабинета с бумагами, изображая занятость, чтобы посмотреть есть под её дверью кто-нибудь или нет. Но прошли уже три часа, с начала приёма и не один пациент не постучался в её двери. Надя не расстраивалась, она знала, что это нормальная практика, к новому врачу люди боятся идти. А здесь не просто врач! Здесь – Надя, светловолосая молодая девчонка, которая совсем недавно носилась на велосипеде с мальчишками и была первой заводилой в деревне.

Надя сидела на высоком стуле, повернувшись к окну, крутилась на нём, разглядывая улицу. В дверь постучались. Она, встав, поправила халат и громко произнесла:

- Войдите!

В кабинет вошёл Семён Григорьевич, он был без халата. Надя, увидев его, вздохнула и, опустившись на стул, сказала:

- А, это, Вы Семён Григорьевич?

- Да. А Вы, что ещё не начали работать?

- Я-то начала, только пациентов нет!

- Да? А я сижу не спешу, думаю подойти к вам, когда вы будете посвободнее.

Надя не понимая, вопросительно смотрела на него и ждала. Он, переминаясь с ноги на ногу, сказал:

- А я с таким нетерпением ждал, когда вы начнёте работать! Зуб замучил, а ехать в район совсем некогда, да и не хотелось! Вас ждал!

Надя удивлённо смотрела на него. Он, проходя вперёд спросил:

- Мне можно пройти? Куда садиться?

Наконец-то поняв его, она обрадованно сказала:

- Да, конечно! Садитесь в кресло!

Семён Григорьевич обошёл Надю и сел на удобное, высокое кресло. Он пальцем ткнул в рот, показывая на больной зуб. Надя, надевая перчатки успокоившись, сказала:

- Сидите спокойно! Я всё посмотрю сама.

Она ковырялась в его зубах и что-то постоянно записывала в карточку, закончив, произнесла:

- Что же вы Семён Григорьевич так запустили свои зубы? У вас шесть проблемных зубов. Один из них на удаление и камни, их тоже нужно обязательно убрать!

Он слушал и удивлённо смотрел на неё. Дослушав, с сожалением произнёс:

- А я думал, что у меня только один зуб болит, а с остальными всё нормально! Они же не болят!

- А зачем ждать, когда заболят? Мы всё вылечим, вы будете за ними правильно ухаживать, и не будет больше проблем! Ну, что лечим?

- Да, только начните с больного!

- Конечно. В больной зуб я на три дня заложу лекарство, а пока вылечим соседний.

Семён Григорьевич только кивал головой. Надя больше часа колдовала над ним. Закончив, сняла перчатки и радостно сказала:

- На сегодня всё! Я прочистила каналы, заложила лекарство, через три дня придёте на приём, если всё будет нормально, поставим постоянную пломбу. Час не кушать! Не советую оттягивать и обязательно подойти через три дня, даже после того как перестанет болеть. Помните, что лекарство разрушит зуб, если держать дольше!

- Спасибо Надежда Анатольевна, я всё понял. Вы знаете, а мне совсем не было больно!

- А не всегда больно! К тому же, у нас обезболивающее лекарство очень хорошее.

Ласково глядя на неё, Семён Григорьевич сказал:

- Не скажите, Надежда Анатольевна, это у вас руки такие!

Надя, вставая со стула в ответ только улыбнулась. Но понимая его пристальный взгляд, отвернулась засмущавшись.

21

Операция отца прошла очень удачно и ему дали гарантию на несколько лет жизни! Постепенно забылись все пережитые тревоги и опасения, прошёл страх и пошла спокойная, размеренная жизнь. В семье опять наступил покой.

Мама с папой занимались садом и домашним хозяйством. Бабушка уже мало, что могла делать, ослабели глаза, руки, и ноги долго не держали. В основном она проводила весь день дома у телевизора. Даже в город к Вере ездила редко, но очень радовалась, когда дочь приезжала к ним в гости. Особенно бабушка любила, когда к ней привозили внука. Лёша был добрым и умным мальчиком, приезжая не носился по деревне с мальчишками, а тихо сидел с книгой или разговаривал с бабушкой, с интересом слушая её бесконечные рассказы.

Надя каждый день ходила на работу и ей всё очень нравилось! Люди в деревне её приняли, поверили ей и уже без страха приходили на приём. Первые полгода о дополнительной работе массажистом, как Надя планировала, не было сил даже думать. Она одна, без медсестры так уставала, что приходя домой, падала на кровать не в силах что-то делать.

Мама, наблюдая за дочерью и жалея её говорила:

- Надюша, разве так можно!? Ты вся в работе, нужно как-то свою личную жизнь налаживать. Да и нам с папой уже давно хотелось бы твоих деток понянчить, а то Лёша уже вырос, а Кирюша вообще вдалеке от нас растёт.

Надя только улыбалась в ответ и никогда ничего им не говорила. Она была замкнутой и всё всегда держала в себе.

Они жили тихо и спокойно, так ровно и размеренно, что не было не беспокойства, ни волнения! Жизнь ровно, как вода по стеклу, текла дальше.

Однажды вечером, вернувшись с работы, Надя подсела поближе к маме, виновато посмотрела на папу и, стесняясь, сказала им:

- Мам, пап, я хочу с вами поговорить.

Мама, улыбнувшись ей, сказала:

- Давай доченька, налью чайку и рассказывай, что стряслось. Толя пододвигайся ближе.

Семья расположилась за столом. Надя, пряча глаза, долго не могла решиться. Папа, удивляясь поведению дочери, взял её за руку и сказал:

- Надюша говори, смелее, мы же все свои.

Она подняла на них глаза и, краснея, сказала:

- Мы с Семёном любим друг друга и хотим пожениться.

Мама посмотрела на мужа и, с непониманием сведя брови, спросила:

- Подожди, подожди, не поняла, какой это Семён?

Надя молчала. Папа, сурово посмотрел на дочь и, покачав головой, строго сказал:

- Надя он женат, он старше тебя почти на пятнадцать лет и у него дети! Ему их, нужно растить и поднимать, а не на молоденькой девчонке жениться!

Мама, поняв, о ком идёт речь, взмахнула руками и чуть не заплакав произнесла:

- Доченька, да как же так? Почему он, ведь он уже старый!?

- Мама, сердцу не прикажешь!

Папа строго посмотрел сначала на жену, потом на дочь и сказал:

- Аня возраст здесь совсем ни при чём. Здесь, в другом проблема!? У него семья, дети! Так, что Надя, в данном случае, хочешь, не хочешь, а сердцу приказать должна!

Мама покачала головой, приговаривая:

- Доченька, ты подумай только! Они с женой прожили всего десять лет, а ведь он её тоже когда-то любил. А сейчас, что? Встретил тебя и разлюбил?

- Мама, он её никогда не любил, женился, потому что она была беременна. Он сказал, что женился на ней из чувства долга.

Отец не на шутку рассердился и ещё строже сказал:

- Он ещё такие вещи тебе говорит!? Дочка, ты сама подумай! Первый сын у него по чувству долга, а второй? Второго он родил, по какому долгу или может быть всё-таки по чувству!? Надя, ребёнку всего три года! Дочка подумай, разве тебе такой нужен муж?

Мама, тихо заплакав, сказала:

- Надюша, девочка моя! На чужом несчастье, счастья не построишь!

- Но я не могу! Мне нужно за него замуж!

Папа, не поняв её, переспросил:

- Чего ты не можешь? Почему нужно?

Надя, опустив глаза, со страхом произнесла:

- Мам, пап, я беременная!

Отец сердито смотрел на дочь. Глубоко вздохнув, он резко сказал:

- Ах, вот в чём дело! Он опять решил выполнить долг!

Надя посмотрела на отца и, заплакав, растерянно сказала:

- Пап, ну зачем ты так?

Не обращая внимания на слёзы жены и дочери, он твёрдо сказал:

- В общем, такое наше решение! Ты его забудь и никому про вашу любовь не рассказывай, а ребёнка вырастим без него!

- Но, я люблю его!

Папа с сочувствием посмотрел на Надю, погладил по голове и немного смягчившись, сказал:

- Надя, девочка моя, не нужно! Ненужно разбивать семью. Ты позже, когда сама станешь мамой, поймёшь, что сделала правильно, отказавшись от него!

Надя заплакала. Мама подсела к ней поближе, обняла за плечи и ласково сказала:

- Не плачь, Наденька, не надо! Папа прав. Вот увидишь, пройдёт немного времени и, ты это поймёшь сама. Сейчас тебе кажется, что мы рушим твоё счастье, мешаем тебе, но потерпи немножко и сама со всем разберёшься.

Папа, тяжело вздохнув, сказал:

- Не плачь, Надя, не надо. Ты мне лучше скажи, о вас с ним кто-нибудь знает?

Надя всхлипывая, сквозь слёзы ответила:

- Нет, никто!

Кивнув головой, он опять спросил:

- А он знает?

Отец ни стал договаривать, о чём должен знать Семён Григорьевич, но Надя, отлично поняв его вопрос, коротко ответила:

- Нет!

Мама, вздохнув с облегчение, сказала:

- Вот и хорошо! Хорошо, что никто не знает, кто отец ребёнка. Ты дочка не обижайся на нас, но это единственно правильное решение. Родная моя, Наденька, не сироти двоих детей!

Папа встал, погладил по голове дочь и ласково добавил:

- Сейчас иди спать. Завтра выходной, на работу не надо, вот обо всём и покумекаем, а на сегодня нервов всем достаточно. Утро вечером мудренее!

22

Вопреки ожиданию родителей на следующее утро Надя встала бодрой и весёлой. С улыбкой вышла к завтраку. Мама, поглядывая на дочь с опаской спросила:

- Надя, что ты решила?

Присаживаясь к столу, дочь спокойно ответила:

- Мои дорогие, вы как всегда правы, правы во всём! Поэтому больше говорить на эту тему нет смысла. Будем дальше жить и ждать ребёнка.

Мама, улыбнувшись и успокоившись, посмотрела на мужа. За спиной послышался строгий голос бабы Кати:

- Я не поняла, почему к нам кто-то приезжает, а я не знаю!?

Она подошла к столу и опустилась на стул с помощью зятя, удобно устроившись, посмотрела на Надю и спросила:

- Ну, рассказывайте, кого мы ждём?

Надя пододвинулась к ней, взяла за руку и, заглядывая, в когда-то такие же светло-зелёные как у неё, а сейчас с годами потускневшие глаза, с улыбкой и покоем, сказала:

- Бабуль, дело в том, что у меня будет ребёнок.

Бабушка замерла на секунду и, глядя на внучку, широко открыв глаза, радостно улыбнулась и сказала:

- Ребёнок? Я дождусь ещё одного правнука! Ну и, слава Богу! А то уж я и не надеялась.

Немного помолчав и о чём-то подумав, она спросила:

- А отец-то кто?

- Бабуль, а зачем нам отец? Мы без него вырастим и воспитаем!

Бабушка вкрадчиво посмотрела на Надю и сказала:

- Тебе виднее внучка, сама смотри, тебе жить, тебе перед людьми и ребёнком держать ответ!

Надя, посмотрев на родителей, сказала:

- Я вот, что решила!

Все замерли в ожидании, а Надя спокойно сказала:

- Сегодня оформляю отпуск и уезжаю к подруге в гости, в Москву. Срок у меня две с половиной недели, поэтому, когда вернусь, никто и не догадается.

Бабушка, с пониманием кивая головой, спросила:

- А, папаша-то знает о ребёнке?

- Нет, никто кроме вас не знает!

- Тогда хорошо, так и сделай. Правильно придумала!

Надя приняла решение, и теперь нужно было его выполнить в жизнь. Она отлично понимала и отдавала отчёт своим действиям. Приняв решение, не сообщать Семёну о ребёнке, Надя понимала, что по своей собственной воле отнимает от этого мужчины право знать и заботиться о своём ребёнке. Не только заботиться, но и нести ответственность и за неё, и за ребёнка! Надя понимала, что полностью отняв у него эту возможность, она берёт на себя всё бремя ответственности и заботы в одиночку. Она, конечно, знала что рядом любимые родители и они никогда не оставят её и всегда помогут, поэтому с лёгкостью приняла это решение. Единственное, что её волновала, так это то, что своего ещё не рождённого ребёнка она уже лишила отца в любых его проявлениях!

23

Вечером в гости зашла Зоя. Они только поужинали, и Надя собиралась убирать со стола. Пригласив Зою к столу, она налила ей чай и, пододвинув вазочку с клубничным вареньем, села напротив. Зоя, обильно намазывая варенье на кусок чёрного хлеба, припевая его чаем, возбуждённо рассказывала подруге про новую постановку, которую она начала ставить в клубе. С полным ртом она говорила:

- Надя, у меня в спектакле будет роль доктора, который ухаживал за очень больным мужчиной, он лётчик, а потом они полюбили друг друга, мужчина вылечился и они поженились.

Надя молча слушала. Зоя, доев всё варенье, пододвинула к себе вазочку с квашеной капустой, заправленной репчатым луком с маслом и чайной ложкой начала есть её. Не поднимая на подругу глаз, Зоя с аппетитом ела и радостно говорила:

- Так вот, я хочу пригласить тебя на главную роль!

Надя удивившись, спросила:

- Почему меня!? Сама играй!

Доев всю капусту, Зоя принялась к оставшимся на тарелочке, не доеденными в ужин, двум солёным огурчикам и, чмокая от наслаждения, ответила:

- Я не могу, по сюжету героиня красивая!

У плиты на стуле сидела бабушка и, наблюдая за Зоей, улыбалась. Когда всё доев, Зоя окину пустой стол взглядом, Надя у неё спросила:

- Слушай подруга, а ты к врачу не хочешь сходить!?

- К кому, к невропатологу!?

Засмеявшись, Надя спросила:

- Почему к невропатологу?

Зоя, пожав плечами сказала:

- Не знаю, может быть, ты думаешь, что я не нормальная!

Надя, поглядывая на улыбающуюся бабушку, сказала:

- Да нет подруга ты вполне нормальная, только беременная!

Зоя замерла, глядя на улыбающуюся Надю и бабу Катю. Опомнившись шёпотом спросила:

- Ты с чего взяла?

- Заметно не вооружённым глазом.

Зоя задумавшись, глядя в потолок, как будто что-то подсчитывая, кивая головой сказала:

- Слушай, Надь, а ведь у меня задержка и уже не первый месяц!

- И что ты сидишь!?

- Я со своей работой совсем забыла обо всём!

- Завтра же к врачу! Поняла? Пообещай мне, что сходишь обязательно!

- Обещаю, схожу! Вот для Славика будет сюрприз! Он меня уже целый год уговаривает, а я всё подожди да подожди. Вот и дождались, получается! Слушай, Надь а я ведь совсем ничего не чувствую, меня ни тошнит, ничего не кружится, совсем ничего не изменилось во мне, почему?

Вместо Нади ответила бабушка:

- Это потому что девку ты носишь под сердцем. Девочка она что!? Красавица, умница, вот бабоньки и расцветают с ними сами как цветы, а не мучаются всякими там вашими токсикозами.

Зоя улыбнувшись, погладила живот и на распев сказала:

- Девочка это хорошо! Значит, Иришка будет!

И, как будто вспомнив то зачем пришла, спросила у Нади:

- Да-к что, будешь героиней!?

Надя виновато улыбнулась и ответила:

- Нет, подруга, через три дня еду в отпуск в Москву.

Зоя не скрывая удивления, спросила:

- Что за спешка? Ты ж не планировала никуда ехать?

- Письмо получила от парня, с которым встречалась раньше! Зовёт приехать.

С подозрением глядя на Надю и на бабушку, Зоя спросила:

- Ты ж говорила, что у тебя никого не было, зубрёжкой занималась, всё годы!? И даже смотреть, ни на кого не было времени!?

Надя, видя подозрения подруги, спокойно ответила:

- А мы как-то расстались, не очень хорошо! Я думала, что больше никогда не увидимся, поэтому и не рассказывала ничего про него.

Удовлетворившись ответом, Зоя сказала:

- Ну, раз так Надюха, то поезжай! Счастливого свидания!

Надя видя, что подруга поверила ей, поняла, что её план начал работать! Провожая Зою и попрощавшись с ней, Надя подумала, что и ей не нужно знать истинную причину её отпуска. Это будет только их семейной тайной!

Утром в больнице ничего, никому не объясняя, Надя написала заявление на отпуск. И уезжая, сказала маме:

- Ближе к концу отпуска, я пришлю вам телеграмму. Не пугайтесь, в тексте будет сообщение о том, что я выхожу замуж. И на больницу пришлю телеграмму о продлении отпуска.

Мама, в недоумении глядя на дочь, спросила:

- Надя, не поняла, а зачем?

- Я решила, что так будет лучше. Тётя Шура, прежде чем принести телеграмму к вам, покажет её всей деревне. А потом я вернусь без мужа, но с ребёнком. Не хочу лишних объяснений с Семёном. По-другому я не смогу ему объяснить, что это не его ребёнок.

Грустно вздохнув, мама ответила:

- Я, поняла! Хорошо! Всё сделаем, как надо! А если у нас спросят про твоего жениха, что говорить-то?

- Скажите, что это парень, с которым я училась в институте и больше вы ничего не знаете. Да и не переживай, мамочка, если что, то Зойка всем объяснит, она же теперь в курсе про жениха!
24

Ольга встречала подругу в Шереметьево. Они обнялись, увидевшись в первый раз после окончания института. Так обнявшись, мешая проходящим мимо людям, они вышли из аэропорта на автомобильную парковку. Ольга подвела Надю к машине и, радостно улыбаясь, сказала:

- Смотри, подруга! Это моя машина!

Надя, посмотрела на красную, совершенно новую машину и сказала:

- Какая красивая!

- Да, а главное что совсем новенькая!

Надя, видя радость и гордость подруги за себя, радостно сказала:

- Здорово! И ты сама водишь?

- Конечно! С моей работой без машины нельзя.

- Почему?

- Иногда приходится выезжать на дом к клиентам.

- Вот как? И как ты лечишь зубы без стоматологической установки!?

- Очень просто! Сейчас вся установка помещается в небольшой чемоданчик и работает от обычной розетки. Очень мобильно и удобно!

- Здорово! Я таких установок, даже не видела!?

- Поехали, ты ещё моей квартиры не видела!

- Ты, что купила квартиру!?

- Нет, что, ты Надь? Мне таких денег быстро не заработать. Я снимаю, но очень хорошую и отдельную квартиру. Я тебе говорила, не уезжай! Здесь в Москве перспективы, а что у вас там в деревне?

- А у нас в деревне - жизнь, Оленька – жизнь! Со своими радостями и горестями. Ты лучше расскажи – замуж не выскочила!

- Нет, что, ты Надюша!? Я ещё не жила, чтобы связывать себя цепями. Не хочу пока! А, ты?

- Я не вышла и уж, наверное, не выйду никогда!

- Ты что? Почему на себе крест ставишь?

- Беременная я, Оля!

- Да, ты что!? Какой срок?

- Маленький, почти три недели.

- Ты приехала аборт сделать?

- Нет! Я собираюсь рожать!

- Рожать? А отец-то ребёнка в курсе?

- Нет, Оль, я для этого и уехала. Уехала, чтобы обмануть его, чтобы он не понял, что это его ребёнок.

- Ну, Надь, ты даёшь! Не ожидала от тебя таково! Он хоть нормальный?

- Конечно! Он вполне нормальный, образованный, здоровый, без вредных привычек человек. Только с женой и двумя детьми!

- Ничего себе! Ты всегда говорила нам с девчонками, что это последнее дело отбивать отца у детей, а сама!?

- Я и не собираюсь отбивать! Пусть живёт, как и жил с женой и со своими детьми, а это мой ребёнок и он ничего, никогда не узнает о нём!

- Ну, подруга, ты даёшь! Вот это сюрприз!

Они подъехали к новой высотке. Надя вышла из машины и подняла голову на дом, но сквозь бьющие в глаза лучи солнца так и не увидела края дома. Они поднялись на семнадцатый этаж. Квартира Наде очень понравилась, просторная, светлая и очень уютная, хотя мебели в ней было мало, и выглядела она пустоватой.

Ольга усадила подругу за стол и поставила на плиту чайник. Когда вода закипела, раздался пронзительный свисток. Надя повернулась к плите и сказала:

- Какой чайник интересный, у нас таких ещё нет! Нужно будет маме купить в подарок.

- Ладно, про чайник потом. Рассказывай!

- Что рассказывать?

- Кто он такой и почему ты не хочешь делать аборт?

- Оль, какая разница, кто он такой!? Главное, что у меня будет ребёнок!

Надя сказала это с таким упоением, что Оля, улыбнувшись, произнесла:

- На второй вопрос можешь не отвечать, и так всё ясно! А родители знают?

- Да, конечно! Они одни и знают. Больше никто!

- Понятно! А ты надолго? Я поняла твою затею, поэтому двумя, что двумя, тремя неделями тут не обойдёшься.

- Да, ты права, поэтому я планирую не меньше, чем два месяца прожить у тебя. Не выгонишь?

- Ты, что? Я только рада буду, может быть, мы за это время найдём тебе настоящего жениха и по-настоящему женим!? Ой, замуж выдадим!

Надя рассмеялась и ответила радостной подруге:

- Нет, не надо! Достаточно и того, что я скажу, что был жених и сплыл.

- Надя, а давай придумаем какую-нибудь романтическую историю, чтобы тебя ещё все и пожалели.

- Нет, зачем? Я не собираюсь никому, ничего рассказывать.

- Зря, а то так могло бы интересно получиться!

Улыбаясь подруге, Ольга выставила на стол коробку конфет, и сев напротив радостно смотрела на неё, понимая, как она соскучилась.

25

Надя, отпив ароматного чая и съев конфету, сказала:

- Оль, ты совсем не изменилась, ни внешне, ни по характеру, всё такая же мечтательница!

- Ладно, не изменилась! Целый год прошёл!

- Нет, не изменилась совсем! Я же вижу что ты такая же, как и была всегда.

- А ты Надь, изменилась, стала какой-то серьёзной что ли!?

Засмеявшись, Надя ответила:

- Беременной я стала! Ладно, что мы всё обо мне, да обо мне, расскажи о себе, о своей жизни!?

Пожав плечами, Ольга ответила:

- А у меня ничего интересного! Работа и дом, в последнее время это вся моя жизнь!

- И что за этот год у тебя не было ни одного ухажёра? Ни за что не поверю!

- Почему? Были два романа. Особенно от первого я долго отойти не могла. Влюбилась по уши!

Ольга замолчала глядя вдаль. Надя подождала немного и спросила:

- Оль и что дальше-то?

- И всё!

- Как всё?

- А так! Он оказался женатым. Со мной просто иногда проводил время. Я ему понравилась, как он говорил, его ко мне тянуло. А что? Молодая девушка, красивая, не испорченная Москвой.

- Как это?

- Ну, значит не требовательная, скромная! С этим, знаешь ли, в Москве дефицит!

- И что дальше?

- Да ничего! Я ему сказала, что люблю его и хочу от него ребёнка. Я не писала тебе, что была беременная.

Надя с испугом смотрела на подругу, с дрожью в голосе осторожно спросила:

- Как была? Что случилось!?

Надя взволнованно сидела, в ожидании ответа. Ольга вздохнув, не поднимая глаз, ответила:

- Он заставил сделать аборт!

- Как он мог заставить тебя!?

- Он сынок нашего главного врача. Если бы я не согласилась, он выгнал бы меня из клиники.

- Ну и зря! Нашла бы другую работу, а ребёнок был бы уже!

- И чтобы я с ним сейчас делала, где б работала, на что, на какие деньги снимала жильё?

- Уехала бы к матери!

- Не поверишь!? Стыдно было сказать ей об этом!

- Глупая, ты Ольга! Она же мама, поняла бы тебя.

- Не знаю, не знаю!? Но я как забеременела, пока думки разные думала, не зная, что делать, ездила домой.

- И, что?

- Приехала, увидела, как она работает со своим хозяйством с утра до ночи, вся измотанная, постаревшая. Пыталась уговорить её сократить хозяйство, пожить немного для себя, даже пыталась убедить её, что не выгодно держать столько живности! Я ей и так, и сяк, на листке бумаге разложила всю арифметику, сколько она тратит на содержание коровы и сколько ей нужно молока в год. Цифра получилась такая, что даже я ахнула, а она нет и всё. Так что ничего не получилось!

- И причём здесь хозяйство и твой ребёнок?

- А при том, что мы с ней поругались! Она сказала, что это её жизнь, и она как хочет, так и живёт. Что в мою жизнь она не лезет и не хочет, чтобы я лезла в её. Я уехала и сделала аборт!

- Всё равно зря!

- Я испугалась! На какие деньги я бы жила и растила ребёнка!?

Категорически не соглашаясь с подругой, Надя сказала:

- В таком случае, приехала бы ко мне!

- Нет Надь, я ни для этого в Москве осталась, чтобы через год уехать из неё с ребёнком. Ещё успею, вся жизнь впереди!

Надя, прожив в Москве два месяца, вернулась домой. Подруги расстались, и после этой встречи они увиделись вновь, только через несколько лет.

26

Возвратившись, домой, ни у кого кроме гинеколога не возникло вопросов по Надиной беременности. Она вернулась с обменной картой и полным необходимым обследованием, для постановки на учёт в женскую консультацию. Гинеколог, совсем молоденькая, но очень дотошная доктор, поправляя постоянно съезжающие очки с маленького вздёрнутого носика, при каждом очередном осмотре говорила:

- Каждый раз удивляюсь! Если бы не Московские светила, я бы вам поставила срок больше чем указано в карте!

Но Надя только улыбалась в ответ и приговаривала:

- Может быть, у меня богатырь будет!

Почти через семь месяцев после возвращения из Москвы, Надя родила девочку. Маленькую, хорошенькую, как куколка!

После смерти бабушки, которая так и не успела увидеть правнучку, девочку назвали Катей, Катюшей. Эта была единственная отрада и отдушина для бабушки Ани, которая помогла ей переболеть смерть матери.

Анна Семёновна очень долго и сильно страдала. Всё происходящее вокруг её не радовало, была полная апатия. Надя ощущала себя в тупике, не зная и, не понимая, как помочь матери. Мама слушала её длинные увещевания, а потом отвечала:

- Надя, дочка я умом всё понимаю и полностью согласна с тобой, но у меня такое ощущение, что внутри меня образовалась какая-то дыра, как будто с меня живой сняли кожу. На душе такая тяжесть и боль! Ведь мы так мало любили бабушку и так мало помогали ей! Я виновата, что не достаточно уделяла ей внимания. Меня это сейчас так мучает, я просто не знаю что делать. Как всё это преодолеть и пережить?

- Мамочка, мне как доктору хорошо понятно, что ощущения, которые ты чувствуешь – это нормальная, вполне естественная реакция человека. За твоим безразличием ко всему и этой, как ты говоришь дырой, скрывается глубокая печаль и грусть по бабушке.

- Надя, объясни, почему так не справедливо всё происходит в нашей жизни. В тот момент, когда всё хорошо, остаётся только жить и радоваться, всё в один момент обрывается!? Это какая-то не справедливость судьбы!

- Мамочка, ты прими и смирись с этим как с неизбежностью! Нужно немного потерпеть и постепенно станет легче. Время лучший лекарь, оно обязательно поможет. Вот увидишь, что время поможет! Нет такого лекарства, которое облегчило и излечило наши страдания, а время лечит. Это доказано! Надо жить и радоваться, радоваться основному чуду - это тому, что ты живешь. У нас была очень хорошая бабушка, и мы все её очень любили и уважали. Она прожила долгую, пусть не всегда лёгкую, но счастливую жизнь и мы всегда её будем вспоминать, и рассказывать о ней нашим детям.

- Да ты права, моя хорошая! Конечно, потерять близкого человека, очень тяжело, и я думаю, что не скоро смогу полностью прийти в себя, но на то она и жизнь, чтобы жить дальше! Я сейчас в первый раз задумалась о том, как коротка наша жизнь, что никто и ничто не вечно в этом мире!

- Мамочка, я уверена, что даже после смерти, наша бабушка не хотела бы, чтобы мы замыкались в себе и пропускали течение жизни. Вспомни, с каким энтузиазмом и всегда прекрасным настроением она жила и учила нас жить и радоваться каждому новому дню!

Рождение внучки вернуло в их семью радость и покой. Пережив тяжёлую утрату, они продолжали жизнь дальше.

Часто в деревню, к матери с отцом, приезжала Вера. Она с удовольствием жила у них несколько дней и возвращалась к своей семье в Снежинск. Она была рада и спокойна за родителей, потому что рядом с ними постоянно находились Надя и Катя. Когда Лёша был ещё маленьким, он ездил в деревню с матерью, но с возрастом приезжал всё реже и реже. Катюша с Лёшей хоть и были двоюродными братом и сестрой, но виделись редко.

Любаша приезжала на похороны бабушки с сыном, с семилетним Кириллом. Она прожила у них целую неделю. Сёстры подолгу засиживались втроём, разговаривая о жизни и вспоминая бабушку. Они очень много говорили о трудной бабушкиной жизни и благодарили её за то, что оставшись одна с двумя малолетними детьми, она нашла в себе силы и спасла всех. От Феликса и Екатерины Беккер, осталась большая семья. Есть дети, внуки и правнуки, но фамилию они все носят чужую!

Приезд младшей дочери помог восстановиться маме и пережить эту трагедию их семьи. Любаша, обнимая маму и вспоминая смерть мужа, говорила ей:

- Мама, Надюша хоть и не пережила такой боли и такого страха, как потеря близкого человека, но всё тебе говорит правильно! Время, безусловно, лечит. Проблема только в том, что оно у всех разное! Мы все любили и почитали бабу Катю, она для всех нас была образцом для подражания и уважения. Как не печально, но то, что человек уходит из этой жизни - это неизбежность! Это неминуемо произойдёт с каждым из нас, никто из нас не вечен и здесь на земле мы временно. Баба Катя прожила восемьдесят лет и всю жизнь была совершенно здоровой, крепкой бабушкой. Порадуйся тому, что она прожила такую длинную жизнь! Отвлекай себя работой, хоть какой, нужной, не нужной, но работой. Это очень помогает! Три, мой, пылесось, копай огород, поли грядки, всё что угодно, только не лежи, уткнувшись носом в подушку и рыдая. Не смотри фотографии, до тех пор пока не почувствуешь, что можешь смотреть их спокойно, хотя бы на протяжении года. В общем, держись, мамочка, занимай себя чем-нибудь и не оставайтесь одна! Не повтори моей ошибки. Ты же знаешь, как потом трудно вернуться к нормальной жизни, опять стать человеком!? Мне тогда помог Кирюша, благодаря ему я вернулась к жизни и тебе тоже отвлечься, поможет внучка.

Люба с Верой разъехались по своим домам, по своим семьям. Постепенно, Анна Семёновна успокоилась и в семье всё наладилось. Потекла тихая, спокойная жизнь.
27

Катя росла послушной и доброй девочкой. Внучкой, с большой любовью, занимались бабушка Аня и дедушка Толя. Она ни одного дня не ходила в детский садик, её воспитанием и обучением занимался дедушка. Она к пяти годам уже очень хорошо читала и умела немного писать, а когда пошла в школу, была лучшей ученицей в классе. Катя была всеобщей любимицей!

Кате было уже двенадцать лет, когда Надя с ней поехали в отпуск в гости к дочери дяди Саши - к Маше. Сёстры не виделась со школьных лет! В Крыму у Маши она не была ещё ни разу и наконец-то собравшись, поехала.

Как говорила мама, Анна Семёновна, на их историческую родину! Ведь её родной отец Феликс Беккер родился и жил до Отечественной войны в Крыму. Там он познакомился с бабой Катей, там родилась она - Анна.

Переехав в Крым и поселившись в Евпатории, дядя Саша пытался найти родственников, но всё было напрасно. Из рассказов бабы Кати они знали, что родители Феликса Беккера жили в сельской местности и были переселены в Крым ещё во времена правления Екатерины, в Евпаторийский уезд. Тогда семья Беккеров получила шестьдесят десятин земли в пользование и занималась сельским хозяйством из поколения, в поколение, передавая права на землю своим потомкам.

Даже после революции, их семья оставалась жить в Крыму. Они продолжали работать, в немецкой колонии, признав советскую власть. Жили своим хозяйством, практически даже не сменив уклада жизни. От присущей им аккуратности и трудолюбия, хозяйства по-прежнему оставались крепкими.

Феликс и его сестры родились и жили в Крыму, и считали себя русскими и по духу, и по воспитанию. Родители, всячески пытались сохранить в детях их происхождение. Помимо фамилий и имён, которые им давали, немецкие дети учились в своих школах, в них обязательно преподавали на немецком языке. Несмотря ни на что, они были советскими детьми и любили свою Родину!

С бабой Катей, Феликс познакомился на уборке винограда в тридцать третьем году. В то время она окончила школу и их, семь человек, все девушки одногодки, после выхода из детского дома направили на работу в колхоз.

Баба Катя рано осиротела, оставшись совсем одна, ещё в десятилетнем возрасте. Её семья, родители и брат с сестрой, все умерли от голода, который как волна накатывался на их полуостров в двадцатых годах. От всей большой семьи она одна чудом осталась жива! Потом она попала в детский дом, там росла и училась.

Познакомившись с Феликсом, они полюбили друг друга и всего через полгода поженились, а через год у них родилась дочь Аня. Их счастливая семейная жизнь очень быстро закончилась. Их вывезли из Крыма в Казахстан, перед началом Отечественной войны, как не благонадёжных. Там они в труднейших, подчас нечеловеческих условиях, прожили пять лет. Феликс не раз просил у своей самой красивой, самой нежной и заботливой Катеньки прощения за то, что полюбил её, за то, что они поженились, и она стала женой немца. Если бы она не вышла за него замуж, то её жизнь сложилась совсем иначе, и она не была бы изгоем для общества. Но баба Катя, несмотря на все трудности и лишения, благодарила судьбу за то, что они встретились, полюбили друг друга и у них родились дети. Хотя и было очень страшно и трудно!

Она всю жизнь вспоминала то, как их сорвали с места и переселили совсем в не устроенный, не обжитый колхоз. Всю их немецкую колонию, состоящую не из одного десятка домов, в один день опустошили полностью. Сначала сгрузив на подводы, вывезли всех жителей, а потом всё имущество и скот. Под конвоем, как арестантов их долго держали на вокзале. Потом по прибытию товарного эшелона их, как скот, начали загонять в вагоны. Отношение к ним было как к настоящим фашистам, хотя все они были рождены и воспитывались в Крыму!

В суматохе Феликс потерял своих сестёр и родителей. По прибытии в Казахстан, на место своего поселения, он пытался найти их. Но принимая у него и у таких же, как и он переселенцев, заявления им не давали ходу, поэтом он никого и не мог найти.

В Казахстане они прожили не долго. Их отец - Феликс Беккер, весной сорок первого года, погиб. Бабе Кате, с двумя детьми, потому что к тому времени уже родился Саша, после смерти мужа, разрешили переехать. Так они оказались в городе Снежинске!

Дядя Саша уехав в Крым, на родину своих предков, уже никогда не вернулся в родную деревню. Он умер всего через несколько лет после смерти матери, так и не побывав больше, в деревне «Радостная». После смерти отца, Маша не вернулась назад в деревню, она вышла замуж и уже навсегда осталась в Крыму. Хотя и она, и её дочка Леночка уже давно выздоровели! Маша уже совсем забыла деревню и считала себя коренной Крымчанкой. Её муж также как и Надя был стоматологом и работал в пансионате для больных детей, а Маша там же работала поваром. Они жили в небольшой двухкомнатной квартире, и как писала Маша, были очень счастливы.

Надя ехала в гости к сестре и везла мешочек с родной землёй на могилку к дяде Саше. Несмотря на то, что их предки жили в Крыму, но и баба Катя, и Анна считала деревню «Радостная» своей родиной.

Провожая Надю, мама сказала:

- Надюша передай Маше, чтобы жила счастливо и чтобы не переживала что уехала из деревни и осталась в Крыму навсегда. Конечно, её родина наша деревня, потому что она здесь родилась, здесь жила ребёнком, ходила по этим улицам, вскарабкивалась по этим деревьям. Ведь именно здесь у неё всё было в первый раз! Она провела здесь всё своё детство, здесь её корни! Но для того чтобы понять и принять свой родной дом, свою Родину, нужно просто осознать, где человек чувствует себя счастливым, где ему по настоящему хорошо? А там где ему хорошо и есть его Родина! Я поняла одну простую вещь, что вернувшись в деревню, из Снежинска, я вернулась в свой дом, на свою Родину и теперь уже никуда, никогда не уеду!

28

Пересадку с самолёта на самолёт, Надя с дочерью делали в Москве. Она, не могла упустить такую возможность и не повидаться с подругой, запланировав провести, целую неделю отпуска, с Ольгой.

Подруги, встретившись ещё в аэропорту, радостно обнимались и смеялись. Они так давно не виделись и так соскучились!

Ольга привезла Надю с Катей на свою квартиру. Подруги очень долго сидели, рассматривая друг друга, а потом, когда уснула Катя, так и не ложась спать, проговорили до самого утра.

- Счастливая, ты Надька!

- Почему?

- У тебя дочь, такая красавица растёт!

- А тебе кто мешает? Сейчас-то глядя по машине и собственной квартире, кто не даёт тебе родить? По-моему, сейчас ты совсем справишься сама, без чьей-то помощи!?

Ольга, вздохнув, с непонятной Наде грустью, ответила:

- Справиться-то, справлюсь, только не с чем справляться!

- Ты о чём, подружка!?

- Я тогда, по молодости, помнишь, аборт сделала!

- Да помню и что?

- Да-к вот, после этого всё!

- Что всё?

- Детей у меня больше никогда не будет!

- Господи! А пробовала лечиться? Сейчас столько новых методов, разных технологий!

- Нет, не пробовала! Мне, знаешь, один старенький профессор сказал, что если деньги девать некуда то, пожалуйста, могу и попробовать полечиться. Только всё напрасно, ничего уже не поможет!

Чуть не плача, глядя на подругу, Надя спросила:

- И что делать?

- Да, ничего не сделаешь! Я смирилась!

- Но может быть, хотя бы замуж выйдешь, чтобы не быть совсем одной? А там и ребёночка можно взять из детского дома!

- Нет, только ни это! Замуж я не хочу! Мужиков просто ненавижу! И чужого ребёнка не хочу! Я его не смогу любить, он же чужой!

- Это только, кажется, что не сможешь! Если будешь любить мужа, то вместе и ребёнка полюбите!

- Нет, никого не хочу!

- И что, ты все эти годы одна?

- Ну, нет, конечно! Периодически кто-то появляется в моей жизни, кто-то исчезает. Я к мужчинам сейчас отношусь, как к необходимости для женского здоровья. Чтобы не растолстеть, да не заболеть, для поддержания гормонального фона, выжимаю из них всё, что можно!

- Господи, Оля! Это же не по-людски, как-то по-скотски? Прости, конечно!

- Надюша, я всё понимаю, только ничего не могу сделать с собой. С тем абортом из меня вынули не только ребёнка, но и сердце!

- Оленька, милая! Ты так не переживай! Она придёт, обязательно придёт!

- Кто?

- Любовь, конечно!

- Любовь? А ты-то сама знаешь, что это такое?

- Знаю Оля, ох, как знаю! Я до сих пор замираю, когда вижу Катиного папу. Знаешь, он мне сделал предложение!

- Здорово, что ты молчи ж-то!

- Да говорить нечего! Он знаешь, как предложил!? Сказал, что если я дам согласие на брак, то он сразу же разведётся с женой. Дети у него уже взрослые почти, младшему в этом году четырнадцать.

- А ты, что?

- Я ничего! Вот если бы он пришёл и сказал, что ради меня ушёл от жены и сейчас живёт один, мечтая обо мне. Тогда я, может быть, и согласилась, а так получается, он себе как запасной вариант жену оставляет.

- Да! Это совсем не романтично.

- Какая уж тут романтика!

- Слушай Надь, а он про Катю не догадывается?

- На удивление совсем не догадывается! Мы первое время опасались, мама всегда удивлялась, что у Катюши глаза совсем как у него, даже взгляд такой же, а он не догадывается! Опасаясь, что из-за этого сходства всё откроется, мама, разговаривая с соседками им постоянно говорила, что Катя копия первый муж бабы Кати, её отец. И люди отстали с вопросами. Хотя я грешным делом думала, что откроется как-нибудь всё или он просто догадается, почувствует, что Катя его дочь.

- И что!?

- Да ничего! Ничего он не почувствовал!

- И как у вас дальше будет, ты дала согласие на брак?

- Знаешь, Оль, столько прошло времени, я уже привыкла жить с дочерью и родителями. Если говорить честно, то что-то менять в своей жизни, уже совсем не хочется. Поэтому я и не согласилась! Сказала, нет, и уехала с дочерью в отпуск. И как ни странно даже не расстроилась, а наоборот перестала ждать и мечтать, как будто освободилась от чего-то. Может быть, когда вернусь домой, буду на него смотреть другими глазами!?

Ольга задумчиво смотрела на Надю, помешивая чай.

29

Подруги посидели молча, думая каждая о своей судьбе, о своей жизни и Ольга подняв на Надю глаза, со вздохом сказала:

- Вот и мне не хочется замуж! Совсем не хочу постоянно рядом с собой, видеть какого-то мужика. Зачем мне эти лишние заботы и хлопоты!? Вот чего мне не хватает, так это моего ребёнка! Я в последнее время постоянно вспоминаю его, думаю о нём.

Она печально задумалась, а Надя смотрела на неё с такой жалостью, с таким сочувствием, что слёзы навернулись на глаза. Ольга вздохнув, очень тихо произнесла:

- Мне, кажется, это был мальчик.

Надя, вытирая бегущие слёзы, была не в силах, что-то сказать. Она понимала, о ком говорит Ольга и от жалости и сострадания у неё разрывалось сердце на маленькие кусочки.

- Ты не думай, Надь, я не двинулась! Просто мне так жалко, что я осталась без ребёнка. Твоей Кате уже десять и моему бы сыну было уже одиннадцать.

- Но тогда, в тот мой приезд ты не жалела об этом?

- Жалела, ещё как жалела! Только хорохорилась перед тобой! Не хотела показывать, что переживаю.

- Оль, ну ладно! Хватит рвать себе душу, жизнь не закончилась, ты главное надейся!

Печально улыбнувшись и посмотрев на расстроенную подругу, Ольга сказала:

- Ладно! На этой оптимистической ноте и закончим сегодняшний разговор. Всё, больше не буду!

Надя вытерла глаза и, пытаясь улыбнуться, сказала:

- Хорошо! Договорились!

Ольга, подождав пока Надя, успокоится, спросила:

- Расскажи, как твои сёстры поживают?

Надя понимая, что Ольге тяжело говорить о себе, без колебания перестроилась на разговор о своей семье.

- У Любы сейчас всё хорошо! Она постоянно с мамой переписывается. Недавно мама с Верой ездили к ней в гости. Она живёт с матерью мужа, и уезжать оттуда не хочет. Растит сына Кирюшу.

- Он, наверное, ровесник Кати?

- Нет, ты что, он почти на семь лет старше её!

- Точно, совсем забыла! Ему ж, когда ты окончила институт, было уже лет пять.

- Да, Любиному Кириллу было пять, а Вериному Лёше – двенадцать.

- Молодцы они у тебя! Хоть и живёте далеко, но постоянно общаетесь, беспокоитесь и волнуетесь друг о друге.

- Да это точно! Оль, а твоя мама как?

- Мама хорошо! Она переехала в новый благоустроенный дом и сейчас живёт и не нарадуется.

- Она и переехала? Так держалась за свой дом, за своё хозяйство?

- У неё выбора не было. У них всю улицу снесли, все дома, а жителей расселили. Ей дали комнату в трёхкомнатной квартире. Там живёт ещё одна семья с маленькими детьми. Мама сначала плакала, не знала чем себя занять, а потом начала приглядывать за соседскими детьми и не поверишь, всё изменилось! Она стала спокойной, весёлой, вообще жизнь наладилась!

- Ты ездишь к ней?

- Да, но очень редко. Так переписываемся, в основном.

- Зря! Это ж твоя мама!

- Я всё понимаю, но почему-то не тянет ехать к ней. Последний раз ездила помочь на новом месте устроится, а она мне с восхищением про соседей рассказывает и добавляет, что от меня не дождалась детей, теперь ей чужие, как родные. Мне тошно это слушать, а того больше, смотреть как она их ласкает и радуется им. Побыла два дня и уехала, сказав, что срочно вызвали на работу.

Надя молча слушала. Вздохнув, Оля продолжила:

- Так, что домой к маме не хочу совсем, да и ни мой это уже дом! Вот такие дела! Ладно, что, мы опять обо мне? Ты лучше расскажи, как твоя сестра, как Вера, мама с папой, а то про Любу рассказала, а про них нет?

- Мама нормально. Чувствует себя хорошо, здорова, кажется, сносу ей нет! А папа! Я не писала тебе, мы его в прошлом году похоронили.

Ольга сморщилась от неприятного известия и с сочувствием сказала:

- Ой, Надь, прости меня, что спрашиваю, я ж не знала!

- Не переживай, мы с мамой уже привыкли, переболели.

Она посидела немного печально и тихо сказала:

- Знаешь, Оль, папа до самого последнего дня был в прекрасном состоянии и настроении. Он после операции и рождения Катюши просто, помолодел. Она ведь одна у родителей за всех внуков, вот ей они себя и посвящали полностью.

- Это хорошо! Только сейчас понимаю, что если бы тебя не было рядом с ними, как им было бы тяжело.

- Одно дело тяжело, самое страшное, что если бы я не приехала, что было бы с папой!? Как вспомню, что мы тогда пережили!? Ему после операции обещали не больше пяти лет жизни подарить, а он прожил в два раза больше и чувствовал себя прекрасно, как будто и не болел совсем. Вот такие дела!

- Надюша, десять лет это не малый срок при таком заболевании. Так что не расстраивайся, а благодари судьбу!

Надя, покивав головой, соглашаясь с подругой, вздохнув, сказала:

- Да, я это очень хорошо понимаю и маму, как не странно, мне удалось очень быстро вернуть к нормальной жизни. Ладно, не будем говорить о грустном! Про Веру ты спросила. Так у них всё хорошо! Даже очень! С мужем живут прекрасно. Сын Лёшка женился, молодые живут с ними, ждут внука или внучку, ещё не знают. Так, что там всё нормально!

- Хорошо, что хоть у кого-то всё хорошо! Есть же счастливые женщины!

- Да, ты права у нас Вера прожила всю жизнь, как у Христа за пазухой. Всегда все здоровы и счастливы в их семье. Это мы с Любашей не на ту дорожку наступили, когда пошли!

- Как это?

- Так баба Катя говорила мне раньше, пока была жива! Это её выражение, что на какую дорожку встанешь той и пойдёшь всю жизнь. Вот и получается что у Любаши вдовья дорожка, а у меня…

Улыбнувшись, она посмотрела на Ольгу и сказала:

- Меня баба Катя называла вековухой!

- Как это?

- Вековуха значит - одинокая женщина или старая дева. Хотя, женщин никогда не выходивших замуж, баба Катя называла перестарком. Так и приговаривала, говоря мне, что судьба, видно у меня такая, век одной куковать. Но я думаю, что не может быть так!? Будет ещё и на нашей улице праздник!

Ольга, печально ухмыльнувшись, сказала:

- Я значит тоже вековуха или того хлеще - перестарок!?

Надя более оптимистичная в этом вопросе, чем подруга, улыбаясь, ответила:

- Не отчаивайся Оля! Я верю, что и у нас с тобой тоже будет счастье! Настоящее, женское счастье!

- Ты, правда, в это ещё веришь!?

- Да, верю, даже очень верю! И любить мы с тобой будем ещё по-настоящему, и счастье у нас с тобой будет - ещё самое настоящее!

- Молодец ты Надька, не унываешь!

- И ты не унывай! Главное жди, надейся и верь, подруга!

30

С того времени, как Надя с Катей прожили у Ольги в Москве целую недели, прошло уже больше десяти лет. И вот сегодня, спустя годы, подруги должны встретиться. На этот раз Ольга приезжает к Наде.

У Нади случилась большая беда и сейчас она живёт в Крыму. Она уехала из родной деревни, не смогла там находиться. Окружающие на работе и на улице люди, постоянно спрашивают, выражают своё сочувствие, жалеют её, от этой жалости и внимания, стало просто невыносимо!

Семён Григорьевич последнее время не давал ей проходу. У него умерла жена, и он уговаривал Надю выйти за него замуж. Тогда, когда она была молодой, и отношения у них были тёплыми и нежными, она была готова выйти за него и прожить рядом с ним всю жизнь. Тогда, Надя мечтала об этом, ей было двадцать семь, а ему чуть больше сорока. Он был красивым, очень интересным мужчиной. А сейчас, когда ему шестьдесят четыре и он постаревший, облысевший пенсионер, ей совсем не хочется за него выходить замуж.

Надя сердилась на Семёна из-за того, что в такой для неё трудный жизненный момент, он просто донимал её своим вниманием и совершенно не нужными признаниями. Время думать о своей личной жизни было совсем не подходящее, потому что для Нади жизнь остановилась и всё в ней померкло. С того самого момента, как пропала её дочь Катя, она не могла ни о чём думать, кроме неё.

Надина мама, Анна Семёновна умерла от инфаркта, как только узнала страшное известие о предполагаемой гибели любимой внучки. С пропажей дочери, оборвалась единственная ниточка, связывающая Надю с родным домом. Она осталась одна! Не выдержав одиночества и чрезмерного сочувствия, продала дом и уволилась с работы. Пожила несколько дней у Веры в Снежинске и уехала в Крым. Убегая от всех и от всего, она уехала к своей двоюродной сестре Маше.

Когда-то дядя Саша бросил всё и уехал в Крым, чтобы вылечить единственную дочь. Прошли годы, но они так и не вернулись больше на родину. Маша живёт и работает в Евпатории уже много лет. К ней Надя и приехала в поисках если не спокойствия, то хотя бы уединения. Здесь её никто не знает и ни о чём не спросит. Надя устроилась массажистом в санаторий, где работала Маша с мужем, и с утра до самого вечера занималась больными детьми.

Эта тяжёлая физически и морально работа отвлекала её, и она хотя бы на какое-то время забывала о своём горе. Забывала о том, что вот уже год как её дочь Катя с подругой Ириной, в свой первый отпуск поехали отдыхать за границу. В назначенный день они не вернулись домой, а потом выяснилось, что они пропали по дороге в аэропорт. Их искали, долго искали, но никаких результатов. Наде и родителям Ирины, Зое со Славой, сообщили, что найти их, нет никакой надежды, скорее всего девушек выкрали, чтобы продать в рабство. Из-за этой, самой страшной трагедии в своей жизни, Надя и бежала в Крым.

Узнав о несчастье, случившимся с Катей, Ольга приехала, чтобы как-то поддержать подругу. Надя жила в пансионате, в небольшой комнатке в общежитии для персонала. Приехав к ней, Ольга оплатила на месте путёвку и жила рядом с подругой, стараясь постоянно быть возле неё. Но вечерами Надя, ссылаясь на сильную усталость, прощалась с подругой и уходила. Но она не шла спать, а шла на набережную. Она уже привыкла ходить туда каждый вечер и, глядя на звёздное небо, разговаривать с дочерью. Ей казалась, что дочь слышит её и от этого ей становилось легче.

В один из таких вечеров, она задержалась на набережной дольше обычного. Стояла, глядя на звёздное небо и тихо шептала:

- Звёздочки, милые, вы ходите по небу, видите всё! Может, видели мою дочку, мою Катеньку. Передайте ей, что я знаю, что она жива и рвётся домой. Я жду её, очень жду!

Надя не плакала, она печально смотрела на звёздное небо, пытаясь найти там хоть какой-то ответ. Глубоко вздохнув, солоноватый воздух, она собралась уходить, как услышала за своей спиной мужской голос:

- Всё дышите и не можете надышаться этим чудным воздухом?

Надя повернулась и увидела стоявшего за её спиной высокого, худощавого мужчину средних лет. Он смотрел на неё и улыбался доброй, мягкой улыбкой. Надя, молча, с интересом разглядывала внешне очень приятного, симпатичного мужчину. Не крупные черты лица, черные, коротко постриженные волосы, шорты до колен и белая футболка, прилипшая к мокрому телу, типичная одежда для Крыма в это время года. Он, не переставая улыбаться, говорил:

- Я первую неделю тоже не мог надышаться, потом привык.

Надя молча смотрела на него. Мужчина подошёл к перилам и, глядя на воду, спросил:

- Вы здесь тоже с ребёнком лечитесь?

Надя ответила:

- Нет, я здесь работаю!

- Вот как, а я вас ни разу не видел?

- Я малышам делаю массаж. А Вы, как я поняла с ребёнком?

- Да, я здесь с сыном! Вечером, когда он засыпает, я прихожу сюда искупаться. Последние несколько дней я наблюдаю за вами, смотрю как вы, не отрываясь, смотрите в небо, как будто что-то ищите там.

- Зачем?

Он, не поняв её вопроса переспросил:

- Что зачем?

- Зачем наблюдаете за мной?

- Не знаю, вы так красиво стоите, белый шарф развивается на ветру. Не знаю, просто любуюсь и всё!

- Понятно! Простите, я пойду.

- Мне тоже нужно уходить.

Они вместе пошли с набережной, разговаривая о жизни в пансионате, о жаркой погоде и почти горячей воде в море. Подходя к своему корпусу, Надя сказала:

- Вот я и пришла, до свидания!

Улыбаясь, мужчина ответил:

- Спокойной ночи!

Надя шла и думала об этом, совершенно ей незнакомом мужчине, о его больном ребёнке. За два месяца нахождения здесь она уже нагляделась на больных детей и измученных, уставших родителей. С каким трудом и самопожертвованием они стараются вылечить, поднять детей на ноги, совершенно не думая о себе. Глядя на их горе и муку, Надя немного забывала о своей беде.

31

На следующий день, Надя опять встретилась на набережной с тем же мужчиной. Он сидел на лавочке и поглядывал на лестницу, ведущую к морю. Увидев её, он встал и направился ей навстречу. Она, поняв, что он идёт к ней, сбавила шаг. Подойдя, он остановился перед Надей. Глядя прямо в глаза, смотрел на неё и улыбался. Белый шарф, поддерживающий светлые волосы, раздувался на ветру. Он, улыбаясь, сказал:

- Я жду вас!

Надя не скрывая удивления, спросила:

- Меня? Зачем?

И поняв всю глупость заданного вопроса, покраснела. Уже почти стемнело, и он, этого не заметив, продолжал говорить:

- У нас с сыном через четыре дня заканчивается лечение, и мы возвращаемся домой.

Надя молча слушала, ещё не понимая, что ему нужно от неё. Мужчина, переступая с ноги на ногу, сказал:

- Я хочу вас пригласить в ресторан!

Надя, не поняв его странного предложения, спросила:

- Почему меня? Мы ведь совсем незнакомы?

- Пожалуйста, не лишайте меня такого удовольствия! А познакомиться нам с вами ничего не мешает, меня зовут Дмитрий!

Пожав плечами, Надя пошла мимо него на своё излюбленное место на набережной, на ходу отвечая:

- Как-то всё это странно!?

Он шёл рядом и, повернувшись к ней полу боком, продолжал сбивчиво говорить:

- У меня остаётся всего несколько дней! Пожалуйста, не отказывайте мне! Как ваше имя?

Удивляясь, его странному поведению, она ответила:

- Надя!

Он радостно, произнёс:

- Надежда! Какое прекрасное имя!

Он, улыбаясь, смотрел на неё в ожидании ответа. Надя молчала, не зная, что ответить ему, чтобы не обидеть. Дмитрий, видя её замешательство и пытаясь пояснить, столь странное для неё предложение, виновато произнёс:

- Я ведь весь месяц не отходил от сына, ни разу! Хочется устроить, что-то вроде прощального ужина. Не лишайте меня такой надежды!

- Но всё-таки, почему я?

- Надя, мне на прощание так хочется посидеть в местном плавучем ресторане, но одному пойти туда как-то скучно, а кроме вас я здесь никого не знаю!

Надя растеряно произнесла:

- Не знаю даже! Признаюсь, вы поставили меня в тупик. Я не знаю, что ответить!? Впрочем, ко мне приехала подруга, вы можете сходить с ней, она будет рада развлечься.

- Надя, давайте, знаете, что сделаем? Если вам одной не хочется, то вы, вместе со своей подругой, пойдёте со мной в ресторан.

- Не знаю, не знаю! Я спрошу завтра у подруги.

- Вот и хорошо, завтра вечером я буду вас здесь ждать. Извините, мне пора! До свидания Наденька!

Он, пожав ей руку и не дождавшись ответа очень легко, немного пружиня на ногах, побежал вверх по лестнице. Надя проводила его взглядом и подошла к перилам. Постояла немного и тоже пошла спать. Сегодня на душе у неё было, как-то спокойно.
32

Утром, после завтрака, Ольга пришла к подруге в массажный кабинет. Сидя в кресле, слушала рассказ Нади о знакомстве с Дмитрием и о том, что он пригласил их в ресторан. Обрадовавшись за подругу но, не подавая вида, очень сдержано Ольга спросила:

- Надь, я так и не поняла, этот Дмитрий, он кто?

- Он здесь с ребёнком на лечении.

- И что ты решила? Мы идём в ресторан или нет?

- Не знаю, мне совсем не хочется! Может, ты одна сходишь с ним!

- Но ты подруга даёшь! Он тебя приглашает, а я так прицепом, чтобы тебе было проще согласиться. Это ж и ежу понятно!

- Какой мне ресторан? Зачем?

Ольге, очень хотелось как-то отвлечь подругу, но боясь, что Надя из-за своего горя откажется, с горящими глазами сказала:

- Надь давай сходим! Я с удовольствием бы развеялась, когда ещё такая возможность представится. Пошли!?

Надя, не переставая сомневаться, спросила:

- Ты думаешь?

Ольга понимая, что Надины сомнения проходят, радостно произнесла:

- Да, конечно, я очень хочу!

- Ну, хорошо, уговорила! Пойдём! Если ты так хочешь!

- Спасибо, ты настоящая подруга!

Ольга выскочила из кабинета и побежала на процедуры. Весь день почему-то Надя нервничала и поглядывала на часы. Она ловила себя на мысли, что ждёт вечера, ждёт встречи с Дмитрием. День казался бесконечным!

Наконец-то наступил вечер. Посидев перед сном в сквере с Ольгой, Надя раньше обычного, пошла на набережную. Дмитрия ещё не было. Она прошла и села на свою любимую скамейку, наблюдая за купающимися людьми. Заметив, что вдалеке от берега плывущий мужчина машет рукой, она сначала испугалась, подошла ближе к перилам и внимательно всматриваясь, поняла, что махавший мужчина это Дмитрий и успокоилась. Поняв, что она его видит, он быстро поплыл к берегу. Через несколько минут Дмитрий ещё мокрый, стоял перед ней в перекошенной, наспех одетой футболке. С волос сбегали капельки воды. Он, улыбаясь Наде, смахивал их рукой.

Они постояли напротив друг друга молча и спохватившись, Дмитрий произнёс:

- Добрый вечер, Наденька!

Наде почему-то было неловко от того, что он так, как девчонку, называет её. Но стараясь казаться спокойной, ответила:

- Здравствуйте!

Они сели на лавочку и устремили свои взгляды на играющую гладь воды. Долго сидели молча. Дмитрий заговорил первым, со вздохом сказав:

- Жалко уезжать! Так хорошо у моря, спокойно.

Надя молчала. Он повернулся и, пытаясь заглянуть ей в глаза, спросил:

- Надя, что Вы решили? Идёте с подругой со мной в ресторан?

- Да!

Надя коротко ответила, продолжая смотреть на воду. Дмитрий, не скрывая своей радости возбуждённо произнёс:

- Спасибо! Наденька, Вы не представляете, как я рад!

Они, не разговаривая сидели рядом. У Нади на душе в первый раз за последний год жизни был покой, она сидела и боялась нарушить эту безмятежность. Дмитрий, как будто чувствуя её настроение, долго молчал, а потом осторожно проговорил:

- Завтра в семь вечера я буду ждать вас у проходной. Хорошо?

- Хорошо!

Надя ответила и, как будто вспомнив, спросила:

- А с кем Вы оставите сына?

- Я договорился с медсестрой, она его покормит ужином. Он у меня взрослый парень, поэтому поздно ложится спать, так что думаю, дождётся меня.

- Тогда, всё хорошо!
33

На следующий день, утром Ольга подскочила от сильного стука в дверь. Подбежала к двери, распахнула её, не успев накинуть на себя халат. Перед ней стояла зарёванная Надя. В испуге Ольга закричала:

- Надя, что случилось!?

Ещё не дождавшись ответа, Ольга заплакала вместе с подругой, громко говоря сквозь слёзы:

- Не молчи, говори, говори, что!?

Надя трясущимися руками протянула ей телеграмму, Ольга вытерла слёзы, застилающие глаза и начала читать:

- «Катя жива! Через месяц будет в Москве. Ждите!»

Надя смотрела на подругу и плакала, плакала от счастья и радости, что её единственная дочь, её Катюша нашлась и она жива! Ольга, прочитав телеграмму, подняла на подругу глаза и сквозь слёзы, шмыгая носом произнесла:

- Надя, милая! Какое счастье! Что же ты плачешь дурочка!? Нужно радоваться!

- А ты чего плачешь?

- Я, не знаю, потому что ты плачешь! Тебя жалко!

Они обнялись и сели на кровать. Немного поплакав, отдышались и, пытаясь себя успокоить, Ольга проговорила:

- Вот, что подруга, у нас с тобой только месяц, чтобы подготовиться к возвращению Катюши.

Надя вопросительно посмотрела на неё и со страхом сказала:

- Ой, что я натворила! Куда доченька моя вернётся-то? Дом-то я продала!

- Не переживай подруга, сейчас всё решим! Дай только мозги собрать в кучу, а то от такого приятного стресса всё дрожит внутри.

- Ой, Оля, как я счастлива! Как хорошо-то!

- Да, хорошо, даже очень хорошо! Я вот, что тебе предлагаю. Раз уж ты уехала из деревни, то незачем туда снова возвращаться. Будешь жить в Москве!

- Как в Москве? Где?

- Первое время с Катюшей поживёте у меня, устроишься на работу, а там дальше видно будет!

Надя, с трудом что-то соображая, произнесла:

- Не знаю, не знаю? Как-то страшно!

- Надя, хватит бояться! Тебе в любом случае Катю нужно где-то встречать!? Так что едешь со мной в Москву!

Видя, как растеряно Надя смотрит на неё, продолжала настойчиво убеждать подругу:

- Если не о себе, так о дочке подумай! Ей же в Москве будет лучше, чем в вашей деревне!

Надя сидела, задумавшись, не зная, что делать, на что решиться. Подруга, продолжая её уговаривать, возбуждённо говорила:

- Надя я не смогла уговорить тебя двадцать лет назад, ты рвалась домой в семью. Сейчас тебя, что, где держит? Там, в деревне, всё равно не осталось ничего кроме назойливого жениха! Так или нет?

- Да, по большому счёту, ничего!

- Вот и решили! Сегодня же пиши заявление на увольнение. Тебя наверняка заставят отрабатывать. Вот через две недели вместе и уедем в Москву.

- Оль, а у меня же деньги есть, я же дом продала, всё хозяйство и не тратила ни копейки. Может быть, мне купить что-нибудь нам с Катюшей.

- Не спеши! Но эти деньги пригодятся, не переживай. Считай, что уже какая-то часть на однокомнатную квартиру есть.

- Оль, а ты как думаешь, она здорова? Ведь целый год ни весточки.

- Ни думай о плохом, поняла! Думай только о том, что к тебе возвращается дочь!

Надя прижалась к подруге и опять заплакала. Ольга не стала её успокаивать, просто сидела рядом и гладила по плечу. Надя всхлипывала и приговаривала:

- Как, хорошо, что ты приехала! Как бы я одна была, без тебя! Как бы эту радость одна пережила!

- Всё будет хорошо, теперь точно всё будет хорошо! Вот сегодня вечером в ресторане и отметим это событие!

Надя подняла глаза на подругу и, не понимая её, переспросила:

- В ресторане?

- Подруга, ты что забыла? Сегодня же мы с Дмитрием идём в ресторан!

- Конечно, забыла! Да, отметим, обязательно отметим!

Надя встала, поправляя волосы, сказала:

- Мне ж на работу нужно! Ладно, я пошла.

- Не забудь написать заявление, чтобы с сегодняшнего дня уже пошла отработка.

- Хорошо, Оль, напишу, обязательно. Увидимся днём, пока!

- Подожди, Надь, ты не сказала, во сколько вечером в ресторан?

- В семь у проходной, Дмитрий будет нас ждать!

34

Надя ушла. Ольга, оставшись одна, устало опустилась на стул и проговорила:

- Только бы с Катей всё было нормально! Ещё одного удара она не переживёт!

На удивление, день прошёл очень быстро. Ближе к вечеру, Ольга зашла к подруге и, увидев её сидящую на диване в белом халате, удивившись, спросила:

- Надь, нам в семь быть у проходной, а ты ещё не готова!

- Оль ты иди одна!

- Ты, что сдурела!

- Я приду, только попозже. Не обижайся! Из-за увольнения меня попросили взять ещё двух детей. Я не могла отказать мамочкам, одна из них на колени встала, сказала, что после моих рук её мальчик зашевелил пальчиками. Я, конечно, понимаю, что руки здесь ни при чём, ну как я могла ей отказать!?

- Понятно! Безотказная ты Надька! На тебе, наверное, в больнице все ездили!?

- Нет, не было этого! Кофейку давай попьём, а то я устала немного. Садись, посмотри, я Верино письмо нашла. Помнишь, я при последней нашей встрече рассказывала тебе, что у них в семье всё хорошо!? Да-к вот, сегодня бумаги перебирала и нашла её старое письмо. Почитай, ужаснёшься их счастливой жизни, даже страшно подумать, как разом всё оборвалось!

Пока у Нади было свободное время, подруги пили кофе и разговаривали. Ольга взяла конверт и начала вслух читать:

«Здравствуйте мама и сестрёнка Надюша!

Сестрёнка прости, но на твой юбилей приехать не смогу! У нас беда случилась! Лена с Аннушкой уехали, а куда мы не знаем и как найти их, где, мы тоже не знаем! Попробую написать по порядку.

Алексей, наш, влюбился в кого-то и решил с Леной развестись. Объявил ей об этом, а она, не дожидаясь развода, собрала вещи, Аннушку и уехала. Она симку из телефона оставила, и с ней нет никакой связи! Она ведь совсем одна на всём белом свете, куда поехала, ума не дам!?

А Алексей уже несколько дней не появляется и что нам с отцом делать, мы не знаем. Не могу понять, зачем он так с ней поступил? Ведь так всё хорошо было! Если и влюбился в другую женщину, то можно было как-то по хорошему всё сделать, чтобы Лену не обидеть. Она ж нам, как дочка, как я буду жить без неё и без Аннушки!?

Плохо мне мои хорошие, очень плохо!»

Ольга, прочитав письмо, подняла голову и удивлённо спросила:

- Почему так случилось!? Такая хорошая семья была!? Лена жена, каких мало! Без претензий, без требований, жила только для семьи и для Алексея!?

Надя, вздохнув печально сказала:

- Я даже представить не могла, что такое произойдёт в её жизни. Была семья, сноха, внучка и разом ничего! Ох, мужики, мужики! Не ценят они нашего брата!

- Нет Надь, ценят, только когда теряют!
- Жалко мне и Лену, и Веру с Ваней, и Лёшку - дурака! Ведь жалеть всю жизнь будет, я ж его знаю, он только с виду сильный непоколебимый, а в душе нежный и ранимый.

Ольга, качая головой, с досадой сказала:

- Зачем дурак, затеял разводиться! Погулял бы, но семью сохранил!

- Что, ты такое говоришь, Оль? Как это погулял! Это ж измена!

- Что, он первый, он последний!? Все мужики гуляют, но делают это с умом, чтобы жена не догадалась, чтобы не обидеть и не оскорбить её. И Лёшка бы перебесился, зато семья была целой!

- Нет, Оль, так тоже нельзя! Это уже не семья, а так совместное проживание!

- Это когда случилось то, давно?

- Юбилей у меня был тогда, сорок пять исполнилось. Мы тогда не стали ничего праздновать, а собрались с мамой и поехали к ним на несколько дней, чтобы хоть как-то утешить и поддержать Веру.

- Это что же прошло уже пять лет? И что!?

- А ничего! По сей день не нашлись они. Лёшка уже покаялся, повинился перед родителями, и вместе ищут их, но ничего! Кстати от Лены приходила открытка подруге, что родился сын. Теперь у Веры есть внук, а она его ни разу не увидела!

- Кошмар какой! А мы с тобой радовались и завидовали её счастью. Теперь мне кажется, что абсолютно счастливых женщин вообще не бывает!? Если какой-то период жизни хорошо, то всегда наступит тот день, когда будет плохо.

- Ой, Оля, совсем не хочется так думать, но ты в чём-то права! Не зря люди говорят, что «жизнь прожить не поле перейти». И всё-таки, мне кажется, что в жизни намного больше хорошего, чем плохого. Главное нужно верить в свои силы, и помнить, что всё обязательно будет и семья, и любовь, и дети, и на работе всё сладится. Если сейчас плохо и что-то не удается, то завтра обязательно все измениться! Только нужно верить в это! Верить что будет счастье!

Вздохнув, Ольга сказала:

- Я только этим и живу, кроме веры и надежды у меня ничего и нет в жизни. Жалко, очень жалко Веру, а как Люба, замуж не вышла?

- Ты что, какое замуж! Она по сей день мужа вспоминает и думает только о нём. Она однолюбка и не выйдет замуж никогда больше. А вот сын - Кирилл, у неё женился, и жена Сонечка родила мальчика. Назвали Павликом, именем её погибшего мужа. Так что и она теперь стала бабушкой!

Подруги ещё долго сидели, думая о сложных и порой горьких судьбах женщин. Понимая, что всё выпавшие на их долю трудности нужно пережить, переболеть и суметь подняться, не дать страданиям придавить к самой земле, нужно быть сильной и идти дальше!

35

Ольга подошла к проходной в назначенное время. Дмитрий уже ждал их. Она его сразу же узнала. Во-первых, Надя его очень хорошо описала, во-вторых рядом не было ни одного мужчины, кроме него, одетого для выхода в ресторан. Дмитрий был в светлых брюках и голубой рубашке с коротким рукавом. Он взволнованно расхаживался вдоль клумбы, поглядывая на часы. Ольга, подойдя к нему произнесла:

- Здравствуйте!

Он резко повернулся ища глазами Надю, но не найдя её, вместо приветствия, растерянно спросил:

- А где Надя?

Ольга, улыбнувшись, ответила:

- Надя подойдёт, но чуть позже!

- Вот как?

- Не волнуйтесь, Надя обязательно придёт! Я пришла раньше, чтобы предупредить вас.

- Ну, что же, тогда подождём! Вас зовут Ольга?

- Да!

- Очень приятно! Я Дмитрий.

Они обменялись лёгкими рукопожатиями, и пошли к ближайшей скамейке. Ольга опустилась на неё и сидела, искоса поглядывая на Дмитрия. Он не захотел садиться и продолжал стоять, с волнением поглядывал на проходную. Ольга, улыбаясь, наблюдала за ним и думала:

- «Надюха, а ведь ты приехала сюда не зря! Тебя судьба привела сюда, сюда за своим счастьем, а может быть и за судьбой!»

Прошло почти сорок минут, и в проходной появилась Надя. Дмитрий шагнул ей навстречу, и широко улыбаясь, стараясь тихо, чтобы не услышала Ольга, произнёс:

- Ой, Наденька, я вас не узнал! Первый раз вижу вас такой!

- Какой такой?

- Вы так красивы, просто сияете сегодня! Мне даже страшновато рядом с вами.

Улыбаясь, Надя сказала:

- Тогда может быть, никуда не пойдём, если вам страшно!?

Надя смотрела на Дмитрия и улыбалась, видя, как он растерян. Он взволнованно ответил:

- Нет, нет! Что вы? Идём обязательно!

Они подошли к Ольге. Дмитрий, не преставая радостно улыбаться, сказал:

- Ну, что девочки, в путь!

До ресторана шли молча. Подойдя, Дмитрий сказал:

- Вот и наш ресторан!

Прошли к накрытому для них столику. Женщины сели и оглядевшись, Надя сказала:

- Теперь понятно, почему он называется плавучим. Здесь почти нет ограждений, только плавучая платформа.

Ольга засмеявшись, оглядываясь по сторонам, сказала:

- Представляю, если из гостей кто-нибудь переберёт!

Ресторан был в виде плоского круга, с установленными по периметру столиками в один ряд. Пол был совершенно чёрного цвета, а на столах длинные белые скатерти, платформа медленно крутилось.

Надя с восхищением сказала:

- Как красиво! Столы, как белые лебеди плывут по воде. А что будет в центре?

Дмитрий, не спуская с Нади глаз, ответил:

- Говорят, что это фонтан со светомузыкой.

- Красиво! Я ничего подобного не видела!

В ожидании заказа, Дмитрий спросил у сильно возбуждённой и радостной Нади:

- Наденька, вы сегодня такая весёлая, какая-то совсем другая!

Подруги переглянулись, и Ольга ответила вместо неё:

- У нас с Надей сегодня большой праздник! Вчера ещё мы об этом только мечтали, а сегодня это случилось!

Надя возбуждённо поддержала подругу, сказав:

- Да, такое огромное счастье, что хочется кричать о нём на весь свет!

- Может быть, мне расскажите, поделитесь своим счастьем!?

Оля вопросительно посмотрела на подругу, Надя одобряюще, с улыбкой кивнула ей головой. Ольга рассказала:

- Год назад Надина дочь уехала с подругой отдыхать за границу. Первое время было всё хорошо, они часто звонили. Последний звонок был перед выездом в аэропорт.

Ольга остановилась, вздохнув, посмотрела на Надю. Надя не плакала, она с улыбкой слушала рассказ, от которого не могла дышать целый год. Она не думала, что сможет пережить такое, а сегодня всё позади и у неё нет слёз, она счастлива! Ольга продолжила:

- Это был их последний звонок. Они пропали бесследно! Наде тогда сказали, что найти их нет возможности, весь пригород до аэропорта прочесали, но никаких следов. Предположили, что их украли работорговцы.

Ольга замолчала, официант принёс заказ. Виртуозно расставив всё на столе, удалился. Дмитрий, разливая вино по бокалам, озабочено, с нескрываемым волнением, спросил:

- И, что дальше!

Вместо Ольга закончила Надя:

- А сегодня я получила телеграмму, что моя дочь жива и возвращается ко мне!

Дмитрий поднял бокал:

- Предлагаю выпить за вас, Наденька! За то, что ваша дочь возвращается к вам!

Ольга присоединилась к тосту, сказанному Дмитрием и, улыбаясь подруге, сказала:

- Да, Надюша, за тебя и за Катюшу!

Они чокнулись, выпили и только тогда, стараясь, чтобы никто не заметил, Надя, поправляя волосы, смахнула слезу.

36

Как не старалась сдерживаться, но Надя всё-таки разволновалась и, поднявшись, сказала:

- Извините, я ненадолго отойду!

Надя встала и ушла к выходу из ресторана. Встала у перил и задумчиво смотрела на играющие, на воде цветные зайчики от иллюминации. Дмитрий наблюдал на неё. Ольга, вздохнув, сказала:

- Как всё это Надя перенесла, можно только догадываться. Через месяц, после пропажи Кати, умерла Надина мама, баба Аня. Она совсем не болела, была такой здоровой, думали, сносу ей не будет, а такой стресс просто убил её. Да и Надя стала похожа на тень. И вот сегодняшняя телеграмма перевернул всё! Через две недели мы с Надей возвращаемся в Москву. Она не вернётся в свой родной город, будет жить у меня первое время, а там дальше, когда встретим Катю, решим, как жить дальше!

- Прекрасно! Я рад, что такая страшная история закончилась!

- Да, уж! А как я-то рада! Вообще можно сказать рада вдвойне!

- Почему?

- Чуть больше двадцати лет назад я уговаривала Надю остаться в Москве, но она не захотела и уехала домой. Сюда, в Крым, она приехала после того как осталась одна. Всё там продала и уехала, а сейчас, когда приезжает Катя, её же нужно где-то встретить. Не в этом же пансионате, в комнате десять метров, в общежитии!

Дмитрий, с интересом слушая, спросил:

- И, что вы решили?

- Она увольняется и едет со мной в Москву. Пропишу их у себя, чтобы смогли устроиться на работу, а дальше видно будет.

Подошла Надя, и сев на своё место за столом, весело спросила:

- А почему пусты наши бокалы?

Дмитрий засуетившись, быстро всем разлил вина и, подняв бокал, немного с грустью, произнёс:

- Давайте выпьем за то, чтобы горе надолго не задерживалось в наших сердцах. Чтобы наступали такие счастливые дни, которые стоит ждать и ради которых стоит жить!

Надя прежде, чем выпить сказала:

- Да, спасибо, я сегодня так счастлива! Можно я выпью весь бокал, а если напьюсь, вы меня доведёте до пансионата!

Все весело засмеялись. Ольга увидев, как Дмитрий с удивлением посмотрел на Надю, сказала:

- Она шутит! Надя ещё со студенчества совсем не пила, а за жизнь так и не научилась.

Они ели местные морепродукты, разговаривали и много смеялись. Ольга смотрела на подругу и радовалась. Она сегодня много говорит, смеётся, как раньше в молодости. Ведь она из всех девчонок в группе, была самой говорливой и весёлой! Надя за один день даже внешне помолодела. Не переставая радоваться за подругу, Ольга осторожно поглядывала на них с Дмитрием.

Они уже выпили бутылку вина, опустошили несколько тарелок с закусками и разговор складывался сам собой. Дмитрий осторожно предложил:

- Девочки, а вы знаете, у меня к вам есть предложение!

Ольга, засмеявшись, сказала:

- Как уже и сразу к обеим!?

Дмитрий тоже засмеялся и ответил:

- Нет, я не об этом!

Не унимаясь, немного захмелевшая Ольга, смеясь, сказала:

- А зря!

Они все вместе посмеялись и, выпив за очередной тост о счастье и о том, чтобы у всех в семьях была спокойная без тревог и переживаний жизнь, замолчали.
37

Дмитрий, чувствуя, что пауза слишком затянулась, взглянув на Надю, сказал:

- Я как понял, вы Надюша ещё не знаете, где будете работать в Москве?

- Нет, конечно! Приедем, там посмотрим.

Ольга, радостная, что подруга наконец-то решилась жить в Москве, без колебания сказала:

- А что тут думать, пойдёшь в нашу клинику стоматологом, я договорюсь!

Дмитрий, подождав немного, сказал:

- Я Надя, хочу пригласить вас на работу к себе.

Подруги в раз сделались серьёзными, Ольга спросила:

- А вы кто? Если вам нужны работники?

- Не удивляйтесь, пожалуйста! Я уже давно мечтал найти подходящего человека, а пожив здесь понял, что сыну от занятий, стало лучше. Да и врач говорит, что нужно продолжить занятия, тренировки.

Подруги переглянулись. Ольга, почти возмутившись, сказала:

- У неё диплом стоматолога, а вы предлагаете ей быть сиделкой!

Дмитрий, не на шутку испугавшись, что его поняли ни так, поспешил объяснить:

- Нет, нет! Что вы! Сиделка у сына есть. Мне нужно, чтобы с ним занимались, делали массаж. Это не займёт много времени и вы, если захотите, сможете ещё работать стоматологом.

Женщины сидели молча, казалось, что своим предложением он всё испортил. Дмитрий, понимая это, откровенно продолжал рассказывать:

- Мы с сыном, вот уже пять лет, как остались одни. Жена погибла в автомобильной катастрофе. Тогда, в тот день, они с сыном возвращались с дачи домой. Дорогой ей захотелось пить, и она попросила сына достать ей воды из сумки в багажнике. Он сидел на заднем сидении. Он встал на колени и начал искать воду, прямо на ходу. От сильного удара открылась задняя дверь, и он вылетел из машины на улицу. Сломал позвоночник, но остался жив, его так без сознания и привезли в больницу. Он не видел, что на них налетела большая грузовая машина. Жена погибла сразу, а сын с тех пор перенёс уже четыре операции. Врач сказал нам, что у него появились хорошие результаты, но нужно продолжать занятия. А у вас в Москве пока нет ни работы, ни жилья. Так?

Вместо Нади ответила Ольга:

- Так!

- Мы с сыном живём в пригороде Москвы. У нас большой дом с бассейном, с большим садом, мы считали и использовали его раньше как дачу. И вот когда всё это случилось, я продал квартиру в Москве, и мы с сыном переехали жить туда. Мы по привычки называем наш дом дачей, а так это полноценный дом в пригороде. У нас весь посёлок из таких же коттеджей. Сыну там удобнее. У нас для вас будет отдельное жильё. Небольшая квартирка со своей кухней, душем. Вы будете жить самостоятельно. И Вовка у меня парень хороший, с ним очень легко. Он не капризничает, сам делает всё для того, чтобы встать на ноги.

Подруги сидели молча, переглядываясь. Надя произнесла:

- Это как-то неожиданно!

Дмитрий взволнованно посмотрел на неё и осторожно произнёс:

- Я понимаю, что моё предложение очень неожиданное, но, вы ведь ничего не теряете, Наденька! Поживёте у меня, осмотритесь в Москве, а там дальше видно будет!

- Не знаю, я подумаю! Если не возражаете, я ненадолго удалюсь.

Надя встала и отошла к перилам, наблюдая за мерцающей, отражением разноцветных лампочек, гладью воды. Дмитрий проводил её недоумённым взглядом. Ольга, заметив это, сказала:

- Наде, чтобы подумать, нужно уединиться. Это у неё с детства такая манера, так, что не обращайте внимания!

Дмитрий, проводив Надю взглядом произнёс:

- Оля, это одна из причин, по которой я очень заинтересован в том, чтобы Надя поехала ко мне, но есть и вторая.

Он бросил взгляд в сторону, где в задумчивости стояла Надя и добавил:

- Оля, мне очень нравится ваша подруга!

- Я это заметила!

- Что, даже заметно со стороны?

Улыбаясь, Ольга ответила:

- Заметно!

Дмитрий продолжал:

- Я не хочу показаться невеждой и через несколько дней знакомства признаться Наде в этом, и в тоже время мне нужно уезжать. Я боюсь её потерять! Мне очень хочется продолжить с ней ещё совсем не начавшиеся отношения. И если вы мне поможете, я буду очень счастлив и благодарен вам!

Он замолчал, увидев подошедшую к столу Надю. Ольга не дожидаясь, что скажет подруга, произнесла:

- Надя, тебе, конечно, решать самой, но это очень интересное предложение, а самое главное вовремя!

Надя, кивнув ей ответила:

- Да, я тоже так думаю, я согласна!

Дмитрий обрадованно ответил:

- Спасибо Надя, спасибо девочки!

Они ещё долго сидели в этом интересном и очень романтичном ресторане. Только уже совсем поздно, почти ночью они вернулись в пансионат.

38

Надя с Ольгой проводили Дмитрия с сыном до машины, пришедшей за ними. Обменявшись адресами и телефонами, они расстались, но ненадолго! Через десять дней подруги радостно загружали в такси три больших чемодана Нади и Олину дорожную сумку.

В аэропорту, в Москве, их встречал Дмитрий. Обменявшись радостными приветствиями, они все вместе поехали к нему в загородный дом. Ольга не заезжая домой поехала с ними, чтобы лично проконтролировать, где и как устроится её подруга. Дмитрий был очень рад и не пытался это скрыть.

Подъехав к дому, он открыл ворота с пульта, они медленно поднялись. Дмитрий проехал во двор на просторную площадку. Подруги вышли из машины и замерли, любуясь не столько красивым домом, сколько садом и многочисленным количеством цветов.

Дмитрий, с чемоданами в руках остановился рядом с ними и произнёс:

- Это всё жена разводила, а у меня рука не поднимается убрать. Вот и слежу сам - полю, поливаю.

Надя, восхищённая изобилием красок, сказала:

- Зачем же убирать такую красоту!?

- Пойдёмте Наденька, я приготовил для вас ваш новый дом.

Дмитрий пошёл вперёд, а Ольга, подталкивая подругу локтем, пошла за ней. Они по крыльцу поднялись на просторную террасу. Дмитрий прошёл до угла дома и остановился в ожидании подруг. Он ждал их у открытой двери, когда они подошли, произнёс:

- Вот, заходите, смотрите!

Он, оставив чемоданы, пропустил подруг вперёд, а сам шёл за ними, рассказывая:

- Надеюсь, вам понравится! Этот флигель мы пристроили, когда-то для гостей. Здесь две небольшие спальни и общая гостиная с большим диваном. Он разбирается и на него можно положить не меньше пяти человек.

Он шёл, рассказывая и показывая всё, с интересом поглядывая на Надю. Показав комнаты, он вернулся в коридор, открыл одну из боковых дверей и произнёс:

- Смотрите!

Ольга, чтобы им не мешать, прошла в комнату и села на диван, взяв пульт от телевизора, начала бегать по каналам. Дмитрий, не входя в открытую дверь, говорил, всё показывая Наде:

- Здесь с этой стороны туалет и душ, здесь же небольшая стиральная машина, но три килограмма белья в неё входит!

Он повернулся на другую сторону и сказал:

- Здесь отдельная кухня, но со всей необходимой оргтехникой. Вы будете здесь полноценной хозяйкой! Смотрите, знакомьтесь, а я за чемоданами.

Он вышел на улицу, а Надя открыла дверь, о которой Дмитрий ничего не сказал. Это оказался довольно вместительный стенной шкаф для одежды. Надя довольная своей новой квартирой прошла в комнату и села рядом с подругой. Дмитрий, закатив тяжёлые чемоданы, обратившись к ним сказал:

- Разбирайтесь, обживайтесь, а я на кухню. У меня для вас готовится праздничный ужин. И ещё, я не знаю, нравится вам или нет, но я баньку истопил, если хотите, то она готова. После бани милости прошу на ужин!

Он, потоптавшись в коридоре, ушёл. Когда за ним закрылась дверь, Ольга шёпотом спросила:

- Ну, как тебе, подруга?

- Класс! Я просто в восторге! Теперь будет, где Катюшу встречать!

- Мне тоже очень понравилось! Ну, вот, теперь я могу смело ехать домой, а тебя оставлять здесь, в твоём новом доме.

- Как оставлять? Нет, только не сегодня! Останешься, переночуешь, а завтра уедешь к себе.

- Зачем я тебе? Только мешать!

- Не говори глупости! С чего вдруг ты мне помешаешь, наоборот поможешь привыкнуть.

Ольга, понимая страхи и неловкость Нади, ответила:

- Хорошо! Уговорила! Тогда пошли в баню, попаримся с дороги.

- Да, я с удовольствием! Уже и забыла когда парилась с наслаждением.

Ольга встала с дивана и сказала:

- Пойду за своей сумкой, а то она осталась в машине. Я же не собиралась ночевать!

Подруга вышла, а Надя, оставшись одна начала думать о дочери:

- «Родная моя, доченька! Где ты была? Что с тобой случилось за это время? Господи, целый год, целый год я ничего не знала о тебе! Что произошло за это время? Как мне страшно даже думать о том, что могло с тобой случиться!? А если ты, была в рабстве? Господи, в наше-то время!? Доченька, моя милая, чтобы с тобой не случилось, главное, что ты жива и возвращаешься ко мне!»

39

Катя с Ирой подруги с детства. Они учились в одном классе и жили в одной деревне. После окончания школы вместе приехали в город, удачно поступили в Химико-технологический техникум, на факультет экологов. Успешно окончили его, получили образование и специальность «Эколог» и «Лаборант-эколог». Не желая расставаться и в будущем, подруги вместе пошли работать на Химический завод в лабораторию очистных сооружений.

Ирина для себя решила, что учиться она больше не будет, а вот Катя планировала поступать в институт. Она собиралась получить полное высшее образование. Ей не хотелось останавливаться на достигнутом, она планировала идти дальше и развиваться в разных интересующих её направлениях. Ей нравилось учиться, и она от этого никогда не уставала!

Характер у Кати очень покладистый, она спокойная, рассудительная. Любит на несколько шагов вперёд любую ситуацию как следует взвесить, просчитать, прежде чем принять какое-то решение. А Ирина полная противоположность ей - быстрая, скорая, как ураган, сначала сделает, а потом думает – зачем!? Подруги вместе очень хорошо ладили и дополняли друг друга. Катя всегда умела вовремя остановить подругу и опустить её на землю в существующую реальность. Ира никогда не обижалась на неё, зная, что Катя любит и жалеет её, и если нужно всегда поможет.

Девушки были очень разные. Они совсем не были похожими между собой ни по характеру, ни на лицо. С интеллигентной внешностью светловолосая Катя, с карими глазами и прямым, как шутила подруга, греческим носом, была очень сдержанной девушкой. Ира же была ей полной противоположностью. Темноволосая, сероглазая девчонка с вздёрнутым курносым носиком, усыпанным конопушками всегда шумная, суетная, постоянно в движении. Девушки по характерам очень соответствовали своим внешностям. Всегда в спорах, одна что-то доказывает, а вторая рассудительно её успокаивает и уговаривает подумать.
Вот и в этот раз, при выборе места отпуска, Ирина увидела красивую рекламу и уже была готова улететь туда, громко возбуждённо сообщая:

- Катя, я нашла! Это как раз то, что нужно нам с тобой. На сайте появились дешёвые путёвки!

- В Таиланд?

- Нет, ни в Таиланд, рядом в Камбоджу.

- Ира, мы же планировали в Таиланд? Зачем нам какой-то Камбоджи!?

- Катюха! Ты только подумай! В два раза дешевле! По нашим деньгам как раз только туда и ехать!

Катя решила не торопиться, всё узнать поподробнее и задумчиво произнесла:

- Не знаю, не знаю! Это совсем ни то, что мы планировали с тобой!? Давай, не будем торопиться, нужно посмотреть, почитать отзывы?

- А, чё?! Смотри! Океан рядом, какой-то Сиамский залив? А нам, какая разница, в любом случае океан! Главное тепло и пляж. То, что мы и хотели! Зимой погреться на солнышке, вот и будем две недели купаться и загорать.

Катя недоверчиво слушала подругу. Ведь это совсем ни то о чём они мечтали! Навалившись на спинку стула, она задумчиво спросила:

- А условия жизни, там какие?

- Вот смотри! Двухместный номер.

Ирина повернула к подруге компьютер и продолжала возбуждённо рассказывать:

- Смотри, здесь есть фото! Вполне даже приличный номер. Две кровати, столик, два стула, небольшой шкаф. Душ с туалетом вместе, но нам с тобой, какая разница!? Смотри, какой балкон с видом на пляж. Господи, Катька, посмотри какая красота!

Ирина листала фотографии отеля. На экране компьютера открывались всё новые и новые картинки. Она, довольная своими поисками, сказала:

- Ну, в принципе, нормально на вид. Кать посмотри сама!

Катя подтянула к себе компьютер. Она не доверяла подруге, предпочитала сама всё проверить. Ирина слишком уж скорая на принятие решений. Никогда не проверит, не узнает, а потом попадает в трудные ситуации. Сколько раз уже было так! Удобно устроившись за столом, Катя сказала:

- Давай посмотрим, что туда ещё входит?

Катя пролистала несколько страниц назад, щелкнула мышкой на экран, и произнесла:

- Так, смотрим, проживание, питание утро, обед.

Ира, заинтересованно заглядывая через плечо подруги, с волнением слушала её. Катя, продолжая читать, говорила:

- А нам с тобой и хватит, на ужин будем, есть фрукты.

- Да, точно! Ну, как тебе? Кать, может, поедем?

Катя продолжала листать странички, задумчиво произнеся:

- Как-то страшновато! Ни разу ни от кого не слышала про отдых в Камбодже.

Ирина смотрела на подругу горящими глазами, возбуждённо уговаривая её, сказала:

- Давай, решайся! Кать, съездим, хоть раз в жизни за границу! Отдохнём, как люди. Две недели, а впечатлений на всю жизнь!

Катя, отвалившись на спинку стула, потягиваясь, произнесла:

- Ладно, давай подумаем!

Ирина радостно завизжала. Катя медленно произнесла:

- Ира, я сказала, давай подумаем, а не давай поедем!

Подруги ещё долго искали информацию в компьютере на разных сайтах об отдыхе в Камбодже. Отзывов было мало, практически все положительные.

Несмотря ни на что, у них ушла целая неделя для того, чтобы принять окончательное решение! Закончив свои поиски по интернету, Катя произнесла:

- Всё, едем!

Радости и счастью Ирины не было предела! Она, как маленький ребёнок прыгала, скакала, громко крича:

- Ура! Ура, мы едем! Как люди, едем отдыхать за границу!

Девушки забронировали путёвки, оплатили их и начали готовиться к вылету. На работе оформили причитающийся им первый в жизни законный отпуск на двадцать восемь дней, купили по новенькому чемодану и по списку начали собираться. Ходили по магазинам и покупали всё необходимое. Через неделю приятные хлопоты закончились, и они были готовы ехать навстречу своим новым ощущениям.
40

Две девчонки ничего не знающие и ничего не видевшие в своей жизни, едут в свой первый отпуск. Чувства переполняли их сердца, они в предвкушении чего-то неизведанного были очень взволнованы. Подруги ехали за границу! Как они были горды и рады за себя! Сидя в самолете, они уже были счастливы. Подруги улыбались друг другу, сами себе и всему окружающему.

Ещё не взлетел самолёт, а они уже мечтали о том, как по возвращению из отпуска, поедут домой в деревню и будут рассказывать друзьям и родителям о своей поездке. У них останется от отпуска одна неделя, и они решили, что съездят домой, навестят родителей.

Долетели хорошо, правда, долго летели. Но ничего страшного, ведь перелёт на самолёте для них тоже был частью приключения, которое наконец-то началось! Поэтому они перенесли длительный перелёт с удовольствием.

Прилетели к обеду, выйдя из самолёта и вдохнув горячий воздух, Ира произнесла:

- Вот, оно!

Катя, не поняв подругу, переспросила:

- Что, оно?

- Счастье, Катюха, какое счастье! Чувствуешь, каким теплом оно пахнет!

Катя заулыбалась, глядя на счастливую подругу и про себя подумала:

- «Да, правда, хорошо!»

Из аэропорта их и ещё семь человек, на маленьком автобусе, довезли до отеля. Отель был не сильно большим, но весь как будто оплетён зеленью, с позолоченной крышей и высоким крыльцом, украшенным статуями. Выйдя из автобуса, они замерли, любуясь открывшейся перед ними красотой и благоуханием цветов.

Гид, приятная девушка, хорошо говорящая на русском языке, пригласила их внутрь. Войдя в большой зеркальный холл, с множеством диванчиков и маленьких столиков на изящно гнутых ножках, девушки восторженно оглядывались по сторонам. В холе было так прохладно, что подруги сразу почувствовали разницу температур и даже немного съёжились. Подойдя на ресепшин, они оформили необходимые документы и получили ключ от номера.

Всего лишь, через час, довольные и счастливые девчонки в лёгких платьях с полотенцами в руках шагали по пляжу, утопая ногами в горячем песке, в поисках свободных шезлонгов.

Им нравилось всё! И номер, в котором они жили и отель, а пляж и океан вызывали у них особый восторг, они всё свободное время проводили у воды.

Всего несколько раз они выезжали за территорию отеля на экскурсии. Большое впечатление получили от однодневного тура по территории Ангкоры. Посетили несколько самых популярных храмов. Особое восхищение получили от масштабов и величия строительства в джунглях! На первый взгляд им показалось, что перед ними странное нагромождение из блоков разных размеров. Но всмотревшись в общий вид этого сооружения, девушки были поражены тем, как могли, простые человеческие руки, сотворить такое чудо! Время очень сильно потрепало и испещрило эти камни, но величие и первоначальная задумка какого-то древнего архитектора, сохранилась. Лица, высеченные на одном из храмов, на всех четырёх башнях, казалось, лучше сохранились, чем остальные камни. Они сурово, как стражи времени, смотрели на них, приводя в трепет и волнение.

Но обойти и посмотреть все храмы за один день, просто нереально! Храмовый комплекс велик по своей площади. На его территории огромное количество храмов и каждый из них уникален по-своему. Посмотреть их все, у девушек просто не хватило сил, очень жарко и влажно. Поэтому они не поехали больше по таким же экскурсиям. Они решили только посмотреть джунгли!

Но поездка по туристическому маршруту через джунгли их напугала и разочаровала! Уж очень трудно было пробираться, хоть и по проложенной тропе, но через деревья и кустарники, запутанные между собой как паутиной. И это огромное количество разных пауков и муравьёв под ногами, приводило их просто в ужас! Осторожно наступая на землю, они не раз вспомнили о резиновых сапогах, без которых не ходят даже в свой лес, а здесь это была бы самая лучшая обувь! После этой экскурсии девушки решили больше никуда не ездить и всё оставшееся время провести у воды.

Они наслаждались морем и очень комфортным сервисом. Местная кухня им тоже понравилась, особенно то, как это всё преподносилось и в каком количестве! Блюда были совершенно незнакомые, им хотелось попробовать всё. Они каждый день выбирали что-то новенькое и не переставали удивляться. Особый восторг у них вызывали местные фрукты. На вид, кажется, невозможно их в руки взять, какие-то страшные и совсем не аппетитные, а на вкус вполне даже съедобные, иногда и очень вкусные. Но вся эта экзотика требовала привычки!

Так, в полном восторге, прошли две недели их отпуска. Даже не прошли, а просто пролетели на одном дыхании! Девушки загорели, накупались, были очень довольны своим путешествием, мечтая о том, как по возвращении, домой, будут рассказывать обо всём и показать многочисленные фотографии родителям и друзьям.
41

Перед возвращением домой, в последний день, подруги решили отметить окончание отпуска и попрощаться, с неизвестной им до этого страной. Они запланировали провести последнюю ночь в баре их отеля, а выспаться дорогой в самолёте.

В баре к полуночи набралось много народу, было шумно, громко играла музыка. Из присутствующей молодёжи все танцевали и громко, весело разговаривали. Кто-то, в основном люди постарше, сидели за столиками, и пили из высоких бокалов разноцветные коктейли, наблюдая, как танцуют уже изрядно подвыпившие отдыхающие.

Подруги быстро влившись в общий праздник, танцевали и веселились вместе со всеми. Выпили немного коктейля и сидя за барной стойкой познакомились с двумя симпатичными парнями. Парни сначала поглядывали на них со стороны, а потом подсели и представились весёлым подругам. Один из них, громко, чтобы перекричать музыку, сказал:

- Девчата, мы смотрим, что вы одни на этой вечеринке!?

Ирина, радостно ответила:

- Были одни!?

Улыбнувшись, один из парней, видя, что девушки не прочь познакомиться с ними, сказал:

- Тогда давайте знакомиться!? Я Артур, а мой друг – Тимур.

Ира засмеялась, спросив:

- Тимур, а где твоя команда?

Хитро улыбаясь, парень ответил ей:

- Узнаешь позже, красавица!

Почти до самого утра, вчетвером, они так и провели прощальный вечер. Подруги поднимали бокалы и произносили тосты, немного с грустью говоря:

- За последний день в этой теперь любимой нам стране!

Пододвигаясь поближе к Ирине, Тимур спросил:

- Почему последний день?

Она, вздохнув, с досадой ответила:

- Завтра утром у нас самолёт. В девять часов, мы уезжаем из отеля. Всё! Вот и закончился наш отпуск, и как бы нам не было жалко, но нужно возвращаться домой.

Ирина говорила, и всё время поглядывала на молчавшую Катю. Тимур, видя, что Ирина ни так строга как подруга, обнял её за плечи и, заглядывая в глаза сказал:

- Завтра в девять мы тоже едем в аэропорт!

Ирина, заинтересовавшись, спросила:

- А вам зачем? Тоже уезжаете?

- Нет, мы здесь живём, уже три года. Работаем в отеле.

Катя, услышав, удивлённо посмотрела на него и спросила:

- А мы вас за две недели ни разу не видели!?

- Где ж нас увидишь, если мы по снабжению работаем!

Вместо Тимура, включился в разговор Артур, и широко улыбаясь белоснежными зубами, добавил:

- Мы на машине целый день крутимся, в отеле бываем только рано утром или ближе к вечеру и то, всегда со служебного входа. Вот и завтра утром мы едем в аэропорт за грузом.
Тимур заказал ещё по коктейлю всем и, ласково улыбаясь Ирине, предложил:

- Слушайте, девчонки! А поехали завтра с нами в аэропорт!

Артур возбуждённо поддержал друга:

- Точно! Чё вам на автобусе трястись, а так с нами с комфортом доедете!

Кате эта идея сразу не понравилась и она строго глядя на Ирину, категорично ответила:

- Нет, мы отбиваться от группы не будем, тем более не на троллейбусе поедем, а тоже на вполне комфортабельном мини автобусе. Вместе приехали и все вместе уедем!

Тимур равнодушно навалился на спинку стула, и с обидой поглядывая на Ирину, произнёс:

- Как хотите, мы думали как лучше. Ещё бы раз увиделись перед вашим отъездом!?

Он пододвинулся к Ирине и прижал её к себе. Она размякла от нежности и начала уговаривать подругу, полушёпотом говоря ей:

- Кать, ну чё, ты? Давай с мальчишками поедем. Какая разница, мы ж всё равно к нужному времени будем в аэропорту!? Кать, ну соглашайся!

После не очень долгих уговоров Катя, вопреки своему нежеланию, первый раз в жизни уступила подруге и согласилась, хотя эта затея ей не очень понравилась!
42

Утром, в назначенное время, подруги вышли с чемоданами. Артур с Тимуром ждали их за оградой отеля. Они, вполне правдоподобно, объяснили девушкам, что нельзя, чтобы их видели в отеле. Машина служебная и возить пассажиров запрещено, поэтому ждали девушек немного в стороне.

Удобно устроившись на заднем сидении, девушки с грустью смотрели на отель, в котором провели две недели счастливой, совершенно необычной жизни. Машина тронулась с места, и они поехали в сторону аэропорта. Выехав за город, к ним повернулся Артур, почему-то с косынкой на лице и, смеясь, сказал:

- Девчонки, привет!

Они даже не успели ответить! Он очень быстро, брызнул им в лицо, чем-то резко пахнущим, продолжая говорить:

- Девчонки, пока…

Очнулась Катя в полутёмной комнате совершенно голая. Руки и ноги у неё были привязаны в разные стороны к балясинам кровати. Шевельнуться она не могла, пробовала подёргать руками и ногами, но ничего не получалось. Она в страхе смотрела по сторонам, не понимая где она, и что происходит.

Через некоторое время в комнату вошли двое мужчин. Разговаривая на не знакомом ей языке, они встали у кровати. Смотрели на неё и, кивая головой, над чем-то смеялись. Ей было и стыдно, и страшно, но она не могла ничего сделать, кроме того чтобы закричать:

- Что это всё значит! Отпустите меня! Отпустите меня сейчас же!

Не обращая внимания на её крики и попытку освободиться от пут, эти двое подсели к ней на кровать с двух сторон и начали лазить влажными руками по её молодому, ещё ничего знавшему девственному телу, что-то говоря на не знакомом ей языке. Катя, сжав зубы, только рычала, но сделать ничего не могла. У неё не получалось биться и вырываться, растяжки не давали двигаться. Она чувствовала, что по ногам течёт кровь, но ей не было больно. Ей было только страшно и противно! Потом она потеряла сознание.

Очнулась Катя от вылитой на лицо воды. Облизав влажные губы, пришла в себя и увидела рядом опять несколько человек. Она не помнила, те же это были или другие. Всё повторялось снова и снова. Она уже перестала реагировать, перестала чувствовать и отвращение, и боль. Просто размякла и стала ватной, безразличной ко всему. Катя решила, что уже умирает и только ждала, когда всё это закончится!

Сколько прошло времени, она не понимала. Постоянно теряя сознание, Катя иногда приходила в себя и в эти моменты молила о смерти. Ждала и надеялась на смерть, как на избавление от этого кошмара, надеясь, что умрёт и всё закончится, всё прекратится!

В полу сознательном состоянии её куда-то понесли. Катя не чувствовала ни рук, ни ног, двигаться и сопротивляться она уже давно не могла. Её бросили на что-то железное. Она смогла только подумать: «Как прохладно» - это была машина. Загудел мотор, машина сразу же тронулась с места и поехала. Сколько прошло времени, Катя не понимала, она вообще уже давно ничего не понимала. Потом её опять тащили, опять куда-то кинули, что-то происходило вокруг, но она ничего не видела и не понимала. Открыть глаза не было сил. Под ней, что-то закачалось и первое, что она подумала, так это то, что у неё кружится голова и сейчас она опять потеряет сознание. Но сознание не покидало её. Катя чуть, чуть приоткрыла опухшие глаза и увидела, над головой стеклянный купол. Она попыталась посмотреть по сторонам, но резкий свет ударил по глазам. Катя опять зажмурилась и лежала ничего, не понимая. Её куда-то везут на вертолёте, но зачем, почему? Катя зашевелилась, но почувствовала давящую боль внизу живота. Её ногой прижимали, чтобы она не дёргалась. Катя не стала противиться, замерла, пытаясь не шевелиться, уж очень было больно!

Вдруг она почувствовала, что её пытаются посадить. С трудом открыла глаза и увидела перед собой Тимура. Он посадил её, прижав спиной к стеклу. Катя хотела ему что-то сказать, но не могла разорвать слипшиеся губы. Мысленно повторяла только одно слово: «Зачем? Зачем?»

Тимур смотрел на неё и улыбался. Ухмыляясь и безразлично глядя ей прямо в глаза, сказал:

- Привет, девочка!

За её спиной, раздался скрежет, она медленно повернула голову. И вдруг почувствовала сильный удар ногой в грудь. Падая в пропасть, вдогонку, она услышала слава своего изверга:

- Пока, де-во-чка!

Катя летела недолго. От страха глаза сами открылись так широко, что она напугалась, увидев перед собой воду бирюзового цвета. От сильного удара об воду по всему телу растеклась страшная, ни с чем несравнимая боль, но руки и ноги начали шевелиться. И она забилась в воде, пытаясь всплыть на поверхность. Вынырнула недалеко от берега. Быстро, стараясь не думать и не чувствовать боли во всём теле, отчаянно начала грести. Она, вспомнив, что в этих водах очень много акул, испугавшись, пыталась как можно быстрее выбраться на берег.

Страх перед акулами был несравним ни с чем! Он дал ей столько сил, что она сумела быстро доплыть и вылезти на берег. Из последних сил она отползла от воды и сев у самой кромки, дрожа от страха и усталости, с ужасом всматривалась в морскую гладь. Скользя по воде взглядом, она напряжённо смотрела, боясь увидеть плавник акулу. Убедившись в том, что акулы нет, Катя облегчённо вздохнула и вскинула взгляд в небо. Она увидела улетающий вертолёт и замерла, провожая его взглядом, не понимая до конца, что с ней произошло!

43

На воде на волнах, плавал её чемодан. Катя сидела, наблюдая за ним. Волна потихоньку подгоняла его к берегу. Она попыталась встать, чтобы вытащить его, но вдруг, за спиной раздался шум пробирающегося из чащи джунглей чего-то очень большого. Она думала, что это какой-то огромный, страшный зверь! Мысли о том, что сейчас он разорвёт её на кусочки, сковал всё тело. Катя не могла пошевелиться. Ждала страшного окончания своего, как ей раньше казалось интересного и захватывающего путешествия с ужасом.

Катя сидела, не моргая, глядя на непроглядную, угрожающую стену леса. Вдруг листва раздвинулась и из чащи вышла девушка. Она была в синих джинсах и клетчатой рубашке. В Катиных глазах клетка медленно поплыла в разные стороны, потом стала чёрной.

Она очнулась, лёжа на спине. Рядом с ней сидела девушка, загораживая собой солнце, поливала ей на лицо водой. Увидев, что Катя приоткрыла глаза, радостно улыбаясь, сказала:

- Очнулась, ну, слава Богу!?

С трудом выговаривая слова, но обрадовавшись, что слышит родную речь, Катя спросила:

- Ты, кто?

Девушка посерьёзнев, быстро ответила:

- Молчи, девонька, молчи! Не трать силы. Поговорить у нас с тобой ещё будет много времени. Обо всём ещё поговорим.

Девушка открыла лежащий рядом чемодан. Катя следила за её движениями и думала:

- «Выловила, мой чемодан, пока я была без сознания».

Девушка вытащила из чемодана кроссовки и большое полотенце. Оно так и пролежало на дне чемодана, нетронутым. В отеле всё выдавали и полотенца, в неограниченном количестве и халаты, поэтому её полотенце не понадобилось.

Девушка повернулась к Кате и сказала:

- Давай вставай потихоньку. Нужно обуться и полотенцем обмотаться. Здесь в лесу всякой гадости полно, босиком нельзя.

Девушка помогла и Катя с большим трудом, потихоньку села. Она одела ей на ноги носки и вместе они натянули кроссовки. Катя замерла глядя на свои ноги, как будто видела их впервые. На ногах были огромные синяки и кровавые борозды от верёвок, которыми её привязывали. Девушка, не говоря ни слова, завязала шнурки и, вздохнув, сказала:
- Нужно встать и идти. Давай, я тебе помогу. Ты уж постарайся как-нибудь, одной мне тебя не дотащить. Поэтому вставай и из последних сил сделай рывок, а потом отдохнёшь.

Катя молча, начала вставать. Девушка помогла ей подняться на ноги. Встав, она сильно закачалась, чуть не упав, девушка поддержала её. Обмотав Катю полотенцем и обхватив за талию, она сказала:

- Держись за меня. Нужно уходить отсюда. Сначала надо смыть солёную воду, ранам сразу будет легче, а потом всё остальное.

Катя с трудом передвигала ноги, ей казалось, что их прикрепили к бедрам на большие болты. А болты заржавели и не хотят двигаться. Уж очень ей было больно, даже удивительно, как она сама, в таком состоянии, смогла выплыть и выбраться на берег. С трудом шагая, тяжело дыша, Катя спросила у девушки:

- Куда мы?

Девушка, внимательно оглядывая сплошную стену зарослей, ответила:
- Здесь в лесу есть небольшое озеро с водопадом, там пресная вода. Нам не далеко идти, просто заросли густые и трудно по ним передвигаться. Вот туда, к этому водопаду мы с тобой и идём. Сейчас обмоем всю соль, песок с тебя и будем лечить твои раны. Потерпи, совсем немного осталось!

Они очень медленно шли, раздвигая траву и кусты большой палкой. Девушка, постоянно оглядываясь по сторонам, этой палкой била по траве и кустам перед собой, прежде чем наступить на них. Катя с замиранием сердца, вспоминая своё с Ириной, путешествие по туристическому маршруту в джунглях, была поражена тому, насколько в действительности джунгли опасней и страшнее чем им показалось тогда! Она не моргая, смотрела под ноги, боясь наступить на змею, какого-нибудь паука или таракана. А ведь в действительности, она ещё совсем не знала про то, сколько здесь вокруг неё, на деревьях и кустах, было этих змей и огромных пауков!

44

Наконец-то они добрались до небольшого, но необычайно красивого водопада. Даже в таком измождённом состояние, Катя не могла не поразиться и не восхититься этой красотой. Она остановилась глядя на высокую каскадную гору, с которой непрерывной рекой падала вода. Огромные плоские камни лежали друг на друге, как гигантские пирамиды. Везде стояли высокие почти без листвы деревья, оплетённые как будто корнями растущими вверх.

Девушка, вздохнув с облегчением, сказала:

- Ну, всё, добрались без происшествий! Давай разувайся.

Понимая, что Кате одной не справиться с этой задачей, она сказала:

- Давай помогу снять кроссовки и лезь в воду.

Катя, в страхе глядя на воду, сказала:

- Я боюсь, вдруг там крокодилы?

Девушка, шагнув в воду и придерживая Катю за руку, ответила:

- Нет здесь никого, я уже всё проверила!

Катя медленно, держась за девушку, опустилась в воду. Постояв немного, села на кромку большого камня и осмотревшись, сползла в воду полностью. От приятного, прохладного прикосновения воды к её истерзанному телу, закрыла глаза и расслабилась. Девушка, заходя в воду глубже, сказала:

- Ложись, чтобы всё тело было в воде.

Катя легла. Наслаждаясь прохладой, прикрыла глаза. Девушка села рядом и наблюдала за ней. Вдруг Катя встрепенулась и, испугавшись, вскрикнула:

- Ой! Меня кто-то укусил?

Девушка, через прозрачную как в аквариуме воду, наблюдая за рыбками, окружившими Катю, улыбнувшись, спокойно ответила:

- Не бойся это маленькие рыбки, я забыла, как их называют. Они одеревеневшую кожу обгрызают. У вас в отеле, наверняка была такая процедура.

Катя, взглянув на стаю рыб вокруг себя, уже намного бодрее, ответила:

- Да, мы ходили на такую процедуру. Мне очень понравилось, но тогда не было больно, было щекотно.

- У тебя раны на ногах, поэтому больно. Но этого не бойся, на себе испытала. Рыбки всё почистят, уберут всю грязь, рваную кожу обгрызут и глядишь, ничего не загноится, тогда и заживёт быстрее.

Катя успокоилась, закрыла глаза и опять попыталась расслабиться, иногда всё-таки вздрагивая от прикосновения рыб к её истерзанному телу.

Сколько Катя так лежала в воде, она не помнит. Ей даже показалось, что она уснула. Очнувшись и не увидев рядом девушки в клетчатой рубашке, она сильно испугалась. В страхе озираясь по сторонам, начала выбираться из приятной ванны, на берег. Выбравшись на большой плоский камень у воды, и услышав голос девушки, успокоилась.

Девушка весело произнесла:

- Всё! Вот видишь, и силы немного вернулись. Уже совсем бодро двигаешься. А я тебе листьев набрала, сейчас обложим твои раны, и постепенно всё заживёт. Тебя как зовут-то?

- Катя, я из России.

- А меня Валентина, Валя, я тоже русская. В Москве живу или жила, не знаю как сейчас правильней говорить? Обувайся.

Катя, в самом деле, почувствовала себя лучше и смогла сама, сидя на большом камне, без помощи, натянуть на себя кроссовки. Наблюдая за ней, Валентина сказала:

- Обулась, теперь полотенцем обмотайся и пойдем.

- Куда?

- Теперь в наш с тобой дом.

Катя удивлённо посмотрела на неё и обрадованно спросила:

- Дом? Здесь живут люди?

Валя, вздохнув, ответила:

- Нет, людей здесь, нет. Я нашла хижину, там и устроилась. Пошли!

Катя, перестав улыбаться опять приуныла. Валентина понимая страх и испуг девушки, сказала:

- Не отчаивайся! То, что есть хотя бы хижина, это уже хорошо!

Они шли по прорубленной тропинке и Катя с облегчением думала, что не нужно пробираться через густые заросли. Есть небольшое пространство, где можно спокойно осмотреться и избежать случайного нападения змеи или ещё кого-нибудь.

Минут через десять они пришли к маленькому деревянному шалашу на высоких ногах. Катя, увидев его с грустью подумала:

- «Дом на куриных ножках. Дом, в котором мы будем теперь жить!?»

Валентина остановившись и посмотрев по сторонам, сказала:

- Вот и пришли. Давай Катя, забирайся наверх. Там на столе бананы и вода питьевая. Поешь и ложись, спать.

Катя повернулась в испуге глядя на свою спасительницу и спросила:

- А ты куда?

- Не бойся, я на берег схожу. Нужно собрать и принести твои вещи. Не переживай, я скоро вернусь, а ты ложись и спокойно спи. Сейчас это для тебя самое лучшее лекарство.

Валентина повернулась, взяла в руки большую палку и пошла. Катя, провожая её взглядом, стояла, не двигаясь с места. Только когда она скрылась в зарослях, Катя повернулась к домику. Увидев, что она осталась одна, огляделась по сторонам, поёжилась от страха и полезла наверх по крутой лестнице. Войдя в хижину, она удивилась тому, что с наружи домик казался совсем маленьким а, в самом деле, внутри довольно просторный. Катя не в силах рассматривать своё новое жилище, проглотила несколько бананов, запила их водой и повалилась на лежак.
45

Проснулась она от громкого пения птиц. Ей показалось, что она в зоопарке во время кормления пернатых. Но вспомнив всё, что произошло с ней, она резко открыла глаза. Увидев на соседнем лежаке девушку в клетчатой рубашке, она облегчённо вздохнула.

Валентина улыбнувшись, сказала:

- Проснулась? Ну, ты и спать! Я уже стала волноваться, ни в коме ли ты?

Катя потянулась, но от боли в теле простонала и осторожно села. Оглядываясь по сторонам, спросила:

- Я что, долго спала?

- Долго, очень! Больше двух суток.

Встав и положив рядом с Катей большой лист, какого-то растения, с лежащими на нём фруктами, Валентина сказала:

- На, немного поешь, а то упадёшь от голода!

Поев фруктов и попив воды, Катя спросила:

- Валя, а как ты попала сюда?

Валентина, сидя на втором лежаке поджав под себя ноги, очищая банан, посмотрела на Катю и печально ответила:

- Думаю что, так же как и ты. Я вертолёт узнала.

- Валь, тебя тоже Артур с Тимуром обманули, как и нас?

Валентина оторвалась от банана и спросила:

- Нас? Ты сказала нас!? Ты, что была не одна?

- Мы с подругой были, с Ирой.

- Вот оно, что! Значит, будем её ждать. Я думаю, что ни сегодня, завтра и её выкинут.

Катя вздохнула и чуть не плача произнесла:

- Если она ещё жива, дней-то сколько прошло?

Обе замолчали. Молча, глядя в открытое окно из хижины, смотрели на качающуюся пальму. Валентина не отрывая глаз, глядя в одну точку, задумчиво сказала:

- Значит, говоришь Артур и Тимур? Надо же имена-то, какие себе придумали. А вы как к ним угодили?

- Познакомились в баре, они предложили довезти до аэропорта.

Катя замолчала, с ужасом вспоминая случившееся. Валентина вскинув глаза, вместо неё продолжила:

- А в машине вам брызнули какой-то гадостью в лицо и больше вы ничего не помнили. Потом увезли в притон и устроили оргии?

Катя посмотрела на неё. Со страхом и с ужасом вспомнив всё, что с ней произошло, спросила:

- И тебя тоже?

- Да и меня, тоже! Только я сама в машину села. На автобус опоздала и махнула первой попавшейся машине на улице.

Катя, покачав головой, сказала:

- Значит, ты случайно попала в их лапы!? А мы-то с Иркой сами, добровольно подписали свой приговор!

Они обе глубоко вздохнули. Катя посмотрела на Валентину внимательно. Видя её фиолетово-жёлтое лицо, со страхом спросила:

- Тебя что, ещё и били? Ты вся в синяках.

Валентина ухмыльнувшись, ответила:

- Били, это мягко сказано! Я когда очнулась совершенно голая, рядом сидел противный прыщ и лапал меня липкими руками.

Она замолчала. Катя не стала торопить её с рассказом, понимая, как противно всё это вспоминать.

- Я в милиции работаю.

Замолчав ненадолго, поправилась, сказав:

- Работала.

И глядя на испуганную Катю, продолжала рассказывать:

- Я немного обучена приёмам рукопашного боя. Вот этого прыща я так отделала, что когда в комнату влетели, он уже был в полном отрубе!

Валентина опять замолчала, сунув кусочек банана в рот, прожевала его и продолжила рассказывать:

- Меня держали за руки, за ноги. Били, насиловали и опять били. Так почти трое суток. Не поили, не кормили. Обливали водой и всё заново. Потом выкинули так же, как и тебя сюда.

Она замолчала, о чём-то думая. Катя посмотрела на её сине-жёлтое, всё в кровавых ссадинах лицо и сказала:

- А я очнулась привязанная. Руки и ноги на растяжках. Так сильно были натянуты в разные стороны, что совсем не могла шевельнуться.

Валентина зло ухмыльнулась и сказала:

- Помнят меня, сволочи! Боятся!

Катя, не поняв её переспросила:

- Почему?

- Потому что я была не привязана, могла защищаться. Одного же я успела отделать. Вот они и боялись, вдруг такая же, драчливая как я попадется, поэтому тебя и привязали. До сих пор, думаю, этот прыщ помнит меня. Сволочи!

Валентина замолчала, сжав челюсти так, что заломило зубы. Катя со страхом смотрела на неё молча, не зная радоваться или плакать от того что спаслась!?
46

Обведя тоскливым взглядом хижину, Катя чуть не плача спросила:

- Валь, а как мы теперь? Может поискать кого-нибудь?

Валентина встала, попила воды и спокойно ответила:

- Я здесь уже больше десяти дней. Именно с этого я и начала осваиваться тут. За сутки обошла весь берег, когда вернулась к своему чемодану, поняла что я на острове. Потом начала искать воду. Растительность есть, значит и пресная вода должна быть. Нашла озеро, потом просмотрела в зарослях тропинку, по ней вышла к хижине. Метров пятьсот на Север скала, у подножья статуя Будды. На ней были свежие, ещё не завядшие цветы. Значит, люди здесь были до меня. Будем надеяться, что ещё вернутся.

- А если приплывут какие-нибудь людоеды или пираты?

- Нет, судя по статуе и проведённому ритуалу, это монахи. Буддийские монахи. Меня больше пугает местная природа. Ты ещё не заметила, а я за это время уже нагляделась! Какой гадости здесь только нет!

Съёжившись, Катя со страхом произнесла:

- Валь, мне уже страшно! Мы с Иркой ездили на экскурсию по джунглям. Нам там такие страсти рассказывали, что просто ужас! Как мы будем жить здесь с тобой и сколько?

- Нет, Катюша, раз ты уже имеешь представление о местной растительности и животном мире, то и понимать должна, что мы с тобой здесь будем не жить, а выживать!

- И ты думаешь, мы выживем!?

- Будем стараться, у нас другого выхода всё равно нет!

- А вдруг звери нападут на нас!? Тогда что?

- Я начала делать лук, заточила несколько палок, под стрелы. Сделала, что-то наподобие копья. Здесь в хижине, я нашла только два мачете и всё, больше из оружия ничего нет.

Она, встав, вытащила из-под стола ножи. Показав их Кате сказала:

- Вот они!

Взяв мачете в руки, Катя спросила:

- А почему мачете, это они так называются?

Вертя в руках острое лезвие, Валентина рассказывала:

- Видишь, какой длинный и достаточно широкий клинок. Это оружие пришло к нам из стран Латинской Америки. Изначально оно предназначалось для уборки сахарного тростника. Но позже его использовали для прорубания троп в непроходимых тропических джунглях. Я им уже попробовала поработать. От озера к хижине, это я прорубила тропинку.

Печально улыбнувшись, Валентина продолжала рассказывать:

- Работать им одно наслаждение, я уже испытала это удовольствие! Очень понравилось, что он небольшой и лёгкий. Им можно рубить практически всё! Рубит и самый кончик лезвия и участком у рукоятки. А самое главное, что мачете совсем не резонирует, нет отдачи даже при рубке очень крепкого дерева. От этого рука не устаёт, руби и руби, пока силы есть. Так что это единственное серьёзное оружие у нас с тобой!

- А ты что, думаешь, оно нам пригодится?

- Может запросто! Я уже видела здесь несколько кабанов, они свирепые, знаешь, какие опасные. Наверное, поэтому и сделан этот дом на таких высоких ногах.

Катя осмотрелась по сторонам и спросила:

- А откуда хижина?

- Не знаю, может быть, здесь кто-нибудь иногда живет. Я на полках, в банках нашла немного риса и чая. Одеяла есть, кое-какая посуда. Теперь, это наш с тобой дом. Мы будем здесь жить, и ждать спасения!

- Нам бы только выжить!

- Будем стараться! Теперь мы вдвоём, будет легче. То, что уже ни так страшно, я это почувствовала на себе, когда появилась ты. Ты двое суток спала, а мне просто от того что ты есть, было уже легче и спокойнее.

Катя встала и, с трудом передвигая ноги, подошла к окну. Глядя на открытую площадку перед хижиной, спросила:

- А, что мы будем ещё делать, чтобы от зверей защититься?

Валя, подойдя и встав рядом ответила:

- Змей здесь, в хижине и вокруг неё сейчас ни так много, как было по началу, когда я нашла её. За то время пока я живу в этом отеле, вырубила вокруг растительность. Они я думаю, больше любят тенёк и прохладу, и конечно покой. За эти десять дней, разогнала и поубивала их столько, что страшно подумать! Знаешь, змею пополам рубишь, а у неё обе части продолжают двигаться и там где голова, пытается на тебя напасть. Ох, уж страстей было! Несколько дней я не могла здесь спать, боялась, потому что они по привычке лезли в хижину. На ночь уходила на берег к воде, но там ночью очень холодно и пляжные блохи не дают спать. Это тоже, знаешь какая гадость! Так что здесь теперь жить можно практически спокойно. Хотя я хижину проверяю по несколько раз в день.

Катя с опаской посмотрела на пол вокруг себя. Валентина улыбнувшись, сказала:

- Не бойся, сейчас их в хижине нет. А вот в лесу змеи везде и на ветках деревьев, и в траве. Все разные и маленькие, и большие, и какие-то разноцветные. Это, по-моему, самая большая и ежесекундная опасность. Я, поэтому и хожу с палкой, сначала стараюсь сбить траву и раздвинуть ветки. Не раз видела, как они нападают. Под ногами только успевай смотреть. Представляешь, если наступишь на неё, она же сразу кинется в атаку. Поэтому я на тебя кроссовки и надела. Если бы ещё знать какая из них ядовитая? Ведь наверняка есть такие как наши ужи - совершено безвредные!?

Со страхом глядя на улицу, Катя сказала:

- Что-то мне совсем стало страшно, я хотела выйти, а теперь боюсь!

- Бойся, не бойся, а жить как-то надо! Я начала рубить большие колья, была мысль сделать забор вокруг хижины. Но не знаю, поможет ли?

Катя оглядывая площадку перед хижиной, сказала:

- Нужно подумать? Потому что если здесь есть тигры и рыси, ну всякие такие хищники, то от них забор не защитит. Они все по деревьям лазают, а змея она тем более, везде проползёт. Да, Валь, попали мы с тобой!

- Всё равно нужно жить и выжить чего бы нам это не стоило!

47

Прошло ещё два дня. Катя уже легче начала ходить. Помогала Валентине носить воду, добывать фрукты. Рис они не трогали, оставили на черный день. Научились разводить огонь через стёклышко от Валеных очков. Она была очень рада, что взяла с собой очки для чтения, при ударе о воду они лопнули, но одно стёклышко уцелело. Они его очень берегли, хранили в мягкой тряпочке в деревянном ящичке. Благодаря этому они могли греть воду и пить чай, заваривая листочки и цветы. Они нашли в хижине целую коробку засушенных растений и по ним отыскали похожие листья на кустарниках и цветы на деревьях, и сами собирали их для чая.

Девушки старались всё делать вместе, одна собирает чай, фрукты, а вторая следит, чтобы не напал какой-нибудь зверь. Уже научились различать змей. Знали, какие нападают, а какие стараются поскорее уползти и без причины не убивали их. На озере знали все места, где собираются ящерицы, чтобы погреться на солнце и не трогали их. Для себя девушки облюбовали большой, высокий камень и всегда сидели на нём. Вокруг него убрали всю траву и мелкие кустарники, очистив большую площадку, чтобы было видно, вдруг змея или какой-нибудь паук спрячется. Ящериц девушки уже не боялись, знали, что как только они услышат их, идущих по тропинке, так со всех близлежащих камней разбегутся подальше, зачастую не прячась, сидят и издалека, наблюдают за ними.

Ближе к вечеру, девушки грели чай, готовясь к ужину. Вдруг, Валентина резко подскочила. Катя, с испугом наблюдая за ней, шёпотом спросила:

- Что, Валь, что случилось?

- Вертолёт, слышишь?

Катя прислушалась и услышала звук работающего двигателя, но где-то очень далеко. Валя быстро побежала в сторону берега, на ходу схватив большую палку, крикнула:

- Давай за мной, на берег!

Катя, стараясь не отставать, ковыляла за ней, забыв о боли в теле и не обращая внимания, на ползающих и скачущих вокруг неё страшных змей и тараканов. Она так разогналась, что уткнулась в спину резко остановившейся подруги.

Валентина, выглядывая из-за куста на берег, скомандовала:

- Стой, Кать! Это опять они, наверное, твою подругу привезли. Не высовывайся, пока не улетят!

- Почему?

- Ты, что!? Увидят, что мы живы, расстреляют!

- А они, что думают, что нас нет, что мы умерли?

- Конечно! Они на это и рассчитывают.

- Смотри, Валь, это точно Ирка. Её выкинули, а вдруг она утонет! Господи, там же акулы!

- Успокойся! Стой не дёргайся, иначе сделаем хуже и ей, и себе. Ждём!

Валентина, удерживая рвущуюся к подруге Катю, успевала поглядывать по сторонам, чтобы не напала какая-нибудь змея. Долго ждать не пришлось, вертолёт сделал круг и быстро улетел. Девушки рванули на берег. Катя, забыв про акул, кинулась в воду спасать подругу. А Валя, как постовой, стояла с палкой в руках, непрерывно глядя на гладь воды, чтобы не пропустить торчащий из воды плавник, плавающей акулы.

Это была Ирина. Её вытащили на берег. Катя опустилась рядом с подругой на песок и заплакала. Услышав знакомый голос Ира, приоткрыла опухшие, сине-жёлтые глаза и рваными в кровь губами, прохрипела:

- Катюха, жива!

Ирина с трудом пыталась сказать ещё что-то, но потеряла сознание. Увидев, в каком состоянии девушка, Валентина поняла, что встать и идти она сама не сможет и сбегала в хижину за одеялом. Устроив её на нём, как на носилках, пыхтя и спотыкаясь, почти без отдыха, чтобы не класть Ирину на землю, девушки потащили её к озеру. Шли очень долго, с трудом передвигаясь по зарослям. Придя к озеру, они опустили так и не приходившую в себя девушку, в воду вместе с одеялом и сами без сил повалились на камень.

Через несколько минут Ирина пришла в себя и смогла чуть, чуть улыбнуться, пытаясь, что-то сказать. Катя смотрела на неё и плача говорила ей:

- Молчи, Иришка, молчи, ничего не говори, просто лежи и всё!

Ирина закрыла глаза и больше не пыталась говорить. Очнулась она уже в каком-то плетённом из палок доме и, оглядываясь по сторонам, тихо спросила:

- Где, я?

Катя, сидевшая рядом с подругой, ответила ей:

- Ириша, всё хорошо, не волнуйся, ты со мной!

Валентина подошла с кружкой воды, и они вдвоём попоили Ирину. Она, сделав несколько глотков воды, опять провалилась, не понятно уснула или потеряла сознание. Катя плакала глядя на полуживую подругу и тихо, чтобы она не услышала, спросила у Валентины:

- Валь, а почему у неё все бёдра изрезаны?

Валентина, протирая раны на изуродованном теле девушки, отваром из трав, отвечала:

- Это не порезы, они у неё исколоты.

- А почему?

- Так обычно маньяки делают, полуживой жертве.

- Зачем?

- Чтобы не лежала без движения, а дёргалась от укола кинжалом.

Катя заплакала, закрыв лицо руками.

48

Только через две недели, Ира смогла поднимать голову и разговаривать. Целый месяц девушки выхаживали её, кормили и поили с ложечки, обрабатывали раны. Постепенно день за днём Ирине становилось лучше. На радость Кати и Валентины, она начинала возвращаться к жизни!

В один из вечеров, когда Ирина уже смогла немного говорить, она спросила:

- Девчонки, а как вы сюда попали?

Катя рассказала ей свою и Валентинину истории. Всё, рассказав они все вместе поплакали, ругая и костеря обидчиков. Потом, Валентина вытерла глаза и громко, твёрдо сказала:

- Всё, девчонки, хватит! Катя перестань, Ире от твоих слёз и рассказов ещё хуже. Главное, что мы живы и назло этим гадам, будем жить дальше!

Катя, посмотрев на Валентину сквозь слёзы, сказала:

- Да, мы будем жить, и будем ждать своего спасения!

Валентина подбадривая девчонок, пытаясь улыбнуться сквозь слёзы, сказала:

- И дождёмся, не сомневайтесь, и домой вернёмся! А этих гадов посадим!

Катя, шмыгая носом произнесла:

- Я бы их убила, сама, собственными руками! Такие паразиты, не должны по земле ходить!

Валентина, слыша оптимизм в Катиных словах, радостно поддержав её, сказала:

- Всё ещё у нас будет, девчонки! Всё, обязательно будет! Если мы, с вами перенесли такое и выжили, значит, мы обязательно будем жить и всё сможем выдержать. Иначе быть просто не может!

Ира глядя на Валентину спросила:

- Валь ты, правда, думаешь, что мы сможем здесь выжить!?

- Да и не сомневайся! Главное настроить себя на то, что не будет легко. Будет трудно и не просто трудно, а будет очень трудно. Но мы с вами вместе и сообща сможем всё преодолеть!

- Чем же мы будем питаться!? Ведь на одних фруктах мы долго не протянем, организму нужен белок.

- Да, ты права! Я уже думала об этом. Знаете, у нас при обучении в институте был предмет, назывался выживание в трудных условиях. Нам даже книги тогда выдавали с разными картинками.

- И что там преподавали?

- Как организовать ночлег, костёр и самое главное питание в экстремальных ситуациях вдалеке от цивилизации. Я тогда слушала и морщилась, а сейчас думаю что-нибудь и пригодилось нам. Только там всё приближено к нашим условиям, к нашим лесам, к тайге. Так вот там раздел был, кто из личинок, тараканов, всяких гусениц - съедобный, а кто нет. Помню, как там подробно было описано про то, как освежевать и поджарить ёжика, змею, преимущественно ужа. А здесь всё совсем другое!

Катя, передёрнувшись, сказала:

- Я не смогу есть всю эту гадость! Помните, у нас по телевизору была передача, про выживание в таких условиях и там нужно было есть червей и тараканов. Я не могла смотреть, уходила!

Ирина улыбнувшись, сказала:

- Да, это точно! Катя под страхом смерти не возьмёт в рот ничего, а я вот могла бы съесть лягушку или змею. Правда пока не хочется, но если бы приспичило, то смогла!

Валентина, слушая девчонок, улыбаясь, сказала:

- Честно говоря, я тоже не горю желание, к тому же мы совсем не знаем местной фауны, а ядовитых змей и лягушек есть нельзя. Что здесь вполне съедобное, так это большой паук – тарантул, но он такой страшный, лохматый, что даже я не рискну своим желудком!

Девочки, пофыркались, поплевались и радостно провозгласили банан - основным для себя продуктом!
49

Ирину девочки выходили. Она уже начала ходить и даже пыталась помочь им по хозяйству. Валентина целыми днями собирала какие-то травы, листочки и ими лечила истерзанное тело девушки.

Они в хижине нашли бумагу и угольные карандаши. Составили календарь и теперь по нему отмечали дни жизни на острове.

Питались девушки только фруктами. Благо их здесь было в изобилии! Научились лазить по деревьям и добывать манго. На острове была целая манговая роща и их очень выручали бананы!

Когда выздоровела Ирина, она предложила попробовать ловить рыбу, которая в изобилии плавала в озере. Обрадовавшись, девушки начали готовить снасти. Они распустили колготки, из нескольких ниток сплели косичку, получилась довольно крепкая леска. Из золотой серёжки сделали крючок, немного разогнув душку. А удилище срубить не составило большого труда!

Соорудив такую удочку, они все вместе отправились на озеро. Ирина как знаток этого дела, поймала на траве какую-то букашку, надела её на душку серёжки, предварительно поплевав на неё, и плавным движением отправила в воду, улыбаясь, приговаривала:

- Ну, вот всё готово! Главное, чтобы рыба была не сильно большой.

Валентина, с интересом наблюдая за Ириной, полушёпотом спросила у рядом сидящей Кати:

- Почему не сильно большая? Наоборот, чем больше рыба, тем лучше. Ой, у меня уже слюнки текут!

Катя, напряжённо наблюдая за Ириной, не отрывая глаз от удочки, тихо ответила возбуждённой, ерзающей на камне Валентине:

- Золото мягкий метал, если рыба будет большая, душка разогнётся или того хуже сломается, а ювелирной лавки здесь нет!

Крутясь на месте, Валентина приговаривала:

- Ловись рыбка не большая, только маленькая!

Ирина, улыбаясь, наблюдала за взволнованными подругами. Долго ждать не пришлось, удочка сильно дёрнулась. Ирина не резко подвела рыбу к берегу и рванула. На крючке весела блестящая на солнце рыба. Катя, с Валей подскочив, закричали:

- Ура!

Девчонки радостно скакали и продолжали ликовать за её спиной. Ирина сняла рыбину с крючка, аккуратно одела её на тонкую ветку с несколькими листиками на конце, проткнув её через жабры в рот. Вместе с палочкой опустила рыбу в воду. Валентина, увидев это, заволновалась и со страхом, почти закричала:

- Уплывёт сейчас!

Катя спокойно ей ответила:

- Никуда не уплывёт, она на деревянном поводке. По-нашему на кукане.

- А зачем?

- Жарко, быстро пропадёт. Пусть пока живёт!

- А мы что ещё будем ловить рыбу?

Ирина заулыбалась и ответила:

- Конечно! Гулять, так гулять! Сейчас наловим с полведра, а потом запечём в костре.

Валентина взглянув на Катю, спросила:

- А как мы будем её печь, сковородки же нет?

Катя, перейдя на шёпот, наблюдая за удочкой, рассказывала:

- Сейчас разведём костёр, нажжём много углей, потом рыбу завернём в большие листья и засунем туда, в угли как картошку. Ты ела когда-нибудь запечённую картошку в костре?

- Да, ела, мы как-то с палатками ездили отдыхать, там жарили.

Ирина закинула удочку без наживки. Золото хорошо играло в воде, и она опять вытащила рыбину. Радостно показала её девчонкам, сидящим на камне, она сказала:

- Без приманки попалась! Я так и думала, что хватит блеска золота.

Они наловили много рыбы. Как и планировали, напекли её в костре, и когда всё было готово, с большим удовольствием всё съели. Довольные и сытые подруги легли отдыхать в прохладе своей хижины, радуясь тому, что теперь у них будет возможность питаться рыбой.

У Ирины было много всевозможных предложений по тому, как добывать продукты. Её дед был знатным охотником и рыбаком в их деревне. Вспоминая его уроки, Ирина однажды, сидя на крыльце и наблюдая, как часто прилетают на их полянку куропатки с перепёлками, со вздохом произнесла:

- Вот сейчас только понимаю, что зря не ходила с дедом на охоту, научилась бы делать силки и ловить птиц. Слушай, Кать, а ты разве не ходила на охоту со своим дедом!?

Катя, кидая птицам, очередной кусочек банана, с сожалением сказала:

- Ходила, только я была маленькой, совсем ничего не помню.

Слушая их разговор, вздохнув, Валентина произнесла:

- Да, от курочки я бы не отказалась!

Катя, повернувшись к Ирине, спросила:

- Ир, а ты может быть, хоть теоретически знаешь, как их делают, эти силки. Вспоминай!

- Знаю, что делается какая-то петля, в неё птица попадает ногой, нужно только туда приманку положить. Потом дёргают и птица попалась.

- Как-то уж очень просто, мне кажется можно попробовать.

Валентина провожая взглядом улетающую птицу, сказала:

- Кать, Ир, вы не переживайте сейчас закончим лук, попробуем научиться стрелять и будем с мясом.

Ирина, с сомнением глядя на стоящий у дерева лук, сказала:

- Я сомневаюсь, что из лука мы сможем подбить птицу.

Катя, удивлённо спросила:

- Почему? Ты думаешь, мы не попадём!?

- Вот как раз попасть-то можем, особенно Валентина.

Девушка, взглянув на Ирину спросила:

- Почему именно я?

- Ну, ты ж наверняка обучалась стрельбе!?

- Из пистолета проще стрелять! И всё-таки Ир, почему из лука мы не сможем подстрелить птицу?

- Потому что стрела слишком лёгкая, не пробьёт перо!

- А я об этом и не подумала! Но, может быть, попробуем!?

- Попробовать то конечно можно, только попасть нужно будет в глаз, иначе всё напрасно. А кто из нас так умеет стрелять из лука!?

Засмеявшись, Катя ответила за всех:

- Никто!

Ирина, вздохнув, произнесла:

- Так что, давайте пробовать делать силки!

Три девчонки, попавшие на необитаемый остров из цивилизации, смогли приспособиться, чтобы выжить. Желание жить, вернуться к родным и наказать обидчиков, давало им силы. Жестокий Восток не сломал их и не поставил на колени!
50

Вечерами, после того, как начинало смеркаться, девушки не выходили из своей хижины. Они уже хорошо знали, что в джунглях, в дикой природе, большинство животных ведет скрытный образ жизни. Вечером, когда темнеет, джунгли просыпаются, начинается активная жизнь у всего животного мира. Поэтому девушки очень плотно закрывали все окна, двери, замотав и завязав их на веревки, сделанные из лиан и, сидели в хижине, прислушиваясь к звукам снаружи.

На их острове не было крупных, хищных животных и это очень облегчало им жизнь! А на, иногда заходивших к ним кабанов, они смотрели, мечтая о шашлыке и отбивной, но понимая, что это только мечты, с сожалением провожали их взглядом и ели бананы.

Долгими вечерами, девушки лежали на своих лежаках и разговаривали. Вспоминая свою жизнь, мысленно возвращались туда, где остался их дом и их семьи. Мечтали о том, как радостно и счастливо заживут, когда вернутся!

Катя с Ириной рассказали о своей, ничем ещё не примечательной жизни сначала в деревне, а потом в городе, где учились и работали. Понимая, что в их жизни ещё не произошло ничего значимого, мечтали, что если вернутся, то обязательно сделают, что-нибудь такое, чем в последствие можно будет гордиться!

Вот Валентину они слушали с большим интересом! Она к тому же оказалась хорошим рассказчиком:

- «Я родилась в семье военных. Родители познакомились в гарнизоне, куда папу, после окончания училища, направили для прохождения службы. Мама там была телефонисткой, работала на коммутаторе. Они познакомились, полюбили друг друга и там же поженились. Бабушкам и дедушка, своим родителям, они сообщили эту новость после скромной свадьбы. Выслали свадебные фотографии и всё, не советов тебе, не указов, сами за себя всё решали! Но, на мой взгляд, брак у них очень удачный. Они с такой добротой до сих пор относятся друг к другу, что смотришь на них и радуешься!

Там же в гарнизоне я и родилась. Я совсем не помню жизнь там, была очень маленькой. Только по маминым рассказам знаю, что было очень трудно. Особенно зимой, когда топить приходилось сутками, чтобы меня не простудить. А снегу, мама рассказывала, было столько, что по утрам, чтобы выбраться из дома, нужно было как-то откопаться. Маме приходилось по несколько раз в день расчищать дорожку к дому, чтобы её не перемело.

Потом папа получил новое назначение по службе, и мы переехали. Жили уже, как говорит мама в человеческих условиях, с отоплением и горячей водой.

Так и жили, меняя место жительства каждые два, три года. За время учёбы я только школу меняла шесть раз! В девятом классе папу перевели в Москву. Дали хорошую квартиру и мы стали москвичами. Там я окончила школу и поступила в институт. Я юрист по образованию.

Пять лет назад вышла замуж, у меня очень хороший муж. Он москвич, местный, у него с мамой в центре четырёхкомнатная квартира. Мы живём все вместе, очень хорошо живём! Я после свадьбы к ним переехала. Свекровь приняла меня по доброму и как родная мама относилась ко мне. Приняла меня как дочку, во всём помогала, иногда просто не давала ничего делать, говорила, чтобы я шла отдыхать после работы. И готовила и убирала, даже вещи мои личные стирала и гладила. Приду с работы, а на стульчике в спальне стоит стопочка чистого белья. Единственное, что она не делала, так это по шкафам вещи мои не раскладывала. Всегда приговаривала, чтобы в своих ящичках я сама командовала.

Я когда слышала, что девчонки жалуются на свою свекровь, всегда удивляюсь. Я не знаю, что такое сварливая свекровь! У меня она очень заботливая и внимательная, с самого начала нашей совместной жизни я зову её мамой. Да она и есть самая настоящая мама! Так, что я богатая, у меня две мамы! А какая она бабушка!? Я таких добрых и ласковых бабушек больше не встречала».

И вздохнув, закончила:

- Как они там без меня?

Валентина вздыхая и изредка смахивая слезу, немного помолчав, продолжала рассказывать:

- Муж мой Валера, он работает в прокуратуре. У нас дочка, Женечка, ей сейчас четыре года. О-ё-ёй, как же я соскучилась! Милая моя доченька! Представляете, девчонки, она думает, что её мама умерла! Ведь они все наши и мамы, и папы переживают и думают, что нас уже нет! А ведь у свекрови слабое сердце, ей совсем нельзя расстраиваться.

Она немного помолчала, вспоминая дочку и решительно сказала:

- Я уверенна, что мой Валера вместе с папой, сейчас всех на уши подняли, ищут меня!

Катя, вздохнув, сказала:

- По-моему, нас трудно найти!? Невозможно догадаться, что мы на этом - Богом забытом острове. Здравому человеку это и в голову не придёт. Где они будут нас искать?

- Как, где? Кать, ты, что? Конечно в Камбодже.

Ирина повернулась к Валентине и сказала:

- Но, ты же уехала из отеля и просто-напросто пропала? Ведь никто нас не видел и не знает, что нас выкрали!

Валентина глядя на девушек, твёрдо сказала:

- Смотрите! Я уехала из отеля, снялась с проживания, но в аэропорт не приехала, не прошла регистрацию на самолёт. Из этого уже понятно, что пропала я по дороге в аэропорт. Это значит что!?

- Что?

Вместе спросили девочки.

- Это значит, что если я пропала по дороге между отелем и аэропортом, то будут искать транспорт, который в это время двигался в сторону аэропорта. Там наверняка разные камеры есть! Я думаю, что за эти два месяца, что я исчезла, уже подключили Интерпол. Валерка землю рыть будет, но пока не найдет меня живой или мёртвой, не успокоится!

Катя мечтательно, тихо произнесла:

- Хорошо было бы, с тобой и нас найдут!
51

В один из совершенно одинаковых дней, утром, когда девушки скучали после завтрака, Валентина произнесла:

- Слушайте, девчонки! А вы читали на сайте про природу этой страны.

Катя с Ириной одновременно ответили:

- Да! А, что?

- Там было написано про очень сильные ливни, холодные и продолжительные дожди.

- Да, точно! Муссоны, тропические циклоны. А, что?

- А то, что нам нужно к ним подготовиться! Если будет лить несколько месяцев, то наша хижина промокнет, и мы простудимся. И неизвестно при тропическом ливне сильно заливает остров или нет? Ведь почему-то домик стоит на высоких ногах, а мы так и не знаем почему?

Ирина села на лежаке и глядя на Валентину, спросила:

- А как, что нам сделать для этого?

Подумали немного и Катя возбужденно заговорила:

- Нужно в первую очередь заготовить продуктов. Там писали, что дожди идут по два месяца, значит, нам нужно рассчитать, сколько сделать заготовок. Ира наловит много рыбы, мы с тобой Валь, наберём фруктов!

Валентина обрадованно поддержала подругу, сказав:

- Правильно, Катя! И будем обновлять этот запас ежедневно, чтобы фрукты всегда были свежими.

Ирине эта идея очень понравилась и она предложила:

- Давайте выпарим из морской воды побольше соли и насолим рыбу!

Валентина как ребёнок захлопала в ладоши и спросила:

- Точно! Слушайте, девчонки, а во что запасём питьевую воду?

Ирина повернулась к Валентине, глядя на неё вопросительно. Катя, улыбаясь, сказала:

- Валь, ты что? Зачем запасать, дождевая вода будет! Её и будем пить, она же пресная. Вот о чём нам нужно подумать, так это о том, как утеплить и укрепить хижину. И в самом деле, если будет долго лить, то всё промокнет!

Довольно улыбаясь, Ирина произнесла:

- А, я знаю как!

Девушки почти одновременно спросили:

- Как?

- Мы сплетём щиты из сухой травы и листьев пальмы, свяжем всё лианой. Я сделаю большой крючок из палки с сучком и как в вязании петелька за петелькой всё стянем.

- Молодец, Ирка! А потом этими щитами утеплим стены и пол.

Валентина была очень рада тому, что ей в голову пришла эта идея. Они подготовятся к холодам, когда температура опустится до десяти градусов, чтобы не заболеть и не простудиться, а главное, они будут заняты! По крайней мере, на целый месяц им хватит работы - это точно!

Валентина уже начала замечать, что у девчонок, нет, нет, да проскакивают грустные мысли, и они часто стали сидеть задумчивыми, особенно Катя! Нельзя допускать, чтобы началась депрессия, потому что за ней будет паника, а там начнутся ссоры, скандалы и закончится спокойная, мирная жизнь. Валентина радовалась, что эта работа займёт и отвлечёт их, а дальше будет видно. Может быть, ещё что-нибудь придумают.

К концу третьей недели, девушки наготовили уже пятнадцать щитов размером метр на метр. Крышу уложили ещё двумя слоями пальмовых веток. Всё это переплели и перевязали лиановой верёвкой. Работы по утеплению жилища подходили к концу, оставалось только все щиты укрепить вокруг хижины. Но погода начала меняться и они решили прерваться, чтобы успеть заготовить продукты.

За это время они все научились стрелять из лука. Лучше всех получалось у Кати. Она однажды даже умудрилась подстрелить перепёлку! Они зажарили её на вертеле и съели с превеликим наслаждением, попробовав мяса, первый раз за всё время пребывания на острове. Оставшиеся от перепёлки косточки они собрали и на следующий день сварили. Получившийся бульон выпили с большим удовольствием! Но таких сюрпризов было очень мало, потому что, как и говорила Ирина, стрелы были лёгкими и отскакивали от цели.

В подготовке к непогоде, в то время, что будут пережидать дожди, сидя в хижине, они и не рассчитывали на мясо.

Ирина с утра до вечера сидела на озере, наловила рыбы на пять метровых поводков. Привязала всё к дереву и начала заниматься засолкой. Валентина с Катей собирали фрукты и носили их в хижину, на сделанных из чемодана носилках. Всего за четыре дня хижина стала походить на фруктовый склад, передвигаться можно было только, осторожно перешагивая через кучи с фруктами. Они были везде и под лежаками, и на проходах, и под столом!

Когда работа по заготовке продуктов, была окончено, они продолжили утепление. Хотели после окончания работ наготовить ещё щитов, чтобы установить их внутри хижины, но не успели.

Дождь пошёл разом, как будто небо лопнуло и из туч вылилось всё содержимое, прямо на них. Дождь был такой силы, что через несколько часов они ощущали себя, как на корабле. Небо трескалось пополам от молний. Гроза была такой силы, что казалось, остров разломится на части.

Катя, со страхом поглядывая на небо, с сожалением сказала:

- Ну, вот началось!

Валентина крепко завязала входную дверь и, рассевшись по своим лежакам, девушки сидели тихо, со страхом прислушиваясь к грозе, как выстрелам из огромной пушки.

52

Оглядываясь по сторонам, на содрогающуюся от сильных порывов ветра хижину, Валентина сказала:

- А, знаете, о чём мы не подумали?

Ирина с Катей удивлённо, с непонятно почему появившимся страхом, посмотрели на подругу и почти одновременно спросили:

- О чём?

- О том, что если нас затопит, куда нам забираться?

От этих слов Катя уже испугалась по-настоящему и чуть не плача, тихо произнесла:

- За хижиной огромное раскидистое Тиковое дерево. Можно на него забраться, или на крышу хижины.

Ирина, подтянула под себя ноги, понимая всю опасность ситуации, с боязнью спросила:

- Валь, а ты, что думаешь, нас затопит?

- Не знаю, но если так будет лить два месяца!?

Катя перебила их, сказав:

- Девчонки я кажется, знаю! Нужно забраться не на дерево, а на скалу, где статуя Будды. Она выше дерева и там есть расщелина, помните, мы снизу видели. Я ещё предлагала туда слазить посмотреть.

Валентина, одобряюще кивая головой, сказала:

- Точно Кать!

Ирина глядя на неё спросила:

- А как мы до неё доберёмся, если везде будет вода!?

Валентина разрабатывая очередной план действий в экстремальной ситуации, сказала:

- Вплавь, как ещё!? Пятьсот метров мы с вами проплывем. Думаю, что с этим проблем не будет. Только нужно верёвку приготовить, чтобы связаться между собой и не потеряться.

Катя, со страхом оглядываясь по сторонам, сказала:

- Хорошо, что мы обследовали остров и точно знает, что здесь нет крокодилов!

- Ой, как страшно-то! Валь, Кать, а их точно здесь нет!?

Валентина с не меньшим страхом и каким-то внутренним сомнением, ответила:

- Думаю, что Катя права! Ведь мы не нашли на острове больше не одного пресного водоёма и вообще кроме нашего водопада здесь нет ничего, а он берёт своё начало где-то из-под скал!

- Слушайте, а крокодилы живут в солёной воде? Кать ты об этом знаешь, хоть что-нибудь?

- Знаю, но немного! И то, что я знаю, вам совсем не понравится!

Ирина со страхом сказала:

- Рассказывай!

Валентина поддержала её, сказав:

- Да, Ирина права. Как сказал, кажется, Суворов: «Предупреждён, значит вооружён!» Так, что рассказывай!

Катя, втянув шею и со страхом глядя на подруг, сказала:

- Крокодилы живут и в пресной, и в солёной воде. Морские крокодилы, которые могут жить и в соленой, и в пресной воде намного крупнее и агрессивнее своих сородичей. И их популяция сильно выросла. Например, если в семидесятых годах их было пять тысяч штук, то к нашему времени уже где-то семьдесят тысяч. И они могут мигрировать с континента на континент, о таких случаях я тоже читала. Вы наверняка сами слышали!? Как-то в новостях говорили, что крокодилы мигрировали в Австралию через океан!

Катя замолчала, услышав тоненький писк Ирины. Девушка со страхом произнесла:

- Ничего себе! И что тогда нам делать, если морские крокодилы приплывут к нам на остров!?

Валя чтобы хоть как-то успокоиться самой и, попытаться вселить веру и покой в девчонок, сказала:

- Девчонки, давайте в первую очередь успокоимся, и не будем паниковать! Будем надеяться на то, что нам не придётся перебираться на скалу, а если такое произойдёт, то мы не встретим ни одного крокодила! Я вообще уверена в том, что их нет ни на нашем острове, ни в морской воде рядом с ним! У нас совсем небольшой остров, здесь нет больших зверей таких, как слоны и тигры, откуда здесь взяться крокодилам!? И я, например, уверена, что под хижиной будет пресная вода, ведь океан не разольётся так, чтобы затопить остров, поэтому откуда им здесь взяться!? Я уверена, что они сюда не приплывут!

Ира, обрадовавшись такому заключению, сказала:

- Валентина права! Если бы остров затопляла не от дождя, а от разлившегося океана, то тут погибла бы вся растительность, а здесь буйство многовековых красок!

Девушки замолчали, перестав обсуждать эту страшную для них тему, и попытались немного успокоиться. Хотя план действия, в случаи возникновения очередной опасности, отменять не стали, дополнив его необходимостью постоянных ночных дежурств и продумав до мелочей список необходимых вещах и продуктах, которые придётся захватить с собой на скалу. Обдумав всё, они долго молчали, со страхом мечтая о том, чтобы этого не случилось!

53

Дождь также неожиданно закончился, как и начался. В один момент исчезла вся чернота с неба, и засветило яркое солнце. Вокруг громко на разные лады запели и закричали птицы. Радовались прекращению холодного, продолжительного ливня все и звери, и люди, и природа!

Хижину их не затопило и она, благодаря их труду, не промокла и осталась внутри совершенно сухой! Девушки с радостью открыли настежь окна и двери, запуская в своё жилище солнышко, по которому так соскучились, за пятьдесят дней не останавливающегося дождя.

Ещё несколько дней они жили как на маленьком островке. Потому что не могли спуститься на землю из-за того что вокруг была вода. Всё это время питались оставшимися фруктами и солёной рыбой. Свежей, они так и не воспользовались! Во-первых, её негде жарить, а во-вторых до неё ещё как-то нужно было добраться, ведь вокруг вода!

Как только сошла большая вода, но ещё хлюпала под ногами, они пошли на озеро. Ирин улов спокойно плавал, привязанный к дереву. Обрадовавшись, они нажарили рыбу, одев её на палочки, как шашлык. Очень хотелось, есть, а ждать когда нагорят угли, совсем не хотелось. Наевшись досыта, девушки отдыхали в хижине, довольные тем малым, что принесла им хорошая погода!

Валентина улыбнулась, глядя на своих друзей по несчастью и сказала:

- Да, девчонки, как хорошо-то! Мы с вами пережили стихию, мы победили! Все живы и здоровы! И дом наш выдержал, нигде не потёк! Все наши страхи прошли и теперь можно спокойно жить дальше. Жить и ждать спасения!

Все следующие дни, девушки разбирали хижину и сушили щиты, аккуратно расставляя их на солнышке. Они понимали, что на этом всё может не закончиться, ведь неизвестно, сколько таких стихий им придётся пережить на этом острове!? За время дождей и большой воды площадку у хижины так сильно забило травой и ветками, что им пришлось приложить много сил, чтобы всё это разобрать и очистить.

Устав, девушки присели отдохнуть на крыльце. Ирина, шёпотом показывая куда-то в сторону сказала:

- Девчонки, смотрите, только очисти площадку, а они тут как тут.

Вытирая влажное от пота лицо, Катя сказала:

- Девчонки, вам не кажется, что эти птицы похожи на наших голубей, только зелёного цвета!

Девушки уже привыкли видеть больших, зелёных и жёлтых попугаев, а вот такого голубя увидели впервые. Они сидели, наблюдая за пернатыми и ели фрукты, а остатки кидали в их сторону, пытаясь приручить к себе птиц, в надежде, что те попадут к ним в установленные петли. Но птицы, поклевав бананы, взмахнули крыльями и улетели. Девушки немного отдохнув, принялись дальше расчищать мусор вокруг своего жилища.

Их небольшая коммуна продолжала свою жизнь. Жизнь вдали от цивилизации, от машин и от людей. Они жили и верили, что обязательно наступит тот день, и они смогут выбраться с этого острова. Но пока они здесь, они должны сделать всё, чтобы выжить. Поэтому они трудились не покладая рук. Трудились все одинаково, не препираясь и совсем не деля работу. Казалось, что наоборот, каждая из них хваталась за любые трудности, лишь бы не сидеть без дела! Разделение они сделали только по заготовке продуктов. Ирина ловила рыбу, а Катя с Валентиной заготавливали фрукты и зелень на чай. Правда, с удочкой сидели все по очереди, но это уже ради развлечения.

54

Утро началось, как обычно. От разноголосья в джунглях, проснулись рано. Тихо лежали, разговаривая и прислушиваясь к звукам снаружи. Валентина сев на кровати, потянулась и неожиданно замерла. Девочки с опаской следили за ней. Она подняла руку и резко сказала:

- Тихо, девочки!

Катя, с Ириной и так сидели молча, а тут затаив дыхание, просто замерли, глядя на неё. Ирина тихо спросила:

- Валь, ты что?

- Мне показалось, что я слышала звук вертолёта.

Девушки притихли, прислушиваясь. Катя шёпотом, не отрывая глаз от закрытой двери, сказала:

- Тихо! Совсем ничего кроме птиц и качающихся деревьев не слышно! Может быть, тебе из-за шума в джунглях показалось?

Повернулась и, посмотрев на подруг, добавила:

- Там такой шум, что если бы и прилетел вертолёт, то мы бы его не услышали, так что тебе, скорее всего, показалось!?

Ирина, поддержав подругу, добавила:

- Катя права! И вообще, в такую-то рань!? Валь ты подумай! Я сомневаюсь, что они по утрам так рано встают. Нас всех привезли только под вечер.

Валентина, расслабившись, легла и уже спокойно сказала:

- Вы, наверное, правы! Мне просто показалось! Прошло четыре месяца, ни разу не прилетал вертолёт, так что, наверное, вряд ли ещё раз прилетит. Точно показалось!

Несмотря на убедительные доводы, Катя сидела, поджав ноги, не переставая присушиваться. Но, не услышав ничего похожего на звук работающего двигателя, сказала:

- Слушайте девчонки, а как вы думаете, на других островах есть такие же, как мы, робинзоны.

Валентина взглянув на неё, сказала:

- Кто его знает? Если у них такой паток на девушек, несколько дней и новенькая, то вполне возможно! Ни кормить, ни поить не надо, попользовались и выкинули.

И вздохнув, добавила:

- Всё-таки хорошо, что мы вместе! Я, как вспомню, что десять дней одна жила здесь, просто кошмар. Что тогда только не передумала, так страшно было, ужас! Знаете я, когда Катюшу увидела на берегу, так обрадовалась, что моё одиночество закончилось, что до сих пор помню это чувство.

Ирина вздохнув, посмотрела на Валентину и, съёжившись, сказала:

- Да, одному здесь не фонтан! Даже страшно представить! Всё-таки хорошо, что мы с вами вместе! Конечно, лучше бы этого всего не было, но раз уж случилось, то лучше сообща преодолевать все трудности. Мне кажется одному здесь можно просто с ума сойти!? Ведь не зря же Робинзон был рад тому, что у него появился Пятница!

Валентина встала и подошла к закрытому окну, выглядывая в щель на улицу, сказала:

- Всё, скоро стихнет, начинают успокаиваться. Сегодня у нас с вами, что - банный день, а завтра прогулка по берегу? Я вот, что предлагаю!?

Катя, посмотрев на неё, спросила:

- Валь, ты о чём!?

Валентина, повернувшись к ним, предложила:

- Девчонки, давайте перенесём банный день на завтра!

Катя, поняв, что хочет Валентина, обеспокоенно спросила:

- Валь, ты всё-таки хочешь, чтобы мы сегодня обследовали берег?

- Да, девчата, что-то мне не спокойно на душе!

- Какая, проблема, сейчас позавтракаем и пойдём!

- Ир, доставай бананы, а я налью всем воды.

Девушки молча жевали бананы, продолжая прислушиваться к звукам снаружи. После завтрака они вышли из хижины, осмотрелись по сторонам и, не заметив ничего опасного, вооружившись колами, пошли на берег.

За месяцы, прожитые на острове, они уже смогли понять, какая опасность подстерегает их за каждым кустом. Чтобы как-то обезопасить себя, они прорубили в тех направлениях, в которых постоянно ходили, целые просеки. Девушки срубили всю траву и кустарники, с деревьев срубили все ветки. Ветки рубили с лестницы, которую сами собрали из нарубленных колов, связанных лиановыми верёвками. Всё расчистили и убрали. Получилась очень извилистая тропинка почти двухметровой ширины, на которой стояли большие деревья, те которые не получилось обойти. По этим тропинкам они ходили спокойно, не боясь нападения змей и разных тараканов.

Подходя ближе к берегу, девушки без команды начали передвигаться очень тихо, прислушиваясь к каждому шороху. Но всё было тихо! Постояв немного у большого куста, закрывающего с берега вход на их просеку, они не услышав и не увидев вертолёта, успокоились и пошли дальше.

На берегу было тихо, только шум набегающей волны нарушал эту тишину. Катя подошла к кромке воды, играя ногой с мягкой пеной. Она смотрела на воду и, вдруг увидев что-то непонятное, закричала:

- Ира, Валя! Там что-то плавает!

Девушки подошли к ней и начали внимательно всматриваться. Валентина первая разглядев плавающий предмет, сказала:

- Девчонки, это же чемодан!

- Значит, вертолёт всё-таки был!

Катя, в испуге оглядываясь по сторонам, спросила:

- А где же, его хозяйка?

Ирина шагнула в воду, намереваясь вытащить чемодан. Валентина в испуге схватила её за руку и закричала:

- Стой! Там акула!

Они, как по команде отскочили от воды. Ирина, оглядывая гладь воды, тихо сказала:

- Там ещё одна! Смотрите, два плавника крутятся рядом с чемоданом.

Катя с ужасов произнесла:

- Они её съели! Ой, девочки, мне сейчас будет плохо!

Валентина с Ирой с сочувствием посмотрели на подругу. Ирина, непроизвольно отходя от воды, предложила:

- Давайте подождём, когда чемодан прибьёт к берегу, тогда и заберём его, в воду не полезем!

Валентина, соглашаясь с ней, добавила:

- По-моему, я теперь вообще в эту воду не зайду! Мне кажется, мы первый раз видим акул так близко!?

Они отошли в сторону и, расположившись на сваленном дереве, наблюдали за качающимся на воде чемоданом.

55

Немного посидев, Ирина спрыгнула с дерева и, посмотрев по сторонам, спросила:

- Вы ничего не слышали!?

Девушки насторожившись, начали прислушиваться. Валентина уверенно произнесла, показывая рукой в сторону:

- Точно! Я отчетливо слышу, там кто-то плачет.

Больше говорить не нужно было ничего, девушки бегом кинулись на плач. Бежать далеко не пришлось, за поворотом на берегу сидела девушка. Подбежав к ней, подруги резко остановились. Перед ними сидела обнажённая девушка с большими карими глазами и длинными чёрными волосами как у русалки, закрывающими её тело. Левая нога у девушки была вся в крови и лежала, как-то неправильно, от этого казалась на много короче второй. Валентина опустилась перед ней на песок и сказала, до смерти напуганной девушке:

- Не плачь, не надо! Главное ты жива, а раны твои мы вылечим!

Девушки смотрели на её ногу, она была вся в крови. Рваные раны ровно через пять сантиметров, как ножом до самой кости располосовали всю икру. Резанные глубокие борозды от зубов акулы, сильно кровоточили. Валентина, повернувшись к Ирине, тихо сказала:

- Ир, давай домой, быстро! Принеси одеяло, две палки и верёвку.

Повторять и объяснять, что-то не пришлось. Ирина с такой скоростью понеслась к хижине, что только пятки засверкали. Валентина, чтобы отвлечь девушку от произошедшего с ней ужаса, спросила:

- Ты кто? Тебя как зовут?

Девушка посмотрела на неё, не понимая смысла сказанных слов, молчала, переводя взгляд с Валентины на Катю. Валентина опять повторила:

- Успокойся, всё прошло! Теперь ты будешь жить! Как тебя зовут? Ты понимаешь, что я говорю, ты русский понимаешь? Do you speak English?

Девушка скрипучим, дрожащим голосом ответила:

- Ганна!

Валентина, облегчённо вздохнув, гладила девушку по руке. Ганна подняла руку и, показывая на воду, плача произнесла:

- Там!

- Что там?

- Там была!

Валентина, не переставая гладить её по руке, отвечала:

- Не нужно, ничего не говори, мы всё поняли! Мы видели, там была акула.

- Нет! Там была ещё девушка!

Валентина подскочила на ноги, и они с Катей подбежали к воде, вглядываясь вдаль, пытаясь, что-то разглядеть. Но увидели только второй чемодан качающийся невдалеке от берега, немного дальше, того места где они нашли девушку.

Валентина, вглядываясь вдаль, сказала:

- Но там нет никого!

Девушка, заскулив как-то по-собачьи, проговорила:

- Она её съела!

Валентина с Катей в испуге молча смотрели на девушку. Ганна, немного придя в себя начала рассказывать:

- Мы на самолёте были вдвоём. Я и ещё одна девушка, наверное, полька. Она всё, что-то говорила на своём языке, а они ругались по-русски. Несколько раз ударили её, а она всё говорила и говорила. Трещала, как трещотка, даже мне было тошно! Он вытолкнул её из вертолёта намного раньше, чем меня, с криком: «Достала». А я увидела, как она летит вниз, испугалась сильно. Вижу внизу воду и меня такой ужас охватил, что я со страху вцепилась во что-то, и он долго со мной провозился, поэтому выбросил почти у берега. Я в воду упала, когда вынырнула, услышала, как полька кричит, сначала сильно, потом иногда доносились только сильные всплески воды. Я, поняла, что это акулы, кинулась к берегу, но вот немного не успела. Акула, почему-то один раз схватила меня за ногу и отплыла немного в сторону. Я видела её, а она не нападала, плавала вокруг меня, чего-то ждала. Поэтому я и успела вылезти на берег. Она ещё долго кружила, потом куда-то уплыла. А больно совсем не было, просто обожгло ногу и всё. Я даже не поняла, что она меня укусила. Страшно было, очень! Я видела её глаза, она смотрела на меня и чего-то выжидала!?

Катя, вытирая слёзы, молча слушала страшный рассказ. Неслышно к ним подошла Ирина, со всем необходимым в руках. Валентина, проглотив комок, подкативший к горлу, скомандовала:

- Всё хватит киснуть, потом расскажешь, нужно идти, раны обрабатывать. Ира давай палки, ногу к ним привяжем. Вдруг кость сломана, без палок понесём её, будет смещение. Потом попробуй его, вылечи, мясо-то заживёт, а вот если кость задета, то дело хуже!

Девочки оперативно начали привязывать ногу к палкам, обходя верёвками рваные раны. Когда всё было готово, Ганну переложили на одеяло и понесли на озеро к водопаду. Перед тем как двинуться, Ирина сказала:

- Подождите, я чемодан вытащу на берег.

Не дожидаясь ответа, она быстро побежала за ним. Катя вдогонку только успела крикнуть:

- Ира не надо! Там акулы!

Ира, подбежав к воде, остановилась напротив чемодана. Она внимательно посмотрела вокруг и быстрым кошачьим прыжком прыгнула в воду и вмиг выскочила с чемоданом в руках на берег. Она так быстро это сделала, что девушки не успели ахнуть, наблюдая за ней. Она поднесла чемодан к ним, поставила его и удивлённо сказала:

- Тот, я тоже вытащила. Только понять не могу, если два чемодана, почему одна девушка? Или у тебя столько вещей?

Валентина жестом показала Ирине, чтобы она больше ничего не спрашивала, а Ганна опять заплакала. Девушки больше не говоря ни слова, понесли Ганну на одеяле, каждая думая об одном и том же. Все они были там в этой воде, там, где владения этих страшных чудовищ! Каждая из них могла подвергнуться их нападению. И хорошо, что им удалось выбраться из воды и не почувствует на себе их страшных зубов!
56

Донесли быстро, во-первых их трое, во-вторых дорога к озеру ими прорублена и, идти было легко. Пока Ганна отмокала в воде и вскрикивала от пощипывания рыб, Валентина набрала необходимых трав, а Катя с Ириной принесли к хижине чемоданы. В одном из чемоданов, оказались совсем сухие вещи, из-за того что он был пластиковым, ничего не намокло. Они нашли там несколько пачек с прокладками и бинты. Взяв их и ещё не высохшие лиановые верёвки, чтобы использовать их как бинты, девушки пошли к озеру. Валентина уже помогла Ганне выбраться из воды и внимательно рассматривая истерзанную ногу, улыбаясь, чтобы подбодрить девушку, приговаривала:

- Молодец, Ганна, я честным делом думала, что ты не полезешь в воду, побоишься, а ты молодец!

Ганна посмотрела на неё и спросила:

- А вы как здесь?

- Так же как и ты, только в разное время.

Увидев, что к ним по тропинке идут Катя с Ириной, Валентина сказала:

- Ну, вот, сейчас начнём тебя лечить.

Увидев принесённые бинты, Валентина обрадовано сказала:

- Здорово! Сейчас используем бинты на салфетки, они стерильные, а когда закончатся для этого подойдут прокладки.

Ганну они усадили на одеяло, навалив спиной на камень, начали осторожно развязывать ногу. Убрав окровавленные верёвки, хорошенько всё обмыли водой. Всё, почистив и внимательно рассмотрев, чтобы в ранах не осталось песка или ещё каково мусора, начали накладывать повязки. Покрутив в руках лиановые листья, Валя с досадой сказала:

- Забинтовывать, ногу нужна какая-то ткань. Лианы слишком жёсткие не будут плотно держать, а раны глубокие и рваные, их нужно стянуть посильнее.

Ганна услышав её, предложила:

- У меня в чемодане есть чистая ситцевая юбка! Её мне бабушка положила, я её ни разу не одевала. Она большая, там несколько слоёв, её можно разорвать на ленты.

Ирина, быстро встала и сбегала к хижине, за юбкой. На обработку ран у них ушло больше двух часов. Закончив перевязку, к ноге опять привязали палки и понесли Ганну в хижину.

Девушки несли её и радовались, что Ганна так быстро успокоилась и улыбалась, оглядываясь по сторонам. Когда пришли к хижине она, увидев её, визгливым писком, не похожим на свой голос, сказала:

- Ой, какой домик на куриных ножках. Здорово! Вы что здесь живёте?

И громко засмеялась, сначала пискляво, потом басовито. Смеясь, оглядывалась по сторонам, как будто кого-то искала.

Подруги молча наблюдали за ней. Когда она успокоилась, её перенесли в хижину и уложили на топчан. Валентина, гладя её по голове, стараясь как можно ласковее, как с ребёнком, говорила:

- Спи, моя хорошая, отдыхай!

Ганна закрыла глаза и, казалось, уснула в один миг. Девушки осторожно, чтобы её не разбудить, вышли из хижины. Сели у костра. Обед не был готов, поэтому они ели бананы и запивали их водой.

Валентина, оглядываясь на хижину, полушёпотом сказала:
- Девочки, дела очень плохие!

Катя озабоченно спросила:

- Что раны опасные для жизни?

- Нет, Кать, вот раны как раз не настолько страшны! Конечно, их нужно было бы зашить, а то заживут большими широкими шрамами, но нечем. Тут совсем другое!?

Ирина, наклонившись немного вперёд, также тихо спросила:

- Ты, про что, Валь? Про голову?

Валентина ещё тише, ответила:

- Ты заметила, да?

Катя, не понимая их, спросила:

- Девочки, что вы заметили, объясните мне!?

Валентина, пододвинулась ещё ближе к девушкам и, оглянувшись на хижину, тихо так чтобы их не услышала Ганна, сказала:

- Катя, мне кажется, что она сходит с ума!

Катя, испугавшись, посмотрела на Ирину и переспросила:

- И тебе тоже показалось?

- Да, Кать! Ты вспомни, у нас в поселке Кеша был, потом он исчез, и выяснилось, что в психушку его забрели. Вспомни его поведение. Ганна ведёт себя также, по крайней мере, очень похоже!

- Помню, он ко всем приставал и всё время хихикал.

Катя, поняв, что сходство с сумасшедшим Кешей и в самом деле есть, испугавшись, оглянулась по сторонам и сказала:

- Ой, девочки, что мы теперь делать будем!?

Валентина взглянув на хижину, ещё тише сказала:

- Главное не подавать виду и ни в коем случае ей об этом не говорить! Нельзя её сердить, чтобы она не обозлилась и не затаила зла. Лучше всего в этой ситуации вести себя с ней, как с ребёнком.

Ирина вздохнув, добавила:

- Вот и закончилась наша с вами спокойная жизнь, теперь карауль её и днём и ночью!

- Пока у неё болит нога она никуда не пойдёт, а вот когда начнёт ходить, тогда точно придётся караулить, чтобы не убежала.

Ирина, покачивая головой с сочувствием и сожалением сказала:

- Бедняжка! Это она от того, что польку акулы сожрали. Ганна же всё видела и слышала, сама была на грани жизни и смерти. Представляете, она пыталась выбраться из воды и постоянно видела рядом с собой акулу. Она видела её глаза! Видела и ждала, что сейчас она нападёт и разорвёт её. От такого страха точно можно двинуться!

Валентина, потёрла лоб, заломивший вдруг от сильного напряжения, и сказала:

- Если ещё учесть то, что с ней произошло до этого! Господи, девчонки вы только подумайте, что всё это могло произойти и с нами!

В хижине послышался шорох, подруги одновременно встали и пошли посмотреть. Открыв дверь, увидели Ганну сидящую на кушетке и придерживающую ногу. Валентина, напугавшись, подскочила к ней и, быстро подняв ногу, уложила больную, приговаривая:

- Что ты, что ты, тебе нельзя вставать! Лежи спокойно, моя хорошая! Ногу лучше не двигать, вдруг начнёт кровоточить, дай ей покой и постарайся пока не пытаться встать. Это вредно для твоей ножки. Не беспокойся, всё хорошо, ничего не бойся мы с тобой и не оставим тебя одну.

Ганна посмотрела на неё и, удивляясь, сказала нормальным голосом:

- Ты со мной, прям как с ребёнком, разговариваешь!

Валентина посмотрев на неё внимательно и поняв, что в данный момент она вполне адекватна, ответила:

- Почему, как с ребёнком!? Как с больным человеком, за которым нужно присматривать и во всём помогать ему. Ты почему не спишь, так быстро проснулась?

- Мне сон страшный приснился!

Ганна посмотрев по сторонам, начала рассказывать длинный, путаный сон. Говорила сбивчиво, суетливо, очень эмоционально. Девушки молча стояли рядом, с тревогой наблюдая за ней. Она, настойчиво продолжала. Говорила очень торопливо и от этого часто сбивалась, голос постоянно менялся. Иногда она говорила нормально, но заканчивая очередную фразу, переходила на визг. Так с вздохами, непонятным кряканьем и с неподдельным страхом, постоянно озиралась по сторонам, она рассказывала свой сон. Сильно втянув шею, она совсем тихо, почти шипя, закончила, сказав:

- Я поняла, я всё поняла! Это были не акулы! Вы даже не представляете, это были те парни с вертолёта! Они проста, переоделись в костюмы акул и хотели забрать нас двоих, а я успела убежать. А ту польку, которая всю дорогу трещала, её забрали. Они за мной тоже придут и заберут меня. Я не спасусь!

Ирина стояла, слушала, прикрыв рот рукой, как будто от страха боялась вскрикнуть. Катя отступила немного назад и перекрестилась. Всем стало понятно, что Ганна сошла с ума!
57

Как не страшно, но и с этим нужно жить дальше, и в этой новой ситуации нужно суметь найти для всех выход!

Однажды, девушки проснулись от какого-то стука, выскочили на улицу и увидели рядом с хижиной маленькую обезьянку с окровавленной лапкой. Катя кинулась к ней со словами:

- Девчонки, она ранена!

Ирина громко закричала ей вдогонку:

- Осторожно! Они сильно кусаются!

Катя остановилась рядом с обезьянкой, присела на корточки, разговаривая с гостьей:

- Ну, что ты кричишь? Не бойся, иди сюда. Хорошая обезьянка, хорошая. Иди я тебе помогу!

Обезьянка, как будто поняв её, прыгнула и села рядом. Катя осторожно протянула руку и обезьянка, не сопротивляясь, пошла к ней. Девочки обработали обезьянке рану, перевязали её. Накормили бананами, и она не спрашивая разрешения, сильно хромая запрыгала в хижину.

Валентина проводив её взглядом, сказала:

- А вам не кажется, что она уже была здесь? В дом идет смело.

Ирина посмотрела, как ловко обезьянка забралась на палку у стены и сказала:

- И не только была, она здесь всё знает. Смотрите, как она быстро нашла себе место. Это обезьянка старого хозяина!

Катя вытерла вымытые руки и, улыбаясь, произнесла:

- Теперь она будет наша!

Девушки вошли в хижину и увидели, что обезьянка, спрыгнув с палки, села на топчан рядом с Ганной и спокойно сидела. Выздоравливающая девушка гладила обезьянку и, улыбаясь, предложила:

- Давайте назовём её «Чи – чи»!

Они все, были очень рады новому члену семьи. Обезьянка развлекала их. Всё время была рядом с Ганной, совсем не отходила от неё. Это устраивало всех, потому что девушка теперь была занята, она кормила, поила обезьянку и постоянно разговаривала с ней.

Один раз обезьянка даже, предупредила опасность и спасла их! Все вместе девушки возвращались с озера, Чи-чи, как и обычно прыгала впереди. Первой была у хижины, но входить в неё не стала, остановилась на пороге, очень громко крича и прыгая на месте. Девушки испуганно смотрели на неё, боясь войти в хижину. Но идти надо! И они осторожно заглянули вовнутрь. На полу у стола ползала змея розового цвета. Катя шёпотом произнесла:

- Её надо убить!

Ирина также тихо, предложила:

- Может быть, мы её просто прогоним?

Валентина, оглядываясь по сторонам, боясь увидеть ещё одну змею, ответила:

- А она потом опять приползёт, вдруг ей здесь понравилось?

Сказав, она отошла от двери. Увидела, как Ганна испугано заглядывает через их головы, сказала:

- Ганна, возьми Чи-чи и подержи её. Посидите у костра. Ей в хижину нельзя, для неё это опасно! Так, что тебе задание, присмотреть за обезьянкой. Ты покараулишь её, хорошо?

Ганна, быстро взяв обезьянку на руки, прижала её к себе и, почти бегом ушла к костру. Села на свой камень, с опаской оглядываясь по сторонам.

Девушки уже давно соорудили себе место для костра, из нанесённых камней с водопада. Вокруг него установили для себя большие камни, превратив их в стулья. Поэтому теперь у каждой из них было своё место. Рядом с костром у них был не высокий стол из толстых колов, связанный лианами. Быт они давно и очень хорошо устроили.

58

Валентина довольная тем, что Ганна хотя бы слушается, взяла у костра большой камень и пошла в хижину. Встав у порога, она сказала:

- Давайте попробуем её убить!

Катя остановила Валентину за руку и со страхом спросила:

- А если ты не попадёшь, и она только разозлится!?

Ирина очень быстро куда-то сбегала и, вернувшись с двумя большими палками, сказала:

- Пробовать всё равно надо! Валя её камнем, а мы с тобой палками добьём. По команде, на счёт один. Ну, что готовы?

Ирина медленно начала считать:

- Три, два, один!

Валентина, бросив камень, попала змеи по голове, а девчонки добивали её практически уже мертвую. Героически победив опасную рептилию, они тщательно обследовали всю хижину. Валентина вылезая из-под лежака серьёзно проговорила:

- Всё больше никого нет! Да, девочки что-то мы с вами совсем бдительность потеряли, расслабились!

Катя поддержала её, сказав:

- Это уж точно! Забыли, где находимся.

Ирина, соглашаясь с подругами, произнесла:

- Мы-то забыли, а джунгли нам напомнили, что не на огороде у бабушки!

Валентина окончив осмотр, сделала заключение:

- Всё! Похоже, она была одна. Теперь будем ежедневно осматривать хижину и внутри, и снаружи.

Ирина, ещё с опаской оглядываясь по сторонам, сказала:

- Бабушка говорила, когда мы ходили в лес за грибами, что прежде чем входить в заросли, нужно потопать ногами. Эти гады по земле слышат очень хорошо и уползают.

Девочки уже готовые к очередной работе, кивали головой, соглашаясь. Валентина успокоившись, что больше никого не нашли, сказала:

- Значит, введем поочерёдные прогулки вокруг хижины. А ещё лучше, если вырубим вокруг побольше кустов и травы! И всё расчистим, чтобы было больше чистого пространства, легче будет проверять. Вот и для Ганны нашлась работа, она будет прогуливать Чи-чи вокруг хижины!

Валентина повернулась и громко спросила:

- Ганна! Ты будешь гулять с Чи-чи? Мы сделаем тебе широкую дорогу, и ты будешь с обезьянкой по ней гулять. Хорошо!

Ганна обрадовалась, предложенным ей развлечением и, улыбаясь, ответила:

- Да, хорошо!

Девчонки согласились с Валентиной и, не откладывая на завтра, приступили к выполнению очередного задания на выживание.

Отлаженный быт давал им уйму времени, и они выдумывали для себя всевозможные занятия. Днём Валентина учила подруг разным приёмам, и они каждый день тренировались, отрабатывая удары и приёмы, друг на друге. Из сухой травы сделали большую грушу и повесили её на дерево. Поочереди колотили по ней и руками, и ногами, мечтая встретить Артура с Тимуром и отделать их, так как эту грушу.

Ганна сидя на крыльце хижины, наблюдая за ними, от восторга хлопала в ладоши. Она не могла принять участия в тренировках. Её нога заживала, но свободно ходить ещё не давала, поэтому, на радость девушек, она старалась больше сидеть, вытянув её вперёд. Единственным её ежедневным маршрутом было вместе со всеми сходить на озеро и искупаться. Она сильно хромала, опираясь на сделанный для неё Ириной костыль, но шла, стараясь не отставать. Опустившись в воду, она даже умудрялась плавать! Всё остальное время она молчала, внимательно слушая и следя за всем что происходит. И если ей что-то нравилось, она радовалась громко, очень эмоционально. Но это было лучше, чем когда она начинала чего-то бояться.

Страх у неё начинался совершенно, без каких либо внешних признаков, просто она боялась, но непонятно чего!? Лихорадочно начинала поиск предмета страха, и он у неё всегда был один. Она боялась, что её украдут, и она не выживет на этом острове.

Вечерами, когда о жизни на большой земле уже всё было рассказано девушки, лёжа на своих лежаках, учили друг друга языкам. Катя хорошо знала немецкий, а Валентина английский. Они даже устраивали дни, иностранных языков: день немецкий, день английский. Конечно, многих слов по их нынешней жизни они не знали, но выкручивались, вставляя русские слова. Иногда получалось даже очень забавно. Очень активное участие в этих вечерах принимала Ганна, она торопилась вперёд всех ответить на заданный вопрос и, ответив правильно, радовалась как ребёнок.

Слишком велико у девушек было желание выжить и выбраться с этого необитаемого острова. И каждая из них делала всё, чтобы остаться в живых и вернуться домой!
59

Прошло уже целых пять месяцев, как девчонки одни прожили в джунглях. Страшные события, произошедшие с ними, не прошли бесследно. Катя оказалась беременной! Она нагружала себя неимоверной физической работой, прыгала с деревьев, била по животу. Старалась прервать эту беременность, но ничего не получалось, живот с каждым днём рос вместе с ребёнком. Сколько она пролила слез, глядя на свой живот!

Однажды ночью девушки проснулись от сильного плача. Это плакала Катя! Она с отчаянием и безысходностью, говорила сквозь слёзы:

- Я не хочу его, я его ненавижу!

Валентина, села рядом с ней и, гладя Катю по голове, пытаясь хоть как-то успокоить бедную девушку, сказала:

- Катя, не надо! Ребёнок не виноват. В нём же и твоя частичка тоже!

- Не надо, Валь, не уговаривай. Если он даже родится, я убью его!

Испуганная Ирина взмолилась:

- Катя! Ты, что такое говоришь!? Нельзя так! Валя правильно сказала - он твой. И откуда ты знаешь, может быть, он тоже ненавидит их вместе с тобой?

Но уговоры совершенно не действовали на Катю, страшно и больно было на неё смотреть. Девчонки боялись, чтобы она в порыве отчаяния, что-нибудь с собой не сделала, и договорились следить ещё и за ней. Так и ходили вместе куда она, туда и они. Катю это очень раздражало и украдкой поглядывая на Ганну, она в страхе думала, что закончит также как и она.

Однажды во время дневного сна в самую жару, когда они обычно прятались в хижине от зноя, Катя сбежала. Девчонки, спохватившись очень испугались. Они бегали, искали её и на озере, и на берегу, обошли все окрестности. Кричали, но всё было бесполезно! Ближе к вечеру они отправились в сторону скалы и там, у статуи Будды нашли беглянку.

Она стояла перед статуей на коленях и молилась, по своему, как умела. Голос у неё охрип, глаза опухли от слёз. Она, стояла на коленях и просила избавить её от этого ребёнка, порождённого ужасом и кошмаром.

Подруги постояли рядом, с трудом сдерживая слёзы, и начали её уговаривать:

- Катя, хватит, поднимайся, пошли. Не надо, пожалей себя!

- Как вы не понимаете!? Я же не смогу жить дальше глядя на него. Он же будет мне напоминанием этого кошмара, который я мечтала забыть и начать всё сначала. Как я смогу жить заново, если он будет всегда рядом со мной!? Это же на всю оставшуюся жизнь страшная пытка!

Она так устала и обессилила, стоя на коленях несколько часов, что, не сопротивляясь, поднялась и поддерживаемая Ириной, пошла в хижину. Девчонки её успокаивали, уговаривали, а сами отлично понимали, что если бы это случилось с ними, было бы то же самое!

Катя плакала ещё два дня без остановки, а потом потихоньку успокоилась. Начала заниматься домашними делами и в работе немного отвлеклась. Казалось, что всё наладилось. По их календарю получалось, что прожили они на острове уже почти шесть с половиной месяцев!

После этой пропажи Кати, начались проблемы с Ганной. Она не принимала участия в её поисках, а сидела, забившись в угол хижины и шептала:

- Они забрали Катю. Я же говорила! Я же говорила! Они нас всех заберут.

Всё время пока Валентина с Ириной искали Катю, Ганна боялась выйти из хижины. А когда девушки вернулись и пытались её вывести на улицу, она билась в истерике и кричала. Она кричала, что очень боится, потому что это были те парни, которые привезли их сюда, и что она их опять видела, они вчера выглядывали из-за кустов и следили за ними, а сегодня пропала Катя. Ганна начала прятаться и каждую минуту в страхе ждать их прихода. Она ждала, что теперь должны прийти за ней. Она плакала, зарывалась в одеяло, боялась выйти из хижины, и совсем перестала оставаться одна. А самое страшное, что на фоне этих страхов у неё начались страшные головные боли. И днём и ночью, она рычала как зверь, вцепившись в голову ногтями, сжимая её с такой силой, что казалось вот, вот раздавит.

60

Такой кошмар длился целый месяц, измучались все. От крика и плача, ни спали, ни днём, ни ночью. Больше всего пугало то, что у Ганны появилась навязчивая идея – покончить с собой. Теперь ей уже за каждым кустом стали мерещится парни, которые её похитили. И она боялась оставаться одна, кричала постоянно. От такого её страшного, не предсказуемого поведения, Чи-чи стала, её бояться и не подходила к ней. Ганну это бесило, и она иногда просто бросалась за ней, как собака. Теперь караулить её приходилось и днём, и ночью. Установили дежурства и все по очереди, сидели рядом с ней, с ужасом наблюдая за тем, что она с каждым днём становилась всё хуже и хуже.

Однажды утром Валентина с Ириной проснулись от громкого крика. Катя так сильно кричала, что девушки сначала испугались, только потом поняли что произошло. Приоткрыв дверь и выглядывая наружу, она кричала:

- Я проспала! Господи девочки, я прокараулила Ганну!

Моментально, не дожидаясь полной тишины в джунглях, девушки выскочили из хижины. Все вместе сбегали на берег, но никого там не нашли и побежали к озеру. Подбежав, остановились как вкопанные. Катя без сил, вся дрожа, опустилась на землю. На поверхности воды, лицом вниз плавала Ганна. Девушки долго стояли, не говоря ни слова, смотрели на её, распластанное на воде тело. Опомнившись, Валентина подошла к кромке воды и сказала:

- Нужно её вытащить и похоронить.

Катя сквозь слёзы сказала:

- Это я виновата! Я её прокараулила!

Валентина с сочувствием посмотрела на Катю и совершенно спокойно сказала:

- Ты здесь, Катюш, совершенно ни при чём, это случилось бы рано или поздно. Всё равно мы бы за ней не смогли вечно следить. Она последнее время стала хитрить, обманывать, изворачиваться. Она уже давно это задумала, перешла черту. Если сказать просто, то это было уже неизбежно! Впоследствии её удержали бы только верёвки, но от этого она озлилась бы на нас, и стало бы не безопасно с ней жить. Произошла полная безнадежность в её помутнённом сознании, постепенное угасание всего человеческого. У неё уже давно жизнь замкнулась на одной чёрной точке. Она уже не видела окружающего мира, так как его видим мы с вами. Она уже не видела ни солнца, ни света, ни звёзд на небе. Для неё жизнь замкнулась на одной этой чёрной точке, и не было физиологической возможность выйти из нее. Когда есть надежда, как у нас с вами, то можно перенести самые страшные трудности и испытания. А вот потеря надежды склоняет к самоубийству. В клинике, под воздействием сильных препаратов, её бы вылечили, а здесь в этих условиях болезнь потихоньку развивалась, и другого исхода просто не могло быть! Так что ты Катя здесь совсем ни при чём, вся проблема в ней, она не мечтала и не старалась вернуться домой. Сколько мы с ней провели разных бесед, сколько уговаривали, что мы здесь временно, что придёт время, и мы вернёмся домой, обязательно вернёмся, а она качала головой и говорила, что это бред, что мы здесь навсегда!

Валентина, замолчав, смотрела на подруг, понимая как им страшно. Но выхода не было, хотя ей тоже было и страшно, и неприятно, но она старше их, она работник прокуратуры и чаще чем нормальный человек видела трупы. Поэтому стараясь как-то подбодрить их и, превозмогая своё отвращение, сказала:

- Это совсем не страшно, только, кажется страшным. Просто неприятно и всё. Но это нам нужно сделать, обязательно! Давайте, девочки встряхнитесь. Мы её с Ирой вытащим на берег, а ты Кать сходи к хижине принеси ей одежду чистую из чемодана, чтобы переодеть и захвати что-нибудь, чтобы закрыть лицо. Да, и принеси инструменты, нужно срубить кусты и выкопать могилу.

Катя встала и тяжёлой походкой пошла. Пока она ходила, девушки вытащили Ганну на берег и начали расчищать площадку недалеко от озера. Работа была очень трудной, копать могилу было просто невозможно, сплошные переплетённые корни и камни. Больше пяти часов у них ушло на подготовку неглубокой могилы для Ганны. Когда всё закончили, они переодели девушку, на дно могилы настелили листья пальмы и положили её на них. Закрыв лицо красивым новеньким полотенцем, они укрыли девушку листьями и засыпали землёй. Когда всё было готово, Ирина, устало вздыхая, сказала:

- Нужно из палок сделать крест. И табличку с именем прикрепить.

Катя взглянула на уставших подруг и сказала:

- А мы ведь даже не знаем её фамилии!

- Валь, а как мы потом, когда вернёмся, сможем объяснить кто она такая?

- Не волнуйтесь, её и ту польку по вещам опознают. Мы оставим их чемоданы с вещами и всякими безделушками. Хотя одежду думаю, за это время мы с вами износим, но мелочей будет достаточно. Вот по ним и тому, что останется и опознают, а главное по чемоданам. Ганну установят по имени, а ту девушку, которую акулы сожрали, просто вычислят. Всё девчонки, хватит об этом! Нужно отдохнуть, сил совсем нет. Давайте искупнёмся и пойдём домой. Сегодня у нас был самый трудный день, за всё время пока мы живём на острове!

Девушки разделись и молча нырнули в воду, чтобы освежиться после трудной, грязной работы во время дневного пекла. Ирина с Валентиной купались долго, казалось, что они совсем не хотели вылезать из воды. Несколько раз уплывали под водопад и стояли там под сильным холодящим потоком воды.

Катя, искупнувшись немного, уже давно сидела в тени большого дерева, наблюдая за подругами. Она так сильно устала, что сил не было даже сидеть в воде. Следя за купающимися девушками, она с грустью думала о том, что из пяти выброшенных на этот остров девушек, их осталось только трое! Какая страшная судьба была у погибших, а ведь они тоже приехали сюда отдохнуть, позагорать и покупаться в море!

61

Катя грустно смотрела на подруг. Вдруг её тело пронзила резкая, острая боль! Она схватилась за живот, с силой зажимая его руками, но боль становилась всё сильнее и сильнее. Девчонки испугавшись, выскочили на берег. Ирина, взяв Катю за руку взволнованно запричитала:

- Кать, что с тобой? Кать, Кать! Валя, что с ней, она не умрёт? Валь, что ты молчишь?

Валентина, испугавшаяся не меньше чем Ирина, дрожащим голосом, ответила:

- Рожать она собралась, вот, что!

- Как рожать, ещё же рано!?

Пытаясь успокоиться и сосредоточиться, Валентина сказала:

- Дойти до хижины не успеем, да она и не сможет в таком состоянии. Так что будем рожать здесь!

Катя, держась за живот, каталась на камнях, издавая животные звуки. Ирина, понимая, что нужно успокоиться и полностью довериться Валентине, в испуге спросила:

- Валь, говори что делать?

Валентина сжав в комок всю свою волю и пытаясь быть твёрдой и решительной, ответила:

- Беги за одеялом и прихвати пару чистых футболок. Принеси нож. Беги и как можно быстрее!

Ирина подскочила и понеслась, не замечая бьющих по лицу веток. Валентина помогла Кате спуститься с камня на ровную землю. Палкой сбила всю траву вокруг, ровняя её и разгоняя всяких букашек. Схватки у Кати не отпускали. Они уже, по расчётам Валентины, должны прерваться и дать ей время отдохнуть. Но судя по Катиным крикам, боль только усиливалась!

Прибежала запыхавшаяся Ирина. Они расстелили одеяло и перекатили на него Катю. Ирина, дрожа не меньше чем Катя, с надеждой глядя на Валентину, спросила:

- Валь, а ты умеешь? Что делать-то?

Валентина, пытаясь казаться спокойной и хладнокровной, хотя внутри всё тряслось, отвечала:

- Откуда я умею, помню только, как сама рожала! Выхода всё равно нет. Я знала, что когда начнётся, кроме меня будет некому. Скорую не вызовешь!

Ирина, дрожа от страха так, что стучали зубы, пряча руку с ножом за спину, спросила:

- Валь, а нож-то зачем? Ты, что её резать будешь!?

- Ирка ты что, от страха совсем сдурела? Это, чтобы потом у ребёнка пуповину отрезать.

Они посидели молча глядя на Катю. Валентина вздохнула и сказала:

- Ну, давай, Ир, ты держи её голову на своих коленях, а я пошла встречать.

Не поняв Валентину, Ирина спросила:

- Кого встречать?

- Как, кого!? Ребёнка!

Катя очнулась, услышав про ребёнка и тяжело дыша, прохрипела страшным голосом:

- Валь, как только он из меня вылезет, ты его утопи!

Испуганно плача, Ирина почти закричала:

- Что ты, Катька! Сдурела! Грех-то какой! Ты о чём говоришь!?

Катя начала рычать с такой силой, что у неё вздулись вены на шее. Валентина скомандовала:

- Всё, прекратили. Началось! Катя ты сдерживайся. Говорят, что так быстро нельзя рожать. Держись!

Катя сквозь рычание выдавила:

- Не могу, не держится!

Вспомнив свои роды, Валентина бормотала:

- А ты дыши, дыши. Вот так - хорошо! Еще глубже дыши!

Ирина испуганно гладила Катю по голове, из её глаз текли слёзы и капали на лицо подруги, она их даже не замечала. Вместе с Катей и Валентиной она тоже глубоко и громко дышала, как будто этим могла облегчить страдания подруги. Катя опять очень сильно зарычала, выгибая спину, встав почти на мостик. Валентина с силой прижимала её к земле и продолжала громко говорить:

- Дыши, дыши!

Через какое-то время, почти криком Валентина скомандовала:

- Всё пошёл! Пошёл, Катя, давай, я уже вижу головку! Теперь только не останавливайся. Теперь тужься! Изо всех сил тужься, выдавливай его из себя! Только не останавливайся!

Валентине было очень страшно, но понимая, что кроме неё это никто ни сделает, она пыталась держать себя в руках и своим поведением показывать, что она знает, что делает.

Сколько прошло времени, из них не понимал никто. Катя кричала и билась, Ирина плакала со страхом глядя на неё и на Валентину. Валентина охрипшим голосом повторяла одно и то же:

- Тужься, тужься! Не останавливайся, я его уже вижу!

Дрожащими руками, поймав ребёнка за головку и аккуратно придерживая его, пытаясь не тянуть, она помогала Кате. Последний толчок и ребёнок выскочил, как пробка из бутылки. Катя размякла и повисла на руках у Ирины. Измученная и измождённая, она не сводя глаз с ребёнка, хрипя, спросила:

- Почему он молчит?

Валентина, со страхом глядя на ребёнка, ответила:

- Не знаю!

Ирина, прижав к себе Катю тихо спросила:

- Валь, а почему он фиолетового цвета?

Валентина без остановки теребила и шлёпала лежащего у неё на руках крошечного мальчика. Потом подняла на подруг глаза полные слёз и дрожащим голосом произнесла:

- Он мёртвый!

Они все втроём заплакали, и было не понятно, толи от радости, толи от горя! Прошло немного времени, и Катя опять схватилась за живот. У Ирины сразу высохли глаза и она с ещё большим страхом, спросила:

- Валь она, что опять рожает?

- Нет. Наверное, место выходит!

- Что выходит?

- Ну, то в чём жил ребёнок.

Почти бес усилий Катя освободилась от всего, что было в ней и все с облегчением вздохнули. Валентина отрезала пуповину и перевязала её травинкой, крепкой как шёлковая нить. Мальчик лежал на одеяле рядом с Катей и девушки с болью и тяжёлой скорбью смотрели на него и тихо плакали.

Ребенка похоронили недалеко от озера, на небольшой полянке, рядом с могилой Ганны. Катя через несколько часов смогла встать и с помощью подруг добраться до своего лежака.

Для всех них это был очень трудный и страшный день! За один день им пришлось сделать две могилы. С болью они думали о том, что на их острове появилось ещё и кладбище.

Катя пролежала несколько дней. Она уже чувствовала себя хорошо, но девчонки всё равно не давали ей далеко ходить и тем более, что-то делать. Время шло, постепенно Катя пришла в норму и начала нормально жить, и как все, заниматься повседневными делами. Но всегда, по дороге на озеро, она бросала печальный взгляд в сторону, где за деревьями виднелись два креста.

62

В один из обычных дней, по их календарю во вторник, ближе к обеду на тропинке от берега они услышали шум. Спокойно встав от костра, они взяли в руки палки и приготовились к бою. Стояли, замерев в ожидании. В их глазах и разумах не было страха, было только спокойствие и решимость.

Из леса по тропинке к ним вышел маленький старичок в оранжевом одеянии. Выйдя из леса, увидев их, он от неожиданности замер. Девушки и старичок, какое-то время стояли молча глядя друг на друга. Изумлённо с нескрываемым удивлением, старичок на английском языке спросил:

- Вы кто?

Вместо ответа Валентина спросила:

- А, вы?

- Я Буддийский монах, приехал на эти святые места, чтобы побыть одному и помолиться. А вы откуда здесь?

Девчонки поняв, что пришло спасение, отпустили палки. Валентина за всех продолжала говорить:

- Нас, всех, сюда на вертолёте привезли и оставили. Вот уже больше девяти месяцев.

- А вы, кто такие? Откуда?

- Мы русские, из России!

Старичок, явно понимая, кто они, сказал:

- Так это вас ищут всей полицией!? Весь город, весь пригород уже на несколько раз обыскали! Все злачные места перевернули.

Катя, вытирая слезы, подошла к нему и сквозь слёзы спросила:

- Дедушка, вы на лодке?

- Нет, лодка ушла.

Чуть не разрыдавшись, Катя произнесла:

- Как ушла?

Монах понимая, что очень расстроил найденных на острове девушек, с грустью ответил:

- Меня высадили и уплыли.

Валентина приобняв растерянную и чуть не плачущую Катю, спросила у монаха:

- А когда за вами вернуться?

- Мне очень жаль, но за мной придёт лодка только через два месяца!

Катя с досадой, почти простонала:

- Почему?

- Я же сказал, что приехал, чтобы побыть одному, помолиться у святой горы.

Валентина обвела потерянных девчонок взглядом и не столько спросила, сколько сказала:

- И телефона у вас, конечно нет!?

Старичок в ответ только помотал головой. Она, вздохнув, с грустью, но улыбаясь, сказала:

- Девчата, Кать, Ир, не расстраивайтесь так. Это в любом случае конец! Через два месяца за ним обязательно приплывут, и мы поедем домой. Вы только подумайте, что осталось всего два месяца. Через шестьдесят дней для нас всё закончится, и мы вернёмся домой!

Девчонки вытерли слёзы, поняв, что Валентина права и что всего через два месяца они выберутся с этого острова и вернутся домой. Они теперь понимали, что остров этот не забыт Богом, потому что им пришло спасение! И всего через шестьдесят дней они вернутся домой на свою любимую родину, которая их помнит, ждёт и ищет!

Монах, чтобы девушки не мешали ему, устроил себе шалаш у скалы и жил там один, совсем не появляясь у хижины. И девчонки не лезли к нему, понимая, что он приехал сюда не для общения с ними. Только иногда утром, очень рано, кто-нибудь из них замечал уходящего от озера монаха. Так на расстоянии они и жили, не мешая друг другу.

К концу второго месяца девушки перебрали свои вещи и постирали то, что можно ещё носить. Приготовили на дорогу джинсы с футболками, оставшиеся вещи собрали в один уцелевший чемодан. Вернуться в город без денег, без документов и купить, что-то из одежды у них не будет возможности. Благо джинсы, хоть и подорвались немного, но ещё совсем даже ничего. Вот с обувью было совсем плохо, особенно у Кати. Кроссовки и шлёпки, она уже давно завязывала верёвкой.

С особой щепетильностью они навели порядок в хижине, отпустили с поводка всю пойманную рыбу, помылись, оделись и сидели в ожидании монаха. Перед ними стоял единственный полупустой чемодан, который у них остался на троих и два чемодана погибших девушек. Они стояли как новенькие и вещи в них почти все уцелели. Девушки по возможности пытались не трогать вещи Ганны и той польской девушки, которая погибла. Они хотели всё сохранить.

Приготовившись, сидя у костра, подруги молча ждали монаха.

63

Монах пришёл к ним только к вечеру. Подойдя ближе он, громко, немного наклонившись вперёд, сказал:

- Здравствуйте!

Быстро вставая со своих каменных стульев, девушки вместе ответили:

- Здравствуйте!

Монах глядя на их радостные лица, сказал:

- Завтра утром, будьте готовы, приплывут за мной.

Он посмотрел на то, как они вдруг опечалились, на стоящие рядом чемоданы и спокойно сказал:

- А вы, что, уже собрались?

Они чуть не плача закивали головами. Он улыбнулся им и, сложив руки на груди, сказал:

- Ну не расстраиваетесь так! Завтра утром для вас всё закончится. Поверьте, вы ещё будете вспоминать время прожитое здесь. Ведь вам наверняка многое пришлось вспомнить из своей жизни и о многом подумать. В суете мирской, нам так не хватает времени остановиться и подумать. А вам было дано это время. И поверьте мне, жить вы дальше будете совсем по-другому! Многое, в той своей жизни переосмыслив и поменяв!

Он повернулся и медленно пошёл к себе в шалаш. А девушки ещё долго стояли, задумавшись, провожая его взглядом.

Когда монах скрылся за деревьями, постояв, грустно думая о его словах, Катя не произнеся ни слова, повернулась и пошла в сторону озера. Девчонки молча пошли за ней. Пройдя мимо озера, она повернула на поляну, где была могилка малыша. Катя подошла к ней, постояла, надрывно вздыхая, и опустилась на колени. Закрыв лицо руками, она заплакала. Девчонки опустились рядом с ней, обняв её за плечи тоже плакали.

Катя пришла проститься со своим ребенком, которого так не хотела. Она сейчас об этом сильно жалела, плакала тихо бормоча:

- Бедный мой мальчик, прости меня!

Подняв глаза, она произнесла громко, даже с испугом:

- Нужно было дать ему имя и как-то окрестить. Как я буду писать записки в церкви за упокой его души!?

Валентина, проглотив комок слез, пытаясь держаться как можно спокойнее, сказала:

- А ты его сейчас назови и он не будет лежать безымянным.

Катя задумалась, а девчонки ждали, не мешая ей.

- Знаю, я назову его Виктором!

- Вот и хорошо! Теперь мы знаем, что здесь похоронен Виктор. Кать, а как твоя фамилия?

Вместо плачущей Кати ответила Ирина:

- Сидорова.

- Значит, здесь покоится Виктор Сидоров. И не плачь Катя, не надо! И не думай о том, что он не крещённый. Мы на могилке смотри, какой крест соорудили. Так, что он под крестом лежит, значит крещённый!

Они долго, безутешно плакали, но это были слёзы не только по умершему мальчику, они плакали, вспоминая весь свой путь, по которому им пришлось пройти с самого момента, как их украли и как начались все эти кошмары. Сейчас всё закончилось, но на душе тревожно и обидно. Неприятно, что всё это случилось, что жизнь так жестоко и безжалостно поступила с ними!

С трудом успокоившись, они не проронив ни слова, пошли спать. Завтра трудный и радостный день!

Эта ночь для них была совсем без сна. Как они не пытались уснуть, но смогли только немного подремать. Ожидание завтрашнего дня, дня, когда они покинут этот остров и вернутся домой, к своим родным и близким, не давало успокоиться внутреннее волнение. И с первыми лучами солнца девушки встали, как по команде. Наскоро умылись, оделись и сидя на крыльце, жевали фрукты в ожидании монаха.

Он пришёл через час. Молча махнул им рукой, и они пошли за ним по тропинке. Отойдя от хижины, Катя остановилась, повернулась и посмотрела на их дом. Дом, который спасал и согревал их все эти месяцы. Помахала сидящей на крыльце обезьянке, бросила прощальный взгляд в сторону озера. Мысленно попрощавшись с сыном и быстрым шагом пошла, догонять остальных.

64

На берег они пришли рано, лодки ещё не было. Устроились на поваленное дерево и начали ждать.

Но долго ждать не пришлось! Вдалеке показалась лодка. Она была сначала, как маленькая черная точка. Девочки смотрели на эту точку затаив дыхание, не отрывая глаз, не замечая, что слепит солнце и бегут слёзы. Точка, медленно увеличиваясь, приближалась к ним. Лодка подплыла к берегу очень тихо, мотор работал практически бесшумно. Понятно, почему они не услышали, когда приплыл монах. Воткнувшись носом в песок, лодку развернуло, и из неё на берег выпрыгнул молодой парень. Удивлённо глядя на девушек он подошёл к монаху и о чем-то переговорил с ним на незнакомом им языке.

Монах повернулся к девушкам и скомандовал:

- Садитесь в лодку!

Валентина глядя на девочек понимала, что они чувствуют сейчас тоже, что и она. Несмотря на тридцати градусную жару, тело трясло в ознобе, тряслись руки, ноги и не было сил встать. Она громко скомандовала, не понимая - себе или им:

- Всё, девчата встаём! Возвращаемся!

Встала первой и шагнула к лодке, девочки по очереди пошли за ней. Их усадили в нос лодки, поставив рядом чемоданы. Оттолкнув лодку от берега, молодой матрос ловко запрыгнул в неё и они поплыли. Они смотрели на удаляющийся остров и благодарили. Благодарили и остров, и себя, и Господа Бога, за то, что остались живы, за то, что смогли преодолеть все трудности и выжить. Выжить и дождаться вот этой, незабываемой минутки! Дождаться спасения!

Плыли долго, больше двух часов, если бы на лодке не было крыши, сделанной специально от солнца, было бы невыносимо тяжело. Но они старались не обращать на это внимания, ведь они возвращаются, возвращаются домой!

Приплыли они к пирсу какой-то небольшой деревушки. Их высадили на берег и отвели, как они поняли к местному начальнику – толстому, лысоватому мужчине. Монах на своём языке ему, что-то очень долго рассказывал. Потом, этот толстый дядя с изумлённым видом, не спуская глаз с девушек, снял трубку телефона и долго куда-то звонил. Дозвонившись также долго говорил, повторяя всё, что рассказал ему монах при этом, не переставая смотреть на девушек. Положив трубку, на ломанном английском, он произнёс:

- Поехали!

Валентина не вставая со стула, спокойно спросила:

- Куда?

- В город, в полицейский участок.

- Зачем? Нам сначала нужно связаться с Российским консулом.

- Пока мы едем, всех оповестят. Будет вам и консул, и Интерпол, всё сейчас будет! Из-за вас нам житья нет, каждый день по джунглям лазим, сами стали как обезьяны!

После услышанного Валентина встала и спокойно пошла. Катя, с Ириной оглядываясь по сторонам, шли за ней. В город их везли на джипе, хоть и немного грязном, но с кондиционером. Всего через час они въезжали в город. Девушки узнали его - это был тот город, город в котором они отдыхали и были когда-то счастливы!

В здании полиции, идя по коридору, они заметили, что им уступают дорогу, провожая взглядами. В кабинете начальника было много людей в форме. Девушкам указали на стулья, они сели и им начали задавать вопросы. Валентина остановила говорящего полицейского жестом руки и уверенно сказала:

- Мы хотели бы в первую очередь переговорить с Российским консулом.

- Да, да! Он уже подъехал, сейчас будет!

- Тогда давайте немного подождём.

Все замолчали, искоса поглядывая на девушек. По коридору послышались быстрые шаги. Вошёл очень приятный мужчина средних лет в светлых брюках и белой рубашке с коротким рукавом без галстука. Он кинулся к девушкам. Было заметно, что он очень взволнован. Обнимая и целуя их, он по-отцовски приговаривал:

- Живы, вы мои хорошие! Все живы, как я рад!

Окружающие стояли в ожидании, не мешая им. Успокоившись немного, консул положил перед полицейским начальником какую-то бумагу и твёрдо произнёс:

- Сейчас я забираю девушек! А завтра, когда они отдохнут, мы с ними приедем. Опрос будем вести вместе с представителем Интерпола, под протокол и под камеру. Готовьтесь!

Он указал девушкам на дверь, и они уехали. Их разместили в небольшой гостинице при консульстве, в одной большой комнате. Персонал гостиницы был весь русский, поэтому они чувствовали себя как дома в России. Первое, что им дали сделать, это позвонить домой.

Родителям девушек секретарь консула уже готовил официальные сообщения, о том, что они нашлись живыми и здоровыми.

Когда девушки по очереди звонили родителям, говорить, много не пришлось. Не могли говорить ни девочки, ни родители. Они просто плакали, бросая редкие фразы. Женщины, находящиеся рядом, старались не плакать вместе с девушками, но сдержаться в этой ситуации было просто невозможно!

Не смогла поговорить с мамой только Катя. Она уехала из деревни. Её новый адрес консулу сообщила мама Ирины - Зоя, и сказала о том, что телефон у неё почему-то не отвечает. Катю успокоили, что найдут её по новому адресу и отобьют ей телеграмму.

Успокоившись, девушки приняли душ, переоделись в подготовленную для них одежду и поели. Больше всего им глядя на накрытый стол захотелось хлеба, обычного хлеба! Наевшись, они устроились на ночлег.

65

На следующий день, утром, в присутствие консула, их опрашивали в полицейском участке. Каждая из девушек рассказала свою историю. Им показали очень много фотографий, и они узнали на них Артура с Тимуром. Как и предполагала Валентина это были вымышленные имена.

Они были под следствием и объявлены в розыск. На них заведено дело по инциденту с русской девушкой, сбежавшей из больницы для душевно больных. Её история очень похожа на истории, рассказанные нашими девушками. Только её не на остров выкинули, а спрятали в больнице, и провела она там больше года. Ей удалось бежать. Она наткнулась на группу русских туристов, они её спрятали, а потом связались с консулом. Она уже улетела домой в Россию! После этого случая были проверены все лечебницы, нашли ещё несколько девушек разных национальностей. Тогда решили, что пострадавших больше нет, но после того, что рассказали наши девушки, менялась полная картина преступления.

Имена погибших девушек установили быстро. Они также были в розыске. Всё что Валентина подробно рассказала про них и по их вещам, очень быстро нашлись их родственники.

После проведённого опроса девушки вышли на улицу в ожидании консула. Катя глядя в сторону автомобильной стоянки у полицейского участка замерла и, не отрывая глаз от стоящей на ней машины, сказала:

- Девочки, посмотрите, вон та машина вам ничего не напоминает?

Валентина с Ириной быстро повернулись и почти одновременно произнесли:

- Это же машина Артура и Тимура!

- Да, точно, это она!

Подходивший к ним консул, услышав их разговор, спросил:

- Девчата, вы, что-то узнали?

Валентина показав в сторону стоянки объяснила:

- Вон та, зелёная машина, это их машина, этих – Артура с Тимуром!

- Вот оно, что! Пойдемте-ка, вернёмся.

Они все вместе вернулись в кабинет к полицейскому. Консул на местном языке переговорил с ним. Девушки терпеливо ждали, не перебивая их. Повернувшись, он рассказал:

- Они нашли эту машину вчера в джунглях. Недалеко от маршрута «Сафари». У дерева были привязаны двое, при них ни документов, ни одежды и вообще ничего не было. По номеру машины сейчас ищут владельца.

Консул замолчал, поглядывая на девушек. Катя с нетерпением спросила:

- И что? Что?

Консул, опасаясь напугать девушек, с опаской поглядывая на них, рассказывал дальше:

- Они были привязаны к дереву неподалёку от жилища термитов. Их живьём обгрызли муравьи, они умирали несколько дней. Говорят, что это очень страшная и мучительная смерть. Сначала съедают все мягкие ткани снаружи, а потом постепенно муравьи забираются вовнутрь.

Консул рассказывал и не переставал наблюдать за девушками. Он боялся, что своим рассказом испугает их. Но его удивляло то, что чем больше он рассказывал, тем радостнее становились девушки.

Он замолчал, глядя на них не скрывая удивления. Валентина видя его смятение, спокойно сказала:

- Всё-таки, кто-то сумел им отомстить!

Ирина зло произнесла:

- Жалко! Я так мечтала, их мягкие ткани снаружи, порезать на ленточки!

- Собакам, собачья смерть!

- Нет, Кать, что ты, собаки хорошие, они многим нравятся, их любят, а этих гадов нельзя с ними сравнивать.

- Ты, Валя, как всегда права! Только сейчас я до конца поняла когда-то прочитанную фразу «Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак!»

Ирина, полностью соглашаясь с подругами, сказала:

- Не знаю, но у меня им даже названия нет! Я что не придумаю, всё кажется мягким и безобидным.
66

Ещё несколько недель девушкам пришлось пробыть в этой стране. Велось следствие по их делу и по делу погибших девушек, а они были единственными свидетелями, которые их видели перед смертью. Местные власти не давали им разрешения на выезд.

У девушек не было ни малейшего желания, что-то посмотреть, куда-то сходить. Они сидели в своём номере, и единственным их развлечением был бассейн при консульстве. Они купались в прохладной воде, ели фрукты и разговаривали. Очень много времени они проводили с женой консула Александрой Ивановной. Молодой, очень общительной женщиной, беспокоящейся и заботящейся о них в эти дни, как настоящая мама.

Иногда они ездили в полицейский участок. Их постоянно сопровождали, не оставляя одних ни на минуту за территорией консульства. Следствие шло к концу. Была раскрыта целая группа, занимающаяся торговлей людей. Их продавали, как рабов! Под рабами подразумевались девушки до тридцати пяти лет. В результате розыскных действий было найдено ещё пять девушек разных национальностей, две из них русские. Нашли их в тюрьмах близлежащих городков. Все острова на несколько раз обследовали с вертолёта, но на них больше никого не нашли. Наши девушки были единственные, на них опробовался способ дешёвого избавления от использованного товара.

Перед отъездом нашим девушкам пришлось пройти трудную процедуру опознания. Опознавали место совершения преступления, так как от преступников, которые это совершили, ничего не осталось. Девочки очень переживали, ожидая встречи с местом их унижения и кошмара.

Они приехали в сопровождении консула. Их ввели на закрытую территорию небольшого дома. Девушки остановились и замерли. Ирина, взявшись за Катю, прошептала:

- А я не помню, ничего! Я же говорила, что меня увозили отсюда без сознания.

Катя взволнованная не меньше чем подруга, с тревогой ответила:

- Ира, ты не волнуйся. Нам же сказали, что не узнаем дом, будем смотреть по комнатам.

- Кать, а ты комнату хорошо помнишь?

Валентина посмотрела на них, на то, как испуганна Ирина и со вздохом сказала:

- Не переживайте девчонки. Я кажется, помню!

Катя с Ириной повернулись к ней и тихо спросили:

- Что помнишь?

- Сейчас посмотрим.

Валентина закрыла глаза. Консул и полицейский смотрели на неё с интересом. Она медленно начала двигаться. Подошла к входной двери в дом. Перед ней с небольшим скрипом открыли дверь.

- Да это этот звук. Только вы открыли её медленно, а передо мной её сильно толкнули. Сейчас через пять, шесть шагов будут три ступеньки и нужно повернуть направо. По коридору десять шагов.

Проговаривая это, она шла с закрытыми глазами. Пройдя по названному маршруту, она остановилось у одной из дверей, и сказала:

- Вот эта дверь, это та комната, в которой держали меня.

Полицейский открыл перед ней дверь, но Валентина качая головой, сказала:

- Нет заходить туда я не хочу! Сами смотрите. В комнате полумрак. Большая кровать с красивыми балясинами по углам. В изголовье они соединены красивой деревянной спинкой. Над кроватью балдахин из двойной ткани с розовым и бордовым цветом. Вся комната в красном цвете. На стене картина с подсветкой: водопад с гуляющими павлинами. На противоположной стене большой светильник с красным плафоном. На маленьком столике у противоположной стены стояла большая, похожая на Китайскую, ваза. Ваза явно была поддельной, потому что китайский фарфор лёгкий, изящный, а эта была как из-под топора и не подъёмная. Но я её разбила об голову одного противного дядьки. Всё можете заходить и смотреть, я не пойду!

Следователь вошёл, с интересом осматривая интерьер комнаты. Выйдя он, сделал заключение:

- Да всё сходится. Вы полностью подтвердили наши предположения. В нашем деле выплывает ещё один фигурант – хозяин дома. Он после травмы головы, полученной как раз в то время, когда вы находились здесь, получил сильное сотрясение и почти потерял зрение. Вы его хорошо помните, сможете опознать!?

Валентина, радостная от того что услышала, ответила:

- Конечно, я его очень хорошо запомнила!

Полицейский, повернувшись к Кате с Ириной, произнёс:

- Но вам девушки всё-таки придётся посмотреть и найти комнаты, в которых держали вас.

Катя, стоявшая в стороне, произнесла:

- А меня, по-моему, держали на втором этаже.

- Почему вы так думаете?

- Когда меня тащили, очень много было ступенек. Ногам было больно, и я думала, когда же они закончатся!

Все вместе поднялись на второй этаж, Катя, открывая несколько комнат подряд, наконец-то произнесла:

- Мне кажется вот эта. Там, у кровати вырван кусок паласа. А так, комната по описанию похожа, на комнату Валентины, тоже красная.

Труднее было найти комнату, где держали Иру. Она долго ходила по коридору и остановилась у одной из двери, сказав:

- Мне кажется эта. Здесь нет ничего примечательного. Но я чувствую, что это было здесь.

Как только всё закончилось, они с большим удовольствием уехали в посольство. Попросили им согреть русскую баню и провели в ней почти три часа, парясь и отмываясь от всего грязного, чем опять замарали своё тело и душу!

Утром консул объявил девушкам, что следствие дальше будут вести без них. Для них всё готово к отъезду и завтра днём они вылетают прямым рейсом на Москву. Там их встретят и Ирине передадут готовый билет в её родной город. Родственников оповестят, и они их смогут встретить в Москве. Катину маму нашли, она сейчас живёт в Москве и тоже будет в аэропорту.

Всё закончилось! Почти год, их тяжёлого на грани жизни и смерти существования, закончился, завтра они уезжают домой!
67

Последняя ночь в гостинице далась подругам также тяжело, как и на острове. Они совсем не спали! Лёжа в кроватях, проговорили всю ночь. Сначала вспоминали жизнь на острове и то, как они выживали, потом начали мечтать о том, как будут жить дальше, когда вернутся домой.

- Слушайте девчонки Кать, Ир, а вы знаете, что мы с вами не сделали?

- Что?

В один голос спросили девочки.

- Мы не выработали стратегию, как будем рассказывать своим родственникам о случившемся.

Повернувшись к Валентине, Катя спросила:

- В смысле?

Валентина объяснила им, возбуждённо говоря:

- Ну, вы же не будешь рассказывать мамам, что над вами несколько дней издевались в этом притоне. Какая мама это выдержит или мой муж, например? Зачем им вообще об этом знать!

Задумчиво глядя куда-то вдаль, Ирина произнесла:

- Да уж, конечно, такое рассказывать нельзя!

Катя, поглядывая на подруг, сказала:

- Точно Валь, давайте, что-нибудь придумаем!

Слушая возбуждённую Катю, Ирина, не переставая смотреть куда-то вдаль сказала:

- Мы придумаем, а они от кого-нибудь всё узнают.

Катя глядя с сочувствием на Ирину, спокойно спросила:

- Слушай, Валь! Ты как специалист объясни. Смогут у нас на родине узнать подробности о случившемся?

Валентина села на кровати, поджав ноги и ответила:

- Теоретически нет!

Девушки смотрели на неё внимательно. Катя уточнила, спросив:

- А практически?

- А практически может быть всё что угодно! Например, журналисты пронюхают. От этого никто не застрахован.

Ирина, с досадой глубоко вздыхая, легла на подушку и сказала:

- Ну и какой тогда смысл, что-то выдумывать!?

Валентина не унималась, пытаясь их убедить, говорила:

- Нет, вы не правы! Если всё откроется, мы можем объяснить, что не хотели родным наносить душевную травму. А если всё-таки ничего не откроется, то будет жить наша версия.

Ирина опять села на кровати и чуть не плача сказала:

- И как я объясню свои шрамы на руках, не говоря уже о дырах на заднице?

Валентина посмотрев на Ирину, сказала:

- Скажешь, что изрезалась о камни, когда падала с вертолёта. Никто и не догадается, что тебя порезали. Самое важное, что нам нужно скрыть, так это то, что мы были в притоне.

Катя резко поднялась и сказала:

- Я знаю, мы скажем, что нас держали, как пленниц в каком-нибудь подвале!

Задумавшись, девушки долго сидели молча.

68

- Значит так!

Удобно устроившись на подушке Валентина начала строить версию:

- Попали мы к бандитам случайно, конечно. Я по тому варианту, как и было на самом деле. А вы? Ну, давайте так: не захотели ехать на переполненном автобусе, решили поехать на такси. Вы же не будете рассказывать мамам, что не поехали со всеми, а решили прокатиться с парнями, с которыми познакомились накануне, причём ночью в баре!?

Катя, соглашаясь, кивала головой. Валентина продолжала возбуждённо говорить:

- Дальше всё так, как и было. Нам брызнули какой-то гадости в лицо, мы отключились.

Девочки слушали Валентину очень внимательно, кивая головой, соглашались с ней.

- Дальше, мы очнулись в подвале, привязанные. Нас держали …

Валентина замолчала, задумавшись, и опять продолжила говорить:

- Ну, пусть будет реальное время. Кого сколько держали, столько и говорим. Иначе завремся и запутаемся, а всё остальное, начиная с вертолёта, как и было в действительности!

Посмотрев на Валентину с Ириной, Катя спросила:

- И как, мы объясним, зачем нас держали?

Ирина, взглянув на Валентину, сказала:

- Катя права! Держали, держали, а потом зачем-то взяли и выбросили на остров? Не вяжется как-то?

Валентина рассуждая вслух, медленно, нараспев, не глядя на девчонок, говорила:

- Мы могли с вами это узнать только в процессе следствия, а так, как из-за «тайны следствия», нам немного что рассказывали, то и узнали мы совсем немного.

Ирина, пожимая плечами, сказала:

- Как-то не убедительно!?

Катя, поддержав её, сказала:

- И всё-таки! Если мы не объясним и не расскажем всего, то они будут допытываться, потому что и в самом деле ничего не понятно. Представляю, как нас будет обо всё расспрашивать, особенно мама Иры! Валя, ты не представляешь, какая тётя Зоя! Знаешь, какая она дотошная, пока не восстановит всю картину происшествия, не отстанет от нас!

- Тогда такая версия. Мы попали в лапы работорговцев, как и было на самом деле. Нас планировали продать, но продавец отказался. Причину, мы ведь и на самом деле, можем не знать, так ведь?

Катя с Ирой кивнули головой, соглашаясь с подругой. А Валентина с азартом продолжала:

- Тут хоть, что можно думать! Или не договорились по цене, или мы не понравились или не подошли. Ну, мало ли, что!? Но мы стали не нужны. Можно даже сказать, что нам повезло, что нас не продали в рабство, иначе нам было бы не выбраться. А так, нас продержали на привязи в подвале и за ненадобностью выбросили на необитаемый остров.

- И, почему бы в таком случае, нас просто не отпустить?

Удивленно глядя на подругу Ирина произнесла:

- Ты, что, Кать?

Валентина соглашаясь, продолжила говорить:

- Нас отпускают! И куда мы прямым ходом идём?

Катя, поняв, что имеет, в виду Валентина, ответила:

- В полицию!

Валентина уже сидела на кровати, спустив ноги на пол, и продолжала возбуждённо говорить:

- Правильно! А это им совершенно не нужно.

Но Катя не унималась и опять спросила:

- Тогда, почему бы нас просто не убить?

- Кать, а ты думаешь так просто убить человека! Нужно столько провернуть дел для этого!

Девчонки не перебивая, внимательно слушали Валентину, она говорила:

- Убить, скрыть все улики, потом куда-то деть трупы.

- Так же выкинуть на остров!

Валентина, шла к завершению своей версии и закончила Катину фразу, сказав:

- Вот! Скинуть на остров. Но? Зачем тогда убивать? Мы и так погибнем. С их стороны расчёт был верным. Если бы мы не выжили с вами, то и Ганну некому было бы вытащить, а полька до берега не добралась. Я думаю, они видели, как она погибла. Так что, всю их грязную работу сделали акулы. Ведь выбросили они нас именно на тот берег, около которого самое большое скопление акул. Нам ведь в посольстве потом сказали об этом! Они на это и рассчитывали с каждой из нас.

Ирина, улыбаясь, сказала:

- Да! Только откуда они могли знать, что мы с вами такие живучие!?

Катя встала с кровати и подошла к окну, глядя на улицу, сказала:

- И, что на острове у священной горы есть статуя Будды и туда приплывают монахи.

Валентина закончила:

- Они рассчитывали на нашу гибель, по всем расчетам мы должны были погибнуть, а судьба распорядилась так, что мы с вами выжили, а они подохли!

Девочки довольные построенной версией опять легли по своим кроватям.

69

Долго не разговаривая, углубившись в свои мысли, девушки лежали молча. Думая, в первую очередь, о долгожданной встрече с родными. Немного успокоившись, от накатившего вдруг волнения, Катя тихо спросила:

- Завтра улетим в Россию и всё. Мы, что больше никогда не увидимся? И почему моя мама живёт в Москве? Ничего не понимаю!?

Валентина поняла, что Катя имела в виду именно её, потому что Ирина улетит домой к родителям, а что с ней будет она и сама не знает и предложила, сказав:

- Слушайте девчонки, а вы переезжайте в Москву, навсегда!

Валентине настолько понравилась эта идея, что она опять возбуждённо села на кровати и громко сказала:

- Точно! Что вам делать в вашем городке!? У вас же родители всё равно ни там!? Катина мама уже в Москве, а Ирины родители в деревне. Ты же Ир, всё равно там не останешься в деревне, поедешь работать в этот ваш Снежинск!? Катюха с мамой в Москве, я тоже там живу, и ты перебирайся к нам.

Катя, выслушав её сказала:

- Я вообще не знаю, как мама оказалась в Москве. Может быть, она там просто в гостях у подруги!? Дождётся меня, и вместе поедем домой.

- Да в любом случае, переезжайте жить в Москву!

- Валь, ты такая интересная! А кому мы в Москве нужны, две провинциалки.

- Вы мне нужны! Вы думаете, так просто, завтра сказать друг другу до свидания и разъехаться!

Катя, зашмыгав носом, печально произнесла:

- Валь, ты не думай, мы тоже очень переживаем. За это время мы стали как сёстры. Только, что сделаешь, это жизнь?

Все замолчали. Ирина вдруг засмеялась:

- Три сестры. А вы помните как по Чехову в «Вишнёвом саде» звали сестёр: Ольга, Маша и Ира младшая. А я ведь младше Кати, надо же какое совпадение!

Опять замолчали думая каждая о своём. Девочки вспоминали родителей, а Валентина думала о дочке. Уже выросла, наверное, большая, красивая стала. Как она её встретит, не забыла ли?

Опять сев на кровати она, чтобы привлечь к себе внимание подруг, громко сказала:

- Я знаю, что вам делать!

Катя с Ириной тоже сели на кроватях, свесив ноги и глядя на неё с интересом, спросили:

- Что?

Но вместо ответа она задала им вопрос:

- Работы у вас сейчас нет!?

Валентина поймала вопросительный взгляд Ирины и объяснила:

- Нет, потому что вас уволили за прогулы! Вы же не вышли на работу после отпуска. Так!?

- Точно, слушай, Кать, я об этом и не подумала!

- Вот и я об этом говорю! Работы нет, и квартиры у вас тоже нет! Хозяйка её давно сдала другим жильцам.

Поняв, что Валентина права, расстроившись, Ирина произнесла:

- А наши вещи?

Валентина, не обратив внимания на вопрос, продолжала говорить:

- Получается, что у вас нет ни работы, ни жилья! Ну, съездите вы сейчас к родителям в деревню, погостите неделю, другую. А дальше, что?

- Что?

- На работу устраиваться нужно, квартиру новую искать нужно!? Всё с нуля нужно начинать!

Катя, поняв всю правоту сказанных слов, печально сказала:

- Слушай Ир, а ведь Валя права! У нас с тобой ничего не осталось. Сейчас всё заново начинать и как, мне совсем непонятно!? Я пока не увижу маму и не узнаю, что к чему, вообще не знаю что делать? Может быть, она всё-таки в отпуске в Москве у тёти Оли, а если переехала и теперь живёт там, как сказали в консульстве, тогда где баба Аня?

Валентина не давая им расслабиться, громко, как будто подводя черту, сказала:

- А я вам, что говорю! Вам начинать придется всё заново! Так, зачем там же? Почему бы ни в Москве?

Катя с Ириной, молча смотрели на неё. Только сейчас поняв, что у них ничего не осталось от прошлой жизни, от жизни до поездки за границу. Девушки сидели в полной растерянности.

70

Валентина видя их растерянность и совершенное непонимание своих дальнейших действий, сказала:

- Я что предлагаю…

Девчонки заинтересованно смотрели на возбуждённую подругу. Она продолжала говорить:

- Вы едете к родителям, а мы с мужем и моими родителями ищем вам место работы по вашему образованию. Если получится то с общежитием, если нет, то снимете квартиру.

- Валь, ты, чё? Какие цены в Москве, на что мы снимать будем?

- А какие заработки? Вы об этом не подумали?

Катя мечтательно произнесла:

- А может быть Валя и права. Я соскучилась уже по работе, с удовольствием уже что-нибудь похимичила.

Ирина посмотрела на Катю и решительно сказала:

- Девчонки, а я не хочу больше химией заниматься!

Удивлённо глядя на подругу Катя спросила:

- Как? А чем?

- Валь, а есть в Москве школа милиции?

- Есть, конечно, а тебе зачем?

- Валя, понимаешь, после того, что с нами произошло, я больше не хочу работать с колбочками, со скляночками, с реактивами. Я хочу, ловит таких же гадов, как Артур с Тимуром.

Девушки молча смотрели на Ирину, понимая, что всё то, что случилось с ними, полностью меняет их жизни, их судьбы. Всё происходит именно так, как сказал монах!

Катя посмотрела на подругу и укоризненно произнесла:

- Ир, ты что, почти четыре года и всё на ветер!?

Валентина заинтересованно посмотрела на девчонок и, кивая головой, сказала:

- Кать, а ты знаешь, здесь что-то есть, в этом есть какое-то зерно!?

Она обвела подруг взглядом и радостно сказала:

- Я думаю, что ваше образование как раз вам и поможет!

Одновременно, Катя с Ириной, удивлённо спросили:

- Как?

- Вы пойдёте учиться в Московский университет внутренних дел. Вы можете стать отличными криминалистами. Там есть «Экспертно - криминалистический факультет».

- И что?

- Там один из основных предметов – химия!

Ирина возбуждённо, чуть ли не прыгая на кровати, сказала:

- Точно! Кать смотри, как всё хорошо получается!

Катя посмотрела на подругу и, улыбнувшись, подумала:

- «Не изменилась, такая же заводная! Не сломал её остров. Жизнь возвращается!»

А вслух спокойно сказала:

- Подожди Ир, не суетись, всё ни так просто!

Посмотрев на Валентину, Катя спросила:

- Валь, туда же, наверное, конкурс большой?

- Всё равно, нужно попробовать? В крайнем случае, подготовитесь, ещё до поступления уйма времени. Главное, что при университете есть отличное общежитие!

Все замолчали. Валентина с Ириной смотрели на Катю, зная, что окончательное решение за ней. Ирина ерзала на кровати, а Катя сидела и молчала. Немного поразмыслив, отойдя к окну, она вернулась на свою кровать, спокойно села и, посмотрев на подруг, сказала:

- Значит, так!

После многозначительно произнесённой фразы, Ирина замерла в ожидании, а Катя продолжила говорить:

- Поступаем на работу, чтобы были деньги, на что снимать квартиру. Параллельно усиленно готовимся к экзаменам. Потом, если поступаем, то учимся. Только Ир, ты понимаешь, что родителям опять придётся нам помогать!?

- Понимаю, вот это только и волнует меня. А остальное всё здорово! Представляешь Кать, мы сможем ловить таких же гадов!

Валентина засмеялась и радостно сказала:

- Ловить и уничтожать! Ир, тебе с твоей горячностью, нужно будет учиться, не только ловить, но и не убивать преступников, доводить их до суда, а не отдавать на съедение термитов.

Девочки засмеялись и, опустившись на свои кровати, лежали и мечтали, думая о своём будущем. Улыбаясь чему-то Валентина произнесла:

- Молодцы вы Кать, Ир. Спасибо вам девчонки!

- За что, Валь?

- За то, что вы такие! За то, что вы есть. Если бы не вы я, наверное, не выжила на этом острове одна. С вами вместе мы справились, всё преодолели и всё смогли! И дальше по жизни будем идти вместе, помогая, и поддерживая друг друга. Я счастлива, что сейчас у меня есть две верные и надежные сестры.

Катя с Ириной встали и, перейдя на кровать к Валентине, сели рядом с ней. Девушки обнялись и тихо заплакали. Валентина вытерла слёзы и, шмыгнув носом, сказала:

- Теперь у нас с вами всё будет хорошо! Плохо больше не будет, никогда! Вы выучитесь, будете работать, выйдите замуж, родите детей. Я тоже рожу ещё ребёнка, обязательно! Мы все вместе будем собираться за одним столом в праздники, дети наши будут дружить. У нас будет одна большая семья! А летом мы все вместе будем ездить к вашим родителям в гости. Будем там ловить рыбу, и запекать её в костре.

Валентина замолчала. Они перестали плакать, но так и сидели, обнявшись глядя в окно. В их молодых головках были одинаковые мысли. Они одинаково думали о том, что с ними произошло и о том, что всё закончилось и впереди целая жизнь! Там за окном медленно всходило солнце, зарождался новый день. Девушки сидели молча и улыбались. Улыбались новому дню, новой жизни, радовались и были счастливы. Они просто ждали завтра!

71

Время Надиных волнений и ожиданий закончилось! К возвращению дочери она уже немного успокоилась и вошла в нормальный ритм. Полностью обустроилась в своём новом доме и начала работать. В стоматологическую клинику не пошла, решила больше времени посвятить сыну Дмитрия.

Всё свободное время Надя проводила с Володей, хотя Дмитрий не раз говорил ей, что нужно больше отдыхать и заниматься собой. Он как мог, отвлекал её, пытаясь как-то развлечь. Не раз приглашал её куда-нибудь съездить, развеяться, но она наотрез отказывалась и всё время проводила дома. Если Надя не занималась с Володей, и у неё было свободное время, то она с особым удовольствием работала в саду. Она полола и поливала многочисленные клумбы с цветами, косила траву, подрезала кустарники и делала всё с большим удовольствием! Только поздно вечером, когда нечем было заняться, она сидела на дальней скамеечке в саду, в тени декоративного винограда и, глядя на звёздное небо, думала о дочери:

- «Доченька, родная моя как я счастлива, что ты жива! Ты возвращаешься ко мне. Я знала, я чувствовала, что ты жива и бьёшься, чтобы вернуться домой. За то время что тебя не было рядом, я четко осознала, что ты - это вся моя жизнь, что без тебя в ней не остаётся ничего! Я всегда любила тебя, но сейчас просто каждой клеточкой своего тела чувствую, что дышу только тобою. Доченька, родная моя, я безумно люблю тебя и никто мне больше не нужен! Только бы ты была рядом, и у тебя всё было хорошо! Как я хочу, чтобы у тебя всё было хорошо, и ты была счастлива! Мне больше ничего не нужно в жизни, только жить и чувствовать что у тебя тихая, спокойная жизнь, а я уж рядышком незаметно буду жить и наслаждаться твоим счастьем!»

Надю вызывали в Москву, чтобы сообщить подробности о дате прилёта девушек. Они с Ольгой съездили, в надежде узнать хоть какие-то подробности о Кате с Ириной. Им вкратце рассказали, что произошло с девушками, дали телефон и адрес родителей Валентины и поздравили со счастливым завершением этой страшной истории.

Вечером после возвращения, от перенесённого волнения за день, Наде совсем не хотелось спать. И сидя за столом, далеко за полночь, она решила написать письмо в деревню, родителям Иры. Ей так хотелось выговориться и одновременно выразить в нём их общую радость и конец всем ожиданиям, что она не удержалась. Долго не раздумывая взяла лист бумаги и начала писать Зое и Славе, маме с папой Ирины, письмо.

«Здравствуйте мои дорогие!

Вы уже знаете о том, что наши девочки живы и возвращаются домой! Какое счастье! Какая радость! Наконец-то закончились рвущие душу ожидания, и скоро наши доченьки будут дома, будут с нами!

Хочу сообщить вам, что я сейчас живу и работаю в Москве. У меня всё хорошо! Мы с Катей уже не вернёмся в деревню. Будем, конечно, иногда приезжать к сестре в гости, да чтобы сходить на могилки к своим родным. А пока, хочу тебя попросить, Зоя, наши рядом с твоей мамой лежат так, что пригляди за моими, а я приеду, рассчитаюсь с тобой.

Девочек я встречу в аэропорту. Хотела, чтобы Иришка хоть денёк побыла у нас, но не получилось. Ей уже купили билет и отправят сразу же, практически с самолёта на самолёт, домой к вам.

Я буду с подругой Ольгой, ты наверняка её помнишь, она приезжала ко мне в гости один раз. Ездили мы с ней в Министерство иностранных дел. С большим трудом, но смогли хоть что-то узнать. Долго нас не принимали, никак мы не могли попасть ни к кому на приём, но когда поняли, о ком мы говорим, сразу же пригласили в кабинет. Рассказали нам всё, что знали сами на этот момент. Может, что и скрыли, откуда теперь узнаешь!

Наших девочек оказывается всё это время, искали. Поиски не прекращались, ни на один день! И всё это благодаря тому, что точно также как и они, пропала ещё одна девушка - Валентина. Она постарше наших девчонок будет. Работает она и её муж в Московской прокуратуре, а отец её, вообще какая-то большая военная шишка. Вот с их помощью и продолжались поиски, они не дали их остановить, подключили даже «Интерпол»! Ольга созвонилась с ними, хотим встретиться, вдруг они ещё что-то знают, хоть какие-то подробности.

Слушайте, что я узнала:

Наших девочек и эту Валентину по дороге в аэропорт украли для продажи в рабство. Но по какой-то причине их не продали и как ненужный товар выбросили в океан на необитаемый остров. В надежде, что они погибнут, но они выжили. Наши девочки, преодолели всё и выжили!

Там, на этом острове, они всё это время и прожили, пока не приехал туда буддийский монах. Вот с ним они и вернулись. Сейчас живут в Российском посольстве. Пока идёт следствие, их не отпускают. Но у них всё хорошо!

Я спросила, как они чувствуют себя, мне сказали, что совершенно нормально. Никаких травм, руки, ноги на месте, они совершенно здоровы!

Сказали не беспокоиться больше, их никуда без охраны не выпустят. И в Москву они приедут в сопровождении кого-то. Я уже писала, что Ирина сразу же полетит домой, ей в аэропорту вручат билет и отправят к вам.

Вот такие у меня новости, увижусь с родителями Валентины, сразу же напишу, даже если ничего не будет нового.

Сколько слёз, мы с тобой Зойка, выплакали за этот год? Сколько страшных думок передумали? Какую только ужасную смертушку наших девочек не представляли себе? Господи, наконец-то всему этому конец!

Бедные наши девочки, как они смогли выжить в джунглях, страшно представить! Мы с Ольгой смотрели по компьютеру те места, где они жили. Я смотрела и плакала! Смотреть-то страшно, ни то, что жить! Там змеи, крокодилы, всякие ядовитые пауки размером с ладошку и всякой пакости, огромное количество, а в океане акулы! Я смотрю и плачу, а Ольга мне знаешь, что говорит: «Ты, Надька, дура, что ревёшь? Ты гордиться должна, что вырастила такую дочь! Три девчонки, одни в джунглях и выжили, сумели добыть себе пищу, защититься от всего этого кошмара, а главное ничем не заболеть!»

Вот я и подумала, хорошо, что ты Славка, с дедом, таскали с собой на рыбалку Ирину с малолетства, думаю, им это там пригодилось.

На этом заканчиваю писать. До свидания, Надя!»

72

Ольга созвонилась с родителями Валентины, и они с Надей поехали к ним в гости. Дверь открыл высокий, пожилой, полностью седой мужчина в лёгком костюме. В нём, в его движениях, взглядах, чувствовалась большая должность. Он посмотрел на женщин, поздоровался и пропустил в квартиру.

Подруги вошли в просторную прихожую, и остановились в ожидании, пока хозяин закроет дверь. Из высокой, почти до самого потолка двери, вышла не высокого роста женщина в переднике, с аккуратно уложенными волосами. Она вышла и, увидев стоящих в коридоре женщин спросила:

- Надя?

Надя, увидев её заплаканные глаза, не смогла сдержать слёз. Женщины протянули друг другу руки и разрыдались обнявшись. Кто как ни две матери понимают чувства друг друга без всяких слов.

Хозяин дома подошёл, слегка похлопывая жену по спине, сказал:

- Машенька, хватит! Не нужно больше плакать, у нас радость в доме. Маша, ты же обещала!

- Да, да! Наденька и вправду, нам радоваться нужно, а мы всё плачем и плачем. Проходите девочки, проходите!

Они вошли в большую гостиную с накрытым в центре комнаты столом и хозяин произнёс:

- Разрешите представиться, я Григорий Иванович, отец Валюши, а это её мама.

Хозяйка прервала его и, представившись сама, сказала:

- Девочки, меня просто Машей зовите, мы теперь с вами одна семья. Наши дети нас с вами соединили и теперь мы всегда будем вместе!

Григорий Иванович виновато посмотрел на них и сказал:

- Да, девочки, Машенька права! Меня тоже Гришей зовите, мы ж теперь одна большая семья!

За, пытающуюся успокоится подругу, ответила Ольга:

- Вы поняли, что это Надя, а я её подруга Ольга.

Григорий после того, как все представились, пригласил женщин к столу, сказав:

- Дамы, прошу к столу! Проходите, присаживайтесь.

Женщины расселись на предложенные им стулья. Садясь, Григорий спросил:

- Кто что будет пить, есть вино, коньяк или может быть водочки?

Надя осторожно, виновато глядя на хозяев спросила:

- А можно сначала про девочек?

Хозяйка, кивая головой, посмотрела на мужа и сказала:

- Гриша, что же мы? Конечно, сначала расскажи.

Он оглядел их, поставил бутылку коньяка на место и начал говорить:

- Кроме того, что вы уже знаете. Девчонок наших, как ненужный товар выкинули из вертолёта в воду, рядом с островом.

Надя от волнения сжимала под столом себе пальцы, сильно, больно, чтобы чувствуя физическую боль, не чувствовать боль сердечную. Григорий продолжал рассказывать:

- Выбросили всех в разное время. Наша Валюша, была первой, она какое-то время была совсем одна на острове! Потом была Катя, последней Ирина. Были ещё две девушку, но они погибли!

Он вздохнул, посмотрел на напряжённо сидящих женщин и продолжал говорить:

- Но наши девочки смогли совсем справиться и выжить! Здесь нет Ириных родителей, поэтому скажу прямо, что её выбросили почти без сознания, чуть живую. Ей досталось больше всех! Она была сильно избита, девчонки её долго выхаживали. Но, слава Богу, они и с этим справились! Одолели всё, что свалилось на их ещё совсем молоденькие, не опытные хрупкие плечи. Как подумаю, так страшно становиться, как, чем они там её лечили, не представляю!? Мне мужику страшно, а они ещё совсем девчонки!

Он замолчал ненадолго, но виновато посмотрев на женщин произнёс:

- Может быть, я всё-таки налью?

И не дожидаясь ответа, налил себе полную рюмку коньяка и спросил у напряженно сидящих женщин:

- Кому коньяк?

Хозяйка, тихонько шмыгая носом произнесла:

- Гриша, что ты спрашиваешь? Наливай всем!

Он молча разлил коньяк, поднял рюмку, приглашая всех выпить. Никто из женщин не прореагировал на его приглашение, и он больше не произнося ни слова, залпом опрокинул рюмку. Маша с Ольгой пригубили чуть-чуть, а Надя не пила, она не смогла разорвать свои сомкнутые руки, так и продолжала сидеть в ожидании дальнейшего рассказа. Григорий не закусывая продолжал:

- Их бы в любом случаи нашли, только вопрос времени. Когда? На этом острове, на наше счастье, была святая гора и статуя Будды, и туда приезжали иногда, очень редко, но приезжали, монахи. Нам повезло, что монах приехал не через три года! Этот год для нас оказался удачным, потому что монахи там были за год второй раз, это говорят, очень редко бывает! Если бы Валентина попала туда на три дня раньше, то она вернулась бы сразу. В то время, там как раз был монах!

Он замолчал и молча, никого не приглашая, налил себе и выпил опять. Хозяйка, вздохнув, посмотрела на него и, повернувшись к Наде, сказала:

- Знаете, девочки, мне Валюша сказала, что ей остров подарил не только жизнь, но и двух сестёр! Так, что мы с тобой Надюша, теперь одна семья и будет у меня теперь не одна дочка, а целых три!

Надя, все-таки не смогла сдержать слёз и расплакалась, вытирая глаза сказала:

- А мне Катя не звонила!? Я телеграмму получила из консульства.

- Наденька, они тебя не сразу нашли из-за переезда. Все эти подробности Гриша узнал в конторе.

И закончив говорить, она глазами показала на потолок, объясняя этим в какой конторе он узнал такие подробности. Григорий Иванович, добавляя им коньяк, одобряюще сказал:

- Не волнуйтесь, для нас и для наших девочек всё закончилось. Закончились эти мучительные ожидания и поиски, и осталось ждать нам совсем немного, всего одну неделю!

Надя, кивая головой, поглядывала на хозяев. Все понимали, что слезам и горю пришёл конец, но от мыслей о том, что девушкам пришлось пережить, невозможно было оставаться спокойным и без слёз думать об этом.

73

Григорий Иванович, подняв очередную рюмку и пытаясь подбодрить женщин улыбаясь, произнёс:

- Давайте, наконец-то, мои милые мамочки, успокоимся и выпьем. За наших дочек! Они у нас такие молодцы!

В этот раз все выпили наполненные рюмки. Григорий оглядел пустые рюмки и радостно произнёс:

- Молодцы! Сейчас ещё налью.

Ольга засмеялась и сказала:

- Мы так напьёмся и до дому не доедем!

Хозяин улыбнувшись, ответил:

- Ничего страшного! Мы с Машенькой найдём, где вас уложить спать!

Мария Никифоровна, предлагая гостьям салат спросила:

- Надя, а папа Катин, где он?

- У неё нет папы, я одна её растила. А вот любимая бабушка умерла через месяц после того, как Катя пропала. Не выдержала она такого стресса! Всегда была здоровой, ничем не болела, а тут целый месяц промаялась с сердцем и всё-таки не выдержала. Так что мы с Катюшей совсем одни остались!

Мария Никифоровна, качая головой с сочувствием и жалостью произнесла:

- Ой, ужас какой! Ведь и мой Гриша тоже с инфарктом попал тогда в больницу, еле выкарабкался. А Валерина мама, свекровь Валюши, она ведь тоже умерла! Сколько горя принесла эта, казалось бы, простая поездка за границу в наши семьи!

Григорий Иванович видя, что женщины опять чуть не расплакались, сказал:

- Машенька, не нужно говорить о грустном, всё позади! Теперь мы их дождёмся, встретим и будем жить дальше!

Надя не могла ни есть, ни пить и, продолжая рассуждать, говорила:

- Я всё равно не могу понять, почему, за что их выбросили на остров? И, что с ними произошло там?

Мария Никифоровна с мужем переглянулись. Ольга, заметив это, спросила, обращаясь к ним:

- Есть что-то, что вы не хотите говорить?

Надя встревоженно смотрела на них и, видя их растерянность после Ольгиных слов, произнесла дрожащим голосом:

- Вот и я чувствую, что вы чего-то не договариваете!?

Но хозяева, переглядываясь, продолжали молчать. Ольга не отставала от них и с не меньшим волнением, чем подруга, говорила:

- Я вам как медик говорю, что Наде, если есть что-то, о чём вы молчите, лучше знать заранее и подготовиться, чем получить очередной удар.

Надя, с глазами полными слёз, дрожащим голосом, с трудом проговаривая слова, произнесла:

- Не молчите! Говорите! Что с моей девочкой?

Мария Никифоровна испугавшись быстро встала, подошла и, обняв её, сказала:

- Нет, нет, Надюша! Не расстраивайся! С ней в физическом смысле слова всё нормально! Просто девочки перенесли такой стресс!

Надя, вцепившись в Машину руку, прохрипела:

- У неё, что помутился рассудок?

Григорий Иванович, испугавшись за Надю, быстро ответил:

- Нет, что вы? Они здоровее всех нас с вами!

- Что? Что тогда?

Мария Никифоровна, гладя плачущую Надю по голове, обратившись к мужу, сказала:

- Гриша, говори уж! Она мать, женщина, поймет дочь!

Он, понимая, что в любом случае Надя это узнает и в самом деле лучше переболеть заранее, глубоко вздохнув, сказал:

- Ладно, в самом деле, лучше всё знать, чем потом при девочках переживать это. Только отнеситесь спокойно ко всему, что я скажу, помните, что чтобы с нашими девочками не произошло, они смогли найти в себе силы, чтобы жить дальше, а мы и тем более сможем всё выдержать!

Надя уже не могла ничего отвечать. Она смотрела на него не моргающими глазами, а по лицу крупными горошинами, катились слёзы. Он встал и, сжав руками спинку стула, произнёс:

- Наши девочки после того, как их украли, попали в бордель. Над ними там издевались, особенно больше всех досталось Ирине!

- О, Боже!

Надя закрыла лицо руками и из глаз по ним потекли слёзы не прерывающимся потоком. Мария Никифоровна согнувшись, отошла и села на свой стул. Она тихо заплакала, держа рукой рот, закрывая его, чтобы не вырвалось рыдание. Казалось, что она держит себя, чтобы не закричать. Ольга обняла подругу, прижимая к себе, посмотрела на Григория Ивановича и, пересиливая подкатившие к горлу слёзы, выдавила из себя:

- Дальше!?

Григорий Иванович, не желая рассказывать подробностей, которые он не рассказал ни жене, ни зятю, коротко произнёс:

- Их жестоко избили и выбросили на остров в наказание, за непокорность!

Надя подняла заплаканные глаза на Григория и произнесла с такой болью, с таким страданием:

- Бедные девочки, что им пришлось пережить!? Катюша, бедная моя доченька!

Не сдержавшись, залились слезами все женщины. Мария Никифоровна, с трудом пытаясь успокоиться и сдерживая своё рыдание, проговорила:

- Надя, давай не будем плакать! Нам нужно держаться, ведь всё уже позади! Главное, что они живы и возвращаются домой!

Надя, кивая головой, пыталась успокоиться. Григорий Иванович посмотрел на плачущих женщин и спросил:

- Что, может быть, не будем больше?

Надя даже вздрогнула и твёрдо сказала:

- Нет! Мы не будем плакать! Говорите! Всё рассказывайте!

Григорий молча смотрел на измученных женщин, на матерей, которые целый год рвали свои сердца от неведения, что с их детьми и от того что, не могли им помочь и защитить их. А сейчас рыдают от страха, узнав, что произошло с их дочерями и что им пришлось пережить!

74

Женщины замерев, смотрели на Григория. Он, понимая, что сообщит страшные для матери новости, со вздохом произнёс:

- Мои дорогие, как не трудно мне это сообщать, но уж если говорить, то говорить нужно всё!

Надя замерла, глядя на него стеклянными глазами. Он, прогнав желваки по щекам, сказал:

- Надюша, этих издевательств были последствия!

Надя, услышав это, чуть не потеряла сознание. Ольга, одной рукой вытирала свои слёзы, другой рукой сжимала трясущуюся Надю. Григорий, собравшись с силами сказал:

- Катя забеременела!

Надя со страхом и ужасом смотрела на него. Не моргая и с остановившимся дыханием, ждала. Григорий продолжал:

- Были преждевременные роды. Не знаю к радости или к горю, но ребёнок родился мёртвым!

Надя, качая головой, согнувшись, с жалостью простонала:

- О! Бедная моя девочка! Что она пережила, как ей было трудно!

Мария Никифоровна, вытирая заплаканное лицо, пытаясь улыбнуться, всхлипывая, сказала:

- Не переживай, Надя, главное она жива! И будут у неё ещё дети, а даст Бог и до внуков доживёт! Как Господь распорядился, так и случилось. Если он его забрал сразу же, значит, так тому нужно было быть! Ни в нашей это власти.

Надя с трудом проговорила:

- Его?

Григорий ответил:

- Да, Надя, это был мальчик. Мне очень тяжело всё это говорить тебе, но Ольга права, лучше заранее переболеть, переосмыслить всё. Так тебе будет легче, потом говорить с дочерью.

Надя плакала, уткнувшись в Ольгино плечо. Григорий сухо сказал:

- Пойду на кухню, покурю!

Надя, не переставая плакать, понемногу затихала. Ольга, прижимая подругу к себе, спросила у Марии Никифоровны:

- А кто же роды принимал? Как они с этим справились?

- Моя Валечка! Она же рожала, у неё дочка – Женечка, сейчас уже пять лет. Кому ж ещё!? Она сама рожала, хотя бы видела и знает, как это происходит.

Ольга восхищённо произнесла:

- Ох, девчонки! Какие же они всё-таки молодцы! Всё преодолели, через всё прошли!

Мария Никифоровна, немного успокоившись, уже не плача и поглядывая на Надю, сказала:

- Да, Оля, я все эти дни не перестаю думать об этом, и каждый раз восторгаюсь их мужеством. Какие же они у нас умницы! Это потому что они были вместе и поддерживали друг друга.

Ольга улыбнувшись, сказала:

- Маша, твоя дочка - Валечка, называет девочек сёстрами. Это уже говорит о многом, о том, как они сроднились и сблизились за это время! Значит они всегда, всё делали вместе.

Надя подняла глаза на Мария Никифоровну и произнесла:

- Машенька, спасибо тебе за дочь!

Опять заплакав, Мария произнесла:

- Надя, а мне-то, за что?

- Как за что? Она же помогала моей Катеньке! Если бы не она, как они справились одни с Ириной?

- Я думаю, что всё, что произошло с ними, теперь сильно изменит не только их, но и нашу с вами жизнь!

Ольга увидев, что Надя немного начала успокаиваться, убрала свою руку с её плеча. Надя, вздохнув, сказала:

- У меня она уже изменилась, полностью, а теперь и дочка будет здесь жить со мной. Больше никуда не отпущу!

Мария, улыбнувшись, сказала:

- Ой, Надюша! Это только первое время! Поверь мне, пройдёт совсем немного времени и всё наладится, и ты успокоишься, у них всё забудется, и всё будет идти своим обычным чередом. Всё встанет на круги свои. Они и спрашивать нас с вами не будут, куда им ехать, зачем!?

- Да, Маша, ты права! Всё постепенно забудется, и заживём мы нормальной жизнью.

- Девочки, «давайте теперь дружить домами!»

- «Встречное предложение – давайте дружить семьями!»

Женщины засмеялись. Мария Никифоровна глядя на успокоившуюся Надю, сказала:

- Через неделю вот встретим девочек, давайте устроим большой праздник! Где-нибудь загородом, с шашлыками, с шарами и фейерверками.

- Я не возражаю, лишь бы скорее обнять дочку!

- Обнимешь, Надя, обнимешь обязательно! Осталось ждать совсем немного.

Григорий Иванович вернулся и, подходя к столу улыбаясь, спросил:

- Чему смеялись, дорогие дамы?

Обводя взглядом улыбающихся женщин, подумал:

- «Странные существа, женщины! То рыдают, нет удержу, то тут же смеются!»

- А ты Гриша не спрашивай, наливай всем. Давайте выпьем за наших девочек, за их сильные, мужские характеры! Хороших мы детей вырастили и воспитали!

Надя, возвращаясь домой, попросила Ольгу не ездить сегодня к ней. Она хотела побыть одна! Говорить и слушать чьё-то сочувствие, сегодня после всего, что она узнала, не было сил. Вернувшись, домой, Надя без сил опустилась на диван. Долго сидела, закрыв глаза, с болью думая о том, что пришлось пережить и испытать её дочери, совсем ещё молоденькой девчонке!

Наплакавшись вдоволь, она встала, и с трудом передвигаясь по комнате, подошла к столу. Надя обещала написать Зое письмо. С большим трудом пересиливая себя, начала писать обо всём, что им рассказал Григорий. Ещё раз, всё переживая и испытывая страх и боль за девочек.

Она не стала писать о том, что случилось с Катей, зачем? Достаточно и тех новостей, которые она описывала про их дочь - Ирину.

Надя заканчивала письмо, залитое слезами так, что лист стал корявым от накапанных на него слёз, словами:

«Зоя, подружка моя дорогая, сама решай, говорить Славе или нет обо всём, что я написала. Но помни, что наши девочки пережили столько унижения, перенесли столько боли и душевной, и физической, что мы не должны… Нет! Мы не то что не должны, мы просто не имеем права их в чём-то упрекать!

Сейчас наша задача сделать всё, чтобы они как можно быстрее забыли этот кошмар и начали жить нормальной жизнью! Мы должны окружить их заботой и любовью, чтобы помочь им начать жить заново, а главное ни в чём не упрекать и ни в коем случае не напоминать им о тех страшных днях, которые так ранили их ещё совсем ничего не познавшие тела и души.

Дай, Бог, чтобы они смогли после всего этого полюбить и сумели испытать настоящее женское счастье!

В аэропорту встречу их, Ирочку поцелую от тебя. Из аэропорта она тебе позвонит, жди у телефона. Телеграммой сообщу дату и время прилёта. Ждите! До свидания, Надя!»
75

После бессонной ночи, в аэропорт поехали все вместе, ещё задолго до прилёта самолёта. Казалось, что к встрече подготовились! Обговорили всё и решили, что ничего спрашивать у девочек не будут, только то, что они сами захотят рассказать, а в аэропорту будут держаться и не устраивать прилюдно всемирного потопа!

Не разговаривая, молча все стояли у стеклянного окна и наблюдали, как взлетают и садятся самолёты на взлётную полосу. Не моргая смотрели и думали каждый о своём!

Объявили прибытие их самолёта. Они спешно, как будто боясь опоздать, кинулись к названному выходу. Стояли, напряжённо вглядываясь в выходящих людей.

Первой их увидела Женечка! Она сидела на папиных плечах и, увидев Валентину, громко закричала:

- Мама! Мамочка моя!

Державшие себя в руках женщины разрыдались, забыв обо всех предварительных подготовках и договорённостях. Казалась, что нет той силы, которая смогла бы сейчас остановить их! Девушки, расталкивая впередиидущих, ничего не понимающих пассажиров, бежали по длинному проходу вперёд. Валентина так быстро бежала, что даже Катя с Ириной за ней не успевали. Выбежав, они просто кинулись во встречающих их родных! Стояли, обнявшись и целуясь, плача и причитая, вздрагивая от слёз и рыданий.

Пассажиры смотрели на них удивлённо, не понимая общей истерии. Постепенно вокруг них уже образовалась кольцо от любопытных, с непониманием смотревших на них людей. Ничего не видя и не замечая вокруг, плакали и женщины, и мужчины. Только одна Женечка радостно прыгала и громко говорила, дёргая всех за руки:

- Баба, деда не плачьте! Ну что вы! Папа, мама же приехала!

К ним подошли два охранника, но сопровождающий девочек мужчина, показал документы и остановил их решительный порыв остановить всё это. Откуда-то появились репортёры и начали их снимать. Сопровождающий потянул Валентину за рукав и тихо сказал:

- Валентина Григорьевна, на вас слишком повышено внимание окружающих. Вы попадёте в «Новости». Давай, давайте успокаивайтесь и остальных успокойте. Попытайтесь держать себя в руках!

Валентина услышав его, подняла голову и увидела толпящихся вокруг них людей. Подёргав Катю и Иру за руки, она показала им на любопытных зрителей. Девочки, вытирая мокрые лица, успокаивались и успокаивали родных.

Сопровождающий их мужчина подошёл к Ирине и сказал:

- Ирина Вячеславовна, нам пора! Уже идёт регистрация на ваш рейс.

Она оторвалась от Нади, целующей и её и Катю поочереди, и со вздохом сказала:

- Да, да я иду! Ну, что девочки, пока, что ли!?

Валентина подошла к ней и сказала:

- Ты, что! Мы пойдём тебя провожать!

Девочки в сопровождении родственников, все вместе пошли в зал регистрации, провожать Ирину. Надя шла рядом с дочкой, держа её под руку и целуя в плечо. Она, улыбаясь, поглядывала на дочь, но слёзы текли сами собой. Катя повернулась к ней и тихо спросила:

- Мам, а бабуля как? Где она? Почему мы не летим домой?

- Потом, Катюша, всё потом!

После регистрации на рейс, девушки обнявшись, прощались, что-то без остановки говоря. Они долго стояли втроём, прижавшись друг к другу, а родители смотрели на взволнованных подруг, понимая их чувства.

Родные стояли в стороне, не мешая им, молча ждали. Надя тихо плакала, прижавшись к Ольге. Григорий Иванович уже успокоившийся, стоял, поглядывая на всех и обняв жену, прижимал её к себе. Радостно и весело продолжала прыгать Женечка, постоянно пытаясь вырвать руку у папы и побежать к маме.

Попрощавшись и поцеловавшись с подругами Ирина, громко обращаясь ко всем встречающим их, сказала:

- Всем до свидания!

Помахав рукой, ушла по длинному коридору. Ирина шла на свой самолёт, она улетала к своим родителям, домой!

Девочки, проводив её, вернулись к родным. Сопровождающий их мужчина подошёл и произнёс на прощание:

- Всё! На этом моя миссия окончена. Девушки вы все доставлены к месту проживания и переданы родным. Удачи вам! Живите счастливо и радостно, как будто родились во второй раз! До свидания!

Он пожал руки мужчинам, откланялся и ушёл. Григорий Иванович, на правах старшего, из всех присутствующих, сказал:

- Всё! Всех проводили, теперь поехали по домам.

Не спеша, пошли из здания аэропорта на парковку.

76

На стоянке у аэропорта Надю с Олей ждал Дмитрий. Он не пошёл с ними встречать Катю, не хотел мешать встречи матери с дочерью. И посмотрев на подходящих к машине женщин, на их заплаканные лица, подумал:

- «Бедные вы мои! Как же вам тяжело!»

Валентина, с семьёй проходя мимо машины Дмитрия, остановились попрощаться. Дмитрий, одновременно обращаясь ко всем, громко произнёс:

- Завтра, как и договорились, все к нам!

Григорий Иванович, радостно пожимая ему руку, ответил за всех:

- Да, завтра в двенадцать. До свидания!

Пока родные прощались между собой, девушки стояли, прижавшись, друг к другу. Катя со вздохом, тихо сказала:

- Валь, как я сегодняшнюю ночь проведу без тебя, без Ирки? Не представляю!

- Катюха, привыкай! Главное, что мы навсегда останемся вместе! Как и говорили, будем, часто видеться, созваниваться. Ну, всё иди тебя ждёт мама!

Они, чмокнув друг друга, разошлись по своим машинам. Дмитрий открыл Кате заднюю дверь. Сидящая на сидении мама, улыбаясь, сказала:

- Садись доченька! Поедем в наш новый дом. Он у нас хоть и временный, но очень хороший!

Дмитрий, услышав слова Нади, подумал:

- «Как знать, как знать! А может быть он не будет для вас временным, а может быть, вы в нём поселитесь навсегда! Как бы я этого хотел!»

Он вздохнул, улыбнулся сам себе и нажал на газ. Машина тронулась. Проезжая мимо Ольгиного дома, она остановила Дмитрия, громко сказав:

- Надь, Кать! Я к себе домой, не хочу вам сегодня мешать, а завтра приеду. Всем пока!

Ольга вышла из машины, помахав всем рукой. Немного отъехав, Дмитрий, поглядывая в зеркало сказал:

- Катя, я Дмитрий Васильевич! Друг и хороший знакомый вашей мамы и Ольги.

Катя не понимая, о чём он говорит, вопросительно посмотрела на маму. Он, заметив это, улыбнулся и ответил:

- Нет, нет, Катенька! Вы не о том подумали! Ваша мама живёт и работает у меня, и мы очень дружим и с ней, и с её подругой Ольгой.

Надя прижалась к руке Кати и с благодарностью улыбнулась Дмитрию, видя его в зеркале. Он, поняв её улыбку, продолжил говорить:

- Думаю, что и с вами мы тоже подружимся. Я заметил, что вы совсем без вещей!? Завтра утром могу свозить вас в магазин, и вы купите для себя всё необходимое.

Надя, не переставая улыбаться, и взволновано отворачиваясь к окну, чтобы незаметно смахнуть слезу, ответила:

- Нет, не нужно, спасибо! Мы с Ольгой уже купили всё необходимое.

И обратившись к Кате добавила:

- Твои вещи, мы с Зоей забрали с вашей съёмной квартиры. Я их все сберегла. Так, что раздетой не останешься. А, там дальше посмотрим, если что-то будет нужно, то купим, правда, доченька!

- Да, мамочка!

Надя, виновато взглянув на дочь, сказала:

- А вот компьютер твой хозяйка не отдала!

Катя поцеловала маму в висок и ласково сказала:

- Ничего, заработаем на новый компьютер!

Приехав, Надя увела Катю в свой дом. Закрыв дверь, они сели на диван, глядя друг на друга.
77

Долго сидели, молча держась за руки. Надя чувствуя, что сейчас опять расплачется, сказала:

- Катюш, ты сейчас иди в душ, а я разогрею обед. Потом будем говорить.

Тяжело вздохнула и добавила:

- Многое нам нужно рассказать друг другу!

Катя, сбросив лёгкие босоножки, обошла комнаты и, вернувшись, удивлённо спросила:

- Мам, а где, бабушка? Она, что в деревне одна осталась?

Надя села на стул, так и не дойдя до кухни, скрестив на коленях руки. Катя, почувствовав неладное, замерла, напряжённо спросив:

- Мам, говори, что?

Надя понимая, что сделает дочери больно, с опаской произнесла:

- Катюш, ты только не пугайся! Бабушка наша умерла! Уже почти год, как схоронила я её.

Катя стояла молча, опустив глаза в пол. Надя, напугалась, увидев окаменевшую дочь. Катя, почувствовав, что мама испуганно смотрит на неё, подняла глаза и ответила:

- Мама, ты не удивляйся, но я это уже знала, уже давно переболела.

- Как знала, откуда?

- Не знаю, но в один момент, бабушка стала приходить ко мне во сне. Она со мной разговаривала, учила, подбадривала, заставляла делать всё для того чтобы выжить. Она очень помогала мне! Тогда я и поняла, что она умерла. Не удивляйся, но мне от того, что она приходила ко мне во сне, было легче. Она как будто всегда была рядом со мной!

Надя, закусив до боли губу, чтобы попытаться сдержаться и не заплакать, спросила:

- Катюш, а как она помогала? Чем?

- Она заставляла меня вспоминать ту или иную ситуацию из нашей жизни, то, как мы с ней ходили в лес, как плавали на лодке. Я сначала не могла понять, а потом, когда связала всё, тогда и разобралась, что она так помогает мне! Тогда я и поняла, что она умерла. Я часто сидела глядя на звёздное небо, разговаривая с ней, задавая разные вопросы, а ночью во сне она мне отвечала на них.

Надя слушала дочь и тихо плакала, не в силах больше сдерживаться. Катя подошла к ней, обняла её голову и, прижав к себе, сказала:

- Мама не плачь, я очень благодарна ей. И не думай, что я очерствела, нет! Я там, по бабушке и по дедушке столько слёз выплакала, ты не представляешь!? Иногда сяду у статуи Будды и разговариваю глядя на неё, как будто с бабушкой и дедушкой общаюсь. Я часто ходила к этой статуи, днём, когда девчонки спали. Они даже не знали об этом, это был наш с бабушкой секрет! Это мне очень помогало и от мысли, что они рядом со мной, мне всегда становилось легче. Как будто откуда-то опять появлялись силы! Я радостная возвращалась и дальше продолжала делать всё, чтобы выжить. Мы знали, что вернёмся домой, только не знали когда!?

Катя гладила маму по голове и, улыбаясь, вдыхала воздух дома и семьи, воздух покоя. Надя подняла на неё глаза и спросила:

- Доченька, ты мне расскажешь, как вы там жили? Ведь джунгли, всё-таки!

- Ой, мама! Было бы желание выжить, а приспособиться, как выяснилось, можно везде! Нам повезло, что с нами была Валентина. Я не знаю как, каким чутьём она чувствовала и понимала какая травка от чего. Там ведь совсем другая растительность, с нашей природой, ничего общего. Поэтому, если бы я и знала весь наш травник наизусть, то там это не помогло бы совсем. А она понюхает, пожуёт и скажет от чего эту траву можно использовать. Мы с Иркой только эвкалипт узнали, благодаря ему мы ни разу не простудились и не заболели. За всё время пока мы там жили, мы вообще ни разу не болели и всё это благодаря Валентине! Ну ладно, мам, я в душ.

- Да, конечно, доченька! Там я тебе халат и тапочки приготовила. А в твоей комнате одежда в шкафу.

Катя ушла в душ, а Надя, как только закрылась дверь за дочерью, так и не вставая со стула, закрыла лицо руками и заплакала, тихо, так чтобы дочка не услышала. Плакала и думала:

- «Мамочка, милая! Ты ушла, чтобы спасти нашу Катеньку. А я и не поняла почему, и врачи удивлялись – от чего так скоропалительно!? Спасибо тебе, мамочка, родная! Теперь Катя дома со мной и я позабочусь о ней, не беспокойся! Спи спокойно!»

Надя вытерла руками глаза и заставила себя успокоиться. Ещё раз проговорив, что всё закончилось и теперь всё будет хорошо, она встала со стула. Пройдя на кухню, умылась холодной водой и начала разогревать обед, чтобы накормить дочь домашней пищей. Она приготовила сегодня именно то, что всегда любила Катя!
78

Катя вышла из душа с полотенцем на голове, в голубом халате. Взглянув на накрытый стол, спросила:

- Мама, можно я так пообедаю. Не хочется вылезать из мягкого халата. Так отвыкла от такой одежды, что хочется немного понежиться.

- Конечно! Мы ж одни и у себя дома. Садись кушать.

- А ты?

- Я посижу, посмотрю на тебя! Есть не хочется.

- А я соскучилась по такой пище!

- А чем вы питались? Не голодали?

- Нет, что ты!? Мясо конечно трудно было добывать. Но я вспомнила, как дедушка водил меня на охоту, на зайцев и учил делать силки. Мы с помощью их ловили птиц. Ирка как была с детства рыбачкой, так этим и промышляла. Рыбы у нас было вдоволь! Уху варили, жарили на вертеле и в листьях в костре запекали. Даже солили, а потом вялили.

- А где ж соль-то брали?

- Мам, мы ж с Иркой химики! Из морской воды выпаривали.

- Ты, кушай, кушай! Мне посоветовали не жареную пищу сделать для тебя, чтобы не было нагрузки на печень. Вы же отвыкли, да и завтра шашлыки будут жаренные.

Катя, проглатывая кусочек отварной говядины, спросила:

- Да, кстати! Мам, я хотела спросить у тебя: вы, когда все вместе скооперировались с Валеными родителями, как?

- А нам с тётей Олей, когда вызывали чтобы сообщить о вас, дали телефон её родителей. Мы созвонились с ними, потом встретились и все вместе решили устроить общий праздник. А Дмитрий, узнав об этом, предложил у него, то есть здесь. Сын у него парализованный, в кресле уже пять лет, за это время праздников у них не было ни разу, вот он и обрадовался, что есть такая возможность.

Катя, слушая маму, почувствовала спутанность в её объяснении и, не понимая почему, спросила:

- Мам, а этот Дмитрий, вообще кто? Почему ты у него живёшь и работаешь?

- Он лечил сына в пансионате в Крыму, где работает Марина, тётка твоя, дочка дяди Саши. Помнишь?

- Да, помню!

- Я там жила.

- Ты-то как там оказалась?

- Я там жила и работала!

Катя удивлённо посмотрела на маму. Надя немного виновато улыбнулась и ответила:

- Не удивляйся, доченька! Я после смерти бабушки, когда осталась совсем одна, не смогла жить в деревне. Продала дом и уехала к своей сестре Марине, в Крым. Она меня устроила с работой и с жильём в их пансионате. Там мы с Дмитрием Васильевичем и познакомились. Тётя Оля, после полученной телеграммы о том, что ты возвращаешься, вытащила меня в Москву. А Дмитрий Васильевич, узнав об этом, предложил мне работу и жилье с пропиской у него. Вот я и согласилась, и не жалею нисколько. Посмотри как тут хорошо! Я занимаюсь с его сыном, он пошёл на поправку и нельзя останавливаться. У меня зарплата хорошая и жильё смотри, какое удобное, а главное совсем отдельное. Пока меня всё устраивает, а там дальше, когда выздоровеет сын Дмитрия Васильевича, будет видно! Может быть, мы себе квартиру купим в городе и переедем туда!? В общем посмотрим.

Катя, улыбнувшись, сказала:

- Понятно, а то я грешным делом подумала, что ты замуж вышла!

Надя, покраснев, в испуге ответила улыбающейся дочери:

- Бог с тобой! Ты, что, Катюш? Мне ничего не нужно для себя. Буду жить теперь рядом с тобой, и ждать внуков.

Надя, сказала и спохватилась. Нельзя было напоминать дочери, о пережитом. Замерев, замолчала, осторожно следя за ней. Катя глядя на тарелку, перестав жевать, замолчала. Надя взволнованно сказала:

- Катенька, может быть еще, подложить?

- Нет, мама, спасибо, я наелась!

- Я купила твои любимые пирожные.

- Я попозже их попробую. Можно я пойду в свою комнату прилягу. Помылась, поела, и в сон потянуло, хочется отдохнуть.

- Да, конечно! Иди, отдохни.

Вдогонку уходящей дочери Надя сказала:

-Твоя комната справа!

Катя не доев ушла. Надя проводила её взглядом и когда за ней закрылась дверь, сильно шлёпнула себя по губам. Немного посидев, на цыпочках подошла к двери дочери и прислушалась. За дверью не было слышно ни звука. Она постояла немного и, успокоившись, ушла на кухню. Тихо, чтобы не стучат, убрала посуду, и сев в гостиной на диван замерла, прислушиваясь к каждому звуку.

А в комнате, за дверью, Катя, уткнувшись в подушку, чтобы не услышала мама, плакала, думая о своём умершем сыне. Так, вся в слезах, незаметно для себя и уснула.
79

На следующий день, утром, Катя встала рано, мама ещё спала. Надев спортивный костюм, она вышла на террасу. Ещё было тихо, все спали, только листья на деревьях шелестели и кое-где, просыпаясь, пели птицы. Она прошла по террасе, огляделась и остановилась, любуясь большой клумбой у входа. Стояла, задумавшись и вдруг вздрогнула, от раздавшегося за её спиной голоса. Она резко повернулась и увидела сидящего в инвалидном кресле красивого парня. Он смотрел на неё чёрными, немного с прищуром глазами. Тёмные волосы были тщательно причёсаны за уши, но их кончики, не желая лежать ровно, закручивались красивыми колечками. Он подъехал ближе и, поняв, что девушка не расслышала его, повторил:

- Доброе утро!

Катя заинтересованно глядя на него, ответила:

- Здравствуйте!

- Извините, я вас напугал! Я не знал, что в это время, здесь кто-то гуляет. Вы, наверное, Катя - дочка Надежды Анатольевны?

- А вы, наверное, сын Дмитрия Васильевича?

- Да, меня зовут Владимир!

Катя в ответ только кивнула головой. Они стояли молча, любуясь садом. Володя, понимая, что она восхищается изобилием цветов, тихо произнёс:

- Это ещё от мамы осталось. Она очень любила цветы, а папа молодец, сохранил всё!

- Да, очень красиво! Как на картине.

- Катя, а вы, почему так рано встали? Отсыпались бы, отдыхали с дороги!

- Я привыкла рано вставать!

- Как вам спалось на родине, можно сказать дома?

- Хорошо, спасибо! Тихо у вас тут ни леса, ни птиц не слышно.

- А там, где вы жили, на том острове, наверное, страшно было? Нам, как тётя Оля рассказала, мы долго в шоке были. Я весь интернет излазил всё, что можно было узнать об этом крае, смотрел.

- Интересно, мне потом покажите! А-то у меня пока компьютера нет.

- Какие ваши годы! Всё у вас ещё будет!

- У меня был ноутбук, он остался на квартире, которую мы снимали с подругой ещё до этой поездки. Его хозяйка не отдала маме, оставила в счет оплаты. А посмотреть и сравнить с реальностью будет интересно!

- Катя, а вы мне расскажите о своей жизни на острове?

- Вам интересно?

- Очень! Вы даже не представляете, как! Особенно после того, что я увидел в интернете!

- Надеюсь, вы маме не показывали!?

- Она просила поискать что-нибудь и показать ей. Мы с папой подобрали для неё информацию, сформировали папочку без хищников и всяких страшилок. Но они уже с тётей Олей сами полазили. Так что она уже сама всё нашла и посмотрела, поэтому для неё это уже не неожиданный сюрприз.

- А на том острова, где мы жили, хищников почти не было.

- Но были же! Расскажите, хоть что-нибудь!? Я, сгораю от любопытства! Ведь у вас, наверняка, хоть раз, да была встреча с хищником!?

- Да было дело! Особенно нас доставала одна пантера.

Катя, расскажите, пожалуйста!

- Если интересно, слушайте! Пантера зачастила к нам ходить по утрам. Джунгли очень рано просыпаются. Чуть солнце встало и началось скакание, рычание, крики птиц. Они почему-то по утрам не поют, а орут, как будто их поймали за лапы. Мы очень рано просыпались от этого шума, но долго не выходили, ждали, пока всё утихнет. Вот в один из дней и заметили вокруг хижины следы, подкараулили и увидели, что это пантера.

- И, что вы делали?

- Ну, убить мы её, конечно, не могли, решили напугать. Как в «Маугли», красным цветком.

- Огнём!?

- Да! Для этого пришлось пожертвовать пойманным голубем.

Володя слушал затаив дыхание, широко открыв глаза, боясь вздохнуть, чтобы не перебить рассказ Кати. Она спокойно продолжала:

- Мы привязали его на крышу хижины. И когда пантера залезла за ним, мы подпалили ей лапы изнутри. Она, зарычав, завизжала и кинулась в джунгли. На нашу радость, больше не приходила.

- Но вы же могли спалить хижину!

- Мы её с вечера залили всю водой, так, чтобы она промокла насквозь, и так воду приготовили. Не исключали такой вариант.

- Всё рано, очень опасно!

- А, что делать? Её нужно было как-то отвадить ходить к нам!

- Вы смелые девчонки!

Из-за угла дома послышались шаги и взволнованный голос Надежды Анатольевны:

- Катя, Катенька!

- Мама, я здесь!

Надя почти бегом, в наспех накинутом халате бежала к дочери со словами:

- Катя, я тебя потеряла! Как увидела, что пастель пуста, чуть не умерла со страху!

Катя обняла маму и ласково сказала:

- Ну, что ты мамочка, я от тебя больше никуда не уеду!

Володя тихо отъехал в сторону, чтобы не мешать им, а они постояли немного, обнявшись, и ушли к себе. Он провожал их взглядом и думал:

- «Как тяжело было Катиной маме, она ведь даже не знала, живали дочь! Где-то в чужой стране, если пропала то, что с ней произошло? Если погибла то как, насколько страшно и больно она умирала. Бедная Надежда Анатольевна!»

Он вздохнул и, вспомнив свою маму, подумал:

- «Бедная моя мамочка, ты погибла, но спасла меня. Если бы я остался сидеть и не полез за водой, то тоже погиб вместе с тобой. Ты, не понимая тогда, спасла меня! А ведь я не хотел лезть за водой, вредничал. Ах, мамы, мамы, как трудно и тяжело вам с нами, но больше вас, нас всё равно никто не любит!»

80

На следующий день, к двенадцати часам приехали сначала Ольга, а немного позже вся семья Валентины. Увидев подругу, Катя быстро, радостно пошла ей навстречу. Девушки обнялись и отошли в сторону. Это заметили все, но никто не стал им мешать.

Дмитрий пригласил гостей на террасу к почти накрытому, большому столу. Женщины с пакетами отправились на кухню, а мужчины начали разводить мангал. Маленькая Женечка подсела к Володе и по-взрослому начала с ним вести беседу:

- А, что ты сидишь и не идёшь помогать? Ты, что ленивый?

Володя весело усмехнулся, глядя на девочку и совершенно спокойно ответил:

- Я не ленивый, просто, у меня ножки не работают!

Женя спрыгнула со стула, подошла и присела перед ним на корточки, трогая его ноги спросила:

- Почему они не работают?

- Меня большая машина стукнула.

- Почему?

- А я дорогу переходил в неположенном месте.

Женя, сведя брови, удивлённо спросила:

- Не по зебре!?

- Нет!

Она встала и, грозя ему пальцем, сердито сказала:

- Тебя, что в садике не учили правилам дорожного движения!?

- Учили, только я не послушался!

Катя с Валей стояли в стороне и, слушая их, улыбались, разговаривая между собой.

- Какая большая у тебя дочка!

- Да, за год так выросла! Такая умница стала.

- А ты боялась, что она тебя забудет!

- Ой, Кать, у меня такое впечатление, что мы и не расставались. Она нисколечко меня не забыла! Представляешь, вчера вечером, попросила почитать ту книжку, которую мы читали до моего отъезда, последний раз!

Они постояли немного, наблюдая, как Женя играет с Володей. Катя, вздохнув, произнесла:

- Как там Ирка? Я уже соскучилась!

- Не переживай, мы же договорились, что она приедет к нам. Завтра папа узнает про подготовительные курсы для вас, и отобьём ей телеграмму. Моим наша идея очень понравилась!

- Я думаю сама съездить в институт и всё узнать, про вступительные экзамены, про сроки подачи документов. Ты знаешь Валь, а ведь я маме даже ничего не сказала. Мы вообще можно сказать ни о чём не разговаривали кроме бабушки, моих вещей и компьютера. А ты знаешь, бабушка ведь и в самом деле умерла!

- Значит, ты была права, когда увидев её во сне так решила!

- Да, получается так!

- А почему ты маме не рассказала про институт?

- Знаешь, я вчера, как услышала от мамы про внука, так и не смогла больше ни о чём говорить.

- Ты, Катюш, давай настраивайся на новую жизнь! Прекращай хандрить!

Дмитрий громко спросил, обращаясь издалека к хлопочущим у стола женщинам:

- Хозяюшки! Шашлыки готовы! Когда нести?

За всех ответила Ольга:

- У нас всё готово! Девочки, Вова давайте к столу!

Дружно все расселись за длинным дубовым столом. Григорий Иванович поднял рюмку с первым тостом и произнёс:

- Друзья! Сегодняшняя наша встреча, произошла благодаря нашим девочкам Валюше и Катюше! Ещё недавно мы с вами были совсем незнакомы, а сегодня мы одна большая семья, объединённая одним счастьем. И, кажется, что роднее и ближе нет людей на свете! Но я предлагаю выпить за самое главное событие для всех нас! За возвращение наших девочек! За то, что они смогли выжить и вернуться к нам! За вас наши родные, за ваше мужество, смелость и желание вернуться домой!

Мария Никифоровна с Надей украдкой, пряча глаза, смахивали слёзы. Подняв бокалы с вином, и выпив немного, расслабились. Мужчины разлили в пустые рюмки и бокала спиртное, а Валентина подождав немного, встала и, подняв свой бокал, произнесла:

- Я хочу сказать!

Все, замерев, в ожидании смотрели на неё. Валентина, поглядывая на Катю, очень спокойно сказала:

- Жалко, конечно, что сегодня Ирины нет с нами, но ничего, скоро она приедет, и мы всегда будем вместе! Ещё совсем недавно мы просыпались в своей хижине и лежали в ожидании, когда утихнуть джунгли, чтобы выйти из них. А сегодня мы проснулись в своих постелях и первыми кого мы увидели, это были наши родные и наши любимые, самые близкие люди. Живя там, мы радовались каждому новому дню, тому, что мы ещё живы и можем побороться за своё возвращение. Желание вернуться домой, увидеть вас, нам предавало силы. И в моменты, когда у кого-нибудь из нас уже казалось, не было ни сил, ни желания, мы вспоминали вас. Говорили о том, как вам плохо и тяжело сейчас, и это возвращало нас к жизни, к желанию бороться. Бороться за себя, ради вас! Спасибо, что вы вынесли всё это, и простите, что из-за нас вам пришлось так страдать! Я предлагаю выпить за вас наши родные, любимые!

Слёзы уже не пряча вытирали все женщины, Катя молча кивала головой, соглашаясь с каждым словом сказанным Валентиной. Она встала рядом с подругой и смотрела на свою маму. Валентина продолжала говорить:

- Мамочки! Наши родные, наши любимые мамочки! Простите нас за всё то горе и страдание, которые вы пережили из-за нас! Мы вас очень любим и не на минутку не забывали!

Катя, виновато улыбнувшись, сказала:

- Мамочка, прости! Я тебя очень люблю!

81

Все сидели молча, затаив дыхание. Мамы молча кивали головами, не в силах произнести хоть слово и плакали. Дмитрий, с Григорием Ивановичем успокаивая и подбадривая женщин, заставили их все-таки выпить. Но веселее не стало, никто не ел, все молча сидели глядя в свои тарелки. Григорий Иванович, окинув взглядом эту печальную компанию, громко сказал:

- Всё! Хватит разводить мокроту! Давайте веселиться! Сейчас у всех нас начнётся совсем другая жизнь и её нужно встретить с улыбкой, а не со слезами. Катя с Ирой поступят в институт, будут работать, и жить в Москве…

Он заметил удивлённый взгляд Надежды и, посмотрев на Катю, спросил:

- Катюш, а ты, что маме не сказала!?

Катя обняла маму и весело произнесла:

- Мамочка, прости, я просто не успела ещё, тебе ничего рассказать!

Григорий Иванович, оглядев всех, уверенно продолжил:

- Ну, тогда я расскажу всем присутствующим, кто ещё не знает. Ты не возражаешь, Катюша?

Катя в ответ, улыбнувшись, только покивала головой. Григорий Иванович, получив одобрение, продолжил говорить:

- Катя с Ирой имеют образование – они химики-экологи. Со своим дипломом решили поступать в институт МВД. Они хотят стать криминалистами!

Надя слушая, с удивлением поглядывала на дочь. Мария Никифоровна, улыбнувшись, сказала ей:

- Надя, девочки окончат институт, будут работать, и жить в Москве. Мы будем постоянно, видеться, мы теперь всегда будем вместе!

Надя обрадованно повернулась к дочери и сказала:

- Ой, как хорошо! Катюш, это так неожиданно! Я и не думала, что тебе это нравится!?

Катя, пожав плечами и поглядывая на Валентину, ответила:

- Мамочка, я и сама не знала, и никогда не думала об этом! Мы очень много узнали и услышали от Вали, про эту профессию, да и после всего того что произошло с нами, так решили с Ирой.

Валентина, радостно поддерживая подругу, сказала:

- Они будут учиться, а их образование им в этом очень поможет и во время учёбы, и позже в профессии. И ещё немаловажно, что при институте есть очень хорошее общежитие!

Надя удивилась и испуганно спросила:

- Катюш, почему общежитие?

- Мам, я ещё об этом не думала. Рано ещё об этом говорить, сначала нужно поступить, а потом уж всё остальное!

Надя запечалилась, Григорий Иванович, посмотрев на неё, опять проявил инициативу, сказав:

- Поднимайте бокалы, созрел тост! Давайте выпьем за то, чтобы девочки поступили в институт!

Постепенно напряжение за столом прошло полностью, у всех поднялось настроение. Разговаривали между собой весело, не принуждённо. Потом мужчины ушли на перекур, а женщины начали менять тарелки. Валентина с дочкой на руках села рядом с отъехавшим от стола Володей. Он сидел с ноутбуком на коленях и листал фотографии. Она взглянула на экран и громко позвала подругу:

- Катя, иди сюда! Вов, открой, пожалуйста, предыдущую страницу.

Катя быстро подошла, Валентина, возбуждённо показывая ей на экран, сказала:

- Катя, посмотри, прямо как на нашем острове. Вот смотри, водопад похож и природа та же!

Володя увидев, как девочкам интересно, улыбнувшись, сказал:

- Я составил целый альбом с найденными фотографиями.

Валентина подсела ближе и спросила:

- А там большой объём, а то очень хочется посмотреть!?

- А вы, Валентина, давайте мне вашу почту, я отправлю, дома посмотрите!

- Здорово! Пишите!

Валентина продиктовала свой электронный адрес и, удивившись, сказала:

- Не забыла! Само пришло на ум, как будто и не было годового перерыва.

Володя, набрав её почту, отправил фотографии и посмотрев на Катю, сказал:

- Катя, а вы, если хотите, возьмите на вечер мой компьютер, посмотрите!

- Да, спасибо! С удовольствием!

К ним подошёл Валера, муж Валентины. Услышав, о чём они говорят, засмеявшись, спросил:

- Что уже заскучали, по джунглям? Уж не хотите ли назад!?

Валентина улыбаясь, ответила:

- Нет, что ты! Назад, ни за что! А вот поглядеть и вспомнить интересно!

- Я бы тоже с удовольствием посмотрел. Хочется увидеть, где вам пришлось жить и с чем столкнуться, чтобы выжить!

Валентина взяв его под руку и заглядывая в глаза, весело сказала:

- Вечером дома и посмотрим!

Володя, почему-то глядя на Катю, с заботой произнёс:

- Только родителям не всё показывайте! Рассортируйте папки.

Валера, обеспокоенно посмотрев на него сказал:

- Володя, ты меня уже пугаешь!

И повернувшись к жене спросил:

- Что сильно страшно было!

- Сначала сильно, потом привыкли! Правда, Кать?

- Да! Для меня самым страшным было то, что Ирка была в таком состоянии. Я думала, мы её не выходим! Если бы не Валя!

Девушки не заметили, что все уже вернулись к столу и молча слушали их разговор. Валентина приобняв Катю, сказала:

- Да, брось ты Кать! Все мы там одинаково трудились, каждый вносил свой вклад.

- Всё-то, всё, но что касается лечения травами, то если бы ни ты!

Мария Никифоровна, услышав последние слова, повернулась к девушкам и удивлённо спросила:

- Как ты сказала Катюш, лечение травами?

Обернувшись к столу, Катя громко ответила:

- Да! Валентина все травы и деревья, почему-то знала. Знала от чего, от какой болезни они. Только благодаря этому мы ни разу, ничем вообще не заболели!

Валентина поймав на себе восхищённый взгляд мамы, ответила:

- Я не знаю, как это получалось!? Оно как-то само собой выходило!

Мама вместо неё продолжила не законченную фразу:

- Понюхаешь, пожуёшь и скажешь, что лечить этой травкой!

Катя возбуждённо ответила за подругу:

- Да, точно! Она именно так и делала!

- Мам, а ты откуда узнала?

- Так моя бабушка делала, баба Уля! Я, как ни пробовала в детстве, и потом позже, когда подросла, ничего не получалось!

И восхищённо посмотрев на всех, сказала:

- Надо же! Это, что получается, что к тебе её дар перешёл!?

- Мам, а ты мне никогда об этом не рассказывала!

- Да, как-то разговора не было.

Григорий Иванович, придвинулся к столу и, обращаясь к жене, сказал:

- А, ты, Машенька, сейчас расскажи, мы все послушаем. Я кстати, тоже мало что знаю, ты почему-то не любишь вспоминать своё детство!? А то, что твоя баба Уля лечила травами, вообще слышу впервые.

82

Немного помолчав, Мария Никифоровна начала рассказывать:

- «Моя бабушка жила в Белоруссии, в небольшой деревушке. Помимо дома в деревне, у них с дедушкой в лесу была пасека и небольшой хуторок, что-то вроде дачи. Мы, с семьёй, жили километрах в десяти от них, в районном центре.

Когда пришли немцы, а наши отступили, жить было очень трудно и страшно. Папа был у нас на большой партийной должности. И когда начались облавы, мама, напугавшись, отправила нас с сестрёнкой к бабушке.

Мне тогда было около семи, а сестрёнке два годика. Какая-то женщина довела нас до околицы и сказала:

- Машенька, мама сказала, что ты дорогу к бабушке помнишь! Вот и иди этой дорогой. Если услышишь голоса или шум машины, мотоцикла сразу же прячьтесь в лесу. Потом опять выходи на дорогу, чтобы не заблудиться и иди дальше. Будь осторожна, чтобы вас никто не заметил!

А я к тому времени уже нагляделась разного и в свои семь лет отлично понимала, что такое фашисты. Поцеловала нас эта женщина и пошла назад. Они с папой помогали партизанам, вот и боялись за нас с сестрёнкой!

Я с сестрой на руках пошла одна по лесу. До сих пор помню, как мне было страшно! Когда никого не было мы шли по дороге, если слышали шум, прятались в лесу. Я всё делала, как мне сказали, только бы нас не заметили. Ели хлеб и молоко, но они быстро закончились. Потом ко всему, мы всё-таки заблудились! Нести Аришку я больше не могла и вела за руку. Передвигались мы очень медленно, несколько дней плутали. Пили воду из луж, ели ягоды, но наконец-то вышли к деревне, где был дом бабушки.

Когда вошли в деревню я очень сильно испугалась! Вдоль улиц стояли одни сожжённые дома, да печные трубы вдоль дороги, как солдаты. Отыскала я бабушкин дом или вернее то, что от него осталось, стою, смотрю по сторонам, никого нет, что делать, куда идти, не знаю. Долго мы так и стояли, и сидели, Аришка, даже поспала на траве. Потом приковылял к нам старый дед на одной ноге с костылём и спрашивает:

- А, вы кто такие? Что вы здесь делаете?

Я, прижимая к себе Аришку, испугавшись, ответила:

- Мы к бабе Уле пришли!

- Да-к, вы её внучата? Полинины девочки?

Я покивала ему головой, он вытер рукавом лицо и сказал:

- Жива ваша бабка, жива! Собрала всех, кто остался в живых из деревни, и увела к себе на пасеку. Там теперь живут, от фрица проклятого прячутся. А деревню-то сожгли каратели! Всех и стариков, и деток малых, всех пожгли ироды треклятые.

Дед вытер слёзы рукавом и, махнув рукой в сторону, добавил:

- Иди вон той дорогой, дойдёте помалу до старой мельницы. Там, в кустах спрячьтесь и посидите, меня подождите. Если меня долго не будет то, как солнце начнёт садиться, так иди. Иди прямо на солнце не заплутаешь. Только осторожно, как услышишь чужого, хавайся в кусты. Поняла?

- Да спасибо, дедушка, я поняла. Я вспомнила, мы туда за мёдом ходили.

- Вот и ладно. Давайте, идите, а то неравен час, на немцев нарвётесь. Ну, идите, с Богом!

Мы и пошли. Деда этого мы не дождались, одни добирались. Его вообще больше никто не видел, не вернулся он! Куда делся так никто и не знает, а мы с Аришкой только к утру добрались до пасеки, устали, проголодались, сил совсем не было!

Сколько вспоминаю, всё диву даюсь, как семилетний ребёнок мог совершить такое!? Главное не только дойти самой, но и двух летнею сестру дотащить. И что удивительно, Аришка ни разу не заревела, как будто понимала, что нужно тихо идти. Как можно было это сделать, не понимаю!? Я ж тогда немного постарше Женечки нашей была. А маме, каково было!? Представляю, как ей было страшно отправлять двух малолетних детей одних через лес к бабушке. Она настолько боялась немцев и того чтобы мы к ним не попали, что лес не считала опасностью для нас!

Да-к вот! Мы пришли только к утру, на четвёртый день. Я еле дошла, Аришка не могла больше идти, падала, мне пришлось её на загривках, то есть на спине верхом, нести. Мы почти сутки ни пили, ни ели, как назло не было никакой воды. Вошли во двор, я посадила спящую Аришку на лавку, а сама пошла, искать бабушку.

Она вышла из стайки с ведром молока. Увидела, что я иду, издалека, не узнала и громко позвала:

- Девочка, не уходи, иди сюда! Иди я тебя молоком напою.

Аришка услышала голоса и заплакала. Бабушка, узнав её, взмахнула руками и заплакала. Я подошла к ней, она нас обнимает, плачет и по сторонам оглядывается, всё ищет кого-то. Она долго не могла понять, что мы одни! А мы с Аришкой припали к ведру с молоком, напиться не можем. Так мы и остались у неё жить.

Вот баба Уля и была знатной травницей. Лечила любую болезнь, любого могла на ноги поставить. Никаких тебе шептаний, заговоров, просто собирала травы, делала разные сборы и давала людям пить. Она меня учила, как различать травы, как понимать где коренья, где листья, а где цветочки нужно использовать. Я с её помощью ещё могла, что-то определить, а потом всё забыла. Не дано!»
83

Валентина, внимательно слушавшая рассказ матери, с изумлением спросила:

- Мама, а почему я никогда не знала такие подробности про тебя и про бабу Улю. Ты нам говорила, что сразу после войны она умерла, а ты попала в детский дом и всё! А как, на самом деле, было?

- «На самом деле, так и было! Смерть наших родителей её подкосила. После войны, мы долго ничего не знали о них. Не раз ездили в район, искали хоть кого-нибудь, чтобы разузнать про них. Но дом наш сожгли и куда разъехались соседи, мы никак не могли узнать. Долго не могли мы найти никого из знакомых. Потом, кто-то посоветовал, и бабушка пошла в Райисполком, там всё и узнала у районной власти.

В общем, ещё в сорок втором году наших папу и маму, как пособников партизанам расстреляли. Как узнала бабушка об этом, так и слегла, больше не встала, пролежала несколько месяцев и умерла. Во время войны столько людей на ноги подняла, а сама как будто сгорела с горя.

Она ведь, после того как сожгли их деревню, собрала всех кто выжил и поселила у себя на пасеке. В живых, правда, оставалось несколько старушек, пятеро ребятишек, да старик без ноги. В огородах прятались, когда каратели сгоняли всех в амбар. Потом ещё несколько человек прибилось к нам, пешими бежали от немцев. Она принимала всех, кормила, лечила, потом жили общиной. К концу войны набралось почти двадцать человек!

После её смерти мы ещё целый год продолжали жить в собранной бабушкой общине. Потом нас с Аришкой забрали в детский дом. Это почти через два года после войны. Мне тогда было тринадцать, а Аришке восемь. Через год она простудилась и умерла, уже в детском доме, а я осталась совсем одна.

Ни думала никогда и не вспоминала про бабушкины уроки, про травы, а видно талант её на генном уровне, как сейчас принято говорить, перешёл к тебе Валюша. Потому что, для меня до сих пор, какая от кашля, какая от зуба, тёмный лес. Напрасно старалась меня научить баба Уля этому! Но через меня видно дар перешёл к моей дочери, значит к её правнучке. Получается, что ни сказки, про наследственность! Есть что-то или кто-то, по чьей воле такие дары передаются потомкам. Вот такая у меня история!»

Григорий Иванович взял жену за руку, поцеловал и растроганно сказал:

- Машенька, я даже не предполагал, что у тебя в жизни такая тяжёлая история была. Почему ты нам ничего, никогда не рассказывала?

Он, обняв жену, обратился ко всем:

- Представляете! Мы знали только то, что она после гибели родителей после войны воспитывалась в детском доме. Я ведь часто спрашивал, а она отвечала, что нечего особо и вспоминать-то.

- Да, Гриша, это, правда! Мне и в самом деле как-то ничего не вспоминалось. А сегодня, как волной накрыло, так захотелось всё рассказать. Наверное, время пришло! Я рада, что у меня была такая бабушка и умела лечить людей! Я, тогда ещё ребёнком, совсем не понимала и не осознавала, что это когда-то сможет пригодиться кому-то!

Надя взяла Марию Никифоровну за руку и сказала:

- Значит, за помощь нашим девочкам мы должны сказать ещё спасибо и твоей бабе Уле!

Григорий Иванович встал и серьёзно произнёс:

- Друзья! Давайте помянем бабу Улю, Машиных родителей и всех тех, кто погиб от железных лап фашистов.

За столом молча все встали, Григорий Иванович немного подождал и добавил:

- Добрая память и нашим защитникам и всем безвинно убиенным женщинам, старикам и детям!
84

Узнав всё о поступлении в институт, Катя отправила телеграмму Ирине, чтобы она срочно выезжала. Иначе они не попадут в подготовительную группу с самым большим сроком подготовки. С мамой они решили, что Ира будет жить с ними, в одной комнате с Катей. До поступления в институт они будут жить все вместе, а после зачисления, если поступят, конечно, то будут жить в общежитии, а по выходным приезжать к Катиной маме в гости.

Надя сначала переживала, но потом, после того, как с ней серьёзно поговорила Ольга, она успокоилась. В самом деле, Катя взрослая, девушка, у них с Ириной могут быть свои интересы, своя молодая жизнь. В которой маме отведено определённое место, место помощи, поддержки, если нужно то сочувствия. Чего не нужно, так это участия, участия в жизни дочери, потому что она сама для себя должна найти то, что нужно ей, а мама должна понять и принять её выбор. Поняв это, Надя успокоилась и жила мечтами о счастье дочери.

У Нади, на протяжении всей недели, очень много работы, которую она взвалила на себя по доброй воле. Володе прописали помимо массажа и физкультуры на тренажёрах ещё грязи и уколы. Он начал двигать ногами и нельзя останавливаться на достигнутом, нужна дополнительная нагрузка и тренировка. Надежда на его выздоровление, росла с каждым днём! Надя с особым старанием работала, мечтая, что Володя встанет на ноги. Она поставила себе цель – вылечить его и только тогда пойти в клинику к Ольге.

Володя подарил Кате свой старый ноутбук, и она с ним теперь общалась не только днём, но и переписывалась по ночам, когда все спали. Володя с нескончаемым интересом всё спрашивал и спрашивал про жизнь на острове. Его интересовало всё – где жили девушки, чем питались, как развлекали себя в свободное время. Не переставая восхищаться их сообразительностью и способностью научиться всему необходимому.

Катя сначала одна, а потом, когда приехала Ирина, вдвоём, ему всё рассказывали. Ира даже сделала для него немного рисунков, конечно не высокохудожественных, но в школе по геометрии и рисованию у неё всегда были пятёрки. Сходство с реальной обстановкой было очевидно и увидев их, Валентина восхищённо воскликнула:

- Это же наша хижина и наше озеро! Ирка, как похоже! Я и не знала, что ты так хорошо рисуешь!

Когда, казалось, рассказывать было уже нечего, Володя спросил у девушек:

- А вы скучаете об острове?

Катя, немного задумавшись, ответила:

- Наверное, нет! А если честно, то ты нам ещё и заскучать о нём не дал ни одного денёчка, своими расспросами.

Но Володя не отставал от неё и продолжал спрашивать:

- Кать, а ты скажи честно, хотела бы туда попасть ещё раз!?

- Жить там, конечно нет, не хочу ни за что! А вот посмотреть на наши места согласилась бы.

И о чём-то задумавшись, опустила глаза и замолчала. Володя, наблюдая за ней, сидел тихо, ни о чём не спрашивая. Он понял, что то о чём она сейчас думает, не узнает, наверное, никто и никогда! А Катя думала о своём сыне, она очень часто его вспоминала, ругала себя за то, что так его не хотела и причиняла ему боль. Она вспоминала, как прыгала с деревьев, ударяла по животу, чтобы вызвать преждевременные роды. Вспомнила, как молилась у статуи, прося смерти ребёнку. И как сбылись эти страшные мольбы! Она даже не хотела тогда смотреть на него и была рада, что он мёртв! Какой он был маленький, какие у него были тоненькие пальчики, и голова свисала с Валеной руки. Тогда Ира и Валентина плакали от горя, а она плакала от радости! Как будто мстила своим обидчикам, плакала вместе с подругами, но радовалась. Как это всё, сейчас мучает её и сжигает изнутри! Если бы только можно было, рассказать кому-нибудь, чтобы помогли избавиться от этой пожирающей тебя муки!?

Катя вышла из оцепенения, когда к её плечу кто-то прикоснулся. Она вздрогнула и подняла глаза, это была мама. Володя так молча и сидел рядом, наблюдая за девушкой.

Катя подняла глаза, в них стояли слёзы. Мама вздохнула и, сделав вид, что не заметила ничего, позвала дочь:

- Катюш, пошли обедать!

- Да, мамочка, сейчас! Пошли!

Не входя в кухню, Катя прошла в комнату и села на диван. Надя, пройдя за ней, села рядом и сказала:

- Катюш, дочка! Тебя, что-то мучает, не даёт покоя, может, расскажешь!? Вместе подумаем, глядишь, чем-нибудь смогу помочь тебе!

Катя, тяжело вздохнув, сказала:

- Мама, милая, чем, ты можешь мне помочь!? Когда сердце разрывается от обиды и злости за себя!

- Ну, за что, родная моя, ты так себя мучаешь!?

Катя смотрела на доброе, любящее лицо мамы, которая так хотела ей хоть чем-то помочь, но ей было страшно признаться в том, что произошло с ней!
85

Надя глядела на дочь, понимая причину её переживаний и боли, и нежно улыбалась ей. Она сидела рядом и как в детстве вытирала Кате слёзы, приговаривая:

- Не плачь милая, не плачь! Всё проходит и тебе станет легче, только нужно немножко потерпеть!

- Мама, мне так тяжело!

- От чего милая, почему!?

- Мамочка, у меня был ребёнок, и я убила его!

Катя упала на колени матери и заплакала. Надя не мешала ей, понимая, что дочери нужно выплакаться, чтобы облегчить свои страдания.

Надя гладила дочь по голове, а из глаз текли тихие, молчаливые слёзы. Слёзы, которые не сжимают тебе горло, не перехватывают дыхание, слёзы, которые просто вытекают из глаз и леденят душу. Надя, понимая страдания дочери сказала:

- Что, ты дочка! Не говори так!

- Мама, я сделала всё, чтобы он не родился. Я так не хотела, чтобы он был кусочком какого-то гада! Я его так не хотела!

- Я понимаю, тебя моя девочка! Очень хорошо понимаю! Но ты не вини себя, если бы Богу было угодно, чтобы он жил, то никакие твои желания не помешали бы этому. Он бы выжил, несмотря ни на что!

Катя плакала на коленях у матери, а Надя продолжала гладить её по голове. Слёзы высохли, в глазах не было ни слезинки, только нескончаемая скорбь и печаль по умершему внуку!

Она перебирала волосы дочери и говорила:

- Тебе нужно сходить в Церковь. Расскажешь всё батюшке, исповедуешься, причастишься. Бог милосерден, он простит тебя, а вместе с ним и твой ребёнок простит тебя. Вот увидишь, на душе станет легче и к тебе вернётся покой.

Тяжело вздохнув, Надя добавила:

- Хорошо бы панихиду заказать по умершему младенцу.

Катя подняла на маму заплаканное лицо с красными глазами и сказала:

- Мама, я назвала его Виктором! Мы похоронили его, и Валентина сказала, что раз он под крестом лежит, значит крещённый!

- Хорошо, доченька, хорошо! Только ты больше не плачь, не рви себе сердце.

- Я схожу в церковь, обязательно схожу! Спасибо мама!

- Мне-то за что, милая!?

- За то, что поняла меня и не осудила!

- Да, Бог с тобой, девочка моя! Ты ж моё дитя, как я могу осудить тебя! Все твои радости и все твои слёзы, это мои радости и мои слёзы. Как я могу не понять тебя, а тем более осудить! Всё, что с тобой происходит в жизни, проходит через мою душу и моё сердце. Я люблю тебя и всегда приму всё, что ты сделаешь! Ты главное не терзай себя, не рви своё сердце! У нас ещё всё будет и всё будет только хорошее! Ты обязательно верь в это! Ты ещё молода и у тебя всё ещё впереди!

- Мама, я не рассказала тебе всё сразу, прости!

- Не береди себе душу, забудь, всё забудь!

- Хорошо, я постараюсь забыть!

- Ты думай о том, что тех, кто это сделал, накажут, если не людской, то уж Божий суд будет над ними, это точно!

- Мама, их уже наказали!

- Поймали!?

- Если бы поймали живыми, то посадили бы конечно, но их наказал кто-то по-своему. Как не жестоко это звучит, но нам с девчонками это наказание больше понравилось! Жалко, только мы не видели это своими глазами!

Надя насторожилась, увидев, как напряглась Катя, с каким гневом и ненавистью она это сказала. И взволновано произнесла:

- Катюш, дочка, ты не тревожься, успокойся!

- Мам, я спокойна, уже всё нормально! Всё прошло! Я стараюсь вообще, об этом не думать, не всегда, правда, получается, но я стараюсь. Мамочка, спасибо тебе, ты подарила мне надежду на то, что у нас ещё всё будет хорошо, ведь мы ещё молоды и у нас вся жизнь впереди!

86

С момента возвращения девушек, прошло три месяца. У Кати с Ириной уже закончился второй месяц обучения, на шестимесячных подготовительных курсах. Они всё свободное время, обложившись книжками, занимались. Им очень помогал Володя. Он, оказывается, окончил филологический институт и очень хорошо знал русский язык. Он подбирал в интернете тексты, от предыдущих вступительных экзаменов в разные институты и диктовал их девушкам. После написания они все вместе проверяли диктанты, исправляя ошибки. Он заставлял девушек самих вспоминать правила, исключения из правил и просто подбирать проверочные слова, на допущенные ими же ошибки.

В здоровье у Володи были большие успехи, он начинал вставать! Для него установили специальный тренажёр, на котором он начал заново учиться ходить. Дмитрий очень радовался успехам сына и не раз говорил, что Надя просто волшебница! А она в свободное время, когда не было Кати дома, сидела в интернете и выискивала новые способы тренировок и массажей, чтобы как можно шире проводить лечение. Об этом она рассказывала только своей подруге Ольге, которая помогала ей и во всём поддерживала.

Ольга очень часто приезжала к ним в гости и старалась проводить время в компании с Надей и Дмитрием. Молодёжь всегда были в сторонке, о чём-то постоянно секретничая втроём. Постепенно Ирина, начала, куда-то исчезать по вечерам, а Катя с Володей, вдвоём так и продолжали сидеть в дальнем углу террасы с ноутбуками на коленях. Они последнее время почти не расставались, все вечера до поздней ночи засиживались вдвоём. Катя уходила домой только тогда, когда Надя звала её спать.

Как-то в один из вечеров Надя с Дмитрием наблюдали за ними, сидя в саду, в тени под диким виноградом, на полюбившейся Наде скамеечке. Дмитрий каждый вечер находил её там с книгой в руках, она читала или просто сидела, наблюдая за дочерью. Дмитрий, проводив взглядом Катю сказал:

- Как хорошо, что Катя живёт у нас!

- Почему?

- Вы, Наденька обратите внимание на моего сына, как он изменился в последнее время. Он как будто ожил, эта дружба с Катей, делает чудеса! В его жизни это сейчас единственный и самый близкий друг!

- Дима, вы глубоко ошибаетесь! Между ними уже давно не дружба!

- А, что?

Он удивлённо, даже с испугом повернулся пристально глядя на Надю. Она положила свою руку на его напряжённые пальцы и, спокойно проговорила:

- У них любовь!

- Как любовь!? С чего вы взяли?

- Это видно невооружённым взглядом!

Дмитрий повернулся к дому и сидел, внимательно глядя на молодёжь.

- Но я ничего не вижу!

Улыбнувшись и искоса посмотрев на него, Надя сказала:

- А вы мужчины, вообще редко когда это замечаете!

Но Дмитрий, не понял её. Не переставая смотреть на сына, растеряно произнёс:

- Вы меня ошеломили этой новостью! Что теперь делать?

- Ничего!

- Как ничего!? Ведь это же беда!

- Почему беда!?

- Потому что он инвалид, а она молодая, красивая девушка!

- Дима, успокойтесь!

- Как я могу успокоиться! Нужно что-то делать с этим!

- Ничего не нужно делать! Совсем ничего. Вы меня слышите, Дмитрий! Совсем ничего не нужно делать! Главное не лезть в их отношения.

Почувствовав, что Дмитрий очень расстроился от этой новости, Надя настойчиво сказала:

- Дима, вы поймите, что любое вмешательство может ранить или обидеть их. Пусть они сами разберутся в своих чувствах и в своих отношениях. Я очень хорошо знаю свою дочь, Катя умная девочка и она отлично понимает всё что делает, а Володя у вас просто чудо!

Дмитрий растеряно посмотрел на неё и ответил:

- Спасибо, Наденька!

- Я, не приукрашивая говорю вам это! Посмотрите, как он усиленно старается встать на ноги. И поверьте, это не ради вас! Это ради Кати! Он любит её, но будет скрывать свои чувства пока не встанет. Он ко всему уже давно готов! Но я думаю, да и последнее обследование показали, что всё будет хорошо, даже очень хорошо! Прогноз того, что он скоро встанет на ноги, очевиден! Я думаю, что если бы он этого не знал, то не позволил бы себе любить Катю.

- Господи! Наденька, вы оказывается, лучше меня знаете моего сына!

- Нет, не лучше вас, просто, вы мужчины не умеете видеть то, что видим мы, женщины.

- А как, в чём вы видите это?

- В жестах, во взглядах, а иногда и во вздохах. Хотя вы и не замечаете, что вздыхаете.

- Кто, я тоже вздыхаю!?

Дмитрий растерянно, как ребёнок, которого уличили в очередной проказе, смотрел на неё.

Надя, улыбнувшись, глядя ему в глаза, ответила:

- Я вообще о мужчинах, но если конкретно о вас, то вздыхаете. Вы тоже вздыхаете!

- Когда?

- Всегда когда я уезжаю, вы вздыхаете и провожаете меня с таким печальным взглядом, как будто я уезжаю навсегда или из-за этого наступит конец света.

Дмитрий опустил глаза вниз, как мальчишка покраснел от смущения.
87

Надя спокойно глядя на него, спросила:

- Вы ведь любите меня, а боитесь в этом признаться! Так ведь!?

Он со страхом взглянул на неё и тихо произнёс:

- Наденька! Вы это знаете!?

- Конечно!

Дмитрий резко повернулся к ней, взял за руки и, глядя в глаза, уверенно произнёс:

- Да, Наденька! Да! Я люблю вас, очень люблю! Ещё там, на набережной, в Крыму, когда вы стояли одна в белом, развивающимся на ветру шарфе, я понял, что люблю вас! Я ведь тогда не сразу насмелился подойти к вам, несколько дней наблюдал за вами со стороны.

- Дима, прошло уже четыре месяца, вы можете смело признаться в своих чувствах!

- Наденька, а как вы!?

- Что я?

- Как вы ко мне относитесь?

- Дима, я тоже люблю вас!

- Наденька!

У него не было больше слов, и он в чувствах припал к её рукам. Долго сидел молча, борясь с нахлынувшим волнением. Надя тоже молчала, она была совершенно спокойна, в душе царил покой и нескончаемая радость! Чувство, с которым она жила последнее время, было ей совсем незнакомо. Она понимала, что любит первый раз в жизни, и ей совсем не стыдно было самой в этом признаться. Она любила и чувствовала, что её тоже любят!

Дмитрий поднял на неё глаза и счастливо улыбаясь, сказал:

- Наденька, как я счастлив! Счастлив, что вы меня тоже любите!

Они сидели, держась за руки, и глядя друг на друга. Дмитрий, не переставая улыбаться, произнёс:

- Может быть, теперь перейдём на «Ты».

- Да, конечно!

Он обнял её и, прижав к себе, сказал:

- Ты, знаешь, Наденька, этот отпуск, в Крыму перевернул всё в моей душе, всю мою жизнь. Ещё там, я отчётливо понял, что не смогу дальше жить без тебя! Я хочу, чтобы мы были вместе! Как говориться и в горести, и в радости, до конца жизни!

- Дима, ты что, делаешь мне предложение!?

- Да, Наденька! Выходи за меня замуж!

Надя подняла на него глаза и спокойно ответила:

- Я согласна!

- Надя, милая!

Он обнял её и поцеловал. Первый раз в жизни, для Нади, этот поцелуй, был таким трогательным и нежным. Она любила, первый раз в жизни любила!

Потом они ещё долго сидели, обнявшись, прячась в тени цветущего винограда и наслаждаясь своей любовью. Уже в доме давно все уснули, а они всё сидели и сидели, мечтая о будущем!

Дмитрий поцеловал Надю в щёку и тихо сказал:

- Только давай пока не будем об этом никому говорить.

- Да, конечно!

- Понимаешь, моя любимая, я боюсь говорить о нашей любви и вообще боюсь, что кто-то заметит.

- Почему?

- Боюсь, что окружающие заметят, как я счастлив, когда мой сын так страдает!

- Дима, я тебя понимаю! Не волнуйся, для всех, а главное для детей, мы останемся просто друзьями!

Повернувшись к ней, он сказал:

- Только до тех пор пока Вовка не выздоровеет и не почувствует себя полноценным мужчиной. Нам придётся потерпеть какое-то время! А когда это случится, мы всем объявим о своём решении, и уже больше ничто не разлучит нас!

Прижимаясь к нему, Надя ответила:

- Да, Дима, да!
88

Наступила осень. Прошло полгода. Катя с Ириной успешно сдали вступительные экзамены и поступили в институт. По этому поводу решили устроить большой праздник на природе, с шашлыками и шарами.

Приехали Валентина со всей своей семьёй, с тортом и как всегда с огромным пакетом готовых салатов, рулетов и всякой всячины! Мария Никифоровна любила накормить всех своими шедеврами. Она очень много и очень вкусно готовила, а кормить особо было некого.

После возвращения Валентины, она с мужем и дочкой уехали жить к себе домой, а родители в большой квартире остались одни. После смерти Валериной матери, их квартира долгое время пустовала, потому что после её похорон, Валера переехал к Валиным родителям, и они жили все вместе, переживая одно общее горе. Его мама умерла от инсульта, после того, как узнала страшные новости о снохе. Она какое-то время пролежала в коме, все надеялись, что она выкарабкается, но она так и не очнулась.

Когда молодые вернулись в свой дом, старики остались одни, готовить особо стало некому. Дети хотя и приходили в гости очень часто, все равно это уже отдельная своя семья, со своим домом, со своими обедами и ужинами. Они с родителями старались, видится часто, заходили к ним по вечерам, но это было быстро и скоро. Валентина вышла на работу и по утрам сама отводила дочку в садик, а вечером бабушка забирала внучку и уводила её к себе домой. Работа у родителей часто заставляла их задерживаться, а иногда они вообще не успевали, до девяти вечера забрать Женечку и она оставалась ночевать у бабушки с дедушкой. Но это их жизнь и их любимая работа! Бабушка с дедушкой очень любили единственную внучку и были рады, когда она у них оставалась. Поэтому такие общие праздники были для Марии Никифоровны всегда в радость, и она старалась сделать каждый раз что-нибудь особенно вкусное.

За столом собрались уже почти все. Не было только Ирины. Она позвонила Кате и сказала, что задержится. Ужин начали без неё. Несколько раз произнесли общие тосты и подняли бокалы. Через час подъехала Ирина на незнакомой машине. Она была не одна! Пока Ирина с молодым человеком шли по террасе, Дмитрий пододвинул ещё один стул к большому дубовому столу рядом со стулом Ирины, а Надя принесла приборы. Всё молча ждали, понимая, что сейчас произойдёт. Ирина смущённо подошла к столу и произнесла:

- Здравствуйте!

Все молча смотрели на них. Ирина, стесняясь, взяла за руку, стоящего рядом молодого, очень худого и из-за этого казалось, что очень высокого, рыжеволосого парня и тихо произнесла:

- Познакомьтесь, это Серёжа! Мы сегодня подали заявление в Загс.

Катя быстро встала и, подбежав к подруге, восхищённо сказала:

- Иришка, Серёжа, я поздравляю вас!

Надя, незаметно смахнула слезу. Ирина, улыбаясь, сказала:

- Серёжа, познакомься, это моя большая и самая дружная семья. Здесь только не хватает моих родителей, мамы и папы.

Встав, Григорий Иванович пригласил ребят к столу, сказав:

- Молодёжь, давайте к столу!

Когда все расселись, он сказал:

- Ну, кажется, нужен тост! Есть отличный повод!

Все вместе подняли бокалы. Глядя на молодых, Надя громко сказала:

- Можно мне сказать тост!

За столом стало тихо. Она поднялась, повернулась полубоком к молодым и сказала:

- Ирочка, девочка моя дорогая! Я хочу поздравить тебя и твоего будущего мужа Сергея. Сегодня в такой день рядом с тобой нет твоих родителей. Я на правах моей подруги Зои, твоей мамы, хочу сказать тебе девочка. Дорогие мои, желаю, чтобы ваша совместная жизнь была длинной, длинной! И приносила много радости и счастья. Чтобы те горести и печали, которые будут на вашем пути, вы преодолевали вместе, поддерживая друг друга во всём. Чтобы любовь, которая сейчас живёт в ваших сердцах, никогда не угасла, и чтобы не нашлось той силы, которая смогла бы погасить её. Я, хочу это пожелать вам от имени твоей мамы Ирочка, счастья тебе девочка!

Надя высоко подняла бокал и добавила:

- За молодых!

Все начали чокаться и поздравлять Ирину с Сергеем. Ольга наклонилась к подруге и тихо сказала ей:

- Ну, подруга, сказала классно! С таким чувством влюблённости! Можно лучше, да некуда!

Долго все чокались и разговаривали совсем по-домашнему. Надя наклонилась на стол и тихо спросила у Ирины:

- А маме-то с папой сообщили?

- Да, тёть Надь, отбили телеграмму. Сейчас будем думать, где делать свадьбу.

89

Володя постучал по стакану вилкой, призывая всех обратить на него внимание и когда все утихли, сказал:

- Пап, у меня для тебя подарок.

Дмитрий, взглянув на окружающих, пристально смотрел на сына. Володя, ища поддержки, бросить взгляд на Надю. Она моргнув глазами, кивнула ему головой. Володя под всеобщее внимание взялся руками за подлокотники и резко встал. Все сидели, не шелохнувшись, затаив дыхание. Он постоял несколько секунд и пошёл к вставшему из-за стола отцу. Это были его первые, самостоятельные шаги! Катя быстро встала и подошла к Володе, поддерживая его за пояс. Он крепко стоял на ногах, но устав качнулся и опустился в подставленное Катей кресло. Сел, перевёл дух и взяв Катю за руку сказал:

- Папа, Надежда Анатольевна, мы хотим сообщить вам, что мы с Катей любим друг друга и хотим пожениться!

Надя заплакала и, улыбаясь, смотрела на дочь. Что-то сказать им у неё не было сил, она с трудом проговорила:

- Доченька, милая, как я рада за тебя! Вот видишь, жизнь не стоит на месте она всегда идёт вперёд, за сегодняшним днём всегда наступает завтра!

Григорий Иванович встал с поднятым бокалом и произнёс:

- Друзья! Через месяц у нас с вами большой праздник, у нас будет сразу две свадьбы!

Дмитрий резко поднял руку, не дав договорить удивлённому Григорию и произнёс:

- Извини Гриша, но нет!

Он так громко это сказал, что все опешили. Володя с Катей смотрели на него с удивлением, даже с боязнью, не понимая, почему он прервал всех. Надя, с испугом быстро вытирая слёзы, сказала:

- Дима, может быть не сегодня!?

Ольга, улыбаясь, посмотрела на подругу и, скрестив руки на груди, с нетерпением ждала. Дмитрий решительно сказал:

- Сегодня, Надюша, только сегодня! Друзья, дело в том, что через месяц у нас будет не две, а три свадьбы! Мы с Надей тоже решили пожениться!

Григорий, издав непонятное:

- А-а-а!

Опустился на свой стул. После небольшого затишья, за столом поднялся общий весёлый шум. Все обнимались, целовались и поздравляли друг друга. Немного возбуждённо пошумев, все сели на свои стулья. Осталась стоять только Валентина. Она, подождав, пока все заметят это и замолчат. Несвойственно ей, очень стесняясь, сказала:

- Мои дорогие, раз сегодня такой вечер признаний, то я тоже хочу в чём-то признаться.

Мария Никифоровна так напугалась, что взяла мужа за руку. Они оба внимательно, не дыша поглядывали то на Валеру, то на Валентину. Но он в недоумении пожимал плечами и с не меньшим интересом ждал признания. Валентина волнуясь, проговорила:

- Мам, пап, Валер, у меня через шесть месяцев будет ребёнок!

Мария Никифоровна, не сдержавшись, громко ахнула и, взмахнув руками, радостно смотрела на дочь, а по улыбающемуся лицу потекли слёзы радости и счастья.

Вечер подходил к концу, все уже разбрелись от стола и мирно беседовали. Ольга сидела, на скамейке у большой клумбы задумавшись, наблюдая за перелетающей с одного цветка на другой, коричневой с чёрными пятнышками, бабочкой. Мария Никифоровна, прогуливаясь, подошла и присела рядом с ней, спросив:

- О чём запечалилась, Оленька?

- Нет, что ты, Маша! Я совсем не печальна, просто немного устала, а так всё хорошо!

- Да, ты права! Всё хорошо, даже очень хорошо! Видишь, как в жизни бывает, у каждого человека есть своя половинка, которую он, сколько бы ни прошло лет жизни, всё равно обязательно встретит.

- Ты о Наде с Дмитрием?

- Не только! И о тебе тоже!

- Обо мне? Нет Маш, моя половинка, похоже, идёт от меня в другую сторону!

- Да, может быть и в другую сторону, но Земля-то круглая и, в конце концов, вы обязательно встретитесь.

- Боюсь, что путь слишком длинный и одной жизни просто не хватит, чтобы встретиться!

- А ты не бойся, а надейся и верь! Всё будет, ты только верь!

Они замолчали, поглядывая на стоящих в стороне девушек. Они о чём-то беседовали. К ним подъехал Володя и тихо сказал:

- Девчата, я вам приготовил подарок.

Он протянул диск и добавил:

- Я сделал фильм для вас, он называется «Остров».

Володя протянул диск, а девушки смотрели на него и никто не хотел брать подарок. Валентина за всех ответила:

- Прости, Вов, но не нужно! Остров это наше прошлое, наша прошлая жизнь. А мы сегодня смотрим в наше будущее. В будущее, которое нас ждёт впереди, и оглядываться назад совсем не хочется. Мы хотим жить будущим, а не прошлым! И оно будет у нас счастливым и радостным!

90

Прошло три года после возвращения девочек и установления нормальной, спокойной жизни. Сыграли большую свадьбу сразу на три пары. Катя с Ириной нашли своё счастье и смогли найти в себе силы, забыть весь тот кошмар, который произошёл с ними и быть счастливыми. Наде казалось, что жизнь у неё уже давно закончилась, а нет. И к ней пришла настоящая любовь, о которой она уже и не мечтала!

Только Ольга оставалась одна и приезжала в гости к подруге, радуясь её счастью.
Наступал Надин день рождения, накануне взволнованная Ольга позвонила ей и сказала:

- Надя, я завтра не приеду!

- Оля! Что случилось!?

- Позвонил мамин сосед, Василий, мама в реанимации! Я срочно выезжаю!

- Да, конечно! Приедешь на место позвони!

Ольга, спешно собрав дорожную сумку, уехала. Но, увы, не успела! Войдя в квартиру, в которой жила мама и увидев у входа завешенное чёрным платком зеркало, тут же опустилась на стул. Почему-то силы ушли куда-то, проходить или что-то спрашивать она не могла. Сидела на стуле, молча глядя в одну точку, из глаз бежали слёзы. Рядом стоял сосед, открывший ей дверь. Он долго молчал, а потом с сочувствием произнёс:

- Оля, здравствуйте! Вы простите, что я не сказал сразу, но по прогнозам врачей, я предполагал, что вы не успеете. Обширный инфаркт!

- Почему!? Она ведь не жаловалась на сердце!

- Она вас не хотела беспокоить, а сердце у неё давно болело. Несколько раз лежала в кардиологии.

- Всё-таки почему? Что-то произошло?

- Мне соседки сказали, что она с тётей Нюрой с первого этажа ходила на рынок.

Замолчав на секунду, он со вздохом продолжил говорить:

- Зачем она пошла сама, я же всегда возил на машине все овощи!?

- И, что случилось на рынке?

- Там они увидели попавшую под трамвай старушку. Думаю, что картина была страшная! После этого она пришла, напилась успокоительного и легла. Сын у меня был дома один. Он к ней подходил несколько раз спрашивал, предлагал врача вызвать. Она отказалась, потом он говорит, подхожу, а она спит спокойно. В общем, скорую помощь вызвали, только когда я пришёл с работы.

Ольга слушала, вытирая слёзы и подняв на него глаза, спросила:

- И, что теперь?

- Не волнуйтесь, я уже всё сделал за сегодняшний день. Завтра с утра поедем с вами в ритуальную службу. Там будет прощание и отпевание, потом на кладбище. А поминки соседки решили сделать дома, если Вы конечно не возражаете!?

- Почему я должна возражать?

- Просто тетя Нюра сказала, что ваша мама наказывала им что приготовить и где поминать, старушки же разговаривают на эту тему между собой.

- Тогда нужны деньги. Нет и деньги не нужны, я за всё уже оплатил, а к столу соседки принесут приготовленные ими блюда так бесплатно. От денег отказались, я предлагал. Они очень дружны были и всегда во всём помогали друг другу!

- Тогда может быть на памятник, хороший, мраморный?

- В этом году, нельзя, только на следующий год будем ставить капитальный памятник.

- Почему?

- За год земля осядет, уплотнится, тогда и поставим. Вы проходите в комнату, что ж вы здесь сидите-то.

Ольга встала и медленно прошла в мамину комнату. Остановилась и огляделась по сторонам.
91

Всё, как и всегда, ничего не изменилось, только мамы здесь никогда не будет. Она прошла и села на диван. Василий постоял немного, посмотрел на неё и сказал:

- Вы отдыхайте, я не буду вам мешать.

Он ушёл и закрыл за собой дверь. Ольга посидела немного и легла на мамину подушку, на которой она ещё несколько дней назад спала. Ольга обняла подушку, прижалась к ней и тихо заплакала, бормоча:

- Мамочка, милая моя мамочка! Почему мы с тобой так редко виделись, почему не были так близки. Чужие люди тебе заменили тебе семью и были с тобой постоянно. Ты не жаловалась, не просила помощи и меня это устраивало. Как я мало тебе уделяла времени и внимания!

Она долго плакала, потом незаметно уснула и проснулась, когда было уже темно на улице и стучались в дверь. Ольга подняла голову и ответила:

- Входите!
Дверь тихо открылась и в комнату вошла худенькая девочка лет восьми. Она смело вошла, подошла к дивану и сев у ног Ольги, сказала:

- Я вас помню, Вы к бабе Тоне приезжали.

Ольга молча смотрела на неё, говорить совсем не хотелось. Девочка продолжала говорить:

- А что Вы не плачете? Вы плачьте, потом станет легче. Я, когда моя мама умерла, сильно плакала, потом постепенно успокоилась.

- А твоя мама, что умерла?

- Да, уже два года прошло!

Ольга лежала думая про себя:

- «Надо же, я и не знала! Да и откуда мне знать, я ведь была здесь последний раз года три назад!»

Она села на диван и спросила у девочки:

- А тебя как зовут?

- Меня Алёнка! А вас я знаю - тётя Оля! Мне про вас баба Тоня постоянно рассказывала.

- Да!? И что она рассказывала?

- Она вами очень гордилась, всегда хвалила вас! Она вас очень любила!

Ольга почувствовала, что дыхание в горле перехватывает и встала. Подойдя к окну, открыла форточку, чтобы глотнуть воздуха.

- Тётя Оля, я вообще-то пришла позвать вас кушать. Меня папа послал.

Ольга повернулась, и печально посмотрев на Алёну, сказала:

- Спасибо! Но мне совсем не хочется!

Девочка, встав, строго сказала:

- Завтра трудный день и покушать нужно обязательно!

Ольга улыбнулась, поняв, что девочка повторяет сказанные кем-то взрослым слова и согласилась, ответив:
- Хорошо, уговорила!

Они вместе вышли из комнаты, и пошли на кухню. За столом сидел уже вполне взрослый паренёк, папа стоял рядом в ожидании их. Он предложил Ольге место за столом и поставил перед ней тарелку с картофельным пюре и сосиской. Виновато улыбнувшись, сказал:

- Извините за такой спартанский ужин! Просто у нас на кухне всегда хозяйничали женщины, сначала моя жена, потом баба Тоня.

Ольга, кивая головой, взяла вилку. Василий немного суетился за столом, предлагая ей по очереди то салат, то мясные нарезки. Она, отказавшись, ела картошку, отметив, что пюре вкусное, такое как готовила мама. Дети быстро проглотили свои порции и, поблагодарив, папу убежали в комнату. Василий с Ольгой остались за столом одни. Они уже давно всё съели, выпили чай и просто сидели разговаривая.
92

После похорон, Ольга прожила в маминой комнате до девяти дней. На следующий день, после поминок она уехала, пообещав Василию, что приедет на сорок дней, возьмёт отпуск и поживёт подольше.

Ровно через месяц она вернулась. Её радостно в дверях встретила Алёнка, она прыгала и кричала:

- Тётя Оля приехала!

Из комнаты на крик вышли Василий с сыном Колей. Они тоже были рады и Ольгу это очень удивило. Ведь совсем чужой человек приехал, а встречают как своего родного, как члена семьи! Было видно, что это не поддельная радость, их чувства были искренне. Ольга, обнявшись со всеми, прошла в комнату с чувством, что вернулась домой. Что где-то очень далеко и очень долго судьба держала её, не давала возможности вернуться сюда и вот сейчас эта возможность появилась и она этому очень рада. Ольга приехала на поминки матери, а ей было хорошо, радостно на душе.

После того, как они с соседками два дня готовили, потом весь день кормили постоянно подходящих людей, убрав посуду, Ольга упала без сил отдыхать. Алёнка не отходила от неё. Она укрывала её пледом, приносила воды, выключала свет, когда она засыпала, заботилась о ней, так как будто это Ольга, а не она ребёнок.

За этот месяц, Ольга разобрала все вещи в маминой комнате. Очень много времени потратила на фотографии. Ей во всём помогала Алёна, она не отходила от неё. А фотографии, сидя на полу, разбирали все вместе. Оказывается, Ольга даже не знала половины своих, собственных родственников. Василий, показывая очередную фотографию, рассказывал ей про истории их семьи. А она всё больше и больше удивлялась!

Оказывается, мама была старшей из трёх дочерей. Но у неё с сестрами разные отцы, бабушка второй раз вышла замуж, когда Олиной маме было шестнадцать. Когда бабушка вышла замуж и родила двойняшек, сестра с большим удовольствием и любовью занималась ими. Она вынянчила и вырастила сестрёнок, но когда девочки выросли и вышли замуж они не захотели общаться со старшей сестрой. Сначала были просто ссоры, обиды из-за того, что сестра не могла им дать всё то, что они требовали. Да, именно требовали, а не просили у неё! Им нужно было, чтобы она в ущерб своей семьи занималась с их детьми и помогала им материально. Она как могла, поддерживала их, а они как на соревновании тянули её каждая на себя. В итоге все разругались. Баба Тоня перестала с ними общаться. Потом они с мужем, Олиным отцом, переехали, и связь совсем потеряла. Но баба Тоня не переживала об этом, она после тех обид и оскорблений, которые вынесла от сестёр решила, что нет у неё родственников! После того как она похоронила свою маму, решила что осталась одна и сестёр у неё больше нет, с этим и жила всю жизнь. Она не хотела на протяжении всей жизни, даже узнать, как и где живут сёстры!

Ольга много интересного узнала о своей маме, оказалось, что она её совсем не знала! Да и чему тут удивляться, она уехала из дома в семнадцать лет, сразу же после школы, поступив в институт и оставшись в Москве, за всю жизнь видела маму не больше десяти раз! Маминой семьёй стала семья Василия, сначала они все вместе с женой и с детьми, а позже, когда он похоронил жену, баба Тоня стала им самым родным и близким человеком. Они жили одной семьёй, она была их бабушкой, которая жила их интересами и их проблемами.

Всё свободное время Ольга была дома, убиралась, готовила обеды, ужины и занималась с Алёнкой. И это ей очень нравилось! Вернувшись после работы, вечером, вся семья собиралась на кухне за столом и ужинали. Быстро покушав, дети уходили, а Василий с Ольгой оставались одни. Они разговаривали и разговаривали, и не могли наговориться.

Подходил к концу её отпуск, нужно было уже собираться домой, но ей так этого не хотелось. Вернуться в Москву и что опять? Днём работа, вечером пустой дом, по выходным поездка в гости в полноценную, счастливую семью. А она одна, везде одна и каждый день одно и то же!

Вечером перед сном Алёнка пришла на кухню попить воды. Василий с Ольгой сидели при приглушенном свете, и пили чай. Алёнка подошла к столу, прижалась к Ольге и с сожалением сказала:

- Тёть Оль, а Вы, правда, через два дня уезжаете? Мне Колька сейчас сказал.

- Да, Алёнушка, у меня заканчивается отпуск.

- Ой, как жалко! Я так не хочу, чтобы Вы уезжали! Пап, давай не отпустим тётю Олю!

Василий, улыбнувшись, посмотрел на дочку и с досадой сказал:

- Как же мы её не отпустим? Если ей нужно уезжать!

- Тёть Оль, а вам, правда, нужно уезжать!?

- Да, Алёнушка!

- А Вы к нам ещё приедете?

- Если вы пригласите, приеду!

- Папа, приглашай тётю Олю!

- Я с удовольствием, если будет, конечно у Вас желание приезжайте, мы будем очень рады!

Алёна чмокнула Ольгу в щёку и убежала сообщить брату приятную новость. Василий проводил её взглядом и сказал:

- Как мы теперь будем без вас? За этот месяц так привыкли, что у нас в доме есть хозяйка!

Он повернулся и, глядя Ольге в глаза, добавил:

- Совсем не хочется, чтобы вы уезжали!

Ольга, удивляясь себе, ответила ему:

- Если бы, Вы знали, как я не хочу уезжать! Вы не представляете, я себя здесь почувствовала дома и мне совсем не хочется возвращаться туда в шумную, суетную жизнь!

- И, что вас заставляет туда ехать? Оставайтесь!

- Кем? Соседкой по квартире!

Он внимательно, пристально глядя ей в глаза, сказал:

- Нет! Выходите за меня замуж и оставайтесь, в качестве жены!

Ольга удивлённо смотрела на него. Он молчал в ожидании. Внимательно вглядываясь в его глаза, она спросила:

- Вы, что делаете мне предложение?

Он не моргая, очень серьёзно, сказал:

- Да, Оля, выходите за меня замуж! С вашим приездом изменилась вся наша жизнь! Я почувствовал, что мы одна семья и нам всем с вами хорошо. Я полюбил вас, Ольга и мне будет очень плохо, если Вы уедете! Я не умею говорить красиво, уж такой я есть, но мне без вас плохо!

Немного помолчав, он спросил:

- Что Вы скажите?

Без малейшего колебания, она ответила:

- Я согласна!

Они ещё долго говорили о своей любви, о детях, строили планы на будущую совместную жизнь. Когда дети уснули, и в квартире стало безмолвно, они тихо ушли в комнату Ольги.

Через два дня, она уезжала в Москву. У неё меньше месяца до даты регистрации в Загсе, а успеть нужно очень много! Она ехала, чтобы уволиться, продать машину, сделать доверенность на Надю на право продажи квартиры и собрать свои вещи. Ольга с особым подъёмом делала всё намеченное, порхала как девчонка.

Приехав в Москву и сообщив подруге о том, что полностью меняет свою жизнь, она с восторгом говорила:

- Надя, милая, моя Надя! Как я счастлива и рада тому, что в моей жизни произошли такие изменения. Когда-то давно ты уезжала в деревню к родителям, и я уговаривала тебя остаться в Москве, а сейчас ты не представляешь, как я хочу бросить всё и уехать в небольшой провинциальный городок! Только сейчас я понимаю, какая не преодолимая сила тянет меня домой!

Сделав всё, что запланировала за две недели и, отправив вещи контейнером, Ольга поехала назад, домой - навстречу своему долгожданному счастью!
93

Дмитрий с Надей вдвоём жили в своём большом доме загородом. Они с радостью принимали всех у себя, устраивая праздники и просто общие выходные. В освободившемся флигеле всегда кто-нибудь ночевал, а иногда и жил по несколько дней. Постоянными были приезды по выходным Кати с Володей и маленьким Максимом. Их сыну уже три года, скоро он пойдёт в садик, и Катя выйдет на свою любимую работу. Надя запланировала уволиться и помогать с внуком, чтобы Катя могла безотрывно работать.

После выздоровления Володи, Надя устроилась работать стоматологом в клинику, где когда-то работала Ольга. За эти годы она наработала клиентов, хорошую репутацию и как ни жалко, бросать хорошую работу, но внук важнее! В деньгах она совсем не нуждалась. То, что зарабатывал Дмитрий, им хватало с лихвой. От работы она получала наслаждение больше моральное, хотя и доход был приличным. Деньги, которые она хранила от продажи дома в деревне, Надя подарила молодым на свадьбу. Эти деньги послужили толчком для покупки квартиры в Москве для молодожёнов. Надя очень переживала, что дети будут жить отдельно, но они так часто виделись, что она быстро успокоилась.

За большим дубовым столом очень часто собиралась вся большая семья. Не все были кровными родственниками, но относились друг к другу как самые родные и близкие люди. Всегда по выходным вместе с Катей приезжали или Ирина, или Валентина с семьёй. Валина Женечка, как самая старшая, старалась уединиться от маленьких ребятишек. Она облюбовала скамеечку в дальнем углу сада, скрытую декоративным виноградом и пряталась там от неугомонных мальчишек. А их по дому бегало уже трое! Это Валин Ванечка, ему было почти шесть, Ирин Павлик, ему пять лет и, стараясь их догнать, спотыкаясь и падая, бегал Катин Максим, а замыкающей была или Катя, или баба Надя, ловя и поддерживая его.

Особыми праздниками были дни, когда в Москву приезжала Ольга с мужем и детьми, или Зоя со Славой. Они останавливались в их знаменитом флигеле и жили по несколько дней, потом опять возвращались по своим домам.

Ольга уже не переживала и не расстраивалась, что она не живёт и не работает в Москве. Она счастлива, а счастья от места жительства не зависит, оно зависит от любви!

На Надин юбилей собралась вся семья. Праздник был радостным, с тостами и поздравлениями. Шумно говорили, дарили подарки, заставляя юбиляршу открывать их и всем показывать.

Через три часа начали потихоньку разбредаться, кто куда, за столом стало тихо. Молодые мамы с детьми играли в саду, мужчины возбуждённо беседовали о последних событиях в мире и жарили очередную партию шашлыков. Мария Никифоровна как всегда хлопотала с чистыми тарелками, отказавшись от помощи, а Надя с Ольгой сидели на диванчике в тени террасы и, разговаривая, наблюдали за детьми.

Надя спросила у подруги:

- Оль, а ты так толком и не объяснила, почему одна приехала? Я вас всех ждала с Василием и детьми.

- Экзамены у Алёнки вступительные. Она в педагогический институт поступает.

- Уже! Как быстро время идёт! Вы с Василием поженились, она в начальных классах училась.

- Да очень быстро! Была совсем ребёнком, а сейчас уже взрослая девушка.

- Как она? Помню, как ты боялась, что они тебя не примут!

- Да уж, было времечко! Я больше боялась за Колю, ему ж тогда пятнадцать было, совсем взрослый парень, вдруг не примет!?

- Хорошо, что все твои страхи были напрасны!

- Да, это точно!

- Вот Оль, не успели мы оглянуться, как выросли и повзрослели наши дети, уже внуки бегают, и подошла пенсия!

- Ну и что!?

- Как, что!? Пенсия это старость!

- А ты не думай так! У нас с тобой не старость, а новая жизнь начинается! Я, например не собираюсь становиться старухой! И вообще подруга, мы с тобой совсем недавно вышли замуж и совсем не хочется, чтобы это быстро закончилось. Так что я хочу ещё долго быть молодой и счастливой!

Надя засмеявшись, обняла подругу и радостно сказала:

- Ах ты, молодуха, моя!
94

Подруги сидели, наблюдая за девочками. Ольга, немного наклонившись к подруге сказала:

- Смотрю и радуюсь, как девочки между собой общаются, как родные сёстры. Я грешным делом тогда думала, что это они так друг к другу тянуться из-за пережитого вместе, пройдёт время остынут.

- Что, ты! И дня не проходит, чтобы они не созвонились и не узнали как дела. И видятся постоянно, хоть и работают в разных местах, но встречаются и днём в кафе и по вечерам ходят, друг к другу в гости. Мне очень нравится, что у них такие отношения. Ты посмотри, как они с детьми все вместе играют, никого не делят, всех любят! Ходят с ними везде, завтра вот в Зоопарк идут, там, у кого кто-то родился, пойдут смотреть.

- У вас-то часто бывают?

- Часто, очень! Дмитрий так любит, когда они все собираются, радуется как ребёнок.

- Я заметила, как он с мальчишками хорошо играет! Своего малыша не хватает, ты б ему родила!

- Ольга, ты сдурела что ли!? В наши-то годы! Нет уж, мы внуков будем растить!

Подруги задумавшись, наблюдали за молодёжью. Ольга не поворачиваясь, спросила:

- Надь, а как там Вера, Люба, сестры твои? Почему они-то на юбилей не приехали!

- Не смогли. Любе не до праздников, сама знаешь!

- Что так и не оправились, после гибели сына!?

- Нет! Да и как можно от этого оправиться!? А Вера письмо прислала.

- Что пишет?

- Сейчас я тебе принесу письмо, сама почитаешь!

Надя спешно встала и ушла к себе, через некоторое время вернулась с конвертом и, улыбаясь, протянула его подруге.

- На, читай!

Оля вытащила письмо из конверта и начала читать:

«Здравствуй сестрёнка! Здравствуй родная, Наденька!

Как я соскучилась! Прости, но приехать к тебе на юбилей не сможем. Приедем чуть позже. Соскучилась и хочется, увидится, но увы!

В нашей жизни наконец-то произошли хорошие изменения, о которых я хочу рассказать тебе!

После того как Лена вышла из больницы, прошёл уже почти год. Она полностью здорова! Сейчас в семье такой покой, что боюсь даже говорить! Аннушка окончила школу и поступила в институт, после его окончания будет переводчицей с английского. Ещё учит французский и китайский. Саша окончил пятый класс, хорошист, всего две четвёрки. Но Лена сказала, что в следующем году подтянет его и он выйдет на одни пятёрки. Она Аннушку вела на красный аттестат, да заболела и из-за смены школы в последний год обучения, не вышло.

Ой, Наденька, какие у меня хорошие внуки! Лена молодец, хорошая мама, таких детей вырастила, хоть и одна была.

А Алексей-то как изменился! Из дома на работу только и выходит, каждую свободную минутку несётся к семье домой. С Леной ходят только за ручку, как будто боится, что опять потеряется.

Так, что у нас всё хорошо! Целую, прости, что не смогу приехать! Твоя сестра Вера, из твоего родного города Снежинска!

Ой, Наденька! Как хорошо, что письмо не запечатала! Сейчас за ужином молодые сообщили нам радостную новость. Лена беременная! Ждём внука! Лёшка и мы с Ваней так рады, не высказать!

Уж с этим-то внуком я отнянькаюсь, наверстаю упущенное времечко! Мужики хотят строить пристройку к дому, нужна ещё одна комната для внука. Будут делать большую комнату для Аннушки, ей говорить не будем, хотим с таким расчётом, что когда выйдет замуж, можно будет жить с нами. У бабы Кати не получилось собрать всех детей и внуков под одной крышей, может быть, у меня получится! Сейчас я её отлично понимаю, а тогда удивлялась её странному желанию, считала какой-то старческой причудой. А сейчас сама так мечтаю, чтобы все были рядом, чтобы помогать им и дышать ими! Жизнь прекрасна!

Теперь всё! До свидания! Целую, твоя сестра Вера».

Ольга закончила читать, не сворачивая письма, подняла глаза и со вздохом сказала:

- Да, Вера права, жизнь прекрасна! Если задуматься, то насколько разные судьбы у вас с сестрами. Три сестры Вера, Надежда и Любовь, но как по-разному сложились ваши судьбы. Одни родители, одно воспитание, одно обучение, а у каждой своя судьба, своя дорога. Сколько пришлось вам пережить и переболеть, чтобы, наконец-то стать счастливыми!? Сколько на это было положено сил и терпения, как вы долго мечтали и шли к этому!?

- Знаешь Оля, я поняла, что всему в жизни своё время. Как бы ты не мечтал, как бы не старался, идёшь тем путём, который для тебя уже давно кем-то начертан. А твой характер, твой ум, могут только помочь тебе идти по этому пути, но не изменить его. Иногда, кажется, что нет уже сил, нет воли, но вдруг в тебе как будто открывается второе дыхание, и ты преодолеваешь очередное препятствие на своём пути и идёшь дальше. Идёшь с новыми силами, с ещё большим желанием жить и любить! Теперь я уже точно знаю, что никогда нельзя отчаиваться, потому что всё обязательно сбудется. Даже если тебе кажется, что уже нет никакой надежды, нужно ждать и верить!




Рубрика произведения: Проза -> Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 04.10.2016 в 11:07
© Copyright: Светлана Соловьёва2
Просмотреть профиль автора






1