Царство гор, тишины и покоя


Ещё раз убеждаюсь, что ничего случайного не бывает. Сначала мне позвонил знакомый и сказал, что у него жуткая депрессия, но я-то сразу поняла, что у него за депрессия. Пить, говорю, меньше надо, и никакой депрессии не будет, вино- оно и не таких молодцев сгубило.
Через пару часов позвонила молодая девушка и пожаловалась на мужа, который уже несколько дней находится в запое, а ещё через час- у нас вырубили свет. Начались какие-то ремонтные работы.
Что делать, когда нет света? Компьютер не включишь, и кажется, что жизнь остановилась.
Всё, никаких тебе новостей, а это пострашнее того, что нет воды в доме и не работает электроплита, и стиральная машинка, и всё остальное, работающее от электричества. Физический голод пережить можно, а вот духовный... Если раньше можно было просто посидеть и почитать книгу, то сейчас это непросто, книг в доме почти нет, все книги закачены... или есть в электронной библиотеке.
И что остаётся? Идти в гости. Что я и сделала.

На другом конце станицы, где жила моя подруга, перебоев со светом не было. Там, наверно, какая-то другая цивилизация...
И первой мыслью было - посмотреть, что там у меня, вернее у неё, в компьютере... Но, не тут-то было! Моя мудрая подруга, быстро перевела беседу в другое русло и, непонятно каким образом, уговорила меня поехать в Сахрай, в Скит Свято-Михайло-Афонской Закубанской общежительной пустыни, на Престольный праздник, который состоится 11 сентября... – Усекновение главы Иоанна Предтечи.

И вот мы в горах. От дороги, где мы поставили машину, до храма, идти было всего несколько минут, но подниматься было тяжеловато.
Мы спокойно прошли по мостику через реку, хотя, знающие люди говорят, что в другое время - под ногами кипела и бурлила вода и сохранять спокойствие на стареньком шатком мостике было сложно. Но мостик был совсем новый, видно его недавно построили.
Утро было замечательное, хоть и прохладное. Некоторые дома топились. Значит люди из этой станице ещё не все разъехались, кое-кто остался. Интересно, чем они живут? Скорее всего с огорода и за счёт своего хозяйства. И правда, неподалёку паслась корова, а в зарослях кустарника бегали свиньи. Обратила внимание, что кругом было много шиповника, а вдоль дороги стояли машины грибников, значит, грибочки в лесу уже есть.
Некоторые женщины, выходя из машин, сразу же начинали собирать травы. Особенно много здесь было мяты. Я тоже хотела нагнуться и сорвать пару веточек, но тут зазвонили колокола и мы заторопились на службу.

Новый скит был ещё не достроенным. Деревянные ступеньки казались ненадёжными, но только казались такими, прихожан и более крупного размера, чем я, они выдерживали.
У входа люди разувались. Свечи здесь не продавались, их можно было брать по надобности из картонной коробочки на столе. На стене висел ящик для добровольных пожертвований, но он особо не выделялся и если бы мне его не показали, то и не заметила бы. На полу стояли бочки с водой.
Я не ожидала увидеть столько народу: бегали маленькие дети, на стульях и лавочках сидели старушки, прохаживались беременные женщины, а ведь подняться в гору было не так-то и легко. Возможно, это было связано с престольным праздником, но скорее всего люди ехали со всего света из-за самого батюшки. Говорили, что батюшка прозорливый.
Отец Феодосий был не похож на тех батюшек, что я видела раньше. Это был хорошо сложенный, спортивного вида мужчина, с умными пронзительными глазами. Седая борода и морщинки на лице, конечно же указывали на возраст, но блеск в глазах сбивал с толку. На вид, это был очень строгий батюшка, но за видимой строгостью, в глубине его мудрых глаз, таилось столько добра и света, что совсем скрыть это было невозможно. Да и видела я, как тянутся к нему люди, и как каждому находит он нужное слово.
Чуть позже я удивилась его работоспособности: сотни людей исповедовались прямо у стен храма, на улице, и их поток не уменьшался, так как прибывали всё новые и новые паломники. Сколько же сил у этого человека? И сколько душевной теплоты! Ведь надо не только всех выслушать, но и стараться по возможности помочь.
Я ещё удивилась, почему сегодня так много людей, они приехали отовсюду, но мне объяснили, что только один день в году, именно в этот день, здесь молятся за пьющих и наркоманов, проводят отчитки.

Пока одни исповедовались, другие- кто-то пошёл в лес и возвратился с грибами, а кто-то нашёл себе работу на территории скита: убирали в сарай дрова, готовили обед, который, кстати, был хоть и постным, но очень вкусным. Кто оставался на ночлег, те наводили порядок в гостинице. Работа находилась всем желающим, но люди делали её охотно, - по мере сил старались помочь.

Не знаю, что на меня подействовало, то ли окружающая природа и чистейший горный воздух, то ли сама служба с молитвами и песнопением, а возможно и то и другое, но на душе было так легко и сама себе казалась лёгкой как пёрышко. Всё плохое куда-то улетучилось и захотелось каких-нибудь новых перемен, новых ощущений. Хотелось остаться здесь и никуда не уезжать, подольше побыть среди этой гордой красоты. Как же прекрасна горная Адыгея! Не зря сюда так тянет туристов.
Как оказалось, такие мысли были не только у меня. Люди спрашивали друг у друга сколько стоят здесь дома и наверное некоторые согласились бы здесь жить. И я в том числе. У меня прошла головная боль или я забыла о ней, но это неважно, важно, что появились какие-то внутренние силы и дышать стало легко.

Я вспомнила с чего всё началось- с жалобы моего знакомого на депрессию...
Я зашла в храм. На столике лежали записки с именами пьющих людей и я добавила к ним свою. Дай бог, чтобы помогло!
Телефонной связи здесь не было и получить согласие этого человека я не могла, но даже если он ни во что не верит, то ведь достаточно того, что в силу молитвы верю я. А ведь и действительно, Мир стоит молитвою.



Рубрика произведения: Проза -> Другое
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 42
Опубликовано: 13.09.2016 в 12:35
© Copyright: Надежда Байнова
Просмотреть профиль автора






1