Подари мне веру




Светлана Соловьёва

Трилогия «Не вини судьбу»
Из трёх романов:
Подари мне веру
Подари мне надежду
Подари мне любовь



Роман первый

Подари мне веру


                                                    Глава 1

Вечереет. Теплый, летний день с опьяняющим запахом цветов и пением птиц, подходит к концу. И не только природа, но и всё вокруг начинает погружаться в сумрак. Тихо.

По улице, на окраине города с красивым названием Снежинск, наслаждаясь тишиной и свежим вечерним воздухом, наполненным ароматом цветущей сирени, не спеша, идут две молодые, симпатичные девушки.

Ничто не нарушает эту безмятежную тишину. Только издалека, от туда, куда идут девушки, доносятся слабые, еле уловимые звуки музыки. Одна из них, печально опустив голову, думает о чём-то, совсем не замечая окружающей красоты.

Вторая девушка, с досадой качает головой, сочувственно вздыхает и произносит:

- Лена, прекращай! Мне тебя очень жалко, но ты обещала сегодня не грустить!

Не поднимая глаз, как будто не слышит, девушка продолжает идти дальше. Но подруга, видя её унылое состояние, настойчиво говорит:

- Лена, ты мне обещала, что не будешь киснуть, и сегодняшний вечер мы будем развлекаться?! Нельзя так себя доводить, сколько можно?!

Чуть замедлив шаг, но продолжая смотреть себе под ноги, глубоко вздохнув, Лена печально ответила:

- Юля, тебе легко, говорить! Я потеряла любимого человека!

С сочувствием посмотрев на Лену и не теряя надежды уговорить её отвлечься от грустных мыслей, Юля произнесла:

- Леночка, хватит. Ну, пожалуйста, прошу тебя, нельзя же так?! Ты уже две недели, ходишь как в воду опущенная. В учительской меня уже все замучили вопросами. Сколько можно?! Неужели ты не понимаешь, что от твоего настроения, от этих переживаний, тебе только хуже?!

Жалея подругу, Юля возбуждённо, настойчиво продолжала её уговаривать. Но видя, что никакие увещевания совершенно не действуют, она резко остановилась. Пристально глядя на Лену, качая головой, печально произнесла:

- Ой, подруга!

Виновато улыбаясь, Лена проговорила:

- Юлька, ну ты странная какая-то, хочешь, чтобы я забыла, любимого человека, как прочитанную книгу?!

- Да, именно так! Прочёл и если не понравилась, то забыл!

Лена не поднимая головы, уныло вымолвила:

- А если нет сил, забыть?! Любовь это не прочитанная книга, любовь это чувство в душе, в сердце человека…

Резко оборвав душераздирающую речь подруги, Юля резко проговорила:

- Лена хватит! Короче, прекращай!

Услышав, не соответствующие их нынешнему статусу выражение, Лена подняла глаза со строгим, укоризненным взглядом. Девушка, без слов поняв подругу, вздохнула и полушёпотом, разведя руки в разные стороны и немного наклонившись вперёд, недовольно ответила:

- Простите, пожалуйста, Елена Сергеевна!

Рассерженная на серьёзную и требовательную подругу, Юля продолжала сердито говорить:

- Лена, я же не в школе! Детей рядом нет. Я не могу постоянно быть как пружина, в напряжении, следить за тем как хожу, как говорю. Мы здесь совершенно одни, дай мне хоть немного побыть собой, не учительницей!

Возмущённо глядя на неё и не соглашаясь, качая головой, Лена строго сказала:

- Юля, ты о чём говоришь? Как это побыть собой?! Ты всегда, в любую минуту должна быть учителем! И не потому, что рядом ученики и в кармане диплом преподавателя, а потому, что это теперь твой образ, это твоя жизнь! Ты в любую минуту должна быть предметом для подражания, не только для учеников, но и для всех окружающих! Привыкай к этому и учись себя сдерживать, усмирять свои эмоции. Я понимаю, как тебе с твоим характером, это тяжело делать, но это просто необходимо, если ты по-настоящему хочешь стать педагогом?!

С досадой вздохнув, уже спокойнее, Юля ответила:

- Ладно, я всё поняла, больше не буду, обещаю! Я стараюсь, правда Лен, очень стараюсь, но иногда как прорывает, хочется самой побыть ребёнком, а не учителем.

- Я очень хорошо тебя понимаю, Юленька, но прошло то время, когда ты была ребёнком. Теперь ты учительница и сама учишь детей, не забывай об этом, пожалуйста!

- Хорошо, я всё поняла, больше не буду, обещаю! Давай лучше обсудим твою ситуацию, твоё нынешнее положение, а не моё поведение?!

Пожав плечами, Лена ответила:

- А что обсуждать и так всё понятно?! Я рассталась с любимым человеком, я осталась одна. В данной ситуации, всё ясно без слов!

- Нет, Лена, ты не права! Давай обсудим и расставим все точки над «И», чтобы ты, наконец-то, перестала переживать и начала жить нормальной, полноценной жизнью. Я так хочу, чтобы ты опять стала прежней! Мне так не хватает твоего оптимизма, твоего хорошего, весёлого настроения, твоей жизнерадостности.

Юля замолчала, искоса поглядывая на подругу, пыталась понять, согласна она или нет.

Лена подумала и, пожав плечами, коротко ответила:

- Ладно, давай!

Юля с готовностью, произнесла:

- Вот и хорошо! Давай начнём с того, что ты рассталась с Игорьком!

Закончив фразу, она настороженно взглянула на подругу и, увидев, что та молча в ответ кивнула, радостно сказала:

- Это очень хорошо, мне он никогда не нравился!

Лена удивлённо бросила взгляд на неё, но Юля невозмутимо продолжала свои рассуждения:

- Не смотри на меня так. Как будто ты этого не знала?! Я всегда говорила, что он тебе не пара. Во-первых, он маленький, чуть выше тебя ростом…

Прервав подругу, Лена в отчаянии проговорила:

- Рост это не главное!

Но Юля уверенно продолжала говорить:

- Добавь ещё, что «главное чтобы был человеком»!

- Да!

- Знаешь, Леночка, я у него и других, как ты говоришь, человеческих ни качеств, ни достоинств не увидела. Вечно, как затюканный!

Услышав нелестную характеристику своего хоть и бывшего, но возлюбленного, Лена осуждающе посмотрела на подругу. Не обращая внимания на укоризненные взгляды, Юля возбуждённо ответила:

- И ненужно на меня так смотреть, Леночка! Можно подумать, я неправа?! Вечно он со своим виноватым видом, причём всегда, в любой обстановке. И эта его дурацкая улыбка по поводу и без повода. Точно, как пришибленный!

Не выдержав, Лена чуть не воскликнула:

- Юля!

А Юля спокойно продолжала говорить:

- Что Юля? Ты мне лучше ответь, помощь или поддержку ты от него, за эти два года, хоть раз видела какую-нибудь?

Лена с обидой произнесла:

- Юля, ты уж, чересчур, зачем так наговаривать на человека?

- Наговаривать? Видела я один раз, как он шёл с тобой из магазина. Ты с полными пакетами плетёшься за ним, а он идёт впереди с гордо поднятой головой, открывает тяжелую дверь, проходит и отпускает её. Тебя, как бабочку, чуть этой дверью не снесло. Он даже этого и не заметил, как шёл, так и не обернулся. А ты говоришь, наговаривать!

Лена, понимая, что отчасти подруга права, с обидой проговорила:

- Всё равно, очень обидно! И жалко себя!

Юля, поняв, что Лена начинает смотреть на эту ситуацию с разных сторон, улыбнувшись, сказала:

- Ну, себя то конечно жалко! Кто ж тебя пожалеет, если не сама себя? Да не рви ты так своё сердце, поверь, Игорёк этого не стоит! Здраво подумай, что он мог дать тебе в жизни, если бы вы поженились?

Лена безмолвно рисовала палочкой на песке. Юля, посмотрев на подругу, и немного помолчав в ожидании ответа, продолжила говорить:

- Вот видишь, тебе и сказать нечего! А это почему? Да потому, что ты совсем не любила его!

- Юля ты не права!

- Права Леночка, ещё как права! Ты просто привыкла, что он рядом и совсем не задумывалась о высших материях.

Глубоко вздохнув, с грустью Лена произнесла:

- Не знаю, не знаю?!

- Да что тут знать! Дело в том, что рядом не было больше никого, кроме него, и тебе не с кем было сравнивать.

Юля, внимательно посмотрела на подругу и, очень жалея её, ласково сказала:

- Леночка, хорошая моя, здраво подумай обо всём!

Вздохнув, девушка ответила:

- Может быть, ты в чём-то и права, но мне обидно! Два года мы встречались, а он взял и женился на дочери материной подруги.

Обрадовавшись тому, что Лена адекватно начала относиться к этой ситуации, улыбаясь, Юля изрекла:

- Гад! Одним словом, гад!

- Юля!

- Что Юля? Он женился на ней, потому что так ему сказала мама. Хорошо, что женился на ней, а не на тебе!

- Что уж тут хорошего?

- Ну, ты хоть на минуточку представь, что за жизнь у тебя была бы, если бы вы поженились?

Лена, дорисовав на песке сердце пронзённое стрелой, печально улыбаясь, молчала. Подруга возбуждённо продолжала говорить:

- Что ты молчишь и только улыбаешься? Представь, свою жизнь, если бы вы поженились! Во-первых, попала бы ты в руки к Фрекен Бок и выполняла бы все её распоряжения, причём беспрекословно! Во-вторых, ты сама не раз говорила, что устаешь от его безволия, что он слабый, мягкотелый, полностью идёт на поводу у матери, совсем не имеет своего мнения и не может ей противостоять.

Не поднимая глаз, Лена спокойно, как-то отречено проговорила:

- Её звали - БОК.

В недоумении глядя на подругу, Юля спросила:

- Кого?

Зачёркивая нарисованное на песке сердце, Лена подняла глаза и ответила:

- Фрекен Бок! Фрекен это - обозначение девушки, не выходившей замуж, то есть девственницы, это не имя.

Юля протяжно произнесла:

- А, старой девы значит?! Это ещё хлеще!

Лена засмеялась, но улыбка была грустной, даже печальной. Вздохнув она сказала:

- Мама Игоря была замужем!

- Была, да сплыла! Где её муженёк? Разошлись, когда Игорьку было всего четыре года? Так?!

- Да, правильно!

- Сбежал от неё муженёк, не выдержал! И Игорька она воспитала под себя! Его маме такая и сноха нужна: послушная, покладистая, чтобы не спорила, а делала всё, как она захочет. Так что, всё равно бы ты не смогла с ними жить и сбежала. Поэтому уж раньше, чем позже!

Лена нерадостно проговорила:

- Мне очень хочется думать, что ты ошибаешься!

Но уверенно качая головой, Юля настойчиво, ответила:

- Ничего я не ошибаюсь! Ты бы всё равно не ужилась с ней, я тебя хорошо знаю. Помучилась бы, помучилась и молчком сбежала.

- Всё равно обидно, очень!

- Лена, хватит, успокойся! Забудь все обиды и начинай жить. Жить и получать от жизни удовольствие. Встретишь ты ещё своего единственного и неповторимого. Знаешь, такого - высокого, красивого и дай Бог, если не богатого, то хотя бы умеющего зарабатывать деньги!

Закончив говорить Юля, мечтательно закрыла глаза и произнесла:

- Как я хочу такого!

Она стояла, улыбаясь своим мыслям, а Лена посмотрела на подругу и, смеясь, сказала:

- Опустись на землю Юленька! Таких парней, как ты говоришь, наверное, и не бывает на свете? Так, что не мечтай!

                                                                               Глава 2

Так разговаривая, незаметно для себя, девушки подошли к клубу. Изнутри доносилась приятная музыка. Подруги остановились и, задумавшись, смотрели на красивое, современное здание.

В этом году клуб отремонтировали, заменили окна, двери, построили вдоль всей стены крыльцо, больше похожее на открытую веранду. Под окнами установили подсветку и вечером, когда становилось темно, всё здание очень красиво освещалось и издалека выглядело как инопланетный корабль.

Войдя на крыльцо Лена остановилась. Ей совсем не хотелось идти дальше, и она виновато сказала:

- Юль, иди одна, я тебя здесь подожду. Мне, что-то не хочется!

Внутри громко заиграла музыка. Юля потянула подругу за рукав, пытаясь уговорить, в отчаянии просила:

- Лена, ну, пожалуйста, давай зайдём. Обещаю, что только на пять минут. Ну, пожалуйста, Леночка! Ты же мне обещала, что сегодня мы будем развлекаться?! Прошу тебя!

Девушка стояла задумчиво, невесело глядя в открытую дверь. Но Юля не унималась! Она в нетерпении топталась на месте, с обидой глядя на подружку. Лена вздохнув, посмотрела на неё и печально улыбнувшись, уступила.

Девушки вошли в большой зал. Громкая музыка немного стихла и в полумраке они увидели много весёлой, возбуждённой молодёжи. Лена, стараясь никому не мешать, отошла в сторону. Юля, стоя рядом с подругой, крутила головой, ища в зале знакомых. Увидев кого-то, она радостно сказала:

- Лен, там девчонки наши, из школы, давай подойдём!

Не желая никуда идти, Лена прижалась спиной к прохладной стене и ответила, стоявшей как на пружинах подруге:

- Ты иди, а я тебя здесь подожду. Не хочется толкаться.

Юля с радостью ответила:

- Хорошо, я быстро! Не скучай!

Не дожидаясь ответа, она стремительно вошла в толпу танцующих, и на какое-то время исчезла из виду. Лена нашла её взглядом и наблюдала, как быстро девушка продвигается по залу. Подруга неслась как ураган, с кем-то здоровалась, с кем-то успевала перекинуться несколькими словами.

Наблюдая за ней, Лена не видела окружающих и стоящих рядом людей, только почувствовала лёгкое прикосновение к руке. Подняв глаза, увидела высокого, спортивного телосложения парня. В зале был полумрак, но даже через мерцание света, было видно как он красив. Высокий открытый лоб, в больших, красивых глазах играли звёздочки цветомузыки, он смотрел на неё с высоты своего большого роста и улыбался.

Лена замерла, любуясь им, как сошедшим с полотна картины сказочным принцем. Он тихо, продолжая улыбаться, спросил:

- Потанцуем?

Лена, не услышала слов и стояла, продолжая смотреть на него. Не дождавшись ответа, он взял её за руку и потянул в круг. Она очень удивилась и в душе даже возмутилась его самоуверенности, подумав:

- «Какой бесцеремонный, а может быть, я не танцую, а может быть, ты мне не нравишься или если ты красив, как артист с обложки глянцевого журнала, то тебе всё позволено?!»

Ворчала она про себя, но, не сопротивляясь, всё-таки шла за ним. Осторожно ступая и видя перед собой его широкую спину, шла, удивляясь тому, как от накатившего вдруг волнения, в груди часто заколотилось сердце, и задрожали ноги. В какой-то момент она даже напугалась, что незнакомец это почувствует. Но он, не оборачиваясь, крепко держа её за руку, уверенно шёл в толпу. Они закружились в ритме медленного танца, и Лена забыла обо всём. Забыла про рвущееся от обиды сердце, про Игорька, про Юльку и про всё, всё на свете. Тихо наслаждаясь, слегка заметными прикосновениями незнакомца, она медленно плыла по волнам приятной музыки. Ей не хотелось, чтобы всё это заканчивалось, она мечтала о том, чтобы это продолжалось, продолжалось долго, может быть целую вечность!

Незнакомец, как будто почувствовал это желание, и чуть сжав её маленькие пальчики, тихо произнёс:

- Лёша!

Не расслышав слов, Лена подняла глаза и он повторил:

- Меня зовут Алексей!

Дрожащим от волнения голосом, она тихо ответила:

- Лена!

Этого было достаточно, чтобы они ещё сильнее слились в танце. Закончилась музыка и Алексей, не отпуская руки, пошёл к выходу, ведя Лену за собой. Что-то кричала и махала им вслед Юлька, но Лена шла, как заворожённая, ничего не слыша и не видя вокруг себя.

Вышли на крыльцо. Крепко держа Лену за руку, он повёл её по полу спящим улицам Снежинска. Долго шли молча, держась за руки. Отойдя уже довольно далеко от клуба, насмелившись, Лена тихо спросила:

- А куда мы идём?

Алексей остановился и повернулся к ней. Глядя в поднятые на него, как ему показалось, серые глаза, улыбнулся. А глаза у Лены были совсем не серыми! Они у неё были очень красивые - голубые с зелёным ободком и с длинными загнутыми ресничками. При таком освещении он просто не смог увидеть их истинной красоты.

Внимательно разглядывая личико красивой, ещё совсем молоденькой девушки, он ответил:

- Мы будем с тобой гулять! Или ты жалеешь, что ушла с танцев?

- Нет я совсем не жалею, я не очень люблю ходить на них. Я была там, только ради подруги.

- Значит, гулять?

- Да!

- Ну, вот и прекрасно!

Они пошли дальше. Лена совсем не задумывалась о том, куда идёт с незнакомым человеком?! Ей совершенно не было страшно. Чувствуя теплоту его руки, она была абсолютно спокойна и безмятежно шла за ним.

Этот вечер прошёл в полном упоении! Они, не отпуская рук, гуляли до поздней ночи и разговаривали. И только далеко за полночь остановились у её калитки, не заметив, как пролетело время. Лена не думала о том, что будет ворчать хозяйка, что рано утром на работу, она только смотрела ему в голубые глаза и ждала.

Алексей спросил:

- Завтра увидимся?

Застенчиво она произнесла в ответ:

- Да!

Алексей наклонился и осторожно поцеловал её в щёку. Лена покраснела и взволнованно опустила глаза. Он поднял её лицо за подбородок и замер, любуясь её миловидным личиком. Она ждала, что сейчас он её поцелует, по-настоящему нежно, горячо, так как её ещё не целовал никто! А он не отпуская руки, глядя ей в глаза, тихо произнёс:

- Завтра в шесть у клуба, тебе удобно?

Она кивнула, не желая убирать своё лицо из его тёплых, нежных рук. Алексей чмокнул её, как ребёнка, в кончик носа и, улыбаясь, произнёс:

- До завтра, малыш!

Отпустил её, и взволнованная, порхающая Лена побежала по дощатой тропинке к дому. Поднялась по скрипучим ступенькам крыльца, обернулась и помахала рукой. Он, улыбаясь, махнул в ответ и пошёл в обратном направлении. Лена, проводив его взглядом, ещё долго стояла и смотрела в темноту, туда, куда ушёл Алексей.

Стояла и думала о том, как хорошо, что она послушала подругу и пошла сегодня на танцы. Если бы не Юлька, она не познакомилась с Алексеем и не испытала приятного волнения и трепета, которое не оставляло её с того самого момента, как он прикоснулся к ней.

В жизни очень многих людей бывают такие ситуации, что по воли судьбы, они встречают именно того человека, которого кажется, ждали всю жизнь, в тот самый момент, когда совсем не думают об этом. Эта встреча, как молния, как ураган, накрывает собой всё и то, что было в прошлом и то, что происходит с тобой сейчас. Всё исчезает в один момент, заполняя твою душу, твоё сердце только этим трепетным чувством. Ты с полу взгляда, с полунамека начинаешь чувствовать этого человека и чем дальше, тем глубже это единение. Остаётся только он и она! И уже, кажется, что не можешь жить без этого волнения и трепета в груди. Ждёшь каждой следующей встречи и тихо прислушиваешься к себе, к своему сердцу. Только позже понимаешь, что это и есть любовь!

                                                                                                            Глава 3

За два года жизни на съёмной квартире, Лена первый раз прогуляла так долго. Провожая взглядом Алексея, она стояла на крыльце, не думая о строгой хозяйке, о том, что ей запрещено возвращаться домой так поздно и о том, что её попросту могут выгнать. Это было уже не важно, по сравнению с тем, что она сегодня испытала!

Все эти годы, она чётко выполняла установленные требования, а сегодня, когда Алексей взял её за руку, она забыла обо всём на свете! Если бы он повёл её на край вселенной она ни секунды не колеблясь, пошла бы за ним.

Лена стояла и улыбалась. Радуясь тому незнакомому, приятно волнующему чувству, которое ощущала каждой клеточкой своего тела. Счастливо, с наслаждением вздохнув, она осторожно взялась за дверную ручку и прежде, чем стучаться, потянула её на себя. Дверь оказалась открытой. Не спеша, тихо войдя в тёмные сени и, закрыв за собой дверь, она оказалась в полной темноте. Медленно продвигаясь вперёд, шла по памяти, боясь на что-нибудь наткнуться. Нащупав на стене вторую дверь, не дыша, попыталась, как можно бесшумно открыть её. Тихо, почти без скрипа она открылась. Лена на цепочках, как мышка вошла. На несколько секунд замерла на пороге, прислушиваясь. В доме кроме часов, чеканно отбивающих секунды, не было слышно ни звука. Осторожно, крадясь, стараясь ничего не задеть, она медленно пошла в свою комнату.

Вдруг, в ночной тишине, раздался громкий, сердитый голос квартирной хозяйки:

- Что, нагулялась?! Мы с тобой, о чём договаривались? Что ты не будешь по ночам шляться, а ты что? Предупреждаю! Ещё раз такое повторится, и найдёшь свои вещички на крылечке!

Лена от неожиданности так испугалась, что даже присела. Не в силах что-то ответить, она стояла молча посреди кухни на полусогнутых ногах. Хозяйка громко, сердито продолжала говорить:

- Крючок закинь, а то всю ночь открыто!

Лена закрыла на двери тяжёлый крючок и на цыпочках пошла дальше, слыша скрип панцирной сетки кровати под переворачивающейся хозяйкой.

Войдя в свою комнату, остановилась, глядя в окно на освещённую улицу. Туда, куда только что ушёл Алексей, как будто могла его там увидеть. Медленно раздеваясь, улыбалась, думая о сегодняшнем вечере. Сняв с себя одежду, осторожно, чтобы не шуметь, нырнула под одеяло. На улице и в доме было тепло, но её почему-то бил озноб. Она, дрожа всем телом, подтянула одеяло под подбородок и пыталась согреться.

Долго не могла уснуть. Лежала, глядя в темноту, счастливо улыбаясь, думала о сегодняшнем неожиданном знакомстве. С волнением радуясь тому, что такой красивый парень обратил на неё внимание. Она не могла и мечтать, но всё сбылось, именно так, как сказала ей Юлька.

Лена лежала тихо, спать совсем не хотелось. Улыбаясь в темноту, продолжала думать:

- «Как хорошо, что мы встретились и познакомились сегодня с Алексеем. Высокий, красивый парень, хотелось бы, чтобы он был ещё единственным и неповторимым, для меня. Но это только грёзы о воздушных замках! Вы Елена Сергеевна для него уж очень просты, поэтому напрасно не предавайтесь мечтаниям».

Вздохнув, она прошептала в темноту:

- И всё-таки мне так этого хочется, он мне так понравился!

Глядя на потолок на блики от фонаря, Лена печально думала о том, что её мечты не могут сбыться, потому что это просто противоестественно. Она и в самом деле ему совсем не пара! Приуныв от нерадостных мыслей, с грустью подумала о своих отношениях с Игорьком. Сейчас она отчётливо понимала, насколько они с Алексеем разные!

Думая о безразличии и равнодушии Игорька ко всему, вспомнила о том, как она все эти годы, тащила его за собой будто на аркане. Во всём сама, проявляя инициативу, предлагала куда-нибудь сходить. Снова и снова что-то предпринимала. И всё это только для того, чтобы вытянуть его из дома и не сидеть весь вечер у телевизора.

По своей натуре Лена была домашней и не любившей шумные компании и развлечения девушкой, но рядом с Игорем, даже ей хотелось куда-то сходить, лишь бы сбежать от его мамы. С грустью она вспоминала эти скучные, унылые вечера, когда ей не хватало простого душевного и интеллектуального общения. Ведь ни с ним, ни с его мамой просто было невозможно что-то обсудить или поговорить о чём-то! Все разговоры и фразы, были как по шаблону стандартными. От таких бесед становилось тоскливо и, она жалела, что поднимала какую-либо тему.

Игорь был очень молчаливым и замкнутым парнем, думающий только о себе и о своём благополучии. Он говорил, что ему всё интересно, но создавалось такое ощущение, что в его голове не было ни единой мысли. В действительности его ничто не интересовало! Ему нужна была тихая, спокойная девушка, которая мирно сидела бы с ним на диванчике и ничего не требовала. Вспомнив его сухие, бесчувственные поцелуи, Лена даже съёжилась под одеялом и передёрнула плечами. Первый раз за все эти годы, она с радостью и облегчением подумала о том, что у них с Игорем не было никаких близких отношений, он был во всём совершенно инертным!

Улыбнувшись своим мыслям, она почувствовала всю разницу в своих ощущениях от встречи и простых прикосновений Алексея. И только сейчас поняла, насколько Юлька была права, и как с Игорьком было не интересно. Это был не её человек! Ей нужен интересный, волевой мужчина, за которым она будет как за каменной стеной. Такой мужчина - рядом, с которым, она будет расти, а не существовать.

Стараясь больше не вспоминать об Игорьке, она переключила свои мысли на Алексея. Только когда за окном уже светало, и начинался рассвет, задремала. В засыпающей голове была только одна мыслью - я ему не пара!

Лена совсем не была дурнушкой, нет! Она очень симпатичная светловолосая, с большими, красивыми глазами девушка. Особенно красивой и пропорциональной у неё была фигура. Подруги по институту её считали красавицей, и удивлялись тому, что Лена этим совсем не пользуется. Одевается скромно и почти не красит ни глаза, ни волосы. Просто Лена себя не чувствовала красавицей внешне, ей больше нравилось, когда люди восхищались её внутренней красотой.

Она очень много читала, у родителей была отличная библиотека и, живя в общежитии, часто устраивала для соседок почти представления. На память, рассказывая огромное количество историй про королей, про царские дворы и бесконечные интриги. Девчонки с большим интересом слушали, восхищаясь её памятью и количеством прочитанных книг. Вот это ей очень нравилось, а излишне краситься, одеваться с изюминкой, как говорила Юлька, Лена не любила. Она очень скромная девушка, скромна не только внешне, но и внутренне.

Вероятно, именно поэтому она чувствовала себя рядом с Алексеем серой мышкой?!

                                                                                                              Глава 4

Лена проснулась от звонка будильника. Поднялась, умылась, удивляясь бодрости во всём теле, как будто и не было бессонной ночи, проведённой после позднего возвращения, в мечтах.

Хозяйки уже не было дома. Она ни свет ни заря ушла на работу, потому что работает почтальонкой. Из-за того, что ей приходилось рано вставать и уходить на почту к шести часам, Лена всегда сочувствовала и жалела её, но сегодня, она этому была рада! Ей совсем не хотелось отвечать на вопросы и что-то объяснять по вчерашнему происшествию. Она не хотела, чтобы кто-нибудь, чем-нибудь испортил приятные, волнующие чувства и воспоминания. Поэтому радовалась тому, что дома никого кроме неё нет, и ей никто не помешает ещё немного помечтать. Помечтать о вчерашнем вечере и о сегодняшней встрече с Алексеем.

Налив себе чаю, Лена достала пачку земляничного печенья, села у окна и не торопясь завтракала. Медленно пережёвывая и глядя в окно, в ту сторону, куда вчера ушёл Алексей, ещё и ещё раз вспоминала вчерашний вечер. Смотрела вдаль и задумчиво улыбалась.

За двадцать минут до начала занятий Лена была уже в школе. Учителей пришло ещё немного, но на её удивление Юлька уже сидела за своим столом в учительской. Войдя, Лена поздоровалась со всеми. Юлька, быстро встала и направилась ей навстречу. Почти у двери остановилась и шёпотом, сердито произнесла:

- Пошли-ка, выйдем подруга!

Лена поставила сумку на свой стул и вышла за ней в коридор, понимая, что сейчас произойдёт. Но ей не было стыдно перед подругой, ей было радостно.

Юля сердито посмотрела на улыбающуюся Лену и строго спросила:

- Елена Сергеевна это что за выходки с вашей стороны?!

Нарочно делая вид, что не понимает, Лена спросила:

- А что такое случилось?

Юля, запыхтев как паровоз от возмущения и обиды, пытаясь удержаться на шёпоте, продолжала сердито говорить:

- Как, что? Ушла с кем-то и пропала! Я и не знала, что думать, всю ночь не спала, хотела даже идти к тебе на квартиру?! Но ты же знаешь, как я боюсь одна ходить по темноте?!

Спокойно, даже немного отрешённо, Лена ответила:

- И хорошо, что не пошла!

Юля, качая головой, с нескрываемым волнением, спросила:

- Ты куда ушла, с кем?

Продолжая невозмутимо улыбаться, Лена смотрела на неё и молчала. Юля с обидой произнесла:

- Ты сейчас очень похожа на своего Игорька! Стоишь с такой же придурковатой улыбкой, как и он всегда. Хватит лыбиться, рассказывай! Лена, рассказывай, сейчас же!

Лена продолжала молчать, а Юлька сердито следила за подругой и ждала. Выдержав небольшую, но томительную паузу, не скрывая радости, полу прикрыв глаза, Лена протяжно произнесла:

- Ой, Юлька!

С нескрываемым нетерпением Юля спросила:

- Что, что?

Лена, глубоко вздохнув, ответила:

- Я кажется, влюбилась!

Юля немного отошла в сторону, оглядела подругу с ног до головы, как будто не узнавая её и в недоумении спросила:

- Как это, когда?

- Вчера на танцах я познакомилась с ним, и мы ушли гулять! Гуляли очень долго. Сегодня в шесть вечера мы опять с ним встречаемся.

- И что?

Лена, удивляясь её непонятливости, ответила:

- Что, что? Влюбилась я, вот, что!

- О, Господи! Час, от часу не легче! Когда? Кто он?

Вздохнув, но продолжая счастливо улыбаться, Лена ответила:

- Не знаю?

Юля, широко раскрыв глаза, в изумлении произнесла:

- Ну, совсем, чокнулась! Как не знаешь, если всю ночь гуляли?

- Его зовут Алексей!

- И всё?

- Он высокий, красивый, как ты и говорила. Ой, Юль, мне кажется, я задохнусь от счастья, так перехватывает всё внутри!

Юля, глядя на сияющую подругу, с улыбкой произнесла:

- А как же несчастная любовь, а как же Игорёк?

Лена перестала улыбаться, серьёзно посмотрела на подругу и уверенно ответила:

- Игорёк в прошлом! Ты была права, я его совсем не любила!

- И когда же ты это поняла, подруга?

- Только теперь! У меня никогда так не колотилось сердце, и мне никогда не было так хорошо, как сейчас, только от одной мыслей об Алексее! Я много читала, слышала и вот только сейчас сама поняла, какая она - любовь. Такое впечатление, что я прикоснулась к чему-то высшему, не досягаемому мною до этого.

Ухмыльнувшись, Юля сказала:

- Быстро же ты подруга вернулась к жизни! Я думала, мне придётся тебя долго выводить из депрессии. А ты раз, два и сама вышла, даже не вышла, а выскочила! Он хоть, кто?

- Откуда мне знать! Я ничего не знаю!

- Но ты даёшь? Точно, чокнутая! Заразилась от Игорька.

Зазвенел звонок, и девушки быстро пошли в учительскую. Взяв классные журналы, попрощались и разошлись по своим классам. Начинался урок.

                                                                                                          Глава 5

После окончания педагогического института подруги работали в школе уже второй год. Лена преподавала английский, а Юля французский языки. Дружба, начавшаяся ещё со студенчества, вместе вела их дальше по жизни.

Они познакомились в конце первого курса. После удачной сдачи вступительных экзаменов, Лена была зачислена в институт и сразу же, как сирота, получила место в общежитии. В тот же день, она поселилась в комнате на двух человек с девушкой из их группы.

Лена в четырнадцать лет осталась одна. Её родители попали в автомобильную катастрофу и погибли. Они ехали из отпуска домой, и их автобус, на полном ходу, снесла с дороги фура. У неё на скорости лопнуло колесо и машину занесло на скользком асфальте. Она неслась поперёк всей трассы. Дорога была узкой и в этом месте проходила над большим оврагом. Своим груженым прицепом фура ударила автобус, в котором ехали её родители. Автобус вынесло за ограждение и он, переворачиваясь, полетел вниз, а внизу от сильного удара взорвался и загорелся. Спастись не удалось никому!

После похорон Лена не осталась одна. Присматривать за племянницей приехала единственная родственница, папина сестра - тётя Таня. Она оформила опеку, прописалась в их квартире и они начали жить. Тётушка быстро освоилась в их доме и стала вести себя как полновластная хозяйка. Поселилась в комнате родителей и без стеснения носила вещи Лениной мамы. Всё бы ещё ничего и это можно было бы стерпеть, но она начала пить! Пить и водить таких же, как и она, пьющих женщин и мужчин к ним в дом. Они пили, а потом пели, пьяными голосами, матерились и бесконечно рассказывали неприятные анекдоты, от которых Лене становилось не по себе. Она целых три года прожила в сплошном кошмаре! После окончания школы, выписалась из квартиры и уехала в другой город, не говоря тёте ни слова. С этого момента она решила забыть о своей единственной родственнице и не вспоминать о ней никогда. Решила начать новую жизнь!

Родных у неё больше не было, и теперь, она осталась совсем одна. Одна на всём белом свете!

Лена приехала в Снежинск с намерением поступить в педагогический институт. И поступила, удачно сдав вступительные экзамены! Её зачислили и выделили место в общежитии. Началась учёба и скромная жизнь на стипендию.

Уже в общежитии, в конце первого курса она познакомилась с Юлей. Её подселили к ней в комнату на место отчисленной из института девушки, с которой Лена так и не смогла найти общий язык, хотя и прожили они под одной крышей почти год. С Юлей же они сблизились сразу же, как только она влетела в комнату с шумом и весёлым смехом. Впервые увидевшись, девушки уже больше не расставались!

Они сами создавали свои образы и постоянно над этим работали. Из простых, обычных девчонок они воспитывали себя быть взрослыми, быть учителями, с интересом подбирая себе гардероб и причёски, создавая новый для себя имидж. Инициатором, конечно, всех этих перевоплощений, была неугомонная Юлька! Своей неудержимой энергией она не давала скучать не только своей близкой подруге, но всем девчонкам и в институтской группе, и в общежитии. Из-за такого горячего характера она для всех и была Юлькой. Ни у кого не получалось называть её просто Юля. Но при этом она не пыталась главенствовать над всеми и быть лидером, она просто была задорной и весёлой.

Только одна Лена могла воздействовать на подругу и в любую минуту остановить её бурную деятельность, строго и громко назвав по имени отчеству. Юля сразу же останавливалась на полуслове, понимая, что делает, что-то не так. Лена старалась убедить её направить свою бурную энергию на учёбу, на более обширное самообразование. Но Юля сердилась на неё за это, потому что училась не плохо и в группе была на хорошем счету.

Вот такие они разные и не одинаково относились ко многим вещам, но очень дорожили и берегли свою дружбу.
Юля постоянно пыталась приодеть и приукрасить Лену, но та в ответ, только улыбалась. Выполнять всё, что она предлагала ей, не соглашалась.

Лена русоволосая, стройная девушка, носила длинные, прямые волосы. Любила собирать их в высокий хвост, а иногда просто распускала. Но самая её любимая причёска - это коса! Она заплетала её на одну сторону и носила всегда на левом плече. Как Юля не старалась, но Лена не поддавалась на уговоры сделать модельную стрижку, хотя та и называла её старомодной. Она всегда оставалась сама собой!

Юля же напротив, каждый день в себе что-то меняла и старалась всегда быть разной. Она была черноволосая и носила стрижку, полностью подражая французской певице Мире Матье. Её по плечи стриженые волосы с прямой, как по линеечке чёлкой, ещё больше увеличивали их сходство. Ростом она была выше своей подружки на целую голову и, болтая с ней, всегда немного прищуривала совершенно чёрные глаза и кокетливо наклоняла голову.

По фигуре Юля выглядела крупнее, чем Лена, но не из-за того, что она была полненькой. Нет! Она просто была крупная, как спортсменка и туфельки носила сорок первого размера! Но это совсем не лишало её привлекательности. Может быть, только на фоне красивой и очень стройной Лены она немного терялась. Отлично это понимая, Юля совсем не расстраивалась и уж тем более не собиралась из-за этого терять подругу. Несмотря на то, что они совершенно разные и внутренне, и внешне, они были очень близки и искренне, неподдельно заботились друг о друге.

Живя в общежитии, девушки смогли наладить свой быт и досуг так, чтобы было удобно и всё устраивало обеих. За несколько лет сосуществования с тётей, Лена научилась, ни на кого не надеясь и делать всё самостоятельно, а вместе с Юлей они справлялись с бытовыми трудностями без проблем.

Подруги были одногодками, но в силу своего спокойного и уравновешенного характера, Лена была как старшая сестра. Хотя в своей самостоятельной жизни Юля была умной и дисциплинированной девушкой. Не пропускала лекции, все зачёты и экзамены сдавала вовремя, за прилежную учёбу получала стипендию. Единственное от кого ей доставалось, так это от подруги! Лена ругала её за уж слишком весёлое отношение к жизни и за то, что она очень часто меняет парней. Так часто, что Лена путала их по именам и не раз указывала ей на это, особенно когда Юля ворчала на свою маму.

                                                                                      Глава 6

У Юли в городе жила мама, но она в очередной раз вышла замуж и ютиться в однокомнатной квартире с чужим «дядей», девушка не захотела. Мама у неё добрая, уж очень мягкая и душевная, даже чересчур! Её зовут Машей, Марией, это имя очень подходило к ней из-за её доброго и ранимого характера. Перед мужчинами она была всегда застенчивой и очень робкой. Из-за этой её черты характера, как говорила Юля, на ней все и «ездили», и мужья, и сослуживцы на работе.

Юлина мама работает бухгалтером в троллейбусном депо и очень часто без выходных. Всегда она кого-то подменяет, за кого-то работает, в ущерб своему отдыху и своим выходным. Она совершенно не может никому отказать и люди этим пользуются.
Беспокоясь о её здоровье, Юля ругает её за это, но изменить маму невозможно. Поэтому всё повторяется снова и снова.
Чего Юля никогда не понимала в поведение своей мамы, так это постоянно меняющихся в доме мужчин. Мама не была распутной или того хуже, гулящей женщиной, нет! Она просто очень влюбчивая и мужчины в их доме появлялись исключительно в качестве мужей. Последний спутник жизни, был шестым! Хорошо, что она хотя бы перестала, каждый раз регистрироваться и играть свадьбы. Просто сходилась и жила, только почему-то всегда в их квартире. Все появляющиеся в доме мужчины нуждались не только в её маме, в её заботе и внимание, но и в их жилплощади.

Пока Юля была маленькой девочкой, мало что понимала и не очень расстраивалась их частой смене. Жила за большой ширмой или у бабушки с дедушкой в их квартире. Они забирали её к себе, если им не нравился очередной мамин муж. А с возрастом и Юлю это стало раздражать, и она начала ссориться с матерью. Вот после такой очередной ссоры и решила она уйти из дома в общежитие и жить самостоятельно.

Юля помнила почти всех маминых мужей, но совсем не помнила своего отца. Он ушёл от них, когда ей было всего пять лет. Больше она его никогда не видела! Он с новой семьёй уехал в другой город и забыл о них навсегда. Юля помнит тот день, день, когда он уходил. Помнит его силуэт в длинном, чёрном пальто, как уплывающий мираж, но не помнит ни лица, ни голоса. В тот день, после его ухода, мама просидела на стуле, глядя в одну точку несколько часов и очнулась только тогда, когда испугавшись её безразличия ко всему, напуганная Юля сильно заплакала.

Когда они ещё жили всё вместе, папа никогда не занимался дочерью. Они не ходили с ним в парк или на аттракционы, она всегда, везде ходила с дедушкой. А папа? А папа всегда был занят, и видела его Юля только по выходным, и то лишь тогда когда он, хоть ненадолго, задерживался дома.

Когда она выросла, спрашивала у мамы об их жизни с отцом и о том, почему он ушёл. Всё было очень просто и настолько примитивно, что она даже не удивилась! Ей было очень жалко маму, она очень любила и верила мужу, никогда даже в мыслях не изменяла ему, а он оставил её с маленьким ребёнком на руках, ничего даже не объяснив. В тот день, уже с вещами выходя из квартиры, он повернулся и сухо, холодно сказал всего лишь одно слово: «Прости!» и ушёл, ушёл из их жизни навсегда!
Отец Юли – Борис, был одноклассником Марии. После окончания школы он ушёл в армию и, вернувшись, узнал, что любимая девушка не дождалась его и вышла замуж. От злости на неё и на весь белый свет, он тоже решил жениться, и тут ему подвернулась бывшая одноклассница Гусева Маша.

Маша со школы была влюблена в него. Она никогда никому не говорила об этом, только тайно мечтала о нём и о том, чтобы быть с ним рядом. Буквально в первый вечер по возвращению из армии, в сопровождении друзей с цветами, Борис пришёл к ней и заявил, что любит её и два года ждал, когда сможет сказать ей об этом и сделать предложение. Маша знала, что он переписывался с другой девушкой, и отлично понимала, что он врёт и совсем не любит её, но чувства, о которых она скрывала много лет, взяли верх над разумом и она согласилась.

Её нисколько не смутило то, что он лжёт, говоря о любви, потому что очень хорошо знала истинную причину его порыва срочно жениться. Маша думала, что когда они поженятся, всё будет нормально - «слюбится, стерпится» и всё у них ещё будет. Но не слюбилось и не стерпелось!

Всего через несколько лет, когда уже родилась Юля, вернулась из другого города к родителям его бывшая любимая. У неё погиб муж. Произошёл несчастный случай, и он упал на стройке с большой высоты. Она похоронила его и вернулась домой к родителям с маленьким сыном. Тогда всё и началось!

Борис встретил её, и старая любовь вспыхнула с новой силой. Он все вечера и выходные проводил с ней, приходил домой только переодеться и переночевать. Год тянулась эта непонятная для Марии жизнь. Она не понимала, почему Борис так резко изменился?! Он никогда не был к ней нежен и ласков, но он хотя бы был добр. А в один момент она почувствовала, что всё изменилось, он просто перестал её замечать.

Добрые люди открыли ей на всё глаза и рассказали о том, что Борис и его бывшая возлюбленная встречаются. Маша не стала выяснять отношения и что-то спрашивать, молча терпела, делая вид, что всё хорошо. Старалась жить, как и прежде. Ведь она его очень любила! Но долго терпеть не пришлось. В один из вечеров вернувшись после работы, он объявил, что уволился, получил расчёт и уезжает. Маша сидела на стуле в центре комнаты и наблюдала за ним. Он, достал большой чемодан и начал собирать свои вещи. На его лице не было ни раскаяния, ни угрызения совестью. Он был счастлив и не скрывал этого!
Юля тогда была дома и хорошо помнит, как папа, постояв в двери, в длинном пальто, ушёл, а мама осталась сидеть на стуле глядя в одну точку как замороженная. Больше они его никогда не видели! Несколько раз перед её днём рождением он присылал деньги. Юля, когда выросла и стала понимать, от кого пришёл перевод, очень злилась на маму, из-за того, что она с готовностью принимала их.

После ухода мужа, на протяжении всей жизни, Мария продолжала надеяться, что есть на свете верные и надёжные мужчины, и она обязательно встретит такого. Поэтому постоянно и искала того единственного, который предназначен ей судьбой!
Баба Галя - её мама, видя как дочь мечется, ища в очередном муже, самого лучшего мужчину на свете, очень переживала, что ещё одно разочарование ей будет тяжело перенести. Она не раз, цитировала ей надпись на могиле Христа в Иерусалиме, говоря «Не доверяй даже самому себе», потому что видела, что из-за своей доверчивости Мария совершает очередную ошибку. Она, старалась вразумить дочь, пытающуюся найти для себя самого лучшего, самого идеального мужчину. Всегда говорила, что нельзя создавать себе кумира и воспринимать мужчину как дитя природы. К нему нужно относиться как к равному себе, любить, заботиться о нём, но не возводить в ранг Божества. К чему нужно стремиться в семье, так это к единению душ.

Слушая свою мать и, вспоминаю время, прожитое с Борисом, Мария понимала, что рано или поздно, их семейная жизнь всё равно бы закончилось, потому что он не любил её. Морально она была, как ей казалось, к этому готова, но когда всё случилась, почувствовала себя такой несчастной, что думала не переживёт эту трагедию.
Потом в доме начали один за другим, появляться мужчины, которые любили маму и хоть немного, но помогали и поддерживали её. Приводя в дом очередного мужа, она была очень счастлива, но постепенно её глаза тускнели, и она опять оставалась одна.

                                                                                                            Глава 7

В детстве, Юля очень много времени проводила у бабушки с дедушкой. Они жили в большой комнате на подселении, в трёхкомнатной квартире.

Вместо папы у неё был дедушка, самый добрый и самый лучший дедушка в мире! Он, прожил без любимой жены всего полгода и, не выдержав одиночества, умер от инфаркта. Юле тогда было только пятнадцать. Она очень переживала и долго не могла с этим смириться, не понимая, почему вдруг её любимых, сначала бабушки, потом дедушки не стало.

Как и у многих людей того поколения, у дедушки была очень тяжёлая и трудная жизнь, сердце просто износилось.
Дедушка Юли, Аркадий, из семьи потомственных врачей. Его отец был хирургом, а мама педиатром. Когда ему было всего два года, отец их с мамой оставил. Как и где они жили, он совсем не помнил. Через год после ухода отца умерла мама, и он остался один. У него не осталось от родителей никакой памяти, а сам он был слишком маленьким, чтобы что-то запомнить. Когда умерла мама, он попал в детский дом.

Это был тридцать шестой год, потом началась война. Их детский дом не успели эвакуировать. Во время очередной бомбёжки, дети разбежались, кто куда. Он, с группой мальчишек на каком-то товарном поезде уехал в ту сторону, где не было войны. Ему было тогда всего восемь лет!

Они долго ехали, пересаживаясь с поезда на поезд, голодали, мёрзли, но всё-таки добрались туда, где не падают бомбы. Несколько лет он беспризорничал, терпя голод и холод. Чтобы выжить и не умереть голодной смертью, он даже воровал!
Умирая от сильной простуды, совершенно случайно его подобрала на улице, проезжающая мимо, машина скорой помощи. Он попал в госпиталь и пролежал там с сильной пневмонией, целых три месяца. Выздоровел, немного отъелся и уже от этого был счастлив! Из госпиталя, его ещё совсем ребёнком, взяли на завод. С этого момента его жизнь изменилась, он был принят в заводское училище. Там закончил четыре класса начальной школы и получил профессию. Главное у него был паек и тяжёлые военные годы он, хоть как-то, пережил. После войны окончил вечернюю школу и железнодорожный техникум, повзрослел, и кое-что начал понимать в жизни. Уже тогда, будучи ещё совсем молодым, очень переживал, что совсем не помнит маму. Не помнит ни её глаз, ни голоса и от этого ему было очень больно и обидно.

После окончания техникума, его и ещё много таких же молодых ребят, как он, отправили на строительство железнодорожных путей на крупный металлургический завод. Здесь на строительстве он и встретился с Юлиной бабушкой, с бабой Галей. Они поженились и прожили на строительстве завода почти десять лет. Потом приехали в родной город к маме бабы Гали, она к тому времени стала старенькой и требовала ухода. Поэтому молодые и перебрались сюда, в город Снежинск и здесь осели уже навсегда.

Мама Юли – Мария Аркадьевна, совсем не помнит, как они переезжали, потому что была ещё маленькой. Единственное что она немного помнила так это старенькую бабушку, которая делала ей петушков на палочке. Это была мама бабы Гали - Улия. Потом, прошло совсем немного времени и они остались жить в бабушкиной комнате втроём.

Дедушка Аркадий и бабушка Галя прожили тяжёлую, но интересную жизнь. Кроме Марии, детей у них не было. Поэтому вся родительская любовь и доброта достались единственной дочери. Её любили, баловали и никогда, ни разу в жизни не ругали и не повышали на неё голос. У них была хорошая семья. Они оба слишком много пережили в детстве, поэтому каждый день для них был маленьким кусочком счастливой жизни, которая должна быть тихой и доброй. После смерти бабы Гали, дедушка прожил всего шесть месяцев, очень тосковал и страдал без неё.

Похоронив дедушку, Юля с мамой остались одни, у них больше не было родственников. Война оборвала все связи. Баба Галя при жизни, как не пыталась, никого не нашла, а дедушка Аркадий и не знал, кого и где искать. Он даже не помнил названия города, из которого убегал от войны. По дороге было очень много пересадок, городов, деревень, он просто запутался и забыл. Единственное, что он хорошо помнил, так это то, что нянечка в детском доме – тётя Нюра, всегда говорила ему, чтобы он хорошо учился, потому что его родители, были грамотными и работали врачами, поэтому он обязательно должен выучиться и стать человеком. А почему «были» он так и не догадался спросить?! Он знал, что его мама умерла, а вот про отца он знал только то, что его имя Гусев Степан. Больше не было ничего, чтобы он мог вспомнить о своей семье, о своих родителях.
Смерть сначала бабушки, потом дедушки, Юля очень переживала. Это был сложный период в её жизни. Она с большим трудом перенесла этот тяжёлый удар, при воспоминании о них постоянно плакала. Ведь это были самые родные люди на земле! Впервые в жизни она узнала, что такое потеря, безвозвратная потеря близкого человека.

После их смерти, Юле совсем некуда было прятаться от череды маминых мужей, поэтому она ушла в общежитие. Долго уговаривала принять её, даже выписалась из маминой квартиры. С трудом, но добилась своего и поселилась в общежитии в одной комнате с Леной.

                                                                                                    Глава 8

Девушки так сдружились, что после окончания института не хотели расставаться и попросились работать в одну школу.
После сдачи всех экзаменов и получения дипломов, их выписали из общежития. Дальше начиналась взрослая жизнь, и им нужно было самостоятельно как-то устраиваться в ней. Юля переехала, жить к маме. Она уже к этому времени выгнала своего седьмого мужа и объявила дочери, что в её жизни мужчинам больше нет места. Разочаровалась! Пока ухаживают, мягкие пушистые, на всё согласны, а как поженились - так всё! Праздники заканчиваются и начинаются чёрные будни. А в будни мужчина сильно устаёт на работе и сил, кроме как добраться до дивана, у него ни на что нет. Она сказала, что больше не хочет никого обрабатывать, обстирывать, ходить за кем-то, а в ответ, на свою заботу, слышать постоянное враньё. А главное ей наскучило нежить и лелеять своего мужа как маленького ребёнка, совсем не думая о себе. Всё - надоело! Хочется пожить хоть немного для себя и для своей дочери!

В какой-то момент Мария поняла, что если не будет рядом не любимого мужчины, то жить станет намного легче. Наконец-то она поняла, что если нет любви, то и счастья не будет!

Юля очень обрадовалась, что её мама разобралась со своей жизнью, и теперь они будут спокойно жить вдвоём!
После окончания института Лена почти месяц прожила у Юли, в квартире её мамы. Только, когда девушки устроились на работу в школу, она нашла для себя отдельное жильё и сообщила об этом подруге:

- Юля, спасибо вам с мамой за приют, я съезжаю!

Удивлённо посмотрев на неё, Юля спросила:

- Как съезжаешь?!

- Пришло время жить самостоятельно, и я уезжаю от вас.

- Куда?

- Я нашла для себя квартиру, рядом со школой, в которой мы с тобой будем работать.

Юля, от неожиданности так растерялась, что не нашлась что сказать, просто со страхом произнесла:

- Почему?

Она совсем не хотела, чтобы Лена уезжала, поэтому потрясённая этой новостью, не скрывая своего огорчения, спросила:

- Лен, ты что? На какие деньги, ты будешь её снимать? Не майся дурью, живи с нами. Вместе будем в школу ходить и, вообще, я так привыкла, что ты всегда рядом. Как я буду без тебя?

Лена твёрдо ответила:

- Юля, я так решила! У вас с мамой своя семья, квартира совсем небольшая, я не хочу вам мешать.

- Глупости! Ты нам совсем не мешаешь!

- Юля, пойми, для нас с тобой начинается взрослая жизнь, детство и юношество прошли. Я хочу самостоятельно устроить свой быт. Пока мы учились, у нас было всё вместе, всё общее, но жизнь не стоит на месте, она продолжается, и мы с тобой тоже должны идти дальше.

В глубине души соглашаясь с доводами подруги, но от того что это так быстро происходит в их жизни и искренне не желая принимать решение Лены, Юля спросила:

- Но на что ты будешь снимать жильё, где ты возьмёшь деньги?

- Я немного накопила, на первое время хватит, а дальше начнём работать, буду получать зарплату. Ты же знаешь, у меня небольшие требования к жилью и быту, и я понимаю, что ещё не заработала ни копейки. Поэтому, страшновато было снимать квартиру, вот я и нашла в частном секторе, в старом бараке для себя комнатку. Одинокая женщина сдала мне жилплощадь. Хозяйка работает почтальонкой и живёт одна.

Юля в недоумении спросила:

- Когда ты успела её найти?

- На прошлой неделе заходила на почту и совершенно случайно услышала разговор двух работников. Сразу же и спросила у них, там же обо всём и договорилась. Хозяйка согласилась, после того, как узнала, что я после окончания института буду работать в их школе, учительницей. Её зовут Валентиной Васильевной, она показалась мне очень строгой и серьёзной женщиной. Она так внимательно читала мой паспорт, от корочки до корочки и рассматривала меня с головы до ног, что мне было не по себе. Хотя это и понятно, ведь ей жить с совершенно чужим человеком. Так что не переживай, подруга, жить я буду со строгой и серьёзной женщиной. Всё нормально, жизнь продолжается!

Понимая, что Лену не переубедить и, переезд просто неизбежен, с досадой Юля спросила:

- И когда ты уезжаешь?

- Сейчас соберу вещи и сразу же еду на квартиру. Представляешь, мне до школы будет всего две остановки!

- Как ты будешь жить с чужим человеком?

- Всё будет нормально, я уверена. Поживу сначала там, присмотрюсь, а дальше посмотрим. Если не понравится, буду думать!
Лена не спеша начала собирать вещи. Юля молча смотрела на неё и думала, что в очередной раз подруга права! Жизнь продолжается и каждая из них должна идти дальше. Они окончили институт, получили дипломы, теперь нужно встать на ноги и чего-то добиться в жизни.

Что и как будет у них впереди, они не знают и не догадываются, но обе мечтают о любви, о счастье. Хотя и понимают его по-разному!

Юля понимала, что в отличие от Лены, она долго будет искать себя в этой жизни. Как подруга, она не готова к тому чтобы влюбиться и с кем-то построить серьёзные отношения, или того больше – выйти замуж. Мечтая о большой любви, она совсем не хочет связывать себя какими-то ни было обязательствами. Почувствовав свободу, после окончания института, она совсем не хотела её терять!

Рассуждая о будущем, Юля не знала, что будет в её жизни дальше. Не знала, сможет справиться или нет, не знала получиться ли у неё всё, если рядом не будет такой подруги как Лена, и от этого ей было грустно. С досадой вздохнув, она сказала:

- Ленка, как я буду без тебя?! Я не смогу обо всём в жизни думать и всё решать сама. Без тебя, я не справлюсь!

Лена застёгивая чемодан, улыбнувшись, ответила:

- Глупая ты Юлька! С чего ты взяла, что без меня ты не справишься?! У тебя, как и у любого человека есть свои сильные стороны, ты по своей натуре, в силу своего характера, просто не можешь быть слабой. Уж я-то знаю тебя!

- Я себя не знаю!

- Юля ты настройся на то, что нужно жить дальше. Ты получила хороший толчок для этого, приобрела прекрасную профессию. Сейчас займись в первую очередь совершенствованием себя и развитию своей личности. Перед нами такие большие возможности! Первого сентября у нас начнётся совсем другая жизнь, и она расставит всё по своим местам. А там не за горами и личная жизнь наладится! Ни такая, как была у тебя до этого, а самая настоящая с самопожертвованием и полным самоотречением от своих прежних привычек и принципов. Когда-то, такая жизнь, должна у тебя начаться?!

Юля, выслушав подругу, вздохнула и подумала:

- «Ну, нет, это не для меня! Никакого самопожертвования и самоотречения!»

                                                                                                      Глава 9

Лена, с чемоданом, медленно шла по улице к новому месту своего жительства. Остановившись у калитки, задумчиво рассматривала своё новое пристанище. Длинный, старый, деревянный барак - четыре одинаковых крыльца, четыре квартиры. Ничего особенного, скромный и очень чистый домик. Она, открыв калитку, прошла по маленькому ухоженному дворику и постучалась в дверь с номером три.

На стук, на крыльцо вышла хозяйка. Она строго, посмотрела на Лену и сухо сказала:

- Пришла? Заходи!

Проходя через маленькие сени, Лена заметила, что дом старый, покосившийся, но везде идеальная чистота и пахнет свежестью. Войдя в кухню, она осмотрелась по сторонам и увидела белоснежную печь застеленную клеёнкой, на которой стояли цветы в горшках. Лена, незаметно вздохнув, подумала что, наверное, придётся топить печь, а она совсем этого не умеет?!

Хозяйка не обращая внимания на то, что Лена украдкой рассматривает свой новый дом, показывая рукой в сторону печки, строго сказала:

- Жить будешь в той комнате. Там тесновато, но обитать можно. Если не нравится, я не навязываюсь!

Лена, застеснявшись, ответила:

- Нет, нет, что вы! Мне понравится!

Ободряюще кивнув, хозяйка продолжала говорить:

- Печь топить не надо, мы на газе, подключённые. Готовить себе будешь сама. Я работаю, мне розготавливать некогда. Посудой пользуйся. Вещей лишних не покупай и так тесно, нечего захламлять мне дом. Шкафа у меня для тебя отдельного нет, так, что если надобность будет, выделю полку в своём шифоньере. Вещи весь на гвозди, там, в ногах кровати в стене набито. Тебе хватит. Больше не колоти, а то штукатурка осыплется. Ходить будешь, дверями шибко не стукай, я не люблю шума. Жила, чтобы тихо! Я потому и согласилась тебя взять, что ты учителка. Будешь вечерами тихо, как мышка, корпеть над тетрадками. Так, что ещё? Поздно не шляйся, не люблю. Я веду жизнь тихую и распутства не потерплю! Ложусь спать рано, мне на работу в пять вставать. Потому планируй засветло успевать все дела. Дверей меж нами с тобой нет, чтобы отгородиться, только шторка, поэтому сама понимаешь, какая слышимость. Уразумела?

Лена кивнула, не в силах что-то сказать, уж очень нерадостная картина представлялась ей в её нынешней жизни. Помолчав, обдумывая свои слова, Валентина Васильевна закончила:

- Ну и хорошо! Раз поняла тогда иди, устраивайся, чё надо, спросишь.

Лена прошла по кухне в ту сторону, куда ей показала хозяйка. Отодвинув занавеску, вошла в узкую, удлинённую комнату. Остановившись, огляделась по сторонам. У стены стояла узкая кровать и небольшой столик, приткнутый к окну, между стеной и кроватью. В комнате был полумрак из-за того, что на маленьком окне стояли три больших горшка с высокими, цветущими разным цветом, геранями. Лена помнила эти цветы, у мамы в её спальне, на окнах стояли такие же. Она остановилась посередине комнаты и, глубоко вздохнув, знакомый с детства аромат, закрыла глаза и подумала:

- «Как в детстве! Странное чувство, я как будто вернулась домой!».

Первое впечатление о строгости или даже суровости квартирной хозяйки прошло сразу же, после того, как менее чем через час, она позвала Лену к чаю.

Валентина Васильевна заглянула в комнату и, бросив взгляд на полупустой чемодан, стоявший на стуле, спросила:

- Что, уже почти разобрала вещи? Что-то у тебя не густо? Ладно, потом доделаешь, пошли к столу, чай пить будем.

Лена удивилась, ведь ей объявили, что питаться они будут раздельно. Но, не говоря ни слова, молча пошла за хозяйкой. В кухне на столе стояла целая тарелка с пирогами и два бокала с горячим чаем. Опустившись на стул, который ей показала Валентина Васильевна, она молча ждала, понимая, что это чаепитие организовано неспроста, планировался вечер вопросов и ответов.

Пододвинув к ней тарелку с приятно пахнущими пирогами, хозяйка сказала:

- Кушай, а то решишь, что я злюка какая-нибудь! Да и поздно уже, столовок у нас тут нет, да и магазин уже давно закрыт. Что ж я тебя голодной оставлю, самой кусок в горло не полезет.

- Спасибо! Я завтра куплю продуктов.

Не глядя на неё, хозяйка ответила:

- Купишь, всё купишь!

Они ели пироги, запивая чаем, только изредка поглядывая друг на друга. Хозяйка, съев три больших пирога, отодвинула от себя бокал с ещё не допитым чаем и, поглядывая на свою жиличку, с интересом спросила:

- Ты, что ж, не местная? Из другого города приехала к нам, раз квартиру снимаешь у чужих людей?

Лена поняла, что нужно отвечать, ведь хозяйка впускает к себе в дом, в свою жизнь, совсем постороннего человека. Поэтому совершенно спокойно была готова ответить на любой вопрос, но сильно откровенно рассказывать о себе совсем не хотелось, и отвечала она кратко:

- Не местная. Я из областного городка Междулесье.

- Странное название?!

- Да, так все говорят.

- А почему так называется ваш городок?

- Раньше, очень давно, это была деревня. У неё не было названия, и её называли просто «деревня между лесами». Позже когда она переросла в городок, название осталось, вот и получилось Междулесье. Городок расположен в большой лощине, как на огромной поляне в густом лесу.

- А, что у вас там работы в школе нет?

- Я здесь, в вашем городе в институте училась, здесь и распределилась.

- И ты выбрала нашу школу?

- Я без особых претензий, мне не за что держаться, как другим ребятам, поэтому куда распределили, туда и пошла работать.

- А надолго планируешь?

- Не знаю, не думала об этом.

- А сколько лет после распределения нужно работать?

- Три года.

Валентина Васильевна замолчала, чувствуя, что приходится из Лены вытягивать каждое слово. Ей это надоело, и она встала из-за стола, спросив:

- Ну что, наелась?

- Да, спасибо! Давайте я вам помогу, помою посуду.

- Сама управлюсь, чё здесь две кружки помыть. Иди лучше вещи разбирай, а то уже темнеет, скоро спать ложиться.
Лена поднялась из-за стола, почему-то виновато улыбнулась хозяйке, поблагодарила за угощение и пошла в свою комнату. Валентина Васильевна недолго погремев посудой, ушла к себе, потушив на кухне свет. Из её комнаты стал доноситься звук работающего телевизора. Лена развесила вещи на большие гвозди, осмотрелась и начала составлять список самого необходимого. Начала понемногу обживаться.

До школы было всего несколько остановок, магазин рядом, в доме всегда тепло и тихо. Хозяйка оказалась очень уравновешенной и тихой женщиной, хотя на первый взгляд, казалась строгой, даже сердитой. Лена не была особо требовательной, поэтому очень быстро приспособилась к новым условиям.

Вот так и жила она, в маленькой, но ставшей для неё за это время - родной комнатке. Ей уже давно всё нравилось в её нынешней жизни. С Валентиной Васильевной она быстро нашла общий язык, и жили они спокойно, не ссорясь и не предъявляя друг другу никаких претензий.

Хотя, если бы, что-то и не нравилось Лене, в данной ситуации, она бы на самом деле не стала предъявлять никаких претензий, тем более, что-то выяснять. Она просто собрала бы свои вещи и ушла. Зачем что-то доказывать, если тебя не понимают, или ты просто мешаешь?

В силу своего характера Лена никогда ни с кем не ссорилась и тем более не ругалась. Родители всегда воспитывали её так, чтобы при любом конфликте она училась вести себя очень сдержанно и спокойно, никогда не споря и не доказывая, что она права. Самое лучшее в такой ситуации, просто отойти в сторону.

Иногда это бывает очень трудно! Но Лена всегда поступала именно так, как её учили родители. Она понимала, что человек должен подстраиваться под окружающих людей, но это должно быть обоюдно и в равных долях от всех. У каждого человека по любым жизненным вопросам, есть своё мнение, но нужно уметь не навязать, а доходчиво и, самое главное, спокойно объяснить свою точку зрения. Нужно, в первую очередь, попробовать разъяснить, попытаться обосновать правильность своих взглядов, но это должно происходить мирно и без унижения друг друга.

В споре люди обмениваются своими мнениями и пытаются найти точки соприкосновения, найти истину. Но это должно происходить уравновешенно и невозмутимо. Вместе и только вместе! Иначе при столкновении мнений и активном отстаивании своей позиции, спор может выйти за пределы корректного отношения друг к другу, а этого нужно избегать. Если это не получается сделать, но не из-за тебя, а из-за того что собеседник просто не хочет тебя услышать, то не споря и не доказывая ничего, нужно просто отойти в сторону.

Ругаться и спорить Лена не могла и не умела. Она выросла в доброте и душевности. В её семье никогда никто не ругался и не повышал голоса. Всегда все вопросы решались с пониманием и улыбкой на лице. Поэтому она считала что, ругаясь, человек принижает в первую очередь себя и свои принципы. Она никогда не спорила, а уходила от конфликта и не думала, что совершает ошибку. Поэтому, придерживаясь именно такого отношения к людям, Лена считалась среди знакомых и друзей, очень доброй и душевной девушкой.

Глава 10

На следующий день, после знакомства с Алексеем, как и было условлено, к шести часам, Лена отправилась на свидание. Она очень волновалась, мечтая о предстоящей встрече. Юлька, как специалист в данном вопросе, напутствовала подругу:

- Не спеши, покажи, что ты настоящая леди. Приди на пять минут позже назначенного времени.

Лена со страхом произнесла:

- Ты что Юль, а если он уйдёт, не дождавшись меня?!

- Пять минут, ты что смеёшься?! Он, что не джентльмен, пять минут не подождёт? Ну, ты даёшь? Если не дождётся, тогда вообще, зачем нужен такой парень?!

Лена слушала подругу, соглашалась с ней, но в страхе испытывать судьбу, к клубу пришла на целых полчаса раньше, чем они условились. Подошла, огляделась но, не увидев Алексея разволновалась. Постоянно поглядывая на часы, успокаивала себя, но страх, что вдруг он не придёт к назначенному времени, или вообще не придёт, никак не проходил. Как ни старалась, но волнение становилось всё больше и больше, и она ничего не могла с собой поделать.

Закончилось кино и к клубу начали подходить люди, на очередной сеанс. Лена стояла, наблюдая за выходящими из зала, после просмотра фильма, зрителями. Очень много из кинозала выходило молодых пар. Кто-то шёл, обнявшись с девушкой, а кто-то просто держась за руки. Она смотрела на них, и почему-то от этого ей было радостно на душе.

Оглядываясь по сторонам, Лена обратила внимание на быстро идущую девушку. Она почти бегом вышла из зала и шла, постоянно оглядываясь по сторонам. Посмотрев на неё, Лена подумала, что что-то случилось, но в один момент, увидев на её лице улыбку, поняла, что она нашла того, кого искала. На лавочке с детской коляской сидел молодой парень. Девушка быстро подошла к нему, заглянула в коляску и, поцеловав в щёку, села рядом. Они радостно болтали, обнявшись и счастливо улыбаясь, поглядывали на малыша.

Лена не слышала слов, но видела, как они были счастливы, как они любили друг друга! Потом девушка встала и покатила коляску по улице, а парень, проводив её взглядом, пошёл на следующий сеанс кино.

С завистью и мечтой о счастливом будущем, Лена подумала о том, что как хорошо, когда любящие люди рядом, вместе и так трепетно и нежно относятся друг к другу. Как ей хочется вот так же любить и заботиться о любимом человеке!

Вдруг, как и вчера на танцах, она вздрогнула от неожиданного прикосновения. Её крепко взяли за плечи. Резко повернувшись, она увидела Алексея. Он замер, восхищённо рассматривая её красивые глаза, которые сегодня при солнечном свете казались совсем другими.

Улыбаясь своей бесподобной улыбкой, он ласково и очень тихо произнёс:

- Здравствуй, Леночка! Давно ждёшь?

Она постеснялась сказать, что пришла на много раньше, чем они условились и, краснея, солгала:

- Нет, я только что подошла!

Алексей наклонился и как-то запросто поцеловал её в щёку, не обращая внимания на смущение. Мимо шли люди и бросали на них безразличные взгляды, но Лене казалось, что все смотрят и видят, как он поцеловал её. От этого ей стало неловко, и она покраснела ещё больше. Алексей с интересом наблюдал за ней. Ему очень нравилось, что она как маленькая девочка, всего стесняется и краснеет. Улыбаясь, он спросил:

- Леночка, может, сходим в кино, сейчас сеанс начнётся?

Взглянув на него, она застенчиво, тихо ответила:

- Пошли!

- Тогда давай быстро, осталось меньше пяти минут!

Алексей крепко взял её за руку и потянул за собой, как вчера вечером на танцах. Они быстро вошли в клуб. Купив билеты, пошли, почти побежали в зрительный зал. Лена взглядом начала искать их ряд, а Алексей уверенным шагом пошёл в конец зала, ведя её за собой. Он вел её на последний ряд, и от этого ей почему-то было стыдно. Казалось, что все люди в зале смотрят на неё и понимают, куда они идут.

Потух свет, начался фильм. Алексей сел на скрипучее кресло, Лена опустился рядом. Устраиваясь на сидении, он крепко обнял её за плечи и прижал к себе. Так они и смотрели весь фильм, только иногда он наклонялся к ней, чтобы что-нибудь спросить и попутно чмокнуть в щёку.

                                                                                                               Глава 11

Они встречались каждый день. Ходили в кино, гуляли по парку. Один раз даже катались на речном трамвайчике. Алексей предложил прогулку по реке, в небольшой компании его друзей и Лена, конечно, согласилась, только спросила разрешения взять с собой свою подругу. Алексей засмеялся и ответил:

- Лена, ты как маленькая, конечно, бери! У меня друг Серёга, он будет один, так что твоя подруга не заскучает.

Поглядывая на него, Лена спросила:

- Лёша, а вообще, много народу будет, какой-то праздник?

- Нет, просто у нас с Серёгой есть ещё друг Ванька, он уезжает в Москву учиться. Так что, будет он с женой, мы с тобой, Серёга, твоя подруга и всё. Будем отмечать проводы Ваньки!

В воскресенье, в назначенное время, Лена с Юлей приехали на речной вокзал. У причала уже стоял Алексей с друзьями. Лена увидела его издалека и на ходу, тихо, почти шёпотом, сказала:

- Юль, вон тот самый высокий! Это мой Лёша!

Юля, внимательно всматриваясь, старалась издалека хоть немного разглядеть его. Немного замедлив шаг, не поворачиваясь, таким же шёпотом проговорила:

- Ничего себе! Лен, это тот красивый парень, который улыбается нам?

- Да! Тихо, он идёт!

Девушки замолчали, увидев, что Алексей подходит к ним. Он подошёл, обнял Лену за плечи и чмокнул в щёку. Вторую руку протянул Юле и приветливо произнес:

- Здравствуйте! Меня зовут, Алексей!

Юля подала руку, с интересом рассматривая его, ответила:

- Юля!

- Ну, что девчонки, пошли знакомиться с остальными и в путь!

Втроём они подошли к, смотрящим на них, друзьям Алексея. Лена понимала, что они разглядывают её и очень волновалась. Со страхом думала, что вдруг она им не понравится, и они отговорят Алексея с ней встречаться.

Подойдя ближе, представляя девушек своим друзьям, Алексей весело сказал:

- Знакомьтесь это моя Лена, а это её подруга Юля!

Молодые люди молча смотрели на Лену, а она раскраснелась и прижалась к его руке, прячась от пристальных взглядов. Алексей засмеялся и сказал:

- Хватит, сверлить её глазами, она у меня стеснительная!

Все, кроме Лены заулыбались. Объявили посадку и, вздохнув с облегчением, вместе со всеми она пошла на пароход. Почти целый день они провели на прогулке по реке. Очень быстро нашли общие темы и разговаривали с его друзьями, как со старыми знакомыми. Вечером, вернувшись, попрощались и разъехались по домам.

Сергей вызвался проводить Юлю. Она, конечно, не возражала. Подхватила его под руку, и они ушли. Алексей поехал провожать Лену. Они старались больше не задерживаться, как в первую ночь, чтобы ей не попадало от квартирной хозяйки.

                                                                                                                      Глава 12

На следующий день в школе перед занятиями Юля ждала подругу. После вчерашней прогулки по реке, ей не терпелось поделиться впечатлениями.

Как только девушки встретились, заговорщически наклонившись к подруге, она шёпотом сказала:

- Ну, Лен, этот Сергей, ещё тот фрукт!

Не понимая подругу, Лена заинтересованно спросила:

- Почему, что случилось?

- Представляешь, после прогулки он предложил мне переночевать у него?! Обещал незабываемую ночь!

Услышав такое, в недоумении Лена произнесла:

- Надо же, а внешне он мне показался очень скромным и серьёзным парнем. И, что ты?

- Как, что? Послала его!

- Надо же, я совсем не подумала бы, что он такой ловелас! Мы с Алексеем встречаемся уже две недели, а он даже ни разу мне не намекал ни на что и сам не пристаёт. Мне очень нравится, как он себя ведёт в этом плане. Очень тактичный, всегда такой внимательный. Кстати, ты ничего не сказала, как он тебе?

Юля, задумавшись, но, не скрывая своего разочарования, вздохнув, ответила: 

- Что говорить, красивый парень, даже очень!

Лена счастливо улыбаясь, слушала, но не понимала, почему она так смотрит? Юля, виновато поглядывая на подругу, продолжала говорить:

- Только ты не обижайся на меня, но он тебе не пара!

У Лены в один миг с лица исчезла улыбка и на глазах заблестели слёзы. Она в растерянности спросила:

- Почему?

Юля невозмутимо продолжала говорить:

- Он слишком красив, извини, но он красивее, чем ты!

Лена чуть не плача, произнесла:

- И, что из этого? А если он любит меня?

- А ты в этом уверена?! Он говорил тебе об этом?

Лена со слезами на глазах только помотала головой. Юля, считая, что говорит правду во благо подруги, безжалостно продолжала:

- Вот видишь! Лена, ты не обижайся, но я хочу как лучше. На него все девушки на пароходе смотрели, как на знаменитого артиста! Сама подумай головой, а не сердцем. Ладно, внешность! А характер у него, какой? Дерзкий, смелый!

Лена, расстроившись от её слов, спросила:

- Разве это плохо?

Но Юля, не считая, что обижает подругу, сухо продолжала:

- Почему-то раньше тебе это не нравилось в мужчинах! Ты восхищалась Игорьком, его спокойствием, невозмутимостью и даже безразличием. Говорила, что для семьи такой муж просто подарок! А сейчас, что произошло с тобой? Почему всё так резко поменялось в твоих взглядах?

Лена в надежде, что подруга поймёт её, ответила:

- Не знаю, но когда он уверенно взял меня за руку и повёл танцевать, я была счастлива и уже, кажется, тогда влюбилась в него. Мне очень понравилась его смелость! Может быть, мне в Игорьке как раз этого и не хватало?

Юля, с досадой качая головой, произнесла:

- Ленка, Ленка! Я боюсь, что он поматросит и бросит, а ты опять будешь переживать. Вспомни, как ты страдала от того, что рассталась с Игорьком, а его ведь ты не любила. А если по-настоящему влюбишься, то будет ещё больнее?!

Лена в отчаянии спросила:

- Но почему ты думаешь, что он меня бросит?!

- Лена, да пойми ты! Такие красивые мужчины не бывают постоянными, они всегда в поиске! Непостоянство - это основной критерий их характера!

Лена сидела молча, вытирая слёзы. Прозвенел звонок, и девушки разошлись по своим классам.

Глава 13

Подходили к концу три недели знакомства Лены и Алексея. Она очень любила его и не скрывала своих чувств. В отличие от неё, Алексей был намного сдержаннее, хотя тоже говорил красивые слова, делал комплименты, от которых она краснела, а он смеялся. Но чувственных, пламенных слов о любви Лена ни разу от него не услышала! Слова подруги сильно её расстроили и заставили задуматься.

При очередной встрече, украдкой поглядывая на Алексея, пытаясь найти ответы на свои вопросы, но он казался ей совершенно искренним. Чувства брали верх над разумом, и она ничего не могла с этим поделать! Лена его очень любила и, кажется, уже была готова простить ему все будущие ошибки.

Вечером, в воскресный день, встретившись, они гуляли по парку. Алексей заметил её грустное настроение и спросил:

- Лен, у тебя всё нормально?

Она, улыбнувшись, ответила:

- Да, всё хорошо, просто я сегодня немного устала.

Алексей пытался как-то её отвлечь, развеселить, но улыбаясь, она оставалась печальной. Слова подруги не выходили у неё из головы. За несколько последних дней они просто источили душу.

Алексей остановился и повернулся к ней. Взяв за плечи и глядя в красивые зелёно-голубые глаза, как-то совершенно спокойно спросил:

- Может, поженимся?

Лена сначала растерялась, смотрела на него широко открытыми глазами, а когда поняла, что он сказал, на одном дыхании выпалила:

- Да! Да! Да!

И от счастья закрыла лицо руками. Алексей спокойно обнял её и прижал к своей груди. Он дал ей время прийти в себя и успокоиться. Немного подождав, предложил:

- Пошли, отметим!

Лена, подняла глаза, кивнула и опять уткнулась в его широкую грудь, с трудом сдерживая слёзы. Её счастье плескалось через край, её сердце и голову переполняли мысли об их будущем. В один миг она забыла все обидные слова, которые говорила ей Юля и думала только о том, что Алексей любит её, и они всегда будут вместе. Юлька неправа, она ошибается!
Они пришли в небольшое кафе, сели у окна. Алексей заказал бутылку шампанского, фрукты и для Лены пирожные. Официант принёс им заказ, откупорил бутылку и ушёл. Разлив шампанское по фужерам, Алексей поднял бокал и предложил тост. Тихо, но торжественно сказал:

- Леночка, давай выпьем за нас, за наше с тобой будущее!

Аккуратно, почти беззвучно, чокнулись. Сделав один глоток, Лена сидела, ни к чему не притрагиваясь, восторженно глядя на своего любимого. Улыбаясь, Алексей вытащил из кармана маленькую красную коробочку. Ставя её перед невестой, сидел молча, с интересом наблюдая за ней.

Осторожно взяв коробочку, не в силах сдержать дрожь в руках, Лена бережно открыла её. Увидев красивые обручальные кольца, подняла на Алексея глаза и посмотрела с таким упоение, что он улыбнулся, поняв, как она счастлива. Взяв её за руку, нежно спросил:

- Нравится?

- Да, конечно, Лёша, милый, мне так нравится!

- Померь, если не подходит, можно поменять.

С волнением Лена надела на палец узенькое золотое кольцо. Оно подошло впору. Алексей довольный, что угадал с размером, улыбаясь, смотрел на счастливую невесту. Подождав, когда она немного успокоится, сказал:

- Завтра днём, после твоих уроков, мы пойдём в Загс.

- Завтра?!

- А что тянуть? Всё равно ещё целый месяц ждать. Ты согласна?

Лена с улыбкой ответила:

- Да, конечно!

Они счастливые, сидя за столиком в кафе, разговаривали и строили планы на будущее, на свою жизнь вместе. Только когда уже начало темнеть, вышли из кафе. Алексей проводил Лену до калитки её квартиры, поцеловал, пожелав приятных сновидений и прощаясь, нежно сказал:

- Спокойной ночи, моя маленькая принцесса! Спокойной ночи моя милая, «сегодня невеста, а скоро жена!»

Они попрощались, и Лена счастливая влетела в дом. Остановившись на пороге, с волнением смотрела на Валентину Васильевну. Сердце билось так, что казалось, ему не хватает места в груди, и оно сейчас вырвется наружу. Хозяйка, сидя за столом пила чай и поглядывала в окно. Посмотрела на возбужденную девушку и со вздохом произнесла:

- Похоже, скоро съедешь от меня?

Лена стояла и молча улыбалась в ответ. Хозяйка покивала и почему-то с сожалением, добавила:

- Можешь ничего не отвечать, я и так всё вижу. Влюбилась ты девонька бес памяти!

Видя как Лена застеснялась, сказала:

- Ни тушуйся, никуда от этого не денешься, всё в жизни на этом держится, на любви, да на семье. Садись, рассказывай!

Лена подошла к столу опустилась на стул напротив неё и, продолжая улыбаться, спросила:

- А, что рассказывать?

- Как, что? Чай не чужие мы с тобой люди, два года прожили бок о бок. И мамки у тебя нет, кто присоветует ещё, если ни я? Не Юлька же твоя? Её б саму, кто уму разуму научил, а то мечется, никак не может найти, куда прибиться, к какому берегу.

Лена стесняясь, произнесла:

- Лёша, сделал мне предложение выйти за него замуж!

- А ты что?

- Я согласилась!

- Ну, если всё так, то я рада за тебя! Поздравляю!

Лена смотрела на неё, восторженно улыбаясь. Валентина Васильевна отодвинула бокал с чаем и, встав пошла к шкафчику. Выставила на стол красивый кувшинчик с вином и две большие, похожие на граненый стакан, рюмки. Поглядывая на застенчиво улыбающуюся Лену, проговорила:

- Раз такое дело, то давай отметим!

Валентина Васильевна разлила по рюмкам вино красивого рубинового цвета и произнесла тост:

- Давай, девонька выпьем за твоё будущее женское счастье! Чтобы промеж вас всё было хорошо! Чтобы ваша любовь была крепкой и долгой, и чтобы никто не разрушил её.

- Я так люблю его! Я всегда буду любить только его одного!

- Этого мало в семейной жизни. Давай выпьем, за то, чтобы и он любил тебя всю жизнь, так же как и ты его!

Лена подозрительно посмотрела на неё и вмиг, став серьёзной, настороженно спросила:

- А, вы что, тоже считаете, что я ему не пара?

- Почему ты так спрашиваешь? Почему тоже?

- Юлька мне это сказала. Сказала, что я серая мышка рядом с ним.

- Дура, твоя Юлька! Пара, не пара, кому это ведомо? Как судьба у человека сложится, так и будет. Вот, что меня смущает в вашей любви, так это то, что уж слишком быстро вы всё решили с ним. Всего три недели и уже жениться, это меня настораживает?!

- А, что именно вас настораживает?

- В тебе, Леночка, я не сомневаюсь ни минутки! Тебя я за это время хорошо узнала. Ты девочка искренняя, добрая и то, что ты любишь его это видно. Я не хочу ни его, ни тебя обидеть, но мужчинам нужно намного больше времени, чтобы понять себя. Не ошибись, девочка! Главное, чтобы он любил тебя также!

Лена чуть не плача произнесла:

- Он любит меня, я верю ему!

Видя, что огорчила Лену, Валентина Васильевна, виновато сказала:

- Ну, ладно, ладно! Что ты так расстроилась! Давай, поднимай стакан, выпьем за ваше счастье!

Лена не стала поднимать наполненную рюмку, расстроенная ушла в свою комнату, думая о том, что всё это неправда и что Алексей любит её, любит по-настоящему, иначе, зачем жениться?!

                                                                                                        Глава 14

Вернувшись вечером домой, Алексей почти с порога сообщил родителям:

- Мам, пап, я хочу жениться!

Мама, удивлённо взглянув на сына, растерянно спросила:

- На ком?

Проходя на кухню, на ходу, немного игриво, Алексей отвечал:

- Моя невеста красивая, хрупкая как статуэтка девушка и зовут её Леной!

Отец молча, с интересом посмотрел на сына. Мама, отодвинув пустой бокал, удивлённо глядя на Алексея, тихо спросила:

- И где ты с ней познакомился, когда, кто она? Мы о ней ничего не знаем, а ты сразу жениться?!

Алексей улыбнулся, взглянул на молчавшего отца, сел за стол и начал отвечать, вдруг посерьёзневшим родителям:

- Мама, сколько сразу вопросов! Если вам так интересно, то могу рассказать?! Я встретил Лену, случайно. Три недели назад забрёл на танцы в клуб и там увидел её. Она стояла одна, в стороне от всех и за кем-то наблюдала. Мерцающий свет падал на неё, и она показалась мне маленькой Феей. Я подошёл и пригласил на танец. Потом мы ушли. Долго гуляли, о многом разговаривали, она оказалась очень интересным человеком, мне с ней очень хорошо. Мы начали встречаться. Сегодня я сделал ей предложение. Она конечно согласилась. Завтра мы идём в Загс подавать заявление. Вот и всё!

Мама глянула на молчавшего отца и, обеспокоено качая головой, спросила:

- Три недели?! Сынок, так быстро?! Может быть не нужно так торопиться, ведь три недели, это слишком маленький срок! Нужно сначала проверить свои чувства. Как-то всё быстро и уж очень просто у тебя? Это же не на один день, это же на всю жизнь!

Алексей улыбаясь, потянулся на стуле и с трудом сдерживаю зевоту, ответил:

- Мама, пока мы будем всё проверять, узнавать, полжизни пройдёт. Я и так знаю, что Лена любит меня! Если бы вы видели, какая она счастливая! Она только и говорит об этом. И о том, как мы будем жить, и о том, что мы теперь никогда не расстанемся, что мы всегда будем вместе. Она обещает быть мне верной и хорошей женой. И не сомневайтесь, она сделает всё, чтобы я был счастлив. Я в этом уверен, если она обещает, то сделает обязательно!

Отец, слушая, пристально смотрел на сына, а мама со вздохом спросила:

- Понятно, что она любит тебя, а ты сам? Ты-то любишь её? Что-то я этого от тебя не услышала!

Алексей, вставая из-за стола, спокойно ответил:

- Мама, конечно люблю! Если бы не любил, зачем жениться?! Конечно я не такой эмоциональный, как Лена, но уверяю вас, что я тоже её люблю. Мне хорошо с ней, спокойно, очень уютно. Я мужчина, что же я буду охать и ахать. Правда мам, она хорошая, она вам понравится!

Мама бросила беглый взгляд на отца, ища поддержки, но он молча смотрел на Алексея. Взволновано, пытаясь вразумить сына, она произнесла:

- Сынок, разве о нас с отцом идёт речь! Нам-то она, конечно, понравится, если ты выбрал её. Вот у тебя нет к ней любви, настоящей, крепкой, такой чтобы только об одной мысли о ней, счастье плескалось через край. Я этого не вижу, сынок?!
Алексей, слушая маму, задвинул стул и, не скрывая сильного желания спать, ответил:

- Я пошёл спать, успокойтесь, всё будет хорошо! Завтра после Загса я её привезу к вам, на смотрины. Так, по-моему, это называется?

Алексей повернулся и ушёл наверх, в свою комнату. Родители проводили его взглядом и остались сидеть за столом. Мама, переведя взгляд с сына на мужа, со вздохом произнесла:

- Вот отец и дождались! Но что-то волнуюсь я, что-то не очень нравится мне его настрой?! Алексей сказал, что любит её, но как-то, без особых чувств, как-то холодновато говорит он о своей любви. Боюсь, что ему просто, как он говорит, хорошо с ней, спокойно, уютно. Не понимает ещё Лёша, что такое настоящая любовь! Совсем он ещё не чувствует что любить - это значит сделать счастливым другого человека и только от этого можно по-настоящему ощутить собственное счастье. Вот, похоже, что эта девочка понимает, а он нет?! Рано, ох рано ему ещё жениться!

- Ну, мать, тут ни нам с тобой решать! Да и не дело кому-то вмешиваться в их отношения. Пусть сами думают, сами разбираются в своих чувствах. Я вот что думаю о таком быстром решении?! Может там причина, какая есть?

- Ты о чём? Хочешь сказать, что она беременна? Вань ты что? Они ж всего три недели знакомы, уж ни в постели же они познакомились? Не дай Господи!

- Ничего я не хочу сказать! Только сына своего я хорошо знаю и что жениться он скоро не собирался, тоже знаю! Вспомни, как он месяц назад мне отвечал за шахматами, что не жениться ещё долго, потому что не нагулялся, что не хочет связывать себя узами брака.

- Да, было такое, помню. В таком случае либо он влюбился безумно, либо она беременная. Но этого ещё даже не определишь, ещё очень рано?! Нет здесь что-то другое?!

- Это другое, может быть и есть – любовь! Не волнуйся, Верочка, даст Бог всё будет хорошо.

- Ой, Ванечка, как не волноваться и не думать теперь о том, кого он приведёт к нам в дом? Ой, боюсь, что будет какая-нибудь вертихвостка, жаждущая выскочить замуж?!

- Что гадать, время покажет! Он же сказал, что завтра приведёт её к нам, вот всё и увидим сами, своими глаза. Так что не переживай! Ты вспомни, как мы с тобой поженились?! Тоже были молодыми и совсем не думали о беспокойстве и переживаниях родителей. Одним словом молодость!

Они долго ещё сидели, разговаривая о сыне, о будущей снохе. Вспоминали себя, свою молодость, свою свадьбу.

                                                                                               Глава 15

Когда отец Алексея – Иван, привёл в свой дом молодую жену Веру, его родители жили ещё в старом, маленьком домике. Невестку они приняли очень хорошо, потому что были с ней давно знакомы, но вот, что их сын на ней женится, для них было большим сюрпризом! Но сюрприз был приятным, потому что Веру они знали с самого детства. Она училась с Иваном в одном классе и была отличницей. На всех собраниях её хвалили, ставили в пример. Но что она была невестой их сыну, они даже не догадывались!

После выпускного вечера в школе, погуляв только одно лето, осенью Ивана призвали в армию. Родители проводили его и два года с нетерпением ждали сначала писем, потом сына. Служил он далеко от родного дома, в Туве.

Прошли два года, показавшиеся родителям очень длинными и бесконечными. По окончанию службы, Иван отправил домой телеграмму, в которой сообщал, что возвращается, но не один, а с женой.

Всю ночь родители не спали, волновались, кого привезёт сын, на ком женился? Что там за люди, какие они в этой Туве? Мама очень переживала, что приедет сейчас какая-нибудь тувинка, и непонятно как они будут с ней жить?! А вдруг она не разговаривает на русском, вдруг ей не понравятся их обычаи? И вообще, как с ней общаться?

С этими страхами родители поехали на вокзал встречать сына с молодой женой. Подошёл поезд. Из окна выглянула девушка, мама посмотрела на неё и удивлённо сказала мужу:

- Странно, что здесь делает Вера Овечкина, одноклассница Вани?

Муж, посмотрел на одноклассницу сына и в недоумении, только пожал плечами. В этот момент из тамбура на перрон спрыгнул Иван и, подбежав к родителям, обнял их. Вытирая слёзы и оглядываясь по сторонам, мама взволнованно спросила:

- Сынок, а где же твоя жена?

- Мама, да-к вот же она!

Иван взял за руку и вывел вперёд Веру. Мама, от неожиданности взмахнув руками как птица, воскликнула:

- Господи, Ванечка, ты нас так напугал! Я ищу тувинку какую-нибудь!

Иван засмеялся и весело сказал:

- Нет, мама это Вера! Вера, моя жена!

В недоумении качая головой, но при этом, довольно улыбаясь, она спросила:

- Как же, это? Когда вы успели?

- Мама, не смущай мне жену! Мы дружили ещё со школы, потом я ушёл в армию, Верочка меня ждала. Месяц назад, перед дембелем, она приехала ко мне в гости, и мы расписались в части. У нас многие так делают. Так, что прошу любить и жаловать!

Мама с нескрываемой радостью подошла и обняла невестку. Ещё раз, но уже как родственники, познакомились с её родителями с Анной и Анатолием, с которыми встречались только на родительских собраниях в школе, но знали, что у них очень воспитанная и интеллигентная семья, и все вместе поехали домой. Дорогой родители поглядывали на Веру, и удовлетворенные выбором своего сына, полностью успокоились.

Зажили молодые с родителями Ивана в их маленьком доме. Иван с Верой жили в небольшой комнатке, старики на кухне, разделённые плюшевой шторой. Вместе прожили почти пять лет, а детей у них не было. За эти годы похоронили сначала отца, потом маму. И молодые остались одни.

С того времени, как Иван привёл в свою семью молодую жену, прошло много лет. Старый дом, после смерти родителей они снесли и на его месте построили новый, большой. Несколько лет им пришлось жить в летней кухне, но они были молоды, любили друг друга и временные трудности их совсем не пугали.

Отец мечтал о большой семье, о том, что у них будет много детей, поэтому и строил большой дом. Но, как не мечтали Вера с Иваном, Господь дал им только одного сына - Алексея.

Шли годы, Алексей рос, очень хорошо учился и совсем не создавал никаких проблем для родителей. У них была по-тихому добрая и спокойная семья. Отец был очень замкнутым и молчаливым человеком, он так редко о чём–то говорил, что иногда, Алексей его просто не замечал.

Всю свою жизнь Иван, трудился не покладая рук. Придя домой с работы, никогда не сидел без дела, всегда был чем-то занят. Когда закончилось строительство дома, построил себе гараж, хотя машины у него никогда не было, и устроил там себе мастерскую. В ней начал заниматься реставрацией мебели. Сначала Алексею очень не нравилось его занятие. Отец искал на свалках старую мебель, возил её в гараж и занимался там с ней месяцами. Он сумел оценить его труд только тогда, когда в столовой появился огромный дубовый шкаф. Он был такой красивый, мощный, весь резной, просто произведение искусства, не иначе! Войдя в столовую, нельзя было пройти мимо, не остановившись и не полюбовавшись им. После этого Алексей стал относиться к занятию отца с уважением.

Отец никогда не лез в дела сына. Иногда, даже казалось, что он не знал, как учится и чем интересуется сын. Когда Алексей окончил школу, он коротко спросил:

- Теперь куда?

Алексей ответил:

- В строительный.

Отец кивнул и ушёл к себе в мастерскую.

Мама – это совсем другое дело! Она очень живая и активная женщина. Даже удивительно, как они могли сосуществовать всю жизнь вместе?! Но, слыша с какой нежностью, она произносит «мой Ванечка», а он говорит ей «Верочка», становится понятно, что они очень любят друг друга.

В доме, в семье всегда было хорошо, спокойно и уютно. Атмосфера любви, кажется, витала в воздухе. Алексея очень любили, особенно мама. Она боялась на него дышать, не заставляла делать что-то по дому или в саду, никогда не ругала. Всё делала ради Алексея и для него, только бы он учился и развивался в различных кружках и секциях.

Всю хозяйственную часть их жизни Вера Анатольевна тащила на себе. Всех одеть, обуть, накормить и у неё это очень хорошо получалось. Алексей даже не замечал, когда в доме делают уборку, когда стирают и глядят бельё. Он всегда видел только чистый, прибранный дом и приготовленный вкуснейший, всегда горячий обед и ужин, а по выходным обязательно какой-нибудь сказочный пирог или торт! Мама очень хорошо и вкусно готовила, и в доме всегда стоял приятный аромат её кулинарных шедевров.

В общем, детство и юношество Алексея было спокойным и безмятежным. После окончания школы, он поступил в строительный институт, окончил его с красным дипломом и был принят на работу в крупную строительную фирму.

                                                                                                    Глава 16

Мама Алексея - Вера Анатольевна из интеллигентной семьи. Их у родителей было четверо, четыре дочери. Вера и Людмила были погодками. Но так случилось, что Людмила умерла ещё совсем маленькой, и Вера очень долгое время была единственным ребёнком в семье.

Готовя старшую дочь в первый класс, они всей семьёй пошли в лес за цветами. Набрали огромный, красивый букет, отнесли его в школу и подарили учительнице на первое сентября. А через месяц Людмила умерла! Она умерла от энцефалита. В лесу её укусил клещ, и этого никто не заметил. Через несколько дней поднялась температура и больше девочка уже не встала с кроватки. Это была большая трагедия в жизни их семьи. Больше всех конечно переживала мама, она постоянно плакала и ничего не хотела делать. Отказывалась от еды, спала, не раздеваясь, но спала ни в кровати, а там где просто без сил засыпала. Вере приходилось самой делать и домашние дела, и уроки, чтобы лишний раз не беспокоить безутешно плачущую маму. А ведь она была первоклассницей!

Только через пять лет у них в семье появился ещё один ребёнок - Надежда. Это был долгожданный подарок судьбы! Девочку таким именем назвал отец, как последнюю надежду иметь ещё одного ребёнка. У них с Верой, разница в возрасте целых двенадцать лет! Через год после рождения Надежды, судьба сделала им ещё один подарок. У них родилась ещё девочка, четвёртая дочь, которую после Веры и Надежды, родители решили назвать – Любовью. Так в их доме поселились Вера, Надежда и Любовь!

Их семья жила в небольшом городе, под красивым названием Снежинск. Там все девочки окончили школу, выросли и пошли по своим жизненным тропинкам.

Их бабушка, баба Катя, а потом и мама Веры, Нади и Любы - Анна, мечтали, о том, чтобы их большая семья жила под одной крышей родного дома, но этим мечтам не суждено было сбыться, потому что каждый из детей и внуков пошёл по жизни своей дорогой.

Родители Веры жили и работали в Снежинске. Выйдя замуж за Ивана, Вера ушла из родительского дома, но они были соседями и продолжали жить на одной улице, общаясь и помогая друг другу. Когда родители вышли на пенсию, они продали дом и уехали в деревню к бабушке Кате. Как она их не уговаривала остаться и переехать жить к ним, они не захотели мешать молодым.

Вера к этому времени уже давно была замужем и жила с мужем и сыном Алексеем, в новом, большом доме. Надежда училась в медицинском институте и жила в Москве в общежитии. Любаша вышла замуж за военного и уехала с ним на место его службы. Оставшись одни, родители решили уехать в деревню «Радостная» к бабушке, которая уже была старенькой и требовала помощи и внимания.

Сестры Вера, Надя и Люба, отличались спокойным и уравновешенным характером. Их любили и соседи по улице, на которой они жили, и друзья. Особенно их любили в школе одноклассники и учителя. Девочки были отличницами. На всех линейках их фамилия звучала, как лучших учениц школы, сначала Веры, а позже, когда подросли и начали учиться - Нади и Любы.
Вера вышла замуж за одноклассника Ваню Скворцова и поселилась в доме у его родителей. Через пять лет она родила сына Алёшеньку и на несколько лет, забыв обо всём, посвятила себя сыну и дому. Они с мужем жили очень мирно, хорошо, тихо любили друг друга и наслаждались своей жизнью и любовью.

Несмотря на хорошие оценки, после окончания школы, Вера не пошла в институт. Окончила кулинарное училище и работала кондитером на фабрике. Она решила посвятить себя любимому делу и за всю жизнь ни разу не пожалела об этом. Жила Вера счастливой и тихой жизнью!

Её сестра Надя была, всеобщей любимицей. Она после окончания школы решила получить высшее образование и стать врачом. И стала! Может быть от того, что она была занята учебой, не вышла замуж в молодости и жила одна. Но именно на неё родители возлагали большие надежды и ждали её, надеясь, что хотя бы она вернётся, и будет жить с ними в деревне. Позже, на их радость так и получилось!

Самая младшая из сестёр, всегда молчаливая и застенчивая – Люба, уехала с мужем. Он у неё был военным, и жили они там, куда его откомандировали по службе. Так сложилась жизнь, что уехав в первый в жизни гарнизон, Люба уже никогда не вернулась домой к родителям.

Глава 17

Мама трёх сестёр, по родному отцу – Анна Феликсовна Беккер, из Крымских немцев. Она с родителями жила в Крыму. Их семью переселили оттуда в конце февраля тридцать пятого года. Анне, тогда было всего несколько недель. Баба Катя, вспоминая те страшные времена, всегда говорила, что она родилась в рубашке, иначе бы её просто не довезли. На всю оставшуюся жизнь, она запомнила их страшную дорогу в никуда. В душе остались боль, и страх по сей день! Она всегда помнила, как от постоянного холода в вагоне и голода, не прекращала плакать Аня и всю дорогу, они с дедушкой по очереди согревали её своим телом.

Переселяли их спешно, потому что дело шло к войне и от границы убирали всех «не благонадёжных», особенно немцев по происхождению. Разрешили взять с собой только самое необходимое из одежды и кое-какие продукты. Загрузили в вагоны и повезли вглубь страны. Они совершенно не знали, куда их везут и где, как они будут жить?!

Так они оказались в Южно-Казахстанской области, в большом колхозе. Поселили депортированных всех вместе, в один длинный барак. Постепенно люди уже сами отгородились друг от друга, чем могли и получился многоквартирный барак. В тридцать седьмом году родился Саша. Несмотря на голод и холод, он рос здоровым и крепким ребёнком. Хотя родился очень слабеньким и недоношенным. Родители очень боялись за его жизнь.

Но это были не все несчастья постигшие их семью. Перед самой войной, в сорок первом году, весной, попал под трактор и погиб их отец, муж бабы Кати - Феликс. Ане тогда было только пять, а Саше три года. Баба Катя осталась одна с двумя маленькими детьми на руках. Это были самые трудные годы в их жизни! О них в семье не любили говорить, потому что баба Катя всегда начинала плакать, вспоминая своего первого мужа и отца детей - Феликса Беккера.

Уже после смерти мужа, ей с детьми разрешили уехать, и она перебралась в Снежинск. Поселилась с детьми у дальнего родственника. У двоюродного брата, которого до этого видела только один раз в детстве. Не зная, примет он её или нет, но ехала к нему по выданному предписанию, потому что других родственников не знала и не могла назвать. Брат узнал сестру, с которой играл на берегу моря, когда они с его мамой, ещё до войны, ездили к ним в Крым. Он полюбил сестру и племянников, и очень хотел ради детей, ради их будущего, как-то им помочь.

Началась война. Жить становилось всё труднее и трудней. В прописке, у него в доме, бабе Кате отказали и жила она на птичьих правах, каждую минуту боясь за свою судьбу и за детей. Чтобы как-то выжить, брат долго уговаривал её, чтобы она согласилась выйти замуж и сменила фамилию. В этом он находил выход для них, в их дальнейшей спокойной жизни.

Немка, хоть и по мужу, с двумя малолетними детьми от немца, кому нужен такой подарок во время войны?! Боясь и за них, и за свою семью, брат предложил ей выйти замуж за пастуха Семёна. Другого жениха, для неё найти он не смог.

Семёна называли баломошкой – полоумным и выходить за него замуж баба Катя совсем не хотела. Тогда брат, извиняясь и прося понять его, сказал, чтобы она с детьми уезжала, потому что жить с немцами под одной крышей он не будет, не хочет рисковать своей семьёй, своими детьми.

Баба Катя в страхе, что ей с детьми совсем некуда ехать, поддавшись на уговоры брата, согласилась и вышла замуж за Семёна Овечкина.

Это было очень трудное решение, потому что она любила своего мужа и считала его своей половинкой на всю оставшуюся жизнь. Если бы не война и не двое малолетних детей, она бы никогда не изменила памяти своему умершему мужу, понимая, что не сможет ещё раз обрести любовь, что её сердце принадлежит только ему. Она пошла на этот шаг, зная, что жизнь без любви, без чувств ни к чему хорошему не приведёт и жизнь в браке с другим человеком для неё будет медленной смертью.
Расписавшись, они с детьми и Семёном уехали в деревню «Радостная» к его одинокой, старой матери. Так Екатерина Беккер и дети стали Овечкиными.

Прожили Катя с Семёном совсем недолго, всего несколько месяцев. Они поженились, когда уже почти полгода шла война. Уехали в деревню и жили в его доме вместе с матерью Семёна. Свекровь была против этого брака и постоянно задирала сноху, но у Кати не было выхода, и она молча терпела. Одно её радовало, что свекровь, хорошо относилась к детям, иногда ей казалось, что она даже любит их, особенно Сашеньку.

Однажды, старая мать назвала Семёна полоумным, так Катя, услышав это, возмутилась и сказала:

- Как вы можете?! Разве можно так называть собственного сына! Вы же мать!

Семён отвёл Катю в сторону и спокойно, очень серьёзно, без обычной улыбки на лице, сказал:

- Не надо, Катюша! Тебе жить с ней, когда я уйду, а она злопамятная, житья не даст. Ты уж смирись, потерпи ради ребятишек.

Катя внимательно посмотрела на него, поняв, что он совсем не больной, он совершенно нормальный человек и озабочено переспросила:

- А куда ты уйдёшь?

- На фронт! Хочу бить немца.

- Но тебя не возьмут!

- Не возьмут, сам убегу, но не останусь в стороне, когда моя Родина утопает в крови.

- Семён?

Она больше не могла ничего сказать, чувствуя, насколько глубока, и не обласкана его душа. Он посмотрел на жену и ухмыльнувшись, спросив:

- Что дурак, да?

- Нет, что ты! Ты совсем не дурак Сеня! Ты просто мечтатель. Мечтаешь о том, что людям неведомо, вот и думают про тебя все так.

Радуясь как ребёнок, он произнёс:

- Катя! Ты, правда, так думаешь?

- Да, Семён, правда!

- Спасибо, тебе Катя! Жалко, что времени у нас мало, чтобы поближе познакомиться. Ты добрая, настоящая!

Может быть, если бы они прожили дольше, между ними и изменились бы отношения, но шла война, и Семён не захотел оставаться в стороне. Несмотря на то, что все люди относились к нему, как к больному, он ушёл на фронт.

Катя очень переживала и боялась за его жизнь. Несмотря на такой нежеланный для неё брак, она хорошо относилась к Семёну. Он ни разу не обидел её, ничего не потребовал. Был тихим, спокойным и непритязательным мужем.

Он ушёл на фронт без повестки, сел в поезд и уехал, ни с кем не попрощавшись. Мать его в скорости слегла. Она оказалась совершено не такой женщиной, какой старалась для всех казаться. После того, как сын ушёл на фронт, даже не сказав ей ни слова, она не выдержала, заболела и уже больше не поднялась. Всё время плакала и ругала себя за то, что так относилась к нему, что поддалась на людские пересуды и поедом съедала собственного сына всю жизнь. Так в слезах, вымаливая у него прощение и умерла. Катя похоронила её и осталась жить в их доме одна с детьми, с дочерью Анной и сыном Сашей.

С войны Семён не вернулся. Прислал только два письма, что воюет хорошо и отношение к нему хорошее. И всё! Какая у него дальше была судьба, никто так и не узнал, потому что не было больше ни писем, ни похоронки. После войны, как и положено жене фронтовика, Катя ходила в военкомат, чтобы хоть что-то узнать о Семёне. После сделанных запросов ей вручили извещение о том, что её муж Овечкин Семён Иванович без вести пропал.

Налаживалась мирная жизнь. Катя работала дояркой на ферме и растила дети. Аня училась хорошо, а Саша рос шалопаем! С трудом окончил семилетку и пошёл в трактористы. Так всю жизнь и работал, меняя трактор на комбайн. А Аня, после окончила школы, уехала из родной деревни в Снежинск. Поступила на завод ученицей чертёжницей и проработала на одном месте до самой пенсии. Там она и познакомилась со своим будущим мужем Анатолием.

Через полгода знакомства они поженились, и стала она Сидоровой Анной Семёновной. Жили хорошо, с пониманием, заботой и любовью относились друг к другу. Вырастили трёх дочерей – Веру, Надежду, Любовь и были счастливы.

У них была тихая, интеллигентная семья. В доме всегда очень чисто и вкусно приготовлено. Девочек родители любили, но особо не баловали, растили в строгости. Мама не любила беспорядка и шума в доме. Поэтому дочери выросли чистюлями и с самого детства были приучены к порядку и спокойному, тихому поведению. В доме всегда было всё прибрано, все вещи на своих местах, а из кухни доносились ароматы приготовленных ими блюд. Мама научила девочек готовить, печь пироги и пирожные. Научила шить, вязать и на спицах, и крючком. Одним словом, своих дочерей она воспитала хорошими хозяйками!
Анна очень любила, когда они все вместе, всей семьёй собирались в одной комнате. Муж сидел с газетой, а она с девочками за рукоделием. Дочери очень хорошо учились и всегда принимали активное участие в жизни школы. Дома для мамы были незаменимыми помощницами.

Но время неумолимо бежит вперёд. Дочери давно выросли и разлетелись из родительского гнезда. У каждой своя жизнь, своя судьба. Подчас трудная, горькая, но это их судьба, их дорога, по которой, несмотря ни на что нужно идти.

Анна очень переживала, что на долю её дочерей выпадали такие нелёгкие испытания. Жалела их и всегда всем сердцем пыталась им помочь. Убеждая в том, что какие бы страдания не сваливались на них, нужно идти вперёд!

Не один человек не в силах полностью изменить ход событий и выбрать что-то лучшее для себя в этой жизни. Что суждено, то обязательно произойдёт! Человек идёт, тем путём, который ему предначертан и кем-то уже прописан в его жизненной истории. Мечтая о лучшей доле, мы можем только что-то корректировать, в тех или иных событиях. Через всё, что нам преподносит судьба, нужно пройти!

Главное не делать плохо людям и не идти на поводу у своих слабостей. Нужно всегда знать и помнить, что те люди, с которыми нам суждено встретиться, обязательно встретятся на нашем пути. Они придут к нам точно так же, как и мы проходим по чьим-то судьбам.

Перед человеком в жизни стоит много задач. При их выполнении, нужно постоянно обращаться к себе, к своей душе и не делать ничего против собственной совести. Потому что совесть - это тот молчаливый страж, который живёт внутри нас, в наших душах. Совесть поможет нам бороться с плохими поступками и не желать людям зла.

Всё нужно делать осознано, постоянно оценивая результат своих поступков, ни в коей мере не снимая с себя ответственности! Не всегда это бывает просто сделать, но если помнить что кому-то хуже чем тебе, то и все трудности можно перенести намного легче. Главное нести радость окружающим тебя людям!

Глава 18

Утром, проснувшись, вспоминая вчерашний день, Лена немного задержалась в постели. Вспомнив сделанное ей предложение и ласковый взгляд Алексея, забыла обо всех печалях, была рада и счастлива. Быстро собравшись, позавтракала и ушла в школу. Всю дорогу не шла, а как будто летела, так легко и невесомо было её тело. Она мечтала об их будущей жизни, о том, что они никогда не расстанутся, и будут любить друг друга вечно!

Всю дорогу до школы, оглядываясь по сторонам и не в силах сдержать свои чувства, радостно улыбалась. Ей так хотелось кричать на весь белый свет о своей любви, о своём счастье, что она с трудом сдерживалась!

Почти бегом влетев в учительскую, ища глазами подругу, Лена остановилась у двери. Ей не терпелось поделиться своей радостью. Юля сидела за своим столом и молча скучала в ожидании звонка. Увидев Лену, встала и пошла навстречу.

Взяв подругу за руку, Юля вывела её в коридор и взволнованно спросила:

- Лена, что случилось?

Делая вид, что безразлично смотрит на неё, совершенно спокойно, вместо ответа, Лена спросила:

- Юль, а почему, что-то должно случиться?

- На тебе лица нет! Ты такая возбуждённая, взволнованная! Что случилось? С Алексеем поссорились?

Лена молча смотрела на подругу, не понимая её вопроса. Юля встревожено, с сочувствием заглядывая ей в глаза, уверенная в своей правоте, продолжала спрашивать:

- Лен, ну, что ты молчишь? Я, между прочим, говорила, что он тебе не пара! Я предупреждала тебя!

Лена улыбаясь, смотрела на подругу и продолжала молчать. Юля, не понимая её улыбки, раздражённо спросила:

- Ленка, ну что ты опять улыбаешься? Не молчи, говори!

Лена подошла ближе, немного наклонившись, тихо, в самое ухо, немного нараспев, произнесла:

- Юль, успокойся! У меня всё хорошо, даже очень хорошо!

- Тогда что?

- Я выхожу замуж!

Широко открытыми глазами, задержав дыхание, Юля посмотрела на подругу. Почему-то сразу потеряв голос, прохрипела:

- За кого?

- Как за кого? За Алексея конечно!

- О, Боже, Ленка, ты что, совсем чокнулась?! Вы же знакомы с ним всего три недели!

- И что, если мы любим друг друга?!

- Ленка, Ленка, разве так можно, что же ты делаешь?!

- Люблю я его! Люблю так, что дышать без него не могу! Теперь мы никогда не расстанемся, мы всегда будем вместе!

Юля недоверчиво смотрела на счастливую подругу. Лена, с трудом сдерживая радостное волнение, продолжая мечтать, проговорила:

- Я буду просыпаться и каждое утро видеть его голубые глаза, излучающие любовь. Я буду ему верной и нежной женой, я сделаю всё, чтобы со мной он был счастлив!

Юля, качая головой, в растерянности произнесла:

- Лена так не бывает, три недели и любовь такая, чтобы на всю жизнь?! Нужно проверить свои, а самое главное его чувства!

Лена понимая, что ей хочет сказать подруга, ответила:

- Мы уже всё проверили!

- За три недели? Ты о нём ничего не знаешь?!

- Мне достаточно и того, что он уже рассказал и о себе, и о своей семье. Остальное узнаем друг о друге позже. У нас на это будет много времени, вся жизнь!

Не понимая поступка своей умной подруги, вздохнув, Юля выговорила:

- Я тебя всегда считала рассудительным, здравомыслящим человеком, а ты хочешь совершить такую глупость. Ах, Лена, Лена!
Посмотрев на Юлю, она сердито ответила:

- Если ты скажешь ещё хоть слово, мы поссоримся!

Понимая всю бесполезность своего волнения, в отчаянии Юля произнесла:

- Я просто хочу предостеречь тебя от ошибки!

- Всё, подруга, хватит!

Лена надув губы отвернулась к окну. Покачав головой, уже спокойнее Юля сказала:

- Ладно, не сердись! Что я распинаюсь перед тобой, вы же всё равно уже всё решили.

- Да решили! Я думала, что ты порадуешься вместе со мной! А ты?

Лена стояла, отвернувшись, и смотрела в окно. Юля, поняв, что обидела свою единственную подругу, виновато сказала:

- Не обижайся Лен, я конечно рада за тебя и от души хочу, чтобы у тебя всё было хорошо!

Но Лена не поворачиваясь, молча продолжала смотреть в окно. Она не понимала, почему её лучшая подруга против их отношений с Алексеем, ведь она его совсем не знает?!

Зазвенел звонок, и девушки разошлись по классам.

Глава 19

На следующий день, как и планировалось, Алексей с Леной поехали в Загс подавать заявление на бракосочетание. Они заполнили бланки, расписались в них и, улыбаясь, смотрели друг на друга. Через месяц им была назначена дата регистрации.
Счастливые молодые, вышли на высокое, белое крыльцо Загса и остановились, держась за руки. Алексей, радостно поглядывая на взволнованную невесту, весело произнёс:

- А сейчас я поведу тебя знакомиться с моими родителями. Я вчера им всё рассказал и они с нетерпением ждут нас.

Лена прижалась к плечу Алексея и так, держась за руки, они пошли. Всю дорогу молчали. Лена, не могла произнести ни слова. Её грудь переполняли чувства, она была так взволнована, что казалось, потеряет сознание. Молча прижимаясь к будущему мужу, шла не чувствуя земли под ногами, а он иногда похлопывал её по руке, подбадривая.

Войдя в дом Алексея, увидели сидящих на диване родителей. Встав навстречу молодым и разглядывая будущую невестку, они молча ждали. Лена обратила внимание, что Алексей очень похож на отца. Такой же высокий лоб, большие голубые глаза и светлые, немного тронутые сединой, волнистые волосы. И телосложением и ростом Алексей был такой же, как отец. Посмотрев на его маму, она сначала подумала, что с ней у него нет ничего общего. Но когда она улыбнулась, то сходство с сыном стало огромным! Лене уже казалось, что Алексей похож не на отца, а на маму. Только её серые глаза и тёмные волосы делали их не похожими друг на друга.

Подойдя ближе, Алексей сказал:

- Вот мам, пап, познакомьтесь – это Лена.

Повернувшись к невесте и показывая на родителей, говорил дальше:

- Лена, это мои родители: Иван Алексеевич и Вера Анатольевна.

Родители приняли Лену очень сдержанно. Отец поздоровался, представился и ушёл в свою мастерскую. Мама, в ответ на приветствие, кивнула и стояла, внимательно рассматривая невестку, пытаясь понять по внешности, что за человек входит в их дом, с чем он пришёл к ним, с любовью или с расчётом?

Лена очень застеснялась и покраснела. Алексея эта картина привела в восторг и даже развеселила. Она была первой девушкой, которую он привёл в свой дом, и ему было интересно наблюдать не только за ней, но и за поведением мамы.
Засмеявшись, он обнял обеих женщин за плечи и сказал:

- Давайте пить чай!

Мама спохватилась, улыбнулась и пригласила гостью к столу. Выставляя подготовленные вазочки, наполненные разными вкусностями, обратившись к Лене, сказала:

- Ты, Леночка, не обижайся на Ивана Алексеевича, он очень спешил в свою мастерскую. Он там что-то клеит, вот и торопился, пока клей не высох. Сейчас, к чаю вернётся.

Вера Анатольевна понимала, что муж очень разволновался и ушёл так спешно, чтобы не показать своего волнения, но говорить об этом невестке не стала, на ходу придумав историю с клеем.

Она не спеша разливала по праздничным чашкам чай. В красивых вазах в центре стола стояли печенье, конфеты и домашний черёмуховый торт. Пришёл Иван Алексеевич, и они начали пить чай.

Хозяйка подчивала будущую невестку своим тортом и приговаривала:

- Кушай, Леночка, кушай! Мои мужчины не очень любят сладкое, а мне иногда так хочется, кого-нибудь угостить своей стряпнёй.

Лена только молча кивала, но ела очень мало. Как котёнок отламывала ложечкой маленькие кусочки, очень вкусного, ароматного торта, и отправляла в рот.

Уже и чаю напились и о погоде наговорились, чувствуя неловкость, Вера Анатольевна обратившись к Лене, спросила:

- Лена, расскажи нам о себе. Мы теперь будем одной семьёй! Не обижайся, но хотелось бы, хоть что-то знать о тебе.

Лена взглянула на Алексея. Он подмигнул ей, подбадривая, и она тихо начала рассказывать:

- Мне рассказывать особо нечего! Я с четырнадцати лет живу одна. Родители погибли в автомобильной катастрофе. Бабушек и дедушек у меня никогда не было, мои родители оба детдомовские. Поэтому после их смерти я осталась одна. Братьев и сестёр у меня тоже нет, я единственный ребёнок в семье. Когда родители погибли, ко мне приехала сестра отца, моя тётя. Но я не смогла с ней жить и после окончания школы уехала в ваш город учиться. Окончила педагогический институт и сейчас работаю в школе учительницей английского языка. Вот и вся моя биография, больше мне и рассказывать-то нечего.

Вера Анатольевна печально посмотрела на невестку и чтобы она не заметила её взволнованности, встала всем добавить чаю. Разлив кипяток, не спеша выставила на стол большую вазу с фруктами.

Алексей был очень серьезен, услышав нерадостную историю жизни своей невесты. Он тоже ничего не знал о Лене. У них ещё просто не было времени поговорить об этом! Услышав о её семье и понимая, что у неё была очень нелёгкая жизнь, он загрустил жалея её.

Вера Анатольевна, сочувствуя бедной девочке, опустилась на свой стул и, стараясь казаться спокойной, спросила:

- А как вы жили, Леночка, пока с родителями всё было нормально?

Иван Алексеевич, чуть заметно покачав головой, строго взглянул на жену. Лена заметила это и, улыбнувшись, сказала:

- Ничего страшного! Вы же моя будущая семья и должны всё знать обо мне.

Закончив фразу, она замерла, поняв, что сама назвала себя членом их семьи, и от этого ей стало неловко. Переведя взгляд на Веру Анатольевну, Лена продолжила свой рассказ:

- Мои родители были учителями. Папа физики и математики, а мама английского. Папу звали Сергей Иванович, а маму очень красиво - Ждана Снежановна. Я поэтому и приехала в ваш город, он напоминает мне маму, ни минуты не колебалась, как только узнала название – Снежинск. Папа, позже, когда они уже поженились, нашёл в древнерусских и славянских словарях значения этих имена. Получается, что Ждана это – жданная, а Снежановна, это мужское имя, образованное от слова - белокожий. Папа так и говорил, что не женился долго, потому что ждал свою Снежану. А мама стеснялась своего имени, потому что все удивлялись и переспрашивали. Её так назвали в детском доме. Маму нашли на вокзале, когда ей было только два годика. При ней не было ни записки, ни документов. Вот она и говорит, что какая-то мечтательница в детском доме придумала такое замысловатое имя. Жданой её назвали, потому что думали, что временно она в детском доме. Подождёт немножко, и найдутся родители, потерявшие её. Но никто не нашёлся, а имя так и осталось. А отчество Снежановна ей дали, потому что она была беленькой, как снег.

Лена замолчала, но увидев, что все внимательно слушают её рассказ, продолжила:

- «А преподавателями они были очень хорошими. Любили свою работу и полностью отдавались ей. Поэтому, когда я окончила школу, передо мной не стоял вопрос кем быть. Я всегда знала, что буду, как мама, преподавателем английского. К тринадцати годам она меня уже так обучила языку, что на факультативах я иногда подменяла её.

Семья у нас была очень дружной. Никогда, ни разу я не слышала, чтобы кто-то из родителей повышал голос. Это, наверное, потому что папа с мамой очень любили друг друга?! Они выросли в разных детских домах, а встретились в одной школе. Папа старше мамы на целых десять лет!

Она когда пришла в их школу, юная, красивая, папа сразу же влюбился. Он мне рассказывал, что когда мама вошла в учительскую, ему показалась, что она вплыла в неё, в бело-синем ореоле. У меня папа очень весёлый был и любил мечтать, все его рассказы, даже про жизненные трудности, были с шутками и юмором. У него к маме была любовь с первого взгляда, взглянул и на всю жизнь!

В первый же день знакомства, они ушли с работы вместе. После занятий папа предложил маме помочь с поисками жилья, потому что она совсем не знала города. Проходили они весь вечер, но ничего не нашли. Папа рассказывал, что когда в последнем адресе отказали, она чуть не заплакала. Стояла, опустив руки, с глазами полными слёз. Понимая, что ей некуда идти, он предложил пожить у него. Папа снимал комнату в благоустроенной квартире. Мама испугалась, начала отказываться, но поняв, что выбора у неё нет, не оставаться же на улице, согласилась.

Папа снимал комнату у одинокого пожилого мужчины, его жена умерла, и он не мог один находиться в квартире. Папа объяснил маме, что его хозяину всё равно с кем он приходит, и кто у него живёт. Он зачастую вообще никого не видел, потому что всегда был пьян. Папа предложил маме пожить у него хотя бы временно, пока она не найдёт для себя жильё. Она согласилась.

Пришли они к нему на квартиру, в коридоре встретили хозяина. Он был пьян, но на ногах держался. Хозяин проводил их взглядом и вдогонку сказал: «Девочка, ты дверью не ошиблась, может лучше, в мою комнату зайдёшь?» Мама говорила, что больше за всю жизнь папу таким не видела ни разу! Он шагнул к соседу, взял его за воротник и, приподняв, сказал: «Это моя жена, если только посмеешь дыхнуть на неё, размажу, как таракана!» Мама в ту ночь так и просидела на чемодане, не сомкнув глаз. Говорила, что сидела и не знала, кого бояться больше, соседа или папу.

Он постелил для неё чистую постель на своей кровати, а себе на полу. Уговаривал, чтобы ложилась спать, а она сидела на чемодане и в ответ только мотала головой. Он махнул на неё рукой и, отвернувшись к стене, уснул. А рано утром, когда проснулся ни её, ни чемодана не было. Он соскочил и побежал в школу. Очень тогда испугался! К школе подбежал, а мама с чемоданом сидит на крыльце и ждёт, когда сторож откроет дверь. Подсел рядом, отдышался и сказал:

- Зря вы девушка, меня боитесь, я плохого вам не сделаю. А вот люд здесь разный, окраина. Соседа моего видели, так вот тут почти все такие. Вся интеллигенция живёт в городе, учителя почти все приезжают на работу оттуда. А если бы вы в беду какую-нибудь попали, как бы я тогда жил дальше. Так что зря вы так собой рискуете! Пойдёмте, до занятий ещё три часа, умоетесь, позавтракаем, спать-то уже некогда. А после уроков опять поищем вам жильё.

Мама молча встала, он взял её чемодан и они пошли. Через несколько дней, конечно, нашли ей комнату и она переехала. А через год они поженились, потом родилась я. Через пять лет папу с мамой перевели в другую школу и дали двухкомнатную квартиру.

Я помню, как мы переезжали! Вещей было немного, мебели никакой. Зашли в пустую квартиру, родители смеются, обнимаются, ходят по комнатам, стены гладят руками и мечтают где, что будет стоять. А я стою и думаю, что смеются, где спать будем?

Потом начали обживаться, купили мебель, обставили квартиру. Лишнего не было ничего, всё только необходимое. Мы даже телевизор купили не сразу! У нас в квартире чего было много, так это книг. Мы вечера так и проводили за книгами, каждый на своём любимом месте.

Родители у меня как дети, всегда весёлые, радостные, неразлучные были. Везде только вместе. Папа говорил, что сиротой вырос, любви и ласки не видел никогда, а мама ему заменила всех: и маму, и сестру, и женой стала самой лучшей на свете!
Она и в самом деле была очень доброй и ласковой. Её все любили! В школе ребятишки за ней строем ходили. Дома всегда кого-нибудь подкармливала или с кем-нибудь занималась. Из школы собирала ребятишек, кто не доедал - кормила, кто не понимал - учила.

Помню, как перед самой их гибелью купили мы стиральную машину-автомат. Установили на кухне. Папа с мамой сели перед ней на табуретках и по инструкции включили. Машина работала больше часа, а они всё сидели и наблюдали. Я выйду на кухню посмотрю, а они, прижавшись друг к другу, как два голубка радостно улыбаются и смотрят на вертящееся бельё в барабане. Потом целый месяц мама всё стирала! Дошло до того, что я начала свои вещи прятать. Не успею раздеться, а она их в машину и опять стирает. Потом постепенно привыкла и успокоилась».

Лена остановилась рассказывать, услышав, как засмеялся Иван Алексеевич. Все повернулись, удивлённо глядя на него. Он взглянул на жену, на Лену и виновато сказал:

- Прости, дочка! Ты просто так хорошо рассказала, что я вспомнил, как мы купили стиралку-автомат. Один в один, я тоже свои рубахи прятал от жены.

Посмеялись, и Вера Анатольевна решила больше не расспрашивать Лену о семье. Посмотрела на будущую сноху ласково и подумала про себя, что потом они с ней ещё обо всём поговорят. Жизнь длинная, всё они ещё успеют рассказать друг другу. Печально вздохнув, решила сменить тему разговора и спросила:

- Что решили, как и где будем делать свадьбу?

Алексей ответил за них двоих:

- Свадьбу шумную делать не будем, скромно посидим в кругу семьи. Распишемся в Загсе и по желанию невесты обвенчаемся в церкви. Лена так хочет, а я не возражаю. Жить после свадьбы останемся здесь, в моей комнате. Я не хочу, что-то менять в своей привычной жизни. Да и Лене особо терять нечего, она живёт на съёмной квартире.

Вера Анатольевна, слушая сына, довольная кивала. Поднялась включить чайник, но Лёша, вставая из-за стола, обращаясь к матери, сказал:

- Нет, мам, мы больше чай пить не будем. Нам пора, у Лены хозяйка строгая, мы и так засиделись.

Лена встала вслед за Алексеем и сказала:

- Спасибо, всё было очень вкусно!

Родители, вышли на крыльцо, проводить их. Лена подошла к калитке и повернулась. Вера Анатольевна помахала ей рукой, она улыбнулась в ответ и, взяв Алексея под руку, тихо сказала:

- Хорошие они у тебя!

Алексей ответил:

- У нас, Леночка, у нас! Они теперь наши с тобой родители.

Лена, почувствовав умиротворение и покой, прижалась к нему ещё крепче, и они пошли на остановку.

Глава 20

Через месяц, к дому, где жила Лена, подъехали на красиво наряженной свадебной машине, Алексей с Сергеем. Сегодня для молодых очень торжественный день, день их бракосочетания!

Алексей высокий, красивый, в черном костюме выглядел особенно торжественно. В сопровождении свидетеля, войдя в дом, он увидел в центре комнаты сидевшую на стуле Лену. Остановился и замер на несколько секунд. В белом платье и в небольшой фате с цветами, она ещё больше походила на маленькую фею.

Алексей подошёл к ней, протянул руку и ласково сказал:

- Я за тобой, милая!

Лена подала свою маленькую руку и пошла за ним. Сергей забрал два чемодана с её вещами и, положив их в багажник, повёз молодых в их будущую совместную жизнь.

Подъехав к Загсу, вышли из машины. Алексей взял Лену под руку и повёл вовнутрь. Вошли в зал и встали в центре на красном, немного зашарканном большим количеством стоявших на нём людей, ковре. Тихо звучала музыка. Алексей стоял слева от невесты, около него - Сергей, рядом с Леной стояла Юля.

Все молчали в ожидании. Алексей чувствовал сильное волнение невесты и чтобы как-то подбодрить и успокоить её, нежно сжимал напряжённую руку за локоть.

Вышла женщина в красивом костюме, с очень аккуратной причёской и начала торжественную речь:

- Уважаемые, молодожёны, Елена и Алексей! Сегодня в вашей жизни торжественный день. Вы вступаете в семейный союз – союз любви и дружбы! Мы от всей души желаем вам большого счастья. Пусть в ваших сердцах навсегда сохранится то чувство, которое привело вас сегодня в этот зал. Уважаемые молодожены, перед актом торжественной регистрации вашего брака прошу ответить на вопрос: «Является ли ваше желание стать супругами взаимным, свободным и искренним? Невеста?»

Женщина, обратившись к невесте, смотрела в ожидании ответа. Лена с нескрываемым волнением, ответила:

- Да!

Женщина, переведя свой взгляд на Алексея, спросила:

- Жених?

Он, взглянул сначала на Лену, потом на женщину, ведущую свадебную церемонию и ответил:

- Да!

После обоюдно произнесённого согласия, зазвучали фанфары. Лена, даже вздрогнула, настолько громко грянула музыка. Через несколько минут всё стихло. Женщина-ведущая свадебную церемонию, переводя взгляд с жениха на невесту, торжественно продолжала говорить:

- Сегодня, отделом Загса города Снежинска, регистрируется брак Петровой Елены Сергеевны и Скворцова Алексея Ивановича. Ваше добровольное решение о создании семьи и выборе фамилии я прошу подтвердить подписями. Жених и невеста, пожалуйста, пройдите к столу.

Опять заиграла музыка, но намного тише и приятнее. Под звуки марша Мендельсона, Алексей и Лена подошли к столу, на котором лежала книга регистрации актов гражданского состояния. Сначала Лена, а затем Алексей расписались в трех местах, указанных ведущей церемонии. Женщина, внимательно следившая за каждым движением молодых, после того, как Алексей поставил последнюю подпись, произнесла:

- В полном соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации с этой минуты вы будете носить общую фамилию: Скворцовы.

Запел хор и под его пение молодые подошли к столику, на котором на серебряной тарелочке лежали свадебные кольца. Ведущая, взяв тарелочку и держа её перед молодыми, сказала:

- Уважаемые супруги в знак верности, любви и уважения друг к другу, я прошу вас обменяться кольцами. Пожалуйста, супруг, на правую руку супруги.

Под пение хора Алексей надел Лене на палец узенькое золотое кольцо. Ведущая, повернув тарелочку к невесте, сказала:

- Пожалуйста, супруга.

Лена, от волнения перепутав пальцы, чуть не одела кольцо на левую руку Алексею, не сдержавшись, они оба засмеялись.
Ведущая подождала, когда они настроятся на дальнейшее проведение церемонии и ещё торжественнее, приподняв высоко голову, сказала:

- Уважаемые супруги, мы от всего сердца поздравляем вас! Желаем крепкого здоровья, долгих лет счастливой супружеской жизни и всего самого доброго! Будьте счастливы!

Под эти слова ведущая вручила им свидетельство о браке и, подав молодым и свидетелям шампанское, разлитое в высокие фужеры, уже не так торжественно добавила:

- Вот и родился ваш светлый, новый семейный союз. С этой минуты для вас всё станет общим: труд, радость, мечты. Так выпьем за ваше счастье из свадебного бокала!

Под не утихающее пение хора, чокнувшись, Алексей с Леной и свидетелями выпили шампанского. Ведущая, подождав немного, сказала последние слова церемонии:

- И скрепим этот союз первым супружеским поцелуем!

Вся свадебная церемония прошла быстро, заняла не более тридцати минут. После Загса молодые со свидетелями поехали в церковь. Венчание шло намного дольше и заняло более двух часов.

Венчали одновременно семь пар. Под красивое пение и молитву, молодые пары ходили по кругу, друг за другом. Лена шла рядом с Алексеем, держась за руки связанные рушником, приготовленным свекровью.

Шла и думала о том, что вот и нашла она своё счастье, которое теперь навек связано с Алексеем. Она сделает всё, чтобы он был счастлив, чтобы у них была большая и дружная семья. Такая семья, какая была у неё и у Алексея!

Лена мысленно обращалась к родителям и просила их порадоваться за неё. Порадоваться за то, что она полюбила прекрасного человека и проживёт с ним долгую, счастливую жизнь. Сейчас у неё начнётся новая, совсем другая жизнь, она будет рядом с любимым человеком. Всё в её жизни изменится полностью, она узнает и испытает всё, что происходит в семье между мужем и женой.

Лена поймала себя на мысли, что думает о таких, совершенно незнакомых ей вещах в церкви во время венчания. Ей стало стыдно за саму себя и она, раскрасневшись, опустила глаза, вслушиваясь в слова священника.

После венчания молодые немного уставшие, вышли на улицу. Юля, выдохнув из груди воздух, сказала:

- Фу! Ничего себе, как я устала! Совсем не думала, что корона такая тяжёлая и её так долго нужно носить. Это ещё хорошо, что я высокая ростом. Видели, у одной пары свидетельница была маленькая, как не пыжилась, не могла достать, и свидетель носил две короны всю церемонию. Кошмар, как трудно-то!

Сергей взял Юлю под руку и устало произнёс:

- Поехали, нас уже давно ждёт шампанское. Ох и напьюсь же я сегодня, за своего друга!

Машина тронулась, и молодожёны поехали домой. Всю дорогу, держа Алексея под руку, Лена прижималась к нему и молчала. От переполняющего её счастья, с трудом сдерживала слёзы.

Дома их встречали родители с караваем хлеба и солью. Вера Анатольевна обняла Лену, поцеловала и ласково произнесла:

- Ну, здравствуй доченька! Милости просим, это теперь твой дом!

Лена, растроганная такой встречей, чуть не расплакалась. Алексей, подбадривая, нежно приобнял её.

В гостиной за столом собрались самые близкие и родные люди. Это были мамины сестры: тётя Надя с двенадцатилетней дочкой Катей и приехали тётя Люба с сыном Кириллом, и баба Аня с дедушкой Толей. Дедушка плохо себя чувствовал, но старался держаться. Ещё были родители Алексея, молодожёны и их свидетели. Свадьбу отмечали в кругу семьи и были только самые близкие люди.

Стол, накрытый белой праздничной скатертью, в изобилии заставлен всякими яствами, приготовленными мамой Алексея. Вокруг, во всей комнате, стояло много цветов. Праздник проходил тихо, спокойно, но от этого радость и счастье молодых не было малым. Для Лены это был самый лучший праздник в её жизни, праздник её счастья! Она была рада, что они дома, что не надо делить своего любимого с толпой гостей, участвовать в ненужных аттракционах, смотреть на подвыпившую, громкоголосую толпу. Молодых поздравляли, желали счастья, заставляли целоваться, крича «горько». Атмосфера за столом была очень праздничная!

В десять вечера свадьба закончилась, и гости начали разъезжаться. Юля, прощаясь, поцеловала Лену в щёку и шепнула ей на ухо:

- Ну, подруга, давай! Не опозорь женское племя!

Покраснев, шёпотом, Лена ответила:

- Ну и дура, ты Юлька!

Подруга засмеялась, подмигнула Алексею и, взяв Сергея под руку, пошла с ним к машине, тихо, чтобы никто не услышал, сказала:

- Кто-то меня приглашал в гости?

Родители, прибрав со стола, поцеловали молодых и уехали с гостями. Алексей с Леной остались в доме одни.

Два дня влюблённые провели в беспамятстве, не выбираясь из постели. Временами, закутавшись в простыни, они взволнованные, уставшие, но счастливые выбирались на кухню, чтобы поесть. Спасибо заботливой маме она, как будто знала, что им будет не до обедов и нажарила целую кастрюлю котлет и напекла пирогов.

Это были самые нежные и счастливые дни в жизни Лены. Она была безмерно счастлива! Ей казалось, что нет таких слов, которыми можно было описать то, что она чувствовала. Она была совсем неопытной девчонкой и очень стеснялась всего, что делал с ней теперь её Алёша. Понимая это, он был очень деликатным и нежным. Тихо, убаюкивающе шептал на ухо: «Закрой глаза и ни о чем не думай» и она не думала, только слушала бесконечно ласковые и нежные слова, как приятную музыку.

                                                                                                    Глава 21

После свадьбы молодые остались жить с родителями в их большом доме. У них был двухэтажный коттедж и небольшой сад, оставшийся ещё от бабушки и дедушки Алексея. Там росли яблони, сливы и ещё очень много разных деревьев и кустарников. Вера Анатольевна на небольшом участке земли умудрялась выращивать такой урожай, что приходилось угощать и родственников, и соседей. Родители с большой любовью занимались садом и огородом. Отец, небольшим мотоблоком вспахивал землю, потом они разбивали весь участок на небольшие прямоугольники, планомерно закладывая грядки, постоянно чередуя их местами. В большом парнике росли помидоры, на высокой грядке огурцы. Ещё баклажаны, перцы, патиссоны, кабачки и ещё много, много всякой всячины. Грядочки на огороде были сделаны ровно, как по линеечке, а в междурядья заложена скошенная, мелко изрубленная газонокосилкой трава. Когда она высыхала, в огороде стоял запах свежескошенного сена, смешанного с ароматом цветов. В саду всегда ровная, невысокая трава и много, много цветов, приятное благоухание которых проникало в открытые окна, наполняя дом свежестью и благовонием.

Дом, Иван Алексеевич построил своими руками, как с гордостью говорила Вера Анатольевна:

- Мой Ванечка, каждую дощечку, рамы, двери, всё сделал сам. Он у меня, такой молодец, мастер на все руки!

В доме всё было продумано до мелочей! Иван Алексеевич строил его по собственному проекту, выполняя все пожелания жены.

Комната родителей размещалась на первом этаже и окна выходили в сад, там же была огромная кухня-столовая. В ней и обитала вся семья. Мама что-то готовила, пекла, жарила, а Алексей с отцом долгими часами сидели за шахматами, под звук работающего телевизора, на который никто не обращал внимания, только изредка отвлекаясь на новости или приятную музыку.

На первом этаже, за стеной кухни, Иван Алексеевич расположил санузел и большую прачечную. Вере Анатольевне было очень удобно заглядывать туда, не отключая плиты.

На втором этаже была комната для сына, комната для гостей и большой балкон, расположенный над частью столовой и верандой. В доме всегда чистота и идеальный порядок. Отец настроил столько потайных шкафов и кладовок, что туда вмещались все вещи домочадцев. Дом и сад были гордостью родителей!

В семье, дома всегда было тепло, уютно и спокойно. Алексей очень любил свой домой! Его друзья и знакомые мечтали жить отдельно от родителей, а он их никогда не понимал. Он не хотел уезжать и жить один, без маминых пирогов, без её тепла, заботы и уюта.

Молодые поселились на втором этаже в комнате Алексея. Родители ещё до свадьбы предлагали сыну:

- Лёша, съезди в магазин, купи новый спальный гарнитур, чтобы Лена въехала в уже готовую комнату. Нужна большая кровать, что вы будете на диване ютиться. Да и старый он уже! И шкаф для одежды нужен побольше. Куда Лена будет складывать свои вещи?!

Алексей сморщившись, отвечал:

- Нет, мам, вот Лена как хозяйка пусть сама и выбирает по своему вкусу. Мне по большому счёту всё равно, меня и старый диван устраивает. После свадьбы вместе съездим и, всё что ей понравится, купим.

Так и сделали! Всего через месяц, после свадьбы, молодые изменили обстановку в комнате. Лена объехала несколько магазинов и когда выбрала подходящий спальный гарнитур, сообщила об этом мужу:

- Лёша я нашла, всё как мы хотели! Нужно теперь вместе съездить и, если тебе понравится, купить.

Алексей, пытаясь скрыть своё безразличие, ответил:

- Милая, если тебя устраивает, бери не раздумывая! Мне понравится всё, что ты выберешь!

В растерянности Лена спросила:

- Лёша, а вдруг тебе все-таки не понравится?

- Мне уже нравится! Бери деньги и покупай, закажи сразу же в магазине доставку и сборку. Я полностью доверяю тебе, моя дорогая!

Лена была очень хорошей женой, внимательной, заботливой, везде и во всём у неё был порядок. Ему казалось, что в его жизни ничего не изменилось, просто рядом стала жить Лена. Хозяйство она вела незаметно для него, но в шкафах и в комнате всегда был идеальный порядок. Она даже гладила его носки! Когда он первый раз увидел стопочку выглаженных носков, удивлённо спросил жену:

- Зачем?

Она просто ответила:

- Так делала моя мама!

Алексей пожал плечами и подумал:

- «Ну, хочется ей гладить носки, пусть гладит, какая мне разница!»

Они тихо, спокойно начали семейную жизнь. Утром вместе уезжали на работу, а днём Лена возвращалась намного раньше, чем муж и с большим удовольствием помогала свекрови во всех домашних делах. Всё было хорошо и с родителями, и во взаимоотношениях молодых, особенно первые месяцы.

Семейная жизнь началась с радостного и нежного отношения друг к другу. Но постепенно Алексей всё реже и реже проводил с Леной вечера. Сидел один, закрывшись в гостевой комнате или у телевизора с газетой. Иногда он просто не замечал, что Лена рядом. Она не обижалась, понимая, что семейная жизнь это не сплошной медовый месяц, что в ней у каждого должно быть, помимо общего, своё личное пространство и увлечение чем-то. Лена смотрела на отца Алексея и, видя какой он замкнутый и закрытый от всех, понимала, что и у Алексея может быть в характере что-то такое же. При всём при этом, он остаётся заботящимся и любящим мужем!

Глава 22

После их свадьбы, по выходным, к ним в гости часто приезжали Юлька с Сергеем. Лена на работе виделась с подругой каждый день, и они хорошо знали обо всех семейных новостях, но встретившись в выходные, радовались так, как будто не виделись сто лет. Они делились друг с другом, абсолютно всём! Постоянно рассказывая о своей новой семейной жизни, о взаимоотношениях в семье.

Девушки привыкли ещё со студенчества, с того времени, когда они жили вместе в общежитии, всё делить поровну. У них были общие и радости, и горести. И всегда вместе они искали выход из той или иной ситуации.

После того как Юля с Сергеем под руку ушили с их свадьбы, они уже не расставались. Буквально через несколько дней Юлька уже перевезла к Сергею свои вещи, а через три месяца они сыграли свадьбу, на которой теперь уже Алексей с Леной выступили в роли свидетелей. Венчаться в церкви Юля категорически отказалась, объяснив это удивлённой подруге, просто:

- Лена, после вашего венчания, после того что я услышала от батюшки, я поняла, что брачный венец это навечно, навсегда и разорвать эти узы невозможно. Просто нельзя! А меня это не устраивает. Вдруг нам с Серёжей непоживётся вместе, что тогда? Жить рядом и мучиться друг с другом?! Нет, я не буду рисковать, оставлю для себя шанс на свободу. И вообще, мне не очень нравится, что я должна во всём слушаться своего мужа, как тогда сказал батюшка: «Да прилепится жена к мужу своему…». Нет, я так не хочу жить! Я ни к кому не хочу прилепляться и как собачонка заглядывать в глаза! Я на все вещи имею свой взгляд и своё мнение, и слепо подчиняться своему мужу не собираюсь. Леночка я не хочу как ты «в омут с головой», не понимаю я такую любовь и если честно, то не очень тебе завидую. Прости!

Лена не понимала подругу и не могла согласиться с её отношением к любви, к семье, потому что если любишь, если по-настоящему любишь, то это огромное, великое счастье - связать себя этими нерушимыми узами с любимым человеком навечно, навсегда! Понимая это, Лена ещё раз убеждалась в том, что какие они всё-таки с Юлей разные и какие у них разные взгляды на брак и на семью. Она не осуждала подругу, зная, что она как и её мама будет искать своё счастье пока не найдёт, но при этом останется душевным и ранимым человеком.

Встречая по выходным гостей, Вера Анатольевна накрывала стол всегда с вкусным и разнообразным меню. Пообедав, все расходились и занимались каждый своим делом. Спиртное не принято в их семье, шампанское и водочка выставлялись на стол, но только по праздникам, поэтому пили чай и кофе. Гости уже давно привыкли к этим правилам и спокойно проводили встречи за чашечкой ароматного чая.

Мужчины играли в шахматы или разговаривали, сидя у телевизора, а Юля с Леной любили уединиться. В тёплое время года на лавочке в саду, а осенью, когда на улице холодало, на небольшой веранде на мягком диване. Главное, чтобы они были одни, и никто не мешал им поговорить по душам. Они привыкли всем делиться и иногда просто не могли дождаться воскресной встречи, чтобы выговориться.

Приезжая в последнее время в гости и видя, что у Лены поникшее настроение, Юля с искренним волнением начала беспокоиться и часто спрашивать подругу, о её душевном состоянии:

- Лена, я не поняла, почему ты киснешь?! Что у вас случилось? Вы, что с Алексеем начали ругаться?

Лена, впервые почувствовав, что совсем не хочется откровенно делиться с подругой и уклончиво ответила:

- Нет, что, ты, Юль! Мы не ругаемся. Просто я не могу подстроиться под ритм жизни Лёши. Ему всегда нужно куда-то ходить, ездить. Ему нужно постоянное движение. Ему со мной скучно!

Удивлённо глядя на подругу, Юля спросила:

- И в чём здесь проблема? Муж возит тебя в гости, старается развлечь, что тебе в этом не нравится?

Лена посмотрела на неё и со вздохом произнесла:

- Не люблю я большие компании, стесняюсь ходить с ним на корпоративы. Не люблю незнакомых людей. Я ощущаю там себя чужой. Предпочитаю лучше оставаться дома. Ты же знаешь, мне больше нравится тишина, покой. Вот в кино я хожу с большим удовольствием! Но Алексею это уже надоело, ему скучно, а последнее время он, вообще, начал предлагать мне сходить в кино с Верой Анатольевной.

Юля, посмотрела на Лену и, качая головой, произнесла:

- Подруга, смотри, потеряешь мужика! Как-то нужно приспосабливаться и думать не только о своих интересах. Если честно, то я удивляюсь что именно мне, приходиться говорить тебе о таких вещах. Всегда ты меня учила жизни, а сейчас что произошло, почему ты так изменилась, стала какой-то потерянной, даже не уверенной в себе?! Прекращай хандрить, помни, что ты должна быть хорошей женой!

- Юля, я очень стараюсь быть хорошей женой, но Лёша жалуется, что я очень простая и слишком домашняя.

Отлично понимая подругу, сочувственно глядя на неё, Юля с досадой ответила:

- Да, трудно тебе будет! Я-то тебя хорошо знаю! Чтобы вытащить тебя куда-нибудь, нужно целый день уговаривать. Ясно, что Лёша этого делать не будет. Несколько раз позовёт, потом ему надоест, и он начнёт везде ходить один. Так что, ты как-то меняйся, приспосабливайся под него.

- Как я приспособлюсь или поменяюсь, особенно сейчас! Когда у меня появился живот, пять месяца уже! Алексей вообще стесняется со мной выходить. Смеётся, говорит, что я из хрупкой, изящной статуэтки, превратилась в толстую, неуклюжую, с коричневыми пятнами на лице и распухшим носом, чужую женщину. Стала походить на торговку с рынка!

Видя, что Лена чуть не плачет, Юля подбадривающе сказала:

- Ладно, подруга не переживай! Вот родишь, и опять всё наладится.

Глубоко вздыхая и пытаясь, успокоиться, Лена ответила:

- Я тоже на это очень надеюсь! Ладно, что мы всё обо мне, да обо мне? Как вы, что у вас нового?

Юля с готовностью переключилась с грустного разговора о жизни Лены, и ответила:

- А у нас всё наоборот! Сергей никуда не хочет ходить, сидит за компьютером, готов проводить за ним сутками. Как будто рядом нет молодой жены?! Не поверишь, иногда забывает, что я его жду в постели! Ругаемся, я ему сказала, что разобью компьютер, если он не займётся мной. Представляешь, я уже две недели не была ни в кино, ни в клубе?!

Улыбнувшись, Лена сказала:

- Видишь, как всё в жизни бывает, наоборот! Почему бы не поделить всё поровну, чтобы всем всё нравилось! Лёше не нравится что я очень простая, домашняя, стесняюсь ходить с ним, предпочитаю лучше оставаться дома. Сергей наоборот, целый день бы проводил дома, но тебя в нём не удержишь ни какими цепями.

Юля, покачиваясь, со смехом ответила:

- Ну, я-то в отличие от тебя молчать не буду, я его буду перевоспитывать.

Лена удивившись, спросила:

- Перевоспитывать? А не поздно ли для взрослого мужчины?

- Нет, совсем не поздно!

- Что-то я сомневаюсь, что у тебя что-нибудь из этого получится?! Может быть, тебе тоже, как-то приспособиться, чтобы не потерять мужа?

- Ну, нет, Леночка, приспосабливаться я не буду! Один раз живём! Знаешь, если честно, то Серёжка всячески препятствует процессу перевоспитания, но я всё равно стою на своём. И вообще мне кажется, что в последнее время он как будто рад, если я уезжаю куда-нибудь одна, без него?!

- Может быть, тебе хоть немного пожить не только для себя, но и для него?

- Пожить для него? Нет, мне это не нравится! И к тому же я не уверена, что от этого появится гарантия благополучных отношений. На мой взгляд, нельзя, как ты, абсолютно растворяться в любимом человеке и жить только ради него. Нужно помнить, что мы женщины - прекрасные существа. Нужно ценить, любить и уважать в первую очередь себя! Я считаю, что если эти качества присутствуют в женщине, то она всегда интересна и востребована.

- Господи, Юлька! Опять востребована?! Ты о себе как о неодушевлённом предмете говоришь. Любить нужно! С ней и в сердце, и в семью придёт, и счастье и покой. Только любя можно раствориться в любимом!

- Раствориться и потерять себя? Нет, ни за что! Ты, вот, любишь без памяти своего Алексея и что, много в твоё сердце пришло от этой любви?! Счастье ладно, не мне судить, но вот покоя за вашу семью я в тебе совсем не вижу. Нет! В женщине должно оставаться что-то своё, свои интересы, свои мысли и, в конце концов, своя жизнь!

- Юля, я никогда не соглашусь с тобой! Потому что знаю, что рядом с любимым человеком, я стала полноценнее. Изменилась не только я, но мир вокруг меня и это совсем не плохо, как кажется тебе!

- Но я всё равно всё сделаю по-своему. И вот увидишь, подруга, как бы Сергей не противился, всё равно всё будет, по-моему!А если не получится, то решу этот вопрос кардинально.

- Как?

- Есть кое, какие мысли, но я ещё не решила окончательно!

                                                                                       Глава 23

Лена не обижалась на мужа, только досадовала, что стала так выглядеть. Никуда с ним не ходила, все выходные и вечера проводила дома. А вот Алексей начал задерживаться, приходить домой поздно, а иногда и по выходным уезжал. Объясняя это большой загруженностью на работе.

В своей строительной фирме он был на хорошей должности. Зарплата была высокая и коллектив интересный, много молодёжи. На каждый праздник и дни рождения проводились корпоративы, на которые он ходил один без Лены. Это его совсем не расстраивало, потому что девушек в их отделе было много, и всегда находилась та, с которой можно развлечься. И вот всего через полгода, как они с Леной поженились, Алексей начал встречаться с девушкой из отдела доставки.
Он понимал, что очень часто задерживается на работе и это может вызвать подозрения у жены, поэтому, возвращаясь, домой, никогда не забывал прихватить, что-нибудь для Лены. И она на него не обижалась, по крайней мере, никогда не выговаривала ему своих претензий и не показывала виду, что ей что-то не нравится.

Алексея всё устраивало в его семейной жизни, он имел всё что хотел и жил спокойно, не обращая внимания, как он считал, на мелочи.

Вера Анатольевна, наблюдая за поведением сына и настроением снохи, в один из вечеров, когда Алексей задержался за столом после ужина, и они остались одни, с беспокойством спросила:

- Лёша, что у вас происходит?! Почему ты так часто не бываешь дома? Стал пропадать где-то и по вечерам, и в выходные исчезаешь из дома?

Алексей совершенно спокойно ответил:

- Много работы, мама. Ты же понимаешь, что у меня сейчас семья и мне нужно больше работать, чтобы её обеспечить всем необходимым. Это, по-моему, вполне естественно! И вообще, к чему эти вопросы? У нас с Леной всё хорошо, она ни на что не жалуется.

Но Вера Анатольевна, качая головой, продолжала корить сына:

- Как, хорошо?! Я же вижу, что Лена стала молчаливой, часто ходит расстроенная. Старается не показывать виду, улыбается, но всё делает с такой грустью в глазах, что сердце кровью обливается.

- Мама, ну ты же сама женщина, должна понимать, что из-за беременности женщины становятся ранимыми, иногда и плаксивыми. Это нормально!

- Ну, это ты не про Лену! Она не из тех женщин чтобы вешаться на шею и рыдать из-за чего-то, даже в ущерб себе. Поэтому и не жалуется, а всё переносит молчком, всё держит в себе.

- Мама, не накручивай!

- Пойми, сынок, Лена хоть и сильная по характеру, и ни на что не жалуется, но тебе нужно больше уделять ей внимания, чаше бывать дома. Она не скажет, ничего для себя не попросит, ты сам должен проявить заботу и быть к ней во сто крат внимательнее. Сейчас она в этом особенно нуждается!

Алексей в ответ улыбнулся, и устало ответил:

- Мам, да не пили ты меня, я и так устал! Меня всё устраивает!

Мама, с досадой качая головой, удивлялась поведению сына. Не понимая его, сердито сказала:

- Тебя может быть и устраивает всё, а Лену? Ты о ней подумал? Прошу тебя, не обижай её, чаще бывай дома!

Алексей встал из-за стола и в ответ, чтобы немного успокоить её, сказал:

- Хорошо! Пойду, посмотрю, где Лена.

Мама, улыбнувшись, проводила сына взглядом и подумала:

- «Вот и хорошо, вот и ладненько! Молод он ещё и совсем ничего не понимает в женщинах!»

За время совместной жизни Вера Анатольевна со снохой очень сдружились. Лена всегда была приветливой и внимательной. Почти с первых дней жизни в семье Алексея она, без чьей-то подсказки, начала называть свекровь мамой, чем очень растрогала её.

Впервые услышав, как сноха обратилась к ней, Вера Анатольевна, со слезами на глазах, произнесла:

- Леночка, доченька, спасибо тебе! Спасибо тебе большое, я счастлива, что у меня теперь есть такая дочка!

Лена была очень скромной невесткой и через некоторое время они со свекровью стали настоящими подругами. Все дела по дому и по саду делали вместе, а вечером за чашечкой чая, сидя в тишине уснувшего дома, могли проговорить почти до утра. Разговаривали обо всём! Очень много и подробно рассказывали друг другу о своих семьях, о друзьях и подругах. Казалось, без утайки делились всем, кроме одного?! Лена никогда не обсуждала со свекровью свои отношения с мужем и держала в тайне все свои переживания, в глубине души надеясь, что это временно.

Лена постепенно округлялась, живот становился всё больше и больше. Глядя на неё, Алексей удивлялся:

- «Чему женщины так радуются, когда ходят беременными? Не понимаю, почему Лена от этого такая счастливая?! Живот огромный, такое впечатление, что проглотила мячик. Нос стал большим, на лице какие-то пятна. Так выглядит, просто жуть! Фу!»

В один из совершенно обычных вечеров, после ужина, сидя за столом напротив мужа, немного отодвинувшись, чтобы не касаться его животом и жуя печенье, Лена смотрела в одну точку. Алексей уже поужинал и пил чай. Читая газету, искоса поглядывал на жену, на её округлившийся большой живот, засмеялся и шутливо сказал:

- Не надо так много есть, а то уже в платье не входишь.

Лена улыбнулась в ответ. Видя, что он, ласково с нежностью смотрит на неё, подумала о том, что все её переживания и дурные мысли от того, что она сидит дома и бездельничает. У них всё хорошо и нет повода для волнения!

Беременность совсем не мешала Лена жить. Она ходила очень легко. Также работала в школе, делала все домашние дела. По-прежнему не сидела на месте и всегда чем-то была занята, особенно последнее время, готовясь к рождению ребёнка.
Кого не волновали и не интересовали эти хлопоты, так это Алексея! Он совершенно не вникал и не интересовался, что нужно сделать и подготовить для ребёнка, а когда жена раскладывала перед ним новенькие детские вещи, разглядывал их безо всякого интереса, только чтобы не обидеть Лену.

По магазинам покупать приданное для малыша, она ездила вместе с Верой Анатольевной. Купили по составленному списку всё необходимое, кроме крупных вещей, как кроватка и коляска, и с нетерпением ждали появления на свет ребёнка. Бабушка с дедушкой даже помолодели, хлопоча и суетясь вокруг Лены. Она, сидя дома, уже в декрете, была постоянно с родителями, поэтому не чувствовала себе такой одинокой, когда Алексей задерживался.

                                                                                         Глава 24

И вот, через десять месяцев после свадьбы, Лена родила. Её увезли в больницу, когда Алексей был в очередном загуле!
Поздно вечером, возвращаясь домой, он ещё издалека увидел, что во всём доме горит свет. Обеспокоенный влетел в столовую и увидел, что мать с отцом сидят на диване и держатся за руки. Он испугался. Оглядываясь по сторонам и не находя Лены, спросил:

- Что случилось? Где Лена?!

Мама взволновано ответила:

- Увезли в больницу, рожает!

Почти плача, она смотрела на сына. Алексей успокоился и с улыбкой, глядя на испуганных родителей, сказал:

- Из–за этого такая паника? Всё по плану, ждали ребёнка, подошло время - рожает. Что вы так переполошились? Ждали же, готовились, вот и дождались! Давайте лучше ужинать.

Мама поднялась с дивана, на ходу попросив сына:

- Сынок позвони в справочную, узнай, может уже родила?

- А вы давно звонили?

- Минут пятнадцать.

Подходя к столу и садясь на своё место, Алексей спокойно взял газету и не глядя на маму ответил:

- Ну и зачем, так часто беспокоить людей, надоедать им, пусть работают, позвоню через часок.

Мама медленно пошла, накрывать на стол. Поставив перед сыном тарелку с большой отбивной, бросила взгляд на мужа и спросила:

- Ваня, а ты?

Отец отказался от ужина. Остался сидеть на диване, глядя на телефон. Лёша посмотрел на него и в душе ухмыльнувшись, подумал:

- «Как дети малые, что так всполошились? Она ни первая, ни последняя, все бабы через это проходят!»

Ужинал Алексей один. Мама сидела за столом, водя пальцем по кромке бокала с чаем, так и не прикоснувшись к нему. В доме стояла тишина, было слышно только тиканье часов, да иногда звук переключающегося титана для горячей воды в прачечной.
Почти через час раздался звонок. Отец вздрогнул и вскинул глаза на сына. Алексей встал и быстро подошёл к телефону. Мама почти бегом шла за ним. Он снял телефонную трубку, это была Лена. Мама, подойдя к дивану, опустилась рядом с мужем. Взяв его под руку и прижавшись к нему, в напряжении ждала, глядя на сына. Они оба молча смотрели на Алексея и ловили каждое сказанное им слово.

Лена уставшая, запыхавшаяся, но по голосу было слышно, как она рада и счастлива, сбивчиво, очень быстро проговорила:

- Всё, Алёша, у нас с тобой родилась дочка, 3100, 48 см, такая красавица! Я так счастлива! У нас с тобой теперь есть ребёнок, мы - настоящая семья! Всё, больше говорить не могу, целую, пока!

Алексей посмотрел на трубку и положил на телефон, так и не успев что-то ответить. Посмотрел на ожидавших в нетерпении родителей и, улыбаясь, сообщил им слово в слово всё, что сказала Лена и в конце добавил:

- Поздравляю, у вас внучка!

Они обрадовались как дети и начали его расспрашивать о подробностях. Алексей ещё раз повторил им дословно весь разговор с Леной и добавил зевая:

- Всё, больше она ничего не сказала! Я устал, иду спать, завтра, всё завтра.

Он улыбнулся родителям и пошёл в свою комнату. Сообщение о рождении дочери его очень расстроило, но чтобы не огорчать родителей, не подавая вида, ушёл.

Алексей вообще не хотел сейчас детей, уж очень они мало прожили вместе, оба ещё так молоды, чтобы связывать себя ребёнком. Но когда всё случилось, он принял это как неизбежность, в душе надеясь, что хотя бы родится сын. Но Лена преподнесла ему сюрприз, родила девочку! Он, с горечью вздохнув, ушёл спать. Ни о чём не думая, быстро, безмятежно уснул.
Родители проводили его взглядом и отец, счастливо улыбаясь, сказал:

- Лёша ещё, наверное, и не понял толком, что произошло в его жизни!

Он и в самом деле ещё ничего не понимал и ничего не чувствовал. Спокойно лёг спать и крепко проспал до звонка будильника.

Утром, в столовой встретился с родителями. Они как будто не ложились спать. Мама приготовила и поставила перед ним завтрак, а отец, допивая чай и хитро улыбаясь, посмотрел на сына и спросил:

- Ну, папаша, какие ощущения?

Алексей, пододвигая к себе тарелку с омлетом, лениво пожал плечами. Мама, ставя перед ним, горячий кофе, счастливо улыбаясь, сказала:

- Да он ещё не понял! Вот увидит дочку, поиграет разок и только тогда поймёт, что у него есть ребёнок. Себя вспомни, отец!
Она опустилась на свой стул, напротив сына и уже серьёзно продолжила говорить:

- Ты, сынок, сегодня обязательно сходи к Леночке в больницу, приём с 17 часов.

Алексей растерялся, услышав о больнице. В его планы это не входило, потому что все вечера у него уже были распланированы. Не зная как быть, опешив он произнёс:

- В больницу?

- Да! Только тебе нужно заехать домой, я приготовлю передачу для нашей девочки. Ей сейчас нужно хорошо питаться, чтобы было много молока.

Позавтракав, Алексей поцеловал маму в щёку, попрощался и уехал на работу.

Придя в офис, он дождался начальства и отпросился на пару часов раньше закончить рабочий день, чтобы успеть заехать домой перед больницей. Когда сослуживцы узнали о причине его раннего ухода, все стали его поздравлять, называть папашей, поднялся шум, гам, Алексею стало весело. Сослуживцы веселились, как будто это у них праздник и начали требовать от новоявленного папаши, накрыть поляну и проставиться. Алексей, чтобы не отходить от принятых традиций в их коллективе, сбегал в ближайший магазин и купил всё необходимое. В обед отдал девчонкам пакет полный продуктов и четыре бутылки шампанского. Девочки накрыли стол, ребята вскрыли шампанское и поздравляли Алексея. Они весело отметили это событие!

После обеда к Алексею, стоящему у окна, подошла высокая, коротко стриженая девушка. Она тихо, не глядя на него спросила:

- Что, папаша теперь мне скажешь?

Лёша, отпивая маленькими глотками горячий кофе, так же тихо чтобы никто не услышал, ответил:

- А что я должен тебе сказать?

- Как что?! Я хочу знать, что будет дальше? Как наши с тобой отношения?

Алексей совершенно спокойно, без единой эмоции, ответил:

- Как было, так и будет! Я не понял, почему ты всполошилась?! Как, рождение у меня дочери, может повлиять на наши с тобой отношения?

Девушка, тяжело дыша, возмущённо сказала:

- Но ты же теперь не сможешь развестись?!

Алексей в недоумение вскинул на неё глаза и удивлённо спросил:

- В смысле, не понял? Я и не собирался разводиться!

Девушка растерянно спросила:

- А как же я?

- Оль, ты, что себе навыдумывала? Я кажется, тебе ничего не обещал?!

Девушка стояла чуть не плача. Алексей, не поворачиваясь к ней, продолжая смотреть в окно, сухо сказал:

- Перестань делать трагедию из ничего! Да и не переживай ты так! Ты мне как нравилась, так и продолжаешь нравиться. Ты заводная и очень сексуальная девчонка, поверь мне! Так что всё у нас с тобой останется, как и прежде. Сегодня вечером я к тебе приеду, только чуть позже, после больницы.

Не дожидаясь ответа, Алексей отвернулся и пошёл к своему столу.

                                                                                                               Глава 25

Вечером, заехав домой и, взяв большой, тяжёлый пакет, приготовленный мамой, Алексей отправился в больницу к жене. В приемной было много народу, он встал в очередь к окошечку и менее чем через полчаса передал пакет с запиской.
Лена, открыла принесённую передачу, нашла в ней записку от мужа и, удобно устроившись на кровати, приготовилась читать. Он писал:

- «Лена! Спасибо за девочку! Как ты себя чувствуешь, а то мы все переволновались. Напиши всё подробно и если есть возможность, выгляни в окно. Малыш, сильно мучилась? Как всё прошло? Как девочка? Родители тебе передают привет. Пиши. Алексей».

Лена прочла записку и, улыбнувшись, подумала:

- «Да, не любит Лёша много писать. Кратко, лаконично, но с какой заботой и как трогательно!»

Спохватившись, что Лёша просил подойти к окну, встала с кровати. Она, старалась не торопиться, хотя чувствовала себя хорошо. У неё не было ни разрывов, ни трещин и ничего совсем не болело. Она просто всего боялась, поэтому осторожничала и берегла себя.

Подойдя к окну, она не увидела Алексея и отошла в сторону, чтобы не мешать соседке, к которой пришёл муж.
Алексею пришлось немного подождать, пока придёт медсестра и принесёт ответ. Лена написала большое письмо. Открыв его, он поискал свободный стул и сел в стороне, чтобы никому не мешать. Осмотревшись по сторонам, начал читать:
«Алёшенька, милый, здравствуй! Как я соскучилась!

У меня всё хорошо! Прошло всё нормально и быстро. С девочкой тоже всё нормально, мне её первой принесли кормить. Но кормить ещё, конечно, нечем, поэтому я её разглядывала, а покормят её потом из бутылочки. Я уже всё узнала, так что не волнуйся, она не останется голодной! Я положила её на кровать и долго рассматривала, гладя пальцем. Она такая маленькая, что её не погладишь рукой! Сколько не смотрела так и не поняла, на кого она похожа?! Вот губы мои - это точно, остальное ещё непонятно. Пыталась её разбудить, она только чуть-чуть приоткрыла один глазик, и мне показалось, что глаза серо-зелёные, а чей разрез не знаю. Она, какая-то вся припухшая. Говорят, что это пройдёт, ведь ей тоже было тяжело, она тоже трудилась!
В общем, я не поняла, на кого похожа наша дочка! Волосы длинные, до половины уха, но кудрей, как у тебя нет и цвет волос мой - русый. И ещё, знаешь, Лёша, у нашей девочки на левом височке белая прядка волос. Я как увидела, так расстроилась, чуть не заплакала. Но в палате женщины, которые уже ни в первый раз рожают, говорят, что это пройдёт. Цвет волос оказывается, ещё несколько раз поменяется?! И цвет глаз, может стать другим, но не всегда, это говорят, бывает редко. Я потом про белую прядку у врача спрошу обязательно!

Пробовала давать грудь, но она спит и не реагирует, приходится немного тормошить её за подбородок. Да я ещё и не умею! Плакать она, ни разу не плакала, один разок визгнула, как поросёночек, когда я пыталась её разбудить и всё, замолчала.
Лёша, ты хоть рад?! Я просто на седьмом небе от счастья! У нас с тобой дочка, я стала мамой! Какое же это счастье!
Вот, кажется и описала все наши с дочкой новости. Очень скучаю и уже хочу поскорее домой!

Мне принеси завтра мёд и шоколад, немного фруктов. Бульонов и котлет больше не надо! Здесь кормят как на убой, если ещё вы меня будете так подкармливать, то я точно растолстею! Маме, конечно, скажи спасибо за передачу, она ведь старалась. Пусть не переживает - съем всё, если не справлюсь, угощу девчонок в палате. Передавай бабушке Вере и дедушке Ване привет. Подойди к окну, мне можно вставать, хочу хоть через стекло тебя увидеть. Целую, Лена!»

Лёша прочёл записку и, свернув её, пошёл на улицу искать окно палаты, в которой лежит Лена. Найдя окно с цифрой пять, стоял глядя на него, в ожидании, когда она выглянет.

Немного подождав, подойдя к окну, Лена увидела стоявшего внизу мужа. Он улыбался ей своей бесподобной улыбкой и махал рукой. Она видела, что муж рад и счастлив и от этого, ей было радостно на душе.

У соседнего окна стояли две молодые женщины, одна из них не стесняясь, громко спросила:

- Это кому, такой красавчик машет рукой?! Лена, это твой, что ли?

Она, не отрывая глаз от Алексея, скромно ответила:

- Да, это мой муж!

И улыбаясь, продолжала махать рукой, а соседка без стеснения, цинично произнесла:

- Ничего себе, никогда бы не подумала!

Вторая женщина, толкнув её, строго сказала:

- Замолчи, ни твоё дело!

В это время Алексей послав жене воздушный поцелуй, повернулся и пошёл. Лена ещё долго провожала его взглядом, и когда он оборачивался, махала, но уже не улыбалась. Её счастливое волнение моментально перешло в необъяснимую тревогу. Стоя у окна, она вспоминала слова подруги, всплывшие из памяти из-за соседки по палате. Ей стало так неприятно, так нехорошо, что она не говоря ни слова, дождалась, когда Алексей завернёт за угол и вернулась на своё место. Не глядя на соседок по палате, легла на свою кровать и, отвернувшись к стене, взволновано думала:

- «Нет, вы все неправы, вы всё врёте! Я вам не верю! Вы это от злобы, от зависти говорите. Алёша любит меня, нашу дочку и мы проживём все вместе долгую и счастливую жизнь!»

                                                                         Глава 26

За то время, пока Лена находилась в больнице, родители полностью переоборудовали гостевую комнату на втором этаже, сделав из неё детскую. Иван Алексеевич сам, своими руками, смастерил красивую колыбельку, как для маленькой принцессы. Он держал её в мастерской, чтобы Лена с Лёшей не видели раньше времени. Готовил для них сюрприз! Он очень ждал внучку, как будто знал, что родится девочка, и с особой любовью и желанием делал для неё кроватку. Все детские вещи перестирала и тщательно перегладила с двух сторон бабушка. На кроватку они повесили красивый балдахин. Он был из капрона выбитого золотом, похожим на морозный рисунок на окне. Балдахин красиво свисал крупными волнами, закрывая кроватку почти до пола. Иван Алексеевич собрал купленный им пиленальный столик и шкаф для детской одежды. Вера Анатольевна, повесила на окна новые шторы с причудливыми картинками разных животных, всё помыла и приготовила для новой хозяюшки.

Хлопоты по встрече жены и дочери даже не коснулись Алексея. Он спокойно продолжал жить своей беззаботной жизнью, как мог, делал её интереснее и веселее.

Жену с дочерью выписали из больницы уже через пять дней. Алексей отпросился с работы, и они с мамой поехали их встречать. По дороге купили цветы и коробку конфет. Отдав медсестре два больших пакета с вещами, ждали.

Лена вышла на крыльцо сияющая, счастливая. Медсестра вынесла девочку. Алексей, отдав жене букет, а медсестре коробку конфет, взял ребёнка на руки. Держал дочку неуклюже, неумело, так, что Вера Анатольевна напугавшись, забрала этот розовый кулёчек.

Алексей взял жену под руку и повёл, помогая осторожно спуститься с высокого крыльца. Перед тем как сесть в машину, Лена повернулась и помахала сидящим на окне женщинам. Радостно улыбаясь, придерживающему её Алексею, села в автомобиль.
Дорогой в машине было слышно, что в кульке что-то кряхтит. Мама, приподнимая одеяло, пыталась показать Алексею личико ребёнка, но он ничего не разглядел. Лена, поворачиваясь с переднего сиденья, счастливо улыбаясь, постоянно спрашивала:

- Правда, красавица?

Чтобы не расстраивать жену, он отвечал:

- Да, конечно!

Лена всю дорогу вертелась, радостно оглядываясь на свекровь и мужа. Видя улыбающегося Алексея, забыла обо всех переживаниях, была рада и счастлива.

Приехав, домой все вместе направились в новую детскую, чтобы развернуть и разглядеть девочку. Войдя в комнату, Лена ахнула и с благодарностью расцеловала родителей. На новом пиленальном столике развернули ребёнка. Разглядывая личико девочки, охали и причитали над ней, без конца поздравляя, и целуя друг друга. Когда закончились смотрины, мама пригласила всех к столу. Они с отцом пошли в столовую, оставив молодых родителей наедине.

Как только за ними закрылась дверь, Лена кинулась к Алексею, он обнял её и поцеловал. Они стояли, обнявшись, и смотрели на дочь. Алексей не сводя глаз с ребёнка, сказал:

- Знаешь, Лена, я и не думал, что она такая маленькая!

- Правда, красавица!

Алексей наклонился ближе к ребёнку, разглядывая её сказал:

- Мне, кажется, она похожа на тебя?

- Нет, что ты она копия ты! Она будет такая же красивая, как папа!

- На папу, на маму, какая разница?

- Говорят, что она ещё изменится несколько раз, пока вырастет.

- Пошли, родители ждут.

Лена посмотрела на спящую дочку и, улыбаясь, ответила:

- Ты иди. Я её переложу в кроватку и приду.

Алексей чмокнул жену в щёку и сказал:

- Только не долго. Мама там столько наготовила! Будем праздновать.

Выписка Лены из больницы совпала с днем рождения Алексея, поэтому они праздновали двойные именины. Гостей не приглашали, так как ребёнку нет ещё месяца. Решили праздник сделать домашним. Алексей совершенно не расстраивался из-за этого, потому что на работе планировалось, его и ещё двух сотрудников, поздравить в пятницу.

Семейный праздник был тихим и спокойным, самым, что не наесть домашним. Мама наготовила, как всегда, разных салатиков, пожарила для мужчин баранью ножку, а для любимой снохи сварила гречку и куриную грудку без шкурки. Накладывая ей, она приговаривала:

- Тебе, Леночка, теперь есть можно только то, что можно младенцу. Баранину нельзя, ешь курочку. Нужно посмотреть за ребёнком. Понаблюдать, как она реагирует на домашнюю пищу, будет или нет у неё аллергия. Потом понемногу будем вводить другие продукты в твой рацион. Сейчас для ребёнка, это самое не аллергенное. Так, что кушай на здоровье.

Алексей, внимательно слушая маму, удивившись, сказал:

- Мам, ты прямо, как доктор говоришь!

- Нет, сынок не доктор, а мама со стажем.

Праздновали долго, почти весь остаток дня провели за столом. Говорили тосты, поздравляли друг друга и с рождением Алексея, и с рождением девочки. Говорили почему-то вполголоса, как будто могли разбудить ребёнка, спящего на втором этаже. Лена часто бегала наверх посмотреть дочку, покормила её уже два раза, перепеленала и, уложив в кроватку, возвращалась к столу.

Она подарила мужу поздравительную открытку со своими стихами, которые написала для него, пока лежала в больнице. От этого праздник стал походить на капустник.

Лёша, заглянул в открытку и попросил Лену, чтобы она сама прочла свои стихи. Она с выражением, с волнением, как первоклассница, начала читать:

«Кипит работа повседневно,
Идёт чреда обычных дней.

Ты никогда не забываешь,
Свою семью, жену свою!
Жену судьбой навеки данной,
И венчанной при свете свеч!

Жену с любовью подарившей,
Дочурку первую тебе!
   
Мы любим тебя бесконечно,
И счастья хотим тебе!

Любовь, чтоб была с тобой вечно,
И счастье росло вдвойне!»

После прочтения стихов все опять начали восхищаться и поднимать бокалы. Но Алексею стихи совсем не понравились, даже очень не понравились! Какой-то детский бред и нескладно, и не красиво, и не интересно! Но, не показывая своего недовольного вида, пытаясь улыбаться, вместе со всеми восхищался и радовался услышанному.

Так тепло, по-домашнему прошёл вечер. Лена была бесконечно счастлива и весь вечер с улыбкой смотрела на своих самых родных и близких людей.

                                                                                       Глава 27

В первую ночь молодые родители поздно легли спать. Девочку положили в коляску и поставили у изголовья своей кровати, боясь ночью не услышать её плача. Всю ночь не спали, реагируя на каждый её вздох. А она вздыхала и кряхтела без остановки! Пару раз кричала так сильно, что Алексей, удивляясь, говорил:

- Такая маленькая, а сил кричать, как у взрослого человека!

Когда она закричала во второй раз, в комнату осторожно постучалась Вера Анатольевна с бутылочкой воды и тихо сказала:

- Лена, возьми. Я сделала укропной воды от газиков, попои.

Утром Алексей, не выспавшийся, позавтракал без особого желания и ушёл на работу.

Вечером, когда он вернулся, Лена уже ждала его и сразу же после ужина поспешила увести наверх. Войдя в комнату, он опустился на кровать и недовольно спросил:

- Что случилась, почему такая спешка?! Ты не дала мне спокойно поужинать!

Лена, не обращая внимания на его недовольный вид, возбуждённая села рядом и сказала:

- Лёша, нам нужно придумать имя для нашей девочки! Ты не хотел этого делать заранее, но тянуть больше нельзя. Ей уже неделя, а она у нас всё ещё без имени!

Удивлённо взглянув на жену, он сказал:

- И из-за этого такой сыр бор?! В чём проблема? Ты мама, ты и называй, как хочешь!

Лена очень быстро проговорила:

- Имя для нашей девочки я подобрала, я предлагаю назвать её Аннушкой! Конечно, если ты не против?

- А почему я должен быть против? Так зовут мою бабушку – бабу Аню, мамину маму, они будут рады. Хорошее имя - Аня, Аннушка.

Лена встав, взволнованно ходила по комнате и говорила:

- Да, Лёша! Значит, ты согласен?! Я рада! Слушай, как звучит – Анна Алексеевна Скворцова! Правда, красиво?!

В ответ, молча кивая, Алексей соглашался с женой. Впрочем, ему, по большому счёту, было совершенно всё равно. Был бы сын, он бы ещё подумал над тем, как его называть, а раз девчонка, то её можно назвать хоть как!

Во вторую ночь коляску с дочерью молодые родители укатили в дальний угол комнаты. Но это не помогло! Аннушка уже не кряхтела и не вздыхала, а плакала почти без остановки. Лена постоянно подходила к ней и качала коляску. Уже под утро видя, что Алексей тоже не спит, ушла в детскую и сидя на диване, держа Аннушку на руках, так и спала.

Утром, не выспавшийся и злой, уходя на работу, Алексей сказал жене:

- Вызови врача, вдруг у неё, что-то болит? Нельзя же всю ночь так орать без остановки, без всякой причины?!

Лена взволновано ответила:

- Я вчера звонила, сказали, что сегодня на осмотр придёт врач. По телефону сказали, чтобы я не волновалась, все дети плачут!

Алексей повернулся к Вере Анатольевне и спросил:

- Мам, я что, также орал?!

- Нет, ты был очень спокойным ребёнком! Спал с самого рождения по ночам по шесть, семь часов не просыпаясь.

Взглянув на Лену, Алексей резко бросил:

- Вот, видишь! Значит в чём-то проблема!

Лена смотрела на него, из глаз по щекам катились крупные слёзы. Алексей, недовольно сморщившись, сказал:

- Не реви! До обеда не придут, позвони мне на работу, я разнесу эту поликлинику! Всё, я поехал, уже опаздываю. Всем пока!

Алексей уехал, а Лена без сил опустилась на стул и расплакалась. Мама глядя на неё тоже вытирала слёзы. Отец допил чай, встал из-за стола и, посмотрев на плачущую сноху, сказал:

- Вот что Лена, ты иди, поспи немного, а я с Аннушкой посижу, присмотрю за ней. Она накормлена?

Лена всхлипывая, вытирая глаза произнесла:

- Да, я её час назад кормила.

- Ну, вот и хорошо, значит у тебя два часа. Завтракай и спать!

Отец подошёл к раковине, вымыл руки с мылом и пошёл к внучке. Лена проводила его взглядом и с ужасом спросила у мамы:

- А если у неё, правда, что-то болит?

Вера Анатольевна поставила перед Леной тарелку с овсяной кашей и горячий чай с молоком. Качая головой, чтобы успокоить молодую маму, подбадривающе улыбаясь ей, проговорила:

- Всё Леночка хватит, не плачь! Не забывай, что тебе нельзя расстраиваться, а то молоко пропадёт. И не накручивай себе ничего, всё будет нормально. У нас хорошая, здоровая девочка! Поняла?!

Заставив себя, успокоиться, Лена проговорила:

- Да, поняла!

Позавтракав, она пошла на второй этаж, попутно заглянув в детскую. Отец сидел рядом с внучкой, тихонько качая колыбельку, мычал какую-то песню. Увидев её в дверях, замахал рукой, чтобы она уходила. Лена постояла секунду и пошла в свою комнату. Только коснувшись подушки, уснула.

Через два часа её разбудила мама. Осторожно тормоша, тихо, чтобы не испугать, говорила:

- Лена, вставай, кормить пора.

Лена быстро села, протёрла глаза и глядя на часы, удивлённо спросила:

- Я, что проспала почти два часа?

- Да!

Встала и быстро направилась в детскую. Отец сидел на диване, держа Аннушку на руках. Лена подошла к нему и, заглядывая на дочь, спросила:

- Как, она?

- Нормально, только есть хочет, видишь, как ищет!

Взяла ребёнка на руки и родители вышли, закрыв за собой дверь. Ещё до конца не проснувшись, она начала кормить Аннушку, гладя её по белой прядке пальцем. Печально улыбаясь, переживая за ребёнка, с тревогой и нетерпением ждала сегодняшнего прихода врача.

После кормления Аннушка проспала в своей кровати почти час. Она может быть и дольше спала, но пришла врач, и ребёнка пришлось разбудить. Доктор долго осматривала девочку и всё записывала в карточку.

Лена с мамой, ходили вокруг, внимательно слушая каждое слово. Осмотрев ребёнка, доктор сделала заключение:

- Прекрасный ребёнок, что вы так беспокоились?! И я бы не сказала, что она не спит у вас, вон какая заспанная была, когда я пришла. Что касается её плача, особенно по ночам, могу объяснить, что звуки во время сна у ребёнка, особенно новорождённого, это норма - это называется «физиологический ночной плач». Таким образом, выходят пережитые днём эмоции и впечатления малыша. Она из больницы приехала, новая обстановка, новые голоса. Это, дорогие мои, для неё стресс! Кроме этого, физиологическим плачем ребенок проверяет наличие родителей. Не получив подтверждения, он просыпается и плачет уже по-настоящему. Однако немедленно реагировать, даже на негромкие ночные звуки со стороны ребенка, не нужно. Дайте малышке возможность научиться справляться со своим ночным одиночеством самостоятельно. Знайте, что и в дальнейшем она каждую ночь будет требовать внимания родителей. Имейте в виду, что способность научиться успокаиваться, к году приобретает всего половина малышей, а вторая половина так и будет требовать внимания. Так что наберитесь терпения и ждите, но не просто ждите, а помогайте ей! А со временем будет понятно, к какой половине её отнести. Так, что вести она себя будет в соответствии со своим характером. Но то, что у неё ничего не болит, это я вам как врач заявляю!

Вечером, выслушав Лену с мамой, Алексей был в шоке и, не соглашаясь с ними, сказал:

- Это получается, что так орать, оказывается, бывает нормой, характером! Ну, а насчёт стресса это уж точно бред! Что она, такая маленькая, понимает, где она и с кем?

Мама посмотрела на возмущённого сына и, возразив, сказала:

- Нет, сынок, ты не прав! Ребёнок с самого рождения всё понимает и отличает. По запахам, по звукам.

- Как, это по запахам?

- Ну от мамы, например, пахнет молоком, ребёнок этот запах будет чувствовать ещё долго после того как перестанет брать грудь. По голосам будет отличать всех нас, привыкнет к нам, и при появлении незнакомого голоса будет пугаться и плакать.

- Господи, как всё сложно!

Но Алексея эти объяснения не очень воодушевили и, покачав головой, он заявил жене:

- Не спать третью ночь подряд, я уже просто не выдержу. Лена, не обижайся, но сегодня вы с Аннушкой спите в детской!
Лена не обиделась на мужа, она понимала, что ему рано утром вставать на работу, а Алексей, увидев, что она не возражает, вздохнул с облегчением. Хотела Лена ребёнка вот пусть и наслаждается, но без него, в детской!

Аннушка не давала им покоя ни днем, ни ночью. Первые полгода были просто кошмаром! Целых шесть месяцев по ночам Лена спала сидя на диване с малышкой на руках. Она сшила два полотенца и одевала их себе на шею, продев в них дочку, чтобы ночью, когда вдруг засыпает и ослабевают руки, не выронить ребёнка. Иногда её подменяли бабушка с дедушкой, но в это время она всё равно не могла спать спокойно. За эти месяцы похудела, побледнела, была всегда уставшая и измученная.
Алексей мечтал о том, когда всё это закончится. Его даже не восхищало и не радовало развитие ребёнка. Каждый день Лена с мамой ему наперебой рассказывали, что Аннушка начала улыбаться, гулить, брать игрушки, а ему хотелось только одного, чтобы она начала спать!

Так потекли годы их семейной жизни. Аннушка росла. После шести месяцев начала спать по ночам, уже не просыпаясь. С возрастом становилась спокойной и рассудительной, очень доброй и ласковой девочкой.

Лена, занимаясь дочерью, постоянно пыталась приобщить папу к процессу воспитания, прогулок, купания, но он всё время отказывался, ему это было совсем не интересно. Он всегда находил какие-нибудь отговорки, или просто говорил, что она слишком маленькая, и он боится брать её на руки. Искал любые предлоги, только бы не заниматься ребёнком. Единственное, что ему приходилось делать, так это ездить с ними по больницам. Лене одной, с ребёнком на руках, было тяжело, а машины у них ещё не было. Он понимал, что ей одной не справиться и вопреки своему желанию всегда ездил вместе с ними.

                                                                                                                  Глава 28

В первую Аннушкину годовщину, её окрестили в церкви. Потом все вместе отмечали крестины и первый юбилей девочки. Вера Анатольевна как всегда напекла, наготовила, и пока молодые были в церкви, накрыла праздничный стол. Они с мужем приготовили для внучки подарок - купили ей большую шагающую куклу, на красивом красном ценнике крупными буквами было написано «Соня». Правда она была почти в два раза больше чем именинница, но увидев её в магазине, бабушка с дедушкой просто не смогли удержаться и не купить её в подарок любимой, единственной внучке.

Крёстной у Аннушки была Юля, а крёстным Сергей. Они уже почти год как разошлись, но в гостях у Лены с Алексеем встречались как старые друзья и никогда не предъявляли друг другу никаких претензий.

Их брак не состоялся, как говорила Юлька из-за разных взглядов на жизнь. Она совсем не переживала и не расстраивалась по этому поводу. А Сергей вообще, был рад тому, что они расстались, не успев обзавестись общим хозяйством и детьми. Он считал, что их брак - это большая ошибка, потому что ему нужна женщина спокойная, домашняя, умеющая жарить котлеты и варить борщи. А Юле всего этого было не нужно, она любила ходить в гости и обедать в ресторане, только бы не стоять сначала у плиты, а потом у раковины.

Они разошлись и Сергей, после тяжёлой семейной жизни был один. Попросту, он боялся, что попадётся опять такая же, как Юлька, которая мечтает только о развлечениях, а детей и кастрюль ей не надо. Он не хотел опять суеты и скандалов. Приглядывался к окружающим женщинам по соседству и на работе, но никого не находил и поэтому жил холостяком. Сергей не торопился, понимая, что придёт его время, и он найдёт то, что ищет, а искал он женщину похожую на Лену.

Он очень завидовал Алексею доброй, хорошей завистью. Ему нравилось, как его жена строит их семейную жизнь, как растит и воспитывает дочку, как радостно встречает мужа с работы и никогда ничего не требует и не предъявляет ему никаких претензий. Даже со стороны было заметно, что Лена очень любит мужа!

Видя равнодушное отношение Алексея к жене, и зная о связях с женщинами, которых он менял как перчатки, Сергей, не понимая поведения друга, часто выговаривал ему и пытался убедить изменить взгляды на жизнь и семью.

В перерыве, перед чаем с тортом, друзья вышли на веранду, отдохнуть от шума и суеты. Сергей, проводив взглядом Лену, вынесшую им куртки, сказал:

- Какая Лена внимательная и заботливая!

Посмотрев на друга, Алексей спросил:

- С чего вдруг, ты о чём?

- Как о чём?! Мы с тобой вышли на веранду и не подумали что здесь прохладно, а она подумала. О нас с тобой подумала!

Алексей пожал плечами, не увидев в поведении жены ничего удивительного для себя. Он привык к таким вещам и, не обращая на них внимания, принимал как должное.

Понимая это, Сергей в сердцах произнёс:

- Дурак, ты Лёшка, не ценишь, то, что рядом с тобой. Твоя Лена настоящая, безо лжи и фальши, такая за тобой на край света пойдёт. Вот из таких жён получались настоящие декабристки!

- Серёг, а с чего ты взял, что я её не ценю?!

- Да с того дружище, что ты постоянно её обижаешь и обманываешь!

- Я её ничем не обижаю и не обманываю. Она хорошая, добрая, заботливая, а то, что у меня другие женщины, так это не меня, а природу нужно обвинять!

- Не понял?! Вы ещё слишком молоды, чтобы говорить об этом, причём здесь природа?!

- Как причём?! Разве я виноват, что мне не интересно с одной женщиной, мне скучно. Что это за жизнь? Всё однообразно, зачастую наспех, пока Аннушка спит и не плачет, всё быстро, бегом.

- Но это же временно, не всегда дети маленькие! Они, знаешь ли, растут и вырастают. Придёт время и всё наладится.

- Вот когда придёт, тогда и посмотрим!

- Смотри, Лёшка, накажет тебя судьба за такое отношение к самым близким, любящим тебя людям!

- Причём здесь судьба, мы сами её строим и строим так, как хотим! Я живу, как мне нравится, и не читай мне нотаций.

Засмеявшись, Алексей закончил:

- Теперь я понимаю, почему от тебя Юлька сбежала!

Но Сергей, совершенно не обидевшись на друга, ответил:

- Сбежала и очень хорошо! Я последние месяцы просто мечтал, чтобы она ушла от меня. Сам отправлял её в клубы, деньги давал, лишь бы она свалила из дома. Мне повезло, она ведь именно в клубе познакомилась с каким-то Борисиком. К нему и ушла.

- Лена говорила, что она с ним недолго была, пару месяцев и опять переехала к матери.

- Да, но это меня уже не касается! Ушла и с концами. Пусть живёт, как хочет, только не рядом со мной!

Юля, также как и Сергей, совершенно не переживала из-за развода. Она считала, что хоть плохой брак, но всё-таки опыт, который она приобрела, живя с Сергеем. И уж теперь она точно знает, какой ей нужен муж и какую она для себя хочет жизнь!
С Борисом она жила просто так, потому что было скучно! Настолько было скучно с Сергеем, что она была готова на всё, лишь бы немного отвлечься от тоскливой и однообразной семейной жизни. Но и Борис ей быстро надоел, потому что никогда не имел денег и всё время стрелял у друзей в долг. Расставшись с ним, Юля говорила, что Борис был переходным этапом от брака к свободе.

Лена пыталась настроить подругу на ритм спокойной, семейной жизни, но это было совершенно бесполезно. Юля всегда отвечала подруге:

- Лена, я как ты, никогда не буду сидеть дома. С ума сойти, ты из-за семьи даже с работы уволилась! Добровольно заточила себя в четырёх стенах. Я такой жизнью жить не хочу!

- Юль, это потому что ты ещё не полюбила. Вот полюбишь, и всё у тебя изменится, а когда ребёнок появится, тогда и испытаешь настоящее женское счастье!

- Нет, Лена, зря ты так думаешь. Я детей вообще не хочу!

- Юль, ты, что такое говоришь, как же можно без детей?!

- Нормально! Буду жить для себя. Дети это не для меня! Не хочу я не спать ночами, носы им вытирать и вообще жить не для себя, а для них. Это не моё, мне такое счастье не нужно!

- Юлька, Юлька, я думала у тебя это пройдёт с годами. Думала, что ты повзрослеешь и станешь серьёзнее, по-другому будешь относиться к жизни.

- А я и так по-другому теперь отношусь к жизни, и по-другому всё буду делать!

- Как?!

- Я в агентство отправила свои фотографии, хочу выйти замуж за иностранца и уехать за границу.

- Не поняла, в какое агентство?

- В обычное брачное агентство, где иностранцы ищут для себя жён, среди русских девушек. Хочу во Францию, хочу в Париж!

- Юлька, ты сдурела?! Как можно по фотографии выйти замуж? А как же любовь?!

- А что любовь, разве это главное?!

- Что же тогда главное, если не любовь?! Я бы не смогла жить с человеком без любви.

- А я смогу! Знаешь Леночка, я сейчас как никогда понимаю, что есть и другие прелести в браке. Для меня, любовь - это не самое главное.

- Для меня главное! Я если бы не любила, никогда замуж не пошла!

Лена печально смотрела на подругу, не понимая её. Она в очередной раз почувствовала, что всё-таки, какие они разные и как по-разному смотрят на жизнь. В глубине души она надеялась, что пройдёт время и Юля повзрослеет и тогда в её жизни всё изменится. И очень переживала, что не в её силах что-то изменить сейчас, потому что Юля просто не хочет никаких изменений. Глядя на неё, Лена с досадой вздыхала, чувствуя, что говорить что-то бесполезно и не стала её больше уверять в том, что это неправильно. Хотя была глубоко убеждена, что наша жизнь очень скоротечна, и нельзя по ней порхать как бабочка. Когда-то придёт время, что порхать просто не сможешь, а окажется, что остановившись опуститься просто некуда. Вокруг нет ничего и никого, только одна пустота!

Отпраздновав крестины, Сергей с Юлей уехали. Он довёз её до материного дома и, попрощавшись, уехал к себе.

                                                                Глава 29

Жизнь шла своим чередом. Аннушке было шесть лет, когда Алексея отправили в командировку в другой город на приём объекта. Он уехал с тяжёлым сердцем, потому что они с Леной поссорились. В первый раз за их совместную жизнь, они не разговаривала уже целых две недели!

Алексей вошёл в холл гостиницы, уставший и измученный после трудового дня. Не в силах подняться в номер, опустился на мягкий диван. Целый день беготни по стройке, не отвлекли его от мыслей о Лене. Эти мысли преследовали его, постоянно крутясь в голове. Он все эти дни только и думал:

- «Как так получилось, что семь лет семейной жизни и всё разрушено. Домой не хочется. Лена со мной не разговаривает, перебралась в детскую и живет там с Аннушкой».

За эти годы Алексей так привык, что она рядом, что любое его желание и даже каприз она всегда выполняла, казалось ещё до того как он подумает. И разом всё рухнуло, только из-за того, что ей захотелось второго ребёнка! Он не был против, нет. Много детей это очень хорошо, но пусть ни у него. Оказывается, он просто, неспособен быть отцом большого семейства и в первый раз откровенно сказал об этом:

- Леночка, дорогая, зачем нам ещё один ребёнок, разве тебе недостаточно того, что у тебя уже есть Аннушка. Лена, ты только подумай, опять начнутся эти бессонные ночи, эти таскания по больницам. Не знаю как тебя, а меня это достало! Сейчас как представлю, начнётся школа, встречать, провожать, а уроки с ней делать, проверять. Кошмар!

Лена молча смотрела на мужа. Казалось, что она слышала, но не верила тому, что говорит Алексей. Он, не дожидаясь ответа и не обращая внимания, на её растерянный вид, продолжал говорить:

- Ну, что ты молчишь, разве я неправ?! И вообще, если хочешь знать, я не хотел детей, но, по крайней мере, хотя бы первые годы нашей совместной жизни! Но ты была так счастлива оттого, что у нас родится ребёнок, поэтому я не стал возражать. Но второй ребёнок, это уже слишком!

Лена смотрела на него не моргающими глазами. В них был ужас и непонимание любимого человека. Она посидела молча, глядя Алексею в глаза и ничего не сказав, просто встала и ушла. И вот они не разговаривали уже две недели! Может быть, конечно, они и помирились бы, если бы он подошёл и как всегда обнял её. Но ему почему-то совсем не хотелось этого делать, а потом Алексей уехал в командировку.

                                                 Глава 30

В холле гостиницы было тихо. Может быть, поэтому очень отчётливо раздавался звук работающего газетного автомата. Алексей вскинул усталый взгляд в сторону звука и увидел стоящую перед автоматом высокую, стройную женщину, в красивом тёмно-сиреневом костюме, подчёркивающем её безупречную фигуру. Какая-то неведомая сила повлекла его к ней. Он встал и, не ощущая усталости, пошёл. Шёл и мысленно напевал:

- «Ах, какая женщина, мне б такую!»

Подходя ближе, Алексей понял, что ему хочется увидеть её глаза, познакомиться с ней. Но не успел он подойти к автомату, как взяв газету, красивая незнакомка повернулась и направилась к лифту, не обратив на него никакого внимания. Он с досадой подумал:

- «Вот неудача!»

Алексей пошёл следом. У лифта встал рядом, пытаясь в отражении двери разглядеть её. Но подошедшая к ним женщина, не малых размеров, бесцеремонно отодвинула его в сторону. Взглянув на него, улыбнулась крупными, жёлтыми зубами, сильно обнажив десны. Улыбка её явно не красила! Потому что губы стали тонкими как ниточки, а и так огромный нос, расплылся по лицу, увеличившись в три раза.

Подошёл лифт, незнакомка вошла в него, нажав на кнопку. За ней в лифт вошла полная женщина, заняв собою, кажется всё свободное пространство. Алексей, боясь остаться, с большим трудом, бочком еле втиснулся. Незнакомка стояла чуть полу боком, аккуратно отстранившись от попутчицы. Он смотрел на неё, чувствуя горячее дыхание, прижимающейся к нему, полной женщины.

На четвёртом этаже лифт остановился. Он вышел. Вслед за ним вышла очаровательная незнакомка. Алексей ни сразу понял, что они идут в одну сторону, что у неё соседний номер. Поняв это, обрадовано подумал:

- «Мы соседи, вот это удача!»

Незнакомка открыла дверь и скрылась за ней в своём номере, так и не обратив на него внимания. Алексей вошёл к себе и, не снимая куртки, прошёл к балкону с одной только мыслью:

- «Я должен с ней познакомиться и обязательно сегодня! Вдруг она утром уедет, и я потеряю её навсегда. Нет, я не могу этого допустить!»

Что с ним произошло, он не понимал. Сердце выскакивало из груди, голова разрывалась от мыслей и планов. Он, ещё не познакомившись с прекрасной незнакомкой, уже мечтал о ней!

В соседнем номере горел свет. Алексей с нетерпением ловил каждый звук, каждое движение, тень за её окном. Он очень хотел, чтобы открылась дверь балкона, и она вышла на него. Но ожидания были напрасны, в соседнем номере погас свет, и стало тихо.

Алексей, взволновано ходил по комнате, лихорадочно думая:

- «Что делать, что делать?»

Но вдруг его осенило, и он чуть не воскликнул:

- На ресепшн! Нужно узнать, до какого числа она сняла номер?!

Он почти бегом кинулся на первый этаж. Девушка за стойкой уже немного дремала и с неохотой подняла глаза. Но узнав его, встрепенулась, поправила золотистые, в мелкую завивку волосы и встала, приготовившись ответить на любой вопрос.
Алексей немного отдышался, чтобы не показаться взволнованным, прочёл на жетоне имя девушки и как можно спокойнее спросил:

- Оленька, скажите, пожалуйста! Я хотел снять соседний номер, четыреста двенадцатый, для друга, не подскажете, когда он освободится?

Девушка наклонилась, чтобы посмотреть записи в компьютере и, найдя нужную информацию, улыбаясь, очень мягким голосом ответила:

- Он занят до двадцать пятого, ещё на пять дней, но если вы хотите именно его, мы можем попросить постояльца переехать.

- Нет, нет, что вы! Не нужно беспокоить людей, мы сами решим этот вопрос. Спасибо, извините, что потревожил вас в столь поздний час.

Алексей улыбнулся девушке и, уже уходя, вновь сказал:

- Ещё раз извините за беспокойство, спокойной ночи, Оленька!

Возвращаясь в номер, радостно думал:

- «Ещё пять дней, у меня целых пять дней! Завтра я обязательно что-нибудь придумаю, чтобы познакомиться с ней!»

С этими мыслями, завёл будильник и спокойно лёг спать. Утром встал рано. Побрился, оделся и с нетерпением ждал, когда стукнет дверь соседнего номера.

Вышли одновременно. Закрывая дверной замок, Алексей повернулся в её сторону и, как можно спокойнее, произнёс:

- Здравствуйте!

Незнакомка в ответ кивнула и пошла по коридору к лифту. Алексей, пропустив её вперёд, не спеша, шаг в шаг, пошёл следом. Он шёл, любуясь её лёгкой, немного покачивающейся походкой, с трудом сдерживая волнение и трепет во всём теле. Разглядывал её, предавался мечтам, лелея надежду, что сможет с ней познакомиться.

Вместе спустились на первый этаж. Алексей смотрел на неё, не отводя глаз. Она, конечно, чувствовала это, но ни разу не взглянула на него. Казалось, что незнакомка была совершенно безразлична и не обращала на него никакого внимания.
Вошли в ресторан вместе. Официант указал им на свободный столик у окна. Прошли к нему. Алексей, выдвигая стул для красивой незнакомки, осторожно спросил:

- Позволите с вами присесть?

Она безразлично, но с еле заметным кокетством, так и не взглянув на него, ответила:

- Пожалуйста!

Алексей сел напротив. Внимательно разглядывая красивую женщину, сидел молча. Официант принёс им меню и, сделав заказ, они остались одни, в ожидании завтрака. Не сводя с неё глаз, насмелившись, он виновато улыбнулся и осторожно произнёс:

- Может быть, познакомимся, живём рядом, завтракаем вместе?

И не дожидаясь ответа, боясь, что она не захочет с ним знакомиться, произнёс:

- Меня зовут Алексеем!

Подняв глаза, она посмотрела прямо на Алексея. Он почувствовал, что от напряжения у него по спине пробежал холодок. Незнакомка, еле заметно улыбаясь только уголками губ и не отводя глаз, пристально смотрела на него. Казалось, что она не проявляет никакого интереса, рассматривая его. Алексей в напряжении молча ждал. Наблюдая за ним и видя его волнение, незнакомка спокойно ответила:

- Марина!

Алексей обрадовался, что она ответила и возбуждённо сказал:

- Очень приятно, вы надолго, в эти края?!

Марина, навалившись на спинку стула, смотрела на него и спокойно, немного нараспев, отвечала:

- Нет, через пять дней уезжаю.

- Вот как! И у меня, командировка заканчивается двадцать пятого!

Принесли завтрак и они отвлеклись от беседы. Но это казалось только внешне, потому что Алексей, пережёвывая, судорожно думал, как продолжить знакомство. Осторожно поглядывая на пустеющую тарелку Марины, поднял глаза, ненадолго замерев, решительно произнёс:

- Может быть, сходим куда-нибудь?

Марина остановилась, проглотила очередной кусочек омлета, отправленный в рот и, не поднимая на него глаз, ответила:

- Я освобожусь в два.

Алексей обрадованно произнёс:

- Хорошо, в холле в два!

Она закончила завтракать, встала и ушла, коротко сказав:

- Спасибо!

Алексей, проводил Марину взглядом, и остался за столиком, так как следовать за ней в этой ситуации, было лишнее. Он, улыбаясь, долго сидел за столом, размышляя:

- «У меня всё получилось, и получилось очень быстро! Я познакомился с ней! Ещё час назад я только мечтал об этом, как о невыполнимом чуде и вот, так просто она согласилась. Наверное, мой внешний вид произвёл на неё впечатление?! Это потому что я надел голубую рубашку, которая очень подходит к моим глазам, как говорит Лена. Лена! Почему в такой приятный для меня момент я подумал о жене? Зачем, чтобы испортить себе настроение?!»

Доев завтрак, уже совсем без аппетита, он решил больше не думать о жене. У него впереди приятная встреча, с самой красивой женщиной на свете и он ничем не хочет омрачать предстоящее свидание!

После завтрака Алексей поднялся к себе в номер. Он был совершенно свободен, потому что работу свою закончил полностью, через два дня получит готовый акт и можно ехать домой. От этой мысли у него опять испортилось настроение. Он совсем не хотел думать о доме. Отодвигая мысли о семье на задний план, он начал думать о новой знакомой:

- «Как я рад! Нет, я просто счастлив, что познакомился с Мариной. Надо спуститься на ресепшн и продлить проживание до двадцать пятого числа. И к двум часам быть готовым к встрече с самой прекрасной и притягательной женщиной на свете!»
В два часа дня Алексей сидел в холле гостиницы на мягком диване и с нетерпением ждал Марину. Задумавшись, он вспоминал понравившуюся ему женщину, как художник, медленно вырисовывая её фигуру и лицо по памяти.

Марина ему очень понравилась! Высокая, стройная, красивая женщина. Её фигура была безупречной, как по высшим стандартам. Высокая грудь, тонкая талия, гордая осанка, округлые бедра и очень красивые, длинные ноги на высоком каблуке. Её тёмно-каштановые волосы, аккуратно уложены, открывая высокий лоб, чёрная дуга бровей огибала ярко голубые глаза. Прямой, острый носик придавал особую утонченность её лицу. Тонкие губы, накрашены яркой помадой немного увеличивая их объём, соблазняли и притягивали. Алексей думал о её внешности и не находил изъянов. В ней было всё прекрасно, она была эталоном женской красоты!

Марина пришла, задержавшись на десять минут. Подошла к дивану и остановилась, наблюдая за задумчиво сидевшим Алексеем. Видя, что он не замечает её, сказала:

- Извините, я немного опоздала!

Алексей услышал и почти подпрыгнув, встал с дивана. Улыбаясь своей обворожительной улыбкой, радостно произнёс:
- Что, вы, что вы, такие пустяки!

Он смотрел на неё, с трудом сдерживая волнение. Какое-то время они стояли молча глядя друг на друга. Почувствовав, что пауза затянулась, Алексей спросил:

- Вы обедали?

- Нет, не успела!

Обрадовавшись, Алексей предложил:

- Я знаю здесь недалеко один ресторанчик, там неплохая кухня, я приглашаю.

Кивнув, Марина ответила:

- Пойдёмте!

Он открыл дверь, пропуская её вперёд и выйдя из гостиницы на крыльцо, осторожно взяв под руку, спросил:

- Позволите?

Марина, согнув руку в локте, кивнула. Они не спеша пошли по пустынной улице.

Ресторан на фоне однотипных, серых домов, выглядел очень красиво. Здание было, как будто окутано красивой резьбой и многочисленными цветами. Внутри ресторан оказался небольшим, всего на восемь столиков, но очень уютный.

Они сделали заказ и, обедая, не спеша разговаривали. Алексей пытался узнать о Марине хоть что-то, о том кто она, откуда, но она очень неохотно отвечала, обходилась стандартными фразами, уходя от сути вопроса. Охотней она говорила о посторонних вещах не касающихся лично её.

Так они провели несколько дней, каждый день, встречаясь в холле гостиницы в два часа дня. Обменявшись улыбками и стандартными приветствиями, шли в полюбившийся им ресторан обедать. За обедом разговаривали, удивляясь тому, сколько у них общего и как им легко вместе. После обеда, до поздних сумерек они гуляли по городу.

Алексей прожил эти дни на повышенных эмоциях. Чем больше он узнавал Марину, тем больше думал о том, что до знакомства с ней его жизнь была пустой, совершенно бесцветной. Оказывается он ещё и не жил, и не любил по-настоящему?!

В последний день, перед расставанием, во время обеда, Алексей осторожно предложил:

- Марина, может быть, нам сегодня устроить прощальный ужин в этом, понравившемся нам ресторанчике?

Она, задержав на нём взгляд, наклонилась вперёд на стол над своей тарелкой и полушёпотом, тихо произнесла:

- Я не возражаю, только ни в этом ресторане, а в твоём номере.

Алексею кровь прилила в голову. Он не в силах что-то ответить, замер, чувствуя, что какая-то необъяснимая сила невыносимо влечёт его к ней. Марина выпрямилась и, не глядя на него, невозмутимо продолжила, есть салат.

После обеда они не пошли гулять по городу, а вернулись в гостиницу. Молча, не говоря ни слова, поднялись на четвёртый этаж и вошли в его номер. Закрыв дверь, прошли в комнату. На ходу Марина сбросила туфли и босиком, утопая ногами в мягком паласе, шла к кровати. Алексей шёл, не сводя с неё глаз, напряжённо следя за каждым её движением. Споткнувшись и потеряв равновесие, сел на кровать.

Он смотрел на неё затаив дыхание, забыв обо всём на свете. Её неприступность исчезла! Не стыдясь, стоя перед ним, Марина медленно вытащила заколку из волос, они рассыпались, растекаясь по её телу как вода. Её манера раздеваться вводила его в восторг, в предвкушение высшего наслаждения. Она разбудила в нём неистовую энергию. Чувства полностью управляли Алексеем, всем его телом овладело желание, и он был бессилен противостоять этому. Его нежные и крепкие объятия разбудили в Марине бурную страсть, которая не оставляла места разуму. Её податливое тело, искало любви и наслаждения. Она была похожа на львицу, которая хотела поглотить его всего полностью, без остатка.

Алексей никогда не испытывал такой радости и не давал никому, такого наслаждения! До бесстыдства неистовая, даже яростная, Марина довела его до изнеможения. Он чувствовал безумие чувств и шептал ей на ухо:

- Я всегда был твоим. Всё, что есть во мне твоё и разум, и сердце, и все части моего тела. Это всё твоё и я хочу, чтобы ты владела этим вечно! Я люблю тебя, как, я люблю тебя!

На следующее утро расставаясь, они обменялись телефонами и разъехались по своим городам. Но только тронулся поезд, Алексей уже звонил Марине. Они проболтали целый час. Попрощавшись и отключив телефон, пытаясь побороть волнение, он закрыл глаза и подумал:

- «Как мне будет не хватать её! Я умру от тоски. Как я хочу полностью, всего себя, посвятить ей и только ей. Я не хочу думать кто она? Зачем? Почему? Я хочу, чтобы она была рядом, всегда, каждую секунду. Как я хочу раствориться в ней и забыть обо всём на свете! Я совсем не жалею о том, что случилось, я просто рад и счастлив, что это произошло со мной. Вот она настоящая, сжигающая дотла любовь! Меня без неё больше нет, я не смогу без неё существовать, ходить по земле и просто дышать. Я без неё теперь не смогу жить, без этой любви и без Марины!»

                                                             Глава 31

Домой Алексей вернулся во второй половине дня. Подойдя к калитке, остановился, вспомнив о жене и дочери, печально подумал:

- «Может быть, мама тогда была права и я, в самом деле, поторопился жениться? Я хочу быть с Мариной! Теперь ни одна женщина в мире, не сможет мне её заменить, тем более Лена. Разве можно их сравнивать!? Что же мне делать? Нужно подумать об этом. Марина обещала приехать в ближайшее время. После её приезда решу, как жить дальше!»
Родителей дома не было. На кухне, сидя за столом, обедали Лена с Аннушкой. Он вошёл, остановился и сухо произнёс:

- Всем привет!

Аннушка выскочила из-за стола и, подбегая к нему, радостно закричала:

- Папа, папочка! Я тебе сейчас, что расскажу!

Она подбежала к Алексею, он потрепал её за щёчку и сухо, не глядя на жену, ответил:

- Потом Аннушка, потом! Я тороплюсь на работу.

Так и не взглянув на Лену, прошёл мимо. Увидел жену, он окончательно понял, что ему совсем не хочется ни о чём с ней разговаривать. В эту минуту Алексей был рад тому, что они в соре и мириться у него не было ни малейшего желания. Во-первых, он не считал себя виноватым, просто высказал свою точку зрения. Во-вторых, после того, что с ним случилось, он вообще не хочет мириться. По крайней мере, пока! Пока не разберётся в своих чувствах и не решит ничего о своей дальнейшей жизни.

Ему не нужно было на работу, но оставаться дома совершенно не хотелось. От прошедшей командировки он был в приподнятом настроении, и портить его, ему совсем не хотелось! Поэтому принял душ, переоделся и уехал в город.
Шли дни. Алексей регулярно ходил на работу, каждую ночь ночевал дома. Приходить старался как можно позже, чтобы Лена с Аннушкой уже спали.

Мама, наблюдая за детьми, не выдержав, в один из вечеров дождалась Алексея в гостиной и с волнением спросила:

- Что у вас произошло, сынок? Я Лену спрашиваю, она всё молчком и молчком. Но я же вижу, как она грустит и переживает. Вы, что поругались?

Не отрывая глаз от газеты, сухо, без малейшего желания разговаривать на эту тему, Алексей ответил:

- Нет, мама, просто на некоторые вещи у нас с ней разные взгляды и я высказал своё мнение. По-моему я имею на это право?!

- Сынок, но ты же мужчина, подойди, помирись! В семье бывают разные ситуации, нужно уметь из них выходить.

Посмотрев на маму, Алексей сухо ответил:

- Не знаю, мам? Подумаю!

Конечно, Алексей, не намереваясь мириться с женой, ответил так, просто потому что ему не хотелось это обсуждать с мамой. Поужинав и поблагодарив её, он ушёл в свою комнату. Тихо прошёл по коридору, мимо закрытой двери в детскую и спокойно лёг спать.

Он не хотел сейчас думать о Лене. Закрыв глаза, мечтал о Марине. Вспоминал её лицо, фигуру. Вспоминал ту безумную ночь, которая перевернула всю его жизнь. Придавался мечтам о будущей встрече с любимой женщиной и думал о том, что после того что произошло, нужно всё как-то перестроить в его жизни, но как, он ещё не знал?!

                                                                                                 Глава 32

Через пять дней после возвращения из командировки, перед самым окончанием рабочего дня, раздался звонок. Это была Марина! Услышав её голос, от счастья Алексей даже закрыл глаза.

Она спокойно, по-деловому, сказала:

- Я в твоём городе, в командировке. Поселилась в гостинице «Континент». Жду тебя в семь вечера, номер семнадцать.

Он не успел ничего ответить, в трубке раздались гудки. Алексей открыл глаза, чувствуя, что дыхание остановилось, а сердце стало колотиться не только в груди, но и во всём теле, пульсируя даже в кончиках пальцев. Ему казалось, что стук его сердца слышат даже сослуживцы. Долго сидел молча не в силах думать о работе.

С нетерпением, дождавшись конца рабочего дня, кинулся в гостиницу. Его там ждала любимая женщина, его ждала Марина!
Купив цветы, шампанское и конфеты, он быстрым шагом шёл по коридору гостиницы. Дверь в номер была открыта. Вошёл и увидел её. Марина сидела на диване в прозрачном сиреневом пеньюаре, обняв поджатые ноги. Увидев Алексея, опустила ноги на пол и улыбнулась.

Он стоял и, глядя на неё, думал:

- «Как же она красива! Боже, как она красива!»

Забыв обо всём на свете, Алексей кинулся к ней. Ночь они провели, не сомкнув глаз, в полном беспамятстве.

Утром он пришёл на работу, только затем, чтобы написать заявление на три дня, на не оплачиваемый отпуск. После работы съездил домой, чтобы собрать свои вещи. Лена с Аннушкой уехали в магазин, и дома была только мама. Отец, как всегда, был в своей мастерской. Алексей этому очень обрадовался, быстро проходя мимо столовой, на ходу сказал:

- Мам, привет! Я на пять минут. Срочно уезжаю в командировку, на несколько дней. Опаздываю, поэтому объяснять что-то, нет времени. Всё потом!

Он пронёсся мимо мамы и вслед только услышал:

- Ты где был? Почему не ночевал дома?!

Но Алексей уже был на втором этаже и собирал вещи. Через десять минут, он выскакивал из дома с сумкой в руках в ждавшее его такси, так ничего и, не объяснив маме. Она проводила его печальным взглядом, жалея, что Лены нет дома.

Эти три дня Алексей провёл в гостинице в семнадцатом номере. Они с Мариной не выходили никуда, ведь как оказалось, она приехала только к нему!

Когда закончились эти дни безумного наслаждения, Алексей уже точно знал, что не сможет жить без Марины. Эта вдруг свалившаяся на него любовь была как наваждение, огненная, страстная, всепоглощающая. Он только сейчас понял, что за всю свою жизнь, никогда никого не любил и ни с кем, ни с одной женщиной, не испытывал ничего подобного! Думая о своей жизни, он понял, что ему не хватало страсти, в отношениях с женщинами, ни в сексе, ни в душе. До встречи с Мариной он просто этого не понимал, а сейчас точно знал, что лучше гореть, чем тлеть!

После этой встречи Алексей окончательно понял, что не сможет без неё жить. Он готов быть хоть кем, хоть как, в любом качестве, но только бы рядом с Мариной.

Полностью осмыслив это, он принял решение развестись с Леной, а с Мариной не расставаться никогда!

Глава 33

Домой Алексей приехал в субботу. С порога на него набросилась, рассерженная мама, строго спросив:

- Ты где был? Почему не отвечал на звонки? У тебя, что командировка была на Северном полюсе?!

Сдерживая счастливую улыбку, он спокойно ответил:

- Мама, всё нормально, чего так всполошились?! Со мной всё хорошо и не звонил я всего три дня!

Почти бегом, ничего больше не объясняя маме, Алексей поднялся наверх. Ему было слишком хорошо, и он не хотел, чтобы кто-то испортил впечатление от любовного свидания.

Жена с дочерью занимались в детской при открытой двери. Услышав шаги, Лена повернула голову и увидела Алексея. Она хотела улыбнуться, но заметив, что он слишком напряжён, как будто торопится что-то сказать, внутренне сжавшись, замерла в ожидании.

Алексей, не входя в комнату и не глядя жене в глаза, с порога, сухо, на одном дыхании быстро произнёс:

- Нам надо развестись!

Лена встала, выпрямилась как струна, глаза потускнели. Сжимая рукой кромку стола, как можно спокойнее, тихо ответила:

- Как скажешь, Алёша!

Алексей повернулся и вышел, чтобы как можно быстрее закончить этот неприятный разговор. Ему совсем не хотелось отвечать на вопросы и что-то объяснять жене. Ему хотелось как можно скорее закончить всё, подведя черту под их отношениями!

Но Лена и не собиралась его ни о чём спрашивать, в глубине души она уже предчувствовала, что что-то должно произойти. Алексей давно уже охладел к ней, перестал её замечать, ходил всегда хмурый, сердитый. А в последнее дни, особенно после командировки, он очень изменился, стал весёлым, счастливым, начал как будто летать и не старался скрывать это от неё.
Собрав свои вещи, Алексей спустился в столовую. Он не планировал сегодня задерживаться дома, чтобы никому, ничего не объяснять. Как можно быстрее торопился уехать.

Мама, ничего не подозревая, спросила у проходящего мимо сына:

- Лёша, обедать будешь?

Он остановился на секунду и произнёс:

- Нет, я уезжаю! И пока мы с Леной не оформим развод, здесь жить не буду.

Резко повернулся, и чтобы мама не успела опомниться, быстрым шагом вышел из дома. За спиной, услышал крик мамы:

- Почему?

Но он уже уходил от дома, и в его душе не было, ни капли сожаления! Хотя он понимал, что вёл себя как трусливый заяц. Но Алексей не думал об этом, его мысли были заняты только Мариной. Всего через одну неделю, всего через семь дней, она опять приедет к нему, и он сделает ей предложение! Алексей в этот момент даже не вспомнил о своей дочери и о том, что будет с ней после развода? Такой мысли в его голове даже не существовало!

Опомнившись, мама поднялась на второй этаж и увидела, как заплаканная Лена вытащила чемоданы из кладовки и сидела перед ними, не в силах собирать вещи.

Вера Анатольевна, дрожащим от страха и волнения голосом, произнесла:

- Доченька, Леночка, зачем?! Не надо! Ведь ещё ничего не решилось, ничего непонятно? Вас и не разведут сразу, суд даст вам время подумать, он одумается, вот увидишь! Не спеши, пожалуйста, умоляю тебя!

Лена, с усилием сдерживая себя, постаралась перестать плакать, чтобы не показывать своей слабости, но встать и начать собирать вещи, у неё всё равно не было сил. Не глядя на свекровь, она ответила:

- Нет, мама, он принял окончательное решение и разводится ради кого-то. Мама, у него другая женщина, я давно это чувствовала! Мы с Аннушкой не будем мешать его счастью. Это в первую очередь его дом и не справедливо, именно ему, уходить из родного дома.

Вера Анатольевна опустилась рядом с Леной, на Аннушкину кровать и тоже заплакала. Девочка, ничего не понимая, в испуге смотрела на маму с бабушкой. Глядя как они плачут, обнимая друг друга, она так сильно расплакалась, что те испугались, опомнившись, что рядом ребёнок. Лена встала, вытерла слезы и взяла Аннушку на руки. Качая её как маленькую, сдерживая себя, начала успокаивать дочь, говоря сдавленным, каким-то чужим голосом:

- Не плачь, милая, не плачь, всё будет хорошо! Просто нам с тобой нужно собрать свои вещи и уехать.

Всхлипывая, Аннушка спросила:

- А папа?

- Папа не сможет поехать с нами, у него работа.

Аннушка перевела вопросительный взгляд на бабушку, но та не выдержала, поднялась и ушла из комнаты. Было слышно, как она вышла из дома, хлопнув входной дверью. Лена, складывая дочерины вещи в чемодан, подумала:

- «Наверное, пошла к отцу в мастерскую, сейчас он расстроится и у него повысится давление».

Лена сложила всю одежду дочери в один из чемоданов и ушла в спальню собирать свои вещи. Забрала всё до самой мелочи. Она не захотела, чтобы другая женщина, пользовалась, пусть и не очень необходимыми, но её, безделушками.

За это время, Аннушка прибралась в своей комнате, разложив игрушки и книжки, по своим местам. Лена посмотрела на порядок в комнате и сказала:

- Игрушки брать не будем, потом купим новые. Возьмём пару книг и новый альбом с фломастерами. В дороге пригодятся.
Аннушка молча, достала всё, что сказала мама и сложила в свой рюкзачок.

Вещи были почти собраны. Складывая Аннушкину обувь, Лена иногда останавливалась, взволновано оглядывая комнату. Куда ехать она не знала, но больше её волновало, то, что на улице началась осень и по ночам уже холодно.

После рождения ребёнка Лена с мужем решили, что в школу она не вернётся. Будет заниматься переводами с английского языка дома. Денег заработает больше чем учителем и всегда с ребёнком. Поэтому вопрос об увольнении с работы перед ней не стоял. Это очень облегчало отъезд.

Лена собирала документы и постоянно в голове прокручивала все свои действия, чтобы чего-то не упустить, говорила:
- «Главное есть деньги, с ними не пропадём!»

Лена копила на подарок мужу, ведь он так хотел купить машину! И она мечтала сделать ему большой сюрприз, потому что на переводах смогла собрать приличную сумму. Правда, приходилось сидеть по ночам, но это её совсем не волновало. Ведь делала она это для любимого Алёши!

Ещё и ещё раз чтобы, что-то не забыть, она останавливалась и судорожно перечисляла:

- «Трудовая книжка, паспорт, свидетельство о рождении моё, Аннушкино. Свидетельство о браке заберу, оно мне ещё пригодится. Так, прописка?! Выпишут они меня сами, не буду об этом думать. Диплом, что ещё? Аннушкина медицинская карточка? Как хорошо, что она на руках, а не в поликлинике! Ну, теперь, кажется, всё собрала, ничего не забыла?!»

Сейчас Лену больше всего волновало то, куда они поедут? Родственников, к которым можно было уехать, у неё не было. Единственная подруга Юлька в очередной раз вышла замуж и уехала с мужем в Париж, воплотив свою давнишнюю мечту, жить за границей с богатым мужем, в реальность. Вот уже почти год как от неё нет никаких известий. Иногда Лена звонила её маме и спрашивала о подруге, о её жизни за границей. За этот год, она прислала только две поздравительные телеграммы Лене и своей маме с днём рождения и одну общую телеграмму с Новым годом, и всего несколько раз звонила. Сообщала, что у неё всё хорошо и что она счастлива! Поэтому о поездке к Юле не было и речи.

На свою старую, съёмную квартиру тоже не поедешь, потому что им вдвоём там не разместиться, да и с ребёнком слишком хлопотно для Валентины Васильевны.

Лена остановилась, задумалась и приняла решение:

- «Поедем на вокзал, сядем в ближайший поезд и уедем до какой-нибудь станции, до какого-нибудь небольшого городка. В любом населённом пункте есть школа, если не учителем английского, то на любой предмет, какой возьмут. Лишь бы была свободная ставка, ведь учебный год уже начался?!»

Вещи они с дочерью собрали полностью. Получилось два больших чемодана и дорожная сумка. В сумку она собрала всё, что может пригодиться в дороге и необходимую сумму денег, остальное спрятала на дно чемодана. Когда всё было готово, Лена одела Аннушку в приготовленную для неё одежду. Сама надела джинсы и тёплый свитер. Окинула всё прощальным взглядом и, вздохнув, сказала:

- Ну, вот и всё, доченька, присядем на дорожку!


Обнявшись, они сели на край кровати. Лена вытащила из кармана телефон и вызвала такси на ближайшее время. Диспетчер ответила, что такси есть в пяти минутах хода от них и если они готовы, то могут уже выходить, без предварительного оповещения. Лена заторопилась, встав, направилась к двери, но резко остановилась. Посмотрела на телефон в руке и вытащила из него симку. Подумала и, вспомнив стихи одной из молодых учительниц в школе – Кати Филипповой, написала мужу записку:

«Девчонка молчала, а он уходил,
Она лишь мечтала, но он не любил.
Но всё решено уже кем-то давно,

Нить жизни пройдёт и порвёт полотно».

Стихи и симку Лена положила на стол. Бросила прощальный взгляд на комнату и печально произнесла:

- Вот теперь действительно всё!

Выйдя из комнаты, Лена шла с одной только мыслью:

- «Только бы не расплакаться, когда увижу родителей! Только бы сдержаться!»

Она медленно начала спускать вниз тяжёлые чемоданы, стараясь делать это так, чтобы не встречаться взглядом с родителями. Когда чемоданы стояли у лестницы на первом этаже, она позвала Аннушку. Отец сидел на диване с окаменевшим и кажется, почерневшим от горя лицом. Вера Анатольевна стояла, прижав к груди руки, плакала и растерянно говорила:

- Леночка, зачем, куда же вы теперь? Как же мы без тебя, без Аннушки?

Отец попытался встать, чтобы помочь ей, но не смог. Без сил опустился на диван, взявшись за сердце и охрипшим голосом, сдерживая слёзы, сказал:

- Лена, ты обязательно нам позвони или напиши!

Лена, перекатывая чемоданы к выходу, не глядя на родителей, ответила:

- Нет, я не буду, ни писать, ни звонить, простите, но Алёша расходится со мной из-за женщины. У вас будет новая сноха, новые внуки, я не хочу им мешать. Да это может и не понравится Лёше, ведь он уехал и не захотел, даже что-то объяснить. Просто мы ему стали не нужны!

Лена понимала, как им больно! Но, что она могла сделать, если её не любят и она стала только мешать. Алексей их сын и он уехал из родного дома из-за того, что она здесь. Она здесь лишняя! Значит, нужно уйти.

Надевая на Аннушку шапку с курткой, Лена еле сдерживалась, постоянно повторяя себе:

- «Не надо, не плачь, нельзя, держись! У тебя всё будет хорошо! У нас всё будет хорошо!»

Подъехало такси. Лена выставила вещи на крыльцо. Аннушка застёгивала куртку, но замок никак не поддавался, она пыталась, но не могла с ним справиться. Лена подошла, застегнула молнию и, держа дочь за руку, выпрямившись, повернулась к родителям и с трудом проговорила:

- Простите меня, если когда, чем обидела. Я вас очень любила и благодарна вам за всё. Вы были моей настоящей семьёй! И мы с Аннушкой всегда будем вас помнить и любить. А Алексей если, захочет нас вернуть, то найдёт. Несмотря ни на что, я его очень люблю! Прощайте!

Лена, вся сжалась, ссутулилась, чтобы не расплакаться. Отец так и не смог подняться с дивана, а мама так уливалась слезами, что не слышала, как они пошли к выходу. Спохватившись, кинулась к ним, упала перед Аннушкой на колени и, обняв девочку, сквозь слёзы начала горько причитать:

- Внученька, милая моя, как же я буду без тебя? Как же, это? Зачем теперь нам жить?!

Лена последний раз бросила взгляд на отца и увидела, что он сидит глядя им в след и у него вздрагивают плечи. Боясь, разреветься, потянула Аннушку за руку, и они вышли из дома. Бабушка так и осталась сидеть на полу, громко и горько рыдая.
Таксист, сложив их вещи в багажник, стоял у машины в ожидании своих пассажиров. Когда Лена с Аннушкой подошли к машине, он открыл им заднюю дверь и, подсадив девочку, закрыл её.

Сидя в машине, они смотрели в окно на дом. Дом, в котором осталась их семья, их счастливая жизнь. Они молча прощались с домом, со своей семьёй, прощались навсегда! С болью и страданием, не понимая, почему их разлюбили, ведь так всё было хорошо?! Аннушка вздрагивала от сильного плача, но как взрослая, поглядывая на маму, сдерживала свои слёзы. Машина тронулась и они поехали.

Немного расслабившись, Лена почувствовала, как сильно бьётся её сердце. Ей казалось, что сердцебиение заполнило всё её тело. Она положила руку на живот и мысленно проговорила:

- «Не волнуйся малыш, всё будет хорошо, мама очень любит тебя, мы справимся!»

У неё под сердцем был ребёнок, уже два с половиной месяца! Ребёнок, которого так не хотел Алексей и о котором он ничего не знает. Лена закрыла глаза, прижав к себе Аннушку, старалась ни о чём не думать, пыталась успокоиться, но сердце разрывалось от боли и обиды.

Они ехали в новую неизвестную жизнь и Лена, не зная, что их ждёт впереди, понимала, что теперь она одна в ответе и за себя, и за детей. Что ни помощи, ни поддержки ей ждать не от кого!

За спиной всё дальше и дальше удалялся дом. Дом, в котором она провела семь счастливых лет, в котором она любила, и как ей казалось, была любима. Почему когда любишь, всегда так больно?!

Глава 34

Вера Анатольевна, всё ещё не могла успокоиться. Она без остановки плача, трясущимися руками, пыталась в очередной раз дозвониться до Алексея. Но телефон у него был отключён. Она в ужасе смотрела то на телефон, то на мужа и, не зная, что делать, в страхе и в отчаянии безутешно плакала.

Иван Алексеевич подошёл к жене, обнял за плечи и, сдерживая себя, как можно ласковей произнёс:

- Верочка, не плачь, не надо, хватит! Слезами горю не поможешь, а сердце себе порвёшь.

- Ваня милый, как же не плакать?! Ведь они уехали от нас! Наша Леночка и Аннушка. Как я теперь буду без них, без своей внученьки? Как они одни?!

- Она справится! Ты же знаешь, что Лена у нас хоть и маленькая, худенькая, но духом сильная и Аннушка девочка умненькая, с пониманием, она ей поможет. Подожди так убиваться, может ещё всё наладится?!

- Ой, боюсь, что ничего уже не наладится?! Если Лена уехала, то это уже навсегда! Что ей такое сказал Алексей, что она даже не захотела оставаться здесь? Неужели, правда, у него другая женщина?!

Иван Алексеевич внимательно посмотрел на жену и, глубоко вздохнув, сжав зубы, зло произнёс:

- А если это так, то Алексей - сволочь! Хоть он мне и сын, но за Лену с Аннушкой я его не прощу!

Закончил он очень сердито и твёрдо. Жена сразу же перестала плакать. Услышав последние слова, со страхом и ужасом посмотрела на мужа. Дрожащим голосом произнесла:

- Ваня, ты что! Он же нам сын, нельзя так!

- А ему можно? Или он один имеет право решать судьбы всех?!

- Ваня, мы же не знаем, что произошло, почему он так поступил? А вдруг Лена права и у него на самом деле другая женщина? Значит там любовь! Иначе бы он не бросил Лену с Аннушкой. Он приедет, и мы обо всем поговорим, всё у него узнаем.

- Любовь у него? А здесь, что было? Поиграл в семью и пошёл дальше, не думая ни о чём и ни о ком. Эгоист!

- Ваня, пожалуйста, не надо! Давай дождёмся его и всё узнаем.

Отец ничего не ответил, подошёл к шкафу и начал капать себе в стакан валерьянку. Выпил её, не запивая водой, накапал ещё и поднёс жене. Пытаясь как можно спокойнее, сказал:

- Хватит, Верочка, успокойся. Нельзя так рвать себе сердце. Выпей валерьянки, а то вся дрожишь. Прошу тебя, родная, успокойся! Завтра позвоним Лене и узнаем, как они. Сегодня не звони, не беспокой. Ей, бедняжке, тоже нужно немного успокоиться.

- Вань, а как ты думаешь, куда она могла поехать?

- Ей кроме Юли и квартиры съемной, где она жила до свадьбы, больше и ехать-то некуда? По крайней мере, я больше не знаю?! Может, ты ещё знаешь кого, вы с ней больше общались?

- Нет, Ваня, я тоже больше никого не знаю.

- Ну не переживай Верочка, всё утрясётся!

- Завтра позвоню Лене, и всё узнаем. Потом съездим, поможем, чем можем.

Выпив капли, она вытерла слезы и пошла наверх. Поднималась тяжело, устало, как будто постарела сразу на двадцать лет. Поднявшись на второй этаж, медленно вошла в комнату Аннушки, окинула её взглядом и увидела лежавшие на столе записку и симку. Взяла их, прочла и, прижав к груди, опять расплакалась. Плача и пытаясь сквозь слезы разглядеть ступеньки, пошла в столовую к мужу. Подойдя к столу, положила перед ним записку с симкой и сказала надрывным голосом, с трудом выговаривая слова:

- Мы не сможем ей позвонить, она уехала навсегда и мы не увидим их никогда, и ничего о них не узнаем!

Громко разрыдавшись, она упала на плечо мужа. Он, сжимая кулаки, но пытаясь говорить как можно сдержаннее, произнёс:

- Верочка, родная моя, успокойся! Мы, что-нибудь придумаем?! Мы найдём выход, обязательно!

Сквозь слёзы, держась за сердце, она спросила:

- Ваня, а как, ты думаешь, Лёша знает их адреса?

- Конечно, знает! Успокойся! У Юли они с Леной были в гостях, по крайней мере, один раз точно, когда была их свадьба с Сергеем. Они тогда её из дома забирали. А на квартире, в которой жила Лена до свадьбы, он был и не раз, он оттуда забирал её в Загс. Он знает, Верочка, знает! Только не плачь больше, пожалей и себя, и меня.

- Хорошо, больше не буду. Алексей приедет домой, возьму у него адреса и, если он не поедет, съездим сами. А там дальше посмотрим.

Глава 35

Лена, как и планировала, на вокзале купила билет на ближайший поезд. Ей очень понравилось название городка и, не раздумывая, она решила поехать именно туда. Теперь они будут жить в Золотоозёрске!

Билеты, в этом направлении, были в наличии. Она купила два билета в купе, на нижние полки. Ехать больше суток, почти двое, поэтому удобнее будет спать внизу, мало ли кто попадёт в попутчики?!

До отправления поезда оставалось ещё пятьдесят минут. Лена постояла в раздумье и, увидев вдалеке открытую дверь, из которой выходили люди с пакетами, сказала:

- Аня, доченька, давай зайдём в буфет. Нам с тобой в дорогу нужно купить продуктов и воды.

Девочка молча пошла за мамой. Войдя в буфет, Лена внимательно осмотрела прилавок. Купила нескоропортящихся продуктов, шоколадку и негазированной воды. Складывая пирожки с печеньем в пакет, думала:

- «Ничего, выдержим чуть больше суток без горячего, а приедем на место, обязательно что-нибудь придумаем?!»

Пакет с продуктами она крепко привязала шарфом к ручке чемодана. Выйдя из буфета, осмотрелась и пошла к свободным креслам. Аннушка шла рядом, держась за большой чемодан. Устроились в зале ожидания, поближе к табло, чтобы не пропустить свой поезд. Ни у мамы, ни у дочери не было сил разговаривать, и они сидели молча.

Прошло двадцать минут, и объявили посадку. Лена встала. Аннушка заспешила, боясь отстать, засуетилась и уронила свой рюкзачок. Лена улыбнулась и, как можно ласковее, сказала:

- Аннушка не торопись, у нас целых двадцать минут!

- Мама, а поезд без нас не уйдёт?

- Не волнуйся, доченька, мы успеваем!

Лена понимала, что Аннушка напугана. Она первый раз в жизни едет на поезде. Ей очень волнительно и даже страшно, ведь совершенно новая, чужая для неё обстановка. Тяжёлую сумку, перевесив через плечо, Лена взялась за чемоданы и, напутствуя дочери, сказала:

- Аннушка, держись за чемодан крепко. Если отцепишься, сразу же зови меня. Народу будет много, главное, чтобы ты не отстала и не потерялась. Поняла, милая?

Девочка, не говоря не слова, крепко взялась за ручку. Лена, улыбнувшись, сказала:

- Аннушка ты не бойся, я рядом, всё будет хорошо. Договорились?

Испуганно глядя на маму, девочка только кивнула. Лена, вздохнув, сказала:

- Ну, пошли!

Вышли на перрон. Лена везла чемоданы, одной рукой стараясь придерживать Аннушку за рукав. Было очень тяжело, но от страха потерять ребёнка, она не чувствовала тяжести. Выйдя из здания вокзала, увидела, что народу немного и, вздохнув с облегчением, спокойно, не спеша пошла по перрону. Так, без суеты они подошли к поезду. На ходу, чтобы как-то отвлечь напуганную дочь, Лена говорила:

- Ну, вот, Аннушка, зря мы с тобой волновались! Народу совсем нет, перрон полупустой и нам совсем никто не мешает.

Подойдя к нужному вагону, Лена с облегчением вздохнула и, посмотрев на дочь, произнесла:

- Вот мы и пришли!

Они остановились. Немного отдышавшись, в раздумье, Лена посмотрела на высокие ступеньки, понимая, что ей будет очень тяжело поднять свои вещи.

Из дверей вагона выглянула проводница и громко сказала:

- Что встали, девушки? Забирайтесь!

Посмотрела на растерянную Лену, на её чемоданы и, оглядевшись по сторонам, громко проговорила:

- Ребята! Помогите загрузить вещи?!

Лена взглянула в ту сторону, куда смотрела проводница. Трое молодых парней стояли на перроне и разговаривали. Они молча, не говоря ни слова, подошли и, передавая друг другу вещи, быстро подняли всё, даже Аннушку. Лена сама хотела помочь ей, но не успела, один из парней подхватил девочку и поставил в тамбур. Лена взобралась по ступенькам и, обращаясь к своим помощникам, улыбнувшись, сказала:

- Спасибо вам большое, ребята!

Молодые люди только покивали в ответ. Помахали Аннушке рукой, и пошли в соседний вагон.

Лена вздохнув с облегчением, повела дочь в вагон. Аннушка шла впереди, оглядываясь на маму. По очереди перекатывая чемоданы по узкому коридору, Лена искала свой номер купе. Увидев его, обрадовавшись, сказала:

- Всё, пришли, это наше купе! Аннушка заходи, сейчас вещи занесу, и будем устраиваться.

Они вошли. Лена закатила чемоданы и без сил опустилась на диван, пытаясь отдышаться. Поезд тронулся. К ним никого не подселили, и она очень обрадовалась. Подумав что, по крайней мере, до следующей станции они будут ехать одни.
Аннушка смотрела в окно, наблюдая за убегающим вокзалом. Поезд, быстро набирая скорость, уносил их вперёд в новую жизнь. Лена глядя в окно, прощалась с городом, с людьми в нём и со своей семьёй. Ей так стало тоскливо и печально, что она чуть не расплакалась. Но в этот момент открылась дверь и проводница, очень улыбчивая, приветливая женщина, оглядев купе сказала:

- Устраивайтесь, сейчас начну проверять билеты, а потом можно и чайку!

Не дождавшись ответа, она исчезла за зеркальной дверью. Лена очнулась от печальных мыслей и встала с дивана. Раздела Аннушку, чемоданы спрятала в ящик под своим диваном, и они сели у окна, напротив друг друга. Говорить не хотелось. Молча смотрели в окно. Лена проводила взглядом последние удаляющиеся дома, посмотрела на дочь и, вспомнив, сказала:

- Аня, мы же сегодня не обедали! Сейчас попросим чаю и будем кушать.

Аннушка подняла на неё глаза, и у Лены защемило сердце. Такой печальной и серьёзной, она никогда не видела свою дочь! Тихо, спокойно, как взрослая Аннушка ответила:

- Хорошо, мамочка.

Проводница проверила билеты и принесла чай. Они начали обедать и ужинать одновременно. За окном смеркалось. Аннушка начала дремать и Лена уложила её спать.

Девочка уснула быстро. Это успокоило маму. Укрывая её одеялом, она подумала:

- «За ночь отдохнёт, успокоится и завтра будет легче!»

Постелив свою постель, Лена закрыла дверь и легла. Уткнувшись в подушку тихо, чтобы не услышала Аннушка, заплакала. Первый раз за сегодняшний день, дав себе возможность немного расслабиться. Думать о муже совсем не хотелось, уж очень было больно и тяжело на душе. Она гнала из головы эти мысли, пытаясь думать о будущем, строить какие-то планы, но ничего не получалось. Мысли путались, постоянно возвращаясь туда, в прошлую жизнь. Ей совсем не было страшно за своё будущее, за то - куда они едут, и как будут жить, потому что она об этом ещё просто не думала!

Лена думала о том, почему так произошло? Неужели Юлька была права, когда много лет назад предупреждала её?! Говорила что, такие как Алексей, не любят одну женщину, они всегда, всю жизнь, в поиске. Значит, она оказалась не его женщиной?!
Как не было больно думать об этом, но произошло именно так, как говорили все! Она поняла, что Алексей не любит её, а возможно и не любил никогда?! Перебирая в мыслях их жизнь, она всё больше и больше находила неприятных оттенков в их взаимоотношениях, которые не замечала раньше. А может быть просто не хотела замечать?!

Она вспомнила обидный разговор с подругой, потом предостережение квартирной хозяйки и, вспомнив бестактный разговор женщин в больничной палате, подумала о том, что случилось именно так, как все говорили ей! Она и в самом деле Алексею не пара! Уж очень она простая для него и нужно было реально смотреть на это. С обидой подумав о том, что её с дочерью бросили за ненадобностью, как старую, на несколько раз прочитанную книгу, расплакалась ещё сильнее. В слезах, с этими грустными мыслями она и уснула.

Утром, проснулась от резкого толчка. Сначала испугалась, забыв, где находится, а когда вспомнила вчерашний день, мужа, сразу же очнулась и, пытаясь вселить в себя оптимизм, подумала:

- «Я не буду думать о прошлом, я всё забуду и начну другую жизнь, только я и дети. Мне всего тридцать, у меня ещё много сил и здоровья. Я всё смогу, всё преодолею и выращу из детей хороших, добрых людей. Обязательно научу их не обижать, а беречь тех, кто тебя любит!»

С этими мыслями она быстро поднялась и посмотрела в окно. Поезд медленно набирал скорость, отходя от небольшой станции. За окном мелькали дома каково-то городка. Аннушка ещё спала, было всего шесть часов утра.

Лена седела в ожидании, думая, что к ним в купе сейчас подселят кого-нибудь. Но по вагону прошли люди и всё стихло. Она посидела ещё немного и только когда, поняв, что к ним не подселили пассажиров, пошла умываться.

Вернулась в купе, посмотрела на спокойно спящую дочь и тихо села у стола. Смотрела в окно и как не старалась, постоянно в мыслях обращалась к мужу:

- «Почему, Лёша, милый, почему?»

Уже светало, тени от деревьев становились короче. Лена, любуясь пейзажами, мелькающими за окном, отвлеклась от печальных мыслей. Дочку она решила не будить, подумав:

- «Пусть спит хоть целый день, это для неё сейчас самое лучшее лекарство!»

Сколько прошло времени, она не знала. Тихо просидела без движения, пока не зашевелилась Аннушка. Девочка проснулась, осмотрелась по сторонам и, вспомнив всё, что произошло, села на постели. Глядя на маму заспанными глазами, сказала:

- Доброе утро, мамочка!

Аннушка сегодня была весёлой и улыбалась маме. Лена обрадовалась, что дочка отдохнула, успокоилась и ласково ответила:

- Доброе утро милая! Давай вставай, сходим, умоешься, и будем потихоньку завтракать.

Пока мама заправляла постель, Аннушка быстро поднялась и оделась. Закрыв дверь купе, они пошли в туалетную комнату. Вернулись, сели на свои места у стола и Лена начала накрывать завтрак. Заглянула проводница и весело спросила:

- Доброе утро! Проснулись, девушки, как спалось?

Лена, улыбнувшись, ответила:
- Спасибо, хорошо!

- Ну и ладненько! Теперь и чайку можно! Вы как? Принести?

- Да, пожалуйста, два стакана!

Проводница исчезла за дверью и через несколько минут появилась вновь, с двумя стаканами горячего чая.
Завтракали медленно, растягивая время. За окном пошла сплошная полоса густого леса и от этого в купе немного потемнело. Аннушка с интересом выглянула в окно и со страхом сказала:

- Мама смотри, какой лес! А там волки и медведи есть?

Лена посмотрела на дочь, взглянула в окно и спокойно ответила:

- Нет, навряд-ли! Звери не любят жить рядом с людьми, они уходят далеко вглубь леса. А здесь дорога, вдоль неё много деревень. Люди могут им помешать. У них детки маленькие и, чтобы им никто не навредил, уходят подальше.

Лена рассказывала, а сама думала о том, что девочка в первый раз видит настоящий, большой лес. И ей одновременно и страшно, и интересно.

Аня, немного втянув шею, тихо произнесла:

- Всё равно страшно, я такого леса не видела ни разу!

- Сейчас позавтракаем, и давай почитаем. Хочешь, я тебе прочитаю новую книжку? Там есть рассказ, называется «Чук и Гек», он как раз про большой лес. Про лес, который больше этого, про самую настоящую тайгу с медведями и другими зверями.

- Да, хорошо, мама. Мне очень интересно!

Опять взглянув в окно, Аня спросила:

- А нам долго ещё ехать?

- Сегодня весь день и ещё одну ночь. Завтра утром проснемся, позавтракаем и в десять часов утра будем на месте. Ты помнишь, в каком городе мы будем жить? В Золотоозёрске!

- А почему он так называется?

- Не знаю, приедем в город, узнаем. Спросим у кого-нибудь, чтобы нам рассказали про него. Там, наверное, красиво!

Увидев, что Аннушка допила чай, Лена спросила:

- Всё, покушала? Давай уберём со стола и будем читать.

За чтением они провели почти половину дня. Устав, Лена отложила книжку и сказала:

- Аннушка, может быть, теперь порисуешь, а я немного отдохну?

Аня достала из рюкзака альбом с фломастерами и начала рисовать, изредка поглядывая в окно. Лена прилегла на свой диван и лежала, с грустью наблюдая за дочерью. Смотрела на неё и думала:

- «Почему так бывает в жизни? Живет ребёнок в полноценной семье с мамой и папой, потом происходит, что-то совсем ему непонятное и остаётся ребёнок с одной мамой. Детским умом трудно понять, почему вдруг его разлюбили и не хотят, чтобы он был рядом. Папа был и вдруг его не будет!

Ребёнок сам не просится на белый свет, это обоюдное решение родителей. Двух взрослых людей, которые впоследствии несут ответственность за рождённого ребёнка. А оказывается, что не каждый может нести эту ответственность через всю жизнь. Кто-то просто устаёт, кому-то надоедает, а кто-то, не считает это самым важным в своей жизни и с легкостью от этого отказывается. А дети страдают! Всегда страдают дети, потому что им не понять, как так можно взять и разлюбить?! Почему мужчины так легко расстаются с тем, что совсем недавно было им дорого?!»

Аня нарисовала рисунок и подошла к маме. Присев на край дивана и, показывая картинку, начала рассказывать:

- Мама, смотри, я нарисовала двух мальчиков Чука и Гека. Они едут в санях по заснеженной тайге к папе. За деревьями разные дикие звери. Мальчикам страшно, они прижимаются к маме. Она их защищает!

Разглядывая рисунок и, печально улыбнувшись, Лена сказала:

- Правильно, милая! У тебя всё отлично получилось, а главное в том, что ты понимаешь, что мама никогда не бросит своего ребёнка и всегда его защитит! На то она и мама!

Потом был обед. Весь остаток дня, Аня под впечатлением прочитанного рассказа и пейзажей за окном, изрисовала весь альбом. Останавливалась ненадолго, смотрела в окно и опять рисовала. Так и прошёл день. Ужинали уже, когда совсем стемнело.

Опять наступила ночь, вторая ночь вдали от родного дома! Но для них она прошла легче. Они быстро уснули. Лена совсем, не думала ни о чём, не успела. Как только коснулась подушки, так сразу же быстро и крепко заснула.

В семь часов утра она, по отработанной с годами привычке, проснулась и встала. Собралась, приготовила завтрак для Аннушки, сама чуть-чуть перекусила. Есть, совсем не хотелось. Началось волнение. Лена начала думать о предстоящем дне. Что им готовит сегодняшний день, что их ждёт в этом городе, что будет с ней и с детьми? Как они устроятся и, как будут жить в городе, с красивым названием Золотоозёрск?!

Лена хорошо выспалась и чувствовала себя отдохнувшей, но беспокойство о будущем, не давало покоя. Она сидела на прибранном диване и ждала, когда подойдёт время будить Аннушку.

Глава 36

Поезд прибыл вовремя. С чемоданами, оглядываясь по сторонам, вышли из тамбура. На удивление Лены платформа была на уровне вагона и чемоданы она выкатила без труда. Попрощавшись с проводницей, осмотрелась. Из соседнего вагона им махали знакомые ребята. Аня, улыбаясь, помахала им и поезд тронулся.

Проводив взглядом уходящий поезд, Лена взялась за чемоданы, напомнив дочери как нужно держаться, чтобы не отстать, и они пошли. Катила, тяжёлые чемоданы и с волнением и страхом за будущее, поглядывала на дочку. Вошли в здание красивого, из красного кирпича, вокзала. Через совершенно пустой зал ожиданий вышли на привокзальную площадь и остановились на высоком крыльце.

Оглядевшись, увидели на противоположной стороне площади красивое, из таково же красного кирпича, как вокзал, двухэтажное здание. Над входом большими буквами, как в старом кино было написано «Гостиница». Спуская с крыльца чемоданы, показав на него, Лена сказала:

- Аннушка нам с тобой, вон в тот красивый дом!

Туда они, не спеша и направились. Шли через большую площадь по дороге выложенной круглым, стёртым с годами, булыжником. Большие чемоданы с трудом перекатывались по не ровной дороге, но Лена совсем не обращала на это внимания. Она с волнением оглядывалась по сторонам, подсознательно ища глазами школу. Ей было страшно! Страшно за их будущее!

Гостиница оказалась полупустой. Они сняли одноместный номер на первом этаже. Войдя, осмотрелись. Небольшая, без лишней мебели комната, была светлой и очень уютной. На тумбочках и на не большом столике у окна, лежали ажурные салфетки. На полукруглых окнах висели красивые шторы. Стены были выкрашены в один тон, немного темноватого, зелёного цвета. На стенах висели светильники имитирующие подсвечники под золото. Обивка на стульях и шторы были из одинаковой ткани зелёного цвета с золотым рисунком, а на полу лежал очень яркий зелёный, с большими красными розами, ковёр. Мебель в комнате была современная, но весь интерьер напомнил дворянскую усадьбу.

Лена, поглядывая на дочь, с улыбкой спросила:

- Аннушка, как тебе? Нравится?

- Да, мама, очень нравится! Здесь так красиво!

Проходя по комнате и оглядываясь по сторонам, Аннушка спросила:

- А мы что, здесь будем жить?

- Нет, доченька, мы здесь ненадолго. Найдём мне работу, потом решим вопрос с жильём и уедем отсюда. А это гостиница, специально построенный дом для людей, которые приезжают в другой город, и у них нет здесь никого знакомых, а нужно где-то переночевать.

- Мама, я поняла – гостиница, это дом для гостей!

- Умница, всё поняла правильно!

- Мама, это значит, что мы с тобой здесь гости?

Лена, задумавшись, посмотрела на Аннушку и, печально улыбнувшись, ответила:

- Надеюсь, что мы с тобой, здесь не гости. Надеюсь, что я найду работу, жильё и мы останемся здесь навсегда!

Лена замолчала. Она не захотела сейчас объяснять дочери причину, почему вдруг совсем чужой город должен стать для них родным?! Она наклонилась, поцеловала Аннушку и, взглянув в окно, сказала:

- Вещи разбирать не будем, только достанем чистое бельё, примем душ и переоденемся.

Лена открыла сумку, достала из неё две приготовленные стопки с бельём и повела дочку в душ. Накупав её и завернув в большое белое полотенце, отнесла как маленькую и уложила на кровать, приговаривая:

- Ты, Аннушка полежи пока. Высохнешь, можешь потихоньку начинать одеваться, а я в душ. Если будут стучаться, к двери не подходи. Мы никого не ждём! Поняла, милая?

- Да, мама, иди не волнуйся, я ведь уже не маленькая!

Лена ополоснулась горячей водой с приятно пахнущим гелем и посвежевшая вышла из душа, громко сказав:

- Вот и я!

Аня уже одетая стояла у окна. Увидев маму, показывая на улицу, восторженно сказала:

- Мама, посмотри, в этом городе нет машин! Я уже давно здесь стою и смотрю. Люди пешком ходят туда, сюда и ни одной машины?!

Лена подошла к стоявшей у окна Аннушке. Постояла немного молча, наблюдая за передвигающимися людьми и сказала:

- Может быть, по этой площади нельзя ездить на машинах? Интересно! Нужно будет у кого-нибудь спросить. Давай я причешу тебя.

Лена высушила свои и дочерины волосы феном. Заплела косу Аннушке, себе и, взглянув на часы, скомандовала:

- А теперь нам нужно найти столовую и покушать горячего. Устроим настоящий обед! Хорошо?

Аннушка улыбнулась, взглянув на казавшуюся весёлой маму, и радостно ответила:

- Хорошо, мамочка!

Выйдя из номера, держа маму за руку, Аннушка шла по коридору по мягкой дорожке и с интересом рассматривала картины на стенах с пейзажами и старинными домами. В гостинице не было ни ресторана, ни буфета и они пошли на улицу на поиски столовой или кафе.

Пройдя по площади, Лена увидела кафе, с надписью такими же буквами, как гостиница. Она, первый раз за эти дни, весело, по-настоящему улыбнулась и сказала:

- Аннушка, мы, наверное, попали в прошлое!

Девочка удивлённо посмотрела на маму и спросила:

- Почему?

- Посмотри написано, какими буквами, видишь, как красиво. Так писали давно, в старину.

Аннушка подняла голову и прочитала:

- Трактир. Мама, а что такое трактир?

- Это раньше так называли кафе. Давно, ещё, когда меня не было. Нам туда! Пошли, посмотрим, что внутри?

- Пошли, а нас туда пустят?

- Да, конечно!

Пообедали они хорошо. Аннушка ни от чего не отказывалась и с удовольствием съела весь обед. Выйдя из трактира, Лена предложила отдохнуть в гостинице, но девочка не захотела, попросив:

- Нет, мама, давай лучше погуляем, посмотрим всё. Мне так интересно!

- Хорошо, тогда давай не просто погуляем, а с целью!

- А с целью, это как?

- Поищем, где школа, если там будет директор, то узнаем насчёт работы для меня. Хорошо?

- Хорошо! А, что я буду делать, когда ты пойдёшь работать?

- Будешь со мной ходить на занятия, сидеть на последней парте, читать, рисовать, а там посмотрим. Всё решим, не волнуйся, милая!

Лена, сама не зная, как всё сложится, ответила так, чтобы успокоить не только дочь, но и себя. Потому что ещё совсем неизвестно, как всё устроится? Не пришлось бы ехать в другой город?! Лена этого очень не хотела. Раз уж приехали сюда, здесь бы и устроиться, и продолжать жить.

Они взялись за руки, и пошли по городу. Городок оказался совсем немаленьким, как Лена подумала на первый взгляд. В центре город был старинным, с красивыми домами из красного кирпича. Все дома и строения были не выше второго этажа. По окраинам стояли современные дома из кирпича и бетона, но тоже малоэтажные. Машины ехали по дороге в объезд старой части города, поэтому их Аня и не увидела на площади.

Лена у проходящей мимо женщины спросила:

- Извините, пожалуйста! Не подскажите, где находится школа?

Женщина, остановилась и ласково улыбаясь, ответила:

- На «трамвайчике» проедете две остановки. Остановка так и называется «Школа». Остановка вон там, за углом.

Лена улыбнулась в ответ, подумав, как ласково женщина называет трамвай, и с дочерью пошла в указанном направлении. Подойдя к остановке и услышав стук колёс, приближающегося трамвая, у стоящего рядом пожилого мужчины, спросила:

- Скажите, пожалуйста, в какую сторону остановка «Школа»?

Мужчина, посмотрел на неё, на Аннушку и, улыбнувшись, ответил:

- А у нас «трамвайчик» ходит только в одну сторону!

Лена, не поняв его, переспросила:

- Как это?

- По кругу! Рельсы-то посмотрите, только одна железная дорога.

Лена посмотрела на дорогу и, удивляясь, сказала:

- Правда, а я и не заметила!

Вошли в подошедший к остановке маленький, похожий на игрушечный, трамвай. Аннушка расположилась у окна и с интересом рассматривала городок. Объявили их остановку. Они вышли на улицу, и оказалась напротив школы. Её было трудно не заметить. Они замерли, любуясь современным, трёхэтажным зданием. Огромные окна, вся белая, похожая на аквариум школа утопала в деревьях с почти опавшей листвой.

Лена взяла Аннушку за руку, и они пошли искать директора школы. Он оказался в своем кабинете. Осторожно постучавшись и, услышав разрешение, вошли. Не проходя дальше двери, Лена громко спросила:

- Здравствуйте! Я ищу работу учителем.

Директор оторвал свой взгляд от бумаг и, глядя на неё поверх очков, с сожалением сказал:

- Увы! Но у нас нет ни одной свободной ставки.

Лена замерла, широко открыв глаза. Стояла молча, растерянно глядя на директора школы. Она совсем этого не ожидала, почему-то была уверена, что что-нибудь для неё обязательно найдётся?! Директор посмотрел на них, снял трубку телефона и, набрав номер, начал с кем-то разговаривать. Лена прислушалась и поняла, что разговаривает, он по её кандидатуре.
Положив трубку телефона, улыбаясь, директор сказал:

- Ну, вот девушки, могу вас успокоить! В «старую школу» нужен преподаватель английского, географии и физкультуры. Вот адрес, завтра утром в девять часов с документами вас там ждут.

Он написал на листке бумаги адрес и отдал взволнованной Лене. Она, чуть не расплакавшись от радости, произнесла:

- Спасибо, спасибо вам большое!

- Удачи на новом месте, до свидания!

Лена с Аннушкой в один голос ответили:

- До свидания!

Вышли из кабинета и направились на улицу. Лена, поддерживая за руку, прыгающую по ступенькам дочку, радостно произнесла:

- Аннушка, завтра мы поедем в другую школу. Нас с тобой уже ждут там! Я буду работать, значит, у нас всё будет хорошо!

Они гуляли по городу, рассматривая старинные строения. Возвращаясь в гостиницу, зашли в магазин за продукты для ужина. Складывая покупки в пакет, Лена обратилась к скучающей без покупателей продавщице:

- Извините! Вы не подскажите, как доехать до «старой школы»?

Аннушка стояла у стеклянного прилавка. Разглядывала лежащие за стеклом игрушки и грустно поглядывала на маму, разговаривающую с продавцом.

Лена поблагодарила приветливую девушку, за то, что она подробно всё ей объяснила и, попрощавшись, вышли на улицу. Дорогой, вспомнив печальные глаза дочери у витрины с игрушками и пытаясь её успокоить, сказала:

- Аннушка, хорошая моя, у нас с тобой всё будет! Много игрушек, книжек, всё, всё. Я тебе обещаю, доченька! Мы купим тебе всё, что ты захочешь, только подожди немного, совсем немного, может быть всего несколько дней. Завтра устроимся на работу, найдём для нас новый дом и сходим в магазин, купим тебе и игрушки, и книжки, всё что захочешь!

Глава 37

Утром, чтобы не опоздать на новую работу, Лена с Аннушкой вышли из гостиницы рано. На нужном автобусе, доехали до остановки «Старая школа». Выйдя на улицу, остановились, вдыхая какой-то необычный, по-особенному чистый воздух, наполненный прохладой и осенними запахами. Огляделись. Вокруг них были одноэтажные строения. Городок превратился в небольшой, но добротный посёлок. Дома были разные, но все очень красивые, построенные из того же красного кирпича как гостиница и деревянные, из больших круглых брёвен.

Улицы были пусты, и спросить, как найти школу, было не у кого. Лена наугад пошла к длинному, деревянному зданию, за невысоким забором. Она не ошиблась, это была школа! Остановившись и рассматривая, старое строение, радовалась, что у неё будет работа и уезжать из этого городка им не придётся.

Несмотря на свой обветшалый вид, школа была по-своему красивой и очень притягательной! Лена с улыбкой смотрела на старое здание, совсем не замечая, что брёвна, не знавшие краски за свою долгую жизнь, уже почернели, а деревянная резьба, обрамляющая оконные рамы, местами была сломана, а кое-где отсутствовали целые фрагменты. Школа полностью соответствовала своему названию.

Подойдя к высокому крыльцу, Лена остановилась. Прочитала вывеску у входной двери и, взяв Аннушку за руку, сказала:

- Ну, что, Аннушка, мы пришли!

И не дожидаясь ответа от дочери, потянула её за руку. Поднимаясь по скрипучим ступенькам, высокого деревянного крыльца, подумала о том, что уж очень отличаются школы друг от друга. Вздохнула, но совершенно не расстроилась этому. Несмотря на свой возраст, школа ей понравилась!

Открыв дверь, вошли вовнутрь. Было ещё рано. Из-за того, что детей в школе не было, стояла какая-то особенная тишина. Идя по длинному коридору, Лена представляла девочек-школьниц, гуляющих на перемене с книгой в руках, в одинаковых серых платьях, в чёрных фартуках и обязательно с косой и большим бантом, и себя, учительницей в гимназии, в каком-то прошлом веке.

Пройдя по коридору, и найдя дверь с табличкой «Директор», они осторожно постучались и вошли. Директор школы, женщина лет пятидесяти, сидела за своим столом. Она подняла голову и немного повернулась к двери. Увидев вошедшую девушку, поняла, что это учительница которую она с нетерпением ждёт и приветливо улыбнулась. Лена обратила внимание, что все движения она делает медленно, плавно, грациозно, так как будто она ни директор школы, а королева. Но при этом её добрые глаза и обаятельная улыбка очень располагали и притягивали к себе.

Директор школы встала им навстречу и, не скрывая радости, произнесла:

- Здравствуйте, заходите, заходите, пожалуйста! Я так рада, что вы к нам приехали! Проходите, присаживайтесь. Меня зовут Ольга Владимировна.

Лена, оставив Аннушку у двери, прошла и присела на стул у стола. Подала приготовленные документы. Ольга Владимировна мельком заглянула в них и отложила в сторону. Не скрывая своей радости, немного прищурив тёмно-серые глаза, восторженно произнесла:

- Прекрасно! С огромным удовольствием принимаю вас, Елена Сергеевна, на две ставки, английского языка и географии, а физкультуру в школе ведут все учителя по очереди. Особенно я рада тому, что вы преподаватель английского языка, потому что с этим предметом у нас были большие сложности. Сами понимаете, какие знания мог дать детям преподаватель математики или биологии. С географией проще, а уж физкультура, это можно сказать в удовольствие каждому из нас. А ваш приезд к нам, это просто подарок! Вот такая у нас ситуация.

Посмотрев на молчавшую Лену, она спросила:

- Как, Елена Сергеевна, Вы согласны преподавать английский и географию?

Лена старалась казаться спокойной, но с трудом сдерживая свою радость, ответила:

- Да, конечно! Спасибо!

Ольга Владимировна наклонилась на спинку стула, но при этом очень прямо держа спину и голову. Лена ещё раз отметив грациозность в её движениях, подумала что так, наверное, держали себя титулованные и образованные женщины, раньше, ещё во времена дворянства.

Поняв, что Лене понравилось её предложение, улыбаясь, Ольга Владимировна сказала:

- Вот и прекрасно! Это вам спасибо! Вы не представляете, насколько всем нам облегчите жизнь?! Мы же делили эти предметы между всеми учителями. Так уставали, что времени совсем ни на что не оставалось.

Лена молча, сдержанно слушала, а внутри всё просто ликовало от восторга. Ольга Владимировна, посмотрела на стоящую у двери Аннушку и спросила:

- Жить-то вам есть где?

Лена в ответ только помотала головой. Ольга Владимира, увидела, что от её вопроса новая учительница поникла и подбадривающе, сказала:

- Но не расстраивайтесь, думаю, что с этим проблем не будет! Походите, поспрашивайте, наверняка кто-нибудь сдаёт комнату. Советую поискать жильё поближе к школе, потому что занятость не полная и бывает свободное время в течение дня.

Задумавшись и взглянув в календарь, добавила:

- Первого октября, в понедельник жду вас к девяти часам, а сейчас можете идти устраиваться. И не переживайте, обязательно что-нибудь найдёте! У нас здесь очень многие сдают комнату.

Лена, встала со стула и направилась к двери. Взяв Аннушку за руку, повернулась и сказала:

- Спасибо, Ольга Владимировна, до свидания!

Выйдя из школы, Лена весёлая и радостная, направилась на поиски нового дома.

Они ходили уже почти два часа, стучались в дома, спрашивали у прохожих, но ничего не могли найти. Аннушка, уставшая от долгой ходьбы, тихо произнесла:

- Мама, я хочу пить!

Лена с грустью и досадой, ответила:

- Сейчас найдём магазин и зайдем, купим воды.

Оглядевшись по сторонам и, заметив на одном из небольших домов вывеску, взяла дочь за руку и повела к магазину. Войдя вовнутрь, внимательно осмотрела весь ассортимент и купила бутылочку негазированной воды. Пока Аннушка пила, спросила у продавщицы:

- Скажите, пожалуйста, у вас здесь, не сдаёт кто-нибудь жильё? Может быть, вы слышали?!

Продавщица, задумавшись, пожала плечами и ответила:

- Нет, не знаю, не слышала!

Лена стояла расстроенная, растерянно глядя на дочь. Она не знала, что делать, где ещё искать для них новый дом? Жить в гостинице и каждый день ездить на работу, дорого и далеко, а найти она ничего не смогла. Стояла, задумавшись, пытаясь что-нибудь придумать, но выхода из этой ситуации не находила.

У стеклянной витрины с бытовой химией стояла женщина. Она заинтересовано слушала их разговор, поглядывая на Аннушку. Женщина подошла к прилавку, посмотрела на печальную Лену и спросила:

- Девушка, вы ищите квартиру?

Лена с надеждой подняла на неё глаза и ответила:

- Да, мы ищем!

- А вы кем приехали работать?

- В вашей школе учительницей.

Женщина помолчала, внимательно оглядывая Лену и сказала:

- У меня есть комната, посмотрите?

Лена с радостью ответила:

- Да, конечно!

Она была готова согласиться на любое жильё, лишь бы рядом со школой, чтобы не ездить издалека с ребёнком. Поэтому, не раздумывая согласилась, решив, что у неё нет выбора, и они пойдут жить в любую комнату, а дальше будет видно!

Женщина, покивав, сказала:

- Тогда подождите, я отоварюсь и пойдем. Здесь недалеко, как раз в сторону школы.

Лена отошла к дочери и стояла, глядя на свою спасительницу. Она показалась ей строгой, но вспомнив Валентину Васильевну, подумала о том, что первый взгляд ничего не говорит о характере человека, что и эта хозяйка может оказаться доброй и душевной женщиной, тем более у неё такое приятное, симпатичное лицо. Она уже далеко не молодая женщина и наверняка давно на пенсии, но очень живая и подвижная. Лена даже заметила на её руках аккуратный маникюр! Причёска и одежда у неё были как у современной, молодой женщины.

Разглядывая её внешность, Лена слушала разговор между женщинами. Продавщица, взвешивая сахар, спрашивала:

- Тёть Наташ, у тебя же была жиличка и тоже учителка?

- Вспомнила! Она уже полгода, как съехала. Аккурат перед концом учебного года уехала. С тех пор живу одна, никого у меня нет. Ты что не знала?

- Откуда нам знать, ваша прежняя квартирантка у нас не отоваривалась, «сельпо» называла наш магазин.

Лена с Аннушкой вышли на крыльцо. В ожидании тёти Наташи любовались посёлком. Перед ними по небольшому склону, располагались несколько улиц с аккуратными домами за высокими заборами. Вдалеке виднелся лес, на горе стояла старинная кирпичная церковь. К ней по склону поднималась извилистая дорога. Она то, исчезала, то появлялась из рощи. Стояли молча, заворожённо любуясь природой и тем местом на земле, где будут теперь жить!

Стукнула дверь магазина и на крыльцо вышла их будущая хозяйка. Посмотрев на Лену круглыми, чёрными, как буравчики глазами, улыбнулась, открыв маленькие ровные зубы и сказала:

- Пойдёмте!

Тётя Наташа пошла быстрым шагом по кромке дороги, чтобы не наступить в грязь. Лена с дочерью, торопясь, стараясь не отстать, шли следом, держась за руки.

Подошли к деревянному дому с голубыми ставнями. Лене дом очень понравился - красивый, аккуратный, сам дом и всё вокруг него было очень ухожено. Прошли через большую ограду и по высокому крыльцу вошли в просторную веранду. Везде была идеальная чистота! Постеленные на полу длинные, полосатые дорожки, как разноцветные радуги, визуально удлиняли помещение.

Войдя, хозяйка сбросила грязные туфли и, воткнув ноги в комнатные тапочки, сказала:

- Ждите!

Она быстро прошла по веранде и исчезла за одной из дверей. Лена, оглядываясь по сторонам, ждала. Хозяйка вышла с ключами в руках и, махнув им рукой, сказала:

- Идёмте!

Тётя Наташа пошла в другой конец веранды. Лена видя, что хозяйка переобулась, начала снимать свои ботинки, но она повернулась и, заметив это, сказала:

- Оставь, так проходите!

Лена, с Аннушкой вытерли ноги о коврик у входной двери и прошли за хозяйкой. На ходу Лена сказала:

- У вас такая, просто стерильная чистота, что страшно замарать!

- Уберусь, что мне ещё делать одной-то!

И вздохнув, добавила:

- Поэтому и чистота такая, что одна я. Делать нечего вот и ищу себе работу, чтобы хоть чем-то занять время, так сказать - скрасить своё одиночество. Пришли!

Она открыла дверь, обитую коричневой кожей, вошла в тёмную комнату и включила свет. Отойдя в сторону, сказала:

- Вот смотрите, если понравится, договоримся!

Лена вошла за ней, огляделась. Комната оказалась отдельным помещением, со своей печкой, целый дом! У входа с правой стороны, рядом с печкой, стояла белая раковина с тумбочкой. Над ней весел умывальник. На противоположной стороне находилась вешалка для одежды. За ней, напротив печки стоял двухстворчатый стол, над ним висел шкаф для посуды. Рядом со столом стоял холодильник. Это была небольшая кухонька. Дальше комната расширялась и была совершенно квадратной и со всей необходимой для проживания мебелью. За печкой стояла кровать, за ней у окна небольшой секретер. Под большим окном - тумбочка. На противоположной стене - диван, за ним вплотную приткнутый к холодильнику - небольшой шифоньер. В центре комнаты стоял круглый стол.

Лене комната очень понравилась и она с восторгом, радостно ответила:

- Да, мне нравится!

- Нравится, значит, живите, вот ключи, обживайтесь. Печь будешь топить сама, вода на улице, мы мимо колонки шли, видела? Удобства тоже на улице.

Лена осторожно спросила:

- А сколько платить?

Тётя Наташа удивлённо посмотрела на неё и спросила:

- А тебе, что не сказали? За учителей оплачивает школа, и дрова с углем для тебя привезут по машине, бесплатно.

Очень удивившись, что так всё организовано Лена молча смотрела на хозяйку, а она продолжала говорить:

- Ведро, таз, кое-что из посуды дам на первое время, а потом купишь своё. Печь то умеешь топить?

Лена не скрывая радости, быстро ответила:

- Нет, но я научусь!

- Научишься, куда денешься!

Глядя на небольшую сумку в руках Лены, хозяйка спросила:

- Вещи-то, есть какие или это всё у вас?

- Конечно, есть! В гостинице вещи, мы сейчас съездим и привезем их.

- Поезжай пока светло, а дочку можешь оставить со мной, что таскать её за собой.

Но, почувствовав, как при этих словах Аннушка прижалась к ней, Лена ответила:

- Ничего, мы вдвоём.

- Ну, как знаешь, печь я к вашему приезду протоплю.

- Спасибо!

Лена заспешила в гостиницу за своими вещами. Сидя в автобусе и держа Аннушку за руку, глядя в окно, радостно, думала:

- «Как всё удачно складывается. У меня теперь есть любимая работа, я буду преподавать, и преподавать английский! Я очень соскучилась по работе в школе! И квартиру мы нашли, можно сказать очень быстро. У нас теперь есть жилье, за которое даже не нужно платить?! В школе у Ольги Владимировны обязательно всё узнаю подробно. Комната, мне очень понравилась, хорошая - просто дворец, с отдельным входом, большая, просторная. Есть вся необходимая мебель, даже холодильник, старенький пузатенький. Наверное, работает, раз стоит там? Нужно только всё отмыть, повесить новые шторы, купить всё необходимое для жизни и конечно телевизор. Как хорошо! Я даже не ожидала, что у нас будет совершенно отдельный дом. Нам не нужно ни под кого подстраиваться и ни на кого оглядываться, мы будем сами себе хозяева. Это очень важно, уж я-то знаю! У нас есть целых три дня на устройство в новом доме. До выхода на работу нужно всё успеть. Слава Богу, что всё устроилось! Всего за один день мы решили все вопросы и теперь нам не нужно уезжать в другой город, мы будем здесь жить и работать!»

По дороге в гостиницу зашли в столовую. Лена решила, что им нужно покушать, а то и так припозднились с обедом и когда ещё удастся поесть горячего, неизвестно. Тут же кое-что прикупила с собой на ужин и на завтрак. Два часа ушло на все сборы и с вещами они вернулись в свой новый дом.

Глава 38

В доме было уже тепло. Хозяйка открыла ставни, протопила печь и принесла два ведра воды, одно из них уже закипало на плите.

Услышав стук входной двери на веранде, хозяйка выглянула из комнаты и сказала:

- Приехали, ну вот и хорошо, заходите, располагайтесь.

Лена прошла в комнату, сняла плащ и раздела Аннушку. Хозяйка глядя на их большие чемоданы, спросила:

- Постельное-то есть?

Лена повернулась и, не скрывая своей радости, ответила:

- Да, есть, спасибо!

- Хорошо! Подушки с одеялами на кровати. Меня зови Натальей Григорьевной, а девочка пусть завет бабой Наташей. Ну, я пошла, хозяйничайте!

Хозяйка погладила Аннушку по голове и, почему-то вздохнув, пошла к себе. Лена, сняв с дивана пыльное покрывало, усадила на него Аннушку с книжкой, а сама принялась за уборку. Почти за два часа смела по углам всю паутину, всё отмыла, оттерла. Стёкла в окне стали прозрачными, в комнате запахло свежестью.

Выпрямившись, оглядываясь по сторонам, любуясь проделанной работой. Взглянула на дочь и сказала:

- Ну, вот, кажется и всё! Сейчас разберём свои вещи, а завтра сходим в магазин, купим новые шторы, скатерть и ещё много чего нам с тобой понадобится. Обязательно найдём магазин игрушек и купим новые игрушки, а то тебе играть совсем нечем.

Аннушка давно уже перестала читать и сидела, наблюдая за мамой. Услышав про игрушки, сказала:

- Мама не надо много игрушек, только куклу, как Соня!

Аннушка запечалилась, вспомнив, свою любимую куклу, которую, как и все остальные игрушки, они оставили, взяв с собой только самое необходимое. Лена посмотрела на дочку, но не стала жалеть ни себя, ни её и бодро сказала:

- Да! Куклу купим обязательно! Только такой может не быть, поэтому купим тебе ту, которая понравится.

И чтобы дочь не расстроилась, быстро добавила:

- Надо ещё купить ей посудку и коляску для прогулок. В ограде просторно, есть лавочка и беседка. Видела, мы проходили мимо? Тебе будет место, где с ней гулять. Хорошо?

- Хорошо!

Аннушка отложила книжку и, навалившись на спинку дивана, наблюдала за мамой. Лена поставила чемодан на диван и пошла к шкафу, намереваясь разложить в него вещи, но шкаф оказался запертым. Она подтащила стул, залезла на него и нащупала на крышке шкафа ключ. Слезая вниз, подумала:

- «Нужно ещё протереть пыль на шкафу, забыла».

Лена без труда открыла шкаф и увидела в нём четыре коробки и мешок. На одной из коробок крупными буквами было написано: «Посылка для новой жилички». Лена постояла, посмотрела на них и, не решаясь брать, пошла, спросить у хозяйки, что с ними делать?

Накинув плащ, вышла на веранду. Хозяйка сметала с крыльца высохшую грязь. Услышав открывающуюся дверь, повернулась. Лена спросила:

- Наталья Григорьевна там, в шкафу стоят какие-то коробки, скажите, куда их можно убрать?

- Пойдём, посмотрим! Что там за коробки, откуда?

Наталья Григорьевна вслед за Леной подошла к шкафу. Постояла, внимательно читая надпись на коробке и засмеявшись, качая головой, сказала:

- Ну, Катька, ну коза!

Повернулась к Лене и, смеясь, сказала:

- Чё, спрашиваешь? Это тебе посылка, видишь написано!

Лена недоверчиво посмотрела на неё и неуверенно спросила:

- Мне? От кого?

- От моей старой жилички! Она замуж вышла, уехала за границу, а туда сказала вещи везти дороже, чем там купить. Катя детдомовская была, тащила из магазина, что надо и что не надо, вот и набрала полно всего. Перед отъездом, она всё раздавала соседям, меня завалила и посудой, и вещами разными. Это, видно, то - что никуда не пристроила, то - что осталось.
Лена удивлённо смотрела на хозяйку. Видя, что она колеблется, Наталья Григорьевна подбадривающе сказала:

- Не тушуйся, это всё твоё! Смело открывай и пользуйся своим наследством. Смелее!

Она ещё раз усмехнулась и пошла к себе. По дороге тихо бурчала себе под нос:

- Ну, Катька, ну коза, учудила!

И глубоко вздохнув, добавила:

- Дай Бог тебе счастья девочка!

Лена постояла ещё немного, провожая взглядом хозяйку и посмотрев на дочь, с интересом сказала:

- Ну что Аннушка, будем смотреть! Что нас с тобой здесь ждёт, что за сюрприз нам приготовили?!

Лена вытащила первую коробку на стол. Аннушка с интересом взобралась на стул и, облокотившись на стол, ждала обещанного сюрприза. А сюрприз и в самом деле был! Из первой коробки она достала два комплекта красивого постельного белья, полотенца, всякие кухонные салфетки. Всё содержимое перенесла на кровать и принялась за вторую коробку. В ней оказались красивые шторы, скатерть и два одинаковых покрывала на кровать и на диван. Лена опустилась на стул, посмотрела на заинтересованную дочку и, качая головой, проговорила:

- Вот это сюрприз! Аннушка, ты понимаешь, что это нам уже не надо покупать. Такого я, даже ожидать не могла! Скажи кому, не поверят?! Всё новенькое, красивое какое, ты только посмотри.

В третьей коробке были несколько кастрюлек, две разного размера сковородки, бокалы и ковшик. Вытаскивая с самого дна чайник, Лена радостно воскликнула:

- Ой, Аннушка смотри! Самое, необходимое сейчас - это чайник со свистком!

Разбирая коробки, Лена всё больше и больше удивлялась их содержимому. Последняя коробка, больше похожая на крепкий ящик, привела её просто в восторг. Там оказался фарфор, тарелки разного размера, чайные чашки, всякая кухонная утварь, без которой не обойтись ни одной хозяйке и даже фужеры с рюмками! Лена, выставив посуду на стол, сказала:

- Надо же, вся необходимая посуда, всё на троих человек, как будто знала! Катя, ты хорошая, добрая девчонка, спасибо тебе за такой неожиданный подарок!

Аннушка посмотрела на маму и спросила:

- Мама, ты с кем разговариваешь? Катя это кто?

Улыбаясь и с интересом разглядывая выставленную на стол посуду, Лена ответила:

- Катя, доченька, это та девушка, которая сделала нам с тобой такой бесценный подарок. Видишь, Аннушка, какие бывают добрые люди?!

На дне последней коробки она нашла конверт. Лена быстро распечатала его, вытащила письмо и начала читать вслух. Аннушка подсела поближе и с интересом слушала:

«Здравствуй, подруга! Если ты читаешь эту записку, значит, мои вещички тебе пригодились?! Я очень рада, пользуйся! Я уехала туда, где всё это не нужно. Соседкам и тёте Наташе (Наталье Григорьевне) я отдала всё, что они выбрали, так что не стесняйся, это всё законно переходит тебе.

Я сама из детского дома, поэтому не могла из магазина выйти с пустыми руками, всё что-то покупала и покупала! Наверное, сказалось отсутствие дома, семьи. Уют для себя создавала, как могла.

Ещё хочу тебе посоветовать, держись тёти Наташи, она только с виду кажется строгой, а на самом деле, душечка. И поможет и подскажет, я её очень полюбила!

Желаю, удачи на новом месте, «живи не тужи - и всё у тебя сладится!» С тем прощаюсь, Катя».

Лена прочитала записку и, сидела, задумавшись, глядя на своё наследство. Восхищаясь поступком незнакомой ей Кати, с восторгом думала:

- «Бывает же такое в жизни?! Такое впечатление, что сам Господь помогает мне во всём. Выбрала именно этот город, за сутки нашла и работу, и дом. И вот теперь такой подарок! Практически всё, что нужно для того, чтобы начать жить, у меня уже есть. Явно мне кто-то помогает?! Иначе как всё это объяснить?! Спасибо тебе, Господи, за помощь и поддержку! Ты сейчас единственный кто беспокоится и заботится обо мне. Теперь я точно верю, что у нас всё будет хорошо!»

В дверь постучались. Вошла хозяйка и с порога спросила:

- Ещё не разобрались? А я вам оладушек напекла, молочка коровьего принесла. Поешьте пока горячие.

Наталья Григорьевна поставила на стол тарелку с горячими оладьями и литровую банку молока. Переведя взгляд с Аннушки на Лену, улыбаясь, сказала:

- Я у соседки беру молоко у неё корова. Если хочешь, на тебя буду брать. Дочке молоко надо, да и для второго дитяти полезно?!

Лена подняла глаза, поражённо глядя на Наталью Григорьевну. Она, видя её удивление, улыбаясь, спросила:

- Что дивишься, я сразу приметила?!

- Как? Ещё же незаметно?!

Наталья Григорьевна сложив руке на животе, ласково, как-то по-кошачьи, нараспев, сказала:

- Заметно, ещё как заметно! Ты, когда идёшь, то ступаешь аккуратно, осторожно, плывёшь как пава, как будто несёшь перед собой сокровище, которое нельзя колыхнуть.

- А я думала, хожу обыкновенно, как всегда. Никогда не думала, что так рано что-то заметно, особенно по походке!

- Заметно, ещё как заметно!

Поняв, что хозяйка знает о беременности, Лена со страхом спросила:

- Наталья Григорьевна, а вы нам не откажете в квартире, когда родится ребёнок? Ведь я буду с двумя детьми?

Наталья Григорьевна, удивлённо взглянув на неё, ответила:

- Бог с тобой! Ты, что такое говоришь?! Как можно с дитём и отказать?! Да мне детки только в радость, своих то внучат я и не ласкала ни разу. Так что не думай об этом, поняла?

Вздохнув с облегчением, Лена ответила:

- Да, поняла, спасибо вам!

Хозяйка в ответ заулыбалась, покивала и пошла к себе. Лена усадила Аннушку ужинать, а сама вытащила из шкафа последний дар Кати - мешок, сильно им загремев. Раскрыв его, увидела, что там два ведра и таз. Аннушка кушала и поглядывала на выставленный, на пол подарок, сделанный какой-то неизвестной ей Катей.

Лена начала разбирать и раскладывать свои вещи в освободившийся шкаф. На ходу проглотила один оладь, посмотрела на жующую Аннушку и одобряюще сказала:

- Вкусно, очень!

Кинула в рот ещё парочку, бесподобно вкусных, с хрустящей корочкой оладий, разжевав их, запила ещё тёплым парным молоком прямо из банки и продолжила разбирать вещи. Аннушка молча ела, поглядывая на маму, задержав на ней свой взгляд, засмеялась. Лена улыбаясь, подбадривала дочку:

- А в магазин завтра всё равно пойдём, за игрушками!

Аннушка, показав на неё рукой, сказала:

- У тебя усы!

Лена засмеялась, вытерла салфеткой белые усы от молока и радостно проговорила:

- Продуктов купим и начнём нормально готовить. Начнём жить!

Переведя взгляд на пустой шкаф, подумала:

- «Как ни трудно всё начинать сначала, но если судьба преподнесла мне такое испытание, то главное не падать духом и попытаться найти в себе силы, чтобы жить дальше!»

Глава 39

Только в субботу, к обеду, Алексей приехал домой. Родители в слезах и на лекарствах провели эти несколько дней. Он вошёл в дом быстрым шагом. Увидев измученных, заплаканных родителей, поставил пакеты с продуктами прямо у порога и, пройдя в гостиную, спросил с волнением:

- Что случилось?

Мама с красными, распухшими от слёз глазами, сдавленно произнесла:

- Лена с Аннушкой уехали, собрали вещи и уехали. Совсем, навсегда! Вот, это она оставила тебе.

Она положила перед Алексеем записку и симку. Он прочёл и с раздражением подумал:

- «Опять стихи!»

Смяв, сунул записку в карман пиджака. Покрутил в руках симку и растерянно произнёс:

- А как с ней теперь связаться? Мне нужна её подпись на заявлении и свидетельство о браки?!

Родители в ужасе смотрели на него, а он даже не понимал, какую боль причиняет им своими словами. Отец так резко встал из-за стола, что стул упал с грохотом. Он зло взглянул на сына, поднял стул, отвернулся и ушёл в свою комнату. Мама, проводив его взглядом, повернулась к Алексею и, качая головой, вытирая бегущие из глаз слезы, сказала:

- Сынок, как ты можешь, говорить сейчас о таких вещях?! У тебя нет ни капли жалости к Лене и Аннушке. Ведь они сейчас совсем одни. Где они будут жить, на что?! Мы теперь даже не сможем им помочь, ты порвал все ниточки, которые связывали нас с ней и с внучкой!

Алексей кинул на стол симку и с нескрываемым раздражением ответил:

- Мама, перестань, пожалуйста! Это жизнь, в которой могут произойти любые изменения. Миллионы семей разводятся и живут как-то, и мы проживём, только отдельно друг от друга. И перестань так страдать и доводить себя. Понять не могу, зачем и почему?

- Сынок, как же можно не переживать, там же наша внучка! Мы же её с пелёнок растили, она нам как собственный ребёнок!

- Мам, ну ты сама подумай! Сейчас всё утрясётся, и будете вы видеться. Никто вас внучки не лишает!

Немного успокоившись, она осторожно спросила:

- Сынок, а ты знаешь адрес Юли и съёмной квартиры, где жила Лена?

- А зачем тебе?

- Мы бы с отцом съездили, может, нужно помочь чем, она же одна?

- А она, что туда уехала?

- Не знаю, мы так с отцом решили. Ведь ей больше некуда?!

Задумавшись, Алексей произнёс:

- Ну да, вы, наверное, правы! Ей и в самом деле больше ехать некуда. Только Юлька во Франции, замуж вышла. Поэтому к ней она не поедет, а вот на квартиру вполне может. Значит на квартире, а впрочем, я не уверен! Ведь там может жить другой жилец.

- Сынок, давай, прямо сейчас поезжай туда! Или нам дай адрес, и мы с отцом сами поедем и всё узнаем про них.

- Нет, мне некогда! Да и не хочется, пока. Решу кое-какие свои дела, а там посмотрим. Да и вообще, может, она помыкается несколько дней и сама вернётся, что я буду дёргаться. Не в моём характере бегать за кем-то! И вы пока никуда не поедите. Сама объявится! Подождём!

- Сынок!

Алексей очень твёрдо, ответил:

- Мама, подождём!

Он повернулся и пошёл на второй этаж. Мама с тревогой смотрела на уходящего сына. У неё не было сил, понять и осмыслить его поведение. Она всегда гордилась своим сыном, а сейчас ей было за него стыдно!

Алексей поднялся на второй этаж. Прошёлся по пустым комнатам. Осмотрелся и увидел светлое пятно на стене от свадебной фотографии, на трельяже и на полках не было ни вещей, ни косметики Лены. В детской на заправленной кровати лежал маленький мишка. Алексей постоял, немного задумавшись, вздохнул и направился в свою комнату к письменному столу, искать свидетельство о браке. Открыл ящик стола, перебрал лежащие там документы, но не найдя его, с сожалением подумал:

- «Вот и развелись! Ладно, что-нибудь, придумаю. Съёжу на квартиру к Лене. Только чуть позже. Не хочется сейчас с ней встречаться, не хочу никаких объяснений. Она хорошая, очень, но сердцу не прикажешь, что с этим сделаешь?! Я люблю Марину и хочу быть с ней! Сейчас для меня самое важное в жизни - это она, и она скоро приезжает ко мне».

Алексей собрал тёплые вещи, ещё раз оглядел опустевшие комнаты и с сумкой пошёл вниз. В столовой никого не оказалось. Он постоял немного, посмотрел по сторонам, в надежде, что увидит или услышит маму, но никого не было. Он не расстроился, только с досадой подумал:

- «Вот это да! Со мной не хотят разговаривать, меня никто не захотел понять и принять моё решение!»

Тяжело вздохнув, не спеша, вышел на улицу. Закрыв за собой дверь, остановился на крыльце, оглядываясь по сторонам. Он всё-таки надеялся увидеть родителей и хотя бы попрощаться с ними. Но ожидания были напрасны! Постояв немного на крыльце, он подумал, что сегодня дома ему первый раз в жизни было тяжело и неуютно. И быстрым шагом направился на остановку.

В городе он снял двухкомнатную квартиру, планируя, что будет жить в ней до окончания процедуры развода. После завершения всех бумажных формальностей собирался решить вопрос с жильём для Лены и вернуться к родителям. Он изменил своей привычке, отлаженному быту и его это очень раздражало. Но после последней поездки к родителям отлично понимал, что дома его не хотят видеть, как ни прискорбно, но в снятой квартире придется задержаться!

Алексей очень быстро успокоился и не расстроился по этому поводу. Через несколько дней холостяцкой жизни, даже подумал, что всё не так плохо, как ему казалось. Жить одному, оказывается, намного лучше и свободнее чем с родителями.

Он полностью отвлёкся от Лены с дочерью и жил в своё удовольствие. Часто созванивался с Мариной, и с нетерпением ждал её в гости. А то, что расстроились и рассердились на него родители, он старался не думать. Он очень хорошо знал их и был уверен, что пройдёт немного времени, и они успокоятся, привыкнут и опять всё будет, как и прежде, только без Лены. Но он не знал тогда, как без неё будет плохо!

Глава 40

У Лены сегодня первый рабочий день в понравившейся ей «старой школе» в городе Золотоозёрске. Она рано встала, приготовила завтрак и разбудила Аннушку, ласково приговаривая:

- Аня, дочка, вставай! Пора на работу!

Аня очень лёгкая на подъём, быстро поднялась, умылась и без лишних напоминаний села завтракать. Проходя мимо двери Натальи Григорьевны, они слышали звук работающего телевизора, но беспокоить её не стали, тихо прошли, прикрыв за собой дверь на веранде.

Школа находилась всего в одной остановке от их нового дома, поэтому они, не дожидаясь автобуса, направились пешком. Утренние прогулки на свежем воздухе очень полезны и для Лены, и для Аннушки. Девочке прогуляться перед длинными занятиями в школе просто необходимо!

Шли не торопясь, наслаждаясь свежим утренним, немного холодящим воздухом. Аня, держась за мамину руку, перепрыгивала через лужи и смеялась. Лена наблюдала за ней и радовалась хорошему настроению дочери, тому что она не переживает и не расстраивается, что они одни без папы и любимых дедушки с бабушкой.

Подойдя к школе, Лена остановилась и с улыбкой посмотрела на загорающийся свет в окнах. Уже кое-где раздавались детские голоса, школа начинала просыпаться. Лена стояла и думала:

- «Вот и начинаем мы новую жизнь, совсем ни такую к которой привыкли, но мы справимся, обязательно справимся! У нас уже есть работа, жильё и всякие мелочи, необходимые для жизни. Главное теперь привыкнуть к тому, что мы одни и с нами не будет той привычной обстановки в которой мы прожили семь лет. Но мы и с этим справимся, обязательно справимся, я всё сделаю для этого!»

Лена подошла к кабинету директора. Дверь открылась и им навстречу вышла Ольга Владимировна, на ходу говоря:

- Здравствуйте, Елена Сергеевна, рада вас видеть! Пойдемте, я представлю вас нашим учителям.

Открыв соседнюю дверь в учительскую, она пропустила Лену вперёд и на ходу громко произнесла:

- Всем, здравствуйте! Познакомьтесь, это наш новый преподаватель английского языка и географии - Елена Сергеевна, прошу любить и жаловать! Лидия Трофимовна познакомьте Елену Сергеевну со всеми и расскажите, что к чему.

Повернулась к Лене и, улыбнувшись, сказала:

- Проходите, Елена Сергеевна, не стесняйтесь. У меня встреча со строителями, я тороплюсь, до урока нужно успеть!

Она спешно ушла, закрыв за собой дверь. Лидия Трофимовна, молодая, немного полноватая, симпатичная женщина, встала из-за стола и пошла ей навстречу. Она была немного старше Лены, но очень живая и подвижная, чем-то похожая на Юльку. Приглядываясь к ней, Лена заметила, что она не только своей быстрой, подвижной походкой, но и внешним видом, вылитая подруга! Такие же чёрные, как смородины глаза и такие же чёрные волосы. Только стрижка другая и косметики намного меньше и скромнее, чем у любившей выделить своё лицо яркими красками, Юльки.

Лидия Трофимовна улыбаясь, быстро подошла и, протягивая руку, сказала:

- Давайте знакомиться, я Лида.

Показывая на свободный стол у окна, продолжала говорить:

- Вот это ваш стол Елена Сергеевна, как раз рядом со мной будете сидеть. Я преподаю в начальных классах и в нагрузку ещё природоведение и биологию. Знакомьтесь - это наш небольшой персонал. Здесь, сейчас нас трое, а всего с директором и теперь с вами - шесть человек. Во, какой большой коллектив!

Из-за соседнего стола встала пожилая, полная женщина и, подходя к ним немного раскачиваясь как уточка, сказала певучим, красивым голосом:

- Лидочка, вы зря иронизируете, у нас совсем не маленький коллектив для такого посёлка.

Подошла к Лене, на ходу поправляя красивую причёску и протянув руку, представилась:

- Меня зовут Ирина Александровна, я преподаю русский и литературу.

И заглянув за спину Лены, улыбаясь, спросила:

- А, кто у нас здесь прячется?

Лена вывела из-за спины застеснявшуюся Аннушку и ответила:

- Это моя дочь, Анна!

Ирина Александровна переведя взгляд на Лену, сказала:

- Вам, Леночка…

Остановившись, улыбнулась доброй, тёплой улыбкой и спросила:

- Можно я вас так буду называть?

Лена, кивнула в ответ. Ирина Александровна получив одобрение, продолжила говорить:

- Так, вот, вам Леночка, нужно написать заявление в детский садик. У нас очень хороший детский сад, детей учителей берут без всякой очереди.

- Спасибо, я после уроков всё узнаю!

Ирина Александровна повернулась к сидящему в стороне пожилому, худощавому, совершенно седому, мужчине и сказала:

- Познакомьтесь, Леночка! Это Николай Иванович, преподаватель математики, физики и химии, по совместительству мой муж.

Зазвенел звонок и супружеская пара заспешила по своим классам. Лида взяла свой журнал и, повернувшись к Лене, торопливо сказала:

- Я побежала, у вас второй и третий уроки, первого сегодня нет. Вон там, на стене расписание, знакомьтесь.

И быстро, почти бегом исчезла за дверью учительской. Лена с дочерью остались одни.

Оглядевшись по сторонам, она усадила Аннушку за свой стол и дала альбом с фломастерами. Лена так давно не дышала этим воздухом, не слышала звонков и детского крика на переменах, что радуясь происходящему, замерла на несколько секунд. Оказывается, она очень соскучилась по своей любимой работе!

Аннушка поглядывала на маму. Ей не хотела рисовать и она с интересом рассматривала учительскую. Лена, прошлась по кабинету, выглянула в окно и, полюбовавшись красивым пейзажем, подошла к большому листу ватмана на стене. Найдя свои предметы, списала расписание уроков на всю неделю.

Лена радовалась, что у неё есть работа, её любимая работа, о которой она так стосковалась!

Прозвенел звонок. Учителя по очереди начали возвращаться в учительскую. На перемене Лена тихо спросила у Лидии Трофимовны:

- Лида, а шестой преподаватель, кто? Я познакомилась только с четырьмя.

Лида наклонилась через стол и полушёпотом ответила:

- Вадим Алексеевич, он племянник Ольги Владимировны. Художник! Преподаёт рисование и черчение. У него нет специального педагогического образования. Он к нам приехал два года назад. Живёт у Ольги Владимировны. Хочет остаться навсегда, ему у нас очень нравится. Говорит, что такой тишины и красоты нигде не видел. Мой жених! Зовёт замуж, а я что-то не решаюсь.

Лена ничего не сказала, только улыбнулась в ответ, не совсем понимая, что как-то уж очень просто Лида, такие личные секреты, рассказывает чужому, мало знакомому человеку.

На первый урок знакомиться с детьми Лену повела Ольга Владимировна. В классе было всего двенадцать детей. Они с интересом смотрели на новую учительницу. Аня прошла в конец класса и чтобы никому не мешать, тихо села за последнюю парту. Представив её, Ольга Владимировна ушла. Оставшись наедине с учениками, Лена посвятила первый урок знакомству с детьми и проверке их уровня знаний. Дети были тихими, внимательными и слушали её с большим интересом. Уроки пролетели очень быстро, почти незаметно.

После занятий попрощавшись с учителями, Лена с дочкой пошли домой. Выйдя на улицу, она увидела напротив школы хлебный магазин. Посмотрела на Аннушку и предложила:

- Аня, давай зайдём в магазин и купим торт. Устроим новоселье!

- Давай! А новоселье, это что?

- Это праздник, когда люди переезжают в новый дом.

Аннушка, радостно встрепенувшись, остановилась и спросила:

- А папа приедет?

Лену как будто облили кипятком! Она несколько дней пыталась отвлечь дочь, как-то развеселить её, а она, оказывается, продолжает ждать. Ждать своего папу, от которого они уехали и навряд-ли, когда увидят вновь. Лена, забеспокоившись, быстро ответила:

- Нет, Аннушка, нет!

Увидев, что расстроившись, дочь поникла, Лена попыталась отвлечь её от мыслей о доме. Уверенным шагом пошла в сторону магазина, на ходу говоря:

- Аннушка, мы сейчас купим самый красивый торт и пригласим к нам в гости бабу Наташу!

Выйдя из магазина, всю оставшуюся дорогу домой, они больше не разговаривали, так и дошли молча. Во дворе встретили Наталью Григорьевну и пригласили её на чай. Она согласилась, ответив:

- Зайду, с удовольствием зайду. Только через часок. Доделаю начатое дело и зайду.

Посмотрев на грустную девочку, предложила:

- Аня, оставайся со мной, погуляешь немного.

Лена, видя, как равнодушно Аннушка смотрит на неё, посадила дочь на лавочку, а сама пошла в дом. Хозяйка красила стену сарая в салатный цвет и приговаривала:

- Аня, посмотри, как будет красиво! Всё в один цвет. Одинаково с оградой и сарайчик, и будка собачья. У нас в ограде теперь всегда будет светло. У нас всегда будет весна, даже зимой!

Аня, посмотрела на бабу Наташу и спросила:

- А будка, это что?

Не останавливаясь и продолжая махать кистью, баба Наташа ответила:

- Будка – это домик для собаки.

- Если есть домик, то где собака?

Баба Наташа выпрямившись, посмотрела на Аннушку и, задумавшись, медленно сказала:

- А знаешь, что? Сейчас уже поздно, скоро зима, а на будущий год мы возьмём у соседей маленького щенка. И будет у нас своя собака. Как ты думаешь, Аннушка?!

- А почему сейчас поздно?!

- Да они уже всех щенков раздали, ни оставлять же в зиму?! За зиму щенки вырастут, потом, кто их больших-то возьмёт. Мы весной им сделаем заказ, и нам оставят щеночка, а ты потом сама выберешь какого. Согласна?!

- Да! Я очень хочу щеночка!

Аннушка, обрадовавшись, спрыгнула с лавочки и пошла, посмотреть домик для будущей собачки.

Лена растопила печь, поставила чайник на плиту. Тяжело вздохнув, вспомнила Алексея и, закрыв глаза, даже застонала от невыносимой боли и тоски, понимая как нестерпимо трудно думать и вспоминать его.

Как ни тяжело, но нужно взять себя в руки и быть очень спокойной. Такой, какой она казалась все эти дни, когда заботилась о дочери, играла с ней, кормила, переодевала и всё со слезами, но не в глазах, а в душе. С огромным усилием она пыталась сделать так, чтобы никто не заметил её душевного состояния. За эти дни её сердце и душа уже просто утонули в слезах! Нестерпимо трудно, но как-то с этим нужно бороться?! Она это отлично понимала, но совсем не находила сил и не знала как переболеть случившееся?!

Уже несколько дней Лена уговаривала себя, что надо поговорить с дочерью и всё ей объяснить, но никак не могла на это решиться. И вот, этот момент настал, откладывать больше нельзя. Девочка тоскует и ждёт, а ждёт напрасно! Если сейчас не поговорить, позже будет ещё труднее это сделать.

Поглядывая в окно, Лена не торопясь накрывала на стол, с волнением думая о дочери. Приготовив всё, замерла и долго стояла задумчиво, глядя куда-то вдаль. Стукнула дверь на веранде и, очнувшись от грустных мыслей, пошла, встречать Аннушку. Помогла ей раздеться и, подождав пока она помоет руки, усадила на диван и села рядом.

Лена настроилась и внешне была спокойна. В этот момент она больше волновалась ни за себя, ей было страшно за дочку. Как она это воспримет, как перенесёт? Это же ребёнок и у неё в первую очередь проявляются чувства и эмоции, а не рассудительность и понимание. Нужно сделать так, чтобы она хоть как-то, поняла и вникла в их ситуацию. И ни в коем случае не обиделась и вообще не стала относиться к разлуке с отцом негативно. Она ещё слишком маленькая и не понимает, какая бывает жизнь и что в ней происходит. Она живет в своём детском мире с куклами, с игрушками, там, где всё хорошо, где вечная любовь. И это нельзя разрушить!

Взяв дочку за руку, Лена тихо, как можно ласковее, сказала:

- Аннушка, давай поговорим с тобой, как взрослые!

Вместо ответа девочка вся сжалась и сидела молча, не произнося ни звука. Лена понимала, как тяжело говорить, но надо! Надо поговорить с дочерью, попробовать ей как-то объяснить всё. Всё что произошло и что с ними будет в будущем. Она решилась, и откладывать больше не будет!

Лена, обняла дочку и уверенно сказала:

- Доченька, Аннушка, я хочу с тобой поговорить о нашей жизни, о нас с тобой, о том, как мы будем жить дальше.

Аннушка сидела, не шелохнувшись, боясь поднять на маму глаза. Лена чувствуя, как напряжена и испугана дочка, сама начала волноваться и от этого заговорила сбивчиво, как ей казалось непонятно для ребёнка:

- Аня, ты уже взрослая девочка и я хочу, чтобы ты поняла всё, что сейчас услышишь. Я хочу, чтобы ты знала и всегда помнила, что я очень люблю тебя и сделаю всё, чтобы тебе было хорошо. Ты должна понять доченька, что это теперь наш с тобой дом. Так получилось, что жить мы будем здесь. Я сделаю всё, чтобы мы были счастливы! Жить мы здесь будем одни, папа к нам не приедет. Ты ещё маленькая и тебе трудно понять почему?! Получилось так, что папы с нами не будет, но знай и помни, что он очень любит тебя! А когда ты вырастишь и станешь взрослой, может быть, захочешь его увидеть, я не буду возражать, я буду только рада.

Аннушка очень тихо заплакала, а Лена почувствовала облегчение, как будто освободилась от тяжёлого, непосильного груза. Она прижала к себе дочку и ласково добавила:

- Не плачь Аннушка, не надо, у нас с тобой всё будет хорошо! У нас с тобой есть новый дом, есть работа. Мы с тобой вместе и это самое главное! Поэтому постарайся принять всё, что случилась и спокойно отнестись к этому. Ты умненькая и уже достаточно взрослая девочка, чтобы понять всё, что с нами произошло. Несмотря ни на что, я верю, что у нас всё будет хорошо!

Лена покрепче прижав к себе Аннушку, улыбаясь и пытаясь подбодрить дочку, сказала:

- У меня для тебя есть ещё одна, но уже приятная новость!

Аннушка вытерла кулачком глаза и внимательно посмотрела на маму. Лена нежно вытирая пальцами слезинки на щеках дочери, улыбаясь, сказала:

- У тебя весной, когда пройдёт зима, родится братик или сестрёнка!

Аннушка радостно, почти закричала:

- Я хочу братика – Сашеньку!

Соскочила с дивана и весело обняла маму за шею. Лена поцеловала её, прижала к сердцу и почувствовала, что сегодня ей захотелось жить!

Глава 41

Как и обещала, через час, к ним на новоселье пришла Наталья Григорьевна. Она выставила на стол графинчик с содержимым красного цвета, тарелку с домашней солониной, целую большую чашку с пирогами разной формы и банку компота.
Лена удивлённо посмотрела на графин. Наталья Григорьевна поймав её взгляд, опускаясь на стул, хитро улыбаясь, проговорила:

- Что за новоселье без вина!

- Мне же нельзя!

- Это пить нельзя, а рюмочку домашней наливочки даже полезно!

Лена встала, налила дочери компот, поставила на стол две рюмки и села рядом. Наталья Григорьевна разлила вино рубинового цвета по рюмочкам и произнесла:

- С новосельем, девочки!

Чокнулись и, пригубив, обе поставили на стол почти полные рюмки. Наталья Григорьевна спросила:

- Как в школе дела? Познакомилась с учителями?

- Да и с учителями, и со своим классом познакомилась. Ребята мне понравились. У меня сегодня было всего два урока английского. С завтрашнего дня начнётся настоящая работа, будет уже четыре урока английского и две географии.

Наталья Григорьевна подкладывая Аннушке ватрушку с творогом, предложила:

- А ты Леночка, оставляй дочку дома, что её таскать за собой на работу. Я с удовольствием пригляжу за ней. Мы с ней уже подружились. Правда, Аня?

Девочка улыбнувшись, ответила:

- Да мама, я останусь! Мне с бабой Наташей интересно.

Лена растерянно ответила:

- Нам детский садик посоветовали?!

Наталья Григорьевна, продолжая уговаривать Лену, сказала:

- В садик? Сколько ей до школы? Одна зима осталась и стоит ли из-за семи месяцев заморачиваться? Каждое утро за три остановки увозить её, потом возвращаться в школу. Зачем тебе лишние хлопоты?!

Лена посмотрела на то, как Аннушка переглядываются с Натальей Григорьевной и сказала:

- Я, конечно, не возражаю! А Вам не в тягость будет?

- Да, ты, что Леночка?! Разве дитя может быть в тягость?

- Хорошо, Вы только скажите, сколько вам за это платить?

Наталья Григорьевна удивившись, взглянула на Лену и, качая головой, серьёзно сказала:

- Бог с тобой, Лена, какие деньги?! Я же говорю, что мне только в радость посидеть с ребёнком!

Вечер проходил тихо, без суеты. Сидя за чашечкой чая, женщины вели неспешную беседу. Аня рисовала свой новый дом. Лена, вспомнив, о красивом названии города, спросила хозяйку:

- Наталья Григорьевна, а почему ваш город называется Золотоозёрск? Здесь, что добывали золото?

- Нет, что ты, Леночка! Золота, никакого здесь никогда не было!

- А почему тогда такое название?

- Про то, есть старая притча или сказка, не знаю, как правильно говорить. У нас все её называют - «притча про купца».

- Расскажите, пожалуйста!

- Но она длинная?!

- Расскажите, Наталья Григорьевна, нам с Аннушкой очень интересно, правда, доченька?!

Девочка, поддержав маму, ответила:

- Да, очень!

Аннушка сказала и, отложив рисунок, придвинулась ближе к столу, в ожидании интересного рассказа. Удобно устроившись на стуле, Наталья Григорьевна, сказала:

- Но если охота, то расскажу! Расскажу, так как мне моя мама рассказывала, а ей её мама. Так из уст в уста и передавали, в общем, слушайте:

«Ехал купец по тракту в далёкие неизведанные края, налаживать торговые дела. Была осень. Проехал он уже много разных городов, деревень больших и маленьких. Уже впору было возвращаться домой, но его всё тянуло и тянуло вперёд. И вот в один из дней пути, он остановился, залюбовавшись видом круглого озера. Озеро лежало на дне большой лощины, и было круглое как блюдце. На противоположном берегу, стояла красивая, кучерявая берёзовая роща. Вода на озере была покрыта листьями, опадающими с пожелтевших берёз. От переливающихся на солнце жёлтых листьев, озеро выглядело как золотое – Золотое озеро!

Купец залюбовался, подумав, что такую красоту редко где увидишь. Обвёл озеро взглядом и увидел у рощи, на противоположном берегу, девушку, с длинными русыми волосами. Она стояла и смотрела на него. Он не видел её лица, было слишком далеко, но сердцем почувствовал, что она просто красавица! Задержав на ней свой взгляд, быстро спрыгнул с брички и спустился вниз. Обежал озеро, но девушки уже не было на том месте, где он её видел.

Купец долго бродил по роще в надежде найти красавицу, но поиски были напрасны, она исчезла. Уже смеркалось, с обоза начали кричать, звать его. Он поднялся наверх, сел в бричку, окинул ещё раз окрестности печальным взглядом и поехал дальше.

Всего в нескольких вёрстах от озера, была почтовая станция, там он и заночевал. Ужиная, купец пытался расспросить у почтаря о девушке, которую видел на озере. Но тот сказал, что незачем барину узнавать о ней, говорят, что в тех местах живёт старая ведьма с дочерью. Купец не поверил в эти сказки и, не прекращая думать о лесной красавице, не спал всю ночь. Дальше он не поехал, развернулся и отправился в обратный путь. Проезжая мимо озера, купец опять остановился и бродил по роще в надежде встретить красавицу. Но всё напрасно! Её не было нигде, и купец уехал».

Взглянув на Лену с Аннушкой и видя, что они слушают её рассказ с большим интересом, Наталья Григорьевна, продолжала рассказывать:

- «Прошла зима. Ранней весной у озера остановился большой обоз с людьми, лесом и провиантом. На склоне горы у самого озера начали строительство большой усадьбы, а хозяин каждый день бродил по роще. Это вернулся купец! Он решил осесть в этих краях и найти ту девушку, которая запала ему в душу и мысли о ней не давали ему покоя всю зиму.

Время шло, пролетели несколько месяцев. Усадьбу уже возвели. На берегу озера вырос крепкий пятистенок. Дом из крупных брёвен, с большим крыльцом, украшенным резными балясинами. У тракта построили бараки для рабочих. На время строительства они были без семей, поэтому жили в бараках. Позже, когда им поставили дома, приехали их семьи, и получилась целая деревня. Вот так и появилась сначала маленькая деревня, а позже уже вырос город.

Купец всё ходил и ходил в рощу. У того места, где он видел девушку был свободный сход к озеру. Она, наверное, здесь купалась? Тропинка от воды уходила куда-то в лес. Как купец не пытался найти, куда она идёт, не мог. Тропинка терялась в траве. На берегу озера, он облюбовал для себя место, где проводил многие часы в ожидании красавицы.

Нашёл там большой старый пень, приходил каждый день и сидел на нём, разговаривая с девушкой. Он рассказывал ей о себе, о своей жизни, о своей семье. Говорил о том, как запала она ему в душу, о том, что любит её больше жизни! От души выговорившись, он уходил, оставляя на пне узелок с продуктами. Долго он так ходил, но узелок оставался на пне нетронутым.
Закончилось лето. Начали осыпаться листья с берёз, с каждым днём всё больше и больше оголяя деревья, укрывая золотым покрывалом озеро. А купец неустанно ходил в рощу.

В один из дней оставленного узелка на пне не оказалось! Купец обрадовался и с ещё большим усердием начал клясться девушке в любви. Говорил о том, что будет любить её всю жизнь, не обидит ни словом, ни делом, ни помыслом! Но в ответ опять было тихо.

Он долго сидел молча, понурив голову. Не дождавшись ответа, поставил новый узелок на пень и поднялся уходить. Повернулся и увидел!

Она стояла на тропинке перед ним, такая царственно красивая. Одета девушка была в праздничный русский наряд. На голове красный, расшитый золотом кокошник, толстая русая коса лежала на плече. Красный кафтан богато расшит золотом, длинная красная юбка и из-под неё выглядывали красные яловые сапожки. Она стояла и смотрела ему прямо в глаза.

Долго они стояли молча, глядя друг на друга. Девушка зарделась, наклонила голову и поклонилась ему в пояс. Выпрямившись, не поднимая глаз, кротко, тихо сказала:

- Люб, ты мне, сокол ясный! Согласна, пойти за тебя.

Купец, онемев от счастья, шагнул вперёд и пал пред ней на колени. Обнял за стройный стан и заплакал, уткнувшись в неё, как ребёнок. Она гладила его по голове и приговаривала:

- Не плачь милый, я с тобой!

Обвенчались они в ближайшей церкви в деревне «Грязнуха» и зажили долгой, счастливой жизнью.
С тех пор и пошло это название «Золотоозёрск», потому что купец нашёл на этом озере своё золото, свою любовь!»

Наталья Григорьевна закончила длинный рассказ и все сидели молча. Лена вышла из оцепенения и спросила:

- А как же, говорили, что она ведьма?

- Какая ведьма? Враки всё это, травницей она была, травами людей лечила.

- И никто не знает, кто был этот купец?

- Нет, никто, а я что знала, рассказала. Ну ладно, засиделась я, Аннушке уже давно спать пора. Пойду. Так, что, завтра пойдёшь в школу, стукни мне. До свидания, покойной ночи!

Попрощавшись, Наталья Григорьевна встала и ушла к себе. Аня взглянула на маму и восторженно произнесла:

- Мама, какая интересная сказка!

- Да, доченька, очень интересная. Уже поздно, давай спать.

Лена уложила Аннушку, пока она засыпала, прибрала посуду и постелила себе. Рассказанная притча навеяла на неё грустные мысли. Она, долго лежала на подушке с открытыми глазами. Лежала и думала об Алексее:

- «Как мне будет тяжело, тоскливо жить без него, ведь я его так люблю! Как в очередной раз, грустно думать о том, что я стала ему не нужна. Что-то было у нас, в наших отношениях не так и, причём, с самого начала?! Я ведь чувствовала, понимала это и всячески старалась сделать всё для него, лишь бы ему было хорошо. А всё оказывается зря, всё напрасно! Сколько мне сейчас нужно приложить усилий, чтобы нет, не забыть, а простить его. Забыть я его никогда не смогу, потому что продолжаю любить, он был и останется моей первой и единственной на всю жизнь любовью! Главное, что нужно суметь сделать, так это постараться простить его. Мне нужно обязательно это сделать! «Легко быть гордым не любя!» Да, уж!
Мне кажется, что без него я просто умру, мне ничего не надо, моя жизнь теряет всякий смысл!

Так, стоп! Перестаньте, Елена Сергеевна! Это не конец света, а тем более жизни! Просто какая-то часть меня, моей души, моей судьбы, ушла вместе с ним. Ушла в прошлое, и оно была счастливым! Это всё было со мной, было целых семь лет! Семь лет счастья - это совсем не мала! Я буду думать о нём только хорошее, и вспоминать только хорошие моменты нашего прошлого, а сейчас мне нужно просто жить и попробовать наслаждаться жизнью.

Нужно отвлечься, чем-то занять себя, а главное свои мысли. Так будет легче. Жизнь продолжается! Мне нужно всё преодолеть, ради Аннушки, ради ещё не рождённого сына Алексея!»

Глава 42

Совсем забыв о жене и дочери, Алексей думал о своём счастливом будущем. Он думал о том, что к нему, в очередной раз, приезжает Марина. Приезжает его любимая женщина, мечта всей его жизни! В эту встречу, он запланировал сделать ей предложение руки и сердца. У него не было ни сомнений, ни колебаний! Он понимал, что не сможет без неё дальше жить, потому что очень любит и совершенно не сомневался в том, что она отвечает ему взаимностью. Ведь не раз он слышал как она шептала ему на ухо - «любимый, хороший мой». От этих слов ему хотелось петь и летать, осознавая, что он любим!

Алексей был уверен, что поступает правильно и ни единой минуты не колебался в своём решении разойтись с Леной. Если они с Мариной любят друг друга, значит им нужно быть вместе! Он не собирался откладывать это событие, мечтая о том, как радостна и счастлива будет Марина.

Подготовку к встрече с любимой женщиной, он тщательно продумал. Чтобы ничего не забыть составил список дел и покупок. Думая о ней, он мечтал:

- «Теперь с Мариной мы будут встречаться у меня на квартире. У нас будет свой дом, первый наш совместный дом! Хоть и съемная квартира, но отдельная и в любое время свободная».

Алексей начал основательно готовиться к их встрече. Навёл идеальный порядок в квартире и украсил её цветами, расставив их в гостиной и спальне. Для Марины купил и повесил в ванной белоснежный халат. Мягкие, красивые домашние шлёпанцы поставил в коридоре так, чтобы ей было удобно, сняв туфли, надеть их. На стол выставил конфеты и фрукты, шампанское лежало в холодильнике. Он совсем не умел готовить, поэтому купил всё в магазине. Оставалось только засунуть в микроволновку разложенные по тарелкам любимые Маринины бараньи рёбрышки и всё готово. Он специально объехал несколько магазинов, в их поисках. Разложив нарезки по тарелкам, посмотрел на них и расставил по полкам холодильника, решив, что не будет торопиться, выставлять всё на стол, мечтая о том, что они будут заняты и им будет не до еды.

Когда всё было готово, Алексей встал в центре комнаты и огляделся вокруг, удивлялся тому, что превзошёл сам себя! Ведь он никогда не убирался в доме, не ходил по магазинам за продуктами, а уж тем более не накрывал стол. В той его жизни, для него всё это делали, и он не задумывался над такими вещами, принимая всё как должное.

Вот что с человеком делает любовь! Когда любят только тебя - ты потребитель, сухой, неблагодарный потребитель. А когда любишь ты, то хочется отдать любимому всё, всё что есть у тебя! Сделать для любимого человека, казалось бы, невозможное, лишь бы ему было хорошо, а от того, что ему хорошо, ты счастлив и тебе хочется жить. Жить и совершать немыслимые поступки!

В общем, к их встрече с Мариной, Алексей приготовился основательно! Последнее и самое радостное для него, это была покупка кольца для любимой. Он очень долго выбирал и наконец, увидел то, что как ему казалось, подходит больше всего. Это было красивое кольцо с маленьким бриллиантом. Он вертел его, рассматривая и думал, что именно такое будет красиво смотреться на длинных, очаровательных пальчиках Марины.

Она позвонила. Алексей судорожно схватился за телефон и, услышав в трубке её голос, от счастья даже замер. Марина быстро сказала:

- Я приехала!

- Маришь, любимая, почему не позвонила? Я бы встретил!

- Зачем, не надо меня встречать, я на такси. Лучше продиктуй водителю свой новый адрес.

Услышав басовитый голос таксиста, продиктовал ему адрес. В трубке раздались гудки. Волнение захлестнуло Алексея, он не мог спокойно сидеть и ходил по комнате, с нетерпением заглядывая в окна. Не зная чем себя занять, поправлял цветы в вазах, передвигал выставленные на стол угощения. Суетясь, вытащил их холодильника шампанское, открыл его, чтобы вышли пузырьки, которые не очень любит Марина и поставил на столик.

Раздался звонок. Он вздрогнул, хотя и ждал его с нетерпением. Кинулся в прихожую и широко распахнул незапертую дверь. Марина - красивая, обворожительная стояла и, улыбаясь, смотрела на него. Он, замер в проходе, восхищаясь любимой женщиной.

Немного постояв, она весело спросила:

- Может, впустишь?

Смеясь и не дожидаясь ответа, шагнула через порог. Алексей поспешил отойти в сторону, пропуская её. Бросив в прихожей сумку и туфли, не обратив внимания на шлёпанцы, она босиком шагнула в комнату. Прошлась по всей квартире, осмотрелась, села на диван у накрытого стола и, закинув ногу на ногу, сказала:

- Неплохо, мне нравится!

Алексей суетливо ходил вокруг стола, пододвигая ей вазу с фруктами и конфеты. Наливая шампанское в высокие фужеры и, стараясь сдерживать радостное волнение от этой долгожданной встречи, сказал:

- Да, Марина, у нас с тобой теперь есть свой дом!

Она следила, как Алексей разливает шампанское по фужерам и у него еле заметно дрожат руки, улыбнулась и спокойно сказала:

- Ну, допустим, не свой дом, а всего-то на всего, съёмная квартира!

Он расстроился, подумав, что ей не понравилось, и огорчённо сказал:

- Пусть съёмная квартира, это всё-таки лучше, чем в гостинице! Мы можем провести здесь столько времени вместе, сколько захотим! Можно вообще никуда не выходить, у нас уйма времени.

Сказал так, думая о предстоящем разводе и о своей свободе. Но говорить об этом не стал, промолчал. Решил, что завтра утром всё расскажет Марине, и они вместе решат, как будут жить дальше.

Она прервала его мысли, равнодушно сказав:

- Я всего на два дня, так что советую, не теряя времени наконец-то дать мне шампанского!

Алексей замер. Расстроенно глядя на Марину, с нескрываемой досадой, спросил:

- Как на два дня?!

Марина, улыбаясь, ответила:

- Не переживай милый, увидимся ещё и не раз! А у меня работа, не забывай, что это очень важно для меня.

Она пододвинулась на краешек дивана и, не дождавшись, взяла из рук опешившего Алексея бокал с шампанским и, чуть прищурив глаза, произнесла:

- Давай выпьем, и ты расскажешь, как жил без меня.

Навалившись на спинку дивана, глядя на него немного прикрыв глаза, почти пропев, спросила:

- Скучал, милый?

С замиранием сердца, Алексей ответил:

- Да, я очень скучал! Я так ждал тебя, любимая! Ты не представляешь, как я скучал и как мечтал о тебе!

Он поставил бокал на столик и как оголодавший зверь, кинулся к Марине. Она сначала смеялась, шутливо пытаясь вырваться из его объятий, а потом поддалась его натиску и затихла.

Утром, Алексей с Мариной встали поздно. За завтраком он планировал сделать ей предложение, а вечером в ресторане отметить это событие. Он был очень взволнован и с нетерпением ждал любимую.

Марина вышла из душа в белом халате и в мягких шлёпанцах. Прошла к столу и сев на мягкий диван, взяла чашечку с горячим кофе. Алексей пододвинул к ней тарелку с бутербродами. Выбрав небольшой бутерброд с красной икрой и медленно, маленькими кусочками откусывая от него, она не глядя на Алексея, не спеша, ела.

Не сводя с неё глаз, он вытащил из кармана красную коробочку и поставил перед Мариной. Молча, затаив дыхание, следил за ней. Увидев коробочку, она удивлённо взглянула на Алексея. Медленно, ещё ближе, он пододвинул её. Она вытерла руки салфеткой и взяла коробочку. Без особого трепета, быстро и уверенно открыла и достала кольцо. Надев на палец, улыбаясь, произнесла:

- Это мне, подарок? Спасибо, очень красивое!

Марина вертела рукой, любуясь переливами камня, и не торопясь отпивала кофе. Алексей, счастливо улыбаясь, не отрывая от неё взгляда, произнёс:

- Марина, выходи за меня замуж!

Она поперхнулась и пролила кофе на халат. Вскинув глаза, рассержено ответила:

- Ты, что с ума сошёл? Мне кажется, ты женат?!

Поставив на стол чашку, и отряхивая кофе с халата, отвернулась от него и стала очень сердитой. Но Алексей не замечая её недовольства, радостно сообщил:

- Я подаю на развод, развожусь с женой и хочу жениться на тебе!

Сказав о своих намерениях, он замер, ожидая радости и восторга от Марины. С нетерпением, но полной уверенностью, ждал ответа.

Холодно посмотрев на него, она сухо ответила:

- Ты что, спятил?! Какое женюсь?! Мы, кажется, об этом ничего не говорили?

У Алексея с лица сошла улыбка, он сидел обиженный и растерянный. Она взглянула на него и чёрство сказала:

- И нечего обижаться!

Оторопев, он спросил:

- Но я думал, что ты этого хочешь?!

Взглянув на него, Марина сухо ответила:

- Нужно было сначала, хотя бы у меня спросить, хочу я или нет этого в действительности?! А то, он думал! Господи, Лёша, ты как ребёнок!

- Марина!

Она встала с дивана, намереваясь уйти в комнату. Алексей в испуге сполз на пол и встал на колени у неё на пути. Схватил за руки и продолжал возбуждённо говорить:

- Но Марина, мы же любим друг друга и нам так хорошо вместе?

Она стояла глядя на него сверху вниз и на её лице была какая-то незнакомая Алексею улыбка. Качая головой, Марина рассерженно произнесла:

- Зря ты, Лёша всё это затеял! Мы могли бы ещё долго радовать друг друга, а теперь нам придётся расстаться.

Она попыталась высвободить свои руки, но он не отпускал. Переступая с колена на колено, Алексей растерянно спрашивал:

- Но почему, Марина, почему?!

- Потому что я замужем и менять что-то в своей жизни не планирую!

Алексей отпустил её руки и опустился на пол не в силах встать. Продолжая смотреть на неё, в ужасе спросил:

- Как замужем? А я, как же я?
Чуть не плача, он смотрел на неё. Марина ухмыльнулась и ответила:

- Ты, Лёша, неплохой мужик, но замуж за тебя я не собиралась! Меня устраивали наши с тобой отношения. Меня как раз и устраивало то, что между нами нет никаких обязательств. Так что поторопился ты с разводом! Но ничего, поверь моему опыту, жёны быстро прощают своих блудливых мужей.

Отойдя от него, она резко сказала:

- Всё! Я уезжаю, больше мне здесь нечего делать, а кольцо я оставлю себе на память!

Алексей смотрел на неё в ужасе. Марина вышла из комнаты и, уйдя в спальню, не обращая на него внимания, начала переодеваться. Он следил за ней, жадно ловя каждое движение. Громко, чтобы она услышала, в отчаяние спросил:

- Что же мне теперь делать? Я не смогу без тебя жить, ведь я люблю тебя!

Она остановилась, взглянула на него и с той же незнакомой ему ухмылкой, ответила:

- Лёша, какая любовь, у нас с тобой просто был хороший секс и всё! И меня это вполне устраивало, а ты со своим браком и разводом всё испортил. Дурак, ты Лёша, что я могу ещё сказать!

Алексей, в ужасе от происходящего и, не желая это принимать, медленно поднялся с пола и сел на диван. Не моргающими глазами продолжал следить за любимой женщиной, не веря в то, что она уходит. Но Марина, не обращая на него внимания, полностью оделась, огляделась и, выйдя из комнаты, пошла в прихожую.

Алексей, не веря в то, что она сейчас уйдёт, с надеждой смотрел на неё. Дрожащим голосом, потерянно спросил:

- Что же мне теперь делать?

Марина остановилась, взглянула на него и, безразлично улыбаясь, бросила в ответ:

- Бежать к жене и просить прощения!

Алексей, пытаясь что-то понять, в недоумении спросил:

- Подожди! Умоляю, объясни - почему?
Она остановилась. Задумалась. Немного постояв, вернулась к дивану. Опустилась на его краешек и, глядя на Алексея, совсем незнакомыми ему глазами, отчуждённо сказала:
- Просто мне скучно! И с тобой я находила небольшие радости для себя. У меня очень хороший муж, взрослый сын, большой дом. Как говорится полная чаша. Только мне скучно!
- А твоя работа?
Ухмыльнувшись, Марина ответила:
- Наивный ты человек, Лёша! Какая работа? Я в своей жизни, ни одного дня не работала. Вышла замуж сразу после школы и всё! А встретились мы с тобой совершенно случайно. Я была в том городе на очередном свидании такого же воздыхателя, как и ты.
- Ты тогда была ещё с кем-то?
- Да, Лёша! Но подвернулся ты: приятный, услужливый вот я, можно сказать, и клюнула. А там и закружилось всё.
- Ты встречалась сразу с двумя?
- Да! Утром с одним, а после обеда с другим.
- А как же твой муж?
- Нормально! А если быть честной до конца, то это он меня заставил изменять ему!
Искренне удивившись, Алексей спросил:
- Как это?
- Очень просто! Я рассказываю ему про все мелочи и нескромные детали своих свиданий. Он от этого возбуждается! Ему очень нравится слушать и расспрашивать обо всех тонкостях и подробностях.
Сморщившись, Алексей сказал:
- Фу, какая гадость! Ты что и про нас ему рассказывала?
- Конечно! Чем наши с тобой отношения отличаются от всех остальных?! Мой муж знает всё, даже такие пикантные подробности как то, что у тебя есть шрам от аппендицита.
- Кошмар какой?! Марина и тебе нравится такая жизнь?
- Сначала было противно, потом привыкла. Главное у меня полная свобода и сколько хочу, столько трачу на эту свободу денег!
- Марина, а как же любовь?!
Она, приподняв красивые брови, улыбаясь, посмотрела на него и, не скрывая своего цинизма, ответила:
- Любовь?! А ты-то сам, что знаешь про любовь? Где она любовь?! Или ты, в самом деле, думаешь, что любишь меня?! Да-к вот я тебе могу точно сказать, что – нет, не любишь ты меня! Просто появилась смазливая бабёнка, умеющая завести, и что? Бросил ты свою жену и кинулся с головой, но не в любовь, а в удовольствие. Вас мужиков очень легко увести из семьи, от жены и даже от детей, стоит только немного интереснее себя преподнести. И всё! Видел, как складно получается не только в результате, но и в словах? Вы думаете, что если хороший секс, то и жизнь будет хорошей? Нет, она будет только сладкой и то, какое-то время, потом надоест. Поверь мне, надоедает и это тоже!
Алексей, сморщив лицо, до боли свёл брови и молча слушал. Марина, вздохнув, продолжала говорить:
- А вот чтобы найти настоящего человека - это такой труд и такое счастье! Человека, который ради тебя пожертвует собой, отдаст себя полностью без остатка, и при этом ничего не требуя взамен. У меня было много мужчин, может быть даже очень много, иногда я встречалась сразу с несколькими, как вначале с тобой, но ни один из них так и не познал, что такое настоящая любовь! Все они что-то искали, при этом теряя то, что было настоящим!
- Марина, но я же люблю тебя?!
- Нет, Лёша, тебе это лишь только кажется! Только вдумайся как, через, что ты полюбил меня?
Она пристально смотрела на Алексея. Видя, что он понимает, о чём она говорит, продолжала:
- Что молчишь? Понимаешь, что полюбил ты меня через удовольствие. Ты не знаешь, кто я, что я, а готов бросить всё. Всё, что строил с женой много лет! Дурак, ты Лёша, впрочем, как и большинство из вас. Не цените вы того, что рядом с вами, всегда куда-то рвётесь, бежите, о чём-то мечтаете. А вы опуститесь на землю и посмотрите вокруг себя! Может быть, как раз рядом с вами и есть то настоящее, неподдельное золото!
Марина вздохнув, смотрела на печально сидевшего Алексея, и устало сказала:
- Всё, узнал почему! Теперь я ухожу. Прощай!
С грустной улыбкой она встала и прошла мимо Алексея, не говоря больше ни слова. Не оборачиваясь в его сторону, обулась, взяла сумку, открыла дверь и ушла. Входной дверью почему-то так стукнула, что Алексей вздрогнул. Подумав, что так она ставит точку в их отношениях.
В квартире стало тихо. Какое-то время он слышал, как стучат каблучки по лестнице, потом всё стихло. Долго сидел, не шелохнувшись, прислушиваясь, ловил каждый звук, судорожно думая о том, что Марина пошутила и сейчас вернётся. Но ничто не нарушало тишину. Он нащупал на столе телефон, включил его и, глядя на экран молча сидел, читая сообщения, в надежде, что найдёт непринятый входящий звонок от Марины. Не найдя ничего, набрал номер её телефона. В трубке послышались длинные гудки, он ждал. Ожидания его прервались короткими гудками, она сбросила звонок. Он набрал ещё раз, но из трубки уже доносился голос, говоривший, что абонент не может ответить.
Алексей долго сидел, не шевелясь, потом взял бутылку шампанского, обливаясь и захлёбываясь, допил её. Когда она опустела, зашвырнул в дальний угол комнаты и с горечью произнёс:
- Она меня просто использовала, а я, дурак, влюбился как мальчишка, первый раз в жизни по-настоящему! Как же больно-то! Почему? Как теперь жить без этой любви, без неё, без Марины? Что я наделал?!
Алексей закрыл глаза и, повалившись на диван, завыл от досады и горя.
Он пил целую неделю, не выходя из дома, на работе предупредив секретаря, что заболел. Тогда, Алексей в первый раз подумал о том, что больше ему предупреждать некого. Оказывается, он никому не нужен, он остался один!
Через неделю закончилось спиртное, холодильник опустел полностью. Качаясь и спотыкаясь о пустые бутылки на полу, Алексей вошёл в ванную. Увидев своё отражение в зеркале, ужаснулся. Покачав головой, сипло произнёс:
- Да, брат, надо прекращать пить, пора приводить себя в порядок!
Умывая опухшее лицо холодной водой, думал:
- «Что же теперь делать? Тебя оскорбили, унизили, заставили страдать. Об тебя попросту вытерли ноги, но тебе нужно жить дальше. А жить с этим ощущением, так противно! Получается, Марина искала развлечений, ей просто скучно жилось. А ведь казалось, что она искренне любит меня?! Такая ласковая, нежная. Стоп! Хватит! Хватит мечтать, всё закончилось! Тебя не любили, а временно тобой попользовались и неизвестно, как это долго продолжалось бы. А и в самом деле, интересно, сколько бы всё это продолжалось, если бы я не вылез со своим предложением? Хищница! Пожирательница мужских сердец!»
Он скоблил бритвой заросшую щёку и, продолжал зло думать:
- «Сколько у неё таких дураков, как я? Она сказала, что очень много. Как я ошибся, решив, что именно она моя половинка, моя единственная на всю жизнь любовь! Как мне выбраться из этого ада, я ощущаю себя загнанной волком, растерзанным и униженным. Мне нужно её как-то забыть, я больше не буду о ней думать, даже вспоминать! А как?! Как не вспоминать то, что произошло со мной?! Нужно начать всё сначала. Нужно забыть её и попробовать наладить всё, что я сломал!»
Глава 43
После недельного отсутствия, Алексей вышел на работу. Секретарь встретив его, со вздохом сказала:
- Алексей Иванович, как вы переболели, какой бледный!
Он посмотрел на неё, пытаясь понять, говорит она серьёзно или смеётся над ним, но девушка была искренне озабочена его состоянием. Не дождавшись ответа, она спросила:
- Может чай, кофе?
Он коротко ответил:
- Кофе и без сахара, пожалуйста!
День отработал с большим трудом. Не мог включиться в рабочий процесс, что-то делал, что-то отвечал, но всё мимо головы. После работы зашёл в магазин за продуктами и поехал к себе на квартиру. Убрал все следы недельного запоя и решил позвонить родителям.
Мама ответила так быстро, что он даже вздрогнул:
- Да слушаю!
- Мам, это я!
- А, Лёша! Давно тебя не слышали, как дела, когда приедешь?
- В эти выходные, приеду на все дни. Подумай что привезти, потом ближе к выходным продиктуешь.
Алексей попрощался и, отключив телефон, в первый раз за все эти дни задумался о той ситуации, в какой они оказались. Оказались по его вине! Всё-таки зря он так поторопился. Он никак не ожидал, что Лена просто встанет и сразу же уйдёт из его жизни, без расспросов и выяснений. Алексей думал, что сначала они разведутся, потом решат вопрос о том, где Лена с Аннушкой будут жить, как он будет им помогать материально. Думал, что всё устроится, и они будут жить каждый своей жизнью. А Лена быстро нашла выход для них обоих! При других обстоятельствах, если бы он женился на Марине, это было бы самое лучшее решение вопроса. Но сейчас?!
Убирая квартиру, думал о жене и дочери, бурчал вслух:
- Да, надо было по-другому всё сделать! Нужно подумать об этом, о том, как можно исправить то, что я сломал. Оказывается, я совсем не знал свою жену. Я совсем её не знал! Ждал скандалов, истерик, а она просто взяла и исчезла из моей жизни. Лена, я оказывается тебя и не знал, и самое страшное, что и не пытался узнать. Отгораживался от тебя, от дочери, от семьи. Жил думая только о себе! В чём-то Марина права. Не ценим мы то, что рядом, всё ищем чего-то. И то, что я дурак – это точно!
Он долго сидел на диване, с грустью думая о том, что натворил и решил выбрать время и съездить к Лениной хозяйке, чтобы что-нибудь узнать о них. После принятого решения быстро встал и начал тщательно наводить порядок в квартире.
За несколько дней он пришёл в норму. Начал активно работать, ещё с большим рвением и желанием. Ему казалось что, работая, он сможет совсем не думать о Марине. Но мысли к ней всё-таки возвращались, он гнал их от себя, а они, как тараканы, лезли в голову. Он даже пробовал несколько раз ей позвонить, но телефон был отключён.
Прошло несколько дней. Сидя на работе за своим столом, Алексей задумался и в очередной раз, за последние дни, сказал себе:
- Надо же, сегодня я совсем ни разу не вспомнил Марину и мне не хочется о ней думать. Всё кончено, я смогу забыть её!
Алексей уговаривал себя и, чтобы отвлечься, решил возобновить отношения с одной из старых знакомых. Он только позвонил и уже через час, у него была гостья. Алексей немного расслабился, отвлекся и почувствовал, что жизнь возвращается в обычное русло. Сейчас при воспоминании о Марине он уже не чувствовал сердцем такой боли и обиды. Он только очень жалел, что так случилось, о том, что встретил её и так поторопился в своих чувствах.
В выходные он набрал по списку всё, что заказала мама, и поехал домой. Дорогой, неся большие пакеты, решил, что пора покупать машину, тем более планы на это были.
Родители встретили его в столовой. Они уже немного успокоились и на него смотрели добрее. Мама даже пыталась улыбнуться, а отец, продолжая сердиться, поглядывал молча.
Алексей пронёс тяжёлые пакеты на кухню. Мама, разбирая их, с горечью произнесла:
- Лёша, зачем так много накупил всего? Я столько не заказывала, мы же теперь с отцом вдвоем!
Не договорив, она замолчала, чтобы не расплакаться. Отец посмотрел на неё и опустил глаза в бокал с чаем. Разобрав продукты, Вера Анатольевна присела к столу, наблюдая за сыном. Смотрела и ужасалась, как он изменился: осунулся, почернел, глаза потускнели. Ей показалось, что он даже постарел за это время! Её, всегда энергичный и весёлый сын очень страдает, страдает от того, что уехала Лена, и она ничем не может ему помочь.
Вздохнув, мама тихо спросила:
- Сынок, а новостей никаких нет?!
Алексей посмотрел на её озабоченное, взволнованное лицо и понял, что она спрашивает о Лене с Аннушкой. Стараясь не смотреть ей в глаза, ответил:
- Нет, мама! Лена же симку оставила, а какой у неё сейчас номер телефона я не знаю.
Отец сидел за столом и слушал, но не принимал участие в разговоре. Мама с надрывным вздохом спросила:
- И как же теперь, ведь прошло уже две недели?!
- Не знаю? Но я обещаю вам, что что-нибудь придумаю!
Мама скороговоркой проговорила:
- Ну, вот и ладненько, сынок, вот и хорошо!
Быстро встав, она вернулась к плите, чтобы скрыть слезы. Отец посмотрел на её вздрагивающую спину и понял, что она опять плачет. Не переставая плачет уже много дней подряд! Он понимал, как ей тяжело, ведь она так полюбила Лену, относилась к ней как к родной дочери и ей очень больно от того что её нет рядом. А их внучка Аннушка - это сокровище, которое от них просто оторвали без жалости и сострадания, насильно, жестоко. Умом не понять - зачем, почему? А уж сердцу вообще ничего не объяснишь, оно просто болит и рвётся на кусочки!
В этот вечер разговоров о Лене больше не было. Они молча поужинали, и Алексей пошёл к себе. Поднялся наверх, ноги сами понесли в детскую. Вошёл, включил свет и сел на кровать дочери. Обвёл взглядом комнату. Игрушки мама расставила по полкам, по своим местам. Любимая Аннушкина кукла «Соня» сидела на столе и смотрела Алексею прямо в глаза. Ему стало не по себе. В первый раз за все эти дни он с тревогой и беспокойством, наконец-то, подумал о жене и дочери:
- «Где же вы Лена, Аннушка?! Что с вами сейчас? Хорошие мои, простите меня дурака!»
Чем больше он думал о них, тем больше его охватывало беспокойство. С надеждой он думал:
- «Надо поискать в столе телефон или адрес Юльки, может быть через неё, что-нибудь узнаю!»
С этими мыслями он пошёл спать. Лёг, но долго не мог уснуть. Лежал глядя в темноту и думал о том, что случилось. Случилось из-за него, по его вине. Вздыхая он ещё, и ещё раз говорил себе:
- Куда спешил, зачем? Ведь всё было нормально, отлажено. Зачем развод, ну погулял бы как обычно, а дальше было бы видно. Влюбился он, понимаешь ли! А кому нужна была твоя любовь?!
Тяжело вздохнув, продолжал рассуждать:
- Лене! Только жене и дочке нужна была твоя любовь, а ты этого не понял, не оценил. Ведь за все семь лет, что мы прожили с ней она ни разу ни то, что предъявила мне обиды или какие-то претензии, она даже ни разу не посмотрела на меня без улыбки. Она, только она, любила меня по-настоящему, так как сказала Марина – без оглядки, ничего не требуя взамен. Даже те девчонки, с которыми я встречался, всегда что-то требовали от меня, а Лена никогда! Какой же я дурак! Променял Лену на очередную финтифлюшку.
Ночь была беспокойной, утром он встал с тяжёлой головой. Не спускаясь вниз, начал искать в столе телефон или хоть какие-нибудь записи Лены. Но ничего не нашёл. Закрывая стол, пробурчал:
- Надо же, нет ничего! Она забрала всё до мелочей, как будто её здесь и не было никогда. Господи, как я её обидел!
Тяжело вздохнув, Алексей пошёл в столовую. Родители уже позавтракали и пили чай. Мама, услышав, что он спускается, повернулась к нему. Подходя к столу, стараясь не показывать своего настроения, он произнёс:
- Доброе утро!
Вставая со стула, мама спокойно спросила:
- Здравствуй сынок, что будешь кашу или яичницу?
- Давай кашу, сто лет не ел!
Алексей сел за стол напротив отца. Отец пристально глядя на сына немного подождал и спросил:
- Что решил, сын, как будешь жить дальше?
Он молчал, потому что и сам не знал, как теперь будет жить и что будет дальше. Он всё сломал! Всё, что ценное было в его жизни, в жизни его родителей он разрушил. Разрушил, только одним словом! Он понимал, что совершил большую ошибку, а как её исправить не знает.
Алексей побоялся сказать об этом вслух, чтобы не расстраивать родителей. С болью думал о том, что у него не будет возможности исправить всё быстро, понимая, что Лены нет ни на квартире, ни у Юли. А где она ещё может быть, он даже не предполагал?! Ведь он совсем не знал, с кем она общалась и вообще чем жила помимо семьи. Он только сейчас понял, что о жене вообще ничего не знал и совсем не стремился к этому. Он всю жизнь думал только о себе, о том, чтобы ему было хорошо и удобно, а Лена?! А Лена у него, в его жизни, была даже ни на втором месте, а где-то дальше.
Отец, в ожидании ответа, пристально смотрел на сына. Немного подождав, опять спросил:
- Развод будешь оформлять?
Алексей задумался, медленно помешивая кашу ответил:
- Нет!
Он сказал это вслух, а про себя подумал:
- «А зачем теперь, ведь нет, той Марины, которую я любил? И вообще её нет, да и не было никогда!»
Так быстро вспыхнувшая любовь, сожгла не только ему сердце, но и все мосты к жене и дочери. Потеряв голову от никому не нужной любви, он совсем лишился рассудка. Как обидно, что всё произошло именно так, как произошло! Он вздохнул и постарался думать о чём-то другом. Но думать о Лене с дочерью, оказалось ещё тяжелее. С Мариной он чувствовал себя жертвой, а с Леной палачом, и с тем, и с другим, оказывается, очень тяжело жить!
Алексей долго, молча ел, думая обо всём, что натворил. Не отрывая глаз от тарелки, произнёс:
- Я искал в столе новые координаты Юльки, но ничего не нашёл. Хочу попробовать съездить к её матери. Может быть, на месте вспомню, где она живёт, я был там один раз, на их свадьбе с Серёгой.
Обрадованно мама проговорила:
- Вот и хорошо, сынок, вот и ладно!
Встала и быстро отошла к плите помешать уже остывшую кашу. Отец посмотрел ей вслед и вздохнул.
Алексей доел и, отодвинув пустую тарелку, сообщил родителям:
- Хочу купить машину, надоело ходить пешком.
Ставя перед ним кофе, немного успокоившаяся мама, спросила:
- А жить ты, где будешь, может, вернешься домой?
Алексей взглянул на неё с жалостью и сочувствием. Он только сейчас понял, как сделал ей и отцу больно. Виновато глядя на маму, постарался, как можно ласковее ответить:
- Пока нет. Мам, не обижайся, пожалуйста! В городе удобнее, работа рядом, домой буду приезжать по выходным. Первое, что я начну делать так, это искать Лену с Аннушкой.
Отец строго взглянул на него и также строго сказал:
- Смотри, поступай так, как тебе удобнее. Только держи нас в курсе, если будут новости о нашей дочери и внучке!
Он пристально глядя на сына, нарочно, отчётливо, внятно произнёс последние слова. Алексей поднял голову и широко открытыми глазами, растерянно посмотрел на отца. В голове всё закружилось, побежало. Он так сильно сжал чайную ложечку, что побелели пальцы. Они с отцом какое-то время смотрели друг другу в совершенно одинаковые глаза и этим взглядом, всегда молчаливый отец, так много сказал сыну! Он так доходчиво дал понять Алексею, что он жестоко, бесцеремонно воткнув нож в их сердца, нанес им не заживающую, кровоточащую рану, и пока Лена с Аннушкой не вернутся домой, эта рана не заживёт и не затянется!
Чтобы жена опять не расплакалась, он повернулся к ней и ласково добавил:
- Спасибо, Верочка! Всё было очень вкусно. Я у себя.
Вставая из-за стола, не глядя больше на сына, пошёл в свою мастерскую. Алексей, провожая его взглядом, вдогонку ответил:
- Да, конечно, как только будут новости, я обязательно сообщу! Обещаю!
Алексей очень хотел дать им надежду, чтобы хоть немного успокоить, но у него не было ни сил, ни слов для этого. Наблюдая за мамой потихоньку, чтобы она не заметила, ругал себя за то, что столько горя принёс им своим необдуманным поступком. Всегда такой рассудительный, умный, а натворил таких дел, что теперь не знает, как их исправить!
Глядя на маму с тревогой и болью, Алексей тихо произнёс:
- Мама, прости меня! Прости, пожалуйста! Я сам не знал, что так получится. Просто это какое-то затмение, наваждение. Я как с ума сошёл, ничего не видел и не слышал вокруг себя?!
Алексей замолчал, сжав виски руками. Мама подсела поближе и печально смотрела на сына, понимая, что он тоже страдает. Алексей разволновавшись, продолжал говорить:
- Я думал, что вот она, настоящая! Такая любовь, о какой в книжках пишут, кино снимают. А всё оказалась фальшью, обманом!
Он повернулся к печально смотревшей на него маме, взял за руки и с глазами полными слёз произнёс:
- Я обещаю вам, что буду искать Лену с Аннушкой, до тех пор, пока не найду. И ни одна женщина в мире не помешает этому!
Он наклонился поцеловать матери руку, она погладила его по голове, и он не выдержал, уткнулся в неё и заплакал. Заплакал первый раз в жизни! Она гладила его по голове, по щекам бежали слёзы, но с каким-то покоем в душе, произнесла:
- Не плачь сынок, не надо! Тебе сейчас потребуется много сил и терпения, чтобы найти их. Главное, что ты понял, понял свою ошибку! А что касается меня, так ты мой сын, и какой бы поступок ты не совершил, ты всегда останешься моим сыном, и я всегда буду любить, и принимать тебя таким, какой ты есть. И на отца не обижайся, он очень переживает за Лену с Аннушкой. Вот у кого тебе придётся просить прощения, так это у них! Главное найти их, а там всё остальное?! Лена добрая и не злопамятная, она простит тебя, да я думаю, что уже простила. Только ей больно и обидно, что ты так поступил с ней. Я в жизни много видела разных семей, разных женщин, но чтобы так самозабвенно, с таким самопожертвованием любить мужа и семью, редко встречала. В твоих руках было настоящее сокровище, настоящее золото, а ты не оценил. В этом есть и моя вина, я не сумела научить тебя этому!
Они ещё долго сидели за столом, прижавшись, друг к другу. Мама уже перестала плакать и с надеждой в голосе сказала:
- Завтра, первое с чего начни - это съезди к её бывшей хозяйке. Если там их нет, то попробуй хоть что-нибудь узнать у мамы Юли.
- Да, я так и хотел сделать.
- Будем надеяться, что они там?! Господи, как я хочу, чтобы они были там!
Мама говорила спокойно, она и в самом деле, успокоилась, ведь у них появилась надежда!
Обстановка дома, родители, подействовали на Алексея так, что он совсем перестал думать о Марине, его мысли были обращены только к Лене и дочери. Он судорожно, без остановки, как робот думал только об одном:
- «Лена, дай о себе хоть какую-нибудь весточку, где ты, что с тобой? Аннушка, доченька, я так скучаю по тебе, по твоему звонкому голосочку! Всё ли у вас хорошо, здоровы ли вы? О Боже, как тяжело-то!».
С этими мыслями он встал из-за стола и сказал:
- Мам я, наверное, поеду.
Удивлённо посмотрев на него, она спросила:
- Ты же хотел на все выходные?
Но, посмотрев на сына, поняла и тихо добавила:
- Поезжай, сынок, поезжай!
Глава 44
Вернувшись в город, не заезжая на свою квартиру, Алексей проехал к дому, где Лена снимала квартиру до их свадьбы. Подойдя к калитке, остановился и, пытаясь что-то разглядеть, смотрел на окна. Но там, в доме за окнами и в ограде было тихо. Алексей подошёл, как когда-то, встал напротив Лениного окна, в надежде, что сейчас она увидит его и выскочит, прыгнет ему на шею и, подставив щёку для поцелуя, будет весела и счастлива. Но всё было тихо.
Он долго так стоял, пока не услышал за спиной женский голос:
- Кого ищем, молодой человек?
Алексей повернулся и, увидев хозяйку дома, произнёс:
- Здравствуйте, Валентина Васильевна!
Она, пристально всматриваясь в его лицо, сказала:
- Постой-ка, постой-ка! Вы Алексей? Муж Леночки? Я не ошиблась?
- Да это я!
Она прошла мимо, открыла калитку и, поглядывая на него с недоверием, сказала:
- Заходите! Раз пришли, значит, что-то случилось?!
Закрыв за ним калитку, прошла вперёд. Алексей, с трудом передвигая ноги, шёл следом. Войдя в дом, Валентина Васильевна пригласила его к столу. С беспокойством опустилась на стул и с волнение спросила:
- Рассказывайте, что случилось с Леной?
Алексей посмотрел на неё и вместо ответа спросил:
- Её у вас не было?
- В смысле?
- Мы поссорились, и она с дочкой куда-то уехала.
Внимательно глядя на Алексея, как будто пытаясь понять, что произошло между ними, Валентина Васильевна, с пониманием качая головой, сказала:
- Думаю, что не просто поссорились?! Вы молодой человек, наверное, её очень сильно обидели?
Алексей сидел молча, опустив глаза. Он не в силах был признаться, что хозяйка понимает истинную причину конфликта. Она пристально смотрела на него и, без слов поняв, что оказалась права, не стала больше задавать вопросов. С сожалением покачала головой и сказала:
- Зря вы так с Леной. Очень сильно нужно было её обидеть, если она уехала. Простую обиду она бы стерпела, простила. Лена добрая, очень терпеливая девочка и умеет прощать. Это очень редкое качество, потому что уметь прощать - свойство сильных людей, слабые никогда не прощают! А она сильная, очень сильная, хотя и кажется беззащитной!
Замолчав ненадолго, в ожидании ответа, Валентина Васильевна внимательно смотрела на Алексея но, не дождавшись ни слова, с укором продолжила говорить:
- Ладно, что уж сейчас, после драки кулаками махать! Не было её у меня, раз сразу не приехала, теперь, наверное, уже не приедет. Оставьте номер телефона, если что узнаю, позвоню. Но не гарантирую! Если Лена попросит молчать, я вам ничего не скажу. Не обессудьте!
- Спасибо и на этом! Если, вдруг появится, скажите, что я ищу её, что очень хочу найти и попросить прощения. До свидания!
Оставив на столе визитку, Алексей вышел. Осмотрелся по сторонам и медленно побрёл на остановку.
Сил больше не было ни на что, и Алексей поехал к себе на квартиру. Войдя, он не раздеваясь, прошёл в спальню и упал на кровать. Все предыдущие ночи он гладил кровать руками, разводя их кругами, по гладкому покрывалу, вспоминая нежную, бархатную кожу Марины, а сейчас он, сжав покрывало в кулаки, громко рыдал и рвал зубами нежную, шёлковую ткань.
Утром Алексей проснулся рано. Встал, умылся, переоделся и сел к компьютеру. Он занялся поисками машины, и уже через три часа поехал оформлять покупку. Обкатывая машину, съездил к дому, где жила мама Юли. Долго ходил по двору, вспоминая в какой подъезд нужно входить. Не припомнив, опустился на лавочку и задумался, вспоминая день свадьбы своего друга.
Сергей и Юля через три месяца после их с Леной свадьбы решили пожениться. Тогда они все вместе приехали на машине Сергея за невестой. Они веселились, были счастливыми и радостными.
Выкупали невесту сначала у соседей, потом у родственников. Соседи очень старались, всем подъездом принимали участие в выкупе. Сначала они выкрасили ручку входной двери подъезда мелом и Алексей тогда чуть не испачкался. Его Лена всё предусмотрела! Она, вытащила из дамской сумочки бумажные салфетки и с их помощью открыла дверь. Потом из той же маленькой сумочки незаметно вытащила ножницы, и они перестригли нитки, которыми соседи перевязали всю лестницу до самой квартиры. Следующий сюрприз ждал их у входной двери в квартиру. Она была заперта, и никто им не открывал. Они с Серёгой стучались, дергали за ручку, а Лена посмотрела по сторонам, увидела под ногами, у уже изрядно весёлых соседей, трёхлитровую банку с молоком, потихоньку подошла и, засучив рукав красивого платья, нырнула в банку. На дне лежали ключи! Алексей, наблюдая за ней, видел все её манипуляции. Тогда он счастливый, схватил Лену на руки и закружил. Им было так хорошо и весело вместе! Они были такими счастливыми, все вчетвером!
Но счастье очень хрупко, особенно в тех руках, которые его не ценят и не понимают. Сначала оно разрушилось у Юли с Сергеем. Они не прожили и года. Сергей жаловался на Юлю, Юля на него, в результате их союз развалился. Она собрала вещи и вернулась к маме. Долго не горевала, как только оформили развод, познакомилась с парнем и опять вышла замуж.
Алексей хорошо помнил тогда их разговор с Леной. Юля была у них в гостях, и не стесняясь его, рассказывала подруге о своей новой любви. Говорила, что новый избранник - это настоящее, то, что она всегда искала! Это то, что можно ждать и любить полжизни. Лена тогда засмеялась над ней, спросив, почему полжизни? Алексей несколько раз повторил сказанные тогда Леной слова - «Если любовь настоящая, то она на всю жизнь!»
Вздохнув, встал с лавочки и пошёл. Алексей решил обойти все квартиры на четвёртом этаже. Он хорошо помнил, что Юля жила на четвёртом этаже и первая дверь слева. В третьем подъезде в хозяйке он узнал маму Юльки. Представился. Она посмотрела на него внимательно и пригласила в квартиру.
Алексей отказался от чая и они, сидя на кухне, разговаривали. Он рассказал, что они с Леной поссорились, и она уехала, не сказав куда. Теперь он ищет её.
Хозяйка покачала головой и с сожалением, и досадой сказала:
- Удивляюсь, как можно было поссориться с Леной? С такой доброй и безобидной девочкой, я всегда дочери ставила её в пример.
Алексей опустил глаза. Ему в очередной раз стало стыдно за свой необдуманный поступок. она посмотрела на него с жалостью, сочувствием и, вздохнув, сказала:
- Ладно, что уж теперь горевать, дело сделано. Только Юля-то моя сейчас в Париже живет, чем она сможет помочь, не знаю?! Давайте сделаем так, она звонит мне, правда не часто, но вот как позвонит в следующий раз, я скажу ей, что вы разыскиваете Лену. А там дальше видно будет, оставьте ваш номер телефона, если будут хоть какие-то новости, я обязательно позвоню!
Алексей, написав в её записной книжке свой номер телефона, попрощался и вышел. Сев в машину, в первый раз за эти дни, почувствовал облегчение, появилась какая-то надежда. У него было ощущение, что лёд тронулся и сейчас он обязательно найдёт Лену!
Рабочая неделя тянулась долго. В выходные Алексей поехал к родителям, как всегда закупив для них продукты. Они с нетерпением ждали сына, и не успел он войти в дом, как мама с порога начала расспрашивать:
- Лёша рассказывай, что узнал?
Алексей пронёс продукты в кухню и, вернувшись, сел рядом с отцом на диван. Понимая, что сделает им больно, с грустью начал рассказывать:
- Был я и у мамы Юли и на её съёмной квартире. Не было её нигде, никто не видел, и ничего не знают!
Мама взмахнула руками и, не удержавшись, чуть не воскликнула:
- А-яй, а-яй, что же теперь делать?! Я так хотела, чтобы они были там, так надеялась. Где же их теперь искать?!
Отец встал с дивана, подойдя к жене, взял за руку и, пытаясь успокоить, сказал:
- Верочка, родная, не надо, ты только не плачь больше! Мы что-нибудь придумаем, ты главное не переживай больше!
Он прошёлся по кухне и, не придумав ничего, чтобы как-то отвлечь жену, сказал:
- Давайте обедать, на сытый желудок думается лучше!
За обедом они рассуждали, что делать дальше. Алексей сразу же, чтобы успокоить родителей сказал:
- Сейчас найду в альбоме подходящие фотографии и поеду в милицию подавать заявление на розыск. Я консультировался с юристами, мне объяснили с чего начинать поиски. Ленина квартирная хозяйка обещала справочник с адресами всей нашей области. Привезу вам, будете писать запросы на имена директоров школ всех населённых пунктов по нашей области.
Мама тихо спросила:
- Сынок, а почему в область?
- Городские школы я с понедельника начну объезжать сам, так будет быстрее. Не могли же они уехать в другой город, наверняка где-нибудь рядом?! Да и денег у Лены наверно немного? Она не взяла ни копейки из нашей с ней шкатулки. Как я положил для неё деньги последний раз с зарплаты, так всё лежит нетронуто. А без денег далеко не уедешь! Так что начнём с этого, а дальше посмотрим.
Пролистав фотоальбом и выбрав подходящие фотографии Лены и Аннушки, попрощавшись, Алексей уехал в город к себе на съёмную квартиру. Он начал активные поиски жены и дочери, надеясь, что скоро всё закончится, и он найдёт их.
Глава 45
Жизнь у Лены в бытовом плане наладилась очень быстро и хорошо, а вот насчёт её душевного состояния пока ещё рано было что-то говорить. Уж слишком тяжело и больно ей было от того, что она с дочерью стала не нужна самому родному и самому близкому человеку.
Когда Лена уходила на работу, Аннушка оставалась дома с Натальей Григорьевной. По её совету, в детский садик она не стала её отдавать. Аннушка с бабой Наташей очень сдружились и друг без друга не обходились даже, когда Лена приходила домой. Они жили одной дружной семьёй. Аннушка с удовольствием ходила в гости с бабой Наташей к её знакомым. И очень любила играть на её половине. Игры у неё были тихими, спокойными, она рисовала или читала вслух, а баба Наташа тихо вязала и слушала очередную сказку. Самое их любимое занятие, за которым он проводили больше всего времени - это шить гардероб новой Аннушкиной кукле Соне. Они сшили ей осенний комплект одежды. Баба Наташа навязала шапочек, кофточек и ещё всякой всячины, которая приводила Аннушку в восторг.
Приближалась зима, на улице уже было очень холодно. Лена всё время проводила только в школе и дома. В магазин заходила по дороге, специально не тратя на это время. Всё необходимое для жизни, чего не было в подарке Кати, они уже давно купили. Купили цветной телевизор, новый холодильник, а старенький, пузатенький, вынесли на веранду. Пользовались им только в жаркое время года, когда не хватало места в основном холодильнике. Полностью устроив свой быт, у Лены появилось очень много свободного времени. Она, как могла, занимала его домашними делами, занятиями с дочерью, но всё равно большую часть времени не знала чем себя отвлечь.
Несколько раз ездила в больницу, встала на учёт в женскую консультацию. Она уже знала, что у неё родится мальчик и не торопясь готовилась к его рождению. Она ждала сына, а имя ему уже дала Аннушка.
Долгими вечерами, когда нечего было делать, Лена очень скучала от безделья. Тогда в голову начинали лесть мысли о муже, об их прошлой жизни, и додумывалась она до того, что начинала себя жалеть и плакать. И вот, чтобы отвлечься от этих мыслей, решила она заняться поисками информации о купце.
В школе поговорила с Ольгой Владимировной о притче и предложила ей расширить экспозицию в школьном музее, в разделе - «Мой город». Ольга Владимировна очень обрадовалась на проявленную инициативу и с восторгом ответила:
- Елена Сергеевна, я так рада, что у вас есть такое желание! Не сомневайтесь, я со своей стороны помогу всем, чем смогу.
- Пока нужен только компьютер.
- Пожалуйста, я вам дам второй ключ от моего кабинета, можете работать в любое удобное для вас время!
Лена обрадовавшись, что её инициативу поддержали, спросила:
- А Вы, Ольга Владимировна, расскажите что знаете, где был дом Купца, как его фамилия?
Задумавшись, она ответила:
- Фамилию не знает никто! Я как-то пыталась расспрашивать жителей города через их детей. На родительских собраниях задавала взрослым вопросы. Даже объявляла сочинения, на тему: «Что я знаю о рождении нашего города?» Позже поищу для вас эти сочинения, я их все сберегла. Почитаете, может быть, найдёте какие-нибудь зацепки. Но, на мой взгляд, всё было тщетно, я так ничего и не узнала! А вот где был дом купца, я знаю. У озера, которое у подножья церкви, там ещё большая роща. Вот с одной стороны берёзовая роща, а с другой стороны остатки сада купца, там, где растёт калина, рябина, боярка. На том месте и был его дом и большой сад. Но там уже давно ничего не осталось. Мы маленькими любили ходить туда, ещё тогда что-то оставалось. Дом был деревянным, вот и сгнил за столько-то лет. Церковь, которая стоит на пригорке над озером, построил тот купец. Об этом почему-то знают все жители города?! По годам церковь, наверное, построена намного позже. Строение из кирпича, прочное. Предполагаю, что купец и построил кирпичный завод, который по сей день работает в нашем городе. Глина у нас здесь хорошая, кирпичи получаются крепкими, стойкими. Вон сколько лет церкви, а она стоит, как новенькая! И революцию пережила и репрессии, стоит, и ещё долго будет стоять, как немая память. И хорошо если люди будут знать о ком память. Вы, Елена Сергеевна, сходите к батюшке в церковь, к отцу Никифору, может он что-нибудь знает?!
Этими поисками Лена и планировала занять всё своё свободное время, чтобы только не думать и не вспоминать Алексея.
Вечером, после работы, забирая Аннушку от Натальи Григорьевны, она спросила:
- Наталья Григорьевна, я хочу сходить в церковь, чтобы поговорить с батюшкой о купце из вашей притчи. Когда лучше пойти?
Хозяйка внимательно посмотрела на неё. Лена, понимая её удивление, объяснила:
- Меня очень заинтересовал ваш рассказ, про купца. В школьном музее есть стенд «Наш город», я хочу пополнить его, если конечно что-нибудь получится найти. Ольге Владимировне моё предложение очень понравилось!
Поняв причину похода в церковь, вздохнув, Наталья Григорьевна со знанием дела ответила:
- А, это хорошее дело! Лучше идти в субботу, к девяти часам, отстоишь службу, а после подойдешь к батюшке.
Она ответила и, продолжая с состраданием смотреть на Лену, подумала:
- «Сходи, милая, сходи, легче будет. Глядишь и отпустит боль сердечную, а то дитя родить скоро, а сердце, будто кто в клещах держит».
В субботу утром, как и посоветовала Наталья Григорьевна, Лена с Аннушкой отправились в церковь. Пришли к утренней службе, расположились в стороне, чтобы никому не мешать. И так тихо простояли всю службу, думая каждая о своём. Аннушка стояла задумчиво, вслушиваясь в слова молитвы, иногда поднимая голову и рассматривая фрески на стенах и потолках старинной церкви.
Лена думала о муже, о том, что он сделал с их жизнью, с их любовью. Не злилась на него, не ругала, думала о нём с тревогой и беспокойством. Она продолжала его любить! Рассуждая о своей жизни, вспомнив когда-то где-то прочитанные слова, что «обида– это свидетельство духовной слабости», подумала:
- «Я не могу до сих пор простить мужа и обиженна на него, потому что до конца не сумела справиться со своей слабостью, со своей гордыней. Это гордость мешает мне различить добро и зло, и не даёт мне стать кроткой и смиренной. Странно, это проявилось в моём характере впервые?! Я ведь никогда не считала себя гордячкой! А в этой ситуации я сломалась».
Стоя в церкви во время службы и глядя на нарисованный образ Бога под самым куполом, Лена прошептала:
- Помоги мне Господи! Ты венчал наш союз на веки вечные и к тебе я обращаюсь за помощью. Помоги нам с мужем Алексеем примириться друг с другом. Помоги нам наполнить наши сердца теплом и любовью друг к другу. Помоги мне вернуть его доверие и любовь!
Вздохнув, она прошептала сердцем:
- Понимаю, Господи, что прошу о том, что не может сбыться. Прости! Помоги сердцу моему смягчиться и перетерпеть всё, что послано мне. Помоги мне простить его за обиду и боль, причинённую мне и дочери.
Замерев ненадолго, глубоко вздохнув, покойно, мирно подумала:
- «Алёша, милый, я забуду твой проступок, но никогда не забуду тебя! Я всегда буду помнить, и любить только тебя! Пусть моя любовь, хоть и издалека, но помогает и защищает тебя от всех бед и невзгод. Лёша милый, прости меня за то, что я долго не могла простить тебя. Прости меня Господи, что я осудила и не приняла выбор мужа! «Просите и дано вам будет!» Спасибо тебе Господи! Я ощущаю каждой клеточкой своего тела, что мне становится лучше и легче. Я начинаю смотреть на жизнь другими глазами, без злобы и обиды, я становлюсь чище и свободнее. Я смогу простить и думая об этом мне легко и спокойно. Лёша, милый, я прощу тебя, живи счастливо!»
У неё больше не было, рвущих на кусочки душу, слёз и волнений при мыслях о муже. Её душе стало покойно и мирно. Прошла обида на него и стало легко от того, что она простила Алексея!
Когда церковь опустела, Лена подошла к батюшке и рассказала ему о причине своего прихода. Он очень внимательно, не перебивая, выслушал и указал на лавочку. Они присели, и он начал говорить:
- «Благое дело, задумала дочь моя, Господь вознаградит тебя за труды! Только помочь мне особо и нечем. Я знаю не больше твоего, но могу посоветовать поискать записи о венчании. Они велись в метрических книгах в церкви, нужно их искать. Вся информация там! От названия этих книг потом долгое время свидетельство о рождении детей называли метриками.
Так вот! Учёт был очень строгий, чтобы, не было утери данных, книги велись в двух экземплярах, один из них хранился в главной церкви этого прихода. При венчании вносились данные в один столбик по жениху, в другой по невесте. Запись была очень подробная: фамилия, имя, чей сын или дочь, откуда родом, сколько лет, где венчаются, кто свидетели и точная дата венчания. Обязательно указывали, из какого сословия. Если купец венчался здесь, то по тем временам это была только одна церковь в деревне «Грязнуха», но в революцию она сгорела, так, что документы ищи в архивах. Что касаемо годов, то эта кирпичная церковь построена самим купцом в тысяча семисотом году, это я знаю точно. Значит нужно искать записи с 1650ого по 1700ый годы. В записях ищи главное в мужской фамилии - откуда он родом. Тебе нужно найти человека, приехавшего из Курской губернии. Не знаю, откуда, но где-то в бумагах мне это встречалось. Вот и отложилось, что он именно оттуда. Видишь, как бывает, сколько прошло времени, а наступил тот час и понадобилось!
Вот как найдёшь запись их венчания, позже ищи записи их детей. Рождение каждого ребёнка, также подробно регистрировалось. Так от одного человека к другому, может, и дойдёшь да наших лет. Но это долгий и очень кропотливый путь.
Что ещё могу сказать? Большая метрическая книга, была разделена на три части, в ней регистрировались все Акты. В третью часть вносились сведения обо всех умерших. Что меня всегда радовало, да-к это то, что третья часть книги всегда была меньше, чем две предыдущие. Только в трудную годину всё было наоборот! По этим книгам можно узнать не только судьбы людей, но и судьбу своей Отчизны.
Из этой части книги, ты сможешь найти его детей, которые выжили. Это нужно сделать обязательно, потому что детская смертность была очень высокая. Так год за годом, поднимаясь как по ступенькам вверх и найдёшь того кого ищешь. Работа очень кропотливая, долгая, но интересная. Больше я ничего и не могу добавить, что знал, всё рассказал».
Встав с лавочки и перекрестив их, батюшка сказал:
- Мне пора. Сына родишь, приноси крестить. Благословляю тебя, дочь моя, ступайте с Богом!
Лена, уже не удивившись, ответила:
- Хорошо Батюшка, спасибо!
Они вышли на крыльцо церкви и остановились. Лена вздохнула полной грудью, и ей показалось, что воздух на улице прозрачный, дышишь и не можешь надышаться. В теле была такая легкость, невесомость, что ей казалось она не идет, а летит по воздуху.
Спускаясь от церкви вдоль озера, по извилистой дорожке, они с дочерью несколько раз останавливались, чтобы полюбоваться этой красотой. Лена думала об Алексее и ей было легко о нём думать, не было обиды, тяжести на сердце, с которой она жила с того самого момента, как он объявил ей о разводе. Ей хотелось жить дальше!
С радостью и счастьем она ждала рождения сына. Думая о том, что если бы Аннушка не назвала его Сашенькой, она дала бы ему имя - Алексей.
Глава 46
Лена вплотную занялась поисками фамилии основателя города Золотоозёрска. Она каждый день задерживалась в школе. Перечитала десятки сайтов, чтобы найти информацию о том, как и где можно хоть что-то найти. Узнав все необходимые и интересующие её сведения, и узнав адрес архива, в котором хранились церковные книги из церкви в деревне «Грязнуха», она от имени школы, сделала официальный запрос.
Ответ на её запрос из архива пришёл через два месяца. Прочитав его, она была очень рада, понимая, что процесс начат и дальше данные будут ещё интереснее и интереснее.
В первую очередь поделиться ими Лена решила с Ольгой Владимировной. Дождавшись её в учительской после уроков, постучалась в дверь кабинета и, войдя, радостно сказала:
- Ольга Владимировна, я получила первый результат своих многомесячных трудов. Пришёл ответ, и я теперь точно знаю фамилию купца!
Ольга Владимировна с интересом сказала:
- Заходите скорее, Елена Сергеевна, рассказывайте! И как, какая же фамилия была у нашего купца? Мне очень интересно!
Лена своими словами начала рассказывать:
- Купца звали Бекреёв Антон Елисеевич. Родом он из Курской губернии, ему на момент венчания с красавицей из рощи, было двадцать семь лет. Эту девушку звали - Каштанова Ульяна Егоровна, ей двадцать три года, родом она из деревни «Котково». Венчались Антон и Ульяна в деревни «Грязнуха», запись об этом в книги регистрации от пятого сентября 1678ого года.
Ольга Владимировна сидела затаив дыхание, буквально остолбенев. Лена не понимая её растерянного вида, продолжала говорить:
- Это то, что нашли в архиве по моему запросу. Теперь, имея эти данные нужно искать записи о рождении их детей. Потом, когда найду выживших детей Антона и Ульяны, буду искать венчания детей. Так по ступеньке вверх, от одного человека к другому, может быть, и выйдем на кого-нибудь из нынешних родственников купца. Может быть, кто-то и до сегодняшнего дня живёт в городе? Но это я буду уже делать сама, потому что книги переведены в электронный вид, я зарегистрировалась и получила к ним доступ. Ольга Владимировна, Вы, не представляете как мне интересно! Сейчас даже интереснее, чем тогда, когда я только начинала всё это искать. Я проанализировав, в школе не нашла ни одного ученика с такой фамилией, а жителей города я знаю плохо. Ольга Владимировна, а Вы не знаете никого с такой фамилией, может быть слышали от кого?
Ольга Владимировна вытерла, вдруг навернувшиеся на глаза слезы и сквозь них, улыбаясь, сказала:
- Знаю милая, Елена Сергеевна, знаю! У моей матери родная девичья фамилия Бекреёва.
Лена от неожиданности, с восторгом произнесла:
- Да вы что?! Расскажите, что знаете!
Ольга Владимировна вытерла глаза и с грустью ответила:
- Я мало, что знаю, мама почему-то мне ничего никогда не рассказывала. Тема её детства в нашем доме была полностью под запретом.
- А как она это объясняла?
- Говорила, что детство у неё было очень тяжёлым и вспоминать ей его больно. Я и не лезла с расспросами. Но мы с вами вот что сделаем! Сегодня вечером приходите ко мне в гости и всё сами спросите у неё. Мне почему-то кажется, что вам она расскажет!
Лена, широко открыв глаза, спросила:
- Как, она жива? Ой, извините!
Ольга Владимировна, улыбнувшись, ответила:
- Нечего извиняться. Возможно, трудно поверить, но она жива и довольно ещё шустренькая бабушка!
Такого поворота событий никто не ожидал! Обе разошлись довольные, радостные, но очень взволнованные. Дома Лена подробно всё рассказала Наталье Григорьевне с Аннушкой и вечером они решили пойти в гости все вместе.
По дороге к Ольге Владимировне, Лена с Натальей Григорьевной зашли в магазин. Купили торт и всю дорогу шли молча, с волнением думая об интересной встрече.
Мама Ольги Владимировны уже ждала гостей и сидела у окна, задумчиво глядя в сторону церкви, которую ей было хорошо видно. Дочь, придя из школы, рассказала ей про поиски имени купца и про ответ из архива. Как она и предполагала, бабушка согласилась всё рассказать и с нетерпением ждала гостей.
Отказавшись от обеда, она просидела весь день молча, глядя вдаль и думая о своей жизни. Не плакала, не охала, но в глазах, обращённых на церковь, было столько боли и тоски, что Ольга Владимировна с тревогой поглядывала на мать. Она думала, что понимает состояние матери и со вздохом, украдкой смотрела на неё, в действительности же совершенно не подозревая, что сейчас происходит в её душе.
Наталья Григорьевна первой вошла в дом, повернулась к красному углу и, перекрестившись, произнесла:
- Мир дому сему! Здравствуйте!
За её спиной тихо стояли Лена с Аннушкой. Они молча ждали. Ольга Владимировна подошла к Лене и приобняв её, глядя на бабушку, взволновано сказала:
- Вот мама познакомься, это Елена Сергеевна, про которую я тебе сегодня рассказывала.
Бабушка, прищурив глаза, немного наклонившись вперёд, сказала:
- Подойди-ка ко мне дочка!
Лена подошла к ней. Бабушкой, на самом деле, оказалась ещё очень крепкой и вполне цветущей, для своих лет. Внимательно рассмотрев Лену, она повернулась к дочери и спросила:
- Ольг, чай-то поспел?
- Да, всё готово! Проходите, садитесь к столу.
Расположились за столом, разлили по чашкам чай, поставили торт на центр стола. Ольга Владимировна разрезала его и разложила всем по тарелочкам. Опустилась на свой стул и молча ждала, глядя на гостей. Лена вытащила письмо, пришедшее из архива, и прочла его вслух.
Бабушка слушала, кивала головой, но не произносила ни слова, а когда Лена дочитала до конца, глядя на дочь, печально улыбаясь, сказала:
- Пришло, значит, времечко!
Все молча ждали. Уголком платка она вытерла глаза и с грустью продолжала говорить:
- А я думала, что так со мной и уйдёт всё в могилу, что так никто, никогда и не узнает нашу страшную правду. А, нет! Видно Богу угодно, чтобы открылась семейная тайна.
Лена внимательно, немного растерянно, смотрела на бабушку. Ольга Владимировна в испуге поглядывала на всех, совсем не понимая, о чём говорит мать. Она так была напряжена, что не могла произнести ни звука. В ожидании молча смотрела на всех.
Глава 47
Бабушка посидела немного безмолвно и начала свой рассказ с обращения к дочери:
- Ты меня, Олюшка, прости!
Дочь в растерянности смотрела на мать, а она продолжала рассказывать:
- Мне тогда в 1931ом году, было семь лет, я была старшим ребёнком в семье. Были у меня ещё два маленьких брата. Пятилетний Саша и годовалый Петя. Помню этот день очень хорошо, хоть и совсем малая была. Страшное было время. Все жили в не проходящем страхе, боясь каждого вошедшего в дом человека.
Бабушку замолчала, и сидела думая о чём-то далёком. Гости и Ольга Владимировна в напряжении молча смотрели на неё.
Помолчав, тяжело вздохнув, она продолжила рассказывать:
- «Мы с семьёй жили тихо, никуда не лезли, ни с кем не перепирались. Нам, детям, было строго-настрого наказано, даже за ворота не выходить. Мы с семьёй остались в деревне одни, все наши родичи уже уехали, просто-напросто сбежали. А мой отец решил вместе со всеми строить новую жизнь, хотя уезжая, ему говорили родственники, что не простит ему новая власть его прошлого и того, что вся его родня уехала!
В тот день, когда к нам пришли коммунисты, мы с нянькой собирали упавшие яблоки в дальнем саду. У нас уже к этому времени забрали весь скот, всю технику, все запасы зерна, лишили избирательных прав. Все начали называть нас «Кулаками».
Отец думал, что на этом всё закончилось, больше нас не тронут. Он даже писал заявление о вступлении в колхоз, но ему отказали. Трудно было, очень! Всё забрали, а налог оставили. С чего было его платить, если в доме один мужик, старая лошадёнка, да одна корова. Их-то чудом оставили и то только по тому, что кобыла была старой и непригодной для нужд колхоза, а корова хромой. Ей собака перекусила сухожилие на ноге, и она последний год уже не паслась со стадом, отставала из-за хромоты и мы пасли её на привязи, за задами. Но у других и этого не осталось! Трудные были времена, голодно было, очень.
Помогал нам выжить дедушка по линии моей матери Екатерины - Останин Иван Дмитриевич. Он был главным инженером на кирпичном заводе и его оставили на службе. Он получал зарплату и мог купить что-то на рынке. Привозил нам то крупу, то сахар. Привезёт комок сахара, сядет за стол, мы его облепим и ждём, когда он от головки щипцами откусит нам по кусочку. Сладше того сахара я в жизни конфетки не едала!
У дедушки в городе, там, рядом с вокзалом, была большая квартира. Целый второй этаж в красивом доме у вокзала. Сейчас там гостиница разместилась. К тому времени в ней остались жить только больная бабушка, дедушка, да дочь Анна, мамина сестра, моя тётка. Их сыновья, ещё в двадцатые годы перебрались в город с семьями.
После революции, бабушке с дедушкой оставили две смежные комнаты, а в остальные подселили рабочих с завода. Получилась большая коммуналка.
А жили они до революции хорошо. Все были грамотные. В гостиной стоял рояль. Я-то этого уже не увидела, с маминых слов рассказываю. Она говорила, что по субботам у них в доме собирались гости и её мама, стало быть, моя бабушка - Дарья Даниловна Крупенникова играла на рояли, а мама с сестрой пели. Мама у меня очень красиво пела, просто заслушаешься! Бывало, затянет песню, а ж, на три улицы слышно. Любила я её слушать. Она поёт колыбельную мальчишкам, а я сижу рядом и слушаю. До сих пор помню её голос!
Пока дедушка работал на заводе, нас как-то не трогали, хоть и косились все. Вот, когда он умер, тогда и началось всё! Бабу Дарью и тётку Анну, тишком забрал к себе в город старший брат. Я хорошо помню тётю Аню. Добрейший души был человек! К ней тянулись все: и ребятишки, и взрослые. Мы все называли её просто Аня. У меня до сих пор такое впечатление, что я чувствую её теплоту и душевность, как будто она где-то рядом со мной, хотя с тех пор очень долго ничего не знали о них.
В самом начале тридцатых годов началась массовая ликвидация кулаков как класса. Новой власти было мало, того что они уже сделали с ними, им надо было уничтожить всех кулаков, как классовых врагов. А какие мы были кулаки, тем более враги?! От мала до велика все работали с ранней зари до позднего вечера. Ленивых в семье не было, потому и хозяйство было исправным».
Тяжело вздохнув, бабушка продолжала:
- «Тогда мы и попали в списки спецпереселенцев. Подлежали выселению, в специально отведённые для этого поселения.
Когда за нами пришли, мы с нянькой как увидели, так и кинулись задами, да огородами в лес. Просидели там до самой ночи. Ночью по-тихому вернулись к ней домой, я спряталась в соломе в хлеву, а нянька пошла в хату. Долго её не было, я уж бояться стала, а потом она пришла за мной. Когда я вошла в хату, там было человек пять, в основном мужики, все наши – местные, чужих не было. Они собрали тайный сход, чтобы решить мою судьбу.
Долго шептались и решили так! По-тихому, чтобы никто не прознал, отправляют меня в город, к нянькиной тётке. У неё от чахотки три месяца назад умерла дочь, моя ровесница. В городе я поживу у неё недолго и с документами умершей девочки вернусь. Вот под её именем я и вернулась в деревню через полгода. Так я из Бекреёвой Ульяны Егоровны, превратилась в Калугину Акулину Петровну. С первого дня моего возвращения все, даже дети, меня называли Акулиной».
Замолчав, бабушка печально опустила глаза. Долго сидели молча. Ольга Владимировна тихо плакала, с грустью глядя на мать. Первой заговорила Лена, она осторожно спросила:
- Вы сказали Ульяной Егоровной? Ведь так звали жену купца! Вот смотрите в письме.
Бабушка, кивнув, ответила:
- Да! Не лазь в бумаги-то дочка, я сразу смекнула, как только ты начала читать свою бумагу.
Лена взволнованно спросила:
- Надо же!
- Да Ульяной я была. У нас, насколько я помню, много было Ульян.
Лена продолжала задавать вопросы:
- Это что получается? Когда Вы вернулись под чужим именем, из деревенских вас никто не выдал?
- Никто!
- Почему, ведь такое время было?!
Бабушка посмотрела на неё и, кивнув, ответила:
- «Да, милая, время было страшное, а люди, во все времена бывают! Так что, никто, ни один человек не выдал меня. А сейчас в нашей деревне тех, кто знает об этом, остались только я, да бабушка Лидина – Мария. Она была младшей сестрой моей няни.
Няня нам с ней и рассказывала про мою семью и про нашу жизнь. Ей на тот момент было уже четырнадцать, но она никак не могла, как остальная молодёжь в деревне, принять всё, что делали большевики. Семья у них была очень набожная и после того как сожгли церковь в «Грязнухе», совсем все замкнулись и почти ни с кем не общались. Ходили на работы в колхоз, но всё молчком. Все иконы, которые у них были в доме, закопали в огороде и посадили на том месте смородину. Мы с Марией достали их во время войны с Германцем. Сохранились они хорошо, мы их тогда только тряпочкой протёрли и расставили по полкам в красном углу.
Жила я и воспитывалась в их доме и называли они меня сродной сестрой, хотя знали всю правду. Так мы с Марией и поддерживаем родство, по сей день. В деревне больше сродственников нет, а вот из городу приезжают. Только намного позже я прознала о том, что есть у меня там родные!»
Лена задумчиво спросила:
- Может быть, проще и безопаснее было бы остаться в городе, чем возвращаться в деревню?
Бабушка посмотрела на неё и твёрдо ответила:
- Нет, это страшнее было. Я ж малой была, одной куда деться, а жить по чужим документам там опаснее было, кто-нибудь мог признать подлог. А здесь в деревне ту девочку – Акулину, никто не знал.
- Всё-таки как это удивительно! Холод, голод, все друг друга сдают, доносят, а вы уцелели. Это просто чудо, что вас не выдали?!
Печально улыбнувшись, бабушка ответила:
- «Никакого чуда здесь нет, всё очень просто! Не выдали меня потому, что сначала деда моего - Бекреева Илью Зиновьевича, а потом уже позже, моего отца - Егора Ильича и дядю – Петра Зиновьевича очень любили в деревне. К людям они относились с добром и пониманием, поэтому их очень уважали и всегда вспоминали добрым словом.
Деда я не помнила, но знала про него по рассказам. Говорили, что строгий был, но очень умный. Родственники мои все грамотными были и нас с мальства обучали всему.
Отец мой, Егор, остался сиротой в три года, он в семье самым младшим был. У него были четыре сестры, но одна из них умерла ещё в малолетстве, а вот Нюра, Ефимия и старшая Марья, выжили. Почему они осиротели, не знаю, не скажу! При мне об этом не говорили, а я ещё малой была, чтобы спрашивать. Да и не принято у нас было с расспросами приставать к старшим!
Так вот, их всех, осиротевших детей, растил и воспитывал родной дядя отца - Бекреев Петр Зиновьевич, брат Ильи Зиновьевича, моего деда. Вот про них, про семью Петра, я ничего не знаю, остался кто в живых или нет?! Знаю только, что он с сыновьями – Фёдором и Григорием, очень много сделали для города.
Ещё кто-то из их предков, организовал кирпичное дело в городе. Завод – то кирпичный по сей день работает! Дядя и его сыновья работали на этом заводе. Вот на эти деньги они и помогали людям. Построили школу, больницу, бесплатно учили и лечили бедняков. По ранешниму это называлось меценатством, это я ещё с тех времён помню! Об их благодеяниях слухи разносились далёко за пределы нашего городка, и к нам тянулось много народу. Искали лучшей доли. Вот они всем и помогали, никому не отказывали!
Мой отец, с другими детьми Петра и с семьями сестёр, занимались сельским хозяйством, с которого и кормилась вся семья. Артель была большая! Девки выходили замуж и, уже со своими семьями, продолжали работать с родными. И родные и сродные, все вместе! Так и жили, совместно помогая друг другу, одной большой семьёй.
Отцовы сёстры, по тем временам мне казалось, что уж очень строгие были, а сейчас я думаю, что они характером были очень сильными. Особенно тётка Марья! Она над всеми верховодила, но не силой, конечно, а умом и душой. У неё даже мужики спрашивали совета! Такая железная женщина, полная противоположность родным сестрам. Тётя Ефимия была очень тихой и набожной. Лечила всех травами, и на воске отливала, особенно детей. Помню, как она меня лечила, но от чего не знаю. Помню, как усаживала на порог, что-то шептала и над головой в холодную воду выливала воск.
Семья у нас была большой. Я помню, когда вся семья собиралась за столом, то много было народу. Ведь у дядиных детей тоже были семьи, только я не помню, сколько было их. Мы ребятишками за столом-то не сидели, нас отдельно кормили. Было принято только после десяти лет сидеть рядом с взрослыми. Я-то не удосужилась такой радости, а по сродным братьям и сёстрам помню, как они сразу взрослели и вели себя как большие. У них даже походка менялась и с нами, с малышнёй, они уже не бегали, не играли, а с взрослыми занимались какой-нибудь посильной работой. По тем временам с хлопцев, уже с десяти лет, шёл налог, как с полноценного мужика.
Отца и деда с дядями, в деревне любили и уважали. Они с добром к людям относились и люди к ним с тем же. Так что в благодарность и в память о моих родных, меня и не выдали. Так я и выжила!»
Ольга Владимировна и Наталья Григорьевна сидели не в силах произнести хоть слово. Страшно и тяжело было на душе от того что они услышали. История жизни этой семьи стала такой близкой, родной, что не было слов что-то сказать. Одна Лена была в состоянии вести разговор и продолжала спрашивать:
- А, что же случилось с вашей семьёй?
Бабушка, вздохнув, ответила:
- «Сначала я думала, что они все погибли, всю жизнь оплакивала их. Не помню, откуда узнала, только плакала я тогда очень сильно?! Мне рассказали, что сгрузили их в телегу, отца, маму и малолетних братьев, без продуктов, одежды, а была уже осень. Везли куда-то в Красноярский край, в Назарово. Потом мне сказали, что никто не доехал, дорогой от голода и холода все померли. После этого я и думала, что осталась одна. Оплакивала их целых пятнадцать лет!
Только уже после войны с Германцем, приехал к нам в город солдатик с другом, в поисках могил своих предков. Они ходили по кладбищу, долго искали и нашли. А наши там все рядком лежат. Вот там я с ним и повстречалась. Пришла тишком, чтобы никто не видел, убраться перед зимой на могилках, а они сидят на лавочке и разговаривают.
Когда я узнала что он Бекреев Александр Егорович, упала ему на грудь и расплакалась. Это ж был мой родной брат! Потом успокоившись, я ему всё рассказала и про себя, и про убиенную семью на каторге. Расспросила у него обо всём и только тогда узнала, что живы все мои. До каторги не доехали и живут в городе. Радости моей не было конца! До сих пор помню, какое я тогда испытала счастье!
Вот так я узнала, что и отец, и мать мои с братьями все живёхоньки. Только осенью сорок пятого, я узнала об этом! А до этого оплакивала и молилась за их упокой. Прости Господи! Ох и радость у меня была великая! Я ж думала, что все сгинули, а они думали, что меня нет, и меня оплакивали столько лет. Это был мой родной брат Саша, которого я помнила пятилетним мальчиком. Вот так в жизни случается!»
Вздохнув, бабушка вытерла глаза и, взглянув на Лену, сказала:
- Что-то ещё спросить хочешь, дочка? Ты, спрашивая, а то у меня мозги-то уже высохли от старости, могу и не всё рассказать?
- Да! А как они уцелели и вернулись из Красноярска, и почему Вас не нашли потом?
Покивав, бабушка ответила:
- «Тётки мои Нюра и Марья, сёстры отца, были замужем и к тому времени уже давно успели уехать. Почитай следом за братьями моей мамы. Со стороны матери - Останиных, в нашем городишке, остались жить только её родители и тётка Анна, её сестра. Она осталась из-за больной матери, лежачая он была, это я уже вроде сказывала?! Братовья и дяди по отцовой линии - Бекреевы, осталась и до сроку ещё жили в нашем городишке. Тётка Ефимия работала в сельсовете. Наши все грамотные были и окромя их, некому было писарями работать. Вот там она и прознала всё! Услышала, как «главные» разговаривали про нашу семью и что удумали.
После того как на заводе расстреляли дядю Петю с сыном, и только мы успели их похоронить, как решили они всех остальных раскулачить с выселением. Тётя Ефимия, тишком, сделала всем справки, чтобы уезжали и спасались. Пришла вечером, принесла всем бумаги, а сама, в ту же ночь ушла в монастырь. Я помню, как она надела чёрное платье до самой земли, повязала платок, так что видно было только глаза, и с маленьким узелком, прямо босиком ушла. Больше о ней никто, ничего не узнал за всю жизнь, как прочим и о многих других!
Все уехали! Осталась только наша семья. Мы, после всего этого, ещё год прожили, до того страшного дня, когда пришли за нами.
Но моя семья до Красноярска не доехали! Им в одну из ночей с ночлежки, муж тётки Марьи помог сбежать. Она ж отчаянной была вот и, узнав о том, где и куда их повезут, и организовала мужиков. Говорят, сама была там, верхом на коне с рогатиной в руках, с которой на медведя ходят. Родня-то у нас большая была, многие успели уехать, сбежать к тому времени. Вот и прознали они как-то от местных, про Егора с семьёй и пошли им на выручку.
Потом они все вместе уехали подальше от лихих мест. И жили все рядом и они, и тётка Анна с матерью. Так что у нас в городе родни много! После войны мы стали встречаться, они к нам в гости приезжают, я ездила несколько раз. Правда, редко, далеко забрались, а ж но, в город Новосибирск, по тем временам в Новониколаевск.
Но если и не часто видимся, то хоть знаем, что не одни мы на белом свете и от того на душе покойно. Не всех истребили проклятые!
Почему спрашиваешь, про меня не прознали родичи? Так всё просто! Они присылали в деревню человека всё разузнать. Но его, этого мужика-то, никто из местных не знал и как он не клялся, не божился что он от Егора, от отца моего, никто ему не поверил. В деревне все ж, как и я, считали, что их нет никого! Думали, что нарочно выспрашивает, вот и сказали, что я не объявлялась ни разу, что, наверное, тоже сгинула. Даже высказали предположение, что якобы видели меня на одной из подвод увозивших кулаков. А я в это время скрывалась в городе. Они столько лет так и думали, что меня тоже увезли куда-то!
Так наша семья и разлетелась по белу свету! А семья у нас была большая, дружная. Ладили не только промеж собой, но и к людям относились с добром и пониманием. Старики рассказывали, что когда везли моих родителей через нашу деревню на телеге, весь люд вывалил на улицу. Остальные-то родственники тишком уехали, а моих везли средь бела дня. Да-к, говорят, что стояли люди вдоль тракта с земным поклоном. Как солдаты не разгоняли, никто не ушёл!
А, что стало с семьёй дяди Пети, не знаю, малая была. Помню только, что в большом доме мы с нашей семьёй остались одни. Не было в тот день с нами ни дядей, ни тётей с их детьми».
Плача и не стесняясь своих слёз, Ольга Владимировна тихо, печально проговорила:
- Мама, а почему ты мне никогда, ничего не рассказывала?
Бабушка, грустно вздохнув, ответила:
- А зачем, доченька, времена какие были?! Кто бы тебя тогда директором школы поставил, внучку кулака, родственницу заводавладельца. Тебе б учительствовать-то не дали, ни то, что директором! Да и нельзя было, я ж по чужим документам жила, а это подлог. Меня ещё тогда, ребёнка, предупредили, что если откроется правда, то мне не избежать наказания. Долго я жила в страхе, что всё прознается, а потом попривыкла. А уж когда замуж вышла и вовсе успокоилась. Муж то мой, отец твой Оленька, и был тот солдатик, что приехал с моим братом на могилки. Вот как тогда встретились мы с ним, так и не расставались боле. Стыдно сказать, но знакомы мы были всего несколько дней! Через неделю сыграли свадебку, проводили брата Сашу и зажили мы с моим Вовочкой. От колхоза получили старенький домишко, аккурат на этом месте. Потом построили новый дом. Но недолго радовались мы нашему счастью, шибко он израненный был, поэтому прожил всего десять годочков и помер. С тех пор, мы с Олюшкой долго одни жили. Она вот, жизнь прожила, а счастья своего не нашла. Обидно, помру и внуков не узнаю за свою жизнь. Вот так в жизни нашей случилось, что от большой семьи не осталось никого и здесь в деревне не останется фамилии Бекреевых!
Лена задумчиво посмотрела на вытирающую слёзы Ольгу Владимировну и произнесла:
- Это, что ж получается, что вы и есть потомки этого купца - основателя города?!
Ольга Владимировна вмиг перестала плакать и посмотрела на мать. Акулина Петровна пожала плечами и со вздохом сказала:
- Я того не знаю, не ведаю! Можат, мы не прямые потомки, можат сродные. Или однофамильцы. Времени сколько прошло, люду сколько было! Ты, девонька, взялась вот и ищи, а я погожу умирать, подожду, хочу узнать, что найдёшь.
Сидели молча, так и не притронувшись к чаю. Акулина Петровна, печально посмотрела на всех и ушла. Села на своё любимое место у окна и молча смотрела вдаль на церковь. Ольга Владимировна проводила её взглядом и тихо, чтобы она не услышала, сказала:
- Пусть посидит одна.
Вздохнув, опять поставила чайник, чтобы заменить остывший чай. Разлив по чашкам кипяток они ещё долго сидели за столом, разговаривая. Лена покосившись на бабушку, тихо спросила:
- Ольга Владимировна, рассказывая, бабушка постоянно называла то город, то деревня, а почему так?! Ведь по документам тех лет был город Золотоозёрск.
- Это всё просто! Та часть старого города, где по тем временам были большие дома, вокзал, дороги выложенные булыжником, ту часть в народе называли городом, а нашу часть города как тогда называли деревней, так и сейчас называют посёлком, хотя мы тоже с вами живём в городе. Уж так повелось!
- Понятно! А в Новосибирске у вас кто сейчас остался в живых из родственников.
Ольга Владимировна, с грустью посмотрев на мать, ответила:
- Только сейчас я поняла, что там живут мои самые близкие родственники. Всю жизнь, называя мне их имена, мама говорила, что они нам очень дальние родственники. Никогда не говорила, что дед Егор - её отец, а баба Катя - мать. Это ж были мои бабушка с дедушкой, а я их видела всего пару раз за жизнь! Дед Егор и баба Катя давно умерли, ещё в семидесятых. Но я тогда уже была взрослой, хоть и в школе училась, могла бы понять?! И братья мамины тоже умерли рано, долго жили сёстры, но сейчас уже и их нет. Остались их дети и внуки. Получается, что моя мама самая старшая, а одна из детей прожила так долго, и дай Бог, чтобы пожила подольше. Думаю, что сейчас нам с ней о многом ещё нужно будет поговорить.
- Вы, Ольга Владимировна, сказали, что братья и сёстры, а ведь на подводе тогда увезли только двух братьев.
- Да, моя мама была старшей, потом брат Александр и Пётр, уже позже родились две дочери и сын. Одна их сестёр, Евгения прожила дольше всех, совсем недавно умерла. Мы не ездили, конечно, на похороны, но получив телеграмму, ходили в церковь, панихиду заказывали. Хотя, если бы я знала, что это моя родная тётя, обязательно съездила! Теперь возобновлю все связи с ними, и всё будет у нас по-другому.
Лена размышляя обо всём что узнала, сказала:
- Так, это всё понятно! Теперь – Вадим. Кто он и чей?
Ольга Владимировна посмотрела на неё и, взглянув в сторону, на молча сидевшую в задумчивости мать, медленно ответила:
- Вадим? Получается, что Вадим сын внука тётки Марьи. Его отец мой двоюродный брат. Значит Вадим правнук тётки Марьи. Наташ, я в этом плохо разбираюсь, кто он мне тогда?
Наталья Григорьевна, ответила:
- Если я не ошибаюсь, то двоюродный внучатый племянник.
- Вот почему, мама всем говорит, что это мой племянник?!
- Ольга Владимировна, а как он здесь поселился?
- Вадим с отцом, привозили сына Марьи на кладбище, уже совсем старенького. Мама говорила, что он лет на десять старше её был. Тогда они у нас прожили целую неделю. Вадим по тем временам ещё молодой был, учился в художественном училище. Места наши ему очень понравились! После окончания училища приехал к нам погостить на целый месяц. Всё рисовал, дома, церковь, завод. У нас в школе на стенах его рисунки весят. Он-то получается, в отличие от меня знает историю нашей семьи, а ведь никогда ничего не говорил?!
Ольга Владимировна замолчала. Печально, даже с обидой посмотрев на мать. Наталья Григорьевна заметив это, сказала:
- Ты, Оль, не обижайся на маму! Она боялась открыться из-за своих документов, из-за того что жила под чужой фамилией.
- Но мне-то она могла сказать?!
- Не обижайся, ты её кровиночка и оберегала она в первую очередь тебя! Я понимаю, что это неприятно, но ни конец света и это можно пережить. Она ведь тебя познакомила со своей семьёй, только не сказала что они самые родные! Подумай, если бы она об этом сказала тебе, то пришлось бы рассказывать всё остальное. Времена, какие были и до войны, и после неё! А ты ж не продавец из магазина, а директор школы и по молодости вон какой активисткой была, даже в коммунисты вступила. Я считаю, что она всё правильно сделала!
Лена, подождав пока Ольга Владимировна немного успокоится и опять спросила:
- Ольга Владимировна, Вы про Вадима не рассказали до конца.
- А что ещё про него рассказывать? Потом, через несколько лет он приехал осенью и остался на зиму. Я его уговорила поработать в нашей школе. У нас не было учителя рисования. Он согласился, а потом Лида приехала. А дальше вы и без меня знаете. Они поженились, и теперь он уже остаётся здесь навсегда. Жалко, что он по фамилии не Бекреев, а то продолжился бы здесь, в Золотоозёрске наш род.
Вздохнув, она замолчала. Посмотрев на бабушку, Наталья Григорьевна, с состраданием сказала:
- Представляю, что у неё сейчас на душе творится. Семьдесят лет молчать, держать всё в себе и вдруг так запросто рассказать. Ведь у неё могла быть совсем другая жизнь, рядом с родителями и братьями. Как подумаю, что она пережила, страшно становится!
Глава 48
Домой Лена с Натальей Григорьевной возвращались медленно. Держа Аннушку за руки, долго шли, не произнося ни слова. Трудно было говорить после того, что только что услышали. В голове всё перепуталось: время, люди. Страшно, трудно было, но и в те времена люди продолжали жить и не только растить детей, но и быть счастливыми!
Лена, вздохнув, очень печально произнесла:
- Получилось так грустно и жалко всех, что хоть плачь. Так жалко бабушку и Ольгу Владимировну! Я думала, что когда найду корни купца, это будет интересно, даже ожидала какой-то радости, а получилось так печально!
- Нет, Леночка, ты не права! Грустно и печально потому, что жизнь была тяжёлой, время страшное. Отсюда все эти переживания, а знать свои корни это счастье! И ни та это печаль, эти слёзы ни от горя, а от радости. Сама подумай. Сегодня Ольга Владимировна узнала свою настоящую судьбу, о которой даже не догадывалась, хотя и прожила уже пятьдесят лет. А главное, что она сегодня узнала, так это то, что её предки были хорошими людьми. Их любили и уважали в нашем городе! Это мы ничего не помним и не знаем, а старики-то наши всегда знали и вспоминали их добрым словом и жалели. Подумай только, какой это был риск, а ведь вся деревня, весь народ не выдали её! Да, дела!
Наталья Григорьевна тихо, стараясь чтобы было не заметно, смахнула слезу. Лена не поднимая глаз, спросила:
- Наталья Григорьевна, а вы что совсем ничего не знали и не слышали про их семью от бабушки своей или от мамы?
- Я вот, тоже об этом думаю?! Странно как-то? Про притчу знаю, несколько раз слышала. Знала, что завод построил купец и работали на нём его предки. Знала, что церковь тоже его трудом построена. Моя мама, а главное, бабушка должны были знать, что бабка Акулина ни кто иная, как Бекреева Ульяна. Надо же, все, даже дети когда выросли, молчали! Сколько, мы ещё не знаем в этой жизни?!
Лена задумчиво произнесла:
- Да, сколько ещё остаётся неизвестного! Как глубоки и не узнаны человеческие сердца и их судьбы, и сколько ещё тайн люди хранят в себе, в своей памяти.
- Ты права, Леночка! Сколько хранят, а сколько живёт людей и ничего не знают о своих предках?!
Немного помолчав, она печально добавила:
- Подумать только, это судьба, что ты Леночка, приехала к нам и всё это откопала. Так умерла бы бабка Акулина, и никто бы ничего и не узнал. Ульяна! Надо же, прожила чужую жизнь. Ох, как ей трудно-то было! За что так народ мучили, за что уничтожали?
Лена глубоко вздохнула и, вспомнив родителей, сказала:
- Я, вот, тоже ничего не знаю о своих предках. Сколько не расспрашивала родителей, они не могли ничего вспомнить. Мама попала в детский дом совсем маленькой, в два годика. Кроме детского дома в её памяти ничего не осталось. Папа с сестрой тоже попали в детский дом рано. Он рассказывал, что помнит деревню, такое впечатление, что они с семьёй жили именно в деревне. Потом сильный пожар, такого он больше никогда не видел! После пожара их с сестрой на телеге увезли в детский дом. Ни у кого нет, ни фотографий, ни в памяти не осталось ничего! Кем, какими были их родители, мои бабушки и дедушки? Я, оставшись одна, без родителей, сначала сильно испугалась, а когда ко мне приехала тётя, очень обрадовалась, но ненадолго. Жить с ней оказалось невыносимо. Она пила и водила в дом незнакомых людей. Один раз пришла я со школы, а все книжные полки пусты. Она продала все книги оптом, всю папину библиотеку, даже не соизволив меня спросить! Мы тогда с ней первый раз сильно поругались, я даже не знала, что умею так ругаться?! После этого, стало совсем невыносимо жить вместе. При первой же возможности, как окончила школу, уехала и решила забыть её как родственницу. Поступила в Педагогический институт, отучилась, потом работала в школе, вышла замуж, родилась Аннушка. Когда ушла от мужа, то про свою тётю и квартиру родителей даже не вспомнила, как будто их и не было никогда. За все эти годы, сегодня вспомнила её в первый раз! И вот сейчас мы здесь, живём и ждём Сашеньку. У моих детей живы и бабушка, и дедушка, а они будут расти и не знать их. Так случилось в жизни, что мы с детьми должны сами жить и выживать. Раньше, когда рядом был муж, большой, красивый, я чувствовала себя маленькой девочкой, нежной, беззащитной. А сейчас, когда мы остались одни, я чувствую в себе такую силу, такое желание выжить и вырастить своих детей, что сама себе удивляюсь, какой я стала сильной!
Они обе замолчали и молча шли дальше, думая каждая о своём. Уже подойдя к дому, вспомнив слова бабушки Акулины, Лена спросила:
- Наталья Григорьевна, я не поняла про Ольгу Владимировну?! От Лидиной бабушки я слышала, что она была замужем и что у неё была дочь. А бабушка Акулина сказала, что внуков не дождётся. Как так?
Наталья Григорьевна показав на скамейку у палисадника, сказала:
- Давай присядем и я расскажу тебе, что произошло.
И тяжело опустившись на лавочку, произнесла:
- Ох, Ольга, Ольга – горемычная наша!
- Почему, что случилось?
Увидев, что Аня убежала во двор играть, и не слышит их разговора, Наталья Григорьевна, с тяжёлым сердцем, начала рассказывать:
- «Она, Ольга-то, после школы уехала в город учиться на учителя. В нашем-то городке нет ни одного института. Сейчас говорят, есть какие-то училища, техникум, а тогда вообще ничего не было, да и городишко был маленький, это сейчас расстроился и школа новая, и магазинов полно, а тогда городом только назывался, а так – большая деревня.
Так вот, проучилась она пять лет. Там вышла замуж и после института осталась жить в городе. Годков десять её не было здесь.
Потом, разошлась она с мужем и, с трёхлетней дочерью, возвращалась домой к матери. Позже уже Ольга рассказывала, что на автобус не хватило билетов, и водитель не взял её. Проверки были у них, поэтому они боялись возить леваков. А ехать нужно, вечер был, ночевать негде. Вот она на попутке и поехала. В общем, нашли её в кювете с пробитой головой, без вещей и ребёнка!»
Лена, схватив Наталью Григорьевну за руку, даже воскликнула:
- Как это?!
- Водитель решил поживиться и ограбить её. Сказал ей, что колесо лопнуло, и попросил выйти из машины. Потом чем-то ударил по голове. Но травма была не смертельная, он её просто хотел оглушить. Его нашли, судили потом, он даже в тюрьме сидел.
- А ребёнок?
- Он сказал, что оставил Ольгу на обочине дороги и рядом с ней посадил девочку. Ребёнка шарфом привязал к её руке, чтобы не потерялась, думал, что кто-нибудь подберёт их.
- И что?
- Когда Ольга очнулась, то лежала не на обочине дороги, а в кювете и дочери рядом не было. Следствие установило, что ребёнка украли уже позже, а её, чтобы замести следы, столкнули в кювет.
- Она, что долго была без сознания и ничего не слышала?
- Нет, недолго, всего полчаса.
- За эти полчаса кто-то украл ребёнка?!
- Да так и сказали тогда, что проезжающие мимо не подобрали их, а совершили ещё более страшное преступление!
- Наталья Григорьевна, как же она это всё перенесла, как же она с этим живёт?
- Плохо, очень плохо! Трудно было ей горемычной, ох трудно! Пробитую голову-то вылечили быстро, травма пустяковая была, а вот из-за дочери она почти два года ни пила, ни ела, думали, не выживет. У нас в школе тогда директором работал Ефим Петрович, вот он её и вытянул. Просто силой заставлял работать. Он нас всех знал, мы все у него учились. Я ж с Ольгой из одного класса, она у нас отличницей была. Вот Ефим Петрович и не остался в стороне. Утром приходил за ней, брал за руку и уводил в школу как маленького ребёнка. Там она сначала просто сидела, потом постепенно, где через тетрадки, где просто заставлял дополнительно позаниматься с кем-нибудь. Так за несколько лет она немного восстановилась.
- Как страшно-то, как она всё это пережила и с этим всю жизнь живёт?
- Сейчас-то уже попривыкла, прошло-то почти тридцать лет! Её ж дочка, старше тебя будет. Бедная, бедная, Ольга! У нас тогда у всех такой страх и жалость за неё был, что всем посёлком переживали. Ни дома, ни на улице, все соседи старались об этом не говорить, особенно в присутствии Ольги. С детьми к ним в гости никто не заходил никогда!
- И она так прожила всю жизнь одна?!
- Нет, почему одна?! Потом, когда уже оклемалась немного, они с Ефимом Петровичем поженились. Правда, он на целых двадцать лет старше её был, но жили они хорошо. Он её любил, заботился о ней, но деток-то больше не было. Он не так давно помер, лет семь назад. А так, все вместе они жили с бабкой Акулиной. Хорошо жили, дружно! Через его любовь и заботу, Ольгино сердце и смогло пережить эту страшную боль. Мы знали, что по ночам у неё бывали целые истерики. Бабушка рассказывала, что муж обнимет её, прижмёт к себе и держит с силой, пытаясь подобрать слова, успокаивает. Без поддержки мужа ей было бы очень трудно. Думаю, что ему тоже было нелегко! Потом они с мужем запросы делали, искали девочку. Куда только не писали, но бесполезно, ничего по сей день неизвестно. Возможно, придёт время, и мы сможем об этом узнать что-нибудь?! Но прошло уже тридцать лет и ничего! Дай-то Бог, дай-то Бог! Хотелось бы, чтобы матери знали о своих детях и никогда не теряли их. Вот поэтому и сказала бабушка Акулина что не нашла Ольга своего счастья. Это, она говорила не о семейной жизни, а о потерянном ребёнке, о своей внучке.
- Да, страшно даже подумать о таком?! Не представляю, как можно с этим жить? Жить и не знать где твой ребёнок, что с ним?! Мне кажется это самое страшное, что может произойти, для матери. Я бы, наверное, не пережила такое?!
Печально вздохнув, Наталья Григорьевна сказала:
- Сердце матери может пережить и не такое! Страшно, очень страшно и мне кажется, невозможно словами передать боль потери. Я знаю только одно, что нужно быть сильной и продолжать жить. Несмотря, на внутреннюю неизлечимую боль, нужно жить и самое главное надеется. Верить, что когда-нибудь это закончится и ребёнок найдётся, обязательно найдётся! Знаешь, как отец Никифор говорил на проповеди, про людские страдания? Он всегда говорит много, долго, но я запомнила одну фразу, которая поразила меня до глубины души. Один раз, когда в церкви были Ольга с бабушкой Акулиной, он сказал, что всякое страдание временно, что придёт Господь «И отрет всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже: ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет». Это значит, что всё пройдёт, что всё обязательно пройдёт! Я ещё тогда подумала, что этими словами он пытается подарить Ольге веру, веру в то, что дочь обязательно найдётся!
Они замолчали. Так и сидели молча, не обронив ни слова, думая каждая о своём, о своей жизни. О том, что было с ними и почему так получилось.
Печально вздохнув, Наталья Григорьевна произнесла:
- Я сейчас подумала о том, что может помешать человеку пройти все посланные ему испытания, ведь они посылаются соразмерно возможностям? Кто и как всем этим управляет неведанно, но почему не бывает тихого, спокойного счастья? Такого чтобы только с любовью и радостью. Почему нужно обязательно страдать и мучиться?! За что эти испытания посылаются нам?!
Лена посмотрела на неё и сказала:
- Мне кажется, что любые слёзы, любая душевная боль, уставшие от переживаний сердца - всё это помогает человеку стать сильнее, лучше и чище. И всё это человек сможет переболеть и пережить только потому, что испытания нам даются по нашим силам. Только мы не всегда это чувствуем и понимаем!
Внимательно посмотрев на Лену, Наталья Григорьевна тихо произнесла:

- Пойдём в дом, хочу прилечь.
Глава 49
В начале весны родился Сашенька, крепкий, здоровый малыш. Тётя Наташа с большим удовольствием присматривала за маленьким ребёнком, а если была необходимость, то и за двумя детьми сразу. Лена между кормлениями бегала в школу. Заменить её не было возможности, а бросать детей в конце учебного года она не могла. Так и приспосабливались все и Лена, и учителя в школе, помогая, и поддерживая друг друга. Ольга Владимировна так составила расписание, что после каждых двух уроков у Лены был часовой перерыв и никаких дополнительных занятий. Так, чтобы она каждые три часа могла уйти домой и спокойно покормить ребёнка.
Лена прекрасно справлялась со всем и с домашними делами, и с преподаванием. Ей очень хорошо помогала Аннушка. Она сразу же, после рождения Саши, повзрослела и как большая занималась с братом. Разговаривала с ним, укладывала спать и конечно гуляла. Эта была её самая любимая работа! Она катала коляску по двору и пела Сашеньке песенки. Она и Наталья Григорьевна, были незаменимыми помощницами у Лены.
О рождении Сашеньки Лена сообщила только одному человеку – Юльке. На адрес её мамы она написала открытку, но отправила её через новую учительницу географии из их школы, которая в отпуск летом поехала к родителям в Красноярск.
Раздался телефонный звонок. Лёша взял трубку. Это была мама Юли. Она, поздоровавшись, коротко сказала:
- Алексей Иванович, здравствуйте! Мне пришла открытка от Лены, приезжайте!
Алексей кинулся к ней, донёсся со скоростью света. Влетел в квартиру, тяжело дыша, с порога спросил:
- Где?
- Вот, пожалуйста!
Трясущимися руками он взял из рук женщины открытку и стоя в коридоре прочёл:
«Юлька здравствуй! Как ты подруга? У меня всё нормально. Хочу тебе сообщить приятную новость, у меня родился сын Сашенька, Александр Алексеевич! Пишу тебе, потому - что сообщить эту приятную новость больше некому. Может, когда увидимся, подруга? Целую, Лена».
Алексей несколько раз прочитал открытку, резко вытер лоб и в недоумении произнёс:
- Я не понял, откуда сын?
Печально глядя, она ответила:
- Вероятно, уходя от вас, Лена была беременна. Поздравляю, у вас родился сын - Саша!
Алексей в растерянности произнёс:
- Да, она, что-то говорила о втором ребёнке. Но здесь нет адреса!
- Адреса нет, на штампе отправление из Красноярска.
- А я ищу её по нашей области, уже объехал все школы в городе, родители по всем деревням разослали письма. Получается, что мы не там их ищем?! Столько времени потерянно!
- Что теперь будете делать?
- Копию открытки отвезу в милицию, пусть делают запрос, а сам возьму отпуск и попробую объехать школы в Красноярске. Не реально, конечно. Но, что делать?
- Удачи тебе, сынок!
Алексей кивнул и вышел. Проехал сразу же к родителям, чтобы сообщить им такую приятную новость. Прочитав открытку, они плакали и радовались от этой новости, одновременно. Теперь они знали, что у Лены всё нормально и что у них родился ещё один внук Сашенька. Весь вечер они втроём провели в полном радостном возбуждении. Сообща решали и строили планы, что делать и как их искать дальше?!
Алексей начал собираться в дорогу, а родители сели писать письма, во все областные города теперь уже Красноярского края. Справочник адресов, последнее время стал основной настольной книгой в их семье.
Но все их труды и поиски были напрасными и опять не дали никакого результата. По всем, сделанным запросом и у милиции, и у Алексея не было ничего. На все отправленные родителями письма и телеграммы приходил один и тот же ответ «Адресат отсутствует».
Но, несмотря ни на что, Алексей упорно продолжал их искать. Каждый день, всё свободное время вне работы он ездил по школам и почтовым отделениям. Он не отчаивался! В его жизни не было ничего и никого, кроме веры и надежды. Он верил сам и убеждал родителей, что всё равно найдёт свою семью и когда это случится, сделает всё для того чтобы они были счастливы!
Так в поисках и в надеждах найти Лену с детьми, прошло три года. Алесей продолжал писать письма и рассылать телеграммы по всем школам, всё увеличивая и увеличивая радиус поисков, очерчивая очередную окружность вокруг города Снежинска. Постоянно ездил в милицию, чтобы узнать хоть какие-то новости, даже несколько раз давал объявление в газету, но всё было безрезультатно. Лены не было нигде!
Наступил шестидесятилетний юбилей мамы Алексея. За столом, поздравить Веру Анатольевну, собрались только близкие люди, её мама, бабушка Аня и сестра Надежда. Дочь Надежды, двоюродная сестра Алексея – Катя, не смогла приехать, потому что в это время отдыхала с подругой за границей, в Камбоджии.
Гости пытались радоваться, произносить тосты, но было совсем не празднично. Бабушка Аня и Надежда с волнением спрашивали о результатах поисков и очень сочувствовали и переживали вместе со всеми. Они любили и Лену, и Аннушку и тоже надеялись, что они обязательно найдутся и вернутся домой!
Уже начали убирать со стола грязные тарелки и разливать всем чай, как раздался звонок в дверь. Вера Анатольевна поспешила к двери, это был почтальон. Он принёс поздравительную телеграмму. Именинница расписалась и заглянула в неё. Замерев ненадолго, подняла от телеграммы, глаза полные слез. Обвела всех взглядом, протянула трясущиеся руки с телеграммой и с трудом, выговаривая слова, сказала:
- Это от Лены!
Алексей подскочил со стула. Подбежав к матери, взволновано взял из её рук телеграмму, пробежал по ней глазами и со вздохом произнес:
- Опять нет адреса!
Все сидели молча, в ожидании смотрели на него. Он ещё, и ещё раз читая телеграмму, молчал. Тётя Надя посмотрев на заплакавшую сестру, осторожно спросила:
- Лёша, что пишет-то?
Алексей молча протянул ей телеграмму и она, взглянув на всех, начала читать вслух:
«Не грусти – моя дорогая!
Хоть и прожито много лет!
Каждый день – это лучик счастья,
Он остался в душе твоей!

Важно в жизни уметь улыбаться,
Чтоб друзья окружали тебя!
Чтобы помнить и знать, что родные,
Очень любят и ценят тебя!

Пусть в жизни будет только радость и тепло,
И небо не закроет чёрной тучей!
Грустить ещё не время, не пришло,
Вам долгих лет и яблонь в белом цвете!

Мы Вас любим, Лена, Аннушка, Саша».

Когда тётя Надя закончила читать, за столом уже все плакали. Так и закончился юбилей Веры Анатольевны, впрочем, как и все остальные праздники в их семье в последние годы.
На телеграмме была отметка отправления - город Свердловск, но Алексей знал, он чувствовал, что это опять ни тот город, где живёт Лена с его детьми. Он понял, что она специально отправляла весточки из разных городов, она не хотела, чтобы он нашёл её. Что же он натворил, как он её обидел!
Проводив гостей, Алексей поднялся на второй этаж. Обойдя полупустые, неживые комнаты, лег на кровать и, глядя в потолок, думал:
- «Как долго я буду их искать? Столько школ, городов, деревень и всё впустую! Куда же вы могли уехать мои хорошие? Если бы хотя знать в каком направлении вас искать, насколько бы всё было быстрее. Уже три года, целых три года и никаких результатов! Аннушка учится уже в третьем классе, сыну почти три года, а они растут без меня. Почему меня никогда не интересовало, как росла и развивалась Аннушка? Кокой же я был дурак, что раздражался от шума и детского смеха в доме?! А ведь Аннушка очень спокойная и рассудительная девочка. С каким интересом и азартом она умела рассказывать. Только мне не было интересно её слушать! А Саша, сынок, я даже не представляю какой он, на кого похож, как заговорил, как пошёл?! Это всё прошло без меня! Сейчас я просто мечтаю о том, чтобы услышать их детские голоса, детский топот в доме. Самое важное, что было у меня в жизни, я потерял и теперь не могу исправить! С какой бы радостью я сейчас относился к ним и к своему счастью. Лена, Леночка, зачем ты уехала, почему не потерпела, не подождала чуть-чуть?! Какой я всё-таки эгоист, всю жизнь думал только о себе, о своём благе. Всегда считал, что знаю себе цену и никогда не опущусь ниже установленного для себя уровня. Всегда был уверен, что смогу найти для себя женщину и без труда добиться её! Причём, каждый раз думал, что очередная женщина будет умнее, образование и уж конечно красивее предыдущей. И всегда стремился к этому! А скольких я обидел или попросту оскорбил, открыто без стеснения говоря им, что они не достойны меня, что они мне не подходят. Ни с одной из женщин я не вёл себя тактично и сдержанно. Я вёл себя так, как будто я голубых кровей, а они все чернь. Ужас, какой ужас! Какой же я эгоист, нет, это мягко сказано. Какая же я скотина!
Страшно подумать, а вдруг я не найду их никогда?! Вдруг жизнь пройдёт, и я не увижу Аннушку, Сашу, Лену, и не смогу вернуть себе семью и счастье? Как глупо и не обдуманно я поступил, одним словом обидев всех, кто меня любил. Любил по-настоящему, на всю жизнь, навсегда! Лена, милая моя, родная моя, самая добрая и нежна женщина на свете, пожалуйста, прошу тебя, отзовись на мои мольбы и дай о себе знать!»
Глава 50
Жизнь Лены шла спокойно и размеренно. Она ходила на работу в школу, и продолжала заниматься своими поисками. Познакомилась со всеми учителями и больше всех сдружилась с Лидой, учительницей начальных классов. Они вместе проводили время не только на работе, но и дома. Часто встречались и ходили, друг к другу в гости. Они стали самыми настоящими подругами! Лида, своим задорным характером, очень была похожа на Юльку, поэтому Лене было с ней очень хорошо.
Подруги рассказывали друг другу о жизни, строили планы на будущее. Лена никогда подробно не рассказывала Лиде о своей семье и о своих переживаниях, всегда пыталась обойтись несколькими фразами, никогда не обижая и не оскорбляя мужа. Как подруга не пытала её, она всегда отвечала:
- У меня прекрасный муж. От любви к другой женщине он не стал хуже, не изменился, остался такой же.
- Тогда почему ты здесь и одна?
- Лида, что сделаешь, если он полюбил другую женщину?! Как ни горько, но что с этим поделаешь? Я понимаю, что каждый человек заслуживает счастья. Значит, я не смогла ему дать то, о чём он мечтал?!
- Обидно, Саша уже в садик ходит, а ты везде одна и одна! Помогать-то тебе, детям он должен?
- Зачем мне помогать, я взрослая девочка, сама справлюсь. Давай не будем обо мне, тут до банального всё понятно! Лучше расскажи о том, как ты сюда приехала, почему? Ведь не откуда-нибудь, а из самого Иркутска!
- Ладно, подруга не буду больше к тебе приставать, вижу, что ты совсем не хочешь говорить о своей прошлой жизни, сколько раз не пыталась, всё бесполезно. Обещаю больше не донимать тебя своими расспросами.
Лида понимала, что Лена просто не может об этом рассказывать, потому что ей тяжело и больно. Поэтому решила больше не задавать ей вопросов. Вздохнув сказала:
- Хорошо, не хочешь рассказывать про свою жизнь и не нужно, а я расскажу!
О своей жизни Лида рассказывала с удовольствием. Поэтому немного помолчав, сказала:
- Мне напротив очень хочется поделиться своими жизненными переживаниями, но предупреждаю, что это грустная история.
- А где, ты Лидочка, слышала весёлые истории у матерей одиночек? Они все по-своему грустны!
- В этом ты, подруга, права! Ну, тогда слушай. Я не местная, приехала в Золотоозёрск с сыном уже несколько лет назад. У меня здесь бабушка жила, о которой, до приезда сюда, я никогда не знала. Я её ни разу не видела и даже не помнила, что у меня где-то есть родственница! Вот когда в жизни произошла сложная ситуация и некуда было деться, я собралась и на свой страх и риск приехала к ней. Боялась, что бабушка меня выгонит, не признает, а она так обрадовалась, приняла меня как родную и без колебания оставила у себя жить!
Лида рассказывала подруге всю свою жизнь, всё, что произошло с ней, без утайки и малейшего стеснения. Лена слушала её, не перебивая, только иногда вздыхала или качала головой, жалея подругу. Лида продолжала рассказывать:
- Я из обычной семьи. Окончила школу, поступила в институт, училась. Всё нормально, всё хорошо, всё как у всех!
Вздохнув с тоской, добавила:
- «Хотя у всех всё по-разному. Наша семья не исключение, потому что плохо было мне, как ни странно, именно в семье, дома! Отец с матерью развелись, когда я ещё училась. Он сильно пил и она, в конце концов, не выдержала, не смогла больше терпеть постоянные пьянки и скандалы. Дом родители разделили пополам и жили каждый в своей половинке. Отец продолжал пить, устраивая попойки с местными алкашами.
Мой старший брат женился и привёл в дом, казалось тихую и скромную девушку. Внешне она выглядела очень приятной, доброй и даже заботливой, но очень быстро она изменилась. Всё что мы увидели в ней сначала - это была маска. В действительности она была совсем другим человеком! Постепенно в ней появилась властность, независимость, желание подчинить себе всё и всех. В доме стало невыносимо находиться. Я не могла понять, в чём дело, почему так произошло, но мама просто сошла с ума! С невестки пылинки сдувала, чай ей в постель подавала, а на свою родную дочь, то есть на меня, кричала. Она просто возненавидела меня! У неё так изменился характер, что я её просто не узнавала. Самое страшное, в нашей жизни было то, что она прислуживала невестке и от меня требовала того же! Ей нужно было, чтобы я обслуживала сноху и была у неё на побегушках.
Доходило до абсурда! Была ситуация, когда сноха лежала на кровати в своей комнате, смотрела телевизор, а я мыла в доме пол. Их с братом комнату, я конечно обошла. Ты не представляешь, что тогда началось?! Мать выскочила на улицу, когда я уже крыльцо домывала и начала требовать, чтобы я пошла и сейчас же вымыла пол в их комнате. Чтобы я, как и она, лазила на четвереньках под кроватью, на которой нежится сношенька! А у меня с ней и с братцем к этому времени уже были очень плохие отношения. Я тогда сильно поругалась с матерью, потому что из-за отказа прислуживать, она хотела ударить меня половой тряпкой по лицу. Очень мне тогда было обидно и непонятно, за что? Ведь до появления в доме снохи у нас с братом и матерью были прекрасные отношения!
Сноха как змея заползла в дом и всё нарушила. Сначала она поссорила дочь с матерью, потом нужно было поссорить брата с родной сестрой. И делала она это всё для того, чтобы я ушла из дома и не мешала им жить. Мы ведь с матерью жили в отдельной комнате, которая по площади была больше чем их.
Сору с братом она организовала можно сказать из ничего, но так виртуозно, что даже страшно становится от мысли, что живёшь с таким человеком под одной крышей. Сноха долго не заморачивалась, ничего сверхъестественного не придумала, как обвинить меня в воровстве. Как вспомню, так до сих пор ужас охватывает! Я по своей натуре честнейший человек, даже можно сказать Богобоязненный, хотя в молодости и не очень это понимала. И обвинить меня в воровстве, было просто глупо! Но её это не останавливало, ей нужно было свершить своё черное дело. Она была уверена в том, что у неё всё получится, потому что брат, как телок на верёвочке, верил каждому её слову и безукоризненно подчинялся ей.
А дело было так! Я должна была брату рубль, просто один рубль. Получила стипендию, чтобы разменять деньги что-то купила в магазине. На сдачу получила два металлических рубля. Один из них с изображением Ленина отдала брату. Скандал разразился меньше, чем через час. Брат выскочил с кулаками и набросился на меня, крича, что я украла у них деньги. У снохи из кошелька, оказывается, пропал именно такой рубль, как я отдала ему, именно с изображением Ленина! Вдумайся в абсурдность ситуации, кто-нибудь из нас когда-нибудь запоминает с каким изображением в кошельке железные деньги?!
Я пыталась объяснить брату, что он, не разобравшись в ситуации, несёт бред. Закончилось тем, что мы с ним чуть не подрались. Между нами встала мать. Она кричала, причём ни на него, а на меня! Кричала, что какая я бессовестная, напакостила, а признаться не хочу. Закончилось тем, что мать заявила мне, чтобы я убиралась из дома и не мешала им спокойно жить. Я отказалась категорически! Тогда сноха схватила чемодан и выскочила из дома, брат, конечно, за ней.
После этого дома жить стало совсем невыносимо. Мать со мной не разговаривала. Что не разговаривала?! Она даже отворачивалась и уходила, чтобы не быть рядом со мной. Я старалась совсем не находиться дома, приходила только переночевать.
Училась я тогда в институте последний год, до окончания оставалось совсем немного. Я уже знала, что после получения диплома уеду и никогда больше не вернусь домой, потому что он перестал быть мне домом. Я стала не нужна единственному родному человеку – матери!»
Вздохнув Лида замолчала. Посидела немного глядя в окно, и не поворачиваясь к Лене произнесла:
- Правда, совсем не радостно?! Мне самой иногда страшно вспоминать свою жизнь, то, что со мной произошло. И ведь это была моя семья, моя мама, которая носила меня под сердцем, наверное, с радостью ждала моего рождения, а когда я выросла, она меня просто возненавидела. За что? До сих пор не могу понять и простить её. Не представляешь как мне тяжело от этой обиды. А ведь как-то со всем этим нужно жить дальше?!
Лида долго сидела молча, а потом резко повернулась к Лене и без вступления, продолжила рассказывать:
- «На Новый год ушла я в гости к подружке по институтской группе. У неё дома собиралась компания праздновать праздник. Я не любитель таких мероприятий и никого там не знала, но мне так не хотелось оставаться дома, что я согласилась.
В складчину купили продуктов, накрыли стол и начали праздновать. В ту новогоднюю ночь я познакомилась с симпатичным парнем, его звали - Виталик. Высокий, каштановые волосы, рыжеватые усы, синие глаза, весёлый и очень добрый парень. Они с друзьями зашли на огонёк и остались в нашей компании на весь праздник. Ребята были уже изрядно пьяны, и Виталик всё время извинялся за них и за себя. Утром, когда он отрезвел, познакомился со мной ещё раз и предложил сбежать. Я с удовольствием согласилась. На улице было холодно, чтобы гулять и мы с ним пошли в кино. Просмотрели три сеанса подряд и, уже поздно вечером, он проводил меня домой.
Дома меня ждал очередной сюрприз, вернулись брат с женой. Мама объявила мне, что если я только рот открою, против них она выкинет меня на улицу! Не понимая ничего, я не знала, что делать, куда бежать? Рано утром встала и уехала в институт.
Днём после занятий, в холле института, меня ждал Виталик. Я обрадовалась ему, он такой добрый, ласковый и заботливый был. Единственный человек в тот момент, кто обо мне беспокоился, и кому я была нужна! Мы встречались три дня, всего три дня и он предложил мне переехать к нему. Я сначала отказалась, даже возмутилась, какой-то бред несла, что не хочу жить на правах сожительницы, не хочу быть содержанкой. Он засмеялся надо мной и сказал, что слова я нашла не очень приятные, что он предлагает мне быть не сожительницей, а его женой. Он, таким образом, оказывается, сделал мне предложение, а я его неправильно поняла! Виталик предложил просто переехать к нему, пока так, а через месяц мы распишемся. Он объяснил, что зима морозная и смысла нет тратить время на кино и прогулки по улице, и что мы уже вполне взрослые люди и можем ускорить это событие, зачем жить врозь в ожидании месяца. Глупые, непонятно кем придуманные формальности. Я согласилась, решив, что эта свадьба дана мне судьбой, как подарок и избавление. Выйти замуж и уехать от своих родственничков - это было решением всех моих проблем. Как я тогда была рада такому подарку судьбы!
На следующий день, когда дома никого не было, я собрала свои вещи и, написав записку со словами «Желаю счастья, я не вернусь!», уехала к Виталику.
У него дома не было никого. Он сказал, что родители знают о предстоящей свадьбе и очень рады. Я успокоилась и с этой мыслью спокойно жила с ним. Родители приехали через две недели, и меня шокировала встреча с ними. Я ожидала совсем другого отношения к себе! Виталик мне обещал, что встреча с родителями будет теплой и радушной, но всё вышло наоборот! Отец его на меня прореагировал нормально. Поздоровался, представился, сказал, что рад тому, что его сынок наконец-то возьмётся за ум, остепенится и ушёл. А его мама со мной не стала даже здороваться! Высоко подняв голову, прошла мимо и громко хлопнула дверью своей комнаты. Я тогда так растерялась, не понимая, почему? Только позже, со временем мне всё стало ясно.
Шло время, а Виталик всё откладывал и откладывал со свадьбой, никак не находил времени пойти в Загс и подать заявление. Всё отнекивался, говорил, что и так нормально, что его всё устраивает, главное, что мы вместе. Так мы и не расписались! Жила я на правах приживалки, чувствовала, что и относятся ко мне также, особенно свекровь. Но я старалась быть хорошей и женой, и снохой. Постепенно отношения с родителями наладились. Конечно, я понимала, что меня не любят, но хотя бы этого не показывали открыто. Так и жили мы без скандалов, ссор, но каждый по себе.
Почти через восемь месяцев у нас с Виталиком родился сын. И надо же было ребёнку родиться раньше времени на двадцать дней, как нарочно! Виталик тогда в первый раз исчез из дома на два дня. Я так испугалась, почти не спала двое суток. Потом он объявился, чуть живой и объяснил, что с ребятами обмывал рождение сына.
Вроде бы всё было не совсем плохо, бабушка с дедушкой иногда подходили к внуку, разговаривали с ним. Но погулять или поукладывать спать ни разу никто не предложил, да и Виталик особой любви к ребёнку не проявлял. Мне кажется, он на руки-то взял его в первый раз, когда Илюша уже сидел. Всё отказывался, говорил, что боится.
Однажды, совершенно случайно, я услышала разговор мужа со свекровью. Она ругала его за то, что он такой дурак, нашёл себе голытьбу и рад без ума. Что нужно было сначала у неё спросить, прежде чем в их дом вести незнамо кого. Она, оказывается, подготовила почву для его знакомства с дочерью Толика, знакомого отца, с Ириной. У них квартира трехкомнатная в центре города, машина, дача и дочка одна. Выйдет замуж, будет, как сыр в масле кататься, ни в чём нужды знать не будет. Свекровь только всё подготовила, а Виталик взял и выкинул такой номер со мной.
Он когда всё это услышал от матери, очень рассердился. Сказал, что хватит лезть в наши отношения, что он будет со мной жить и всё! Я первый раз сделала вид, что не слышала ничего, а свекровь как вода камень точит, так и она, всё пилила и пилила его. Виталик опять и опять отказывался. Мне всё это надоело! Я не выдержала и устроила свекрови первый раз скандал. Ругалась тогда по-настоящему!
Я понять не могла, зачем бабушка хочет лишить своего сына ребёнка, а себя внука. Вот, в один из уже очередных скандалов, она мне и объяснила причину. Оказывается, что не верит она, что Илюша её внук! Высказала предположение, что я легла к Виталику, тюфяку, под бочок уже готовая с ребёнком. А он дурак такой, уши развесил и поверил бабским байкам. Самое страшное, что постепенно свекровь вбила Виталику эту мысль в голову, и он поверил этому. Как я не старалась объяснить ему, он ничего не хотел слушать!
Понимаешь, он у меня вообще первый был! Я ему и про биологию, и физиологию объясняю, говорю, что этого просто не может быть, а он - мама права и всё!
Три года было Илюше, когда в один из выходных Виталик надел новый костюм, галстук и объявил мне, что пошёл на смотрины. Потом придёт и объявит мне о своём решении, скажет, с кем будет жить с Ириной или со мной. Вот, как ушли они с мамиком в гости к Толику, так я собрала вещи и уехала. Чего было ждать, если он уже настроился жениться на кошельке. Не нужны мы ему стали, а ждать пока тебе об этом скажут, совсем не хотелось».
Лена печально слушала подругу, думая о том, что насколько схожи судьбы женщин оставшихся одних без мужей. Мама, ребёнок и всё! Больше нет ни прошлого, ни любимого человека, ничего! Ты остаёшься один на один со своей уже никому ненужной любовью. А нужно продолжать жить, если не ради себя, то ради своего ребёнка!
Лида, заметив печальный, сочувствующий взгляд подруги, вздохнула и продолжила рассказывать:
- «Уехала я на вокзал. Про мать и родительский дом даже думать не хотела. Решила, что лучше на край света, только ни к ним. И так житья не было, а тут ещё заявлюсь, да с ребёнком!
Стояла у табло с расписанием поездов и думала куда уехать. Наткнулась на знакомое с детства название. Отец мне когда-то рассказывал, что в городе Золотоозерске живёт его двоюродная тётка. Он когда-то в детстве гостил у неё. Рассказывал, что там очень красиво и тихо, по сравнению с нашей жизнью. Потом умерли его родители, и он про неё забыл. Никогда больше отец не вспоминал о ней, я и не думала, что запомнится так название, ведь совсем маленькой была. Но видно судьбой отведено мне это место под солнцем!
Я как прочла в расписании, так и вспомнила это красивое название - Золотоозёрск. Купила билет и приехала сюда. Страшно было до ужаса! Ведь я даже фамилии тётки не знала, да и жива ли она была к тому времени?! В паспортном столе сделала запрос по фамилии отца, то есть по своей фамилии. Ждала минут двадцать, ходила с Илюшей на руках, волновалась. А вдруг не найдут? Что тогда делать? Но, слава Богу, нашли её и дали мне адрес.
Приехала я сюда в посёлок. Отыскала дом, постучалась. Вышла маленькая старушка, встала, посмотрела на меня и говорит:
- А не Трофима ли ты девка?
Трофим, это мой отец. Я обрадовалась, что внешне очень похожа на него и покивала в ответ. Сил говорить, совсем не было. Илюша уснул, я его на руках несу, еще чемодан с сумкой, еле дотащилась. А он уже большой, рук не чуяла, как добралась? Бабушка улыбнулась мне и пропустила в ограду, на ходу перехватив тяжёлый чемодан на колёсиках. Заперев ворота, пригласила в дом. Войдя, указала на заправленную кровать и строго сказала:
- Дитя положи там, покамест пусть спит. А сама садись и сказывай, всё сказывай, а там думать будем.
Села я напротив бабушки и всё ей рассказала с самого начала. И про родителей, и про маму, и про брата, и про своё замужество. Так мне было в тот момент больно и обидно, что я даже слов не подбирала, всё как было на душе, так и рассказала. Бабушка слушала и только головой качала. Когда я закончила рассказ, она посмотрела на меня и спросила:
- А отец так пьёт, что помощи у него попросить нельзя?
Я с не проходящим страхом, вся дрожа, ответила:
- Очень сильно пьёт и женщину привёл к себе в дом, она караулит его и не оставляет ни на минутку одного, чтобы он, не дай Бог с нами не заговорил через забор. Двери всегда заперты.
Печально задумавшись, она сказала:
- Я-то Трофима с мальства помню, он у меня одно лето жил. Тогда его матери, жене моего родного брата - Зое, ты её, наверное, не помнишь, она рано померла, он ещё не женат был. Так вот, ей операцию сделали серьёзную, и девать его было некуда, она одна его растила. Вот мне его и привезла, как школа закончилась, а забрала уже, когда снег пролетал. Больше я его и не видела, а после смерти Зои, писем мне никто никогда и не писал. Не знала я, что он пить начал, хорошим был мальчиком, послушным. Никогда бы не подумала! Ну, да ладно об этом. Что с тобой будем делать?
Я ждала решения бабушки, как приговора. Жить негде, денег на обратную дорогу нет! Она помолчала, помолчала и говорит:
- Вот, что милая! Хватит тебе мыкаться по белу свету, как неприкаянной. Остаешься у меня! Дом большой, я одна, окромя тебя у меня сродственников больше нету. Так что живи, будешь мне внучкой, а помру, всё тебе достанется. В нашей школе будешь учительствовать, я за мальцом буду приглядывать. Так и порешим!
Так я и осталась в городе с красивым названием Золотоозёрск. Я Бабушку очень люблю, она меня так приняла, с такой заботой относится и ко мне, и к сыну. Она старенькая, ей моя помощь не лишняя. Сама знаешь, как я ухаживаю за ней, помогаю во всём. Я ей так благодарна! Она оказалась единственным, самым родным человеком, для меня, на всём белом свете! Мы живём дружно, даже очень. Я, только живя здесь с ней, поняла, как хорошо когда тебя любят! У меня сейчас жизнь стала лёгкой, доброй и очень светлой. От этой любви я даже изменилась. Да что я?! Всё вокруг стало другим и так жить хочется!
Но как вспомню, как мама со мной поступила, так опять холодок пробегает по спине. Страшно, когда мама, которая тебя родила, выкормила и вдруг не любит. Бедные дети, кто через это проходят!»
Лида, вытащила из стола конверт с письмом и, глядя на него, вздохнув, проговорила:
- О маме я долго не вспоминала, пока бабушка не написала отцу письмо. Про меня и то, что я у неё живу, ни словом не обмолвилась. Больше спрашивала про их жизнь. Мы с ней договорились, что пока не будем ничего им сообщать, посмотрим, как дальше всё пойдёт.
Лида открыла письмо и, глядя на него, сказала:
- Потом, когда пришёл ответ, бабушка дала мне прочитать. Это оно! Написала письмо вместо отца мама. Слушай:
«Здравствуйте уважаемая тётя Мария! Простите, но не знаю вашего отчества. Вы для меня незнакомый человек и родственник моего мужа, но прочитав письмо, я почувствовала заботу и беспокойство о нас, о нашей жизни, почувствовала в вас родственную душу! Поэтому, простите, но я напишу вам прямо и честно всё, что происходит со мной, с нашей семьёй.
Муж мой - Трофим умер от цирроза печени. Он сильно пил. За всю жизнь, не был трезвым никогда! Пока мы с ним жили вместе, он хотя бы питался нормально, но когда развелись и он начал жить один, то ел, как попало, вот и результат.
Перед самой смертью моя сноха, жена сына, разогнала всех алкашей, закрыла его дома, никуда не выпускала, караулила, как цербер, потом обработала, и он перевёл свою половину дома на неё. После его смерти молодые перебрались туда. Уговорили меня, и я отдала им ещё одну большую комнату от своей половины. Сама осталась с двумя маленькими проходными комнатками. Но много ли мне надо-то одной!
Тогда я хорошо зажила! Никого не нужно ублажать, никому не нужно угождать. Не жизнь, а благодать!
Но прошло меньше года и, в один из дней, сын с чемоданом возвратился ко мне в мою половину. Разошлись они, говорит, с женой, а у них сынок уже школьник! Стал сын со мной жить, ну и внук, конечно, следом за ним. Всё, закончилась моя жизнь, начала я опять работать на детей. Телевизор лишний раз не включи, по дому не ходи, не топчись. Разрешается мне только тихо сидеть на своей кровати и ждать, когда позовут. Что мне разрешается делать без спросу, так это только убираться, готовить и работать во дворе и огороде, а в остальном, чтобы я не мешала и жила тихо. Вот я и сижу в уголке своей кровати и жду, когда сын уйдёт на работу, чтобы вздохнуть спокойно. Из комнаты моей меня выселили, поставили мою кровать в проходной. Всё также как и прежде когда жили со снохой. Опять я перестала быть хозяйкой в собственном доме!
Позже я узнала, что это они со снохой специально сделали, с разводом, нарочно придумали. Им нужно было основательно прижиться в моей половине, потому что они задумали меня извести, чтобы весь дом под себя забрать. Шибко я им мешаю!
А узнала я это случайно! Соседка позвала меня к целительнице сходить, вот она мне на всё и открыла глаза. Сноха моя, оказывается, магией занимается! Она всё это и сотворила с нашей семьёй. Горько мне думать, что из-за неё я потеряла дочку. Ума не дам, как могла так на поводу пойти?! Сейчас бы всё изменить, но поздно! Уехала дочь куда-то. Сейчас, наверное, замуж вышла, фамилию изменила. Думаю, что не увидимся мы с ней, потому что сноха меня изводить будет, ни перед чем не остановится, сейчас, я ей мешаю!»
Лида, прочитав письмо, тяжело вздохнула, подняла на Лену глаза и с волнение произнесла:
- Вот, как прочла я это письмо, так и расплакалась. Бабушка гладит меня по голове, успокаивает, а я реву. Так жалко мне и маму, и себя, просто ужас! Бабушка предлагает написать ей письмо, объявиться. Но я пока не могу! Несколько раз принималась написать, но посижу перед бумагой, вспомню её глаза и то, как она меня ненавидела, как она меня из дома гнала и не могу писать, откладываю. Столько лет прошло, а обида на неё не прошла, живёт вместе со мной. Иногда мне кажется что я, так же как и она, ненавижу её. Самой страшно даже думать об этом, так не хочется быть плохой, не благодарной дочерью и в тоже время так трудно забыть всё. Ещё, не зажила рана!
Лида замолчала, глядя на подругу. Лена понимая её боль и страдание, проговорила:
- Нужно время, в этом я с тобой полностью согласно. В любом случае, нужно время, чтобы всё это переболело, хоть немного стерлось из памяти. Вопрос сколько? Полностью забыть ты этого возможно и не сможешь никогда, но чем дальше будешь идти по жизни, чем старше будешь становиться, тем мене болезненно будешь думать об этом. Хотя, если честно сказать, то мне очень трудно представить, чтобы родная мама и так относилась к своему ребёнку. Я много читала и слышала о таких историях, но так близко к сердцу ни разу не воспринимала такую ситуацию. Это страшно, очень страшно, когда мама есть, и её нет!
- Да! Это как раз про меня, у меня есть мама, и её нет! Лена, а ты помнишь свою маму? Какой она была?
- Помню, очень хорошо помню и маму, и папу. Очень часто в мыслях обращаюсь к ним за помощью и поддержкой. Иногда просто разговариваю с ними. Удивительно, но после таких бесед, мне всегда становится легче! Моя мама меня любила, всегда ценила, во всём помогала и поддерживала. Знаешь, она всегда мне говорила, что я буду хорошим человеком, буду доброй и отзывчивой. Она была просто золотым человеком! И не только мама. У меня и папа был такой же, добрый, ласковый, понимающий. Мои мама и папа были очень культурными и образованными людьми, хотя оба выросли в детском доме без родителей и материнской ласки. Они так хорошо относились ко мне! Вот поэтому я и люблю их без всяких задних мыслей, у меня к ним настоящая любовь. Ты не представляешь, как я всю жизнь жалею о том, что с ними случилось. Всю жизнь и по маме, и по папе у меня только добрые, светлые, я бы даже сказала - святые воспоминания.
- Счастливая ты Ленка! У меня такого не было, даже до женитьбы брата. Мама всегда была какой-то суховатой к нам, особенно ко мне. Но даже это всё куда-то ушло, остался в памяти только последний год жизни в семье. Помню, что по какому бы вопросу не обращалась к ней, ей всё не нравилось. В разговоре со снохой она сама доброта, а со мной рык, да рык. Я на сноху посмотрю и вижу, что исходит от неё какая-то ложь, даже мерзость, вроде всё правильно говорит, а слушать противно. А потом начинается на меня полный наезд! Мама начинает требовать, чтобы я послушала умных людей и начала вести себя по человечески, а то от меня только одна неблагодарность. А за что благодарность?! За постоянные унижения, оскорбления, за вечные скандалы, крик на меня, причём безо всякой причины?!
Лида замолчала, чуть не плача отвернулась к окну. Лена вздохнула с сочувствием и сказала:
- И несмотря ни на что, подумай о том, что твоя мама тоже человек. Хоть на секундочку задумайся не о себе, а о ней! Она ведь тоже чья-то дочь, ей твои бабушка с дедушкой тоже чего-то не додали. Может быть, она просто не знает, как нужно любить своего ребёнка?! Делала для тебя всё, как положено: дала образование, обувала, одевала, ты жила в тепле. Хотя наверняка в детстве и юношестве тебя слушали и ждали. Ждали со школы, ждали с прогулки. Ждали и волновались за тебя! Каждая нормальная мама старается хотя бы этот родительский минимум дать своему ребёнку. Даже если тебе не хочется искать объяснения её поступкам, постарайся посмотреть на это с другой стороны. Ты взрослая, самостоятельная женщина и она уже ничего тебе не должна. Пожалей и прости её! Мама она всегда мама, другой у тебя не будет никогда! Её надо любить такой, какая она есть. Ей тоже было нелегко. Лида, у тебя вся жизнь впереди, не носи этот камень на душе. Подумай, что у кого-то и такой мамы не было! Уверена, что как только ты поймёшь это, тебе самой станет легче.
- Ах, Леночка, если бы, это было так просто! Я понимаю, что нельзя всю жизнь плакаться о своём прошлом, а в результате самой быть от этого несчастной. Очень хочется быть сильной и отпустить своё прошлое, простить её, как ты говоришь, какой бы она не была, и идти дальше по жизни, но чувство обиды и жалости к себе затмевает всё!
- Знаешь подруга, можно всю жизнь пытаться разобраться что к чему, потратить на это уйму времени и не найти ответа. Мне кажется, нужно принять и простить. Ты взрослая, грамотная, будь мудрее, пожалей её!
- Да мне и так её жалко! Что она-то хорошего видела в своей жизни? Как вдумаюсь в её слова, то оказывается что и она жертва!
- Вот и решай это!
- Как, Лена?! Ты думаешь, нужно написать ей письмо?
Понимая страхи и сомнения подруги, Лена уверенно ответила:
- Я думаю, что нужно написать, нужно простить. Она же мама! И ведь не всегда у вас с ней было плохо? Ведь до появления в доме снохи у вас всё было хорошо, значит ей нужно дать шанс на прощение. Когда простишь, самой станет легче. Вот увидишь, насколько станет хорошо и спокойнее в первую очередь у тебя на душе, это уж я теперь точно знаю!
- Лена, я пытаюсь! Постоянно убеждаю себя, что всё прошло, было со мной, но давно, ушло туда в прошлое и нужно всё забыть. Но не могу!
- Знаешь, Лида я за эти годы, поняла одну вещь, что забыть - это не значит простить. Я когда была в церкви и думала о том, что случилось с нами, тогда и поняла всё. Такое впечатление, что мне кто-то это доходчиво объяснил?! Мне и больно, и тяжело от того что произошло, и я ничего не забыла. Помню всё и радости, и обиды, всё до самых мелочей. В тоже время, я приняла Алексея таким, какой он есть, приняла его поступок, его выбор и тогда поняла что простила.
- Нет, я не понимаю, как можно не забыть, а простить! Ты говоришь, что не забыла обиды и в тоже время простила?! Как это?
- Ты только вдумайся в смысл моих слов и найди ту грань, которая находится между понятиями: забыть и простить. Забыть иногда просто невозможно, а прощать нужно!
Лида посмотрела на подругу, улыбнулась, но выглядела очень растерянной, опустошённой. Глубоко вздохнув, спросила:
- И как найти эту грань?!
- Трудно, но когда поймёшь, почувствуешь её, тогда всё станет ясным и понятным.
- Лена и как у тебя это получилось?
- Долго, трудно я шла к осмыслению всего, что произошло с нами, но когда поняла, сразу стало легче и жить, и думать о нас, о нашем прошлом.
Печально улыбаясь и глядя в окно, Лена задумчиво продолжила:
- Знаешь, Лида, я пыталась, так же как и ты, простить Алексея. Очень долго пыталась! Потом, в какое-то время мне казалось, что я простила его. Постоянно говорила себе, думала о том, что простила, буквально уговаривала себя, но иногда так было тяжело! Я пыталась, очень хотела простить его полностью, но так наворачивалось на душу, такая тоска, такая обида, что хоть плачь. Я искала выход, хотела избавить себя от этой муки, но иногда было просто невыносимо тяжело! Слишком всё болело внутри, наверное, времени прошло мало, ещё не переболело. Понимаешь, я слишком хорошо знаю себя и знала, что обязательно прощу его, только нужно было немного потерпеть, подождать! Вот стоя в церкви, во время службы я и почувствовала эту грань, тогда всё и поняла.
- Ты права, мне и в самом деле тяжело, трудно от этого. Это какая-то мука, которая просто выгрызает душу! Трудно, очень трудно, оказывается, простить! Как избавить себя от этого мучения? Как найти, почувствовать эту грань?
- А ты Лида грань-то эту уже чувствуешь?
- Я?
- Да, ты подруга! Ты ведь сама сказала, что обижаешься на маму, а если вдуматься то и она жертва. Вот она та ступенька, по которой тебе нужно идти выше! Думать не о том, что плохого тебе сделала мама, а о том, почему всё это произошло и пожалеть её.
Девушки долго сидели, молча задумавшись и Лена предложила:
- Знаешь, что Лид, если ты не хочешь, чтобы они узнали твой адрес, пусть пишут до востребования.
Лида, грустно, ответила:
- Ты права! И чтобы они не узнали, что я в Золотоозёрске, с кем-нибудь отправлю письмо из другого города, как ты!
Лена улыбнувшись, сказала:
- А как ответ, куда придет?
Лида, вскинув на неё глаза, засмеявшись, сказала:
- Точно! Это ты отправляла письма, так чтобы не знали где ты и ответа ты не ждала. У меня другая ситуация, так что нужно подумать. Главное решиться написать, а остальное уже мелочи.
Замолчав ненадолго и взглянув на Лену, Лида, улыбаясь, но с заблестевшими слезинками в глазах, сказала:
- Я напишу маме, обязательно напишу! Напишу о своей жизни, о сыне, но ни словом не обмолвлюсь в письме о своих обидах к ней.
Глава 51
Время неумолимо бежало вперёд, прошло уже пять лет. Дети росли, Аня училась, Саша ходил в детский садик. Лена преподавала только английский язык. Школу укомплектовали молодыми специалистами, и не было необходимости в совмещении. Она больше времени отдавала занятиям со своими детьми. А в свободное время продолжала заниматься розысками по родословному дереву купца. Поиски шли к завершению, осталось только всё напечатать, оформить и можно отдавать директору школы на ознакомление. В этой работе Лене очень помогали Лида с мужем.
После свадьбы Лиды с Вадимом, он переехал от Ольги Владимировны, и сейчас они живут все вместе, большой семьёй в бабушкином доме. Бабушка за эти годы сильно состарилась, но была ещё на ногах и даже помогала нянчить родившуюся у Лиды дочку.
После разговора с Леной, насмелившись, Лида написала матери письмо. Она уже простила её и очень жалела, что не сделала этого раньше, понимая, как с обидой в сердце тяжело жить. Обида съедает изнутри, разрушает не только сердце и душу, но и весь организм. Нужно прощать, обязательно нужно хотеть и уметь прощать, для себя, для своего же собственного покоя!
Меньше чем через месяц, Лида получила от мамы письмо. Она писала:
«Лидочка, доченька, здравствуй! Милая моя, родная моя, прости! Прости меня за всё, что я сделала! Умоляю, прости!
Спасибо, что отозвалась на мои мольбы и дала мне возможность перед смертью повиниться. Я когда прочла записку, после твоего исчезновения, поняла что натворила. Мне как будто пришло прозрение. Я прижала записку к груди и подумала, что же я натворила, ведь это моя дочь, моя родная, единственная дочь! Первое время, думала, что ты появишься. Ждала! Потом ездила в институт, думала, узнаю, куда тебя распределили. Но там мне сказали, что ты вышла замуж и осталась в городе. Я пыталась узнать твою новую фамилию, но ты диплом получила по девичьей фамилии и новую никто не знал. Потом, начал часто болеть внук и у меня совсем не оставалось свободного времени. Сначала было тяжело, потом всё тяжелее и тяжелее.
Жизнь шла. Умер отец. Хоронила его я, больше оказалось некому. Сыну со снохой только нужен был его дом! Позже, я узнала от соседей, что его половину сынок со снохой по завещанию оформили на себя. После его смерти взялись они за меня. Сынок, братик твой, начал меня изживать. Переехал ко мне и не давал мне покоя, всё донимал, докапывался, доводил до слёз каждый день. Пусть простит Господь, но не раз думала наложить на себя руки! Вырастила деспота. Он делает всё по наставлению своей жены, а она-то, оказывается, занимается магией! Соседи рассказывают, что она сняла квартиру в городе и ведёт там приём. Целительницей заделалась. Она, наверное, всегда этой гадостью занималась. Иначе как объяснить моё затмение? Я ведь кроме неё никого тогда ни видеть, ни слышать не хотела. Сейчас, слава Богу, прозрела, во всём разобралась!
Вот здоровье мне уже не поправить, думаю, что жизнь моя подходит к концу. Ни ем то, чем кормит меня сноха, но всё равно с каждым днём становится всё хуже и хуже, чувствую что угасаю. Отец-то свернулся за полгода, как она его в оборот взяла! Поэтому, доченька, не знаю, увидимся мы или нет ещё с тобой? Наверное, умру и, ты даже не будешь знать, где моя могилка? Прости, прости за всё!
Будь счастлива и люби своих детей! Нет ничего дороже для матери, чем её дети! Прости!!!»
Прочитав письмо, Лида с мужем сразу же собрались и поехали за матерью, чтобы забрать её к себе. Она была очень слаба, похудела, пожелтела. Увидев дочь, завыла и сползла с кровати на пол. Лида, расплакалась и с трудом подняла её.
Помня наставления Лены перед поездкой, она не ругалась с братом, делала вид, что не замечает его. Когда мама начала собирать свои вещи, взяла её за руку и громко, чтобы слышал брат, сказала:
- Мама, не бери ничего. Оставь всё им, пусть забирают и дом, и твои вещи. Пусть подавятся! Мы тебе всё купим новое, а дом у нас больше этого в три раза.
Мама постояла немного, размышляя и кивнула, соглашаясь с дочерью. Взяла только сумочку с документами, фотоальбом и сняла, со стены над своей кроватью икону Богородицы. Лида, поддерживая её под руку, повела к выходу. У двери стоял брат, опустив глаза. Он старался не смотреть на мать, видно от совести ещё что-то осталась?! Она, проходя мимо остановилась, пристально посмотрела на него и, не сказав ни слова, молча вышла.
Лида задержалась рядом с ним на секунду. С улыбкой глядя на него, протягивая руку, сказала:
- Это, братик, тебе сувенир!
Он машинально протянул руку, и она вложила в неё, металлический рубль с изображением Ленина, с просверленной в нём дырочкой и продёрнутой верёвочкой. Он взял его в руки и в недоумении поднял на Лиду глаза. Она ухмыльнулась и с презрением добавила:
- Это тебе на вечную память, за всё добро которое ты сделал и мне! Нет у тебя больше ни матери, ни сестры. А судьбу твою пусть Господь решит, на всё Его воля!
Отвернулась и вышла, плотно закрыв за собой дверь.
Лида с мужем, привезли маму к себе. Она была так слаба, что при осмотре, терапевт предложила поместить её в больницу. Провела она там два месяца, подлечившись, окрепла, поправилась и даже порозовела. Сейчас она живёт с ними, помогает во всём, с утра до вечера всё о чём-то хлопочет. По выходным ходит в церковь и просит прощения за дочь, за то, что так поступила с ней. И благодарит Господа, за то, что он дал ей возможность покается и за то, что он вернул ей дочь, а вместе с ней и жизнь!
Глава 52
Лида с мужем приняли самое активное участие в подготовке готовых документов для школьной экспозиции «Мой город». Она перепечатала все подготовленные материалы, а Вадим начертил большое, красивое родословное дерево купца.
Когда всё было готово, взяв в руки толстую папку, Лена пошла с ней в школу. Ольга Владимировна была вместе со всеми учителями в учительской. Она подошла к ней. Все присутствующие затихли и молча ждали.
Держа папку перед собой, Лена сказала:
- Вот Ольга Владимировна, здесь все документы. Всё, что я смогла найти на данный момент. Думаю, что можно переделывать экспозицию, а по мере появления новой информации, постоянно пополнять её.
Ольга Владимировна с волнением и трепетом приняла из её рук увесистую папку и взволнованно сказала:
- Я потом почитаю, всё подробно изучу. Елена Сергеевна, на словах расскажите, что?
Все учителя знали о поисках Лены, постоянно интересовались результатами. Поэтому с большим интересом сидели молча и ждали. Лена посмотрела на них и начала рассказывать:
- «В двух словах, помимо того, что вы уже знаете, можно добавить, что родоначальником старинного дворянского рода Курской губернии Бекреёвых был Бекрей. Он был переводчиком в татарском улусе в Крыму. Улус - это значит орда, то есть поселение аналогичное табору, аулу. Но по происхождению он был славянином!
Фамилия Бекрей образованна от прозвища, которым называли людей по внешним признакам. Фамилия Бекреев, аналогична фамилии Горбунов, на татарском языке. Получается, что до первого Бекрея, вернувшегося на Русь, кто-то из его предков был горбатым.
Во время одного из набегов на Русь Бекрей похитил дочь Русского воеводы. Она была знатного рода, но имени её я не нашла. Очень хотелось узнать её фамилию, потому что по истории, сами знаете, воеводами назначались, только знатные, титулованные люди. Но, увы!
Наш, Бекрей влюбился в красавицу, и под её влиянием, вместе с ней и с несколькими своими приближенными, тайно бежал и вернулся на Русь. Принял православие и пошёл на службу к Русскому Царю. Это было время правления Ивана Грозного. Чтобы окончательно осесть на Руси, он просил дать ему земли на постоянное поселение. Долго они искали и никак не могли выбрать место для своего проживания. Намного позже, либо один из потомков Бекрея, либо он сам, но именно Бекреев Михаил отыскал удобное место для их жительства. Эти земли в Курской области. Михаил, в тысяча пятьсот пятьдесят пятом году, поехал к царю в Москву. И вернулся оттуда с грамотой на вечное пользование этими землями. Это первая дата в документах, где появилась фамилия Бекреева на Руси.
Это и был прародитель нашего купца. Полное имя купца, приехавшего сюда и заложившего первый камень нашего города – Бекреев Антон Елисеевич, это вы уже знаете. В книги регистрации венчания, так и записано, что он из Курской губернии. Я, если можно так сказать, восстановила всё родословное дерево до наших лет и теперь точно могу сказать, что нынешние Бекреевы, живущие в посёлке – это потомки купца!»
Лена замолчала, взглянув на взволнованную, с трудом сдерживающую слёзы Ольгу Владимировну и продолжила рассказывать:
- «Сейчас, ближе к нашему времени. Расскажу о членах их семьи. Жену Бекреёва Егора Ильича звали - Останина Екатерина Ивановна, по матери Крупенникова. Это ваши - дедушка и бабушка, Ольга Владимировна! Род Останиных тоже очень старинный, его корни я находила в пятнадцатом, шестнадцатом веках. Но они не были богатыми. Были грамотными, образованными, но заводов не имели. Состоятельные, но не такие богатые как Бекреевы. Жену Ильи Зиновьевича, мать Егора, звали Евдокия Трофимовна, но её девичью фамилии, я не смогла расшифровать, запись в том месте так подшита, что фамилию не прочесть. Это ваши - прадедушка и прабабушка.
Очень много в каждом роду было детей. Почти в каждой семье по пятнадцать, двадцать человек. Но выживали единицы. Встречаются в одной семье на году по двое детей, один в январе родился, другой в ноябре, декабре. Очень много детей с одинаковыми именами. Их отличали или Иван большой, Иван маленький, или просто, Иван первый, Иван второй».
Лена замолчала и Ирина Александровна, не удержавшись, сказала:
- Леночка, рассказывайте, рассказывайте! Когда мы ещё всё прочитаем! Интересно, очень!
Лена посмотрела на Ольгу Владимировну и спросила:
- Сейчас же урок начнётся?
Она взволнованно ответила:
- А мы устроим большую переменку, дети будут только рады. И правда, рассказывайте Елена Сергеевна!
- Хорошо! Я начну с купца. У Антона Елисеевича было три сына: Петр, Дементий и Стефан. Я остановлюсь на ветви Петра Антоновича. Потому что только эта ветка идёт дальше в наше время. Остальные дети, вероятно, переехали, по ним есть последняя запись в 1865 г. девочка Матрона. На этом по ним все записи в книгах регистрации закончились, получается, что эта Матрона была последним параллельным родственником.
Вот ветвь Петра идёт до конца двадцатых годов. У Петра Антоновича и Натальи Андреевны, были только сыновья: Петр, Иван, Василий и Андрей.
Лена замолчала, с улыбкой посмотрела на всех и спросила:
- Запутала я вас, наверное?
Ирина Александровна, ответила:
- Да нет, всё понятно! Пётр Антонович – сын купца, дальше его дети.
- «Да правильно! По схеме хорошо видно, потом посмотрите. Я буду говорить только о тех детях, которые идут к нашим Бекреевым. Буду упускать параллельные ветви, хотя в нарисованном дереве есть и они. Пошлите дальше! Мы пойдём по ветви сына Петра Антоновича - Андрея Петровича. У Андрея - пятеро детей: Андрей, Ульяна, Акилина, Данило и Дементий.
Трудность в том, что имена постоянно повторяются. Но это уже праправнуки купца.
Вот теперь уже интереснее будет! У Дементия Андреевича было четыре дочери: Марина, Ульяна, Доротея, Лена и всего один сын Зиновий. Праправнук купца. Так мы с вами добрались до самых последних Бекреевых в четвёртом поколении.
Зиновий Дементьевич 1824 года рождения, это и был прадедушка вашей мамы, Ольга Владимировна. У Зиновия Дементьевича было пятеро детей: Пимен, Ульяна, Николай, Петр и Илья. Мы с вами дошли до тех имён, про которые уже рассказывала ваша мама, Ольга Владимировна. Илья Зиновьевич - это отец Егора Ильича родившегося в 1903 году. Егор остался без родителей в 1906 году, ему тогда было всего три года!»
Лена посмотрела на уже переставшую сдерживаться и вытирающую слёзы Ольгу Владимировну и продолжала рассказывать:
- «Помните, ваша мама говорила, что её отец рано осиротел, но она не знала почему? Та вот, я нашла, причину, почему он осиротел в столь раннем возрасте. Илью Зиновьевича и Евдокию Трофимовну, его жену - убили! Их зарезали вместе в одну ночь.
Осиротевшего ребёнка с сёстрами взял на воспитание дядя. Родной брат их отца Ильи - Петр Зиновьевич. Он растил отца вашей мамы - Егора, как своего сына. У Петра Зиновьевича с Аноксией Германовной были свои дети, двоюродные братья деда Егора.
Последние потомки рода Бекреевых были 1918 годом рождения, на этом фамилия Бекреевых прекращается полностью в Золотоозёрске. Наверное, все остальные родственники, по параллельным ветвям, разъехались, ещё до революции? Может быть, бежали, как и остальные? Потому что после тридцать первого года, в списках жителей, фамилия Бекреевых уже не встречается ни рожденных, ни умерших.
Петра Зиновьевича и одного из его сыновей – Фёдора, застрелили в воротах кирпичной фабрики.
Второй его сын - Григорий Петрович бежал. У него была большая семья, он всех спас! После смерти отца и брата, когда завод отобрали, он добыл справку через Ефимию и ночью тайно выехал из города. Оставил большой дом, всё хозяйство. Посадил на одну подводу свою жену - Анастасию Григорьевну и шестерых детей, на вторую подводу - жену убитого Фёдора с детьми и свою мать - Аноксию Германовну. Привязали всего одну корову к телеге и уехали в неизвестном направлении.
А Егор остался, не поехал с ними. Остался жить в их большом доме, в котором жили всей семьёй раньше. Это и была основная причина их будущих проблем. Их дом решили изъять для нужд колхоза, а их выселить. Молодой он был, и до конца не понимал всей опасности. Он думал, что так и проживёт как все, но не получилось. Егор уже к тому времени был женат, и было у них трое детей, старшей была ваша мама, Ольга Владимировна. Что с ними произошло дальше, вы уже знаете, а вот где дети Петра живут, установить не удалось. Но найти их, мне кажется, не реально! Они наверняка уехали далеко, да и фамилию могли изменить?
Вот такая история у меня получилась. В папке всё подробно изложено, начерчена схема родословной. Очень много народу в этом родословном дереве. Это ещё не охвачена женская половина рода. Дочери Бекреевых выходили замуж и меняли фамилии, там есть и знакомые нам как Кайгородцевы, Забоковы, Васильевы и Молоковы. Я назвала только фамилии наших учеников, а там ещё столько их! По этим фамилиям я сделала отдельный список и на родословном дереве они нарисованы со своими семьями. Думаю, что детям будет интересно увидеть свою фамилию в этом списке?!
Разбирать эту, да и любую родословную, можно, мне кажется, до бесконечности! Я не сомневаюсь, что заинтересовавшись результатами наших многолетних поисков, теперь люди сами начнут искать корни своих предков. Думаю, что нужно будет ещё раз дать задание детям, чтобы они с помощью родителей подробно описали всё, что знают о своих бабушках и прабабушках.
Могу ещё добавить, что в папке помимо большого, просто огромного родословного дерева, есть фотография фамильного герба Бекреёвых. Если вдуматься то, сколько ещё родственников осталось там – в Курской, теперь уже, области. Но одно могу сказать твёрдо, что Бекрей бежавший от татар, был единственным прародителем всей фамилии Бекреевых на Русь. Получается, что все Бекреевы - родственники?!
В общем, интересно получилось. Почитаете и решите, что выставлять на стенд. Могу точно сказать, что вы Ольга Владимировна с мамой Акулиной Петровной, потомки купца, основателя нашего города!»
Ольга Владимировна, не в силах больше стоять, опустилась на стул и с трудом произнесла:
- Ах, Леночка, если бы вы знали, что вы сделали для меня и мамы. Это такой подарок, такой подарок! Спасибо, дочка!
К Лене подошла Ирина Александровна, приобняла её и, глядя на толстую папку, взволнованно сказала:
- Вы не правы, Ольга Владимировна, это подарок не только вам, это подарок всем нам, всему нашему городу! Вы Елена Сергеевна, сказали, что там есть Васильевы? Ольга Владимировна, а вдруг мы с вами окажемся родственниками?! Ведь моя девичья фамилия Васильева. После всего, что мы услышали во мне появилось огромное желание узнать побольше о своих предках! Я думаю, что Елена Сергеевна права, нужно будет заинтересовать наших детей и их родителей, чтобы как можно больше информации было обо всех семьях.
С восторгом и восхищение глядя на Лену, Ирина Александровна громко сказала:
- От всех нас, большое вам спасибо Елена Сергеевна!
Глава 53
Жизнь шла своим чередом, Аннушка росла красивой и умной девочкой, очень хорошо училась. Особые успехи у неё были в английском, она от мамы получила очень хорошие знания и большую практику. Лена с самого детства читала им с Сашей книжки на английском языке. Давала задания переводить огромное количество сначала детских книжек, потом статей из газет и просила разговаривать между собой на английском. Наталья Григорьевна слушая их смеялась:
- Ну, прямо, иностранцы, ни дать не взять!
Бежали год за годом, уже и Саша вырос, и пошёл в школу, и Аннушка училась в старших классах. Лена воспитала хороших, добрых детей. У них была очень дружная семья! Наталья Григорьевна уже давно, стала им самым родным и близким человеком. Они всегда были вместе, житейские радости и горести делили поровну. Аню и Сашу баба Наташа любила, как своих родных внуков.
Часто глядя на них, она тайком вытирала слёзы, вспоминая своего сына и его детей, которых она даже не видела!
Её сын со снохой всего год прожили здесь, вместе с ней в этом доме. Для них и строилась эта комната, в которой уже много лет живёт Лена с детьми. Снохе не понравилось жить, как она говорила «в этой дыре» и увезла она её единственного сына в Москву.
Первое время он писал матери, присылал открытки на праздники. Из писем она узнала, что у неё родился внук Ванечка, а позже и внучка Машенька. Сын присылал в письмах фотографии детей, и всё время обещал приехать, привезти их в гости. Но шли годы, писать он стал реже, а потом в один момент и совсем перестал. Раньше хоть изредка приходили на Новый год или на день рождение открытки, из которых она узнавала, что они живы и здоровы. А потом разом всё оборвалось и уже много лет, Наталья Григорьевна ничего о них не знала. Так и жила она, долгие годы с болью в сердце не зная, где её сын и что с ним произошло?!
Когда Аннушка выросла, через социальную сеть нашла внука Натальи Григорьевны - Ванечку. Списалась с ним, всё ему рассказала про неё, а он ей про свою семью. Оказывается, что они с сестрой Машей даже не знали, что у них жива бабушка и вообще, что есть бабушка! И, что живёт она одна, грустит и печалится, потому что никогда их не видела.
Долго Аннушка, ничего не говорила Наталье Григорьевне, о своей переписке. Всё не знала, как преподнести ей это, потому что новости были нерадостные. Оказывается, что в то время, когда к ней перестали приходить письма, и прервалась всякая связь, с её сыном произошла беда!
Они с женой ходили в аэроклуб, прыгали с парашюта. Один из прыжков для него оказался неудачным. Он сломал позвоночник и получил черепно-мозговую травму. В результате его парализовало и по сей день он не может ни шевелиться, ни говорить. Его положили в больницу, сказали, что он безнадёжен. Жена сразу же с ним развилась и уехала в другой город с детьми. Дети тогда были ещё маленькими и не поняли, куда исчез папа и почему не поехал с ними. Просто-напросто, она его бросила! Продала квартиру и вычеркнула его не только из своей жизни, но и из жизни детей. Сейчас она замужем и у детей новый папа и новая фамилия.
Ваня, когда вырос и всё узнал, поругался с мамой, собрал свои вещи и уехал. Уехал в город, где родился. Там, нашёл отца в специальном заведении для бездомных больных и забрал его.
У Вани к тому времени уже был приличный доход, свой бизнес. Он был хорошим программистом и составлял программы для разных фирм. Купив маленькую квартиру, он забрал отца к себе. Нанял сиделку, а иногда и сам ухаживал за ним, делал упражнения, массаж, кормил с ложечки. А сейчас возникла проблема, невеста Вани не соглашается жить с отцом в одной квартире, а тем более ухаживать за ним. И перед Ваней встал выбор, либо жить одному с отцом, либо жениться?!
Когда Аннушка из последней переписки узнала об этом, всё-таки решилась рассказать всё Наталье Григорьевне. Они с мамой готовились к этому очень серьёзно. Боялись, что Наталье Григорьевне будет плохо, даже на помощь позвали Лиду и Ольгу Владимировну. Но на удивление всех, она сидела совершенно спокойная, а когда Аннушка закончила свой рассказ, молча встала и подошла к шкафу. Ольга Владимировна обеспокоенно спросила:
- Наташ, ты куда? Что задумала?
- Как, куда? Еду за сыном, за Витей!
Её собирали все вместе! Когда она уехала, Лена с Лидой сделали ремонт в маленькой комнате за печкой на половине Натальи Григорьевны. В этой комнате уже давно жила Аннушка, но сейчас, когда домой возвращается сын Натальи Григорьевны, она перебралась назад к маме с братом. Совместными усилиями готовили всё для удобной жизни больного.
Натальи Григорьевны не было почти месяц. Оформив документы и решив вопрос с транспортировкой, она вернулась. Уставшая, измученная, но счастливая! Сына привезли с поезда на скорой помощи. Когда его несли в дом на носилках, Наталья Григорьевна шла рядом и держала его за руку, у него по щекам текли слёзы.
Для них, для всех началась другая жизнь. В доме появился больной, требующий постоянной заботы и внимания. Все, чем только могли, старались помочь Наталье Григорьевне, ухаживая за ним. Мама кормила сына с ложечки и постоянно с ним разговаривала. Казалось, что за все годы молчания она не может с ним наговориться. Лена, чередуясь с доктором, ставила уколы и делала массаж. А дети читали книжки или просто разговаривали с ним. Он редко оставался один, без внимания!
Каждый день к ним заходила доктор Инна Васильевна, бывшая одноклассница Виктора. Когда-то, очень давно, они любили друг друга. После окончания школы, она проводила его в армию и ждала. Но он сначала перестал писать, а потом, когда подошло время, вернулся не один, а с женой. Тогда Инна уехала из родного города, не смогла жить рядом и каждый день видеть счастье своего любимого. Вернулась только через десять лет, доктором и с маленьким сыном Витей. С тех пор и жила по соседству с Натальей Григорьевной в доме у своей матери.
Инна Васильевна предупредила Наталью Григорьевну, что процесс восстановления Виктора будет очень трудным и долгим, но несмотря ни на что, надежда есть. Главное не отчаиваться! И они не отчаивались, а делали всё для того чтобы он встал на ноги! Всего через несколько месяцев они увидели результат своих трудов, потому что Виктор начал поворачивать голову в разные стороны и улыбаться.
Радуясь не меньше, чем мама, Инна Васильевна, сказала, что его нервы успокоились, отпустили и сейчас он начнёт возвращаться к жизни. И что обязательно наступит тот счастливый день, когда он заговорит и встанет на ноги! Все верили, ждали и делали для этого всё необходимое.
Так и жили они большой, дружной семьёй, во всём помогая друг другу. Наблюдая за Натальей Григорьевной, Лена видела, как с возвращением сына она изменилась. Будто помолодела?! Куда бы она ни шла, чтобы не делала, на её лице теперь всегда была счастливая улыбка. Сердце и душа у неё стали ещё светлее и теплее, очистились от обид и переживаний о сыне. Она верила, что он обязательно выздоровеет, и они уже никогда не расстанутся. У неё появился смысл жизни!
Глава 54
В один из вечеров, Лена с Аннушкой подскочили от сильного стука в стену. Бегом, кинувшись на половину Натальи Григорьевны. В страхе, что что-то случилось, влетели к ней.
Она сидела на стуле перед телевизором и, показывая на него рукой, как рыба хватала воздух не в силах произнести хоть слово. Долго они пытались её успокоить и привести в чувства, но ничего не получалась. Только когда Виктор, медленно не сказал, а почти пропел:
- М-а-м-а!
Она, повернувшись к нему, перестала трястись и также нараспев, спросила:
- Ч-то ты ска-зал?!
Это было первое слово, которое произнёс её сын! Он шёл на поправку, и это было заметно всем.
Только после того, как она от радости расцеловала сына, смогла говорить нормально. Продолжая показывать рукой на телевизор, Наталья Григорьевна сказала:
- В передаче «Жди меня» сейчас рассказали историю одной девушки, которая ищет своих родителей. Она очень схожа с историей Ольги.
Лена постояла, задумавшись, в растерянности посмотрела на Виктора и когда увидела, что он кивает, подтверждая слова матери, поняла их и с волнением переспросила:
- С какой историей?
- С историей потерянной дочери Ольги! Кстати, а она где сейчас?
- В школе, у неё факультатив до шести.
- Ну и, слава Богу! Представляю, что с ней было бы сейчас, если бы она это увидела?!
- Наталья Григорьевна, а что там сказали?
- Девушка написала письмо о том, что ищет своих родных родителей. Она живёт в Молдавии и уже много лет ищет их и не может найти, поэтому решила обратиться в передачу с просьбой помочь ей. Её воспитывали приёмные родители и всю жизнь сначала они, потом, когда выросла она, искали её настоящих родителей.
- И почему вы решили, что это она?
- Она сказала, что в возрасте трёх лет её приёмные родители выкупили у цыган за корову.
- За корову?
- Да! Так вот, слушайте дальше! Цыгане сказали, что нашли девочку на обочине дороги рядом со сбитой машиной матерью.
- Но Ольга Владимировна не была сбита?!
- Это не важно! Главное то, что на ней был шифоновый, полосатый шарфик! Цыгане сказали, что она им была привязана к руке матери!
Лена в растерянности произнесла:
- Неужели это она?!
- Фотографию шарфика показали! Если Ольга его узнает?!
- Тогда большой процент вероятности, что это она!
- Лена, какой процент, это точно она!
- И что мы теперь будем делать, ей обязательно нужно всё рассказать?!
Аннушка не перебивая, молча слушала. Посмотрела на плачущую бабу Наташу и сказала:
- Мы в компьютере найдём сегодняшний выпуск передачи и покажем ей.
Лена сумев осмыслить всё, произнесла:
- Ой, мне даже страшно! Не представляю, что будет с ней и с бабушкой?!
Всхлипывая и вытирая слёзы, Наталья Григорьевна сказала:
- А ты Леночка сходи за Лидой и бабкой Марией, пусть они часам к семи подходят к ним, и мы придём.
И обратившись к Анне, спросила:
- Аннушка, а у них-то можно будет компьютер посмотреть, или всех к нам лучше позвать?
- Можно, конечно!
- Значит так и порешим!
Она замолчала, услышав, что Виктор что-то мычит. Подошла к нему поближе и, наклонившись, услышала:
- И-н-н-а.
Посмотрев на Лену, не понимая его, со страхом спросила:
- Сынок тебе плохо? Инну позвать?
Виктор в ответ замотал голов. Лена поняв его, сказала:
- Наталья Григорьевна он предлагает нам с собой взять Инну!
Виктор покивал и улыбнулся. Наталья Григорьевна выпрямившись, сказала:
- А и то, правда, сынок! Вдруг кому плохо будет, ведь новость-то какая! Не только от горя теряют сознание, но и счастья сердце может не выдержать.
И не договорив, опять заплакала. Лена обняла её и ласково сказала:
- Не плачьте, Наталья Григорьевна! Если это она - дочка Ольги Владимировны, то мы поможем им всем, чем только можно. Только подумайте, а вдруг и правда, это она?! Столько лет ожиданий, горя закончатся. Она увидит свою дочь, сможет обнять её, а самое главное, она успокоится, что девочка жива! Ведь наверняка она мысленно не раз думала о том, что выжила ли она?! Какое же это счастье!
Наталья Григорьевна уткнувшись в её плечо, заплакала ещё сильнее.
К семи часам, без предупреждения, у дома Ольги Владимировны, собралось гостей, человек десять. Многие в деревне видели передачу, и пришли в их дом с той же новостью.
Встретившись у ворот с соседками, Наталья Григорьевна, строго сказала:
- До сроку молчите, ничего не говорите. Пусть Лена с Инной сами, попробуют её подготовить, а потом посмотрим ещё раз передачу, и все вместе будем думать, что делать.
Спорить и возражать, конечно, никто не стал, женщины понимали, насколько эта тема болезненна для хозяек дома. Так безмолвно, друг за другом и вошли в дом.
Хозяйки молча смотрели на постепенно входящих в дом женщин и молчали в ожидании. Страх сковал обоих. Лена подошла к Ольге Владимировне и, опустившись рядом, взяла за руку. Посмотрела на бабушку, державшуюся намного крепче, чем дочь и сказала:
- Ольга Владимировна, вы были в школе и телевизор наверняка не смотрели?
Она сделала паузу, но Ольга Владимировна была не в состоянии даже пошевелиться ни то, что ответить. Она не моргающими глазами смотрела на Лену в таком напряжении, что побелели губы и глаза налились кровью.
Говорить нужно, но видя, в каком она состоянии, Лена сначала взглянула на Инну, а потом осторожно сказала:
- Ольга Владимировна, давайте посмотрим сегодняшнюю передачу «Жди меня», а потом спокойно обсудим всё что услышим.
Пока Лена говорила, Аннушка поставила ноутбук на стол и включила его. Бабушка подошла к столу и, сев перед компьютером, сказала:
- Олюшка, давай подходи, милая. Нужно посмотреть. Давай дочка, возьми себя в руки, ты же у меня сильная и ко всему уже готовая в жизни. Раз говорят, значит это важно!
Ольга Владимировна с трудом поднялась. Придерживаясь за кромку стола, подошла и тяжело опустилась на стул рядом с матерью. Аня включила компьютер. Молча, казалось, не дыша, Ольга Владимировна с бабушкой смотрели на экран, а все остальные на них. Более напряжённого просмотра этой передачи не испытывал никогда ни один из присутствующих!
Тишину нарушил вскрик Ольги Владимировны, она не могла сдержаться, когда увидела фотографию шарфика. Охрипшим голосом почти прорычала:
- Это мой шарфик!
Передачу Аня остановила, потому что в ней начали рассказывать уже другую историю чьей-то большой семьи потерявшей своих родственников ещё после революции.
Бабушка, вытерла глаза уголком платка и, взглянув на дочь, радостно сказала:
- Успокойся Оленька! Нашлась наша девочка, нашлась наша Машенька. Слава Богу, дождалась я этого!
Лена осторожно спросила:
- Вы уверенны, что это она?
Ольга Владимировна сквозь слёзы, но уже не так надрывно сказала:
- Да, это она! Я шарфик узнала. Сходи, пожалуйста, там, в комнате на полке лежит фотоальбом, принеси его.
Вместо мамы в комнату быстро сходила Аннушка и, принеся альбом, положила его на стол. Ольга Владимировна полистала его и ткнула пальцем в фотографию, на которой изображена она, молодая, в светлом платье с лёгким шифоновым шарфиком на шее. Надрывно вздохнув, сказала:
- Вот этот шарфик!
Лена внимательно посмотрела и, видя, как затаив дыхание все ждут её слов, сказала:
- Да это он!
Ольга Владимировна посмотрев на маму, растерянно спросила:
- Я только понять не могу, почему она Бекреева?
Бабушка издалека глядя в окно, на красиво освещённую вечерними лучами солнца церковь, сказала:
- Вот и я об этом думаю?! Почему она Бекреева и почему Ульяна?! Оль ты ж говорила, что при ней не было никаких документов?
- Не было, они остались в сумочке, которую я потом нашла в кустах. Там были все наши документы, только не было кошелька. Да и причём тут документы?!
Лида подошла к столу и сказала:
- Что гадать, мы сейчас на передачу напишем письмо и всё узнаем. Давай Аня садись за компьютер и пиши, что мы признали её и фотография тому доказательство. Они сказали, что зачитали небольшой отрывок из её письма. Спроси, может быть, там есть ответ на наши вопросы?!
Аня начала писать письмо, а женщины немного зашевелились и начали разговаривать, строя разные предположения. Наталья Григорьевна согрела чайник и накрыла на стол. Похлопотав вместо хозяек, похозяйничала на их кухне. Отправив письмо по электронной почте, пили чай и пытались успокоиться. Но все уговоры и увещевания были напрасны! Ольга Владимировна продолжала безутешно плакать. Только после того, как Инна поставила ей успокоительный укол, она немного, ни успокоилась, а просто утихли.
На удивление присутствующих, примерно через час пришёл ответ. Им выслали полный текст письма.
С замиранием сердца все внимательно слушали. Аня, опустив уже прочитанный в передаче отрывок письма, читала дальше:
- «Мой приёмный отец Бекреев Фёдор Васильевич, 1930 года рождения, родом из небольшого городка под красивым названием Золотоозёрск».
Прочитав, Аннушка удивлённо вскинула глаза, обвела всех взглядом и, увидев, что все поражённо застыли в ожидании, продолжила читать:
- «Возможно, кто-нибудь услышит, и откликнется на это письмо, он будет очень рад.
В их родном городе не осталось ни одного из родственников. Они пытались искать, делали разные запросы, но всё напрасно!
Его предки до революции владели там кирпичным заводом. Прадед Фёдора Васильевича – Бекреев Григорий Петрович успел вывезти свою семью и осиротевших детей брата Фёдора из города, после революции. Они уехали тайно, после того, как его отца Петра Ильича Бекреева и брата Фёдора Петровича, зверски убили на кирпичном заводе. С помощью родственницы им удалось бежать!
Они все вместе переселились сначала в Красноярк, оттуда переехали в Барнаул и уже позже, перебрались на постоянное место жительства, где и осели полностью, это в Молдавии. Там в небольшом городке, был кирпичный завод, поэтому они и переехали туда.
В Барнауле остался только Фёдор Васильевич. Его тёща была сильно больна, и они не могли её оставить. Много лет они ухаживали за ней и, когда она умерла, решили перебраться к родственникам. Уезжая, продали дом и всё остальное. Не успели продать только корову, вот и предложили её местным цыганам в обмен на меня. Отец сказал, что я как две капли воды была похожа на его дочь в детстве.
Уже потом, когда мы жили в Молдавии, дедушка Вася, говорил, что и я, и моя сводная сестра, были сильно похожи на его тётю Ефимию. О судьбе, которой, они знали только то, что она ушла в монастырь. Но ни о ней, ни обо всех остальных родственниках мы никогда ничего не знали.
Меня, приёмный отец выкупил у цыган в городе Барнауле. Но не один из запросов туда, ни дал никаких результатов. Поэтому я и решила обратиться к вам на передачу, потому что мы всей моей новой семьёй думаем о том, что меня украли цыгане и возможно мои родные родители ищут меня всю жизнь?!»
Аня закончила читать и с удивлением опять обвела всех взглядом. Молчали, не в силах произнести хоть слова и переглядываясь друг с другом, все присутствующие. Ольга Владимировна даже успокоилась и перестала плакать. Бабушка, покивала головой и сказала:
- «Воистину пути Господни неисповедимы»!
Наталья Григорьев произнесла:
- Это что получается?
Бабушка ответила:
- А то и получается, что это семья Петра Ильича Бекреева нашлась. А этот Василий ни кто иной, как внук Петра, стало быть, мой сродный брат.
Лена обрадованно сказала:
- Ольга Владимировна вашу дочь растил и воспитывал ваш родной дядя! Она ему племянница!
Наталья Григорьевна, перекрестившись, восхищённо сказал:
- Господи! Бывает же такое!
Бабушка Мария, пододвинувшись поближе к Акулине, сказала:
- Ну, вот сестра и нашла ты всю свою семью, теперь отпиши им, пусть приедут пока мы с тобой ещё при силах, все вместе сходим на могилки и в церкви закажем панихиду. Для них «там» тоже праздник, раз все детки нашлись. Как подумаю, что какой молодец этот Василий, корову не пожалел, отдал за девочку!
Лида, ещё и ещё раз заглядывая в письмо на компьютер, сказала:
- Ей можно сказать повезло! Они уезжали далеко и предпочли корову не отдавать кому-то, а поменять. Ведь что-то его подтолкнуло на этот обмен?!
Бабушка Акулина, ответила:
- Как что? Она ж написала, что похожа на Ефимию! А это моя родная тётка, сестра моего отца Егора. И имечко ей, дали – Ульяна. Стало быть, мы с ней обе Ульяны. Вот как всё в жизни повторяется, что бабка, что внучка жизнь прожили и с чужими именами!
Она замолчала, печально повернув голову к окну, тихо шепча:
- Спасибо тебе Господи!
Глава 55
Жизнь приобрела спокойствие и покой. В семьи друзей и знакомых Лены, пришло счастье.
Ольга Владимировна нашла пропавшую дочь, но ни её одну! Дочка была замужем, и у неё было двое детей. Бабушка Акулина, на её нескончаемую радость, обняла не только внучку, но и правнуков.
Их большая семья собралась в Золотоозёрске на пасху. Когда приехавшие дети и правнуки Егора и Петра, собрались в церкви, местным жителям уже почти не оставалось в ней места!
После праздничной службы, в проповеди, отец Никифор, очень много говорил о трудной жизни их семьи, о первом человеке, который приехал в эти далёкие края в поисках любви и остался здесь навсегда. Построил целый город, который с годами разрастался, не только домами, но и людьми. Говорил о том, что именно здесь на берегу озера, у подножья Церкви купец нашёл свою любовь. Любовь всей своей жизни! Он уехал из родительского дома совершенно на пустое место, где не было ничего. Пожертвовал всем ради любви! Настоящей, чистой, одной и на всю жизнь!
После праздника гости разъехались, пообещав чаще встречаться и переписываться. Прощаясь и целуя маму с бабушкой, Ульяна пообещала, что на будущий год, приедет к ним с детьми и проживёт всё лето.
Провожать многочисленных гостей с Ольгой Владимировной, поехали на вокзал Лена и Лида. Проводив поезд и не спеша, возвращаясь, домой, Ольга Владимировна, сказала:
- Теперь у нас в семье поселилось счастье. Наконец-то и моя семья стала счастливой! Несмотря на то, что моя девочка с семьёй, живут далеко от нас, я безумно счастлива! Мы нашли друг друга через тридцать лет! Теперь все остальные трудности уже так малы и незначительны, что о них совсем не хочется думать и переживать. Теперь нужно только жить, радоваться и благодарить Господа за всё то, что он дал нам. И вам, девочки, спасибо!
Лида удивившись, спросила:
- А нам-то за что, Ольга Владимировна?
Она, улыбаясь, посмотрела на них и ответила:
- За помощь, поддержку. Это так много в такой ситуации. Одной бы мне было трудно совсем справиться.
Радостно вздохнув, она продолжала говорить:
- Ой, как хорошо-то! Вы не представляете, какой покой у меня на душе. Так всё размеренно и спокойно стало, что даже страшно.
Лена улыбнувшись, спросила:
- Всё же хорошо, чего теперь бояться?!
Вместо Ольги Владимировны ответила Лида:
- От того, подруга и страшно, что хорошо! Ведь каждый из нас понимает, что ничто не вечно. Я вот про себя скажу. Я счастлива, очень, но от страха, иногда просто замираю. Как подумаю, что постоянно так хорошо быть не может, становится очень страшно, прямо до дрожи внутри.
- Ну, почему же?!
- Лена, да просто, по закону подлости не может быть столько счастья! Мы вот с Вадимом, чем дольше живём, тем сильнее я чувствую, как крепнет наша любовь. Мне иногда кажется, что мы приросли друг к другу. Хочется, чтобы мы всегда были вместе, и только смерть бы разлучила нас. Но всякое может случиться, может и не только смерть? Зарекаться ни в чём нельзя! Сегодня нам хорошо вместе и надо этому радоваться, а что будет завтра неизвестно?!
Ольга Владимировна улыбнувшись, сказала:
- А завтра, Лидочка, будет ещё лучше! Важно чтобы в семье было взаимное уважение, понимание друг друга. В руках женщины счастье семьи, она как камертон настраивающий инструмент, настраивает взаимоотношения в семье. Умение уйти от конфликта и найти компромисс, умение слышать и уважать мнение друг друга, это одно из составляющих этого инструмента. Любовь, которая держится только на страсти, обречена на печальный конец, потому что страсть утихает, а если кроме неё ничего не было, то и нечем сохранить любовь и счастье. Но когда в семье есть стержень, то и все трудности преодолимы!
Взглянув на Лену, Ольга Владимировна спросила:
- Леночка, а что ты молчишь?
Лена не глядя на них ответила:
- «Это хорошо, если встретившись, люди чувствуют что они неразлучные половинки одного целого. Важно понимать, действительно ли ты хочешь быть рядом с этим человеком, или ты, его просто терпишь, по какой-то причине.Мне кажется, что нужно найти гармонию в жизни и сделать если не себя, то хотя бы, своих близких счастливыми.Нужно уметь дарить людям веру в любовь и в счастье.
Я, например счастлива, что живу, живу ради детей! Пытаюсь сделать всё для того чтобы они не чувствовали своё счастливое детство не полным, из-за того что рядом с ними, нет никого кроме мамы. Я счастлива тем, что у меня есть любимая дочь и сын, верные и надёжные друзья. Ещё я счастлива от того, что у меня есть любимая работа и от того что я смогла кому-то, хоть немножко, но стать счастливее.
Для меня счастье, оно во многом - это тёплое весеннее солнце, особенно после долгой, холодной зимы. Я люблю рассветы, закаты, дождь, люблю снег, даже туман. Разве от этого человек не может получать умиротворение и покой? Разве всё это не составляет наше счастье?!
Не люблю думать о чем-то плохом и грызть себя, изводить чем-нибудь, переключаю свои мысли в другом направлении, благо столько лет было на что переключаться! Стараюсь не заниматься самоедством и само копанием, а думать о хорошем. Не знаю, правильно это или нет, но я действительно могу сказать, что я счастлива!
Где-то я читала, что если ты остановился на перекрёстке, и знаешь по какой дороге тебе идти, то ты счастлив. Иногда чтобы понять, что ты действительно счастлив, нужно просто остановиться и посмотреть вокруг себя, и понять что счастье - это сама жизнь, со всеми её мелочами, с тем, что мы имеем и с тем, что мы отдаём людям».
Ольга Владимировна с Лидой переглянулись, понимая, о чём так печально говорит Лена, и немного помолчав, Ольга Владимировна сказала:
- Каждый человек и видит, и понимает счастье по-разному. Я полностью согласна с тобой, Леночка! Чем больше мы сможем отдать, тем больше будем счастливы, и тем больше, нас будут любить. Не каждый человек способен отдавать, а вместе с этим открывать свою душу. Ведь любой человек - это источник душевной теплоты и любви, но не каждый это ни то, что открывает перед людьми, но и сам о себе знает и ведает. Многие из нас замыкаются в себе, боясь отворить своё сердце и душу. Всё это от гордыни и нашего эгоизма. А жить ради кого-то тоже большое счастье!
Лена, понимая, что они видят её критерии счастья, без любви и любящего человека не полными, взглянув на Ольгу Владимировну, твёрдо ответила:
- Я ещё раз хочу Вам сказать, что я очень счастлива и, несмотря ни на что, я радуюсь своей жизни, а для любви у меня впереди целая вечность!
Закончив философские рассуждения о простом человеческом счастье, женщины разошлись по домам, и влились в свою простую, обыденную, спокойную жизнь.
Глава 56
Но спокойная жизнь длилась недолго. Лена заболела и попала в больницу. При очередном медосмотре у неё обнаружили опухоль в груди. Врачи объяснили, что нет ничего страшного, опухоль не сильно большая, её уберут и всё на этом закончится. Она будет жить дальше, только немного чаще нужно проверяться и всё. Лена прошла необходимое обследование, сдала все анализы и легла на операцию. Операция прошла хорошо, уже на второй день она чувствовала себя почти здоровой и всего через пять дней уже была дома. Лена обрадовалась и успокоилась.
Но беспокойство и страх пришли опять после того как ей позвонили из больницы и пригласили прийти на приём, не откладывая. Срочно! Пришла биопсия и по её результатам опухоль оказалась злокачественной. Вот тогда она испугалась по-настоящему!
Лену положили в больницу на длительное лечение. Лёжа в палате и глядя в потолок она с тоской и болью думала о том, что всё заканчивается. Так быстро заканчивается! Она мечтала ещё хотя бы разок, увидеться с Алексеем и сказать, что простила его и от души желает ему большого, большого счастья. Но так получается, что все мечты в её жизни не осуществимы, хотя она всегда так мало хотела для себя!
Отгоняя от себя страшные мысли, Лена думала, что за то время, пока она находится в больнице, за детей можно не переживать. Аня уже взрослая, с домашними делами и с Сашей справится. Да и Наталья Григорьевна рядом, она всегда поможет. Они обязательно справятся, пока она лежит в больнице! А когда выздоровеет, если конечно сможет победить смертельную болезнь, то всё пойдёт своим чередом. Лена не хотела и боялась думать о самом страшном, в первую очередь боялась ни за себя, а за детей. Она одна и если с ней что-то случится то, что будет с детьми?! Страх что детей заберут в детский дом не оставлял её ни на минуту!
И в школе, и соседи, все сочувствовали и чем могли, помогали Наталье Григорьевне и детям. Как все не пытались скрыть, что Лена в больнице, а дети дома одни, но об этом узнали в отделе опеки.
Ознакомив Лену с документами, о временном переводе малолетнего ребёнка в детский дом, представители опеки поехали за Сашей. Лена плакала, умоляла, врач ругался, но они были непоколебимы в своём намерении. Всё закончилось тем, что Лена потеряла сознание и чуть не попала в реанимацию. Злую тётю это не остановило, она совершенно спокойно в сопровождении милиционера поехала за мальчиком.
Сашу забирали днём с криками и слезами. Он бился, вырывался, даже укусил милиционера за руку. Но его, как мешок скрутили и засунули в машину. Аня бежала за уезжающей машиной, пока не запнулась и не упала. Сквозь слёзы она громко кричала:
- Саша я заберу тебя, не плачь, жди меня!
Все соседи повыскакивали на улицу. Женщины плакали, а мужики матерились вслед уезжающей машине. Это был очень тяжёлый день! Долго не могли успокоить бьющуюся в истерике Аню. Когда она, наконец-то, пришла в себя, Лида обняла её и ласково сказала:
- Анечка, всё, хватит! Возьми себя в руки, сейчас не плакать нужно, а думать, что делать! Умывайся и пошли к маме в больницу.
Вспомнив о маме, Аня сразу же стала серьёзной и, пытаясь успокоиться, ответила:
- Да, сейчас я успокоюсь, сейчас всё пройдёт.
- Вот и хорошо! Умница! Нужно ехать, подумай маме каково?!
Лида с Аней приехали в больницу, в то время, когда врач пытался удержать Лену в кровати. Она рвалась встать и бежать за сыном. Увидев дочь с подругой, она расплакалась и без сил упала на кровать.
Лида подсела к ней и, взяв за руку, душевно, с состраданием сказала:
- Леночка успокойся! Нужно не плакать, а действовать!
Лена испугано посмотрела на неё и растерянно сказала:
- Как, что делать? Мне сказали, что отдадут его только родственнику с моего письменного согласия. На тумбочке оставили бланк. А где у нас родственники? Аня ещё не совершеннолетняя, ей не отдадут Сашу!
Лида замерла, обрадованно глядя на подругу и ликующе сказала:
- Лена! Ты же и назвала выход, сама того не подозревая, ты нашла выход из этой ситуации!
Лена с Аннушкой посмотрели на Лиду в недоумении. Она взяла бланк с тумбочки, прочла его и, подав Лене, сказала:
- Заполняй!
Лена растерянно спросила:
- На кого?
- На отца!
Лена со страхом взглянула на дочь и переспросила, у радостно вертящейся на стуле подруги:
- На какого отца?
- Как на какого?! На отца Ани и Саши, на Алексея!
Лена в растерянности смотрела на неё, не понимая, что делать. Лида не унималась, радостная от вдруг пришедшей идеи, пытаясь убедить подругу, уговаривала:
- Лена, это сейчас единственно быстрый способ забрать Сашу!
Но Лена, стараясь прийти в себя, потряхивая головой, спросила:
- Лида, как я это сделаю?
- Очень просто! Ты пишешь это заявление, Аня берёт свидетельство о рождении Саши и едет к отцу.
Аня радостно посмотрела на маму и, поддержав предложение Лиды, сказала:
- Мама, я поеду, сегодня же!
Лена, продолжая сомневаться, испугано спросила:
- А ему отдадут?
- Лена! Прости, дорогая, но ты из-за испуга перестала думать. Ты же с ним не развелась, свидетельство о браке у тебя! Он приедет, предъявит свой паспорт, свидетельство о браке, свидетельство о рождении Саши, а там он вписан папой. Так, или я что-то путаю?
Лена, внимательно слушая и вдумываясь в слова подруги, сказала:
- Всё так! Но если он не поедет? Если он откажется?
Аннушка взяла маму за руку и, улыбаясь, сказала:
- Мама, не волнуйся! Я его уговорю. Ты же сама говорила, что он хороший, добрый. Он согласится, обязательно!
- Он женат и у него в паспорте стоит штамп о браке с другой женщиной?!
Лида возбуждённо продолжала говорить:
- А он сделает копию паспорта и ту страничку, где штамп не покажет. Мало ли по какой причине у него временно отсутствует паспорт?! Лена это уже техническая сторона вопроса, главное забрать ребёнка!
Лена села на кровати, не в силах успокоиться до конца, со страхом, и в тоже время с надеждой, произнесла:
- Хорошо, Лида! Сделаем так, как ты сказала. Только я не хочу, чтобы он знал, что я больна. Я не хочу, чтобы он видел меня такой!
Лида, понимая её чувства, с грустью произнесла:
- Но этого подруга, скрыть не удастся! Как Аня ему объяснит, что Сашу забрали в детский дом, почему?
Лена легла на подушку, не в силах больше сидеть и задумалась. Посмотрела на дочь и, потянувшись к тумбочке, вытащила из неё конверт с письмом и сказала глядя на Аннушку:
- Здесь прощальное письмо, я его написала мужу на всякий случай.
Аня расплакавшись, с трудом произнесла:
- Мама, на какой случай? Ты о чём говоришь?!
- Успокойся, милая! Ты поедешь к отцу и скажешь ему, что я умерла!
Испугавшись маминых слов, Аня чуть не закричала в отчаянии:
- Мама, ты, что такое говоришь!
- Аня, девочка моя, успокойся. Я, лёжа здесь уже всё передумала и такой финал исключать нельзя. Знаешь ведь, что болезнь пока не отступает.
Лена замолчала, чтобы немного успокоить своё волнение и перевести дух. Аня плакала, а Лида с пониманием кивнула и проговорила:
- Аня, а ведь мама в чём-то права. Если ты ему скажешь, что она умерла, он просто не сможет вам отказать! Он же отец!
Аня не соглашаясь, качая головой, с трудом выговаривая слова, сквозь слёзы, шептала:
- Нет, я не могу! Я не хочу!
Лена взяла её за руку и ласково, но с печальной и полной безысходности улыбкой, сказала:
- Аня, доченька, сейчас нет времени думать о морали. Нужно забирать Сашу. Поэтому соглашайся, другого выхода у нас просто нет! У него другая семья, наверное, там тоже есть дети? Аня, ты только подумай, как ты приедешь и скажешь им, что мне нужна помощь?! Вдруг его жена не разрешит помогать мне, и тогда мы уже ничего не сможем сделать, чтобы забрать Сашу. А тебе - дочери, он не откажет! По крайней мере, я так хочу думать?!
Лида, поддержав подругу, сказала:
- Аня, мама дело говорит! В данной ситуации, это единственный выход!
Пытаясь успокоиться, Аня ответила:
- Ладно, мама, пусть будет по-вашему! Я согласна, но только, ради того что бы забрать Сашеньку.
Лена улыбнулась, и устало опустившись на подушку, сказала:
- Ну, вот и хорошо доченька, тогда в путь!
Глава 57
Алексей с матерью сидели на лавочке у калитки своего дома. Из-под горы по дороге поднималась девушка лет шестнадцати. Она медленно приближалась к ним. Оба молча сидели и смотрели на неё. Чем ближе девушка подходила, тем прямей становились их спины. Они как будто перестали дышать.
Девушка подошла. Алексей встал с лавочки и полушёпотом, больше похожим на шипение змеи, произнёс:
- Лена?
Бабушка не отрывая глаз от девушки, улыбаясь сквозь слёзы, взволновано произнесла:
- Что, ты, сынок, это же Аннушка!
Бабушка протянула ей трясущиеся руки, из глаз потекли слезы. За все эти годы, первый раз они катились по счастливому лицу.
- Аннушка, внученька, дождалась, я тебя! Слава Богу!
Алексей не мог произнести ни слова, мама улыбалась и гладила руки девушки. Аннушка постояла немного молча, глядя на бабушку, повернулась к отцу и стеснительно произнесла:
- Здравствуйте! Я Аня, дочка Елены Сергеевны Скворцовой!
Алексей смотрел на неё, поражённый сходством с матерью и повторял как заворожённый:
- Одно лицо, одна фигура, даже голос похож! Господи, какое счастье! Аня, доченька!
У Алексея перехватило дыхание, он не смог больше ничего произнести. Бабушка не отводя глаз от внучки, встала и прижалась к ней. Они постояли молча и, посмотрев в такие же, как у мамы большие зелёно-голубые глаза девушки, на спросила:
- Аннушка, почему ты одна, а где Лена, Саша?
Аня взглянула на неё, на отца и с трудом проговорила:
- Мама умерла, а Сашу забрали в детский дом!
Бабушка медленно опустилась на лавочку, с окаменевшим лицом уставилась в одну точку. Аня испугавшись, что её начнут расспрашивать о подробностях, быстро проговорила:
- Мне нужна ваша помощь, чтобы забрать Сашу из детского дома. Я поэтому и приехала.
Алексей сдавленным голосом, с трудом произнося слова, выговорил:
- Пойдёмте в дом!
Вошли в дом. Дедушка сидел на диване. Увидев, как Аня с Алексеем ведут жену, с трудом передвигающую ноги, только весь сжался и не в силах встать им навстречу, ждал, протянув руки навстречу внучке. Аня, увидев его, радостно сказала:
- Здравствуй, дедушка!
Она быстро прошла и села рядом с ним. Он дрожащей рукой гладил её по голове и тихо плача приговаривал:
- Анечка, внученька, как же долго мы тебя искали!
Алексей подвёл плачущую маму к столу и усадил на стул. Сам сел рядом не в силах, что-то спрашивать. Ждал.
Аня встала и, достав из сумки конверт, протянула его Алексею. Не глядя ему в глаза, сказала:
- Для вас письмо, от мамы!
Алексей, взял конверт, растерянно посмотрел на всех и, сжав зубы, начал читать:
«Не вини судьбу мой милый,
Счастья нить оборвалась!
Не вини меня, любимый,
В тебе любовь не родилась!

Жизнь пролетела очень быстро,
И быстро, так оборвалась!
Я много сделать не сумела,
О чём мечтала и могла!

Но не спросили, не сказали,
И от земли меня сорвали,
И в небо синее подняли,
Оттуда лишь – всё созерцать!

И буду я маленькой бабочкой,
Над вами теперь порхать.
И нежными тонкими крыльями,
От бед и невзгод спасать!

Простите меня родные,
Кого обидела – когда.
И не успела повиниться,
Покаяться, пока жива!»

Алексей прочёл письмо, упал на стол на руки и громко заплакал. Дедушка с Аннушкой сидели молча, наблюдая за Алексеем. Мама смотрела на него и, прикрыв рот рукой, плакала навзрыд, не в силах сдерживать себя. Отец смотрел на них в недоумении и думал:
- «Почему они так плачут? Что ещё случилось? Почему? Ведь всё закончилось?! В дом вернулось счастье?! Что там такое страшное, в этом письме?! Что, что там?!»
Алексей пришёл в себя, с трудом успокоился и, глядя на дочь покрасневшими глазами, сказал:
- Аня, доченька, садись, рассказывай, всё рассказывай!
Она подошла к столу и опустилась на стул напротив отца. Дедушка подошёл и сел рядом с женой, обняв её, чтобы она успокоилась. Они, сидя напротив, внимательно смотрели на взволнованную девушку.
Аннушка обвела их взглядом, и начала сбивчиво рассказывать, заранее приготовленную с Лидой историю, пропустив только одно единственное слово:
- Мама сильно заболела, у неё обнаружили рак груди. Когда её положили в больницу, пришли люди из отдела опеки и забрали Сашу. Мне опеку оформить нельзя, лет мало, я не работаю и жилье у нас съемное. Мне нужно, чтобы Вы помогли мне забрать брата, он записан на вас. Вы, как отец, должны только написать заявление и его вам отдадут. Вы не волнуйтесь, мы с ним не будем вам обузой, я сама его выращу! Просто ждать нельзя, его могут определить в семью, усыновить, потом забрать будет труднее!
Аня замолчала, сцепив руки под столом. Алексей заметил, что она, говоря о матери ничего, не говорит о том, как она умерла. Говорит только о болезни, а о смерти ни слова! Алексей внимательно глядя на дочь произнёс:
- Аня, ты что-то не договариваешь, я чувствую!
Девушка в растерянности отвела глаза в сторону. Алексей, пристально посмотрел на дочь и просто взмолился:
- Аня прошу тебя, говори всё и пожалуйста, правду?!
Она смотрела на него и молчала. Щёки покрылись ярко красным румянцем, также как краснели у мамы. Он подошёл и сел рядом. Взяв её за руку, почувствовал сильное волнение и дрожь. Она была очень встревожена. Алексей как можно спокойнее сказал:
- Анечка, доченька, говори, не молчи! Поверь, мы вас, я вас, искал! Все эти годы ни на один день мы не останавливали поиски в надежде, что отыщем вас.
Не глядя на отца, он произнёс:
- Папа принеси письма!
Отец быстрым шагом, сильно прихрамывая, сходил в комнату и вынес толстую папку с бумагами. Алексей взял её у отца, открыл перед дочерью и сказал:
- Смотри Аннушка, это письма, запросы. Посмотри по датам, мы вас искали, все эти годы искали! Я жил верой, только одной верой, что наступит тот день, когда я увижу свою Леночку! Поверь, я очень её люблю, я очень люблю вас с Сашей и сделаю всё для неё и для вас!
Он замолчал, чтобы проглотить подкативший к горлу комок и продолжил говорить дальше:
- Я совершил ошибку, страшную ошибку и всю жизнь казню себя за неё и пытаюсь всё исправить. Помоги мне, дочка. Я клянусь тебе, что ты, Саша и мама будете самыми счастливыми людьми! Я всё сделаю для этого. Поверь и помоги мне, умоляю тебя Аннушка!
Он замолчал, не моргающими глазами глядя на дочь. Бабушка замерла, затаив дыхание, вцепившись мужу в руку так, что он на неё поглядывал, не понимая, почему она так взволнована. Аня посмотрела на бабушку с дедушкой и, не сдержав обещание данное маме, сказала:
- Хорошо, я верю вам!
Набрала воздуха и произнесла:
- Мама жива!
Дедушка даже вздрогнул, услышав её слова, и со страхом посмотрел на жену. Она ещё сильнее сжимала его руку, но улыбалась сквозь слёзы. Алексей закрыл лицо руками, долго сидел тихо плача. У них не было сил, что-то говорить и Аня продолжала рассказывать уже не выдуманную историю, а то, что произошло с ними в действительности:
- Мама серьёзно больна. Она не хотела, чтобы вы её видели такой. И боялась, что если у вас другая семья, вы откажете в помощи, а мне, как дочери поможете. Мама сказала, что если будет суждено ей выжить, она нас найдёт. Если нет, то вы нам поможете, ведь мы ваши дети!
Бедные родители, они сидели как две побитые птицы, крепко вцепившись, друг другу в руки и плакали. Алексей, уже немного успокоившись, но ещё с не высохшими глазами, радостно сказал дочери:
- Аннушка милая, родная моя! Нет, и не было у меня никакой другой семьи. У меня никогда никого не было кроме вас! И все эти годы я, не прекращал любить и искать вас. Каждый день искать!
Встав со стула и радостно глядя на родителей, сказал:
- Всё, мама, папа, хватит плакать! Завтра же мы с Аннушкой едем за Сашей, его сначала вырвем из рук опеки. Потом за Леной в больницу, привезем её сюда, устроим в лучшую клинику, к лучшим докторам и вылечим её. Она будет жить, она просто не может не жить, сейчас, когда мы все вместе!
Обведя свою семью счастливым взглядом он, улыбаясь, сказал отцу:
- Папа подумай, для внука нужна отдельная комната! А я сейчас же займусь больницей, всех подниму на ноги, подключу Юльку с Серёгой.
Все смотрели на него, улыбаясь и плача от счастья, первый раз за все эти годы они были счастливы!
Аня смотрела на них и думала:
- «Какие же они хорошие!»
Глава 58
Утром Алексей с Аней уехали. Поездом, не поехали – долго. На машине быстрее и Лене будет легче перенести дорогу.
Алексей ехал по бывшему тракту в незнакомые ему края. Ехал к своей любимой! Туда, где она прожила без него почти десять лет. Проехал уже несколько больших и маленьких деревень, а его всё тянуло и тянуло вперёд. Быстрее, как можно быстрее увидеть свою Лену! Он старался унять волнение, чтобы не ехать сильно быстро, но это получалось с трудом.
Аннушка, искоса поглядывая на него, на спидометр, улыбнувшись, спокойно сказала:
- Пожалуйста, не нужно так спешить. Теперь уже всё позади и мама больше не потеряется!
Немного притормозив, Алексей совершенно случайно бросил взгляд в окно, и остановил машину, залюбовавшись видом круглого озера. Озера, лежавшего на дне большой лощины. На противоположном берегу, над берёзовой рощей стаяла красивая, старинная церковь. Солнце так освещало церковь, что в его лучах, она казалась золотой. Алексей, затаив дыхание любовался, этой Божественной красотой!
Аня следила за тем как, не дыша, отец смотрит вдаль и, понимая его восторг от увиденной красоты, тихо сказала:
- Об этом озере и церкви есть очень красивая притча.
Алексей очнулся, завёл машину и, поехав дальше, попросил:
- Аннушка, расскажи! У нас ещё есть время, пока мы в пути.
Она рассказала отцу всё, что знала. Рассказала, что мама несколько лет занималась поисками имени этого купца и нашла живущих в городе в настоящее время его родственников. Когда в школьном музее разместили всю собранную информацию, жители несколько недель шли сплошным потоком. И с гордостью за маму, закончила свой рассказ:
- Говорили, что мама сделала большой подарок для города! Её все очень благодарили.
Выслушав красивый и интересный рассказ, Алексей с грустью спросил:
- Маме, наверное, было интересно всё это искать, всем этим заниматься?
Немного помолчав и не глядя на отца, Аня ответила:
- Когда я выросла, я задала ей точно такой же вопрос. Она ответила, что так она занимала свои мысли, чтобы не думать о Вас!
Аня замолчала, почувствовав, как Алексей сжал руками руль. Он долго молчал и вздохнув, произнёс:
- К человеку приходит любовь, казалось бы, на всю жизнь, навсегда, а он не понимает своего счастья и ищет чего-то ещё. В своих поисках обижает, ранит любящего его человека и, в конце концов, просто теряет его. Конечно, проходит время, он осознаёт это, но иногда бывает поздно. Очень поздно! И хорошо если судьба даст ему шанс, даст возможность всё исправить. А если нет?! И бедные дети! В первую очередь страдают они, из-за ошибок своих родителей. А это очень жестоко, они-то, в чём виноваты? Вы-то в чём виноваты? Столько лет я не видел вас, не знал, как и чем вы живёте, не мог ни поддержать, ни помочь. Прости меня Аннушка, ты не представляешь, как я мучаюсь от того, что натворил!
Алексей замолчал, тяжело вздохнул и добавил:
- Купец, как ты говоришь, его звали? Антон Елисеевич? Приехал за тысячи вёрст, чтобы найти свою любовь, своё счастье. Всё оставил ради этого, всем пожертвовал, а я имел это счастье и не сберёг, потерял. Не сумел оценить, не понял, что с самого первого дня знакомства, Лена была моей любовью, моим единственным на всю жизнь человеком! Мне судьба подарила такое счастье, а я не осознал и не понял, что Лена моё самое ценное золото в жизни!
Дальше они ехали молча. Аня не хотела его беспокоить, понимая, как ему тяжело. Они-то были все вместе, а он один!
Подъехали к детскому дому. У Аннушки были с собой все необходимые документы. Алексей взял их, и они вместе пошли к директору.
Войдя в кабинет, Алексей с порога начал возбуждённо говорить:
- Объясните, пожалуйста, почему, на каком основании, так грубо, так бесчеловечно, Вы забрали моего сына?!
Директор детского дома, большая, крупная женщина с красными, как помидоры щеками, командным голосом, резко сказала:
- Успокойтесь и объясните толком!
Алексей подошёл к столу, почти таким же тоном, ответил ей:
- Я отец Саши Скворцова, почему его забрали из дома, из семьи? Кто Вам дал право средь бело дня увозить, попросту воровать детей!
Женщина, немного привстав со стула, уже гневно, почти прокричала:
- Выбирайте выражения! У Саши нет семьи, его мама при смерти!
Алексей, оперевшись руками в стол, гневно глядя ей прямо в глаза, сквозь зубы медленно процедил:
- Его мама просто-напросто, заболела! И разве это причина забирать ребёнка из семьи, когда у него ещё есть сестра и отец?!
Женщина, опустившись на стул, уже спокойнее сказала:
- Но, у него по документам есть только мама!
Алексей, немного успокоившись, резко сел на стул и спросил:
- По каким документам? По тем, что состряпали ваши работники?!
Выкладывая перед директором детского дома подготовленные документы, приговаривал:
- Вот вам его документы! Смотрите!
Уже не зная права она, или нет, но сдавая позиции и стараясь как можно спокойнее, директор проговорила:
- Выбирайте, пожалуйста, выражения! У нас здесь не стряпают документы. В личном деле чётко написано «Проживают без отца!»
- А я, по-вашему, кто? В паспорт загляните!
Она внимательно прочла, несколько раз посмотрела на фотографию в паспорте, на Алексея и, недоумевая, спросила:
- Но, нам сказали, что папы нет!
- А Вы прежде, чем слушать, сначала бы проверили! Я был в длительной командировке. И благо вернулся вовремя!
Долго уговаривать директора детского дома не пришлось. Она только сравнила, свидетельство о браке, паспорт Алексея, свидетельство о рождении Саши, взяла заявление написанное Леной, и привели мальчика. Аннушка взяла брата за руку и повела из кабинета, пока он ничего не понял и не начал задавать лишних вопросов.
Алексей на несколько секунд задержался, дав им возможность выйти. Обратившись к директору, уже совершенно спокойно, сказал:
- Вы, уж на меня не сердитесь! Сами поймите, я ехал домой, потому что жена заболела, а приехал, и сына нет. Я испугался за ребёнка, мало ли, что!
Женщина виновато глядя на него, ответила:
- Ладно, это Вы нас извините, что так получилось!
Алексей встал со стула и, кивнув, пошёл к выходу, на ходу сказав:
- До свидания!
Выйдя из кабинета, он увидел в конце длинного коридора Аню и Сашу. Шёл за ними, и думал:
- «Это мои дети. Боже! Какие большие у меня дети! И они выросли без меня. Как больно и обидно, что все эти годы я не был рядом с ними. Бедная Леночка, как тебе было трудно и тяжело одной. Прости меня родная, прости! Ты, твоя любовь, подарили мне веру в то, что я найду вас, и мы ещё будем счастливы!»
Он вышел на улицу. Дети в ожидании, сели на лавочку. Аня, обняв брата, смотрела, на выходящего Алексея и улыбалась. Он подошёл и присел рядом, полу боком повернувшись к сыну. Ребёнок с интересом рассматривал незнакомого дяденьку.
Аня, взглянув на Сашу и, улыбаясь от счастья, радостно сказала:
- Саша, посмотри, я привезла к тебе папу!
Мальчик привстал на лавочке и недоверчиво глядя на Алексея, произнёс:
- Ты мой папа? Если ты мой папа, почему ты так долго не ехал ко мне?!
Алексей, с трудом сдерживаясь, ответил:
- Я твой папа, мой мальчик, теперь я никуда не уеду от вас, и мы всегда будем вместе!
Саша с детской доверчивостью кинулся к Алексею и обнял за шею. Сильно прижался к отцу, как будто боялся, что он исчезнет и шептал в ухо:
- Папа, это мой папа! Не отпущу, никуда больше не отпущу!
Алексей, с трудом сдержав, рвущиеся из сердца чувства, поцеловал сына и обнял дочь. Он не мог ничего говорить, его захлестнула такая волна радости и счастья что он, обнимая детей, молчал. Они ещё долго сидели, обнявшись, пока на крыльцо не вышла директор детского дома. Она остановилась, с интересом наблюдая за ними. Алексей, заметив её, тихо сказал:
- Пошлите, нам пора! Сейчас едем в больницу за мамой.
Не оглядываясь, пошли к машине. Саша, увидев большой белый Джип, остановился и удивлённо спросил:
- Это что, наша машина?
Лёша заулыбался и, обняв его за плечи, ответил:
- Да сынок, это наша машина. На ней мы едем забирать маму!
Дети забрались в машину и устроились на заднем сидении. Алексей завёл двигатель и они тронулся. Поглядывая в зеркало, он любовался дочерью. Ему казалось, как будто молодая Лена сидит в его машине и улыбается ему.
Отъехав от детского дома, Аня спросила:
- А мы после больницы, с мамой, что, поедем к Вам?
Саша удивлённо посмотрел на сестру и спросил:
- Куда мы поедем?
Алексей, поглядывая в зеркало, громко, чтобы было слышно с заднего сидения, ответил:
- Мы сейчас заберём маму и отвезём её в большую больницу. А потом поедем домой!
Саша крутил головой глядя на сестру, на отца и не понимая, о чём они говорят, переспросил:
- Куда домой? К бабе Наташе?
Алексей, не поняв о ком, говорит ребёнок, переспросил:
- Баба Наташа, это кто?
Аня, немного пододвинувшись вперёд, объяснила:
- Это наша квартирная хозяйка, мы с ней жили все эти годы, как одна семья. Она, когда мама работала, всегда была с нами, меня вырастила и Сашу вынянчил. Мама никогда не брала больничных, когда мы болели, с нами всегда была баба Наташа.
Алексей поняв, что женщина, о которой говорит Аня, для них самый родной человек, заменивший им семью. С благодарностью думая о ней, сказал:
- Когда всё уладим, вернёмся сюда с вами. Отблагодарим бабу Наташу за заботу, а если захочет, то заберём к нам и будем жить все вместе.
Аня ответила:
- Нет, что вы?! Она никуда не поедет, у неё же сын. Он сильно болел, а сейчас выздоравливает, уже начинает на костылях ходить. И невеста у него есть, наша доктор, так что они скоро поженятся, и будут жить с бабой Наташей!
Аня посмотрела на себя, на Сашу и спросила:
- А как мы без вещей, нам ведь и переодеться не во что?
Алексей улыбнулся и сказал:
- Не волнуйся, дочка! Сейчас заберём маму, отвезём её в больницу, а потом всё остальное.
Он посмотрел в зеркало и, увидев растерянную Аню, улыбнулся. Она всё равно не очень поняла, как и где они будут жить, поэтому Алексей, решив разъяснить им, сказал:
- Анечка не волнуйся, всё наладится! Хорошо, что сейчас лето - у вас каникулы и школу пропускать не нужно. Маму в клинике уже ждут, вчера я обо всём договорился. Сегодня с утра мамина подруга – Юля с мужем, поехала всё оплачивать и готовить к её приезду.
- Мамина подруга?
- Да! У мамы есть подруга Юля, они вместе учились в институте. Она была свидетельницей на нашей свадьбе.
- Я помню, мама нам рассказывала про неё. Только мама говорила, что она за границей живёт во Франции, поэтому ей она тоже не писала?
- Да, Юля долгое время жила в Париже. Вернулась всего два года назад. Она тоже очень скучает и ждёт вас с нетерпением! Они с мамой ровесники, но Юля всегда была как младшая сестра, которую мама воспитывала. Сейчас всё изменилась! Юля наконец-то перестала мечтать о призрачном замке, а стала жить как нормальная женщина. Она всегда так легко относилась к жизни, а сейчас у неё всё по-другому! Мама будет удивлена, но Юля очень изменилась, такое впечатление, что наконец-то повзрослела. Она ведь когда-то была замужем за моим другом, мы с мамой у них были свидетелями на свадьбе, потом они разошлись. Представляешь, Аннушка, вернувшись из Франции, они опять поженились и родили сына?! Она сейчас говорит, что была глупой и не понимала того что ей всегда говорила Лена. Поняла, что не может счастье быть полным без любви и заботы о любимом человеке! Говорит, что благодарна Лене и всегда, всю жизнь вспоминала её слова, что только любя можно подарить веру и в себя, и в своё счастье! Ты её увидишь сегодня, она будет ждать нас в больнице. Потом договоримся, она свозит вас в магазин, и купит всё необходимое.
- А как со школой?
- Через недельку, я думаю, получится, мы с вами съездим за вашими документами и за вещами. Переведём вас в нашу школу. Будете учиться в школе, в которой учился я! И жить вы будете в том большом доме, в котором сейчас бабушка с дедушкой ждут нас. Ты Анечка уже видела наш дом, свою комнату?!
И взглянув на неё, осторожно спросил:
- Аня, а ты что-нибудь помнишь? Из той, прошлой жизни с нами.
- Да! Я помнила, все эти годы помнила, но не очень хорошо. Помнила, что нужно было подниматься наверх, а там ваша с мамой и моя комната. И большой балкон. Я помню, как на балконе играла! И ещё у меня оставалась моя любимая кукла Соня, я всегда её помнила и скучала по ней. Очень хорошо помнила дедушку и бабушку.
И смущённо добавила:
- Я помнила, что со мной всегда были они и мама, а Вас я почему-то плохо помнила. Простите!
Алексей, кивая, ответил:
- Вот это-то как раз мне и понятно, почему?! Это ты меня прости за всё дочка!
Стараясь больше не грустить, он сказал:
- А ты знаешь, Аннушка, твоя кукла - Соня, все эти годы так и ждала тебя, сидя на столе. Бабушка купала её, стирала одежду и опять усаживала на место.
Улыбнувшись, Аня ответила:
- Да, я видела её вчера!
Саша, внимательно слушая их разговор, спросил:
- Я не понял! Нас, что ждут бабушка с дедушкой?
- Да, сынок!
- Мама мне рассказывала про них, она говорила, что они очень хорошие и очень нас любят!
- У тебя есть бабушка и дедушка. Они тебя очень любят и ждут!
Аня, показала на большое белое здание и сказала:
- Нам, сюда!
Глава 59
Подъехали к крыльцу больницы. Аннушка с братом пошли в палату к маме, чтобы подготовить и успокоить её. Ведь всё позади, потому что Сашу забрали из детского дома! Алексей направился к врачу. Объяснил ему, что Лене уже подготовлено место в онкологической клинике, у профессора Воронцова и выезжать нужно немедленно.
Врач отнёсся с пониманием, ответив:
- Всё уже почти готово. Нам звонили из клиники, вас там ждут. Всё, что для них нужно я подготовил и так на словах обрисовал картину. Так, что подождите немного, вам вынесут готовые документы. Пока можете забирать больную, её уже предупредили.
Алексей пожал врачу руку, поблагодарив, попрощался и вышел на улицу к машине.
Всего за двадцать минут приготовили выписку и все сопроводительные документы. Медсестра сообщила больной, что её документы готовы и чтобы она собиралась.
Лена была так рада, что Сашу забрали из детского дома, что дочку совсем не ругала за то, что она не сдержала слово и всё рассказала Алексею. Аня, выкладывая мамины вещи из тумбочки в пакет, не поднимая глаз, произнесла:
- Мама, прости, меня! Я просто не смогла сказать, что ты умерла! Я пыталась, но он мне не поверил.
Лена посмотрела на дочь и переспросила:
- Кто не поверил?
Аня колебалась, не зная как ответить, а Лена понимая, что дочка не знает, как правильно назвать Алексея, ждала. Ждала, пока она сама переборет себя. Аня, немного краснея глядя на маму, сказала:
- Отец не поверил.
Лена улыбнулась и ласково сказала:
- Доченька не отец, а папа! Он твой папа!
Аннушка обняла маму, поцеловала в щёку и с легкостью произнесла:
- Да, папа!
Глядя на дочь, Лена с волнением спросила:
- Ладно, Аннушка, что уж сейчас говорить об этом, что сделано, то сделано! Ты мне ничего не сказала, о том есть у папы другая семья, жена, дети? И почему мы поедем с ним?
Аня, ликующе и не скрывая своей радости, ответила:
- Мама, нет там никого, и никогда не было! Они нас искали, все эти годы искали! Мне показали такую толстую папку с письмами, там столько всего и писем, и телеграмм! Нас там ждут, если бы ты знала, как нас там ждут! Папа искал тебя, мама он так тебя любит! О такой любви только в книгах пишут и в кино снимают. Он ждал тебя, ждал всю жизнь, не переставал искать и терять веру в то, что ты обязательно найдёшься! Он давно уже понял, что совершил чудовищную ошибку. Мама ты только прости его?!
Лена от волнения с трудом проговорила:
- Аннушка, родная моя, я уже давно простила его!
Аня осторожно, понимая, что может обидеть маму, спросила:
- Мама, извини, но почему тогда ты не написала ему ни разу? Может быть, тогда было бы всё по-другому?!
Лена задумавшись, ответила:
- Может ты и права дочка?! Но я всегда думала, что он женат и мы ему помешаем. Не хотелось ещё раз всё переживать.
- Обидно, что так всё произошло!
- Да обидно, очень! Сейчас я впервые подумала о том, что во всём случившемся виноваты мы оба. Всю жизнь считала, что виноват в нашем расставании Алексей, а теперь понимаю что и моя вина не меньше. Нужно было не спешить или хотя бы не исчезать из их жизни. Тогда у него был бы шанс всё исправить!
Глядя на дочь с глазами полными слёз, она с болью произнесла:
- Аня, доченька прости! Это я лишила вас отца и дедушки с бабушкой!
Девочка, испугавшись за маму, обняла её и, прижав к себе её голову, нежно сказала:
- Мама не надо, не мучь себя, не думай об этом. Главное что мы нашлись и теперь будем все вместе и уже никогда не расстанемся. Ваша любовь прошла такие испытания, что теперь ничто не помешает вам быть счастливыми! Папа понял, что ты его золото, его настоящая любовь!
Лена внимательно посмотрела на дочь и сказала:
- Аня, какая ты у меня уже взрослая!
Девочка, улыбнувшись, ответила:
- Ни у тебя, мама, а у вас!
- Да, дочка, да милая, у нас!
Аня встала с кровати и, протянув маме руку, сказала:
- Ну что, тогда пошли!
Лена счастливо глядя на детей, подав дочери руку, ответила:
- Хорошо, мои родные, пошли! Всё, что происходит с нами, происходит с ведома. Это уж я теперь точно знаю. Главное не потерять веру!
Аннушка не поняла, что имела в виду мама, но переспрашивать не стала. Опираясь на руку дочери, Лена медленно пошла, с улыбкой глядя на идущего рядом весёлого Сашу.
Алексею вынесли готовые документы, он положил их в машину и ждал, поглядывая на дверь. Ждал и вспоминал, как он забирал Лену из родильного дома, какая она была молодая и счастливая. Тогда, когда она вышла на крыльцо с родившейся Аннушкой, он не понимал, что это был самый счастливый день в его жизни!
Он стоял и думал, о том, как будет вымаливать прощение у своей самой любимой, единственной женщины на всём белом свете, сколько добрых и ласковых слов он скажет ей сейчас!
Дверь больницы открылась. Первым выбежал Саша, за ним вышла Лена. Она была белая, как стена, под глазами чёрные круги, на голове облегающая косынка. Лена стояла, облокотившись на руку Аннушки. Алексей замер, глядя ей в глаза. Они стояли и смотрели друг на друга. Казалось, что всё вокруг замерло и затихло в ожидании. Он проглотил комок слёз, застрявший у него в горле так, что нечем было дышать и, сдерживая трясущиеся руки и дрожащие ноги, кинулся к ней. Онемев от счастья, пал пред ней на колени. Обнял за тонкий стан и, уткнувшись в неё, заплакал как ребёнок.
Лена гладила его по голове и приговаривала:
- Не плачь милый, я с тобой!
Дети молча смотрели на них и улыбались. Лена подняла голову к небу, её лицо обдул ветер, это был ветер любви и надежды!!!



soloveva.sp@mail.ru



Рубрика произведения: Проза -> Роман
Количество рецензий: 7
Количество просмотров: 395
Опубликовано: 04.10.2016 в 10:59
© Copyright: Светлана Соловьёва2
Просмотреть профиль автора

Белла Минцева     (14.10.2016 в 12:35)
--Вечереет. Теплый, летний вечер с опьяняющим запахом цветов и пением птиц, подходит к концу. И не только природа, но и всё вокруг начинает погружаться в вечерний сумрак. Тихо.
По улице, на окраине города, с красивым названием Снежинск, идут две молодые, симпатичные девушки. Они идут вдоль реки, прислушиваясь к журчанию воды и лёгкому шелесту листвы. Девушки идут медленно, не спеша, наслаждаясь тишиной и свежим, вечерним воздухом.--


Сплошная тавтология и повторение.

Паренёк с окраины     (15.10.2016 в 09:03)
так ить сказали уже деушке, про ето, не ндравитца ей.((
А нам вот нравитца читать такое, а Светлана?

Светлана Соловьёва2     (17.10.2016 в 09:26)
Спасибо за поддержку! Но я ещё только учусь и любая похвала мне приятна.

Светлана Соловьёва2     (17.10.2016 в 09:24)
Спасибо Белла! Я благодарна за любую справедливую критику, потому что в Ваших рядах я новичок и это моя первая работа.
Будим учиться и исправляться. А само содержание Вам как?

Белла Минцева     (17.10.2016 в 10:03)
--По дороге, идущей вдоль невысокого, но крутого берега узкой, очень быстрой речки, уже нет никого. Люди разошлись по домам, которые ровным рядочком расположились в противоположной от реки стороне улицы и утопали в зелени. Воздух наполнял пьянящий аромат цветущей сирени, которая росла вдоль всей улицы настолько густо, что закрывала заборы и окна домов.
Ничто не нарушало эту безмятежную тишину. Только издалека, оттуда, куда идут девушки, доносятся слабые, еле уловимые звуки музыки. --

Ну, вы извините меня, Светлана, я не могу продолжать читать дальше, если с самого начала вижу такие ляпы: "идущая" дорога, очень быстрая речка, невысокий, но крутой берег, дома расположились, противоположная от реки сторона улицы... путаница со временем действия: "ничто не нарушало", "доносятся".
Это всё равно, что слушать неумелого скрипача, у которого каждая вторая нота - фальшивая.