Деньги, страсть, унижение. Глава 8.


Деньги, страсть, унижение. Глава 8.
Глава 8.
Васильич прислугу в доме не держал. Во-первых, ей надо платить деньги, а с деньгами расставаться он не любил. Во-вторых, до усадьбы так просто не доберёшься, а значит, прислуге надо предоставить условия для проживания. Это что - в доме круглые сутки будут находиться чужие люди? Чужих людей в доме Штырь тоже не любил. Ну а в-третьих, если держать прислугу, то для чего тогда жена? Чем она будет заниматься? Ногти красить целыми днями? Нет, такое положение вещей Васильича категорически не устраивало. Воспитанный при социализме, он считал, что домашнее хозяйство супруга должна вести самостоятельно. Тем более, если не работает и живёт на иждивении мужа. Ну, можно ещё тёщу к кастрюлям приставить. Но не более того.

В шесть утра заспанный и отчаянно зевающий Славка припарковал «ауди» у ворот усадьбы. Лена, обвешанная сумками, уже ждала. Каждую неделю ей приходилось совершать этот утомительный вояж за покупками. За городом можно, приобрести кое-какие продукты. Но выбор в поселковых магазинчиках очень бедный, а цены высокие. Чтобы накормить привередливого супруга, предпочитающего всё свеженькое и на дух не переносящего полуфабрикаты, требовалась поездка на городской рынок. А уж к встрече такого уважаемого гостя, как мэр города, надо было подготовиться особенно тщательно.
Устроившись на заднем сиденье, Лена прилегла вздремнуть. И как прилегла, так и уснула, провалившись в серый вязкий туман забытья. Открыла глаза она, лишь когда почувствовала, что машина остановилась. Приподнявшись на локте, женщина увидела красный свет светофора. Значит, уже город. Вот и замечательно.

За годы, проведённые в усадьбе, Лена успела соскучиться по городской жизни. Ей стало не хватать того, от чего раньше она уставала и раздражалась. С интересом она смотрела на асфальтированные улицы, умытые водой из поливальных машин, разглядывала встречные автомобили, от обилия которых уже отвыкла. Нарядные и цокающие каблучками по тротуарам женщины вызывали у неё лёгкую зависть. Когда живёшь за городом, глупо разгуливать на шпильках по просёлочным дорогам и покрывать лицо слоем макияжа. Жена Штыря проводила жизнь в удобной обуви, практически не пользуясь косметикой. Кстати, сегодня, раз приедут гости, можно будет привести себя в порядок и немного пощеголять. Лена стала жадно всматриваться в витрины магазинов одежды, которые из-за раннего часа были ещё закрыты.
Наконец, «ауди» подъехал к рынку, и женщина вышла из машины.
Рынок находился в черте города и был отгорожен от остального мира глухой бетонной стеной. Он всегда радовал местных жителей удобством расположения и низкими ценами. Но при этом был бельмом на глазу у городских властей, имеющих бесперебойный источник мусора и рассадник преступности прямо у себя под носом. Несколько раз его собирались закрыть, вынести за городскую черту, но всё напрасно. Рыноккак птица феникс, снова возрождался на прежнем месте робкими ростками стихийной торговли, которая ширилась день ото дня, питаемая покупателями, охочими до дешевизны. Такую торговлю проще было упорядочить, чем извести в корне, и рынок, на радость простому люду, открывали вновь.

Что ж, иногда с болезнью легче свыкнуться, чем бороться.

Лена пошла вдоль торговых рядов. Рабочий день ещё только начинался. Торговцы, все, как один, кавказской национальности, носились с громыхающими железными телегами, наполненными фруктами и овощами. Ароматные яблоки, груши, персики, абрикосы и бог знает что ещё выкладывали на прилавки аккуратными пирамидами. Весело блестели алые бока помидоров, огурцы топорщили свои пупырышки по соседству с пучками яркого редиса и свежей зелени. Всё хотелось потрогать, понюхать и тут же съесть, наслаждаясь сочным, неповторимым вкусом.
Лена начала делать покупки. Сперва зашла в мясной павильон, где приобрела огромный кусок свиной шейки, розовый, пахнущий теплом и испещрённый мелкими белыми прожилками сала. Балык, какой вы можете найти только в приморских городах - свежий, с кожей янтарного цвета, не заветренной долгими перевозками, - тоже перекочевал в её сумку. Различные колбасы и колбаски, истекающая слезой ветчина и ароматная буженина – всё скупалось рачительной хозяйкой. Славка, кряхтя, тащил за ней неподъёмную поклажу. Лена не удержалась и купила даже свежей барабульки, хотя и не собиралась подавать её сегодня к столу.
* * *
Знаете ли вы, жители мегаполисов, потребляющие лежалые продукты из своих супермакетов, что такое свежая барабулька? О, это небольшая рыбка, размером меньше селёдки, но больше кильки. Деликатес Чёрного моря. Её вкус способен вызвать у вас стон восторга. Купив килограммчик–другой этой рыбки, вы должны рысью бежать домой, обвалять её в сухарях и тут же бросить на раскалённую сковородку. Проглотите вы всё, что приготовили, вместе с пальцами, даже не заметив.
А пробовали ли вы домашний творог, уважаемые жители мегаполисов? Не тот, перекисший и обезжиренный, который формуют на заводах в квадратные безликие пачки. Настоящий, домашний творог, сделанный лишь вчера, а сегодня уже лежащий на прилавке? А клубнику, только что сорванную с грядки, ели? Знают ли ваши дети, как выглядят черника и брусника? А как растёт картошка? Бедные вы, бедные, замученные суетой, издёрганные и нервные, питающиеся консервантами, дышащие выхлопными газами жители мегаполисов!
* * *
Славка еле успевал относить сумки в машину, как Лена наполняла новые. Овощи, фрукты, картофель, зелень, ягоды… Многие продавцы знали супругу Васильича в лицо и, завидев, начинали заискивающе улыбаться, не забывая при этом обвешивать и обсчитывать. Женщина понимала, что её обманывают, но никогда не скандалила. Зато товар выбирала тщательно, чтобы не подсунули испорченный. Каждую покупку записывала в блокнотик, обозначая вес, цену и общую стоимость. Делалось это для отчёта перед мужем о потраченных деньгах.
Загрузив под завязку багажник автомобиля и завалив сумками задние сиденья, Лена со Славкой присели отдышаться. Супруга Васильича подбила отчёт, посчитала сдачу и, вздохнув, произнесла:
- Всё, Слав, с продуктами закончили. Теперь вези меня в бутик.
Воробьёв, до этого меланхолично лузгающий семечки, сплюнул за окно остатки шелухи и тронулся с места.

Бутик, в который решила заглянуть Лена, выглядел странным образом. Помещение с наглухо занавешенными окнами было заперто. Рядом с дверью, на стене, располагалась кнопка звонка. Надавив её, супруга Штыря замерла в ожидании. Дверь приоткрылась. Наружу выглянула дама средних лет, облачённая в отутюженный брючный костюм, с безупречным макияжем и высокой причёской. Два аккуратно подведённых глаза настороженно впились в посетительницу.
- Боже мой, Елена Вячеславовна! – отутюженная дама расслабилась и как будто обмякла. – Проходите! Какое счастье, что вы к нам снова заглянули!
Дама раскрыла дверь пошире, и Лена юркнула в просторное помещение. Позади тут же раздался щелчок замка.
Попав сюда, мало кто мог догадаться, что это элитный бутик. Нигде не наблюдалось ни одной вешалки, ни одного платья или костюма, ни одной пары обуви. Посреди довольно большой комнаты, стены которой были увешаны зеркалами, стояли журнальный столик и несколько мягких пуфиков. На столике лежали глянцевые женские журналы, зачастую даже не распечатанные. Окна занавешены плотными портьерами, не пропускающими ни лучика дневного света. Единственное, что напоминало о магазине одежды, – две примерочные кабинки, расположенные по углам помещения.
- Присаживайтесь, Елена Вячеславовна! Сейчас я пришлю к вам моих девочек. Жанна! Ева!
Хозяйка бутика скрылась в подсобном помещении. Через мгновение оттуда вынырнули две девицы, такие же ухоженные, как и их начальница. Одну из них, Жанну, Лена знала давно, а вот вторая явно была новенькой. Жанна, как более опытная, сразу взялась за дело.
- Здравствуйте, Елена Вячеславовна! – расплылась она в улыбке. – Чаю-кофе хотите? Или сразу приступим?
- Жанночка, у меня так мало времени, - тоже улыбнулась Лена. – Давайте сразу приступим.
- Хорошо, - кивнула та. – Что вы хотите сегодня приобрести?
- Вы знаете, сегодня я принимаю у себя мэра. Принесите мне что-нибудь летнее, лёгкое, не пафосное, но элегантное. Подходящее для приёма гостей за городом.
- Я поняла. Посидите минутку, мы вам что-нибудь подберём.
И обе девушки удалились.
Лена осталась одна. Потеребила край блузки, посмотрела на ногти. Встала с пуфика, поглядела на себя в зеркало, призадумалась. Повернулась боком, приподнялась на цыпочки, втянула живот. Опустилась на всю ступню, выдохнула.

В свои сорок шесть лет Лена выглядела очень даже неплохо. Конечно, фигура далеко не девичья, но лишнего веса не было. Зато имелась неплохая грудь, несколько обвисшая после давних родов, но при правильном подборе бюстгалтера очень даже аппетитная. Лицо, если не считать трагической складки на переносице, было практически без морщин - всё-таки жизнь на свежем воздухе давала положительный эффект. Женщина подошла поближе к зеркалу. Как бы избавиться от этой складки на переносице? Лена потрогала её пальцами и тут увидела свои глаза – усталые и потухшие. Рука сама собой опустилась. Не от складки на лбу надо избавляться, а от такой жизни. Лена снова присела на пуфик и задумалась.
А ведь когда-то она была совсем другой - жизнерадостной, сияющей, воздушной, искрящейся. Счастливой. Любила без оглядки и в первый раз вышла замуж именно по любви. Верку родила…
* * *
Лене тогда было восемнадцать, она только успела окончить первый курс университета. Статный, белозубый, невероятно красивый курсант Высшего военно-морского училища покорил её сердце с первого взгляда. Учёбу он уже завершал, ему оставался всего год. Родители Лены были против их брака – они решили, что дочь должна сначала закончить вуз. Но девушка объявила, что беременна, и мать с отцом сдались. Свадьбу сыграли в августе, а зимой 1972 года родилась Вера. Супруг Лены окончил училище, и тесть, капитан первого ранга, взял его под своё крыло. Чуть позже молодая семья получила служебную квартиру. Казалось бы, всё шло так хорошо… Лена помнила себя в то время – она была счастлива. Каждый час, каждую минуту, каждую секунду – много-много мгновений счастья. Ей даже снились радужные сны, в которых она танцевала, кружилась и смеялась. Но когда Вере исполнилось 8 лет, беда постучалась в их дом - умер папа Лены. Инфаркт. Ещё через полгода счастье совсем отвернулось от неё - муж ушёл к другой женщине. Служебную квартиру им с дочерью пришлось освободить…
* * *
- Боже мой, эти вертихвостки бросили вас здесь одну! И даже кофе не предложили! – Хозяйка бутика выпорхнула из подсобного помещения и всплеснула руками.
- От кофе я отказалась, - улыбнулась Лена. – А девочки мне наряд подбирают.
- Давно уж пора подобрать, - проворчала хозяйка и предложила: – А может, всё-таки, кофейку? Со мной за компанию. Я вам сейчас сама приготовлю!
- Ну давайте! – согласилась клиентка.
Через минуту на столике перед Леной возникла чашка ароматного кофе и вазочка с печеньем.
- Умница вы, Дина Игоревна, - произнесла Лена, с наслаждением отпивая глоток из чашки. Только сейчас она поняла, что проголодалась. – Как вы всё здесь хорошо придумали!
- А что делать, моя дорогая, - посетовала хозяйка бутика, тоже потягивая ароматный напиток, - если не скрываться, задушат налогами. Цены придётся взвинтить до небес, а кто в нашей провинциальной дыре будет покупать дорогую одежду? У нас и так немного обеспеченных людей, но даже они предпочитают экономить. Клиентура уйдёт, бизнес надо будет закрыть. И что - идти на рынок торговать турецкими тряпками? Ни за что на свете! Я всю жизнь проработала с элитным товаром и не собираюсь опускаться до ширпотреба.

Дина Игоревна была женщиной, в определённых кругах очень известной. До перестройки нынешняя хозяйка бутика долгие годы работала заведующей магазином «Альбатрос», вариантом московской «Берёзки». Только основными клиентами в этом магазине были не иностранцы, а простые советские моряки. Практически всё мужское население области ходило в море. И каждый моряк хотя бы раз в жизни побывал в загранплавании и заработал валюту. Свободное хождение иностранных денежных знаков в Советском Союзе было, как известно, запрещено. Поэтому валюту официально обменивали на так называемые «чеки» или «боны» - цветные кусочки бумаги с водяными рисунками. И вот на них в «Альбатросе» моряки приобретали самые настоящие импортные товары.
С приходом рыночной экономики и массовым ввозом в страну товаров иностранного производства «Альбатрос» сначала превратился в рядовой магазин, а потом и вовсе закрылся. Дина Игоревна сначала растерялась. За долгие годы пребывания на должности заведующей элитным торговым заведением она привыкла к жизни в достатке, обросла нужными связями. И тут, в один момент, всё рухнуло. Но, просидев пару лет на иждивении мужа, дама заметила, что ситуация на рынке постепенно стала меняться. Вдруг оказалось, что в городе, по самую макушку заваленном импортными товарами, по-настоящему качественную вещь купить негде. Турецкие тряпки, болтающиеся на вешалках в магазинах, обеспеченным людям были не нужны. А вот товаров оригинального производства известных западных марок попросту не было. И тут Дина Игоревна поняла, что надо делать.
Сначала она попыталась открыть бутик легальным путем. Но магазин очень быстро разорился. Аренда, непомерные налоги, бандитские наезды привели Дину Игоревну к финансовому краху. И тогда она решила уйти в подполье. Всё равно её товар не был рассчитан на массового потребителя. Тогда зачем же держать двери магазина открытыми для всех? Арендовав просторное помещение в центре города, Дина Игоревна сделала из него… склад. По-крайней мере, так значилось в уставных документах. Весь товар хранился в подсобном помещении и никогда не вывешивался в зале. А раз нет торгового зала, то нет и торговли. А значит, нет прибыли, нет налогов. И цены можно не задирать. Клиенты приходили только старые и проверенные, новые появлялись исключительно по рекомендациям знакомых. Очень удобно.
Дина Игоревна была довольна собой.

- Елена Вячеславовна, посмотрите, пожалуйста, что мы вам подобрали! – Жанна и Ева вынырнули из подсобки, держа в руках охапки одежды.
Лена с интересом поднялась из-за стола.
Вот он, вожделенный момент! То единственное, что ещё приносило в жизни радость и откровенное удовольствие – примерка новых платьев. Женщина облачалась в одежду, вертелась перед зеркалом и так, и эдак, то убирала волосы, то вновь распускала. Из подсобки возникла и обувь. Вздохнув, Лена отставила ту, что была на каблуках, но и та, что осталась, была хороша.
- Леночка Вячеславовна, примерьте этот шикарный брючный костюм! – ворковала Дина Игоревна. – Можете не верить, но когда я его брала у поставщика, то думала именно о вас. Вам он непременно подойдет!
Через час абсолютно счастливая Лена, приобретя костюмчик и пару обуви, выпорхнула из салона Дины Игоревны.

Хозяйка бутика осторожно отвернула край плотной портьеры, закрывающей окно, и проводила клиентку взглядом. Из-за её спины на Лену глазели девушки-продавщицы.
- С водителем ездит, - тихо, с легкой завистью проговорила Ева. - На иномарке.
Дина Игоревна строго посмотрела на подчинённую, но промолчала. Аккуратно задвинув край портьеры, хозяйка вышла в подсобку.
- Кто это была? – спросила Ева у напарницы.
- Пошли покурим, - вместо ответа сказала Жанна, покосившись в сторону двери, за которой скрылась начальница.
Оказавшись на заднем дворе, Жанна повертела в пальчиках тонкую дамскую сигарету и произнесла:
- Это жена директора винно-водочного завода.
- А-а! – протянула Ева, затягиваясь дымом. – Вон оно что! Буду знать.
Жанна, прищурившись, продолжала:
- Видела, какие бабки она за костюмчик отвалила? Нам с тобой за эти деньги два месяца пахать надо. А она - раз, - Жанна сделала широкий жест рукой, - и выложила, даже не моргнув.
Ева молча курила. А напарница не унималась:
- Мой папаша на этом заводе вкалывает. Знаешь, сколько получает? Три тысячи рублей в месяц! И те задерживают, вовремя не выплачивают. Зато у директора жена костюмчики по триста баксов скупает.
- И босоножки за сто, - добавила Ева.
- В машину с водителем села и поехала, - выпустила струю дыма Жанна. – Королева, блин.
- А сама страшная, как сто подвалов, - поддержала её собеседница. – Ни рожи ни кожи!
- Ага, старая - лет пятьдесят, сразу видно.
- Толстая.
- Вся в морщинах.
- На башке чёрт-те что и маникюра нет.
- И педикюра, кстати, тоже.
- Слониха.
- Росомаха.

- Девочки, вы чем тут заняты? – Дверь бутика открылась, недовольная Дина Игоревна выглянула на улицу. – Марш в помещение, ещё одна клиентка пришла!
* * *
В усадьбу Лена вернулась к двенадцати часам дня. Солнце уже припекало не на шутку. Васильич в широких шортах с изображением пальм и попугаев, без футболки, но в кепке и шлёпанцах, нежился на любимом плетёном кресле, потягивая из бутылки пиво.
- Бабенко звонил, часам к трём подъедет, - подойдя к машине, известил он жену.
- Доброе утро, Стёпа! – произнесла Лена, принимаясь выгружать сумки из багажника.
- Ага. Доброе утро, - ответил Штырь и отвернулся.
Когда покупки с помощью Лены и Славки перекочевали на кухню, хозяин усадьбы возник на пороге.
- Чего вкусненького привезли? – спросил Васильич, сунув нос в одну из сумок.
- Всё вкусненькое, - ответила супруга. - Стёпа, не хватай, пожалуйста, продукты. Гостям ничего не достанется!
Но Штырь, азартно урча, как кот, завидевший сметану, уже отшматовал себе кусок копчёной свинины и принялся его поедать.
- Отчёт где? – поинтересовался он с набитым ртом. Лена молча протянула блокнотик. Цапнув его жирными пальцами, супруг удалился на улицу. Славка отправился к машине.
На кухне появилась Егоровна. Помогая дочери запихивать продукты в холодильник, поинтересовалась:
- Ну как, поспала ночью хоть сколько?
- Да, мам, поспала, - кивнула дочь. - В дороге ещё прикорнула. Нормально.
- Смотрю, глаза вон красные… - Мать придирчиво заглянула ей в лицо.
- Это от жары, мам.
- Ну да, от жары, - проворчала та. – Заездит тебя скоро твой муженёк, в могилу сляжешь!
- Мам, - возмутилась Лена, - типун тебе на язык!
- На кой чёрт нам сдались эти гости?! – не унималась Егоровна. – Припрутся сейчас, зады свои усадят - а мы бегай, их обслуживай! Никита водки нажрётся и спать завалится! А утром проснётся, и опять покоя не будет – завтраком его корми. А это снова на стол накрывай, снова с тарелками носись! Как в прошлый раз.
- Ну нажрётся и нажрётся, - отмахнулась дочь. – Подумаешь, спать уложим! Места полно! Давай шашлык замачивать, времени мало осталось.
С улицы раздался голос Васильича.
- Лена! – звал он жену тоном, не предвещающим ничего хорошего. - Ну-ка, подойди сюда!
Супруга Штыря замерла.
- Что? – тревожно глянула на неё мать. – На «ковёр» зовет?
Лена пожала плечами.
- Что он там делает? – Егоровна выглянула в окно и посмотрела на зятя.
- Отчёт мой проверяет, - ответила дочь. – Как я на рынок съездила.
- Ну всё, значит, точно – на «ковёр». Иди, получай по мозгам. - Мать сочувственно посмотрела на Лену.
- Иду, - обречённо ответила та.

Штырь восседал за столом, напялив на нос очки и постукивая карандашом по столешнице. Перед ним, весь испещрённый вопросительными знаками, лежал блокнотик Лены.
- Садись! - Васильич глянул на жену поверх очков.
Та покорно села.
- Опять всё дорого купила! – недовольно проворчал муж.
- Разве, Стёпа?
- Конечно! Икру по пятьдесят рублей за банку взяла! Дешевле не могла поискать?!
- На рынке брала. Где я ещё дешевле найду?
- На оптовый склад могла бы съездить!
- Так времени не было, Стёпа! И потом, на оптовый склад ехать – на бензине больше прокатаешь.
- Бензин я из заводской кассы оплачиваю. А икру из собственного кармана! Есть разница?
Лена промолчала.
- Дальше, - стучал карандашом Штырь. – Свинину аж по семьдесят рублей за килограмм купила.
- Ну я же шейку взяла, - попыталась оправдаться жена. – Шейка всегда самая дорогая!
- Так. Хорошо. Балык за двести рублей! Масло по шестьдесят рублей за килограмм! Тоже самое дорогое взяла? Яблоки по пятнадцать рублей! Лен, ты что, обалдела - яблоки по пятнадцать рублей брать? Им красная цена – десятка! Помидоры, огурцы, клубника… Всё остальное тоже дорого!
Супруга молчала, уставившись в стол.
- Я тебя спрашиваю! – повысил голос Васильич. – Что молчишь? Почему яблоки по пятнадцать рублей взяла?!
- Стёпа, на рынке такие цены, - тихо ответила Лена.
- На рынке, Лена, надо торговаться! – начал заводиться Штырь. – Если бы я так бизнес вёл, как ты на рынок ходишь, вы бы давно все с голыми задами бегали! Я на заводе за каждую копейку торгуюсь, а она яблоки по пятнадцать рублей покупает! Совсем одурела!
- Стёпа, ты же знаешь, я не умею торговаться, - произнесла жена.
- Что?! Что ты сказала?!! – Супруг бросил карандаш на стол. – Торговаться не умеешь?! А жрать ты умеешь?! Ты семь лет уже дома сидишь, не работаешь, ни копейки в дом ни приносишь, а жрёшь и пьёшь по первому классу! Ещё раз вякни мне, что торговаться не умеешь! Что ты вообще умеешь? Учись! Рот открыла и начала торговаться! Язык есть? Или проглотила?!
Лена встала и, оскорблённая, попыталась уйти.
- А ну стой! – злобно прошипел муж. – Куда собралась?! Я ещё не закончил!
Жена встала, как вкопанная.
- На что четыреста долларов потратила?
Проглотив комок в горле, охрипшим голосом Лена произнесла:
- Костюм купила. И босоножки.
- Кому костюм? – поинтересовался Штырь.
- Себе.
- Угу. И босоножки тоже, стало быть, себе.
- Да.
- Значит, чтобы шмотки купить, у тебя и время нашлось. На оптовый склад за икрой некогда было съездить, а в магазин за тряпками зайти - куча времени появилась!
Женщина молчала, отвернувшись в сторону.
- Неси костюм, показывай!
Обиженная и расстроенная, супруга пошла в дом. Принесла костюм и коробку с обувью.
Штырь глянул на шмотку, помял в пальцах материал, вытащил босоножку, повертел её в руках и бросил обратно в коробку.
- И вот это дерьмо четыреста баксов стоит? – брезгливо произнёс он. – Лен, ты совсем дура, да? Ты где это купила? На барахолке, у кавказцев?
- Нет. У Дины в бутике, - тихо ответила жена.
- У Дины? – Васильич резко сменил тон. Снова схватил босоножку, повертел её, посмотрел через очки, потом поверх очков. Ещё раз помял материал костюма, почитал название торговой марки и спросил:
– А что это за фирма?
- Какая-то немецкая. Название не на слуху, но вещи выпускает очень качественные.
- Это Дина так сказала?
- Да.
- Ну, ладно… - сбавил обороты Штырь. - Дина – баба толковая, в тряпках понимает. И цены не задирает… Если она так сказала, значит, так и есть. Ладно, всё, иди, - махнул он рукой. - И давайте там, на кухне, зады свои быстрее поворачивайте! А то провозитесь, гости к пустому столу приедут!
Лена на деревянных ногах пошла обратно в дом.
Егоровна, резавшая на столе мясо, застыла с ножом в руке.
- Ну как? Живая?
Дочь молча кивнула.
- Ничего, обошлось.
- Аж здесь было слыхать, как орал, - произнесла мать. – Опять выступал, что всё дорого купила?
Лена снова кивнула.
- Вот гад! Деньги лопатой гребёт, а за копейку удавить готов, - высказалась Егоровна и с неприязнью посмотрела в сторону окна, за которым виднелась фигура зятя.
- Мама, всё нормально. Покричал и перестал. Давай лучше на стол накрывать. А то скоро гости приедут, а у нас ничего не готово.
Пожилая женщина вздохнула и продолжила свою работу.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ РОМАНА МОЖНО ПРИОБРЕСТИ ЗДЕСЬ:

https://ridero.ru/books/dengi_strast_unizhenie/



Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман
Ключевые слова: деньги, лето, любовь, море, мистика,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 30.09.2016 в 17:42






1