Скатерть-самобранка


В девятнадцать лет, когда я был курсантом третьего курса, посчастливилось мне на несколько месяцев стать хозяином однокомнатной квартиры. Расположена она была на четвёртом этаже пятиэтажки, в самом начале одесских “Черёмушек” или, иначе говоря, в Юго-Западном районе.

Квартира принадлежала моей сестре Ларисе, которая как раз вышла замуж, и переселилась к мужу. Через полгода молодожёны квартиру поменяли, впрочем, эти квартирные махинации никому не интересны. Главное, что я квартиры лишился. А была она в новом доме, мебели – немного. Обязательный тогда журнальный столик на трёх ножках, кресло, торшер, диван и кресло-кровать.

Больше и вспомнить нечего, разве что мой приёмник “Атмосфера”. Здоровый ящик размером с более известную ”Спидолу”, он, в отличие от своей латышской подруги, принимал только средние и длинные волны. Зато и стоил рублей двадцать, а “Спидола”- семьдесят пять.

Начав курить в восемнадцать лет, очень я этим тогда злоупотреблял. Оставшись в квартире один, я наслаждался вседозволенностью, свободой, и накинув морской бушлат на плечи, слушал в зимние вечера популярную тогда радиостанцию “Юность” с сигаретой в зубах. Очень я себе тогда нравился, наверное.

На балкон курить я не выходил, да его, по-моему, и не было вообще. Не помню. Зато вспоминаю, как часто вылезал на крышу. Оттуда можно было увидеть море, а в Одессе это считается лучшим видом из окна. Чердака, то есть технического этажа в доме не было, крыша была плоской, а выходы на неё были из каждого подъезда. Стояли они на крыше, как будочки. Дом был без чердака.

Вполне естественно, что я часто приглашал к себе однокурсников с подругами. Изредка они и ночевали у меня, а чаще уезжали после весело проведённого застолья. Приезжали с удовольствием, так как квартиры собственной ни у кого не было. Выпивали, конечно, немного, закусывали скромненько, танцевали. Водил я их на крышу, на экскурсию.

Девушки постоянной у меня тогда не было, зато в соседней квартире жили сразу две сестрички, старшая – десятиклассница, младшая на два –три года моложе.  Вспоминал их,  когда вышел на экраны музыкальный фильм “ Приморский бульвар”. Все его, наверное, видели. Так вот соседки мои были очень похожи на сестёр из комедии. Главный герой влюбился в старшую, экскурсовода, а младшая, школьница, - в него.

Наши сестрички были внешне похожи на актрис из фильма. Старшая, симпатичная, но как по мне, крупновата. Младшая была изящней и обещала вырасти в красавицу, но она была близорука, а красивые очки в то время у нас делать не умели. Да и была она тогда ещё малявкой.

Родители их целыми днями работали, так что я быстро познакомился не только с сестрами, но и с одноклассницами старшей. Их было человек пять, и они и ко мне в квартиру переходили, когда появлялись родители. С ними мы не пили, и танцевали редко, но много болтали о том, о сём, и на крышу я их тоже выводил.
Ни одной из девчонок я не выделял, ни одна мне не нравилась больше других. У нас были чисто дружеские отношения. Но болтать им со мной нравилось. Всё же я был старше, в морской форме. Возможно, льстило им иметь такого знакомого, не знаю, я об этом не задумывался. И вот однажды девчонки пригласили меня на новогодний вечер, который должен был состояться в клубе ликёро-водочного завода.

Как оказалось, школа моих подружек была недалеко от завода, и завод шефствовал над школой.
(Не знаю уж, чему хорошему могли научить такие шефы). Как бы то ни было, поехали мы в этот клуб. Познакомили меня ещё с одной девушкой, очень симпатичной, но слишком маленького роста. Я к таким серьёзно не могу относиться. В клубе было много народу, среди них почему-то курсанты артиллерийского училища. Все танцевали, а на сцену выходили какие-то артисты – самодеятельные.

Через некоторое время новая моя знакомая спросилa:
- Ты выпить не хочешь?
Какой же курсант откажется? – Хочу! – Скромно ответил я.
Через несколько минут девушка вернулась, держа в руках полстакана водки и два небольших бутерброда. Вышли на лестницу. Я предложил ей глотнуть первой, но она отказалась. Я опрокинул стакан, с удовольствием закусил, закурил.
- Хочешь ещё? – спросила подруга.
- Не откажусь! – ответил я, недоумевая, откуда она носит водку.

Знакомая моя ( мне уже неудобно её так называть, но дело было так давно, что ни одного имени в памяти не сохранилось) вернулась быстро. Я опять со вкусом выпил и закусил. Больше подруга мне не предлагала. Мы вернулись в зал и с полчаса танцевали с ней недалеко от сцены. Поневоле я обратил внимание на неадекватность самодеятельных артистов. Похоже было, что им тоже кто-то наливает. Воспользовавшись тем, что я остался ненадолго один, я поднялся на сцену и заглянул за кулисы.

В заднем углу сцены стояло несколько венских стульев,  а на них,  на расстеленных газетах, вперемешку стояли полные и полупустые бутылки с сорокоградусной собственного разлива и тарелки с бутербродами.

- Ё-моё! Вот это Клондайк! – подумал я и присел возле скатерти-самобранки. Впрочем, через минуту появились одноклассницы моей соседки и оттянули меня от “новогоднего стола”. Девчонки были правы: пить в ту пору я не умел.

Вскоре квартира поменяла владельца. Младшую из сестёр я повстречал лет через десять. Была она в красивых очках и выглядела … замечательно.

- “Хороша Маша. А ведь могла быть наша!” – примерно такие у меня мысли крутились у меня в голове во время нашего недолгого разговора, пока я не посадил несостоявшуюся “Машу” в такси.

И больше никого из девчонок я никогда не встречал. А вот в заводской клуб их шефов я водил своих друзей несколько  раз, когда подходили праздники, а мы были на мели. Наши ожидания всегда оправдывались. Гостей принимали, не спрашивая удостоверения личности.



Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 43
Опубликовано: 21.09.2016 в 11:39
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






1