Профсоюз изображений


Часы натужно кряхтели, пытаясь сдвинуть стрелки в положение «три часа пополудни»… Тщетно. Секретарша, выбравшись из своего гнёздышка, передвинула стрелки в желаемое положение и приоткрыла классически дерматиновую дверь.

- Таргим Феофанович, к Вам. – Оповестила она кабинет, даже не заглядывая, и кивнула посетителю. - Иди уж.

Мишка, под торжественный бой часов, протиснулся в предоставленную щель.

- Зиночка, сделайте нам кофе.- Попросил кто-то невидимый.
Скорее всего, это был сам Таргим Феофанович.
- Щас.

«Весьма лаконично» - отметил про себя Мишка и попробовал стать Михаилом Викторовичем.
Другое дело, что за этим коротким словом «Щас» могло скрываться, как стремление выполнить просьбу немедленно, так и категорический отказ выполнять вообще какие-либо распоряжения. Только время могло внести ясность.
Михаил Викторович Щеглов, заложив руки за спину, неторопливо осмотрелся. Кабинет, как кабинет. Сумрачно. Мебель казённая от «Царя Гороха». Из более-менее нового только плотно закрытые полупрозрачные жалюзи на окнах…

- Проходите, присаживайтесь. - Из-под стола появился хозяин кабинета, держа в руке якобы упавший карандаш.
- Спасибо.
– Очень рад, э… - Таргим Феофанович переложил несколько листочков, - Михаил Викторович.
- Взаимно.
- Так вот, Михаил… Викторович, есть идея… проект, знаете… необходимость создания одной структуры… и, соответственно, открывается вакансия. А Вашу э… лабораторию расформировывают, да и Спиридон Матвеевич Тугойков… Помните такого? Очень нелестно отзывался о молодом сотруднике… - Таргим Феофанович вновь покосился на листочек, - Щеглове М.В.
- И зачем Вам кандидатура с отрицательными рекомендациями? Где логика?
- Логика, Михаил Викторович, штука скорее теоретическая. На практике жизнь учит не просто слушать, что говорят, но ещё смотреть, кто говорит.

Что-то щёлкнуло, пожужжало, крышка приставного стола сдвинулась. На её место поднялась панель с кофейником и полагающимися комплектующими. Чашек было три.

- А, какая тема? Чем, собственно, придётся заниматься?
- Тема? Тема, знаете ли…

Обнаглевший луч света раздвинул полоски жалюзи и, чуть повиляв, упёрся в спинку стула напротив Михаила.

- Этот что ли? – Ткнул пальцем в Щеглова ещё один Таргим Феофанович образовавшийся из нелинейно распространившегося пучка света. – Где ты умудряешься находить такой отвратительный кофе?

Новый участник собеседования потянулся к третьей чашке.

- Знакомьтесь, Михаил Викторович, это моё изображение… так сказать… – Изначальный Таргим Феофанович поморщился той частью лица, которая была обращена к Мишке. – Кто-то рождается «в рубашке», а кто-то с автономным изображением. Собственно их и воспринимают как приведения после того как прообразы того…
- Того-того. Туда вам и… Человек это так… повод. А вот изображение! Даже просто портрет намалёванный смертным, может жить вечно! Во всяком случае, подольше изображённого.

Второй Таргим Феофанович допил свой кофе и потянулся за следующей чашкой. Оригинальный Таргим Феофанович оказался расторопней.

- Из кофейника вон себе наливай. Характеры у этих самых… копий, весьма… Как следствие, э… в последствии появляются легенды о дурном воспитании и множестве грехов прообразов.
- Следствие… последствие…
- Не перебивай. Сейчас они хотят организовать профсоюз. Да, да. Профсоюз изображений. Нужен председатель, освобождённый, с приличным окладом, записью в трудовой книжке… Вам же нужна работа? Будете представлять интересы вступивших при условии регулярной оплаты членских взносов. Да… узнаете много интересного. Так сказать, нового о старом. Если есть тяга к литературному творчеству, сможете ещё на романах исторических подзаработать…

Дубликат Таргима Феофановича, выпив всё, что было в кофейнике, взял чашку Михаила.

- Долго думаешь, кофе уже остыл. Работа не пыльная, но нервная. Некоторые предпочитают являться с претензиями лично и в любое время суток. Этот вот Регистратор… совсем обюрократился. Приёмные часы ввёл. А, если желание поскандалить возникает не в приёмные часы? Что, ждать что ли?
- Такова общепринятая практика. – Таргим Феофанович покосился на Мишку, ища понимания и поддержки.
- Можно ввести круглосуточную видеозапись обращений, а рассматривать в рабочее время. – С ходу выдал рацпредложение Щеглов М.В.
- Во! Ещё не председатель а, формализма бюрократического уже выше крыши. Отложенный скандал противнее шампанского без пузырьков.
- Почему обязательно именно скандалить? Множество разногласий можно уладить мирными способами… Это же возможно? – Мишка попытался посмотреть в глаза хозяину кабинета. – А почему Вам самому не возглавить этот профсоюз?
- Видите ли… Остальные изображения убеждены, что я лоббирую интересы своего двойника. А этот… поглотитель кофе… считает, что я ущемляю его права. Даже в должности простого Регистратора. Для профсоюза требуется совершенно нейтральный кандидат, не падающий в обморок при встрече с явлениями, отторгаемыми классической наукой. Кстати, у Вас ещё и кредиты непогашенные остались?
- Остались.
- А мы Вам «подъёмные» организуем.
- Закуривай. – Второй Таргим Феофанович протянул Мишке его же пачку сигарет. – Чего тормозишь? Молодой, здоровый! Тебе ж ещё есть что терять!

Сам дубликат уже дымил, стряхивая пепел в кофейную чашку. Кандидат на должность председателя профсоюза непроизвольно начал хлопать себя по карманам.

- Не жадничай. Регистратор вон «подъёмные» тебе обещал.
- Значит, все-таки привидения… то есть изображения материальны?
- Материальны, духовны… В процессе выяснишь и компоненты, и процентное содержание, и внутреннюю структуру.
- Все исследования в свободное от основной работы время. – Таргим Феофанович пододвинул Мишке листочек готового заявления. – Вот, Михаил Викторович, подпишите. Чистой воды формальность… порядок делопроизводства, знаете… Эти пыльные личности в отделе кадров… Нужно же провести Вас по всем правилам, чтобы стаж не прерывался. Мы переводом постараемся…

Мишка пытался вчитаться. Стандартное заявление: «Прошу принять…» и т.д.

- Ну, что-ж-ж-ж…

Перед принятием окончательного решения Щеглов Михаил Викторович соорудил на лице максимально сосредоточенное выражение, извлёк шариковую ручку из внутреннего кармана пиджака и… поставил автограф в указанном месте.
Таргим Феофанович, облегчённо вздохнув, промокнул подпись тяжёлым пресс-папье.
В тот же момент жалюзи прошили десятка три извилистых лучей и кабинет наполнился желающими что-то изложить новоявленному председателю. Никакой очереди они не соблюдали.
В памяти у Мишки мелькнул кусочек фразы «… провести Вас по всем правилам».
Да… иногда приходится пожалеть, что согласился на какую-нибудь работу. Обычно просветление наступает после совершения необдуманного шага. Впрочем… Ещё чья возьмёт!

С. Васильев для сборника «Чуть-чуть фантастики» (http://www.chitalnya.ru/work/1675849/)



Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 28
Опубликовано: 02.10.2016 в 14:07






1