Тихие ужасы господина Запада


1 ГЛАВА (сокращённый вариант)

...И вот позади столетия! И вот оно, наконец, это сияющее, долгожданное и многообещающее будущее, казавшееся из 21-го века таким невозможно далёким, фантастическим!
Космические корабли со скоростью света устремляются к неизведанным звёздам, планетам.
Роботы, как мыслящие существа, необходимы, привычны в быту каждой семьи - как кофеварка, как миксер, как холодильник, без которых, кажется, не проживёшь, и жизнь без бытовой техники, как и жизнь без роботов, - если вдруг убрать и то и другое, - для подавляющего большинства людей станет бестолковой, пустой, скверной, а то и проклятой, собачьей, загубленной вконец.
Человечество начнёт пополняться клонами и гомункулами...
Западный мир, страшно устав от нескончаемой погони за наживой, за комфортом и от своего беспрестанного страха разориться и пойти с сумой по миру, страшно устав от выдуманных им же звёздных войн и космических чудовищ и от ужаса ожидания ядерной бойни с противоположным Востоком, а также страшно устав от пророчеств и ожидания скорого Конца Света и Судного Дня, вконец заплутает в своих многоуровневых и часто меняющихся политических и моральных стандартах.
Появятся новомодные идеи и теории о равенстве всех живущих в природе, об излишестве душевных чувств и слов, мешающих жить и быть счастливым, об полном отрицании Добра и Зла. Провозгласителем и пропагандистом этих идей и теорий будет прелестный господин с розовым гранитным лицом и с синими, как небо, глазами. Себя он назовёт правозащитником, космическим пилигримом и знатоком запредельных глубин Космоса, в которых, как пояснит он, практически невозможно оказаться смертному, однако... и, рассмеявшись саркастически, продолжит излагать, что ему чудесным образом повезло, там он бывал и видел благословенные края, полные райского созвучия, божественной симфонии, где самые различные существа - одним миром мазаны, и никто никого не обижает, никто никому не завидует, все живут одним народом.
В рядах человечества он с древних времён - то неожиданно исчезает, то внезапно появляется этот прелестный господин с розовым гранитным лицом и с синими, как небо, глазами. Однако есть свидетельства, что наружность его бывает изменчивой...
Он исколесит весь Запад, пропагандируя свои идеи и теории о справедливом устройстве мира. За ним тенью, ни на шаг не отставая, четверо его спутников с неразборчивыми, тёмными лицами. Только взглянешь на них - как в груди обдаст холодком и заноет душа: шутки шутить с ними, болтать лишнее языком, сразу отрубит желание. И не поймёшь, не угадаешь кто они, эти четверо - то ли люди, то ли гомункулы, то ли пришельцы со звёзд какие. Одно ясно как день - на ангелов совершенно не похожи.
Наступят на Западе времена бесчувственных младенцев-интеллектуалов с учёными степенями и со взглядами на жизнь созвучным идеям, теориям прелестного господина с розовым гранитным лицом и синими, как небо, глазами.
Сами о себе младенцы-интеллектуалы великого мнения, о котором не распространяются, и, скрытно любуясь собою, мыслят упрямо в своём гордом сознании: "Вот мы какие! Мы спасатели заплутавшего, в потёмках, человечества".
Им, как они считают, всё до предела в жизни ясно, всё совершенно понятно - от самых первых мгновений возникновения Вселенной.
На историю человечества смотрят безразлично, считая её неудачным экспериментом. Для них вовсе не существует авторитетов что в прошлом, что в настоящем, а только - мало чего стоящие, мелкие авторитетики.
Своими научными теоремами, формулами, толстыми трудами бесцеремонно опровергнут пророков религий и великих мудрецов прошлых столетий и, старательно играя роль спасателей человечества, заткнут с холодной невозмутимостью своих благоразумных, выдающихся современников.
Волевые, настойчивые, целеустремлённые, они, в это лукавое, шаткое время, быстро станут несомненными лидерами Запада и достигнут высшей власти - станут правительством: восемнадцать их, в равном количестве мужского пола и женского, и все как на одно лицо.
Чаще всего они будут появляться публично по шесть человек. И прозовут в народах метко правительство младенцев-интеллектуалов: 666.
Энергично возьмутся за переустройство своего Западного мира эти лидеры, младенцы-интеллектуалы с учёными степенями. С первых дней своей власти немало каких показных, вычурных изменений они совершат в жизни народов, выдавая за свои великие достижения.
Пренебрегая основными верами мира, особенно христианской, чувствуя к христианам презрение, между собою язвительно называя их "идиотиками", а веру - "идиотической", наткнутся однажды на христианство как на преграду, мешающую вести им народы дальше, к своей намеченной цели. Поразмыслив, поставят перед собою первоочередную задачу - выкорчевать христианство, изничтожить.
Закрутится, завертится, замелькает жизнь - и начнётся...

Решительно отметут как мусор христианские заповеди, отринут понятия о Добре и Зле, подменят их на свои взгляды - о Выгодном и Убыточном, о Полезном и Вредном, о Положительном и Отрицательном, о Целесообразном и Неприемлемом. Взвесят на сверхточных весах, просчитают на суперкомпьютерах: что - Положительно для человека, а что - Отрицательно. Что народам Полезно и Выгодно, а что Вредно и Убыточно.
Комфорт, сладкую жизнь, чувственное наслаждение, оздоровление пилюлям - узаконят смыслом жизни.
Любовь к ближнему объявят - разрухой, чумой цивилизации; верующих назовут - заразой и паразитами; добрых, бескорыстных - страшными идиотами и шизофрениками, которым место, как и верующим, только в психиатрической больнице; сострадание, жалость и милосердие - проклятыми знаками выродков.
И если ещё до недавнего времени не было препятствий желающим творить добрые дела и спасать попавших в беду, то сегодня, наоборот: по собственной инициативе помогать кому-то бескорыстно, по зову сердца - неправомерно, преступно.
Подчиняйся только законам и инструкциям!
Чистить зубы утром и вечером и выпивать натощак стакан воды - это полезно для здоровья, это положительный поступок, значит ты идёшь по верному жизненному пути. Чревоугодствуя же на ночь перед сном, ты совершаешь неблаговидный проступок, - и обязан исправиться. Но протягивая руку помощи, спасая погибающего в неурочное время, без предписания, без разрешения, ты за этот проступок - заслуживаешь самого сурового осуждения и наказания, и не будет к тебе снисхождения!
Умоляющий о спасении ни в коей мере тебя не должен волновать, не твоё дело, тебе от его напрасных слёз и стонов должно быть не жарко и не холодно. Береги своё золотое время, трать его с пользой - на свою работу, на удовольствия, на забавы, на своё бесценное здоровье. И поэтому с гордо поднятой головой шагай смело своей дорогой мимо погибающего. Специальные службы, если сочтут нужным и если успеют, о нём позаботятся. Так что будь спокоен!
Для разоблачения отрицательных, вредных и убыточных граждан, нарушающих законы и инструкции, повсюду и везде, установят тотальный контроль над самым малейшим, микроскопическим. Установят, запустят подглядывающие, подслушивающие устройства. Под ногами и в воздухе зашуршат, запищат махонькие, как комары, как клопы, роботы-шпионы. И в постелях притаятся, фиксируя нарушения, и в туалетах.
В мозги, в сердца, в нервы проникнут начинённые шпионскими штучками микробы.
А чтобы искоренить в делах и поступках разнобой, разномыслие, объявят о Великой Чистке.
Каждого гражданин обяжут, а не согласных заставят силой пройти обследование на пригодность к счастливой жизни. И если обнаружится отклонение от "нормы" в образе мыслей, а также всяким нарушителям законов, правил и инструкций, то в "больных" головах специалисты быстро наведут порядок, подравняют до установленного стандарта: мозги кому надо убавят, кому подскоблят, кому продуют, кому перекроят, кому заменят.
Соорудят непреступные преграды, баррикады, заблокируют, закодируют все входы и выходы душевным чувствам, ограничат словарный запас, сузят, укоротят взгляды на жизнь - чтобы всему просторному, высокому никогда не войти.
Все граждане без исключения зашагают только в ногу со временем, станут мыслить только в одном направлении, и никого не затошнит ни от самого себя, ни от других, и душа не встревожится, не заноет, не заболит.
Уже не будет ни любви, ни жалости, ни сочувствия, ни гнева, ни стыда, ни мук совести; ни светлой печали, ни тихой грусти, ни открытых душевных улыбок, ни искреннего смеха, ни большой человеческой радости; как и не будет вдохновения, а значит, ни прекрасных художников, поэтов, музыкантов мыслителей - и близко ничего такого не будет!
Зарядившись, напитавшись на отдыхе положительными эмоциями, как батарейка энергией, граждане будут, согласно законам и инструкциям, безошибочно знать, в какой момент говорить строго по делу, без лишнего слова, звука и вздоха и замереть с белозубой улыбкой. А когда точно, к месту, показывая как смешно очень, оскалиться и выговаривать загробным голосом, будто с того света: клёво, умора, лопнешь от смеха, ха-ха-ха, хе-хе-хе, хо-хо-хо. Или, для разрядки, оказавшись в театре на представлении - оглушительно ржать как табун лошадей, исступлённо блеять как стадо баранов, злобно лаять как стая бродячих собак, или, вдруг, загнанными, ранеными зверями так откровенно в дикой ярости реветь, визжать, рычать, выть - что даже стены содрогнутся.
Прелестный господин с розовым гранитным лицом и с синими, как небо, глазами, избегающий громкой славы, удовлетворённо кивнёт правителям Запада, пожмёт им руки и скажет:
-До создания справедливого общества, до счастливой жизни вам, господа, осталось преодолеть последних несколько шагов.
Правители Запада с элитой общества легко преодолеют эти последние шаги: назовут братьями и сёстрами не только зверей, но и насекомых.

Случится то, что и должно было случится, как и предсказывали, предупреждали великие мыслители и художники, жившие ещё в прошлые века, в прошлые тысячелетия. И не только великие и знаменитые, но и просто способные, талантливые мыслители и художники предсказывали и предупреждали, и даже неспособные, бесталанные, и даже разного рода всякие (как окружающим казалось) идиоты, придурки, псих-одиночки старались и предупреждали как могли. И даже дошедшие до крайней степени сумасшествия мыслители и художники, с поехавшей напрочь крышей, с сорванной башней, как говорится, с пулей в башке, вскрыв себе вены, животы, лица, распятые на койках, выплёвывая сломанные зубы, откусанные языки и губы, рёвом, визгом, стоном, мычанием, мимикой, кровавыми слезами и плевками предупреждали о надвигающихся ужасных катастрофах. Вообще все они, пророки, от чистых гениев до гениев сумасшедших, набили оскомину, плешь переели человечеству, предупреждая, предрекая.
Но, позвольте, когда человечество прислушивалось к голосам своих великих пророков и подчинялось здравомыслию? В своей общей массе человечество одно из самых легкомысленных и эгоистичных существ на свете, слушает только позывы, приказы от внутренних своих органов к неге, к сладкой и комфортной жизни, и с большим удовольствием, наслаждением подчиняется им, отдаётся.
И чтобы скрыться от всего остального мира, и чтобы из сторонних уж никто никогда не мешал жить своей строго обособленной и идеальной жизнью, Западный мир найдёт по рекомендации своих экспертных групп, состоящих из назначенных в знаменитости политиков, юристов, философов, художников и учёных точных наук, найдёт, по их мнению, самый выгодный и совершенный путь к безопасности, процветанию и бессмертию своих народов, и войдёт по нему широкими вратами: заключит себя в искусственный мир созданный им вселенной, в неприступную как бастион, которая снаружи выглядит относительно других космических вселенных ничтожно маленькой, размером с букашку, а зато изнутри так ловко и хитро устроена, что обманчиво воспринимается существующими в ней народами как беспредельная, безграничная, с мириадами звёзд на небе.
Сообразно своим понятиям, воззрениям, представлениям граждане Запада посчитают мир вселенной-букашки: идеальным и счастливым.
В этом своём идеальном мире - на небесах с сияющим Новым Богом и с его первым замом на земле, Новым Папой, - никто не ущемлён в правах, никто не обижен, никто никому не завидует: люди все однополы, и каждый человек точная копия один другого, штамповка, с лицом - секс-символа, красавца, и с телом - куклы Барби. Все они вечны, молоды и безупречно вежливы, улыбчивы. На работе - образцово трудолюбивы, в сексе - стабильно активны.
Потомство же своё штампуют в одной общей великой пробирке: получают в ней куколки, личинки, икринки, а из них, точно по расписанию, вылупляется мелюзга, которую затем выращивают и воспитывают в инкубаторах, прививают мелюзге полезные, выгодные и строго вымеренные ультрасовременной техникой привычки, инстинкты.
В этом мире вселенной-букашки не только все люди одинаковой наружности, но и звери, птицы, рыбы, насекомые - в общем, все животные на своих природных телах имеют в точности такую же, как у человека, голову и с тем же лицом - секс-символа, красавца.
Ну а потом, в будущем, когда мода на лицо секс-символа пройдёт, или, точнее, просто надоест оно, и появится желание поменять его на свеженькое, а в памяти вдруг промелькнёт что-то из призрачного прошлого. И непонятно почему так вдруг заноет в груди и защиплет глаза, и захочется чего-то такого необычайного, высокого... да где уж там! Поменяют на что? - на тупое лицо дебила.
Нет различия: люди, звери, рыбы, насекомые - все на одно лицо, все одной великой нации, все одних прав и свобод граждане вселенной-букашки, происходящие из одной общей великой пробирки, и все - безымённые. Ну а чтобы не путаться, на каждом гражданине, независимо к какому виду или подвиду он принадлежит, светится личный порядковый номер.
Вот такие - мать честная! - времена наступят. Эй, слышь, человек, брат? Ты, если стоишь на ногах, или сидишь на стуле, или хоть даже в кресле, держись крепче, а то ненароком грохнешься, как пулей сражённый, и не дай Бог повредишься: Президент вселенной-букашки - с телом ящерицы, а Новый Папа - с телом гориллы и грозится клюкою в мохнатой лапе.
А через несколько лет вместо них, толерантно, изберут с телами насекомых.
Парламентарии с человеческими лицами на телах акул, осьминогов, волков, коров, лошадей, баранов, жуков, стрекоз, тараканов... представят толерантно во всевозможных организациях, союзах, федерациях многочисленные свои отряды зверей и насекомых.
Некуда будет деться, спрятаться, исчезнуть из этого идеального мира: и на дне морском, и под землёю, и в далёком космосе - всюду мгновенно вычислят и настигнут.
А если у какого-то человека напрочь сдадут нервы, лопнут они, взорвутся со страшной силой, разметают в клочья все эти коды, блокады, преграды, баррикады душевным чувствам, и человек, разъярённый, издав бешеный вопль, совершит преступление, проломит череп какому-нибудь таракану-парламентарию, проповеднику c бегающими глазами, восхваляющему тараканью проворность, предприимчивость и принципы, идеалы тараканьей жизни, или человек просто свихнётся с ума, или додумается покончить с собой и, сбросившись с подоблачного небоскрёба, расшибётся в лепёшку, то в любом случае к нему моментально примчатся спасатели и быстро, за минут десять, восстановят его из лепёшки и вернут к жизни. После чего одним уколом и одной пилюлей устранят все его психоэмоциональные причины и следствия стресса: то есть его устранят от самого себя, устранят от всего человеческого. И он, вернувшийся к жизни, всё тот же - с лицом секс-символа, красавца, и с телом куклы Барби, - ничего не зная, не помня из прошлого, с уродливым обрубком памяти, вновь белозубо засияет штампованной, качественной улыбкой.
Снаружи - размером с букашку, внутри - необъятная, безграничная.
Неприкаянная вселенная-букашка, покрытая сверхпрочной оболочкой, неприступная как бастион, в которую никто и ничто не в силах проникнуть или захватить и разрушить.
Так и потеряется вселенная-букашка зазря, как испарится. Оторвавшись от Земли и покинув Солнечную систему, притянется она, пожалуй, к хвосту бродячей звезды или прибьётся, может быть, к обломкам разрушенных быстротечным временем космических цивилизаций. А возможно, упадёт в бушующее пламя солнца, а то и окажется в плену лютой чёрной дыры, или, что не исключено и очень трагично, провалится прямиком в тартарары, кипящую преисподнюю, да и застрянет в ней навечно.
Может, так и у нас, обычных людей, валяется под ногами на асфальте - а мы и не догадываемся, не замечаем в суете! - или, застряв в рифлёной подошве, таскается с нашим ботинком целая вселенная с множеством цивилизаций и с несметными народами. Снаружи она для нас - мелкий камешек, но зато изнутри, для населяющих её народов, необъятная, с бездонными небесами и с неисчислимыми звёздами в космосе.
Вот такой парадокс очень странный получается.
Похоже, в этой жизни может случиться самое невозможное и фантастическое. Но это только на первый взгляд - невозможное и фантастическое. А в действительности, если вдуматься глубже, элементарное и обыденное.
Ну а может, и наша Вселенная со всеми своими бессчётными сверкающими галактиками, разбросанными в пространстве на миллиарды световых лет, зародилась в ржавой консервной банке из-под рыбы, да так до сих пор и находится в ней вместе с нами. И может, валяется эта ржавая консервная банка, полная нашей бесконечной Вселенной, на пустоши, около обочины дороги, а мимо, звуча музыкой, мчатся в загадочные дали скоростные машины.

(продолжение)




Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 21.09.2016 в 14:35
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора






1