А сон ли это?


Владимир вернулся домой в Москву вечером и сразу сел писать отчет о поездке по России, но плохое самочувствие не давало ему сосредоточиться.
Время от времени, он куда-то проваливался, и его тут же окружали какие-то люди и задавали ему вопросы. Он быстро находил ответы и они, получив их, мгновенно исчезали. Но вместо них появлялись другие. Это сильно утомляло Владимира, но вырваться с этого наваждения он уже не мог. Пальцы его рук стали неметь, и он увидел, как перед ним остановился шар больших размеров, светящийся ярко-голубым цветом. Из него плавно вышла, пылающая золотом тарелка, на которой стоял в белых лучах света человечек ростом не выше одного метра.
- Вы, кто? – испугано спросил Владимир.
- Я Ангел твой, - ответил человечек. – Иди ко мне, не бойся.
Владимир запрыгнул в тарелку, и она быстро унесла его в ночь. Придя в себя, он увидел звездное небо, солнце, планеты и Землю.
- Я в космосе! – воскликнул Владимир. – И без скафандра!
Тарелка резко перевернулась. Владимир попытался ухватиться за что-нибудь руками, но было не за что, и он смирился – будь, что будет, ведь Ангел с ним! Его окружила Тьма и тишина. Прошло некоторое время, и по краям Тьмы проявилось белое свечение, которое стало увеличиваться и приближаться к центру, сжимая Тьму, над которой стояла теперь уже Ладья, а в ней Ангел и он.
- Что это? – спросил Владимир.
- Сотворение Мира, - ответил Ангел.
Свет поглотил Тьму и тут же оказался в объятиях Тьмы.
- Смотри, Владимир, Службу Бога - Отца, - сказал Ангел, - во время Начала.
Владимир высунулся из Ладьи и увидел все величие Царства Божия. Белое пламя Света излучало на безграничные просторы Тьмы семь лучей: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый.
- Так это же радуга! – крикнул Владимир.
- Нет, - сказал Ангел, - это Царство Небесное Ра. А радуга – это отображение Царства Небесного Ра, которое проявляется на планете Земля в виде семицветного круга, чтобы все живое видело во всем и везде присутствие Божиего Промысла.
- Как, круга? В виде дуги!
- Это вам видна дуга, поэтому вы и назвали – Ра-дуга!
Ладья пошла вниз, и Ангел сказал:
- Смотри, Владимир, Службу Бога-Духа Святаго во время Продолжения.
И увидел Владимир, как Белое Пламя Света раскрылось, будто цветок лилии распустил лепестки свои, и стали сходить с Него на Твердь Царства Небесного Ра существа белые, красные, оранжевые и желтые, а также люди, звери и птицы.
- Это время возвращения Ангелов, - сказал Ангел. – Каждый по чину своему, а их, чинов девять: Серафимы, Херувимы, Престолы, Господства, Силы, Власти, Начала, Архангелы, Ангелы. У всех своя служба. Я вот Ангел твой хранитель к тебе приставлен при Крещении твоем, чтобы елей в лампадку Души твоей подливать и Живой Огонь Духа Святаго в тебе как можно дольше поддерживать.
- Елей то где берете?
- Так ты мне его и доставляешь делами добрыми и молитвой покаянной. Но по семи лет елея хватает.
- А у кого нет Ангела?
- Плохо ему. Душа ничем не питается и замерзает.
- Без Живого Огня Духа Святаго?
- Да, без Благодатного или Живого Огня Духа Святаго. Ты же чадо Владыки и Владычицы Мира, Духом Святым сотворенный, но ослушался ты Их, и отверг сатана тебя от лица Их, и упал ты во чрево дьяволово для рождения на планете вашей Московии, чтобы очиститься и вернуться к Родителям своим.
- А, если не получится?! Я ведь не помню Их и не вижу.
- Тогда горе тебе и мне. И ты прав – Бога теперь ты не видишь. Но я и Божий угодник твой во время Продолжения Обедню по тебе служим и тебе о Боге повествуем. И здесь же сатана неотступно против Бога тебе клевещет, что нет Бога, что умер Бог. Если клевета на Бога от дьявола для тебя станет слаще и желанней, то не вернуться тебе никогда в Царство Небесное и, тогда придется тебе мучиться в преисподней – царстве Люцифера.
- А люди кто, что сошли на Твердь?
- Чада праведные и Угодники Божие.
- А звери и птицы?
- Гусли Божие. В хоре Ангелов голосами служат.

***

Ладья подошла к Небесной Тверди голубого цвета, затем пошла на снижение и остановилась. - Стой на месте, - улыбнулся Ангел и плавно поплыл над твердью, стоя на той же, блестящей золотом, тарелочке.
Через три метра, он исчез из вида.
Владимиру показалось, что прошла вечность и перед ним предстали два Ангела и седой Старец в белой бородке. Владимир упал на колени и уткнулся головой в дно Ладьи.
- Не робей, - сказал Ангел. – Он же заступниче и молитвениче твой, Владимир - Божий угодниче, именуемый вами Святым Равноапостольным Великим князем Владимиром, во Святом Крещении Василий – Креститель Руси.
Божий угодниче Владимир подошел к Ладье и коснулся правой рукой головы Владимира, и Владимир почувствовал, как в нем внутри, с головы до пят, прошел поток приятного тепла. Подняв лицо, он увидел себя стоящим на мягкой траве голубого цвета в белой длиннополой рубашке и босыми ногами. Его окружали леса, озера, реки, люди с их маленькими ухоженными жилищами. Он услышал пение птиц и Ангелов, а также радостный смех мальчиков, которые были одеты в белые воздушные халатики. Они вместе с Ангелами кружили в Небе. Ангелы излучали белый свет. Воздух был насыщен ароматами всех цветов, растущих на поляне. Приятная прохлада окутала все его существо.
- Где я? – спросил Владимир.
- В Царствии Божием, - ответил Ангел и добавил. – Поспешим, Братия на Службу Бога-Сына – Агнца Божиего.
- Я никуда не хочу… мне хорошо здесь, - упал на колени перед Ангелом Владимир.
- Вставай, вставай – радость моя, - приободрил его Ангел, – не делай мне больно. Ведь я в ответе за тебя перед Господом.

***

Ладья поднялась и вошла в пределы зеленного пространства.
Владимир увидел множество одноэтажных домиков, утопавших в зеленых деревьях и кустарниках, усыпанных спелыми плодами. Между домиками просматривались тропинки, по которым прогуливались женщины и маленькие девочки, укрытые все до плеч легкими головными покрывалами. Покрывала были зеленого, голубого и желтого цветов. Платья белые и длинные, до самых щиколоток босых ног. Отовсюду неслось пение. Люди, звери, птицы, деревья, кустарники, травы, цветы, серебряные ручейки воды, озера и, плещущуюся в них рыба – все хвалили Господа. Ангелы подхватывали пение и разносили по всей округе.
Ладья остановилась у крыльца небольшого домика. Ангелы сошли на Твердь. Им навстречу вышла Дева в зеленом длинном платье и красном головном покрывале. Божий угодниче, Владимир и сам Владимир упали в поклоне на дно Ладьи. Ангелы приблизились к Деве. Поклонились Ей в пояс. Дева достала красный платок и махнула им.
Ангелы вернулись и все продолжили движение.
- Кто – эта Дева? – спросил Владимир.
- Царица наша Небесная, - ответил Ангел. – Пресвятая Богородица Дева Мария. Указала нам на место, откуда тебе дозволила созерцать Службу Сына Своего – Агнца Божиего.
- А на каком Вы языке с Ней разговаривали? – спросил Владимир.
- На арамейском языке, - улыбнулся Ангел. – Но Она еще любит разговаривать и на древнегреческом, и на церковнославянском языках.

***

Прибыв на место, указанное Богородицей, Ангел произнес:
- Смотри, Владимир, Службу Агнца Божиего во время Окончания.
Владимир увидел переливы желтого, красного и оранжевого цветов.
Красные Ангелы служили Агнцу Божиему на поле, усыпанному желтыми цветами и от этого некоторые из них окрашивались в оранжевый цвет. Они пели молитвы на языках непонятных Владимиру. И тут услышал он, как Ангелы трижды пропели Трисвятое на церковнославянском: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй ны». И над всем этим разноцветным великолепием – от красного и фиолетового, высоко, высоко вращался цветок лилии, похожий на светящую Чашу, а в Ней – Престол, заключенный в прозрачное Яйцо.
Белое пламя Света спадало с Престола накатами кипящих волн и наполняло Царство Небесное Божией благодатью, освещая Его. У края желтой поляны на службе стояли в белых облачениях Дева Мария, Адам и Ева, Пророки, Иоанн Креститель, Апостолы и Божие угодники. Остальные же обитатели Царства Божия, также в белом, служили в своих селениях. Владимира охватило чувство сладкого блаженства, которое он до этого никогда не испытывал. Он купался в Божией благодати и благодарил Ангела за то, что тот привел его на этот Праздник.
Пение просительных молитв Ангелов по заблудшим чадам Божиим усиливалось пением благодарственных молитв угодников Божиих. Пели, пока не раскрылось Яйцо
И сошел с Него на поле желтое в сиянии желтом Иисус Христос, и слился со всеми, и все стали равные.
- Литургия Небесная, - сказал Ангел. – Агнец Божий пал жертвой за грехи человеческие от семени Адама и Евы.
- А разве и другое семя есть?
- Есть, - ответил Ангел. – Московия не единственное капище дьявола во Вселенной для чад Божиих, что возгордились и впали в прелесть.
- И много этих капищ?
- Шесть.
- И там тоже Иисус Христос был?
- Там других Агнцев Божиих чада Божие на Голгофах терзают.
- И можно до них долететь?
- Нет. Везде граница по эллипсу. Не пройти нам теперь за пределы системы нашего Солнца.
- Почему – теперь?
- Ты, как и я, чадо Владыки и Владычицы Вселенной по образу и подобию Их. Были мы вместе с тобой в Обители Белой, и могли мы, тогда быть везде, кроме мест Ими запретных. Но возгордились мы и нарушили Запрет Их, и вошли в пределы Красные одного из Царств Небесных, а там ведь адова capella, иначе – пост дьявола, и похитил нас он, и заточил в одном из своих капищ. Тебя вот – в Московии, а меня в капище Русском.
- И как Вы Ангелом стали?
- В капище Русском я Бога ведал и жил по Заповедям Его; потом в Царстве Небесном Ангельском Божиим Угодником был. Теперь служу Ангелом у Него, чтобы вернуться в Белую Обитель. Но, если служба моя станет ложной, то ввергнет меня сатана в пределы адовы и бесом наречет, и муки мне вечные наложит. За тебя еще молиться могут в Московии, а за меня уже нет. Но молитвы за тебя и меня спасут.
- А, где тут Бог?
- В Таинстве Слияния Владыки и Владычицы Вселенной Присносущный Он!
- ???
- Как воздух образует воду?
- Как же Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Дух Святой?
- А, как вода – лед, жидкость и пар?! Так и Бог в Трех Ипостасях!
- Вернусь ли я в Обитель Белую?
- Нет. Прими за благо и пределы Фиолетовые Царства Небесного Ра, если трудом своим молитвенным и делами добрыми сподобишь себя омыть Кровью Христовой.
- Во Вселенной, кроме капищ, что-то еще имеется? - спросил Владимир.
- Да, семь Небесных Царств Божиих, где седьмым по чину – Царство Небесное Ра или иначе – Царство Небесное Московское, а Богородица Дева Мария – Царица этого Царства! Аминь.
- Аминь, - согласился Владимир и спросил. - И это точно, что из Царства Небесного Московского никто не сможет вернуться в Белую Обитель?
- Смогут, но только Пророки Завета Ветхого.
Тем временем ангелы пели уже песни хвалебные, читали благодарственные молитвы, продолжали просить милости Господа к заблудшим чадам на грешной планете Московии, затем торжественно читали имена чад Божиих вернувшихся в Царство Небесное.
И повернулся лицом ко всем Иисус Христос, грехами людскими истерзанный, и прошли к Нему Богородица в рыдании, Адам и Ева, Пророки, Иоанн Креститель, Апостолы и Божие угодники, в том числе, и Божий угодниче Владимир, и прикоснулись губами к израненной и кровоточащей Деснице Его.
И воскликнул Ангел, увидев плач Девы Марии: «Чистая Дево, радуйся! И паки реку: радуйся! Твой Сын воскресе тридневен от гроба, и мертвыя воздвигнувый, людие веселитеся.
Светися, светися, новый Иepyсалиме: слава бо Господня на тебе возсия. Ликуй ныне, и веселися Сионе! Ты же, Чистая, красуйся, Богородице, о востании Рождества Твоего»
И началось в селениях Райских веселие, и Ангелы там трижды пропели: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». А люди в ответ с радостью: «Воистину восрессе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав».
И Тьма поглотила Свет, но вспыхнул Христос Пламенем Златым и стал Светильником Божиим и сказал Он: «Мир всем», а Ангела запели: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся. Аллилуиа».
И заревели звери, замолчали птицы, а иные Ангелы взалкали рыдание и слезы горькие лились из глаз их.
Светил Христос зрячим путь к Спасению, и поднялись они, и вошли в Ковчег, и затворился Он.

***

Владимир произнес, опускаясь на колени, совершая поклон в страхе во Тьме, время не помня.
- Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Боже милостив буди мне грешному.
Затем начал читать молитву своему Ангелу хранителю:
- Ангеле Божий, хранителю мой святый, на соблюдение мне от Бога с небес данный! Прилежно молю тя: ты мя днесь просвети, и от всякаго зла сохрани, ко благому деянию настави, и на путь спасения направи. Аминь.
Но Тьма не отступала. Владимир принялся читать Символ веры.
- Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и не видимым. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес, и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. И воскресшаго в третий день по Писанием. И восшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. И в Духа Святаго, Господа Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном споклоняема и сславима, глаголашаго пророки. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедаю едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь.
И разрезала молния Тьму снизу до верха, и открылись Врата Царские, и пылающий Крест Христова Распятия осветил Храм Трехпрестольный.
Тихо пели Ангелы. Запахло ладаном.
Царские Врата первого и третьего Престолов были закрыты. И только перед вторым Престолом стоял аналой, на котором лежала книга в переплете ярко-коричневого цвета, заключенная в черно-коричневую металлическую клеть.
От Царских Врат каждого Престола отходили зеленные ковровые дорожки из живых трав. На всей длине дорожек по краям стояли по Семь колон отстоящих друг от друга по ширине и длине на расстоянии трех метров. На верху, колоны соединялись между собой, причудливыми арками, исписанными множеством слов и предложений на языке непонятном Владимиру.
Владимир стоял на коленях и продолжал молиться:

- Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере и всех святых, помилуй нас. Аминь.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси Блаже, души наша.

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас;
Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас;
Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Пресвятая Троице помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Господи помилуй, Господи помилуй, Господи помилуй.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Многомилостиве и Всемилостиве Боже мой, Господи Иисусе Христе, многия ради любве сшел и воплотился еси, яко да спасеши всех. И паки, Спасе, спаси мя по благодати молю Тя. Аще бо от дел спасеши мя, несть се благодать и дар, но долг паче. Ей, многий в щедротах и неизреченный в милости! Веруяй бо в Мя, рекл еси, о Христе мой, жив будет и не узрит смерти во веки. Аще убо вера, яже в Тя, спасает отчаянныя, се верую, спаси мя, яко Бог мой еси Ты и Создатель. Вера же вместо дел да вменится мне, Боже мой, не обрящеши бо дел отнюд оправдающих мя. Но та вера моя да довлеет вместо всех, та да отвещеает, та да оправдит мя, та да покажет мя причастника славы Твоея вечныя. Да не убо похитит мя сатана, и похвалится, Слове, еже отторгнути мя от Твоея руки и награды; но или хощу, спаси мя, или не хощу, Христе Спасе мой, предвари скоро, скоро погибох. Ты бо еси Бог мой от чрева матере моея. Сподоби мя, Господи, ныне возлюбити Тя, якоже возлюбих иногда той самый грех, и паки поработати Тебе без лености тощно, якоже поработах прежде сатане льстивому. Наипаче же поработаю Тебе, Господу и Богу моему Иисусу Христу, во вся дни живота моего, ныне и присно, и во веки веков, Аминь.
Достойно есть яко воистину блажити Тя Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.
Господи помилуй, Господи помилуй, Господи помилуй.

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере, преподобных и богоносных отец наших и всех святых помилуй нас. Аминь.

Владимир встал с колен и принялся ходить по Храму и разглядывать росписи на стенах.
Ангелы остановили пение. Царские Врата закрылись, и Тьма вернулась. Но тут Владимир заметил свечение колон. Подошел к одной из них и увидел Светлый Образ Святителя Николая, Архиепископа Мир Ликийского Чудотворца. Святитель Николай улыбался Владимиру. Владимир поклонился Ему в пояс и пошел дальше. Прошел он с поклоном мимо Преподобного старца и затворника Саровской пустыни Серафима Саровского Чудотворца, Преподобного Сергия Радонежского, Преподобного Андрея Критскаго, Иоанна Предтечи, Преподобной Марии Египетской и Блаженной старицы Матроны Московской. Подошел к Царице Небесной Богородице Деве Марии, упал на колени, пропел песню Пресвятой Богородице: «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою; благословена Ты в женах и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших», прикоснулся устами пальцев ног Ее и вопросил: «Пресвятая Владычице Моя Богородице, святыми Твоими и всесильными мольбами отжени от мене, смиренного и окаяннаго раба Твоего, уныние, забвение, неразумение, нерадение, и вся скверная, лукавая и хульная помышления от окаяннаго моего сердца и от помраченнаго ума моего. И погаси пламень страстей моих, яко нищ есмь и окаянен. И избави мя от многих и лютых воспоминаний и предприятий, и от всех действ злых свободи мя. Яко благословена еси от всех родов, и славится пречестное имя Твое во веки веков. Аминь.
Затем встал с колен, и направился к выходу, где рядом с колонной увидел Святого Равноапостольного Великого князя Владимира, заступника и молитвенника своего, и поклонился Ему в пояс:
- Моли Бога о мне, святый угодниче Божий, Владимир, яко аз усердно к тебе прибегаю, скорому помощнику и молитвеннику о душе моей.
Божий Угодник Владимир протянул ему туфельки серебряные.
- Надень чадо на ступни свои, эти лодочки.
Владимир послушно выполнил просьбу своего заступника и молитвенника.
- Есть ли, что сказать или попросить? – спросил Божий Угодник Владимир.
- Божий Угодниче, а что за Престолы в этом Храме?
- Первый Престол в честь Бога-Отца, второй Престол в честь Агнца Божиего, третий Престол в честь Духа Святаго.
- А на каких языках росписи на стенах и о чем?
- Это и все? – покачал головой Божий Угодник и ответил. – На арамейском, арабском, греческом, церковно-славянском языках, а также и на иврите. Записаны тексты молитв, обращенных к Трем Ипостасям Всевышнего.
- Благословите, батюшка, - протянул ладони – правая на левой, Владимир.
- Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь, - осенил Крестным Знамением Владимира, Божий Угодник. – Храни тебя Господь. Ступай с Богом. Мира тебе и Ангела в дорогу. Аминь.
Владимир подошел к двери и услышал за ней крики, плач и стоны. Там требовали впустить их в Храм.

***

Двери открылись, Владимир вышел из Храма и оказался в окружении каких-то существ, покрытых с головы до ног черной шерстью, ростом – не ниже трех метров.
Владимир стоял на возвышении, и его взору предстало множество людей, одетых в белые рубашки. Пересилив страх, Владимир сделал шаг вперед и пошел вниз по ступеням. Окружавшие его существа, расступились, и он увидел на дне мохнатое чудище, которое широко раскинуло руки и закричало:
- Иди ко мне – чадо мое новоиспеченное!
- Этого еще мне не хватало, - подумал Владимир. – А Вы тут причем?
- А из чего чрево твое, а? Не из праха ли земного, куда душа твоя по гордыне твоей влетела? Я бес – твой искуситель. Имя мое – Нат, а имя Ангела твоего – Аи. Он тебе не называл свое имя?
- Нет.
Владимир спустился и предстал перед черными очами беса по имени Нат. Бес посмотрел на него сверху и спросил.
- Сколько ступеней прошел?
- А я считал?
- Запомни чадо, - громко произнес Нат. – От пределов Московских, где Московия, до Царства Небесного – двадцать одна ступень. Три раза по Семь! Первая и по седьмую ступени – пределы Евы и Адамовы; восьмая и по четырнадцатую ступени – пределы Ноевы; пятнадцатая и по двадцать первую ступени – пределы Авраамовы, где Церковь Иерусалим, что перед нами стоит. Отсюда вход в Царство Небесное.
- Авраам, где сам?
- На службе у Господа.
- А почему по Семь? Откуда эта цифра?
- Только Бог в трех Ипостасях: Бог - Отец, Бог - Сын и Бог - Дух Святой, способен соединить Мир Тьмы и Мир Света в единстве, возведя этот Союз до трех степеней.
- ???
- Два в степени ноль равно один; два в степени один равно два; два в степени два равно четыре. Теперь сложи и получишь семь.
- Если число в степени ноль равно единице, то, тогда число в степени бесконечность равно нулю?
- А ты, я смотрю на тебя, смышленый парень, - удивился Нат. – Свет – это один, то есть состояние Жизни или движения, а Тьма – это ноль, то есть состояние Смерти или покоя.
- То есть происходит переливание состояний движения и покоя, жизни и смерти друг в друга?
- Да, происходит постоянная смена состояний.
- И нет ничего постоянного?
- Есть – Божественная Суть и Промыслы Божии. Первый Промысел Божий Отца Небесного мастеровой, и выстраивает Он Твердь по Законам Геометрии и Арифметики. Второй Промысел Божий Духа Святаго посевной, и рассеивает Он Дух Святой на Тверди по Закону Сева Благодати Божией. Третий Промысел Божий Сына Божиего жатвенный и производит Он сбор на Тверди Души чад Божиих по Закону Жатвы Благодати Божией.
- Это теперь мне надо пройти через жатву?
- Жатву ты уже проходил и был чадом Божиим в Обители Белой, но соблазнился бесовкой прелестью в пределе пространства Красного. И украл тебя там сатана. Но, чтобы вернуться тебе, хотя бы в пределы Царства Небесного Ра, то омыться тебе придется Кровью Христовой.
Владимир задумался на мгновение и затем спросил.
- А Московия на какой ступени?
- Она выше верхней ступени ада и ниже нижней ступени Рая. Она ступень стези забвения Отца и Матери Небесных. А от дна ада до Московии двадцать ступеней!
- Почему двадцать?
- Дьявол только пытается повторить Творца, но он сам сотворен Им с ликом ангела, но соблазнился прелестью и пал на дно бездны, названный адом. И все, что ни делает дьявол – несовершенно.
- Это как – дно бездны?
- Это так, что верно то, что не верно и не верно то, что верно.
- ???
- Вот именно.
- А кто все эти люди, что на ступенях стоят? – спросил Владимир.
- Оглашенные. Они по прошению их Ангелов и молитвам Богородицы, Святых угодников и чад праведных Московских допущены к милости Божией для возвращения их в Царство Небесное.
Нат махнул рукой и крикнул, подзывая к себе такое же чудище.
- Ло! Тащи свое чадо сюда.
Ло притянул за волосы волоком человека и оставил лежать у ног Владимира.
- Где делся Ангел твой по имени Кен? – ударил Нат ногой в бок человека. – Триста лет вопрос никак решить не могут. Он уже и рад на фиолетовые райские кущи.
- А что за фиолетовые райские кущи? – спросил Владимир.
- Так ты откуда прибыл? – удивился Нат. – Чудо ты голое.
- Мне не пришлось побывать в этом райском уголке Царства Небесного.
- Тогда слушай, чудище. Фиолетовый Рай обитель праведных чад мужского пола. За ним Синий Рай, где чада праведные женского пола обитают. Голубой Рай для мужских Божьих Угодников. Зеленый – для Божьих Угодников с женскими Образами. Ну а в остальных обителях Рая ты был, а значит, знаешь сам.
- Не знаю, Ваша подлость, гражданин Нат.
- Как же ты на все это смотрел. Желтая обитель для трех младших Ангельских чинов. Оранжевая обитель для трех средних Ангельских чинов. А Красная обитель для трех верхних Ангельских чинов.
- Откуда Вам это известно?
- Я Ангелом был. Чадо мое мимо Светильника Божьего провел. Не радел я о нем. Поэтому он пил, ел, воровал, людей обманывал, о Боге не ведал. Не был я для него вестником добрым. И украл его сатана, и я в бездну адову провалился. Заступника и молитвенника его в Царстве Небесном о нем не известил. Ты вот Крещен с именем Небесного Покровителя, Святого Равноапостольного Великого князя Владимира. Когда вернешься, Он ходатаем твоим перед Царицей Небесной будет, а Она перед Светильником Божиим за тебя похлопочет. Видел ты, как Ангелы рыдали, когда Ковчег Тьма накрыла.
- Да.
- Так вот рыдали, потому что в Ковчег не вошли. И я не вошел, а был скинут Тьмой в адовы пределы.
- Поднимите его, - указал Владимир на лежащего перед ним человека.
Ло схватил за плечи человека и поставил его на ноги.
- Вы кто? Имя Ваше?
- Священник я. Имя – Василий, - ответил человек, не поднимая головы.
- Здесь, что Вы делаете?
- Жду милость Божию, чтобы пройти Врата Царские. Все стадо мое прошло, а я вот пока нет.
- Это почему?
- Дом у меня был из бревен сосновых и крыша медью покрыта, а овцы мои в землянках ютились. Голода и холода я не знал, а они в бедствии страдали. Не ведал их и защитой для них не был от Царей иродовых. Теперь вот заступниче и молитвениче мой Священномученик Василий, пресвитер Анкирской Церкви перед Царицей Небесной уже как триста лет вымаливает ходатайство перед Агнцем Божием на прощение мне греха сего.
- И только за это? – удивился Владимир.
- Никто не должен жить ни хуже, ни лучше, - ответил Нат.
- А если человек много работает? – не согласился Владимир.
- Сколько бы ни работал, а без обмана в Московии на барские хоромы только к старости, может быть, заработаешь, - сказал Нат и спросил, обратившись к Василию. – Ты сам дом свой построил?
- Нет. Овцы мои.
- Платил им?
- Нет. Во Славу Божию строили.
- Лучше украсть с именем Господа?
- Каюсь, каюсь.
- И то верно!
- Так, кто же батюшке дом построит, как только ни овцы его? - возмутился Владимир.
- За требы там какие, цену ставил?
- Каюсь, каюсь - ответил священник.
- Вот! Ставил! А надо – сколько дадут!
- Каюсь!
- Торговлю в Храме учинял?
- Каюсь!
- Поздно!
- Так и сейчас в Церкви за требы, записки, иконы и крестики цены стоят, - попытался оправдать Владимир батюшку.
Нат посмотрел на Владимира и произнес.
- Вот, вот, что пастух овец своих, что власть народа, одно – вор.
- Я тут причем, - удивленно спросил Владимир.
- Не стремись стать главой какого-нибудь удела, депутатом или чиновником, и уж тем более холопом власти. За каждого нищего в стране отвечать перед Господом будешь. Хозяин Московии, ввел власть в Ней, чтобы тиранить ею одних и искушать прелестями других. Она не может быть от Бога. Многих ты не увидишь в Раю из тех, кто правили Государствами. Помолись лучше за них, чтобы облегчить их адские муки.
- И власть Монарха? Тоже не от Бога?
- Не от Бога. Вы производите отбор зерен в среде плевел. А это промысел сатаны!
- Выходит, что выборы и сама избирательная кампания – промысел дьявола и напрасная трата времени и денег?
- Да! Ведь все это происходит в его капище. Но для придания власти оттенка легитимности дьявол после выборов тащит «лучшего» чада к Богу на согласование.
- На Венчание с властью.
- Да, и поэтому власть становится Верховной.
- Так это можно любого, избранного из претендентов, в Церковь и пожизненно?
- Да. Право на доброе служение народу дается человеку Богом в Церкви. Это Дар Бога, который Монарх обязан пронести до конца дней своих.
- А если не пронесет? И служение окажется лживым.
- Тогда Люцифера узрит, и плач безутешный взалкает.
- И как решится судьба батюшки Василия?
- Если он уже допущен к Милости Божией, то решится положительно. Только вот, когда? Сколько еще ему здесь мучиться?
- И никто не знает?
- Как скоро Ангел его умаслит бесов елеем.
- Елеем, что смог набрать батюшка в лампадку Души своей?
- Ну, да!
- И много бесов?
- А, то! Кругом их сети в капище расставлены. И блуд, гордыня, страсть, уныние, зависть и многое другое. За все теперь елеем платит он.
- А, как не хватит масла?
- Должно хватить. Не зря же к милости допущен. Или, еще кто молится за Душу грешную его в Московии.
- Нат, а на кого Вы работаете? – спросил Владимир.
- На хозяина.
- Что-то как-то без особого усердия.
- А кто делом противным с усердием может заниматься? Только человек!
- Помолитесь за меня, Владимир, - в слезах взревел Василий. – Добавьте мне елея.
- Готов ли ты Владимир молиться за адовых узников? – сверкнул ехидным взглядом Нат. – Но это тебе не свечу среди бела дня возжечь и у Распятия поставить или записку подать, переложив молитвенный труд на священника. Эти молитвы трудные и посты долгие за каждого.
- Нет, - ответил сокрушенно Владимир и услышал рыдание Василия горькое.
Владимир был раздавлен положением, в которое его вогнал бес и остолбенел.
- Ну, что приуныл, Владимир, - усмехнулся бесенок. – Вон их сколько, которые ждут ваших молитв. Много ли вас в Московии, кто пот молитвенный за грешных Божиих чад со лба утрет или душу за них положит?
Владимир молчал. Он не мог сказать даже му-у.
- Ну, все, все! – стал успокаивать бес Владимира. – Не твоя печаль. Хотя лишние бонусы тебе не помешали бы. Теперь войдем в обитель адову. Там три предела: Латинские, Неффалимовы и Завулоновы, и к ним три уровня бездны. Каждый предел длиной по «числу зверя».
- ???
- Подели двадцать на три и получишь это «число».

***

Нат взял Владимира на руки и ступил в пределы Московские. И Владимир вновь оказался в окружении планет солнечной системы в сиянии бесчисленного количества звезд.
- Вон твоя Московия, - кивнул головой Нат в сторону планеты Земля. – Белая, черная, голубенькая и зеленная.
- Красотище! – воскликнул Владимир.
- А то! – согласился Нат.
Раздался оглушительный свист, и стало темно. Они упали в пустыне. Глаза постепенно привыкли к темноте, и они увидели дорогу, ведущую далеко за горизонт, освещаемую время от времени ярко-красными вспышками огня.
- Вот они – пределы Латинские, - сказал Нат и добавил. – Хотя, нет. Латинские дальше. Эта нейтральная полоса.
Шли по пустыне молча, пока не уткнулись в одиноко стоящее здание, на фасаде которого было написано большими буквами: «КПП». Было очень жарко.
У входа в КПП Нат сказал:
- Владимир, дальше пойдешь один. Мне туда нельзя.
- Так я же ничего не знаю.
- Любой твой мысленный вопрос и я услышу.
- Хорошо.
Владимир вошел в здание и оказался в просторной и светлой комнате, где находился стол, за которым сидело огромное черное чудище, но не такое, каким был Нат. У этого шерсть была короткая, морда приплюснутая, на голове смотрелись черные рожки, и из под стола выступали ноги, обутые в копыта. Глаза красные. На левой руке, выше локтя, привязан белый знак в виде пятиконечной звезды в круге.
- Ко злу пожаловать в пределы Латинские, Неффалимовы и Завулоновы, - сообщило чудище. – Рады тебя здесь видеть. Надеемся, что выберешься отсюда не скоро. В качестве кого сюда прибыл: гостя, работы, развлечений или на постоянное место обитания.
- Работы, - неожиданно для себя выдал Владимир.
- Цель?
- Сбор материала.
- Какому лешему он вдруг понадобился?
- Не лешему, а мне.
- Тебе на что?
- Для написания диссертации, ее представления и защиту.
- Соискатель?!
- Да, соискатель ученой степени кандидата бестолковых наук.
- Тема диссертации?
- Дальнейшее бытие заблудших чад Божиих: Глав Государств, воров, олигархов, депутатов, чиновников и прочей челяди, - ответил Владимир, с ужасом обнаружив, что озвучивает не свои мысли.
Чудище в задумчивости вытянуло губы и промолвило:
- А знаешь – печальное! Не позавидуешь. Особенно тем, кто вовремя не покаялся. Много здесь и военных, и насильников, что порядок Государей иродовых блюли. На них «печать Каинова» наложена. За их души вам всем вашим Миром молиться надо. Есть бунтари и те, кто им прельщал. Муки их им нестерпимые. В крови они теперь человеческой кипящей барахтаются.
- Ну, это просто. Мне нужна глубина всей сути их страданий.
- Ты так считаешь? – Чудище от удивления подняло свои мохнатые брови и продолжило. - Я вот тоже работаю над темой: «Как возбудить телесный взор чад Божьих ко дьяволу?» И все они у меня в Московии в качестве «кроликов». Я им внушаю, что только в обретении душевного расстройства, где нет места мудрости, доброте сердечной, милосердию, состраданию и жертве Богу, вы вернете себе мрак идольский, озаряемый время от времени огнем Зороастра, поддерживаемый волхвами, верными слугами хозяина Московии – Люцифера.
- И как, успешно? – спросил Владимир, борясь с вмешательством чужих мыслей. – Хотя и Благодать Святого Духа нас пока не покидает.
- Знаешь, да! Я помню страшные времена, когда заря Православия явилась на Московию, и солнце Евангельское осветило Ее. И мы чуть было навсегда не лишились престола для кровавой жертвы. Теперь мы превосходим там во многом Бога. Кругом смута, нищета, кровь человека, бесчестие и наш беспорядок. Особо нам важна Россия, но те, кто там правят у нас не вызывают опасения. Нашим курсом идут, товарищи. Народ там слабый и нищий при роскошном бесновании ложной элиты. А скоро и огонь Зороастра по ней пронесется. Игрища бесовские зимой в ней пройдут и затем сгинут остатки России. Двенадцать лет ей после игрищ отпущено, если к Свету благодати Божией не развернутся. Тогда и Мир весь запалим и в крови людской потопим.
- А другие страны Вам не опасны?
- Нет. В больших странах нет Православия, а то что, где имеется – нам не опасны. Мы погасим Светильник Божьего Пламени в России руками самих русских.
- Знаете, с Вами было не очень интересно и я думаю, что мне пора пересекать границу.
- Конечно – какие здесь могут быть проблемы.
- Это, наверное, единственный пропускной пункт, где никогда не бывает проблем.
- Скажу больше – это естественно! До свидания!
- Нет уж – увольте! Лучше прощайте!
- Как тебе угодно.

***

Владимир перешел границу и оказался в суете огромного мегаполиса. Воздух был насыщен едким дымом. Стояла невыносимая жара, будто тысячи адовых печей раскрыли свои жерла. Но резко похолодало, запахло кровью и стало еще более невыносимо. Через секунду опять наступили жара, и чад накрыл город своим зловонием.
- Так, что же это такое, а? - подумал Владимир. – Как же здесь неуютно, душно и серо.
Вокруг него, в бледном лунном свете, сновали люди, одетые в длиннополые рубашки черно-серебряного цвета; мимо проезжали трамваи, троллейбусы, автомобили; все это было похоже на картину «ожившей» графики.
Гремела металлическая музыка и дико орала непонятная речь. На магазинах везде рекламные вывески с надписями, сделанные латинскими буквами.
- Неужели нельзя петь спокойно и без противного железного звука? – впал в уныние Владимир.- Чистый, данный человеку, голос – это же лучшая музыка.
- Нет, - ответил ему голос, - здесь нет живого звучания, и они от этого с ума не сходят.
Владимир запрыгнул в троллейбус и ожидал, что сейчас подойдет к нему кондуктор, и попросит его оплатить проезд, а у него платить нечем, но голос успокоил.
- Не переживай! Здесь отсутствует денежная форма оплаты.
- Так вот где, оказывается, «светлое будущее», о котором все время говорили нам «большевики», - усмехнулся Владимир.
- Не шали, - предупредил его голос, - не обижай наших «товарищей».
Проехав немного, Владимир увидел из окна троллейбуса скопление людей и вышел на остановке. Кругом говорили на непонятном ему языке, но он тут же получал синхронный перевод.
- Какой же это язык? - подумал Владимир.
- Латынь, - ответил ему голос, - язык мертвых.
- Это поэтому в медицине – латынь?
- Логично! Ха, ха, ха!
Приблизившись к толпе, он услышал среди людского шума русскую речь и увидел огромное сооружение в виде импровизированного мемориального комплекса, на котором была установлена красная пятиконечная звезда с горящим внутри ее вечным огнем. Играла музыка. Прислушавшись, он узнал в ней мелодию гимна СССР, однако слова песни ему были не знакомы: «… сквозь грозы сияло нам солнце свободы, и Ленин великий нам путь озарил, нас вырастил Сталин – на верность народу». Шум заглушал звуки песни и ему доносились ее обрывки: «… мы в битвах решаем судьбу поколений, мы к славе Отчизну свою поведем! … славься Отечество наше свободное… … знамя советское, знамя народное пусть от победы к победе ведет!»
На трибуне выступал старичок, клеймивший позором тех фронтовиков, которые ради Райских кущ отреклись от красной звезды. Он называл их имена и фамилии, а его помощники стирали их с досок.
Дали слово и оппозиции.
- Братцы, однополчане, - завопил белобородый дедушка, - что же вы творите?! Идемте в пределы Завулоновы. Там стоит Храм Милости Царицы Небесной. Упадем к ножкам Девы Марии Богородицы и упросим Ее, чтобы Она умолила Сына Своего простить нам грех смертный от той войны страшной, что сыны сатаны устроили на земле Русской и Слезой Христовой омыть наши души на коих вопиет кровь убиенных нами людей. А вы души свои освещаете огнем Зороастра, изрыгаемый звездой адовой, который тут же погас на Земле, как только Младенец Иисус родился.
- Это пустое! – подытожил старичок.
- Как же, братцы! – упал в поклоне на колени дедушка, простирая руки в сторону Иерусалима. – Господи, отступившия от Православной веры и погибельными ересьми ослепленныя, Светом Твоего познания просвети и Святей Твоей Апостольстей Соборней Церкви притчи.
- Эта молитва о живых! – закричали с трибуны.
- У Бога все живые, - ответил им дедушка, - у сатаны – нет!
- Как Вас зовут, дедушка? – подошел к нему Владимир.
- Георгий я, - ответил дедушка, скривив в страшной гримасе лицо. – Я так сильно хочу по малой нужде. Ты себе представить не можешь, как я страдаю. А здесь негде. И языка здешнего не понимаю. Бесы не переводят, а только бьют из-за того, что вовремя не исполняю их указания. И жутко сквернословят на разных языках! Но тем чадам грешным, в речи родной, которых скверны меньше, полегче тут. Никто из нас теперь не сквернословит. Мы поняли – какая это мерзость и мука нам!
- За что с Вами так?
- Воевал я в Отечественную, хотя и рядовым, а грех это тяжкий. Пускай даже и простительный грех, так как я не нападал, а защищался. Так я же не раскаялся по времени за братоубийство, когда еще можно было.
- А кем при жизни были?
- Холопом! – Георгий кивнул головой в сторону серого горизонта. – Там в долине Каина наш стан – бывшие силовики: «вояки», милиция и прочие. В общем те, кто оружие в руках держали.
- И Вы сейчас об этом жалеете?
- Если бы знал я, куда приведет меня дорожка жизни такой – не пошел бы по ней снова.
- Есть и другие?
- Да! Каждому из нас Семь путей-дорожек дается. Кто выбрал дорогу созидания добра и мира, тот Богу угоден, а кто пройдет по пути разрушения, зла и бесчестья – в жерле печей адовых геенной огненной пропитается и в беспокойстве мученической увековечен будет.
- И кем бы Вы теперь хотели?
- Строителем! Земледельцем! Кустарем! Врачом! Учителем! Но только ни властью, и ни Судьей, и ни военным, и ни, тем более, холопом власти – милицией, полицией, прокурором и так далее, и тому подобное!
- Тогда Отчизну защищать, кто станет как, если не военные?
- Наша Отчизна – Обитель Белая! Она и Родина нам.
- Хорошо, страну нашу?
- Страну? Просторы капища Люцифера с их лесами, морями, реками и «полезными ископаемыми»? Она не наша. Тьма нам Светом казалась! Это теперь нам открылась не Правда, а Истина.
- И, что зря за «землю отцов» своих бились?
- Да.
- Если так, то, что сейчас с нами было в России?
- Не знаю! Однако путь сей не привел нас к Богу, а завел нас здесь к Каину, где также и бунтари, и разбойники, но только у них там свои станы и взаперти все они. Молись за воинов. Грех страшный – их ремесло. Ох, и тяжко им здесь. Нас бесы бьют и кипятком обливают, а им еще больнее. У них же и полустанок самоубийц имеется. Только не тех, кто себя сам порешил. Те в Завулоново – в долине Иуды. Участь у них – не позавидуешь. Тут те, кого убили на чужбине, потому что пошли туда убивать и грабить. Захватчики. Им тоже не сладко. По соседству с нами долина Искушения, а в ней стан «обольщенных».
- Не понял…
- Там души тех чад Божиих, что исправно в Церковь Христову ходили, все каноны соблюдали благопристойно, но к Дарам Святым подходили без раскаяния.
- Это как?
- Исповедовались фарисеями – не со страхом Божиим, то есть без стыда за, совершенный ими грех, и после этого к Святой Чаше с Дарами подошли.
- Надо всегда Бога бояться?
- Нет. Со страхом Божиим, а не со страхом перед Богом. Бояться надо искушений дьявольских и сатану. Они враги наши. Каждому из нас даны Семь даров Святого Духа: премудрость, разум, совесть, крепость, ведение и благочестие или, вернее назвать, познание, где речь идет о познании Бога, а также и страх Божий. Страх Божий – это стыд наш перед Богом за дела наши окаянные. Бог отец нам. Его не надо бояться.
- Ну, все-таки они же имели веру в Бога.
- Так потому, что у них был страх перед Богом, а не Божий! И как только дьявол сказал им, что нет Бога, так сразу они с бесами своими в хороводе закружили. Каждого из нас сатана проверит: насколько нас гордыня поразила. Видел я там чадо заблудшее – в Московии батюшкой был. Службы он вел и паству свою наставлял по Заповедям Божиим, а сам вот теперь здесь прозябает, истерзанный муками. Грех остался при нем. Когда дом ему строили, земли не хватило. С властью окаянной сошелся и отнял у соседа кусок. И знал, что грешит. На исповеди так и признал, а землю не отдал. Какая польза от того, что помолился и у Бога прощение греха испросил. Ну, простил Господь, тогда и землю брату своему верни. Так нет! При себе ее оставил. Опять же грех. Гордыню свою усмирять надо – исправляться! Из-за нее-то в капище мы оказались. От нее все лукавство и гнев, и раздор, и падение. Не злиться, не унывать, а доброе творить и любовью одаривать. Тогда может быть только молитвы хвалебные останется нам возносить к Богу.
- Так это не просто…
- Не просто! А здесь мука! Знал бы наперед – каждому чаду ноги мыл бы, со всеми помирился и не сеял в людях зло, которое теперь мне лихом возвратилось.
Георгий замолчал, посмотрел на Владимира умоляющим взглядом и спросил.
- Не подашь ли мне воды испить?
- У меня нет ничего при себе, - пожал смущенно плечами Владимир.
- Тогда помолись за меня, когда вернешься в Московию. Грех на мне, что холопью пайку хлебал из рук власти окаянной и не раскаялся при жизни. Полковником был, деньгами сорил, на людей, что хлеб растили, смотрел с презрением – не был нищим духом. Это здесь нам бесы растолковали, что сию гордыню они нам оплачивали руками властей ложных. Где нет Бога, там бесов порядок и власть липовая. Липа – дерево белое и покладистое, но в сырости сгнивает быстро.
- Имеете в виду, что не Царю служили?
- Не совсем. Хотя на монаршую службу Господь Венчает.
- И толку? Сколько народ от Царей сиих окаянства терпел?
- Да, если при тех Царях, кто Иродом для мирян были. А без Монарха в стране власть окаянная!
- Окаянство там, где чада бедствуют, и власть ворует, и холопы паразиты, когда они говорят сладко, а стелют жестко и Бог им не указ. Но бывает, что и дьявол даст промашку. Назначит Президентом, а тот о чадах Божиих радеет.
- И такое случается. И все-таки России Царь необходим.
- Чтобы опять Святою Русью стала?
- Да, а не анафемская, как до сих пор!
- Что даст Вам моя молитва за Вас?
- Ну, как же?! В Московии вас всех Бог видит и слышит, и Ангелы ваши вокруг. А здесь мы у бесов теперь в заточении и жаждем помилование делами добрыми и молитвами детей, внуков и правнуков наших. Ваши молитвы Ангелы к Богу доносят и Слезы Его Чистым Дождем на нас изливают, чтобы Души наши омылись. Вы то допущены Кровью Христовой омыться.
- Это лучше?
- Они одинаково Священны! Но, когда вы молитесь за душу чью-то грешную, то бесы чадо это на время из плена ада вызволяют и он омовение в Красном углу получает.
- Это в каком Красном углу?
- В каждой обители ада Красный угол имеется. Или Посольство Рая. Там Службу стоят Ангелы чад Божиих, что в греховную прелесть впали и, на которых Милость Господа наложена, потому что их дети, внуки и правнуки добрыми делами и молитвой искренней перед Богом за них свидетельствуют. И чем чаще молитва детей, внуков и правнуков, тем скорее из мук адовых они выйдут, а там и Ангелы их воспрянут и прах преисподней с себя стряхнут и к Богу с Чистыми чадами возвернутся.
- И их Ангелы воспрянут…?
- Да. Мой Ангел бесом чьим-то теперь здесь, как и у меня мой бес, когда-то Ангелом был блудницы Московской, имя которой Елена.
- Мне и за нее помолиться?
- Не решался просить, но да! Тогда и беса меня ты лишишь, и легче мне станет.
Послышались крики.
- Бесы! Бесы!
Владимир увидел, как на трибуну вбежали какие-то люди, одетые в черное и в масках. Они разломали трибуну, раскидали все таблички и начали бить кулаками участников мероприятия.
Избитый ими Георгий лежал и громко стонал.
- Господи Иисусе, спаси и сохрани мя грешного! Грешен я, грешен я, Боже! Таким же был зверем на Земле и, как они, творил это! Избивал и пытал людей, осужденных «мирским Судом бесноватым»! И вот теперь меня бесы так же пытают. Сил моих нет больше терпеть все это.
Владимир вспомнил, что уже видел такое же в одной из исправительных колоний. Правда там, на спинах «черных людей» были надписи «ОМОН» или «Спецназ», а здесь: «Бесы». Они также крушили все, что им ни попадалось на пути. Разбивали телевизоры, ломали тумбочки у заключенных, провоцировали ответную агрессию со стороны осужденных и, если получалось, то нещадно избивали несчастных дубинками.
Рядом шел другой митинг. Там были черные флаги с нарисованной в центре белой пятиконечной звездой, заключенной в круге, и по краям усыпанные мелкими звездами белого цвета.
- Мы, храбрые! – кричал в толпу на латыни стриженый детина. – Гордо поднимем звездное знамя – знамя свободы на страх подлым врагам! Сколько же они собираются жить? Неужели всегда?! В свое время мы добились запрета на использование в наших селениях таких языков как арамейский, иврит, арабский, греческий, церковно-славянский, так как народы, на них исповедуют Истину. А в последнее время мы все замечаем, что все больше и больше среди нас возникают русские души. И я думаю: «А нет ли здесь Промысла Божьего. Не пожелали ли Ангелы разрушить царство Люцифера и захватить Москву?» И этим подлым врагам наш гордый ответ: «Красно-белым огнем мы вновь опалим всю Россию!»
- Тогда, где же наша свобода?! – выкрикнули из толпы. - Бог, тоже имеет право голоса! А то, что русских становится больше в адовых кварталах, так это хорошо! Россия тленом покрывается и Третий Рим без боя вот уж скоро станет нашим.
Тут же играла музыка, веселился народ. К Владимиру подбежала девушка и, ухватив его за руку, потащила в центр веселья со словами.
- Ты выращивал цветы там – на Земле?
- Нет. Но всегда радуюсь их красоте.
- Эх, цветы растить – Богу угодить, - с горечью выдохнула девушка. – Водил меня Господь по поляне с цветами. И я их рвала, рвала. А нельзя было. Это тоже убийство.
- А как же их дарят и возлагают?
- Нельзя смертью одаривать. Здесь промысел сатаны. Можно живой цветок подарить – с корнем. А, если возлагать, то цветок из бумаги. Кто на Земле цветы растил – имеет Защиту.
- А у тебя она есть?
- Нет. И воды не жалей людям, растениям и тварям разным даже, когда они не жаждут ее. Здесь нет воды. Мы все изнываем без нее. Мука тяжкая. Ты, не представляешь, как я измучилась. И ноги у меня сильно мерзнут.
Владимир наклонился и увидел, что девушка и, окружающие ее, люди пляшут босыми ногами на ледяной площадке.
- Ты не наш, - продолжила говорить девушка. – Тебе тут делать нечего, и в Москве тебя не принимают – ты и там чужой, а каждый день умоляешь Бога, чтобы он простил и помиловал ненавидящих и обижающих тебя и творящих тебе напасти и не оставил их погибнуть тебя ради грешного. Помолись за меня перед Господом и Отцом нашим, чтобы хотя бы в Московию меня вернул, дабы жизнью праведной попытаться снова в пределы Его вернуться. Ему все возможно. Помолись за Людмилу или записку на меня в Церкви подай, прошу тебя, братец Владимир.
- Хорошо, Людмила. Но бывало подашь записку, а ее в урну бросают.
- Ты подай! А там, если что – Ангел мой ее подхватит.
- Разве твоего Ангела Тьма не скинула в адовы пределы?
- Скинула. Он здесь бесом уже приготовлен стать чьим-то, но и Ангелом моим еще служит пока над нами Суд Вселенский не свершится. А там, кому как – все по заслугам!
Мимо них то и дело пробегал мужичок с рюкзаком за спиной и предлагал деньги. Ему отвечали, что деньги здесь не в ходу. А он все спрашивал: «Не уж то здесь нет проходимцев?»
- Есть, но безработные они, – ответили ему.
- Я так хочу в Москву! - взмолился мужичок.
Вокруг Владимира натружено, сгорбившись, и медленно перемещались люди, которые в руках несли огромные баулы, а рядом с ними праздно шатающая публика.
- Те, кто под грузом – в долг брали деньги и имущество, а затем бессовестно обманывали и не возвращали. Те, что в неге – их и обманывали. А то, что и эти здесь, так тоже грешники. Но у них есть право собираться в Красном углу?
- ???
- На них Милость Господа наложена за то, что в «бытии капищном», хотя бы время от времени сами милость проявляли к страждущим помощи чадам Божиим и крови не проливали ни чьей. И вымаливают Ангелы Милость Божию к своим подопечным грешным душам.

***

Владимир сел в трамвай и решил прокатиться, тем более платить за проезд не надо. Ему было интересно наблюдать, как люди бегали по магазинам, брали все, что им хотелось. Женщины, навьюченные полными авоськами, лавировали между важно вышагивающими налегке мужчинами. С любопытством рассматривал он многоэтажные дома, которые походили больше на «хрущевки». Это было царство бетона и камня. Ни травы, ни деревца.
Проезжая мимо большого здания Владимир прочитал: «Train station».
- Железнодорожный вокзал, - перевел ему голос.
Трамвай остановился, и он вышел. Пройдя на вокзал, он увидел массу людей, мечущихся по перрону вдоль несущихся поездов. Люди кричали: «На Москву! На Москву! Нам на Москву!» Потом они забегали в здание вокзала и в кассе брали билеты до Москвы. Владимир поддался истерии толпы и тоже начал вместе с ними бегать. И, если не голос: «Остановись Владимир», так и бегал бы с ними.
- Почему все в Москву так стремятся? - спросил Владимир.
- А кому в аду уютно? Вот обратно в Московию и рвутся.
Владимир вышел на перрон и увидел, что на проезжающих поездах, где стояла надпись: «Московия – Латинская – Неффалимово – Завулоново», вагоны переполнены. А на поездах, где надпись: «Завулоново – Неффалимово – Латинская – Иерусалим» – вагоны полупустые.
- И что это означает? – спросил Владимир.
- В вагонах поезда: «Московия – Латинская – Неффалимово – Завулоново» – души сотворенные Господом Богом сатаной украдены и в ад едут, а в вагонах «Завулоново – Неффалимово – Латинская – Иерусалим» – души, вымоленные в Московии, в Царство Небесное возвращаются.

***

С вокзала Владимир направился к серым пятиэтажным строениям. Кругом никого не было, и он из любопытства вошел в подъезд одного из домов. Поднялся на второй этаж, открыл дверь квартиры и вошел в нее. Навстречу к нему вышла заплаканная женщина, с распущенными волосами и в белой длиннополой рубашке. В женщине он узнал свою мать. Его грудь сдавила нестерпимая боль, и слезы отчаяния стали душить его.
- Прости меня, мама…, - отрывисто вырывался плач из груди его. – Как же я забыл тебя, мама?
- Помолись за меня, сыночек. Не поминай меня лихом, а поминай имя мое перед Господом. На тебя уповаю.
- Буду, буду, буду молиться о тебе, мама! – Владимир вырвался из объятий матери и выскочил из дома, но никакого города уже не было. Над ним висел необъятных размеров купол светло-серого цвета, очерняемый время от времени всполохами адовых кострищ, исходящих далеко от горизонта. Владимир побежал туда, думая, что значит – не поминай меня лихом.
- Здесь двоякий смысл, - ответил голос. – Первое – не поминай человека по нанесенным им тебе обидам, второе – поминай имя усопшего перед Господом с постом и молитвой без пития сивухи и скоромного и тем более – без обжорства. Чревоугодие – грех смертный.
- Как без вина и скоромного? Так люди же просят.
- Таким и делать там нечего. Вино тебе нужно, а ей молитвы твои об упокоении и спасении души ее. Тебе, что важнее – как о тебе, кто плохое скажет или спасение души близкого тебе человека? Каждая молитва твоя облегчает ее муки. И чем чаще ты будешь просить Господа отпустить все ее согрешения как вольные, так и не вольные, словом или делом, ею совершенные, и умолять не наказывать ее вечным наказанием, тем раньше омоется она Слезами Его и с Ангелом вернется в Царствие Божие. Молись о ней ночью в тиши при свете елейном или восковым, а не электрическом. Укроти гордыню свою смирением, а чревоугодие воздержанием – будь нищим духом. Душа – она из благодати Божией выращена – искорка Божия. По Богу скорбим с постом, а почему тогда искорке скоромное просим. Да и сам у кого будешь – не обременяй их вниманием к себе. Помолись за упокой души усопшего раба Божьего и иди с миром.
- Молится можно своими словами?
- Как тебе сказать? Если уже имеются, выверенные временем чины и каноны по усопшим или по другим случаям, то для чего, что-то от себя выдумывать? Хотя, если молитва льется морем слезами из души твоей, то молись как можешь. Главное, чтобы тебя было видно Ангелам, тогда и молитву услышат.
- Это как?
- Без добра в тебе тебя не увидят, а значит и молитв твоих не услышат.
- Добрые дела надо чаще делать?
- Не только. Добрым прежде надо стать! Зло в себе предать забвению!
- Так это невозможно в Миру!
- Так как же ты, тогда молиться собираешься, когда тебя не будут слышать?
- Тогда вообще я не достоин молитвы возносить?
- Молиться можешь, но вот пока в одежды белые не облачишься смиренным покаянием, тебя никто и не увидит, и не услышит. Ты в капище, где тьма кромешная и гвалт не умолкаем.
- Вы, меня не перестаете удивлять!
- Это почему?
- Я с Ангелом своим так много не узнал себе полезного.
- Так я ведь к тебе ближе.
- Разве?
- А, то! Вот стоишь ты на службе или дома при молитве, а мысли твои в другом месте или зеваешь, или чешешься.
- И, что?
- Так это я рядом пока ты Ангела не призовешь.
- И, что за радость такая – пакости чинить?
- Работа такая.
- И хорошо платят?
- Уж лучше бы не платили.
- Это почему?!
- За каждое падение твое в сети мои я палками удары получаю, а как в Обитель Божию ты не вернешься, так меня в кипяток ввергнут.
- За заслуги то Ваши?
- Такова награда. Зло злом платится! Это у Бога – добро добром одаривается.
- Вот что-то родное я вижу в Вас.
- Так братья мы с тобой.
- ???
Как будто Ангел тебе про это умолчал? Не говорил, что все мы вместе в Обители Белой в благодати Божией плескались?
- Ну, что-то говорил.
- А ты уже и паровоз завел. Порожняк решил мне тут прогнать?
- Да, нет!
- Затем я Ангелом побыл, а ты вот человеком, и у тебя покаяться есть время. А я вот бес теперь. Луну крутить сейчас мои печаль и воздыхания!
Владимир остановился и увидел вокруг себя широкую площадь, уходящую за горизонт, выложенную черными и серыми квадратными плитами. Откуда то издалека доносился гул, похожий на тот, что бывает на крупных массовых мероприятиях.
- Площадка Люцифера, - пояснил ему голос. – Здесь он проводит свои спортивные соревнования. Пытается доказать Богу, что и он не хуже слона и тигра – силен, ловок и быстр. А также парадом легионы бесов прогоняет – пехоту, кавалерию, технику и трофеи – скот, птицу, захваченных узников, то есть заблудших чад Божьих и так далее, чтобы горше сделать печаль Владыки и Владычицы Вселенной по чадам Их.
- Это поэтому спортивные соревнования считаются бесовскими игрищами?
- Любые турниры, парады, восхваления и возвеличивания гордыни чад Божиих, ведут к раздору между ними, отдаляют их от Владыки и Владычицы Вселенной и делают их добычей Люцифера.
- А, что за гул такой стоит?
- Так бесы развлекаются!
- Что ожидает чад Божиих в России?
- Россия – остров обширных размеров, где все еще хлещут источники Благодати Божией. Она – Держава Истины! Она – Третий Рим! Она – Второй Иерусалим при Первом! И в Ней Богу уютно. Но восстанет Юпитер Дамасский и с востока пойдут сарацины, и подуют ветра, и бурю закрутят на Море, и волны морские планету омоют, и откроется Храм Арамейский, и укроет от смерти он верный народ.
- Я, что-то, батенька, не уловил.
- Польщен за батеньку, но сатана войной на Русь пойдет, чтобы всех там русских уничтожить.
- И этого уже не избежать?
- Скиньте пенты багровые со шпилей Москвы и покайтесь, что звезду сатаны отцы ваши Кровью Божьей измазали, и от того то во лжи вы погрязли, и дьявол к вам все лезет и лезет. Когда сделаете это, тогда и Господь вас увидит, и поможет раздор между вами унять.
- Что за раздор?
- Власть на Руси лукавая – с Крестом на теле, но со звездой в Душе. Бесправие и нищета людей ее престол.
- Согласен, неравенство людей у нас огромное. К тому же незаслуженное.
- О прахе капища ты опечалился? Сребролюбие опять же – грех смертный. У кого сейчас в Московии злата да серебра больше, тому у нас больнее будет. Хотя каждому чаду по Договору записана жизнь без скудности и без роскошества. Оттого и чада в стада собираются, чтобы сей Договор исполнить. Кто его нарушает, тому горе. И не завидуй, что у кого-то тлена больше. Относись ко всему доброжелательно и принимай судьбу с кротостью. Зависть рождает гнев, а они оба тоже два смертный греха. Любостяжание в себе подави. Не осушай лампадку Души твоей. Прибереги елей для встречи с Богом в смирении, нелюбостяжании, целомудрии и уповании на волю Божию.
- Хорошо, - согласился Владимир и зашагал по площади. Но вскоре остановился, заметив вдалеке от себя большое скопление каких-то странных фигурок, черного и белого цветов. Они надвигались и сбивали друг друга. Были слышны скрип колес осадных башен-туров, крики людей и ржание лошадей.
- Адовы баталия, - пришел на помощь голос. – Любимая забава Люцифера.
Владимир ускорил шаг; быстро прошел площадь и оказался на улице, по краям которой располагались одноэтажные каменные домики. На них висели разные дощечки с надписями, сделанными латинскими буквами.
Пройдя немного, он прочитал на одном из домов надпись: «Pythagorean Unio – ordo optimatium».
- ???
- Пифагорейский союз – орден аристократии, - пришел на помощь голос.
Владимир постучал в двери. Его спросили.
- Что есть число?
- Все! – испугано ответил Владимир и угадал.
Дверь открыли, и он вошел в дом. Все внутренне убранство указывало на то, что здесь расположилась мастерская каких-то мудрецов. Звучала легкая и приятная музыка. На столах с табличками: «Пифагор», «Архимед» и «Аристотель» лежали серебряные листы и тонкие палочки, остро заточенные на концах.
- Рады видеть Вас в нашей кузнице калокагатов! – вышел к нему на встречу бородатый старец с вьющимися и ухоженными волосами на голове и бородке, - Имя мое Пифагор сын Мнесарха Самосский. Вижу в Вас сочетание эстетического, то есть прекрасного и этического, то есть доброго начала, а значит гармонию физических и духовных качеств. Чем Вы уже ни калокагат?!
Владимир замялся, протянул правую руку для рукопожатия и робко ответил.
- Владимир
Пифагор, улыбаясь, подошел к нему ближе, обнял за плечо и увлек в дальний край дома, где работали около десятка таких же бородатых и кудрявых людей.
- Знакомьтесь, братия! Человек из Московии сами к нам прибыли. Имя имеет – Владыка Мира! Архимед сын Фидия Сиракузский! И тебя это касается. Отложи пока свою механику. Бесовские игрища еще не скоро. Старик Люцифер подождет.
- Каждый, проходя мимо Владимира, делал для приветствия кивок головой вниз, называл свое имя и удалялся вновь заниматься своим делом.
Сладкая мелодия ввергла Владимира в дремоту.
- Не допускайте ленивого сна на усталые очи, - произнес Архимед, - прежде, чем на три вопроса о деле дневном не ответите: Что я сделал? Чего не сделал? Что мне осталось сделать?
Владимир взбодрился и с изумлением заметил, что все люди одеты в белоснежные длиннополые рубашки, поверх которых висели серебряные фартуки.
- Не удивляйтесь, Владимир, что мы все в белом, - ответил Архимед. – Мы давно уже не узники ада. Двадцать столетий прошло с тех пор, как Иисус Христос нас вызволил из адова плена.
- Тогда, почему вы здесь находитесь?
- Таков договор между Богом и дьяволом. Да и мастерская здесь.
- Мастерская пифагорейцев?
- Да.
- Что за договор такой?
- Договор Союза материи и Духа Святого. Сатана всегда пытается повторить Бога. Хотел сделать Твердь Небесную, а получил камень, от которых планеты возникли. Духа Святого пожелал сотворить, но вышла плазма и поле магнитное.
- И верно! Металл помести в поле магнитное и он «оживет» электричеством.
- Имитация жизни. Вместо солнца луной одарен, вместо злата серебром весь усыпан.
- Кстати! Серебро лучший проводник электрических зарядов.
- Да, это так.
- А ваша роль в чем?
- Все, что открыла наука в Московии, сделали здесь в мастерских сатаны по Промыслу Божиему.
- Хорошо, сделали здесь. А как на Землю передали?
- Бесы курьерами у нас. У меня бес или шнырь свой. Я ему наши расчеты. Он их в Московии бесенку какого-нибудь умника передаст. Этот – умнику на ушко. Того вдруг осенило. Вот вам и новое открытие!
- А бесы как в Московию попадают?
- А когда луна скрыта от света и ее не видно, то через нее и к вам. А в полнолуние все бесы с Московии обратно в ад сбегают. Заметили ведь, что в полнолуние душа «облегчается». И на планете всякие катаклизмы случаются, так как без присмотра осталась. Хотя бывает, что бес «проспал луну» и, если буйный, то человека в беснование приводит, а, если нет, то каждую ночь поднимает на луну смотреть.
- Хорошо, и только расчеты?
- Не только, но от нас расчеты. И ничего лишнего. Мир материи и энергии подвластен Люциферу посредством математики. Он Великий Мастер и Архитектор Вселенной. Но Мир Промысла Божиего, где Духом Святым душа творится, подвластен только Богу. Мы можем рассчитать модель строения клетки, но все равно не проникнем своим познанием в причины творения жизни. Нас допустили всего лишь изучать следствие Промысла Божиего и Закон симметрии жизни, как симметрии пятого порядка. Взгляните на свои руки и ноги. Сколько пальцев на них? Или вспомните цветы гвоздики, колокольчика, вишни, яблони и так далее. И Вы увидите симметрию пятого порядка – своеобразный защитный механизм живой природы против кристаллизации и окаменения. Звездчатый пятиугольник и есть основной индекс живой индивидуальности, который более всего распространен в живой природе.
- А не печать ли сатаны сей Знак, указывающий на то, что в этой материи Дух Святой?
- Вы это сами сказали. Пента – знак сатаны! Избегайте сей знак. Не изображайте его на себе и на имуществе Вашем. Ваш знак – Крест Христовый! Аминь!
- Аминь, - подтвердил Владимир и спросил. – Получается, что Вы не имеете ни малейшего представления о том, как зарождается жизнь человека даже в утробе матери?
- Отчего же?! В утробе матери совершается рождение жизни человека Таинством вхождения Духа Святаго в плоть человеческую.
- И как?
- Те чада Божие, что по гордыне своей и непослушанию входили в пределы Красные Царств Небесных, а там ведь посты дьявола, где он схватил их и в сокровищницу Человека заключил. В утробе же Девы Бог живую ложу поставил, где и вершиться сие Чудо. Оттого само вместилище Свято и Бог его Священным девством затворил.
- Что влияет на пол ребенка?
- Многая Благодать Божия в чаде. Чем Ее больше, тем правильней ожидание, что родится девочка. Дева ближе стоит к Богу, чем Человек.
- А Дева не человек, что ли?
- Она выше человека.
Пифагор внимательно посмотрел на Владимира и произнес.
- Не пекитесь о снискании великого знания: из всех знаний нравственная наука, быть может, есть самая нужнейшая, но ей не обучаются. Все знания творятся здесь и уходят в Московию.
- То есть все они от лукавого?!
- Да, кроме одного, где Истина.
- И где?
- Там, где Дух Святой присносущий.
- И только ли там Истина? Почему?
- Потому, что это Знание от Бога.
- И поэтому?
Пифагор взглянул с иронией на Владимира.
- Тогда сыщите себе верного друга или иного пророка, имея его, Вы можете обойтись без Богов.
- Мой верный Друг и Бог – Иисус Христос. Но вот для иных другие Пророки и верования проводниками к Богу принимаются. Какая же вера ведет к Богу? Какая из них истинная и должна довлеть, чтобы мы смогли выбрать верный путь и вернуться в Царствие Небесное?
- Да та довлеет над Вами, что построена по Заповедям Бога и Богом данная Пророку Моисею на горе Синай и, которая сделает Вас причастником Славы Божией. И она не укажет на путь, уводящий от Бога, где захватывают земли и убивают людей.
- И какая?
- Православная!
- Так что? В других верованиях нет должного миролюбия?
- Миролюбие в миротворчестве Православном присносущно Духом Святым!
- И только-ли… Не верю!
- Тогда внимайте, Фома неверующий, словам моим, - сказал строго Пифагор и продолжил. – Не верить, а веровать надобно Вам, что путь к Богу один! Милосерден и терпелив Бог наш. Каждый год в Московии и в Великую субботу сходит на гроб Господень видимая благодать Святаго Духа – Благодатный Огонь, Святой Свет – Знамение Бога. И дается оно только Православному Патриарху в знак подтверждения того, что «Ты еси един Бог наш Иисус Христос; едина наша истинная вера – Православных Христиан». Эти слова в своей неуемной радости выкрикивают Православные арабы, прыгая и бегая вокруг гроба Господня, после того, как Кувуклия воссияет Божиим Светом, и Патриарх подаст через боковое отверстие пук из тридцати трех зажженных свечей. И в Церкви Воскресения Христова, что там – в городе Иерусалиме, становится светло от горящих свечей, лампад и люстр.
- И это правильно, что арабам так позволено радоваться?
- Такое поведение арабов имеет свое историческое начало. В то время, когда Византия окончательно пала, и греки были отягощены турецким игом, армяне – они же григориане-католики, вздумали отстранить Православных греков от гроба Господня и вытеснить их из храма Воскресения. Собрали денег и подкупили Оттоманскую Порту и все Иерусалимское начальство. Турки были жадны до денег и потому сделали так, как просили их армяне – позволили одним им, армянам, получать Святой Огонь. Наступила великая суббота. Армяне все собрались в храме, а греков турки выгнали вон. Армяне торжествуют; греки горько рыдают. Патриарх и все Православные стояли со свечами на площади около входа в Храм и имели надежду – хотя от армян в окно получить Благодатный Огонь. Уже пришло время, в которое сходит Благодать, но ее нет. Армяне испугались, начали плакать и просить Бога послать им Благодать, но Господь их не услышал. День был ясный и солнечный. Вдруг ударил гром, и на левой стороне от входа, где и стоял Православный Патриарх, средняя мраморная колонна треснула. И из трещины вышел Огонь, который зажег свечи в руках Патриарха. От него зажгли свои свечи все рядом находившиеся Православные Христиане. Тогда все возрадовались и возвеселились, а Православные арабы от радости начали прыгать, скакать и кричать: «Воля-дин, иля-дин, эль-мессия!» * Они бегали по всему Иерусалиму и сделали по всему городу шум и гам. Вот с тех пор творят этому память, прыгают и кричат вокруг гроба Божия, хвалят единого истинного Бога, Иисуса Христа. Но как-то в один год решили не позволять арабам кричать, петь и бегать вокруг Кувуклии. Наступил вечер, а Благодатного Огня нет. Впустили арабов. Они прошли, поя, скача и читая свои молитвы, как дети. И только тогда сошел Благодатный Огонь.
- Интересно…
- Вы были у гроба Господня?
- Нет.
- А зря. Придите, поклонитесь. Гроб Господень – это место в пещере, где лежало тело Иисуса Христа по погребении. Сейчас это Кувуклия, то есть, часовня, внутри Воскресенского храма. Огонь сходит сам от Бога и называется Благодатный, потому что несет с собою Благодать от Бога. Мы, греки называем его агиос-фотос, что значит: Святой Свет. Он указывает на Истинное Знание, в котором Жизнь присносущая. И нет иного Истинного Знания, как Знания Православных Христиан. Аминь.
- Аминь, - подтвердил Владимир и спросил. – Хорошо, у людей теперь есть Истинное Знание, тогда почему люди все еще убивают друг друга?
- Так – это капище дьявола.
- А как же Бог?! Почему Он кровопролитие попускает?
- В судьбе каждого из чад Божиих принимают участие и Промысел Божий, и лукавство дьявола, и выбор самого человека.
- И можно совершать убийства?
- Нет – это смертный грех.
- Что значит – смертный?
- На Суде Божием убивец может не иметь оправдания.
- И дорога заказана в ад?
- Да, если к тому времени он не успеет обрести молитвенного оправдания.
- А что это?
- Соборная молитва о прощении греха злодею и о спасении его души. Сам же он должен уйти в молитвенный затвор пожизненно.
- А, если злодей пришел убить меня и мою семью?
- Лучше, если Вы примете смерть от меча его.
- Но, если все-таки я убью его и сохраню жизнь семье своей?
- Вам также потребуется Соборная молитва и молитвенный затвор на время равное тридцати шести новолуний.
- Почему тридцати шести?
- Так как Вы защищались. А цифра эта означает паритет Добра и Зла. А почему? Вы догадайтесь сами.
- Ну, это несправедливо!
- Хорошо, помогу. Девять Ангелов на четыре стороны – сколько? Шесть уделов на шесть капищ – сколько?
- Получается, что тридцать шесть новолуний – это, так сказать, время данное грешнику на искреннее покаяние?
- Да, и если он вымолит у Господа простительное право, то на Суде Божиим он будет иметь молитвенное оправдание, когда сатана ему предъявит обвинение. А он Прокурором на Суде числится.
- Так, если простительное право вымаливается у Господа, тогда кто же здесь Прокурор?
- Понимаете, дьявол, хотя и самый лютый зверь, но некоторые «чадушки» своими злодеяниями творят такое иногда, что дьявол теряет сознание. И Ангелу приходится просить снисхождения и помощи у Бога, предъявляя Свидетельства молитвенного оправдания об искреннем покаянии грешника.
- И поэтому судьбы у людей разные?
- Да. Тем больше чадо угодно Богу, тем сильнее дьявол свирепствует в капище своем и тем мучительна жизнь чада в Московии. И кто не впадет в уныние и пройдет достойно сие испытание, уповая на Бога, тот вернется в Обитель Божию в Сиянии Славы Бога Триединого. Аминь.
- Аминь. А, если не пройдет испытание? Уныние тоже смертный грех?
- Да! – ответил Пифагор, затем выдержал паузу, продолжил. – Понимаете ли, мой друг! Очень часто люди по доброте своей к окружающему Миру и, видя несправедливость, впадают в прелесть и начинают творить ужасное и сеять еще большую несправедливость. Слышали же изречение мудрых отцев, что добрыми намерениями устлана дорога в ад. Не ропщите на судьбу и не плачьте. Грех это. Примите ее как дар от Бога и проживите с честью. Ведь не зря же Он отдельных чад своих Небесной Благодатью помазает больше.
- Ага, в виде больших страданий?!
- Нет! Кого отметил Бог, тот в Белой Обители был лучшим и оттого лукавый его так люто ненавидит и пыток насылает.
- Тогда уж лучше не помазывал.
- А Вы себя заставите послушного ребенка на чуточку сильнее не любить?
- Ну, да. Хорошо, а скоро ли конец Московии?
- По Промыслу Божиему таких решений нет. Но сатана готов уже сейчас разрушить Мир, и вы – народ, не зрячий Бога, ему в друзья.
- Это почему?
- Планета Московия – капище Люцифера изначально не для чад Божиих. Она для тварей Божиих иного порядка по разуму. Для чад Божиих капище было устроено на планете Марс, и называлось оно – Russos в честь Красного предела. На ней росли травы, деревья, текли реки, моря и океаны. Люди питались травой и плодами деревьев. Жили в мире и согласии. Ведали Бога и жили по Его Заповедям и Правилам любви и взаимопомощи. Владели широкими знаниями. Они не носили в себе печать дьявола, поэтому у них было по шесть пальцев на руках и ногах, а у иных и по восемь – Знак особого расположения Владычицы Вселенной. Вели счет по двенадцатиперстной и шестнадцатиперстной системе исчисления. Говорили на общепринятом языке планеты Russos. А для совершения различных Таинств и молитвенных служб использовали арамейский и греческий языки, а также иврит и арабский.
- Церковно-славянский?
- Вот он то и был общим языком, который Бог потом передал славянам через Кирилла и Мефодия, чтобы они речь свою исправили для Православления Бога в различных Таинствах и молитвенных службах, - ответил Пифагор и продолжил. – Для путешествий и меновых отношений применяли латинский язык, который пришелся по душе Люциферу; также составляли специальные слово-значения и правила их применения, в результате этого словотворчества появились многие другие, но уже Московские языки – германский, японский, китайский и так далее. Понимали щебетания и рыки обитателей Московии, где добывали азот, кислород и водород, а также черную воду и камень черный. Из-за черной воды и черного камня на Марсе пожар и случился, а затем и взрыв такой силы, что части Марса достигли Московии. Пожар на Марсе изменил атмосферу. Насытил ее углеродом, и люди погибли. Те, из русских, кто выжили в Московии, стали есть мясо и рыбу, и ослабли разумом. Забыли Бога. Пошли брат на брата. Потом большое наводнение. Но часть людей, животных и растений сохранилось.
- Это во время жизни Ноя!
- Да, Ноя – сына Ламеха! Ной ведал Бога, и Люцифер не смог его уничтожить.
- У Ноя было три сына: Сим, Хам и Иафет. От них все народы вышли и расселились на планете Земля. Так записано в Ветхом Завете.
- Да.
- Сыновья его тоже Бога знали?
- Да.
- Тогда, почему сейчас мы Бога не знаем?
- Ной проклял сына Хама – Ханаана.
- За то, что Хам не прикрыл наготу отца своего и рассказал о ней своим братьям?
- Да. Не возносите проклятий! Не совершайте падений для лобызаний ступней дьявола и отдания душ детей ваших ему на поругание.
- Так вот почему мы Бога не знаем!
- Да. Но в потомстве Сима и Иафета благодать Божия, унаследованная с планеты Russos все же сохранилась.
- А, что за Правила любви и взаимопомощи были у людей этой планеты?
- Это целый свод положений, рекомендаций и, обязательных к исполнению, указаний.
- И, что там?
- Обучали они детей своих с семи по четырнадцать лет общеобразовательным наукам. Потом наукам ремесленным и специальным. В шестнадцать лет приступали к работе. Жизнь супружескую начинали с двадцати одного года. В сорок девять лет могли уйти на покой или заняться науками и учительством молодых. Работали по четыре часа в сутки в четыре смены или двадцать часов в неделю. В неделе пять дней были рабочими, шестой день для них был днем отдыха и любви супружеской, седьмой день они посвящали служению Владычице и Владыке Вселенной. Вместо воды пили легкое виноградное вино. Вино виноградное, настоянное на меде дозволялось употреблять с тридцати шести лет, так как с этого времени им не позволялось иметь уже супружеские связи, и по исполнению сорока девяти годов. Они поддерживали свое тело и здоровье в тонусе и добром здравии, в том числе и, занятием физическими упражнениями. Старик Люцифер все пытался склонить их к организации спортивных турниров, но – тщетно. Питались они сырыми продуктами. Огнем для приготовления пищи не пользовались. Ели все то, что росло на деревьях и кустарниках без причинения вреда растениям.
- Что значит: без причинения вреда растениям?
- Не губили семя и клубни растений.
- Выходит, что и злаки, и корневые культуры они не ели?
- Да, пшеницу, рожь, овёс, рис, кукурузу, ячмень, просо, картофель, морковь, свеклу и так далее они не ели, чтобы не совершать убийства этих растений.
- А власть у них была какая-нибудь?
- Управление планетой Russos осуществлялось Советом Палаты представителей Удельных Княжеств. В Совете были одни женщины. Главой Совета назначалась Владычица Вселенной по Приказу Владыки Вселенной. Мужчинам отводилась роль воспитателей и наставников подрастающего поколения. Они были учителями, учеными и устроителями Божественных Молебнов.
- А как Палата представителей создавалась? Туда избирали «лучших»?
- Нет. Туда проходили чада Божие по безупречному служению Богу и способные принести себя в жертву ради благополучия ближних своих.
- Что означает - по безупречному служению?
- Их невозможно упрекнуть в том, что они жили лучше тех, кому служили.
- Интересно ..., а пожар как случился?
- Бесы подожгли черную воду, а рядом хранилище с легким азотным топливом для воздухоплавательной техники находилось и склады с порошком черного камня. Все смешалось и взорвалось.
- И так, что на Марсе все живое погибло?
- Это еще полбеды. Главное – это капище не устраивало Люцифера, так как заселялось чадами, которые Бога знали. Он и закрыл его.
- И сколько всего капищ во Вселенной?
- Для чад Божиих – шесть, для тварей Божиих иного порядка по разуму – шесть и для бесов – шесть.
- Три шестерки?
- Да, по числу «зверя» или дьявола, как кому понятней.
- А капища для бесов где?
- Они кружат вокруг каждого капища, где твари Божие иного порядка по разуму обитают. Вокруг Московии – Луна.
- Где на темной стороне Луны их «кремль»?
- Да.
- А Московия Люцифера устраивает?
- Еще бы! Бога теперь чада не ведают. И доброе творить уже не все способны, так как благодатный Дух планеты Russos подрастеряли. Пока вот держится Он в славянских племенах – потомках Иафета. Оттого и Люцифер лютой злобой озабочен и гонит русских отовсюду, и пента, кровью их омытая, воздвигнута вместо Креста над ними. Московия уже готова сама себя поджечь и в жерле бездны адовой исчезнуть. Это и надо старику Люциферу, чтобы сразу навечно в ад загонять чада Божии, которых крадут бесы в Красном пределе Царств Небесных Обители Белой.
- А как же потомки Сима? Они, ведь тоже унаследовали благодать Божию с планеты Russos?
- Они Божию благодать в себе не сохранили.
- Это как?
- Бог избрал их и пришел к ним, а они Его распяли.
- И теперь мы, русские…
- Да, вы красные – последняя Крепость Божией Державы в Московии.
- Какие мы красные? Вы еще нас коммунистами назовите.
- Красные, - улыбнулся Пифагор, - означает, что вы наследники Предела Красного в Обители Белой. А коммунисты – легионы бесов по наущению Люцифера над алым светом в капище его кощунствуют и людей в блуд вводят обещанием «царства земного», и тут же лгут и от Бога уводят.
- А сейчас, кто в России бесов порядок содержит?
- Так они же – противники Бога. И не только сейчас, а с тех пор как дух Византии «упадшей» в России взошел на престол «уродцем двуглавым».
- ???
- Знамя ваше – Образ Георгия Победоносца! С ним вы Богу угодны.
- И только?
- Нет. Совесть русскую в себе возродите.
- Почему именно – русскую?
- Так, ведь первые люди в Московию с планеты Russos прибыли. Они Бога ведали и жили по совести.
- И как ее возродить?
- Совесть русская в Церкви Христовой! Вернитесь в лоно Ея!
- Где Православие?
- Другой нет! Там и Царей себе учреждайте по жребию, но только уже без Престолонаследия.
- От мирян?
- От Православных Епископов!
- А чада Божии, что на планете Russos жили возвратились в Небесное Царство Божие Русское?
- Нет, Царство Небесное с таким именем не существует.
- Разве?
- Да, Царствам Небесным присвоены имена по названиям капищ, где твари Божии иного порядка по разуму обитают. В Вашем случае, капище Московия, а Царство – Московское.
- А, откуда, тогда чада Божии на планете Russos взялись?
- С Обители Белой, в которой семь Царств Небесных, одно из которых Московское. При каждом Царстве Небесном у Люцифера по три капища имеются, кроме Царства Небесного Ангельского. Вспомни семисвечник или менору, что в Алтаре Церкви Христовой установлена. Она имеет центральный ствол, от которого симметрично отходят шесть изогнутых ветвей, с каждой стороны по три. Так вот этот ствол и есть светильник Небесного Царства Ангельского. Туда переходят чада мужского пола с тех капищ, в которых Бога ведают. Чада женского пола возвращаются сразу в Белую Обитель. Мужские чада становятся на службу к Богу Ангелами.
- Выходит, что мой Ангел хранитель был чадом Божиим на планете Russos?
- Не обязательно. Но может быть. И, если он Вас сподобит вернуть в пределы Небесного Царства Московского или, как Вы уже знаете, Небесного Царства Ра, то сам возвратится в Белую Обитель.
- Вообще то мне Ангел говорил, что его сатана заточил в капище Русском.
- Ну, вот!
- Почему такая несправедливость, и я оказался в капище, где Бога не ведают?
- Так Вас то, где украли? Ни в Красном ли пределе Небесного Царства Московского?! А то, что планету Russos потеряли, так наши праотцы об этом «позаботились». Но и вы не лучше. Не ровен час – Московию спалите, тогда все чада – сразу в ад без права покаяния.
- Так моего Ангела, будучи еще чадом в Белой Обители, тоже украли в Небесном Царстве Московском!
- Получается, что тогда еще «жила» планета Russos.
- Тогда сколько осталось капищ во Вселенной, в которых чада Божие Бога ведают?
- Для заблудших чад Божиих, но ведающих Бога, живущих раскаянием и идущих по стези Его, ведущей к Царству Небесному Ангельскому, осталось два капища.
- А меня, куда приведет раскаяние?
- В Пределы Небесного Царства Ра. Эти Райские кущи уготованы для рыб, птиц, скота и зверья разного, а не для чад Божиих, но пали отцы наши ниже скота, поэтому нам только и остались эти Пределы последним пристанищем, если, кто сам себе Милость Божию из лап сатаны вырвать сможет руками Ангела Хранителя своего слезным покаянием.
- Там и спасение от ада себе обрету?
- Да.
- Теперь мне стал понятен смысл моей жизни на Земле.
- И в чем он?
- Вернуться к Богу, хотя бы в Пределы Небесного Царства Ра.
- Правильно! Ведь в капище Вы оказались не по желанию своему, а по гордыне Вашей.
- И, что я должен сделать, чтобы вернуться к Богу?
- Каждый человек должен следовать правилу: беги от всякой хитрости, отсекай от тела болезнь, от души невежество, от утробы – роскошество, от города – смуту, от семьи – ссору. Но много ли таких людей? Я создал свой Союз, он имел целью господства «лучших» в религиозном, научном и философском смысле. Я попытался создать «аристократию духа» в лице своих учеников, которые вели бы государственные дела так отменно, что поистине это была аристократия, что значит «владычество лучших». Но алчность и эгоизм, как ржавчина железо, разрушали душу «лучших» и власть, несмотря на ее лоск и красоту, превращалась во владычество жадной толпы, то есть в охлократию. Высшая власть принадлежит Богу. Весь образ жизни должен быть устроен таким образом, чтобы следовать Богу. После Бога почитайте Правителей, родителей и старших, а также Закон. Не ищите славы – не упивайтесь гордыней, а будьте нищими духом. Не берите чужого, довольствуйтесь тем, что имеете, увидели, что вокруг Вас живут хуже – научите их жить так же, как и Вы. Не имейте ни прислуги, ни раба и ни рабыни у себя в доме и в хлеву. Не ликуйте болезни окружающих Вас. Не избивайте заблудших и оступившихся, где их найдете, не захватывайте их, не осаждайте, не устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте. Не убивайте их и не сгоняйте с земель и домов их – они чада Божие и братья ваши. Уступите им дорогу не потому, что они обратились и выполняли молитву и давали очищение по заповедям ваших пророков, а потому, что они братья ваши. Не гоните, нуждающихся милости, но благотворите им. Бегите от льгот и соблазнов – не попрошайничайте. Солнце дано для труда, а луна для покоя. Храните воду прозрачную и не касайтесь воды черной и камня черного. Не выпускайте лжи из уст Ваших. Оградите зло в себе делами добрыми. Возделывайте в садах своих виноградники; в нем Кровь Божия; берегите Ее от огня тартара**, дабы мочой*** дьявола потом душу свою не губить, Стяжайте в шкатулку Судьбы Вашей дела Ваши добрые. Всегда будьте готовы ко встрече с Богом в белом облачении. Преодолевая Путь к Богу, предпочитайте колеснице ход пеший. Аминь.
- Аминь. Есть некоторое сходство с Заповедями, переданными Богом Моисею на горе Синай.
- Да, есть. Но и их не исполняли как положено.
- Так почему – не исполняли?
- А для чего здесь мастерские книжников и фарисеев существуют? Они и вносят смуту в сей Закон и усложняют жизнь людей.
- Поэтому Владыка в Московию Агнца направил, а с Ним и Заповеди блаженства передал?
- Вы знаете о них?
- А как же:
Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать, и всячески неправедно злословить за Меня.
- Правильно!
Владимир окинул всех взглядом и спросил.
- Сколько вас в Союзе?
- В этом ордене нас тридцать шесть чад Божиих. Тридцать три мастера и трое учеников.
- Почему в ордене?
- В адовых селениях низшая ячейка – орден. Шесть раз по шесть. Шесть орденов по шесть образуют, околоток, затем кварталы, полустанки, станы, легионы, долины и так далее до уделов или княжеств. Их тоже шесть в капище. Это в Царстве Божием первичная ячейка – семья! Потом улица. И так семь раз по семь. В Раю все имеет русские названия, записанные греческими буквами, например, улица Садовая, Родниковая, Благодатная, Благовестная, Медовая, Сладчайшая и так далее. Язык общения – церковно-славянский. У Люцифера – ордена, околотки, кварталы, полустанки, станы, легионы, долины и княжества различаются по номерам – первая, вторая и так далее. Правда, долины имеют еще и названия: долина Бахуса, долина Богемы, долина Венеры, долина Луны и так до бесконечности.
- Долина Богемы? Это, где актеры и музыканты?
- Да, и не только. Там и бомонд – аристократия, соблазнами побитая. У каждого свои полустанки. Ох и не сладко им там.
- То, что актеры здесь – понятно, ведь лицедеи! А музыканты почему?
- Бог подарил человеку и прочей твари живой голос, а сатана в противовес – нам музыкальный инструмент, в котором мертвый голос.
- Не понятно, - смутился Владимир,- а как же этот голос пробуждает ответную реакцию нашего организма.
- Я же не говорю, что он не оказывает влияние на живой организм. Да он многогранен. В нем есть и ноты роста, и ноты низменных страстей, и ноты скорби.
- А живой голос разве не имеет этих нот?
- Имеет, но не губительный, как мертвый.
- И колокол церковный - мертвый голос?
- Ну, а как Вы думаете, конечно! Здесь Вы не увидите колоколов на Храмах.
- А в Царствии Небесном?
- Так Царствие Небесное и есть Небесный Храм, где Ангелы поют и колокол не нужен.
- А, если песни петь в Москве, то как без музыки?
- А так, как в Церкви Христовой.
- В Церкви, то понятно. А в жизни как? Музыка, ведь веселит и красит наше бытие.
- Вы голоса еще живого душою не вкушали, но как сподобитесь к Отцу Небесному вернуться, тогда и насладитесь красотой звучания сполна.
- В долине Венеры – прелюбодеи?
- Да. Женского рода. Не соблюла девство без Божиего благословения; не сдержала слово, обещанное Богу, быть верной женой; открывала, кроме как перед мужем, напоказ прелести тела своего. С ними бесы теперь развлекаются. Ох и плохо им очень, очень!
- И для мужского рода тоже, что-то имеется?
- Да, долина Эроса. Мужской род прелюбодейный там в экстазе блаженства! Но все хорошо в меру. А здесь – мука! Блуд – грех смертный.
- Что значит – блуд?
- Венец супружества от Бога обязаны надеть супруги, тогда их связь угодна будет Богу и то, когда зачатие произойдет.
- А, если не произойдет?
- Так, ради удовольствия, то это блуд!
- Тогда нас большинство, которые во блуде.
- Выходит может быть и так.
- Тогда нам Рая не видать?
- Покаяться придется и прекратить сей блуд.
- У Вас в Раю есть место?
- Да, Пределы фиолетовые. Там много наших мудрых старцев.
- Я вижу, что у вас у всех звезды пятиконечные с левой стороны на фартуках прицеплены.
- Одно из условий Договора. Люцифер настоял. Но, когда в пределы уходим, то их здесь оставляем.
- У Вас здесь и икона Спас Нерукотворный в мастерской – для чего?
- Это не изображение, как Вы считаете. Это Лик Христа. Он видит нас. И перед каждым делом мы молитвенно просим Его благословения.
- Выходит, что на Земле люди поклоняются изображению?
- Да, но изображению Бога, которого они видели.
- Но, тогда как согласуется с этим Вторая Заповедь, переданная Богом Моисею?
- И в чем Вы там нашли противное?
- Ну, как же! Там же говорится: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои».
- Разве, Бог, Ангелы и Угодники Божии относятся к «что»?
- Нет.
- Ну, вот!
- Ага… хорошо и Вы все еще считаете возможным при помощи математических расчетов достигнуть очищения и соединения с Богом?
- Уже нет. Но мы проникли в тайну метода расчета жизненных путей-дорожек чад Божиих. Их семь. При рождении человека в Московии они придаются ему.
- И где их можно прочесть?
- На роговице глаз, на ладонях рук, на подошвах ступней, на ушных раковинах, на языке. Но из вас никто не прочтет эти пути-дорожки, так как Люцифер вам не позволит это сделать в его капище. Но даже, если и позволит, то вы получите дерево веток путей-дорожек.
- И все-таки может позволить?
- Да. Но плата уж больно страшна.
- Ну елей я добуду!
- А, вот уж нет! Он Душу взамен Вашу потребует.
- Выходит – все прорицатели и звездочеты ему отдались?
- Да.
- И они уже могут судьбу предвосхитить человеку?
- Не совсем. Еще раз напомню – в судьбе каждого из чад Божиих принимают участие и промысел Божий, и лукавство дьявола, и выбор самого человека.
- И, что?
- Они человеку раскроют тот путь, на который им дьявол укажет.
- И человек погибнет?
- Не обязательно. Здесь лукавство дьявола. Не ходите к ним. После их слов Вы впадете во власть беса Вашего. И, если это случится – не ждите лиха, а бегите к священнику на покаяние, чтобы Господь отвел беду от Вас.
- Однако! Не знал. Вы уж простите меня, но мне пора в дорогу. Я рад встречи с Вами.
- Да, да, конечно! По пути, если может быть, встретите Аристокла сына Аристона Афинского по прозвищу Платон, то не вступайте с ним в диалог.
- Это почему? Он же большой мастер ведения диалогов!
- Он иногда бывает здесь у нас, и всегда молчит. А Вы задаете много вопросов и, по всей видимости, считаете, что в диалогах между людьми можно приблизится к истине так близко, что вот, вот и Вам откроются Тайны Мироздания?
- Нет, не считаю так.
- Правильно! Но так думал Сократ сын Софроникса Афинский – учитель Платона. В Московии, где спорят два человека учувствуют и их бесы. Отсюда, в споре рождается ни только истина, но и лукавство, то есть ложь. Он верил, что познание самого себя приблизит человечество к Великой Мудрости, однако его самого привела к смерти от яда. Мы во многом заблуждались, хотя наши демонии, то есть бесы часто предостерегали нас об опасности.
- Так Ангел Ваш, где был?
- У меня не было Ангела. Это вот, когда Бог в Образе Сына Божиего сошел в Московию, и тем, кто избрал по жизни Его путь, тому Бог в дар Ангела приставил, чтобы охранял их Души. Бог и дьявол – две паритетные ипостаси видимого и невидимого Мира, а баланс между добром и злом – основа этого Мира.
- Значит – равноценные?!
- Всегда стремитесь быть ближе к Богу и стяжайте себе Духа Святаго, а не камни Мира сего, ибо они мертвы. Излучайте добро Миру. Научитесь размышлять, а болтать разучитесь. Ангела Вам в дорогу. И, уходя, не оглядывайтесь. Аминь.
- Аминь, - повторил Владимир и подумал. – Я, что ли много болтаю? И на вопрос не ответил.
- Итак назадавал уйму вопросов, - ответил ему голос.
- Ну и, что?
- Задающий вопросы, лишается разума, так как начинает жить чужим разумением. Мудрость состоит в том, чтобы победить самого себя, тогда как невежество ведет к поражению от самого себя.
- Это я уже читал у Сократа. И некоторым это даже на пользу.
- Ни некоторым, а большинству. Но ты же человек разумный. И вообще то Сократ ничего не писал. Он вел разговоры.
Владимир подошел к дому, на котором висела вывеска: «Platonis Academia – schola Bonum, Amoris et Specimen Statu».
- Да, что ты будешь делать, - в сердцах произнес Владимир, - опять какая-то надпись!
- Ни какая тебе там, - ответил голос, - а написано: «Академия платоновская» – школа Блага, Любви и Идеального Государства».
- Ну и хорошо, - согласился Владимир и пошел дальше.
Он вышел в поле и увидел черный камень, на котором была высечена надпись: «Неффалимово».
Земля под его ногами была выжжена. Сильно пахло горелым мясом. Было очень холодно.
Пройдя мимо камня, он оказался в селении, где вместо домов были вырыты прямоугольные ямы разных размеров, в которых обитали люди, вымазанные зловонной глиной.
Рядом, в одном из больших прямоугольников, веселились люди на вид более респектабельные. Они ели, пили и плясали. Их пиршество обслуживало несколько существ, похожих на кенгуру, только черные, рогатые и с поросячье-человеческими рылами. Существа прыгали на стол, разливали в бокалы мочу и оставляли кучу навоза. Люди все это быстро съедали и просили добавки. Здесь же за отдельным столом сидело шесть черных существ, и играли в карты.
- Лобзание трефы, - сказал голос и добавил. – Швыряя карты на стол, они насмехаются над страданиями Спасителя, которые Он претерпел на Кресте за грехи ваши. Грех страшный. Перебивая туза крести козырной или иначе – кошерной шестеркой, они уничтожают спасительную жертву жертвой, которая губит душу человека. У каждого из них по шесть карт. На картах рисунок крести означает изображение Креста Господня; пики – копье, которым был прободен Спаситель; черви – губка на стрости, наполненная уксусом, которую римские воины подносили к губам Спасителя; бубна – четырехугольные шляпки кованных гвоздей, которыми были пробиты руки и ноги Спасителя. Изображение Креста они называют трефой, что означает нечисть.
- А что за значки у них на груди в виде белого полукруга, время от времени меняющего положение слева направо и обратно?
- Это не полукруг. На них знаки в виде круга, в котором одна из половин белая, а другая – черная. Но так как сами бесы черные и ты не видишь черный полукруг. Эти знаки у каждого беса, что приставлены к вам.
- Да, но почему происходит смена половин местами?
- Это указание бесу, в какие фазы Луны ему дозволено посещать и покидать капище. Если левая половина Луны белая, то пора на работу в капище, а когда правая половина белая, тогда пора обратно в ад «на отдых».
- Господи, спаси и сохрани, и помилуй мя грешного, - перекрестился Владимир и не стал останавливаться.
Пройдя долгий и изнурительный путь по пустыне, он вошел в селение Завулоново, где было много людей стоящих плотно друг к другу. У многих из них были разбиты губы и отрубленные руки, другие с поднятыми лицами просили: «Пить, пить…» или «Дышать, дышать…». Спрашивать их о чем-либо было бесполезно. Они не слышали. На помощь пришел голос.
- Разбиты губы сквернословием; руки, рубленные за то, что даже лепту, кто украл; те, кто пить и воздуха просят – они сивухой и курением забавлялись. А вон видишь человека, что двух рук по плечи не имеет. Так это врач была. Она больным лекарства подменяла. А та, что без кистей – она на рынке товары по цене высокой продавала.
- Так цену спрос диктует.
- Отнюдь, но, если с сатаной, кто в паре, тогда согласен.
- Тогда цена, какая?
- Такая, чтобы не стяжать проклятие себе, а также и своим потомкам. Кто мало делает, но хочет много взять, тот людям не приятен, а значит и гоним в итоге в адовы пределы.
- И все-таки какая?
- Потратил сто рублей – продай на семь процентов больше.
- И снова цифра – семь?
- При ней жизнь без роскошества зато в достатке и дьявол Душу чада не захватит. А тот, кто хапает и золото, и серебро, так все равно же ими не насытится. Ему уже все мало и планов громадье от беса получает, ведь в сети адовы попал.
- Так это вся Россия в них окажется.
- Весь Мир! Не сквернословьте и не воруйте, и клеветы на брата не держите! А также и Знамена Русские не возносите всуе, как и Имя Господа – Бога нашего!
- Какие Знамена?
- Владимира, Василия, Марии и Иоанна!
- Это когда?
- По злому умыслу и на потеху в притчах и байках бесполезных. Злословите Владимира с Василием – на Русь клевещите! Марию и Иоанна – на Бога!
- Это, да, - согласился Владимир и прошел дальше, где увидел много людей абсолютно голых, стоящих на головах и стонущих: если женщина, то виновна, виновна…; если мужчина, то виновен, виновен…
- А эти, кто?
- Не кто, а что. Здесь нет живых. Это не Рай.
- Так, что эти?
- Эти Судьи, они людей судили бессовестно. А там дальше посмотри, что трясутся и орут, те людей пытали на допросах. Теперь их самих бесы пытают.
Поднялся дикий крик, и лязг металла жутко заскулил.
- Царя на кол сажают, - ответил голос.
- А, что он натворил?
- Как он людей своих казнил, так вот теперь от них страдает.
- Поберегись!!! – раздался истеричный вопль.
Владимир обернулся и увидел, надвигающуюся на него длинную, уходящую за горизонт, колону людей темно-коричневого цвета.
- А эти – что?
- Эти брали и давали взятки. Здесь не только чиновники и служивые, а и люд имеется из простых, соблазнявшие подношениями. Дал лепту слесарю или врачу, или Судье и не раскаялся, вот и в геенну огненную всех вместе сатана направил. Не все оттуда вернутся. А пекло там невыносимое.
- А как же Суд Божий?
- Если остался кто в Московии, за их души грешные прощения у Бога вымаливать, то будет надежда им на спасение. Взгляни направо.
Владимир повернул голову и оторопел. Он увидел огромное белое облако, низко парящее над выжженной твердью, в котором находился Храм. Стены голубого цвета; купола зеленые и с золотыми крестами на них. Куполов было тринадцать. Один большой и вокруг него двенадцать – поменьше. Двери Храма были открыты и оттуда доносилось пение: «Подаждь, Господи, оставление грехов всем прежде отшедшим в вере и надежди воскресения, отцем, братиям и сестрам нашим и сотвори им вечную память». Во дворе Храма находилось много детей. Они все громко плакали навзрыд.
- А это, что?
- Не что, а кто? Это Храм вечной Жизни – Бога-отца Небесного или Храм Милости Царицы Небесной – Представительство Рая в аду. По слезным молитвам и делами добрыми чад Божиих из Московии многие грешники здесь Право на спасение себе обретают и через Храм этот в пределы Аврамовы направляются, где им окончательный приговор выносят, но в ад они уже не возвратятся.
- Так это…
- Вот именно, как тебе уже известно, что и в пределе Красном Царства Небесного имеется адова capella, куда чада чистые по гордыне своей и непослушанию впадают, и сатана их там хватает и в капища свои гонит в надежде, что там зверей из них сделает и в своем адовом пламени навечно запрет их мучиться.
- Так пусть и запирает зверей то! Зачем Богу о них печалиться и спасать их?
- Так ведь дети они Ему. Разве ты оставишь своего любимого дитяти в беде даже, если он душегубом, чьим-то станет?
- Нет.
- Вот! И Господь так. Любое чадушко Свое Ему дорого! Он и на Крест пошел за вас грешных. Для него нет среди вас злых. Все добрые!
- Так это можно, тогда убивать, жить в свое удовольствие, когда вокруг нищета и бесправие и тебе Рай?
- Да. Если дети, внуки и правнуки твои о душе твоей грешной делами добрыми и слезными мольбами порадеют и отобьют этим лапы дьяволу, чтобы не мог он уже держать душу и выпустил ее обратно в Богову Обитель, где она вновь оживает в блаженстве.
- Так, если душа в аду и не живая, то как она боль чувствует?
- Видел ли ты человека живого, но без разума?
- Видел.
- Он без разума, но живой и боли телесной не знает.
- Это, да!
- Здесь мертвые с разумом, и нестерпимой пыткой объяты от боли души своей язвами, иначе грехами порушенной. Оттого и страдают.
- Насколько она нестерпима?
- Облейся кипящей водой, тогда и узнаешь.
- Так это же больно!
- И боль эта в аду не кончается. Мука адова – она непрерывна!
- Почему, так жестоко?
- Так сам не лей на себя кипяток. Живи по Закону, написанным Богом! Больше стяжай себе Блага Царства Небесного, меньше прелесть и тлен капища люциферова. Стань подвижником Бога, а не рабом дьявола. Иди по стези Православия!
- И плач здесь стоит нестерпимый?
- Это чистые чада Божии, и ревут, что Ангелов у них нет.
- Это как?
- По семи лет им не было или по мгновению – семь, и оставили они Московию. Поэтому они чистые чада Божии, но без Ангелов. Их в лоно Христово не ввели попечители. Старшие чада Божии в Московии Богом попечителями младшим назначаются, то есть родителями детям. Те младенцы, кто Кровью Христовой были омыты, вернуться в Божие Царство.
- Которые без Ангелов, что?
- Эти тоже в Божие Царство, но в селения Божиих угодников на попечение к Старцам и Старицам.
Владимир прошел дальше и увидел голого, одиноко сидевшего мужчину, обхватившего руками голову и сокрушенно вопрошавшего:
- Ну, как же так, Иисусе Христе, Боже мой?! Ну, как же так?!
- А что это с ним? – спросил Владимир.
- Это инок, Амвросий. Он муху убил и не раскаялся. Вот сатана его и украл. Помолись перед Господом за душу грешную сего убивца. Облегчи его адовы муки. Ты же видишь, что вокруг него все исписано песнями Великого покаянного Канона Преподобного Андрея Критского, а Амвросия разум покинул. Помоги постом и молитвой ему душу к Божиему разумению вернуть, чтобы смог он сам покаяться в Храме Милости Царицы Небесной.
- Мертвых тоже разум может покинуть?
- Такова милость ему от Бога за труды молитвенные. И ты прояви к нему милость – помолись за него.
Владимир кивнул головой в знак согласия и пошел в направлении бледно-серого горизонта. Пройдя совсем немного, он почувствовал, что куда-то начал проваливаться. Услышал шум ветра и все вокруг потемнело. Затем вновь стало светло, и он увидел под собой огромное море огня. Море было больше похоже на поверхность луны, но только кипело и бурлило. В него откуда-то сверху падали люди. Они плакали, просили пощады. Кто-то истерично кричал: «Господи, Боже, мой! Верни меня на Землю! Не буду Царем! Не хочу более быть Владыкой Мира, а хочу слугой Твоим быть!»
Владимир наклонился вперед и с ужасом обнаружил, что тоже летит вниз.
Огромные языки пламени, сталкиваясь друг с другом, накрывали кричащих и обезумевших от страха людей.
- Так это и есть первый уровень бездны или геенна огненная? – подумал Владимир и исчез в огненной пучине.
- Да! Огонь тартара! - ответил голос.
Все его тело, будто облитое кипятком, ощутило нестерпимую боль. Он взвыл от боли и начал звать на помощь. Его окружало множество людей, также истошно моливших о пощаде.
- Да, пошли вы все в тартарары! Ха, ха, ха! – разнеся по всему морю дикий хохот.
- Предатель! – завопил Владимир.
- А, то! Ха, ха, ха!
Серебряный или лунный уровень бездны сменился черным. Владимир почувствовал, как его душит что-то черное, холодное и вязкое. И, наконец, он упал в пространство ярко белого сияния и стал замерзать, но, собрав остатки всех своих сил, прочитал Тропарь Кресту и молитву за Отечество: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое победы на сопротивныя даруя и Твое сохраняя Крестом Твое жительство», однако холод только усилился. Тогда Владимир попытался прокричать трижды: «Аллилуйя», но у него получилось: «Илия, Илия, Илия! Моли Бога о нас!» И лодочки подняли его высоко над всем этим кошмаром. Он открыл глаза и обнаружил себя лежащим на полу. Яркий солнечный луч света освещал его квартиру.
- Так это сон! Господи, спаси и сохрани! Аллилуйя! Аллилуйя! Аллилуйя! Аминь, - перекрестился Владимир и закрыл ладонями лицо. Затем, с трудом превозмогая весь перенесенный только что ужас, вспомнил обещание, данное им матери, молиться о ней, и заплакал от обиды, что забыл о маме в суете житейской.


* Нет веры иной, как Православная (араб).
** Преисподняя.
*** Этиловый спирт.



Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 03.10.2016 в 21:19
© Copyright: Василий Трофимченко
Просмотреть профиль автора






1