Мир льда (книга 2). Глава18: Когда переходит душа.


p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; }

Покой и тишина. Даже вой ветра затих. Так тихо, что мысли в голове бьют, словно в набат. Нет больше боли. Нет больше ощущений. Только покой. Мышцы отдыхают, кожа не горит от холода, который замораживая, разрывал капилляры. Никто не пытается дотянуться прозрачными пальцами в сознание. Боясь спугнуть тишину, девушка осторожно разлепила веки. Странно, перед глазами словно стекло, а за ним размытое белое небо, чистое, и солнечное, настолько яркое, что ослепляет глаза, за несколько месяцев привыкшие к темноте. Девушка, не веря своему счастью, смотрит на изменённое небо, восхищаясь его неправильными линиями. Солнце отблёскивает от странной поверхности, разлетаясь на миллиарды солнечных зайчиков. Порхающие огоньки задорно разбиваются о стекло, отражаясь радужными переливами. Но самое приятное, это томящий сердце покой. Люба попыталась сесть. Тут же пришло запоздалое осознание, что она вмурована в прозрачный саркофаг. Ледяной гроб, плотно обхватывал её тело. Нет возможности пошевелить конечностями, даже голова зафиксирована. Ей остаётся только открывать глаза. Девушка закричала, от отчаянья. Но её крик потонул в пустынном ледяном царстве, заглушенный толстой стенкой её тюрьмы. Спустя сотни лет, льды под саркофагом растаяли. Безмолвная дева погрузилась в чёрный океан. Там снова не было солнца, снова она ушла во мрак. Спустя тысячелетия, когда океан, высох, и случайные люди отыскали её темницу, они откроют крышку, и увидят нетронутое временем замороженное тело: прекрасное, худощавое, немного бледное, словно скульптура, выброшенная и сохранённая далёким прошлым. Люди будут изучать её, писать стихи, и гимны, рисовать портреты, она станет музой не одного десятка, талантливых поэтов, и художников. Но только спустя тысячелетие, а до тех пор, она будет смотреть, как солнце ослепляет её колыбель, как ледяной ил, укутывает её обитель. Когда поколение друзей умрёт, а следом и следующее поколение, возможно даже много веков позже, ей позволят уснуть вечным сном.
Люба пробудилась от собственного крика. Саркофаг исчез. Она лежит на ледяном полу, в луже собственной крови, которая сочится из глубокой раны, где-то в районе позвоночника. Боль, накатывающая волнами не самое страшное, что её ожидает. Девушка не может пошевелиться, ноги онемели, тело обморожено. Хруст рвущейся ткани. Под ключицей она видит прозрачный кинжал, который прошел насквозь, выходя где-то под лопаткой. Её швыряет в воздух, и прибивает к стене тюрьмы. Воздушного пузыря – больше нет, необходимость в нём отпала. Как и обещал Верхарх, он сам занялся её воспитанием.
На своём лице она почувствовала легкий морозец, открыла глаза. На неё смотрит воин, её мучитель. Он подплыл совсем близко, всмотрелся в измученное лицо. Девушка, попыталась облизать пересохшие губы, и вдруг закашлялась, из горла потекла кровь, стало тяжело дышать.
- Отпусти себя. Нет смысла сражаться. Отпусти, я помогу, - шепчет он, касаясь призрачными пальцами её кожи.
Девушка передёрнулась, и, смотря прямо в светящиеся белым светом глаза, покачала головой. Воздушный дух, скривился, уголки его насмешливых губ, опустились, принимая свирепый вид. Люба улыбнулась. Холодные пальцы духа проникали внутрь, выискивая жизненно важные органы. Девушка подавилась своей же кровью, надсадный кашель душил, она захрипела. Холодные руки поднимались к голове. Люба закричала от боли, зажмурилась. Внезапно боль потупилась.
Она в своей тюрьме, двери открыты. На шатающихся ногах, Люба вышла, наружу. Вокруг летали духи. Кто-то завис в воздухе, кто-то восседал на боевом краране. Застыв, мраморными изваяниями в воздухе повисли воздушные демоны. Но ни один из духов не обратил ни малейшего внимания, на девушку. Она прошла немного вперёд, неуверенным слабым шагом, осматриваясь. Внезапно она услышала протяжный вой. До боли знакомый, и до трепета родной. Люба побежала, в темноте мелькнула пара небесных глаз, чистых и сияющих. Лохматая морда питомца, уткнулась Любе в живот, он опустился на брюхо, и перевернулся на спину, Люба села рядом, почёсывая тёплый животик. Хищник, забавно дёргал лапами, махая ими в воздухе, потом он перевернулся, и принялся энергично облизывать лицо девушке. Люба засмеялась, отпихиваясь от него руками. Потом обхватила его шею, и повалила в снег, щекоча. Она гладила его морду, осторожно касаясь шрама на носу, результата, безграничной любви и защиты. Ветра свист, разнёсся совсем рядом, и Люба увидела нависшую над ней фигуру Верхарха. Тот как обычно стоял по пояс обнажённый, но на этот раз, на голый торс был наброшен красный плащ. Он приземлился рядом с девушкой, Люба жестом приказала крарану, спрятаться за её спиной.
- Это не к чему, - сказал воин, наблюдая, за слабыми попытками спасти хищника. – Этот зверь принадлежит моему миру. Он не должен появляться в мире живых. Если ты умрёшь, или выйдешь с нашей земли, он всё равно останется здесь, мы не можем его выпустить. Со временем он станет боевым призрачным крараном. Но я пришёл не за ним, я покажу тебе то, что в твоей жизни нет больше ничего, за что стоило бы бороться. Посмотри на себя, ты превращаешься, ты уже не чувствуешь холода, ты уже можешь становиться призраком. И какую жизнь ты можешь предложить своему возлюбленному, когда он увидит тебя духом?
- Я.… Не превращаюсь. Я буду бороться дальше, пока ты не поймёшь, что меня проще убить.
- Вот именно. Ты умрёшь, если не подчинишься. И что тогда? Он для тебя станет не достижим, ты развеешься, не оставив после себя ни капли энергии. Ты канешь в небытие, страницы твоей ничтожной жизни, время смоет бесследно. Но если ты станешь духом, ты будешь не зримым хранителем неба. Прекрасным и могущественным существом, легендой в сказаниях, и ночным кошмаром, узревших тебя людей. Взгляни на себя! - приказал Верхарх.
Люба посмотрела на ноги. Силуэты ног, размылись, словно окружённые сизой дымкой. Люба вздрогнула от неожиданности и отступила. Дымчатая материя шелохнулась следом, мягким шлейфом. Люба осмотрела руки, подёрнутые таким же туманом. Снова устремила взгляд вниз, осматривая тело. На чистой мраморно-бледной коже, сияло серебристым светом, ажурное платье, переливающееся нежными блестящими кристаллами. Лед под её ногами заскрипел, и надрывно треща, поднялся над землёй, огромным ледяным блоком, прямо напротив, девушки. Чистейший лёд, как зеркало отображало возникшую там Любу. Волосы, как жидкий азот, пали на плечи, утекая в снег. Её платье мягким облачком обволакивало тело. Скулы лица заострились, приобретая угловатое и грозное выражение лица. Губы бледные синюшного цвета, глаза белые бездонные, без радужек, смотрели, словно неживые на зеркальное отображение. Девушка подошла поближе, она медленно поднесла руки к лицу, касаясь губ. Отображение сделало то же самое. Холод ушёл. Она вопросительно посмотрела на Верхарха. Тот молчаливо наблюдавший за девушкой, протянул ей руку. Она ответила, на этот жест, протягивая руку в ответ. Он подхватил её, вознося над землёй. Поднявшись высоко в небо, он заговорил:
- Пойдём, я покажу тебе, то, что может произойти, через пару месяцев или даже лет? Следуй за мной.
И Люба полетела следом. Ледяные равнины, сменялись высокими ледяными айсбергами, переходящие в бесчисленные снежные насыпи. Скудный пейзаж, поражал чистотой и отчуждённостью. Тут было так тихо и спокойно, что даже собственные мысли кричали в голове. Верхарх остановился, Люба едва не налетела на него, запоздало вспоминая, что он, и она невесомые воздушные сгустки. Под покровом ночи, кутаясь зябко в одежды, шли три сгорбленные от сурового ветра фигуры. Люба заволновалась, ощущая любимого человека. И не слушая окрики Верхарха, камнем полетела вниз. Она мягко приземлилась на лёд, и призраком поплыла к заветной встрече.
- Осторожней, это дух, - выкрикнул Витя, выхватывая тесак, и принимая боевую позу.
Маша, любимая подруга Маша, завизжала, прячась за спиной ребят, в её глазах пылал ужас. Но печальнее, было увидеть, как третий человек, растаяв тенью, бросился на неё. В воздухе просвистели два брошенных клинка, один из них скользнул рядом со щекой, второй пролетел на вылет сквозь сердце. Люба посмотрела на свою грудь. Там где прошел клинок, зияло отверстие, но рану быстро окружил туман, заполняя дыру, и приобретая воздушные очертания. Тем временем, её друзья снова пошли в атаку. Не желая участвовать в этом, Люба развеялась, взлетая в воздух. В облаках она снова воплотилась в свой силуэт, затухающим взглядом смотря под ноги. Встав спиной к спине, молодые люди озирались. Не видя больше опасности, они пошли дальше. Девушка провожала их взглядом, запоздало осознавая, что ей хотелось бы заплакать, но этого она сделать не сможет. Было больно. Верхарх, коснувшись её оболочки, поманил за собой. Через пару часов, уже в лагере, когда Люба сидела рядом со свои крараном, на горизонте замаячили три фигуры. Духи взлетели в воздух, застывая облаками над головой. Люба же развеялась снегом. Она ждала. Три фигуры прошли по снегу, не чувствуя её присутствия. Есть ли смысл бороться за их внимание, если она уже потеряна?
Девушка разлепила веки, скованные льдом:
- Ты их не тронешь? – спросила она слабым голосом.
- Я их не трону, - прошептал голос Верхарха, в её голове.
Дух, подплыл к ней. Касаясь руки, замораживая живую плоть, он проник внутрь её тела. Девушка чувствует натяжение, перерастающее в боль, скосив глаза, она видит, как Верхарх, держась за её руки, растягивает их в разные стороны. Ужас охватил разум, девушка заметалась. Резкое движение, и она чувствует, как кость с хрустом покидает суставную сумку. Кожа начинает трескаться и кровоточить, суставы разрываются. В момент, когда её руки отделились от тела, рука Верхарха дёрнулись, словно он потерял ощущения натяжения плоти.
Он отплыл назад, любуясь ужасающей пыткой. Девушка, прикованная на стене, висела на ледяном кинжале, распятая. Голова её низко пала. Похоже, что она без сознания. Воин ждёт, терпеливо, спокойно. Он видит, как почти что разорванные руки девушки, сохраняя человеческий силуэт, витают рядом. Ещё минуты ожидания. Ещё минуты. Тело девушки начинает рябить. И безвольно качнув головой, её тело падает вниз в снег. Кинжал так и остался воткнутым в лед. Теперь она сидит, спиной прислонившись к стене, и кажется безжизненной. Голова опущена на грудь, волосы растрепались, пряча лицо. Следующие десять минут ничего не происходило.
Люба открыла глаза. Пошевелилась. Глубоко под снегом, она чувствовала воздушные пузыри, в том месте, где лёд, едва прикасался к воде. Над головой постирался воздушный океан. Мысленно она созвала тяжёлые тучи, которые повинуясь, налетели бураном, на сковывающую обитель. Буран разметал стены льда, смешивая ледяную крепость с горизонтом. Она поплыла вверх, зависнув над землёй. Колючие хлопья снега, беспрепятственно проходили сквозь её тело. Ветер обхватил, сияющие в её груди фонарики, окрашивая их энергию бледным едва видимым светом. Сияние мотыльков разлилось по невесомому телу, имитируя вены и артерии. Люба смотрит на свои руки, осторожно шевеля нежными пальчиками. Сквозь плотный вихревой буран, ей на встречу выплыл Верхарх. Люба долго смотрела на него, взывая свои ощущения. Ощущений нет, у него нет к ней приказа. Девушка осела в снег, развеиваясь ветром над равниной.
Верхарх, стоял улыбаясь. Девушка наконец-то приняла его сторону:
- Нет, я не убью твоих друзей. Это сделаешь ты, - прошептал он исчезая.




Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 16.09.2016 в 02:45
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1