Деньги, страсть, унижение. Глава 3.


Деньги, страсть, унижение. Глава 3.
Глава 3
Свою одежду Сашка отыскал сразу.
- А мы уже думали, вы утонули! – раздался игривый женский голос. – Где вы были, молодой человек? Мы успели соскучиться!
Парень оглянулся. Две ничем не примечательные девицы в купальниках смотрели в его сторону. Обе явно провалялись на солнце много времени и были цвета взбесившегося томата. У одной из них - обладательницы белёсых волос, бровей и ресниц - обгорел нос. Сашка усмехнулся. Ему нравились блондинки, но для себя он делил их на две категории: собственно блондинок и белобрысых. Собственно блондинки, кроме платинового цвета волос, обладают ещё роскошным телом и сексуальностью. А белобрысые, как правило, обладают целлюлитом и колхозной рожей. Призывно глядящая девица, распластавшаяся на пляжном полотенце, явно относилась ко второму типу. Рядом с её пышным телом притаилась худенькая, даже костлявая, подруга. В отличие от толстухи, она была маленькой, безгрудой, и смотрела так, как будто чего-то стеснялась. Её жиденькие тёмные волосики были собраны в пучок на затылке. На лбу у обеих красовались пластмассовые очки от солнца.
- Купался я, девушки, - ответил Сашка без особого желания и отвернулся.
- А вы всегда так долго купаетесь? – не отставала белобрысая.
Сашка оставил этот её вопрос без ответа. Голова его была занята другим. Парню не хотелось натягивать джинсы на мокрые плавки. Он сосредоточенно думал, что лучше сделать: обсушить их и потом надеть джинсы или снять и надеть джинсы на голое тело. Если остаться на месте и обсыхать, придётся общаться с назойливыми девицами. А чтобы снять плавки, надо пойти в кабинку для переодевания, в которую змеилась очередь. Стоять в очереди тоже не хотелось. К тому же голод настойчиво давал о себе знать - надо бы побыстрее сходить поесть. Кстати, деньги на месте?!! Сашку прошиб холодный пот. Поддавшись романтическому настроению, он бросил без присмотра брюки, в которых оставил приличную денежную сумму. Трясущимися руками парень стал шарить по карманам.
- Молодой человек, вы что-то потеряли? – Белобрысая явно была настроена на активные действия.
Сашка вытащил из кармана заветные купюры и вздохнул с облегчением.
- Да мы ваши джинсы сторожили, не беспокойтесь, - заверила его девица. – Деньги и ценности на месте.
Снова повисла пауза.
- Могли бы и поблагодарить, - уже обиженно произнесла толстуха.
- Спасибо, - процедил Сашка и всё-таки решил отправиться к кабинке для переодевания. Некрасивых и назойливых женщин он не любил. Секунду подумал, повернулся и бросил напоследок:
- Я женат, девушки, и у меня восемь детей!
- Хам! – проворчала белобрысая и перевернулась на спину, опустив тёмные очки со лба на нос.
- Какой красивый парень! – Худенькая девушка не разделяла негативного настроения подруги. Её восхищённый взгляд был устремлён вслед удаляющемуся Сашке.
- Ирка, козёл он! – Толстуха попыталась вернуть свою спутницу с небес на землю. – Я тебе сразу сказала, когда он ещё только первый раз появился. С такой смазливой рожей - сто процентов козёл. Или бабник, или голубой. Он нам нахамил, а ты вздыхаешь!
- Наташ, ты всегда думаешь о людях плохо. Может, у него просто настроения нет знакомиться! – принялась защищать парня Ира. – Может, у него неприятности - мало ли что. Может, он просто голодный! Мужики всегда злые, когда голодные…
- Ага, сбегай, накорми его - глядишь, подобреет. Борща из дома принеси в кастрюльке, - съязвила Наташа.
- Да он уже ушё-ёл…, - расстроенно протянула подруга.
- А то бы побежала? – хмыкнула толстуха.
Ира не обратила внимания на подначку и вздохнула.
– Почему так всегда? Когда мне кто-то нравится, он непременно куда-то исчезает.
- Потому что ты на красавцев заглядываешься! – заявила белобрысая. – А красавцы - все козлы! Или бабники, или голубые.
- Я это уже слышала, - ответила худенькая девушка.
- А ты ещё раз послушай! Тебе сто раз скажи - всё без толку. И вообще, больше я с твоими предметами обожания знакомиться не буду! Если тебе надо, сама с ними знакомься. А то она притаилась и молчит, а я отдувайся. И главное, мне это всё на фиг не нужно! У меня Колька из рейса скоро придёт, и мы поженимся.
Проглотив эту отповедь, Ира ещё раз вздохнула и тоже перевернулась на спину.

Переодевшись, Сашка поднялся на набережную, заполненную праздной публикой. Шашлык жарили сразу в нескольких местах – в воздухе витал аппетитный запах, дразнящий ноздри. Цены приятно радовали глаз. Отстояв небольшую очередь и получив вожделённую пластиковую мисочку с жареным мясом и неким подобием салата, он сел за столик под огромным пляжным зонтом с надписью «Sprite». Столик только что покинула шумная компания, оставив после себя гору одноразовой посуды и пивных бутылок, убирать которые никто не спешил. Брезгливо сдвинув их в сторону, Сашка пристроился на краешке стола, стараясь не смотреть на объедки. Но долго пребывать в одиночестве ему не пришлось. Практически сразу над ухом раздалось деликатное покашливание, и вкрадчивый мужской голос поинтересовался:
- Молодой человек, у вас свободно?
Сашка нехотя кивнул. Напротив возник нестарый, но практически весь седой мужчина с выпуклыми жабьими глазами водянисто-голубого цвета. Одетый в какие-то слишком яркие широкие шорты и майку, бейсболку, перевёрнутую козырьком назад, он почему-то был похож на иностранца, хотя вопрос свой задал на чистейшем русском языке. К столу он пришёл с такой же, как у Сашки, пластиковой миской мяса и открытой бутылкой красного вина. Узрев использованную неубранную посуду, мужчина тоже расчистил себе место для трапезы. Устроившись, сосед вдруг стал внимательно разглядывать Сашкины руки.
- Вы из Москвы? – внезапно спросил он.
- Да, - удивлённо ответил Сашка. – А как вы догадались?
- Не удивляйтесь, - произнёс мужчина, приступая к еде. - Я просто увидел, как вы держите вилку и нож, и сразу узнал столичного жителя. На этом курорте никто, кроме москвичей, не умеет правильно пользоваться столовыми приборами. Это я вам заявляю как отдыхающий со стажем! Понасмотрелся, знаете ли, на приезжих из других городов. А про местных я вообще молчу! Они не то что нож с вилкой держать – говорить правильно не могут. Абсолютно неотёсанный народ. Книг не читают, в театры не ходят, спортом не занимаются. Основное развлечение – пьянки и гулянки. Хотя, согласитесь, здесь не такая уж дыра. Курорт всё-таки.
- Часто здесь отдыхаете? – сделал из вышесказанного вывод Сашка.
- Каждый год. Приезжаю в начале июня и провожу здесь всё лето.
- А приезжаете, естественно, из Москвы? – уточнил парень.
- Из неё, родимой, - улыбнулся мужчина, - прямиком с Кутузовского. А вы, простите, в Москве на какой улице проживаете?
Сашка чуть не подавился шашлыком и посмотрел на соседа по столику с плохо скрываемой завистью. Жить на Кутузовском проспекте, где располагаются дома сталинской постройки с огромными шикарными квартирами – предел мечтаний любого москвича. Сашкин домашний адрес такой престижностью не отличался. Слегка замявшись, он ответил:
- Я живу в Метрогородке.
И замер, ожидая реакции.
Метрогородок – это практически рабочая окраина Москвы. По-сравнению с Кутузовским - небо и земля. Обитатель элитного района должен был бы скорчить презрительную мину, узнав место жительства своего собеседника, но ничего подобного не произошло. Наморщив лоб, новый знакомый вдруг спросил:
- А где это - Метрогородок?
* * *
Москвичи не знают города, в котором живут. Это просто невозможно – знать все улицы огромного, многомиллионного мегаполиса. Да к этому никто и не стремится. Человек живёт в границах своего, зачастую небольшого, района. Ходит в детский сад, расположенный во дворе дома, затем в школу за углом. Нередко и вуз стараются выбрать поближе к собственному жилищу, чтоб не надо было вставать спозаранку и тратить на дорогу массу времени. Для многих москвичей возможность подольше поспать дороже профессиональных пристрастий. И смешно, и грустно, но это так. Посмотрите, кто движет столичный прогресс? Кто, в большинстве своём, заправляет бизнесом, политикой, культурой? Это всё неуёмные провинциалы, зубами прогрызающие себе путь наверх, к материальному благополучию. Коренные москвичи же, как правило, вялы и апатичны. Предмет мечтаний провинциалов, – московская квартира и прописка, – у них имеются с рождения. А годам к двадцати пяти-тридцати у столичного жителя обязательно умирает какая-нибудь бабушка, тоже москвичка, и оставляет любимому внуку ещё одну квартиру. Вот и готов бесперебойный источник денежных средств. Львиную долю бюджета практически каждого москвича составляют доходы от сдачи в аренду жилья. Причём, размеры их таковы, что целая семья из трёх-четырёх человек вполне может жить, ни в чём себе не отказывая. Так для чего делать лишние телодвижения? Зачастую коренные жители столицы либо не работают вообще, либо ходят на службу за небольшую заработную плату, исключительно ради того, чтобы пообщаться с трудовым коллективом и обсудить последние сплетни. Как вы можете догадаться, данная контора, само собой, располагается рядом с домом. Человеку просто нет необходимости таскаться по огромной Москве, а значит и изучать названия районов и улиц.
* * *
- Метро Сокольники, - сориентировал собеседника Сашка, немного приврав. На самом деле, от Сокольников до Метрогородка надо ехать на трамвае около часа (а если попадёшь в пробку, то и дольше). Но о таких «мелочах» у москвичей не принято упоминать. Тем более что Сокольники – хороший старомосковский район. И, если кто-то не в курсе дела, то можно и не посвящать его в подробности собственного домашнего адреса, добавив тем самым несколько очков к своему столичному статусу.
Приём сработал - мужчина посмотрел на Сашку уважительно, явно причислив его к клану культурных во всех отношениях московских жителей.
- Анастас, - протянул мужчина руку.
- Как? – переспросил Сашка, стараясь не показывать удивления.
- Анастас. Можно просто Стас.
- Александр, - ответил на рукопожатие парень.
- Замечательно, очень рад! – Собеседник явно был доволен.
- Взаимно. - Сашка радости не разделял, но вежливо улыбнулся. Ему уже начало порядком надоедать, что сегодня с ним без конца кто-то пытается заговорить. Теперь вот придётся слушать этого назойливого земляка. Тот не заставил себя ждать и заявил, наливая вино из своей бутылки в Сашкин стакан:
- За знакомство надо выпить! - Потом вдруг спохватился: - Пардон! Я не спросил - может, вы не хотите?
Парень жестом разрешил продолжать.
- Итак, мой тост - за знакомство! - Стас поднял пластиковую ёмкость, приглашая собеседника чокнуться. Сашка принял приглашение, хотя смысла в этом не видел. Зачем чокаться одноразовой посудой, которая не звенит? Выпив, новый знакомый заговорил вновь:
- Александр, вы здесь на отдыхе? Или, может, по делам?
- На отдыхе.
- Пансионат или частный сектор?
- Частный сектор. - Столь размытая формулировка пришлась парню, как нельзя, кстати.
- Я тоже в частном секторе, - непонятно чему обрадовался собеседник. – Это, знаете ли, намного дешевле, чем пансионат. Снимаю чудесную, большую комнату у одних моих давних знакомых. А дом расположен прямо рядом с морем. Для меня самое главное – чтобы дом, в котором я живу, находился как можно ближе к морю. Я, знаете ли, простор люблю, воздух! А море так просто обожаю. Готов целые дни проводить возле воды! С утра проснусь, оденусь - и сразу сюда. И дышу, дышу! Не могу надышаться. В Москве-то где такой воздух возьмёшь? Вот и приходится насыщаться кислородом на год вперёд, прочищать лёгкие.
Заметив, что Сашка допил вино, Стас принялся снова наполнять его стакан.
- Давайте, Александр, выпьем за воздух! Воздух – наша жизнь, а чистый воздух – наша долгая жизнь.
Тот не возражал.
- Питаюсь здесь, - рассказывал новый знакомый. – Шашлык, если вы успели заметить, очень дешёвый!
- Так вы что же, одним шашлыком питаетесь? – решил уточнить Сашка.
- Ну что вы - нет, конечно! – ответил Стас. - Если есть одну жареную свинину, можно язву желудка заработать! Здесь есть кафе. Оно расположено чуть дальше, возле кипарисовой аллеи. Называется «Ветерок». Очень рекомендую. Там можно поесть суп и множество других блюд по очень приемлемым ценам. А впрочем, может быть, вы сами всё это знаете? А я вас мучаю тут своими рассказами!
- Нет, я ничего этого не знал, - заверил Сашка. – Я сегодня первый день как приехал.
- Первый день?! – снова невесть чему обрадовался Стас. - Первый день - это же замечательно! Я так вам завидую, Александр! У вас весь отдых впереди! Надо за это выпить!
Вино пилось легко, как компот, Сашка даже не чувствовал опьянения. Поэтому согласился на третий стакан. А вот его собеседнику выпивка явно совсем развязала язык, который у него и так болтал без умолку.
- Вы знаете, Александр, этот маленький посёлок просто прекрасен! – вещал он. - Я сюда езжу отдыхать уже много лет подряд. Именно сюда, и больше никуда. И как вы думаете, почему?
- Потому что здесь дёшево? – предположил тот.
- А вы меркантильны, Александр! Но я сюда езжу из-за женщин! Женщины, я вам скажу, здесь удивительны, поразительны и, самое главное, - чрезвычайно легко доступны!
- Да?! – усмехнулся Сашка. – Проститутки, что ли?
- Ну что вы! – Резкое высказывание собеседника даже немного смутило Стаса. - Почему сразу проститутки?! С проститутками я не общаюсь. Я пока ещё не настолько пал, чтобы покупать женщину за деньги.
- «Пока ещё»? Значит, вероятность падения всё-таки не исключается? – не мешкая, прицепился к словам парень. Его настроение, испорченное впечатлениями дня, давало о себе знать.
Стас осёкся, прищурился и внимательно посмотрел на собеседника. Какая-то мимолётная тень скользнула по его лицу, мгновенно сменив глуповато-радушное выражение на подозрительно-напряжённое.
- Какой вы! – медленно произнёс он, сверля Сашку взглядом. – Поймали меня на слове… Но мне это, знаете ли, нравится. Когда один человек ловит другого на слове, значит, тот, другой, попал впросак, так ведь? Я попал впросак, то есть впредь мне надо быть умнее и следить за тем, что говорю. Это для меня урок!
- Вы не ответили на мой вопрос, - проигнорировал парень тираду нового знакомого.
- Ну если я так сказал, значит, действительно вероятность низко упасть для себя не исключаю. А собственно, что тут такого? Ведь говорят же, что нельзя зарекаться от сумы и от тюрьмы! Другими словами, будь готов ко всему в этой жизни, - произнёс Стас с лёгкой улыбкой. – Или вы придерживаетесь иного мнения?
- Конечно, иного, - безапелляционно заявил Сашка. - Я считаю, что нельзя допускать морального падения ни при каких обстоятельствах. Человек должен идти по жизни с гордо поднятой головой. Иначе он просто не сможет себя уважать!
- Да? – изогнул Стас одну бровь. - Может, оно и так. Только при чём здесь продажные женщины, которых вы зачем-то упомянули?
- При том, что пользоваться их услугами позорно! Лично у меня, кроме чувства брезгливости, они ничего более не вызывают. А необходимость платить им деньги просто унижает. Только ущербные и морально опустившиеся мужчины могут заниматься платным сексом.
- То есть, вы разглядели во мне именно такого мужчину? – усмехнулся новый знакомый.
- Надеюсь, что нет. Хотя ваши слова о доступности женщин меня насторожили.
- А вы не любите общаться с ущербными людьми? – последовал вопрос.
- Нет, не люблю. Так же, как и с морально опустившимися. Ущербные люди вызывают во мне унизительное чувство жалости, а после общения с морально опустившимися хочется сходить в душ и смыть грязь.
- Понятно, - собеседник сцепил пальцы рук. - Значит, по-вашему, морально опустившиеся люди заслуживают презрения?
- Конечно!
- И вы не собираетесь принимать во внимание причины этого падения? Внешние факторы, сопутствующие обстоятельства? Может, человек заслуживает не презрения, а сочувствия?
- Сочувствие – это форма жалости, а жалость, как я уже сказал, унизительна. Что же касается внешних факторов, то я считаю, человек прикрывается ими, чтобы оправдать собственную слабость. Никакие обстоятельства не способны повлиять на наше решение, если мы того сами не хотим! – заявил Сашка.
Стас посмотрел на него внимательно и слегка насмешливо, но парень проигнорировал этот взгляд.
- Допустим, - произнёс новый знакомый. - А если речь идёт о естественных инстинктах? Сексуальном влечении, например? Такое обстоятельство способно повлиять на наше решение?
- Вы всё пытаетесь оправдать мужчин, которые пользуются услугами проституток? – усмехнулся парень. – Для вас это больная тема?
- Ну почему же больная! Просто раз мы с этого начали, надо до конца разобраться.
- Проявление любого естественного инстинкта – это проявление слабости. Человек тем и отличается от животного, что должен уметь контролировать свои инстинкты. Или хотя бы просчитывать последствия, к которым они могут привести.
- Тогда давайте конкретизируем, – предложил Стас. – Если я отказываюсь от секса, то я – человек? А если я покупаю любовь продажной женщины, то я – животное? Всего лишь потому, что в первом случае я якобы контролирую свой инстинкт, а во втором – нет?
- Именно.
- А вы не считаете, что в первом случае, последствия, о которых вы упомянули, могут быть хуже, чем во втором?
- Чем же?
- Ну хотя бы расстройством здоровья. Воздержание вредно для мужчин, знаете ли. Оно может привести к импотенции и даже бесплодию, - улыбнулся собеседник.
- Это не оправдывает использования услуг проституток. Для здоровья надо заниматься сексом с любимыми женщинами, - ответил Сашка.
Стас откинулся на пластиковом сиденье, в его глазах заплескалось откровенное веселье.
- Мне нравится множественное число, которое вы употребили, - произнёс он. – Не с «любимой женщиной», а с «любимыми женщинами». Все ваши напыщенные фразы, друг мой, перечёркнуты этими двумя словами. Я неплохой психолог, знаете ли. И сейчас с уверенностью могу сказать, что, как бы вы ни упирались, в подсознании вы не приемлете моногамную любовь, а приемлете полигамную. А это уже огромный шаг к сексуальной свободе. Так что зря вы накинулись на меня, Александр. Я поймал вас на слове, как недавно это сделали вы. Один-один, знаете ли.
Сашка сделал некое движение головой, выражающее то ли досаду, то ли безразличие к услышанному.
- Хорошо, я больше не буду мучить вас этой темой, - произнёс новый знакомый. - Хотя, собственно говоря, я и не собирался говорить с вами о проститутках. Это вы взъелись на меня непонятно за что. Прицепились к словам… Ну да ладно. На самом деле я хотел поговорить с вами о любви.
- О любви? – усмехнулся журналист. – Или всё-таки о сексуальном влечении?
- А какая разница?
- Духовная и телесная любовь – это разные вещи!
- А вот тут вы в корне не правы, Александр! Эти две любви взаимосвязаны, отдельно одна от другой они просто не могут существовать! – возразил Стас.
- С чего вы взяли?
- Ну как с чего? Судите сами. Вы могли бы любить женщину духовно и не желать её физически?
- Мог бы. - Сашка не был абсолютно уверен в своём ответе, но произнёс эти слова из чистого упрямства.
- Позвольте вам не поверить! – хитро прищурился новый знакомый.
- Почему? Не все же такие, как вы. На свете существуют разные люди.
- Кто? Покажите! Только, пожалуйста, не приводите в пример себя – это слишком банально.
- Тогда кого я могу вам показать? – удивился молодой человек. – Общих знакомых у нас с вами нет. Если только персонажи из художественной литературы…
- Ох, Александр, оставим литературу в покое! – вздохнул Стас. - Написать можно что угодно, а жизнь расставит всё по своим местам! Если мужчина любит, но не желает женщину – значит, он импотент. Коротко и ясно.
Не ожидавший такого поворота беседы, парень нахмурился. Он явно проигрывал в затеянном им самим сражении. Заметивший это Стас едва заметно усмехнулся.
– Так давайте же выпьем за здоровых мужчин и красивых женщин! – предложил он, чтобы разрядить ситуацию. И расстроенно протянул, заглядывая в пустую бутылку: - Э-эх, а вино-то уже кончилось! Пойду прикуплю ещё. О, а вот и официантка! Не прошло и полгода, что называется. Девушка, у нас на столике очень грязно. Уберите, пожалуйста. И ещё бутылочку «каберне» принесите, если можно.
- У нас самообслуживание, - буркнула девица, составляя на поднос использованную посуду.
- Понял! Нет вопросов! – закивал новый знакомый. - Александр, вы только никуда не уходите. Я сейчас принесу ещё одну бутылочку винца, и мы с вами продолжим нашу беседу. Хорошо?
- Хорошо, - пожал плечами Сашка. Спешить ему всё равно было некуда.

Откинувшись на спинку стула, парень повернул голову в сторону моря и ахнул. За разговором он даже не заметил, какая неописуемая красота царила вокруг. День уже шёл к своему завершению, и солнце, матово красное, медленно двигалось к горизонту. Море играло и переливалось мириадами бликов. Отражение алого диска дробилось в воде, сверкало и поблёскивало розовым светом. Но этот свет не раздражал глаз, а, наоборот, радовал и успокаивал. Белые чайки летали над тихой рябью, то садясь на поверхность, то вновь взмывая в прозрачный воздух. Дневную жару уже сменяла вечерняя прохлада, но люди не спешили покидать пляж, предпочитая нежиться под бархатными лучами. Маленькие дети подбирались к ласковой воде и, когда волны тихонько задевали их босые ножки, визжали от удовольствия.
Глядя на них, Сашка почувствовал спокойствие и умиротворение. Это был один из тех моментов, которые невольно запоминаешь на всю жизнь. Вроде бы ничего такого не происходит. Просто море, безветрие и прозрачный воздух, напоенный ароматами зелени. Просто ты молод и здоров. Тебе сейчас, сию минуту хорошо.
Сашка поднял руки и с хрустом потянулся всем телом. Действительно, ну чего он взъелся на этого мужчину со странным, редким именем. Анастас, Анастас… Что-то знакомое было в данном созвучии. Ах да, конечно! Анастас Микоян, соратник Сталина. От этого воспоминания тут же повеяло чем-то холодным и тревожным.
«Вот что значит, влияние стереотипа! - одёрнул себя Сашка. – Вспомнил про Сталина и тут же напрягся. Глупость какая. Ну подумаешь, человека назвали как какого-то Микояна. Он же не виноват! Хотя эти его ледяные, по-жабьи выпуклые глаза всё равно почему-то неприятны…»
И тут журналист почувствовал на себе чей-то взгляд.
Необъяснимое ощущение, не правда ли? Ты сидишь, занятый своими мыслями, и вдруг, сам не зная почему, поворачиваешь голову в сторону и видишь кого-то, бесцеремонно тебя рассматривающего. С кем из нас такого не случалось?
Сашка заёрзал на стуле и, повинуясь странному чувству, обернулся. И тут же наткнулся на два сверливших его женских глаза. Заходящее солнце, светившее в щёку, мешало как следует рассмотреть лицо девушки. К тому же она заметила, что её рассекретили, и склонилась над бокалом, стоящим перед ней. Парень узнал белобрысую макушку её подружки, сидящей напротив. Мгновенно он вспомнил обеих. Это были те девицы, которые сегодня пытались познакомиться с ним на пляже. Сашка досадливо отвернулся.

К столику почти бегом приближался Стас.
- Александр! Простите, что задержался! – воскликнул он. - Заглянул по пути в отхожее место. Знаете, я мыл руки и заметил, что у меня язык фиолетовый!
- Язык фиолетовый? – вздёрнул брови журналист. – В каком смысле?
- В прямом! Это значит, что вино, которое мы пили, было некачественным! Ужасно! Везде стараются облапошить. Хорошее виноградное вино никогда не окрасит рот! А в это псевдо-«каберне» был добавлен краситель. Получается, мы с вами выпили по полбутылки химического раствора!
- Да?!
- Вот именно! Поэтому второй раз «каберне» я покупать не стал. Взял бутылку «кагора». Александр, вы пьёте «кагор»?
- Пью, - подтвердил тот.
- Вот видите, я угадал. А ещё вы, наверное, не курите и занимаетесь спортом. - Стас принялся разливать вино в предусмотрительно захваченные им чистые пластиковые стаканы.
- Угадали, - кивнул Сашка.
- Представьте себе, я тоже пытаюсь вести здоровый образ жизни! Именно пытаюсь – иногда получается, а иногда нет. Но я положительно вижу в вас родственную душу! Давайте за это выпьем.
Стас протянул свой стакан, приглашая собеседника чокнуться. Парень, слегка подуставший от неуёмной болтовни нового знакомого, приглашение принял. Выпив, мужчина снова заговорил:
- Знаете, Александр, чтобы не остаться в ваших глазах ущербным или морально опустившимся человеком, я всё-таки позволю себе закончить свой рассказ о женщинах. Не откажете мне в такой любезности?
В голосе нового знакомого звучала ирония. Сашка это заметил, но кивнул, стараясь продемонстрировать снисхождение.
- Надеюсь, информация окажется для вас полезной! – объявил Стас. – Так вот - женщины на этом курорте просто чудесные. Многие готовы броситься к вам в объятия буквально в первый же день знакомства. Не все, замечу! Многие. Этих многих надо уметь выбирать. Я езжу сюда постоянно, и каждый раз у меня новый роман. Такой всплеск чувств, заряд эмоций, что хватает потом на весь год, до следующего лета. Мне хочется жить, здешние женщины вселяют в меня такое желание. И никаких проституток, я вас уверяю! Никаких денег, всё по-честному!
- По-моему, здешние женщины вселяют в вас не жажду жизни, а сексуальное желание, - хмыкнул Сашка.
- Конечно, сексуальное желание! – Мужчина и не думал отрицать. – Именно сексуальное! А секс есть жизнь. Эти два понятия взаимосвязаны, разве не так? Если в жизни нет секса, то для чего тогда жить? Вот вы разве живёте для чего-то другого? А? Расскажите.
- Я не готов ответить, - пожал плечами парень. – Не знаю.
- Ну да, - закивал Стас. – Вы ещё слишком молоды, чтобы знать ответ на этот вопрос. А вот я для себя уже давно решил, что живу исключительно ради секса. И нисколько этого не стыжусь, знаете ли, говорю прямо. Ну, может быть, и ради других удовольствий. Один мой знакомый - врач, профессор, преподающий в медицинском институте, - говорит так: «В жизни человека есть три физиологических удовольствия. Первое - поесть, второе – заняться сексом». А третье знаете какое?
- Поспать? – предположил Сашка.
- Не угадали! В туалет сходить! – Новый знакомый затрясся от смеха. - И я с ним полностью согласен! Но из трёх вышеперечисленных составляющих я отдаю предпочтение сексу. Это лучше, чем быть рабом своего желудка и, как следствие, унитаза. Да-с. А для чего ещё жить? Работать где-нибудь на заводе и приумножать чьё-то богатство? Чтобы этот кто-то наслаждался сексом вместо меня? Увольте. Для семьи и детей? Тоже не моё - я, знаете ли, не люблю детей. Я люблю женщин! Причем самая лучшая женщина угадайте какая?
- Какая?
- Новая! – захохотал Стас.
Сашка тоже усмехнулся.
- А теперь давайте вернёмся к началу нашего разговора, - почему-то шёпотом заговорил его собеседник, - и расставим все точки над i. У нас в стране сейчас демократия?
- Демократия, - ответил Сашка, не очень понимая, к чему клонит собеседник.
- Свобода слова? Свобода мысли? Свобода всего, не знаю чего?
- Ну да…
- Так почему же вы пытались осудить меня за то, что я всего лишь предположил - заметьте! – всего лишь предположил! – что я мог бы воспользоваться продажной любовью. А? - прошипел Стас, уперев в Сашку ледяной взгляд, от которого у того побежали мурашки по коже. - Если смысл моей жизни - секс, почему вы осуждаете меня за пути его достижения? Почему вы вешаете на меня ярлык ущербного и презираете за моральное падение?
Парень отстранился от собеседника и едва заметно поёжился.
- Непритязательный смысл жизни вы себе выбрали, - ответил он.
- Да? А кто это определяет? Вы?
- Общество.
- Откуда вы знаете, что думает общество? Вы у него спрашивали?
- Моральные ценности всем прививали ещё в школе. - Слова журналиста почему-то звучали как оправдание.
- В какой школе? Социалистической? Когда в головы вдалбливали, что надо жить и умирать ради Сталина и коммунистической партии?
- А вы считаете, детям надо говорить, чтобы они жили и умирали ради секса? – прищурился парень.
- Я считаю, что смысл жизни каждый выбирает себе сам! – поднял палец Стас. - И никто не вправе человека за этот выбор осуждать!
- Хорошо! – Сашке уже порядком надоела эта беседа. – Но платить деньги за секс всё равно позорно!
- Почему? Ведь ты его получишь! Хоть за деньги, но получишь! А иначе можешь вообще остаться ни с чем!
- Ну и пусть ни с чем! Унижаться за секс не стоит!
- Платить деньги – это унижаться?
- Да!
- А за что тогда стоит унижаться? – упорно допытывался новый знакомый.
- Ни за что не стоит! Что вы ко мне пристали? – Парень откинулся на спинку стула.
- Уверены?
- Уверен! И вообще, я вам уже достаточно сказал, отвяжитесь от меня!
- Понял! – Стас тоже выпрямился. – Вопросов больше нет. Ни за что не стоит унижаться. Хорошо. Посмотрим, как вы поведёте себя через некоторое время, мой друг. Куда вы придёте со всеми вашими принципами.
- Что? – переспросил Сашка. Но мужчина внезапно заговорил о другом.
- Вы знаете, Александр, сзади вас за столиком сидят две дамы, - произнёс он. - Одна из них просто поедает взглядом ваш затылок.
Парень растерянно оглянулся. Он ещё не успел переварить предыдущую тему и явно не понимал, о чём речь.
- Посмотрите на ту девушку за соседним столиком! – указал ему Стас. - У неё такой жаркий взгляд, обращённый на вас, а вы не замечаете.
- Да нет, я заметил… - пробурчал журналист. – Просто она не в моём вкусе.
- Не нравится? А зря… Она смотрит на вас с таким обожанием! Я бы мимо такого взгляда не прошёл!
- Стас, взгляд меня мало интересует! Я видел её на пляже в купальнике. Она очень худая и невыразительная особа. - Сашка вошёл, наконец, в колею и покривился. – А грудь у неё просто отсутствует.
- Вы любите женскую грудь?
- Конечно. А вы разве нет?
- Да-да, я тоже, разумеется. Но, вы знаете, с возрастом я стал ценить в женщинах другое.
- Что - другое?
- Как бы вам это объяснить? Попробую на примере. Вот эта девушка смотрит на вас с немым обожанием, так? Как вы думаете, на что она ради вас готова?
- Не думаю, что на многое, - хмыкнул Сашка.
- Почему же? Как минимум она готова лечь с вами в постель!
- Мне этого от неё совершенно не нужно!
- Но вы только недавно говорили про естественное сексуальное влечение, за которое позорно платить деньги!
- Ну и что?
- Так вот вам способ удовлетворить это самое влечение, причём бесплатно!
- А, вот вы о чём! – сообразил парень. – Но я не хочу удовлетворять своё сексуальное влечение с ней! У меня-то к ней нет сексуального влечения!
- А к кому есть?
- К красивым женщинам!
- А вы уверены, что красивая женщина будет смотреть на вас с таким обожанием?
- Нет, не уверен. Но я буду за ней ухаживать…
- Угу, ухаживать… - Стас скептически посмотрел на своего собеседника. – А вот чтобы ухаживать за красивой женщиной, без денег не обойтись. Какие бы там теории про продажную любовь вы ни выстраивали. Деньги-то у вас есть?
- Смотря сколько, - замялся Сашка.
- Вот именно - смотря сколько. Много. Современные красивые женщины стали корыстны. Издержки гласности и демократии, знаете ли. Это при социализме девушка модельной внешности шла работать на завод и считала это нормой жизни. А нынешние красавицы не хотят работать вообще! При социализме красотка могла выйти замуж за водителя трамвая. А сейчас всем подавай миллионеров! Демократы развратили женщин. – Новый знакомый разволновался - видимо, эта тема задела его за живое. – Хотите маленький пример? - И, не дожидаясь согласия, крикнул: - Девушки! Идите к нам, мы вас вином угостим!
По набережной, явно красуясь, вышагивали две фигуристые девицы. Дорого одетые, благоухающие, они двигались по направлению к ресторану, расположенному здесь же. В этот ресторан, скрытый от взглядов толпы зеркальными витринами, заглядывала публика исключительно с тугими кошельками. Покосившись в сторону наших героев, сидящих за пластиковым столиком над дешёвой бутылкой вина, одна из них презрительно бросила:
- А мы пьём только «мартини»!
И, гордо тряхнув волосами, обе скрылись за створками зеркальных дверей.
- Видели?! – усмехнулся Стас. – Идите, покоряйте её своим обаянием! А вон сидит девушка, - мужчина кивнул в сторону соседнего столика, - заполучить которую ничего не стоит. Только свистни, на задних лапках прибежит! Такую не то что стакан вина, стакан воды устроит!
- Стас, а вы женаты? – неожиданно спросил Сашка.
- Нет, - просто ответил тот.
- А были?
- Нет.
- А почему?
- Да так. Не получилось, не сложилось. Да и потом, семья – это накладно. Женщины много хотят, знаете ли. Сначала она хочет родить одного ребенка, потом второго. Работать с маленькими детьми она не может, а значит, я должен всех их содержать. С какой стати? У меня не такой большой доход и есть свои нужды и желания. Я найду, куда потратить деньги, кроме как кормить ораву голодных ртов. По молодости не женился, а в зрелом возрасте я уже понял, что мне это и не нужно. А удовлетворять свои сексуальные желания можно и без штампа в паспорте, так ведь?
- Приехать сюда и найти девушку, смотрящую на вас с обожанием, - закончил его мысль Сашка. – Всё с вами ясно.
- Именно! – Стас навалился грудью на стол и зашептал: - Послушайте, Александр, та особа, про которую я вам говорил, уже осталась одна. Её подруга ушла. А она сидит и продолжает сверлить взглядом ваш затылок. Не теряйтесь, друг мой! Вы её возьмёте голыми руками, бурная ночь обеспечена!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ РОМАНА МОЖНО ПРИОБРЕСТИ ЗДЕСЬ:

https://ridero.ru/books/dengi_strast_unizhenie/



Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман
Ключевые слова: деньги, лето, любовь, море, мистика,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 25.09.2016 в 16:41






1