Мир льда (книга 2). Глава13: Путь наверх.


p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; }

Звуки, зачаровывая, эфемерно разливались по глухим коридорам, им внимал едва слышимый шепот стекающих подземных вод, что талыми ручьями питали эту мёртвую землю. Что нельзя было сказать о живущих тут жителях. Мёртвое царство, так и кипело жизнью. Беспечным водоворотом, грани жизни сталкивались со смертью, внося какой-то безумный смысл в существование. Разум тут не властвовал, дав фору инстинктам, подчинённым конкретному существу.
К молодым людям подошёл их проводник, в руках он нёс тряпичный куль. Он пригласил их следовать за ним. Безропотно подчиняясь, ребята зашли в один из восьми коридоров, что впадали словно лучи, в центральную залу. Пройдя немного, их провожатый остановился, и показал рукой на три рядом стоящие двери. Молодые люди переглянулись. Первой нарушила молчание Маша:
- Я не знаю, как вы парни. Но вот спать в гробу я как-то ещё не готова. Вы не заставите меня туда ступить. Всё, хватит. С меня хватит, - злобно выпалила девушка.
- Мы благодарны за ночлег, и мы бы не хотели показаться вам не вежливыми, но вынужден согласиться с другом. Право, это лишние заботы, нам всем будет комфортно, переночевать тут, в коридоре, не занимая, так сказать чьей-то спальни… Нам бы не хотелось вызывать у жителей царства неудобства, - вежливо отказался Витя.
- Что ж ваше право, вы тут гости. Это вам сухая одежда, воды и еды сможете набрать в царском зале, отсюда его видно, так что уверен, не заблудитесь, - сказал проводник, склонил голову и удалился, исчезая в хитрых сплетениях коридора.
- Если это ловушка, и ты это осознаёшь, смысл тут оставаться? – спросил Владимир, у Вити, когда проводник скрылся в зале.
- Нас бы не выпустили. Я знаю этих существ, поверь мне. Так у нас есть время подумать, и что ещё лучше отдохнуть. Ты же не думал, что мы найдём Любу в течение одного дня? Что если мы найдём её следы только через неделю, и то в самом благоприятном раскладе? И что если придётся сражаться за неё? Нам нужен отдых и силы. Радуйся, сегодня мы под покровительством земляного духа.
- Сомнительная радость, учитывая, что мы можем стать подвешенными под потолком.
- Не станем, - печально вздохнув, выговорил Витя. – Эти подвешенные самоубийцы, или те, кто по нелепой случайности должен был бы умереть, но не умер, это люди одной ногой в могиле, эта та же самая нежить, что и вокруг, просто они ещё не осознают этого. Нас он не может захватить, потому что мы сами отвечаем за свою душу. Так что мой вам совет, ни на какие сделки с духами не идите, это чревато последствиями.
- Что? Как ты можешь, так говорить о тех несчастных? Что значит нежить? Та женщина, в доме которой ждут дети, это нежить? Ты обязан поменять своё отношение к людям, иначе у нас с тобой ничего не выйдет, - выпалила Маша.
Девушка страшно устала, ей был чужд этот мир, который тяжёлым камнем свалился на неё в течение нескольких часов. Она ощущала себя мышью в лапах своры котов, и была раздражена. Витя взглянул на Машу, потом повернулся к залу, вглядываясь в потолок, он закрыл глаза, сводя брови к переносице. Наконец:
- Женщину оставил муж, так как она в последние годы охладела к нему, дабы вернуть его расположение, она сильно напилась, заперла детей в комнате на ключ, и в ванне порезала себе вены. Поскольку была очень пьяная, даже не смогла совершить всё это действо правильно. Дети у отца, с новой женщиной, которая любит, её детей, как своих собственных, поскольку сама бесплодна.
- Откуда, ты знаешь? – удивленно спросила Маша.
- Я чувствую духов, это мой дар, и могу читать их. Чем слабее дух, тем лучше они видны для меня. Они же не умеют отгораживаться, ставя мысленные блоки. Это женщина уже прошла большую часть пути, к становлению нежити. Ладно, чёрт с ним, - Витя поднялся на ноги, осматриваясь. - Будем спать тут. Обзор хороший. Один будет на стрёме.
- Я первый буду сторожить. Пойду, поищу, что у них можно съесть, и заодно воды наберу, - сказал Владимир, захватил оставленный слугой котелок, и ушёл.
- Ты этот мир видишь пару часов, а я с детства. Вижу, чувствую, слышу. Поверь мне, все мои действия имеют смысл, и все мои поступки, направлены, прежде всего, на то чтобы выбраться самим, и спасти Любу. Для меня это первостепенная задача, несколько месяцев, назад, мы бок обок, сражались, с такими демонами, о которых тебе даже знать, не положено. Пару месяцев назад, мы балансировали на жизни и смерти, она не просто друг. С друзьями можно выпить пива в баре, у друзей можно деньги в долг взять, или оставить ребёнка на часик, другой понянчится. Люба особенная, с ней можно умереть, поэтому, она мне дорога. И я надеюсь, что мы сможем найти её с меньшими моральными и физическими потерями, мы не должны сражаться против других духов. Они сами по себе, мы сами. Не вмешивайся во всё это. Это не твоего ума дело, - говорил Витя, подходя к Маше.
- Что если тут была бы твоя мама или Люба? – спросила подавленная Маша.
- Ясно было сказано, её тут нет! И ей тут делать не чего, я тебе всё сказал! Не заставляй меня дважды, говорить об одном и том же. Я не хочу ссориться! – раздражённо, повышая голос, произнёс Витя. - Посмотри что нам дали, сухая одежда, - сменив тему, более миролюбиво проговорил он, разворачивая тряпичный куль.
Он взял в руки белую ткань, расправляя материал. Это было платье, с неглубоким декольте, длинными рукавами, в складках платья, лежал венок из искусственных белых цветов. Витя отложил ткань, доставая следующую вещь, чёрный драповый костюм, с белой рубашкой, широкого покроя, из холщовой жёсткой ткани. От вещей пахло сыростью, и лёгким запахом плесени.
- Я не буду это одевать. Это же ужас. В этой одежде явно кто-то умер, - проговорила Маша, осматривая платье. - Это мерзко.
- Согласен, но я мокрый насквозь. Сейчас мы не в том положение, чтобы капризничать. И тебе советую переодеться, простудишься ещё.
Бурча и ругаясь, скрипя сквозь сердце, Маша натянула платье, вздрагивая от омерзения. Платье было прямого покроя, длинное, и с резинкой на талии. Белые кружева покрывали воротник, оборки на запястьях, и подоле. Искусственный венок, она попросту выбросила в сторону. Когда они переоделись, подошёл Владимир. Настороженно оглядывая их с головы до ног.
- Хе-хе, не смотри на нас так, вот твоя одежда, - сказал Витя, протягивая Владимиру, куль с таким же, как у него костюмом.
Ребята сели ужинать прямо, в туннеле, рядом с дверьми, где спят покойники, вначале они, молча, трапезничали, то, что удалось раздобыть. Найти еду как оказалось не сложно, ведь человеческой пищей, кормят тех, кто висит под потолком, это конечно кажется странным, но оголодавшим ребятам было все равно. Владимир принёс отрубного хлеба, маринованных огурцов, фиалу оливок, и даже нашёл три яблока. Насытившись, завели разговор, о дальнейших планах. В общем, они мало что выяснили, Любы тут нет, и где не известно. Надежды на то, что им сможет помочь, земляной дух честно сказать было мало. Это самовлюбленный и корыстный дух, сотрудничать с которым было бы опасно, но скорее всего, придётся идти на уступки, чтобы хотя бы их выпустили на поверхность. Разговор вели Владимир и Витя, Маша, молча, сидела рядом, особо даже не прислушиваясь к беседе. Наконец, их скудный стол опустел. Пока ребята укладывались на жёсткую землю, подстелив под себя, тряпицу, в которую были завёрнуты их вещи, Владимир погасил четыре факела вокруг. Освещения хватало, фонарики бежали дальше вглубь туннеля, да и алые огни залы, проникали к их лежбищу.
Владимир долгое время сидел, прислушиваясь, внимая звукам и окружающим запахам. Его отвлекала от дремоты, постоянные стоны подвешенных живых. Он поднялся на ноги, пошёл в сторону зала. Ребята за его спиной, посапывали, сильно устлавшие за сегодня. Люди же на потолке, не спали, у них не было такой возможности. Едва задремав, от усталости и боли, их будили, маленькие грязные косматые существа. Они ловко как обезьяны лазили по цепям, перепрыгивая и раскачивая свои жертвы. Истекающие кровью, удивительным образом до сих пор живые люди, начинали заходиться смертельным криком. А те, кто всё же упал в беспамятство, были грубо приведены в чувство, и их мучения продолжались. Всё это было не правильным, чуждым для Владимира. Невольно он задался вопросами: «Ищут ли этих людей? Кто-нибудь, когда-нибудь, из жертв, спасся? Или их страдания безнадёжно приводят, к становлению духа?». Молодому человеку, идеалисту по натуре, очень хотелось верить, что всё-таки, кому-нибудь, да повезло. И он смог исправить, некогда совершённую грубую ошибку. Он вернулся к ребятам, устраиваясь в их ногах, они крепко спали. Владимир сел в удобную позу, спину ссутулил, голову опустил на грудь. Вздох, выдох. Тень быстро покинула тело. Просматривая окружающий мир, замечая тысячи могил, в которых спят духи, слабые, блеклые, или наоборот яркие, сильные. Царство спало, но это лишь видимость. Один, приказ, и этот сон рухнет, пробуждая голодную нежить. Тень, расставив руки в стороны, начала возноситься, лететь вверх было тяжело, древняя кладбищенская земля не способствовала духовному продвижению. Наконец, тень выползла из земли, словно окутанная бляшками налипшей грязи, тень зарябила, сбрасывая нечистоты. Владимир глубже провалился в транс, тень уносилась дальше: горы, леса, скалистые озера, предгорная равнина. Бревёнчатая постройка, внутри горит огонёк, пожилой мужчина сидит в спокойной позе, глаза его закрыты. Тень садится рядом:
- Ты нашёл свою девушку? – прозвучало в голове Владимира.
- Я её не чувствую, не могу отыскать. Не знают этого и те, кто мог бы знать, - мысленно произнёс молодой человек.
- Ты можешь, покидать своё тело, летя как птица, в любой доступный уголок планеты. Тебя останавливает твоё лишь восприятие, твоё не знание, и страх. Твой дух, такая же субстанция, как и тело, так пользуйся им. Она не могла исчезнуть бесследно, найди её отпечатки, и следуй им. Прислушивайся к своему сердцу, оно тебе укажет дорогу.
Владимир открыл глаза, слепо смотря на холодную землю. Удивительно, но сквозь такую толщу, холодного грунта. Под ним пробивался зелёный листик. Каким чудом? Тут нет солнца, нет тепла. На одной воде вряд ли удастся выжить. Но этот малыш смог, пробиваясь своим хрупким естеством, через агрессивную и жестокую среду.
Следующим кто сторожил, был Витя. Он не терял времени даром, первый час дежурства, он размахивал тесаком, и дрался со стенами, нанося им резанные и сокрушительные удары. Потом правда поутих, так как из одной двери показалась женская фигура. Она подошла, зашипела на Витю и, грозя рукой, которая в процессе гневной речи оторвалась, злобно отругала. Тот послушно закивал, обещая, что такое больше не повториться. Он сел рядом со своей девушкой, убрал с её лица выбившуюся прядь волос. Провёл тыльной стороной ладони по щеке, нежно касаясь кожи. Где-то глубоко в душе он был рад, что она с ним, помогает, вникает в его мир, ведь рано или поздно ей пришлось бы признаться. Возможно к лучшему, что сейчас она активный участник, их приключения. Но прежде всего он радовался тому, что она его отвлекает, такая живая, правильная и жертвенная. Витя, с тех пор как стал получать новые знания, ловил себя на мысли, что он словно уходит со своей прежней дороги, его здорово заносит, и он на грани того, что свалится с обрыва. И лишь голос его девушки, заставлял чувствовать свой путь. Он достал из кармана серебристый железный шар, покрутил его в руках, сосредотачиваясь. Тот молчал, никаких предзнаменований, ни голосов, ничего. Это означало, что Витя должен действовать без подсказок. Что ж не привыкать раньше же справлялся. Он сунул шар в карман. И ещё раз дотронулся до лица девушке, склоняясь над ней. Её веки затрепетали, предвещая пробуждение, она сонно разлепила один глаз, и, вытягивая ноги, заурчала. Витя улыбнулся, поцеловал её в губы, нежно, изучая её исцарапанное лицо. Терзали назойливые мысли: «Зачем, я вообще стал встречаться с этой девушкой? Лишь подвергаю её опасности». Маша, вздрогнула, окончательно пробудившись.
- Уже утро? Нам пора уходить? – спросила она заспанным голосом.
- Нет. Спи, ещё рано.
- Нет, уж. Давай, я посторожу теперь. А ты отдыхай, - произнесла девушка, вставая на ноги, и перешагивая через спящего Владимира, который застыл в сидячей позе, вытянув ноги.
- Через час подними нас, - Маша кивнула.
Совсем скоро Витя провалился в глубокий сон. Тем временем, девушка, не отходя далеко от ребят, прошла туннель вначале в одну сторону, рассматривая старые потёртые двери. На некоторых она задерживалась подольше. И даже набравшись храбрости, дотрагивалась руками до резных узоров, выщербленных на старых тяжелых дверях. Потом девушка пошла в противоположную сторону, выходящей в центральный зал. Слова Вити, о том, что люди, находившиеся под потолком, не что иное, как покойники, не выходили из головы. Она считала себя всегда отзывчивым и добрым человеком. Как в прочем, и Витю, ради которого она бросила перспективного Костю. Она вспомнила тот день, когда они провожали Владимира в Китай, она вдруг увидела очень сильного и властного мужчину. Она горько вздохнула, увидев его с другой стороны, чуждой и омерзительной, его самоуверенность, граничащая с презрением, беспокоили Машу.
В зале было достаточно тихо, немногочисленные мёртвые, медленно, сонно бродили у дальних стен. Мимо нее, волочась, прошло гниющее тело, с высунутым бардовым языком, и тошнотворным запахом. Некоторые стоя дремали, склонив черепушки на бок. Маша оглянулась, всмотрелась в лица друзей, те крепко спали. Тихо ступая по влажной земле, девушка пошла к костяной колонне.
Владимир пребывал, где-то во сне на границе, своего сознания. Он словно спал, и не спал одновременно. Пытаясь почувствовать угасающие следы своей девушке. Душа металась, и рвалась во все стороны разом. Как он не старался, но не смог, пока что не смог, взять эмоции под контроль. Его тень, дёрнулась, врываясь обратно в тело. Владимир вздрогнул, словно от внезапного толчка, хватаясь руками за землю. Он потянулся, поднимаясь на ноги, попрыгал на месте, разминая онемевшие конечности от жёсткого ложа. Витя похрапывал рядом, умиротворённо раскинувшись звездой по покрывалу. Маши не было. Владимир, подумал, скорее всего, девушка рядом, ну а куда она могла деться, весь вечер, находясь в шоковом состоянии от разыгравшегося вокруг неё шоу. Он взял кувшин воды, выпил из него прохладной воды, и пошёл в сторону зала. Земляное царство всё ещё пребывало в покое, немногочисленные зомби, словно сонные мухи, понуро бродили где-то рядом, провожая свой каждый шаг унылым завыванием. Владимир, осмотрелся, сосредоточенно отслеживая каждый участок враждебно настроенной территории. Он осекся, зацепившись за интересную деталь. По земляным столбам, которые держались телами скелетов, ползла Маша, она цепко хваталась пальцами за жёсткую землю, и, цепляясь ногами за выступы в виде костей и черепов, карабкалась к потолку. Местные обитатели, делали вид, что не замечали странную живую девушку. Владимир, отделил от себя тень, которая приведением возникла рядом с Витей. Тень, севшая рядом, сосредоточилась и наотмашь ударила Витю, тот открыл глаза разбуженный внезапным порывом ветра и бессовестным толчком. Витя вскочил, уставился, вначале на призрачного Володю, потом увидал и реального, побежал к нему. Владимир стоял с высоко поднятой головой, щурился, смотря в потолок, последив за его взглядом, Витя тяжко вздохнул, потупив взгляд.
- Твоя девушка, ты и разбирайся, - проговорил Владимир.
- Нам конец, без боя мы теперь не выбираемся, - сказал Витя. Владимир кивнул, соглашаясь. – Что же ты наделала? - проговорил Витя, раздражённо.
Он пошёл к колонне, по которой карабкалась его девушка. Витя был страшно зол, но с удовольствием отметил, что «слава великим духам, Маша не белоручка», но это не как не украшало их шаткое положение. Пока что окружающие их духи, ни как не реагируют на их наглость, но что будет дальше. Владимир шёл рядом, озираясь и вслушиваясь, он то и дело кидал хмурый взгляд, на трон земляного царя.
- Маша, милая, что ты делаешь? Ты в курсе, что ты можешь накликать беду? – крикнул Витя, поравнявшись с нужной колонной.
- А мне всё равно, если ты зачерствел от этой жизни, настолько, что люди для тебя нежить, это не значит что я такая же. Если ты можешь пройти мимо, это не значит, что я поступлю также, - закричала в ответ Маша.
Она упёрлась лбом в землю, усталая и измученная тяжёлым подъёмом, эта идея уже не казалась такой безупречной.
- Ты так и не поняла, её спасение бессмысленно, она уже не человек, она труп, что ходят вокруг нас. Её уже не вытащить, – спокойно говорил Витя.
- Нет, ты ошибаешься! Я её вытащу, я должна это сделать! – упрямилась девушка.
Ржавый скрип, предвещал, опасность. Дубовые двери за троном, распахнулись. В воздух, взвился тощий силуэт, у самой земли, бархатный алый плащ, распахнулся, замедляя падение. Земляной царь, уставился на нарушителей, кроваво-красными глазами, глубоко в черепе заиграл алый огонёк. Царство пришло в движение. Из восьми прилегающих к залу туннелей, поползла нежить: зомби, скелеты, мумифицированные дети. Витя и Владимир, не сговариваясь, встали спина к спине. Маша всё это не видела, она уже добралась до потолка, и теперь цепляясь ногами за столб, руками висела на цепи, пытаясь пальцами сорвать болт, к которому крепилась молодая девушка. Жертва, смотрела стеклянным взглядом, она едва шевелила губами, впрочем, Маша была занята, чтобы вслушиваться в тихие звуки. Тем временем, толпа нежити окружила парней в широкое кольцо, а из туннелей всё лезли и лезли покойники. Плотные ряды врагов, расступилась, открывая узкий проход, по которому, медленно шагая и шаркая ногами, приближался земляной царь.
- Гости мои дорогие. Объясните мне, что же делает ваша подруга? Я ни как не могу понять, зачем ей одна из моих воспитанниц? Может быть, ей не с кем поговорить? Давайте сделаем так, вы оба сейчас уходите из моего царства, а девушку оставляете мне, думаю, я найду ей развлечение. А вас я прощаю, и благословляю на дальнейший путь. Как вам?- громко сказал земляной царь.
- Великий царь. Вверяю свою судьбу в ваши руки. Не зависящие от меня силы заставляют, сказать, что моя подруга тронулась разумом, увидев величие и мощь, вашего величества. Она столь была поражена громадностью и красотой вашего дворца, и послушанием ваших верных слуг, что попросту помутилась рассудком. Зачем тебе нерадивая дева, которая в силу своей слабости ослушается твоего наказа? Отпусти нас, мы уйдём, и ни когда, не забудем в сердцах, твоей мудрости и справедливости, - почтительно поклонившись, проговорил Витя.
Земляной царь разразился хохотом, смех разносился по залу, затихая, под высокими сводами. Он покачал головой, пальцами дотронулся до сухого лица, словно смахнул слезу.
- Вы, верно, шутите, мои гости. Смею заверить, она больше не твоя забота. Но, ты сказал, что я милосерден, мне бы не хотелось разубеждать тебя в этом. Я готов обменять её душу, на душу твоего друга, - Владимир уставился на Витю. - Но если вас это не устраивает, оставайся в моей царстве сам, колдун, мне всё равно кто. Главное, кто-то из вас должен остаться, вы воспользовались моим гостеприимством, и моим милосердием, но нужно отплатить за моё радушие. Вы же не думали, что моё могущество построено, на банальном человеколюбии, увы, нет. Хотелось бы иметь более достойные мотивы, и более доброе имя, но, я мёртвый земляной дух, сама смерть начертила мой путь.
- Очень жаль. Мы уйдём вместе, - прошипел Владимир, растворяясь в воздухе, в виде тени.
Бросок вперёд, он сбивает с ног земляного царя. Выхватил из-за пояса сай, и воткнул по самую рукоять в горящие алым светом глаза. Витя, прислоняясь спиной к колонне, на которую лезла Маша, выхватил тесак, что-то пошептал на лезвие. Холодное металлическое сияние, сменилось ослепительным белым светом, осыпающимся искрами на холодную землю. Полчища нежити пришли в движения, волной бросившись на молодых людей. Владимир, прыгнул вновь, к Вите, земляной царь, опершись на костлявую руку, уже поднимался, вряд ли можно убить того, кто и так уже мёртв, по крайней мере, так просто от него не избавиться. Он стоял, возвышаясь на целую голову, над своими слугами, и молчаливо смотрел, как волна сжималась. Владимир, зарычал, бросок кистью, сай, крутясь в воздухе, несколько раз; с хрустом воткнулся в зомби, тот падает, второй бросок, тоже удачно втыкается в ключицу скелета, кости теряя свою связь, рассыпаются по земле. Владимир тенью бросился к одному клинку, сам же к другому. Снова бросок, один за другим, скелеты падали, мешая своими телами продвижению следующим за ними воинам. Тень же неуловимыми движениями таяла и вспыхивала вновь, заставляя холодные клинки, с каждым броском успешно уничтожать нежить. Витя ждал, он достал железный шар, и поднял его на вытянутую руку. Глаза его были закрыты, капельки пота выступили на лбу, внезапно он пошатнулся, но успел схватиться рукой за колонну, и медленно осел на колени. Видевший это Владимир, пытался было пробиться к нему, но путь перегородила, огромная почти, что разложившаяся мумия, выкапываясь из-под земли. Когда тело приняло вертикальное положение, веки приоткрылись, в глазницах плескалась белёсая жидкость. Мумия, с хрустом прокрутил шею, и, завопив, кинулся на молодых людей. Владимир было, вставший на пути, в очередной раз бросил в полёт клинки. Мумия прыгнула вверх, возвышаясь над головами нежити на две головы, а приземлившись, перекатилась через голову, бросаясь в сторону, наступала на Владимира, оттесняя его от Вити. Мумия, была фантастически быстрая, он передвигался, так, словно плыл над землёй, каждое движение сопровождалось свистом, как от сквозняка. Владимир сосредоточился на цели. Тень, стоявшая рядом, возникла за спиной мумии. Могучий удар когтями проходил сквозь призрачное тело, что возникало, каждый раз перед мёртвыми глазами. Разъярённая нежить, в экстазе начал реветь, брызжа зелёной слюной. Спиной Владимир упёрся в холодный земляной столб, бежать не куда, с победным кличем, мумия занесла руку для финального удара, когти мертвеца впились, в землю. Цепь скелетов, держащих земляные своды, пошатнулись, а потом один за другим, кости начали рваться. Раздался, женский визг, колонна, зашаталась, надрывно стоная. Столб медленно накренялся. Владимир бросился к Вите, поднимая его за руку, тот словно очнулся ото сна, поднял взгляд наверх, посмотрел на Машу, та повисла одной рукой на цепях, другой держала худое женское тело, которое соскальзывало вниз. Маша, не удержавшись, разжала пальцы, цепь больно хлестнула её по лицу. Маша закричала, падая. Витя, поднял железный шар над головой, скелеты, почти, что дотянулись мёртвыми пальцами до жертв. Блеснул разливающийся диск света, который волной разнесся по туннелю, освещая сиянием темноту, и следом погружая в мрачный хаос. Скелеты сомкнулись, озираясь, молодых людей не было, а земля неукротимой силой, продолжала рушиться, погребая под собой тех, кто и должен быть погребён. Через много месяцев, и даже лет, земляной царь, вновь отстроит своё царствие, снова раздобудет армады мёртвых слуг. Земляной царь, был слишком могущественным духом, чтобы убить его на его же земле, но он был рассержен. До конца, своих дней, до конца, десяти тысячелетий, пока дух, не забыл, зачем он здесь существует, он ненавидел и помнил, желая смерти живым выскочкам.




Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 43
Опубликовано: 13.09.2016 в 02:26
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1